Государственные и общественные интересы в гражданском процессе

<

030814 1741 1 Государственные и общественные интересы в гражданском     процессе

1.1. Понятие правового интереса как юридическая категория

Как было отмечено в предыдущих параграфах, понятие «лица, участвующие в деле» в действующем гражданском процессуальном законодательстве не раскрывается. Вместе с тем, сопоставляя лиц, участвующих в деле, с остальными участниками процесса и анализируя, в частности, ст.3 и 4 ГПК, следует сделать вывод, что критерием отнесения кого-либо из участников процесса к лицам, участвующим в деле, является юридическая заинтересованность в исходе дела.1

Так в ч. 1 ст. 3 ГПК РФ закреплено правило, согласно которому всякое заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных или оспариваемых прав, свобод или законных интересов.

В соответствии со ст. 2 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и ст. 2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, основополагающей задачей судопроизводства является не только защита нарушенных или оспариваемых прав, но и законных интересов. Правом на обращение в суд обладают только заинтересованные лица. Отсутствие интереса является основанием для отказа в приеме искового заявления (п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ). Таким образом, наличие интереса является необходимой предпосылкой для реализации гарантированного ст. 46 Конституции Российской Федерации права на судебную защиту.2

Слово «интерес» происходит от латинского «interest», что означает «иметь значение».

На уровне обыденного сознания в это понятие вкладываются следующие значения:

1) особое внимание к чему-нибудь, желание вникнуть в суть, узнать, понять;

2) занимательность, значительность;

3) нужды, потребности;

4) выгода, корысть (разг.).

Однако, столь широкое его понимание в научных исследованиях нельзя признать правомерным. Возражение вызывает, в частности, отождествление интереса с потребностью, нуждой, выгодой.

Категория «интерес» является предметом исследования многих наук: философии, психологии, экономической теории, социологии, что доказывает ее значимость1. Термин «интерес» употребляется для обозначения двух различных, хотя и взаимосвязанных явлений: интереса как явления общественного бытия людей («объективный интерес») и интереса как явления их сознания («субъективный интерес»). Объективный интерес всегда соответствует определенным потребностям. Но если потребность выражает объективную необходимость тех или иных действий, направленных на обеспечение существования субъекта, то объективный интерес фиксирует те меры, осуществление которых ведет к удовлетворению потребностей и тем самым к реализации данной необходимости.

Использование понятия «интерес» для обозначения объективного явления подтверждается анализом законодательства. Это происходит в тех случаях, когда закон признает интерес объектом правовой охраны и критерием правомерности действий субъектов. Так, в соответствии с ч. 3 ст.55 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты в том числе прав и законных интересов других лиц.

Интерес как явление сознания выражается в состоянии сознания субъекта, характеризующемся избирательностью и волевой направленностью на социальное самоутверждение, т. е. на обеспечение условий сохранения, развития и укрепления социального положения субъекта. Избирательность в этом случае означает выбор целесообразных с точки зрения субъекта путей и способов его сознательного самоутверждения, а волевая направленность – стремление и решимость субъекта реализовать, использовать их.

Формирование субъективных интересов является сложным процессом, в котором на осознание объективно данных интересов определенное влияние оказывают политика, право, мораль, уровень культуры, обычаи и прочие факторы. Однако, связь между объективными и субъективными интересами не означает, что они сливаются во что-то единое. Объективные интересы существуют независимо от их осознания и их можно выявить лишь в области общественного бытия людей. Субъективные интересы существуют в другой сфере – в сфере сознания. Характеризуя субъективный интерес, можно отметить его объективность лишь в том смысле, «что он возникает в сознании как отражение объективно данных интересов». Что касается организаций, то формирование условий их деятельности, потребностей и, соответственно, интересов происходит под воздействием как объективных, так и субъективных факторов. Именно в этом смысле можно говорить об интересах организаций как объективно — субъективной категории. 1

Термин «интерес» может употребляться для обозначения двух различных, хотя и взаимосвязанных явлений: интереса как явления общественного бытия людей («объективного интереса») и интереса как явления их сознания («субъективного интереса»), формирование которого происходит под влиянием как объективных, так и субъективных факторов. При этом объективный интерес фиксирует меры (средства), способствующие упрочению и позитивному изменению социального положения субъекта общественных отношений, а субъективный интерес представляет собой отношение данного субъекта к путям и способам достижения этой цели.

Имущественный интерес для субъекта как явление его сознания существует независимо от того, охраняется он законом или нет. Вопросы правового регулирования оказывают влияние лишь на реализуемость этого интереса.

Юридическая норма может быть определена как исходящее от государства и охраняемое им общеобязательное (общее) правило поведения, которое предоставляет участникам общественного отношения данного вида (лицам, осуществляющим определенную деятельность) юридические права и налагает на них юридические обязанности.

Норма права представляет собой исходную юридическую базу для правового регулирования, так как в ней заложена модель нужного поведения. От вида нормы права зависит характер поведения субъекта права. 1

Охраняются правом объективные интересы и именно в тех пределах, в которых законодатель признал их общественно значимыми. При этом по степени выражения в нормах права можно выделить две группы интересов:

1) интересы, которые опосредствуются субъективными правами;

2) интересы, не опосредствованные субъективными правами.

Опосредствованный субъективным правом интерес – это такой интерес, реализация которого обеспечивается действиями (бездействием), соответствующими субъективному праву как мере дозволенного поведения. Эта мера дозволенного поведения предоставляется управомоченному лицу именно для удовлетворения его интересов. И хотя интерес не входит в содержание субъективного права, он необходим для самого существования этого права. Обязанное лицо тоже имеет известную меру поведения. Однако, в отличие от управомоченного лица обязанное лицо строит свое поведение не в своих интересах, а в интересах носителя субъективного права.

Защита нарушенного субъективного права (в смысле реакции управомоченного лица либо компетентного государственного органа на правонарушение, которая преследует восстановительные задачи) по существу означает защиту связанных с этим правом интересов.

Однако, по степени юридической гарантированности интересы, опосредствованные субъективным правом, отличаются от таких интересов, которые являются законными в том смысле, что они не противоречат закону. Если степень охраны опосредствованного субъективным правом интереса характеризуется правом требования должного поведения (или воздержания) от соответствующих обязанных субъектов, то не опосредствованные субъективным правом интересы в такой мере не гарантированы. Правовое признание таких интересов проявляется в предоставлении субъекту прав действовать по своему усмотрению для их реализации, но в пределах, не нарушающих интересы других субъектов. 1 И если законный интерес как объективный фиксирует в общественном сознании меры (средства), способствующие упрочению и позитивному изменению социального положения субъекта общественных отношений, то дозволение представляет собой закрепленную в праве возможность этот интерес реализовать и защитить.

Кроме того, охрана определенных интересов возможна через осуществление их страхования. В частности, согласно ст. 4 Закона РФ «Об организации страхового дела в РФ» имущественные интересы признаются объектами страхования. В отличие интересов, которые опосредствуются субъективными правами, защита интересов, лежащих в основе общих дозволений, по инициативе их носителей возможна лишь строго определенными способами. Поскольку эти интересы не опосредствованы субъективными правами, то нет и стороны, которая обязана совершить какие-либо конкретные действия (воздержаться от них) в пользу носителя интереса и которую можно к этому понудить. Защита здесь может осуществляться, во-первых, по инициативе уполномоченных государственных органов применительно к совокупности этих интересов, т. е. когда они рассматриваются как общественные (см., например, п. 2 ст. 4 Арбитражного процессуального кодекса РФ). Во-вторых, сами лица, чьи законные интересы затронуты путем издания нормативных актов, вправе их обжаловать в установленном порядке, либо требовать признания неконституционными. Издавая норму права, законодатель всегда имеет в виду охрану определенных интересов. Соответственно интерес, отраженный в праве, приобретает характер объекта правовой охраны.

Особая роль в удовлетворении правовых интересов принадлежит органам правосудия, разрешающим споры между различными субъектами, и способствующим, таким образом, контролю за результатами деятельности законодательной и исполнительной власти.

Так, Высший Арбитражный Суд Российской Федерации Постановлением от 29.05.2001 № 5413/991 отменил акты нижестоящих судебных инстанций по иску акционерного общества к налоговым органам о признании недействительным решения о взыскании налога на добавленную стоимость, поскольку истец правомерно применил налоговую льготу, реализуя товары на экспорт через комиссионера. Принимая данное решение, Высший Арбитражный Суд исходил из интереса, которого хотел достичь законодатель введением данной льготы — стимулирование экспорта российских товаров. Следовательно, льгота должна применяться как в случае самостоятельного экспорта товара производителем, так и при использовании услуг комиссионера.

Далее в ст. 4 ГПК РФ дается перечень заинтересованных лиц и организаций, по заявлению которых суд возбуждает гражданское дело. При этом по отношению к тому из обращающихся в суд, кто просит о защите своих прав, свобод и законных интересов, понятие «заинтересованный» не употребляется.

Такая редакция ст. 3 и 4 ГПК РФ означает, что законодатель признает заинтересованными лицами как тех, кто защищает в процессе свои права, свободы и законные интересы, так и тех, кто выступает от своего имени в защиту прав, свобод, и законных интересов другого лица, неопределенного круга лиц или в защиту интересов Российской Федерации, муниципальных образований и имеет к исходу дела иной (публичный) интерес. Поэтому, учитывая различный характер заинтересованности лиц, по заявлению которых суд вправе возбуждать гражданские дела, принято говорить о личной, субъективной заинтересованности (для лиц, защищающих свои права, свободы и законные интересы) и о государственной, общественной заинтересованности (для лиц, защищающих в силу закона «чужие права и законные интересы).

К группе субъективно (лично) заинтересованных в деле лиц относятся: стороны, третьи лица, заявители, жалобщики, заинтересованные лица по делам, возникающим из публичных правоотношений, и по делам особого производства.

 

1.2. Государственные и общественные интересы

 

Государственная и общественная заинтересованность в деле служит основанием для участия в гражданском судопроизводстве прокурора, других органов и лиц, указанных в ст. 46, 47, 273, 284, 288, 290, 304, 311 ГПК РФ.

Немаловажную роль в определении правового положения участника процесса играет цель его участия, зависящая от наличия или отсутствия юридического интереса к делу. В гражданском процессе под юридическим интересом к делу необходимо понимать основанный на законе ожидаемый правовой результат, который должен наступить для заинтересованного лица в связи с рассмотрением и разрешением конкретного дела.

Юридическая заинтересованность (юридический интерес) лица, участвующего в деле, порождает для него определенный процессуальный интерес, то есть тот положительный результат рассмотрения и разрешения дела, наступления которого ожидает и добивается участник судопроизводства. Например, для истца процессуальный интерес заключается в ожидании судебного решения об удовлетворении иска, для ответчика – в ожидании решения об отказе в иске, для прокурора – в ожидании законного и обоснованного судебного решения и т.д. 1

Поэтому различие процессуальных интересов лиц, участвующих в деле, всегда будет зависеть от характера связи с предметом судебной защиты и от тех предусмотренных законом задач, для достижения которых то или иное лицо, участвующее в деле, принимает участие в гражданском судопроизводстве.

Вместе с тем необходимо отметить, что юридический интерес, являющийся основанием для вынесения судом решения, которое может повлиять на субъективные права и обязанности лица, участвующего в деле, или же служит удовлетворению публичного интереса, и процессуальный интерес не тождественны по содержанию. Так, среди субъектов гражданских процессуальных правоотношений имеются такие, которые, участвуя в гражданском судопроизводстве, ожидают и добиваются наступления определенного результата разрешения дела, то есть имеют определенный процессуальный интерес, который основан на материальном правоотношении. К таким участникам процесса относятся судебные представители, выступающие от имени и в интересах сторон, третьих лиц и лиц, участвующих в неисковых делах.

Для прокурора фактическая заинтересованность в исходе дела исключает. Следовательно, любое лицо, участвующее в деле, будучи юридически заинтересованным в исходе дела, соответственно имеет в силу этого и определенный процессуальный интерес к судопроизводству. Вместе с тем необходимо отметить, что юридический интерес, являющийся основанием для вынесения судом решения, которое может повлиять на субъективные права и обязанности лица, участвующего в деле, или же служит удовлетворению публичного интереса, и процессуальный интерес не тождественны по содержанию. 1

Так, среди субъектов гражданских процессуальных правоотношений имеются такие, которые, участвуя в гражданском судопроизводстве, ожидают и добиваются наступления определенного результата разрешения дела, т. е. имеют определенный процессуальный интерес, который не основан на материальном правоотношении. К таким участникам процесса относятся судебные представители, выступающие от имени и в интересах сторон, третьих лиц или лиц, участвующих в неисковых делах. Юридический интерес к процессу у судебного представителя носит чисто процессуальный характер и не связан с материально-правовым отношением, составляющим предмет судебного разбирательства.

Для единообразного, правильного применения и толкования норм права важно уяснить интерес, которым руководствовались субъекты правотворчества. В соответствии со ст. 363 ГПК РФ, подп. 3 п. 2 ст. 270 АПК РФ1 вышестоящий суд может отменить не вступившее в силу решение нижестоящего суда, если последний неправильно истолковал закон. По этим же основаниям может быть отменено и вступившее в силу судебное решение. Ст. 387 ГПК РФ предусматривает возможность отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора, если имеются существенные нарушения норм права.

Неправильное толкование закона традиционно считается существенным нарушением. Так, в ст. 330 ГПК РСФСР одним из поводов для отмены судебных постановлений в надзорном производстве выступало неправильное толкование норм материального права. В соответствии с подп. 3 п. 2 ст. 288 АПК РФ2, кассационная инстанция вправе отменить решения первой и апелляционной инстанций, если они неправильно истолковали закон. Руководствуясь п. 1 ст. 304 АПК РФ, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации отменяет или изменяет акты арбитражных судов, если эти акты нарушают единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права.

Например, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Постановлением от 01.02.2002 № 10131/003 отменил акты нижестоящих судов, отказавших в удовлетворении требования о взыскании с субъекта малого предпринимательства недоимки по налогу с продаж. Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации посчитал, что введение нового налога не ухудшает положение индивидуального предпринимателя, использовавшего льготу, предоставленную абзацем 2 ч. 1 ст. 9 Федерального закона № 88-ФЗ «О государственной поддержке малого предпринимательства в Российской федерации», поскольку налог с продаж – косвенный, а его фактические плательщики – потребители товаров. При вынесении данного Постановления неверно определен интерес, которым руководствовался законодатель, устанавливая, что в случае, если изменения налогового законодательства создают менее благоприятные условия для субъектов малого предпринимательства по сравнению с ранее действовавшими условиями, то в течение первых четырех лет своей деятельности указанные субъекты подлежат налогообложению в том порядке, который действовал на момент их государственной регистрации.

Не случайно Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 19.06.2003 № 11-П «По делу о проверке конституционности положений федерального законодательства субъектов Российской Федерации, регулирующего налогообложение субъектов малого предпринимательства — индивидуальных предпринимателей, применяющих упрощенную систему налогообложения, учета и отчетности, в связи с жалобами ряда граждан»1 указал, что ухудшение условий может заключаться: в возложении дополнительного налогового бремени; в необходимости исполнять иные, ранее не предусмотренные законодательством обязанности по исчислению и уплате налогов, за неисполнение которых применяются меры налоговой ответственности.

Действительный смысл нормы, предоставляющей возможность субъектам малого предпринимательства не исполнять обязанности по уплате любых новых налогов, ухудшающих их положение, фактически был изменен последующим регулированием и сложившейся на его основе правоприменительной практикой. Таким образом, если при рассмотрении дела в гражданском или арбитражном судопроизводстве интерес и цель субъектов правотворчества истолкованы неверно, возможно отменить как вступившее, так и не вступившее в силу судебное решение в апелляционном, кассационном или надзорном порядке. При этом следует учитывать, что указания надзорной инстанции о толковании закона обязательны для суда, вновь рассматривающего дело.

В арбитражном судопроизводстве пределы защиты прав и законных интересов дифференцируются в зависимости от субъектного состава. Так, в соответствии с п. 3 ст. 304 АПК РФ1, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации отменяет или изменяет судебные акты арбитражных судов, если они нарушают права и законные интересы неопределенного круга лиц или иные публичные интересы. Следовательно, если речь идет о публичных интересах, то решение может быть пересмотрено в порядке надзора без каких-либо ограничений. Как же быть в этом случае с частными интересами? Представляется, что интересы отдельной личности должны защищаться наравне с публичными.

В отличие от гражданского судопроизводства, в арбитражном процессе нельзя отказать в приеме искового заявления на том основании, что в заявлении, поданном от своего имени, оспариваются акты, которые не затрагивают права, свободы и законные интересы заявителя. Основываясь на принципе диспозитивности, каждая сторона распоряжается своими правами так, как считает необходимым. От самих субъектов правоотношений зависит, обращаться ли в суд за защитой или отказаться от этого. Самое главное, чтобы стороны действовали добровольно, по своему усмотрению, понимали значение и последствия совершаемых ими действий, не нарушали закон или права других лиц.

<

Следовательно, в арбитражном судопроизводстве можно говорить о презумпции принадлежности истцу спорного права или охраняемого интереса. Это положение последовательно развивается как в нормах гражданского, так и арбитражного процесса. В частности, в соответствии со ст. 47 АПК РФ и ст. 41 ГПК РФ не допускается замена ненадлежащего истца. Если при подготовке дела к судебному разбирательству или во время судебного разбирательства будет установлено, что иск предъявлен не тем лицом, которому принадлежит право требования, то суд должен отказать в удовлетворении исковых требований.

По действующему гражданскому процессуальному законодательству спорить в суде о субъективных правах и юридических обязанностях могут не только лица, защищающие свои права или законные интересы, но и лица, защищающие от своего имени чужие права или законные интересы. Перечень таких субъектов, т.е. лиц, выступающих от своего имени в защиту чужого права или интереса, содержится в ч. 2 ст. 4, ст. 34, 45, 46 ГПК РФ.

В соответствии с указанными нормами суд приступает к рассмотрению гражданского или иного юридического дела не только по заявлению лиц, защищающих свои права и законные интересы (ч 1 ст. 4 ГПК РФ), но и в случаях, предусмотренных законом, но заявлению прокурора, органов государственной власти, органов местного самоуправления, организации или граждан (ч. 1 ст. 45, ст. 46 ГПК).

В ч. 2 ст. 45 и ч. 2 ст. 46 ГПК РФ закреплено правило, в соответствии с которым лица, предъявившие от своего имени иск в защиту прав и законных интересов других лиц, пользуются всеми процессуальными правами (кроме права на заключение мирового соглашения) и исполняют все процессуальные обязанности истца (за исключением обязанности по уплате судебных расходов). В этой связи необходимо различать два вида сторон: стороны в процессуальном смысле и стороны в материально-правовом смысле.

Таким образом, решить вопрос о правах, свободах или законных интересах заявителя возможно только после выяснения имеющих значение обстоятельств. Представляются более обоснованными нормы арбитражного процессуального законодательства, не допускающие рассмотрение вопроса о заинтересованности истца в исходе спора до рассмотрения дела по существу. Лицами, участвующими в деле, являются юридически заинтересованные в рассмотрении и разрешении дела участники гражданского процесса, выступающие от своего имени и наделенные правом совершать процессуальные действия, влияющие как на развитие, так и окончание судебного процесса.

 

1.3. Стороны, имеющие публично-процессуальный интерес

 

Сторона в процессуальном смысле представляет собой такого участника гражданского судопроизводства, который, хотя и не является субъектом спорного материального правоотношения, т.е. не обладает и не предполагается обладающим спорным правом или интересом, тем не менее в силу прямого указания закона имеет право от своего имени требовать от суда защиты чужого права или интереса, т.е. прав и законных интересов субъектов спорных материальных правоотношений1. Перечень лиц, имеющих право участвовать в гражданском судопроизводстве в качестве стороны в процессуальном смысле (процессуальных истцов или заявителей), содержится в ч. 2 ст. 4, ч. 1 и 2 ст. 45, ст. 46 ГПК2. В качестве процессуальных истцов или заявителей могут выступать прокурор, органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации и отдельные граждане.

По характеру юридического интереса лица, участвующие в деле, подразделяются на две группы. Первую представляют участники судопроизводства, имеющие к исходу дела материально-правовой личный интерес, поскольку они защищают в гражданском процессе свои субъективные права и законные интересы. Вторую группу составляют лица, участвующие в деле, зашивающие «чужие» интересы и которые имеют к исходу дела публично-процессуальный интерес (прокурор, государственные органы, органы местного самоуправления и другие организации и лица, участвующие в процессе по основаниям, предусмотренным в ст. 46 ГПК3). Кроме того, лица, участвующие в деле, способны влиять на движение гражданского процесса, т. е. совершать процессуальные действия; направленные на его развитие и прекращение.

Из этого следует, что в числе процессуальных прав, которые принадлежат лицам, участвующим в деле, имеются такие права, как право ходатайствовать об отложении разбирательства дела, о приостановлении производства по делу, об оставлении заявления без рассмотрения и о прекращении производства по делу.

Так, в ч. 1 ст. 3 ГПК закреплено правило, согласно которому всякое заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных или оспариваемых прав, свобод или законных интересов. Далее в ст. 4 ГПК дается перечень этих заинтересованных лиц
и организаций, по заявлению которых суд возбуждает гражданское дело. При этом по отношению к тому из обращающихся в суд, кто просит о защите своих прав, свобод и законных интересов (ч. 1 ст. 4 ГПК), понятие «заинтересованный» не употребляется.

Такая редакция ст. 3 и 4 ГПК означает, что законодатель признает заинтересованными лицами как тех, кто защищает в процессе свои права, свободы и законные интересы, так и тех, кто выступает от своего имени в защиту прав, свобод и законных интересов другого лица, неопределенного круга лиц или в защиту интересов Российской Федерации, муниципальных образований и имеет к исходу дела иной (публичный) интерес.

Поэтому, учитывая различный характер заинтересованности лиц, по заявлению которых суд вправе возбуждать гражданские дела, принято говорить о личной, субъективной заинтересованности (для лиц, защищающих свои права, свободы и законные интересы) и о государственной, общественной заинтересованности (для лиц, защищающих в силу закона «чужие» права и законные интересы) 1.

 

2. Защита государственные и общественных интересов в российском гражданско-процессуальном праве

    

2.1. Участие прокурора в целях защиты государственных и общественных интересов

 

Прокурор входит в состав лиц, участвующих в деле. В зависимости от основания вступления в процесс различаются две формы участия прокурора в деле: 1) обращение в суд в целях защиты прав и интересов других лиц (предъявление иска, подача заявления); 2)    вступление в процесс с целью дачи заключения по делу. Порядок вступления прокурора в процесс, объем его процессуальных прав и обязанностей зависят от формы участия в деле и от того, в какой стадии процесса он вступает в него. Обращение прокурора в суд является основанием возбуждения гражданского дела в случае необходимости защиты прав, свобод и законных интересов: 1) граждан; 2) неопределенного круга лиц; 3) Российской Федерации, субъектов Федерации, муниципальных образований (ч. 1 ст. 45 ГПК). Кроме того, ч. 3 ст. 259 ГПК1 предусмотрено право прокурора, наряду с другими субъектами, обратиться в суд за защитой избирательных прав и права на участие в референдуме.

Из ч. 1 ст. 45 ГПК РФ следует, что прокурор может предъявить иск или обратиться с заявлением по любому гражданскому делу в случаях нарушения интересов граждан, неопределенного круга лиц или государства. Однако исходя из принципа диспозитивности прокурор может предъявить иск (подать заявление) только в случае, если гражданин сам не может обратиться в суд по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам (ч. 1 ст. 41 ГПК). Прокурор, обратившийся в суд в защиту прав и интересов других лиц, пользуется всеми правами и несет все процессуальные обязанности истца, кроме права на заключение мирового соглашения и обязанности по уплате судебных расходов (ч. 2 ст. 45 ГПК). Исходя из этого можно сделать вывод, что прокурору может быть отказано в принятии заявления, если у лица, в интересах которого предъявляется иск, нет права на обращение в суд или прокурором не соблюден порядок обращения в суд (см. гл. 10 и 13 настоящего учебника).

Однако прокурору нельзя возвратить заявление на основании пп. 1, 3 и ч. 1 ст. 135 ГПК в части, относящейся к представителю, так как он действует от своего имени в интересах другого лица.

Второй формой участия прокурора в деле является вступление в него
для дачи заключения в случаях, предусмотренных ГПК и другими федеральными законами. В ч. 3 ст. 45 ГПК установлено, что прокурор вступает
в процесс и дает заключение по делам о выселении, о восстановлении на
работе, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью и в иных
случаях в целях осуществления возложенных на него полномочий. Наряду
с делами, указанными в ст. 45, в ГПК предусмотрено участие прокурора по
некоторым делам, возникающим из публично-правовых отношений и особого производства (ст. 252, ч. 3 ст. 260, ст. 273, ч. 3 ст. 278, ч. 1 ст. 284, ст. 288, ч. 2 ст. 304 ГПК). В СК предусмотрено участие прокурора в делах, затрагивающих интересы детей (ст. 70, 72, 731 и др.).

В процессуальной литературе гражданская процессуальная правоспособность стала рассматриваться как свойство не только сторон и третьих лиц, но и всех субъектов процесса, в том числе суда, прокуратуры, общественности.2 Эта позиция отражена и в современной учебной литературе3.

Отдельные авторы, например, в учебнике «Гражданский процесс»4 отмечается дискуссионность проблемы гражданской процессуальной правоспособности, но в данном учебнике позиция Д. М. Чечота не излагается.

С данной точкой зрения не соглашаются Шакарян М.С., Сергун А.К.1 Оригинальную позицию высказал по этому вопросу В. В. Комаров. Признавая, что в законе процессуальная правоспособность формулируется лишь в отношении сторон и третьих лиц, автор, исходя из того, что таким общим свойством все субъекты процесса не наделяются, полагает, что для каждого из них устанавливается специфическая гражданская процессуальная провосубъектность2.

По мнению А. А. Власова, «прокурор наделяется процессуальной правоспособностью в силу наличия компетенции…»3. Данный автор, как и другие, отождествляет правоспособность с компетенцией, что не одно и то же.

Все лица, обладающие субъективным материальным правом, должны иметь возможность обращения за его защитой, т. е. гражданскую процессуальную правоспособность. В то же время, согласно ст. 34 ГПК прокурор отнесен к числу лиц, участвующих в деле. Соответственно, он наделен целым рядом процессуальных прав и обязанностей, характеризующих его правовое положение. Так, прокурор, как и другие лица, участвующие в деле, вправе изменить основание или предмет поданного им заявления. Прокурор также праве возбудить апелляционное и кассационное производство (путем принесения апелляционного или кассационного представления), подать заявление о пересмотре решения, определения или постановления по вновь открывшимся обстоятельствам.4

При этом каждая форма участия прокурора в гражданском процессе (возбуждение дела или дача заключения) и на каждой стадии гражданского процесса (от производства в суде первой инстанции до стадии пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам) характеризуется определенными особенностями.

Для прокурора фактическая заинтересованность в исходе дела исключает возможность его участия в гражданском процессе (ст. 18 ГПК).    

Согласно ст. 129 Конституции РФ прокуратура РФ составляет единую централизованную систему с подчинением нижестоящих прокуроров вышестоящим и Генеральному прокурору РФ. Эта норма включена в гл. 7 Конституции РФ «Судебная власть», хотя прокуратура не входит в систему судебной власти. Ее полномочия в Конституции 1993 г., в отличие от ранее действовавших конституций, не определены.

Место прокуратуры в системе государственной власти Конституцией РФ не установлено. Представляется, что исходя из выполняемых ею функций она может быть отнесена к исполнительной власти как высший орган по надзору за исполнением законов федеральными министерствами и ведомствами и исполнительны ми органами субъектов РФ, органами военного управления, органами контроля, их должностными лицами, а также за соответствием за конам издаваемых ими правовых актов (ст. 2 Закона о прокуратуре).

Частью 5 ст. 129 Конституции РФ установлено, что полномочия, организация и порядок деятельности прокуратуры РФ определяются федеральным законом. Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» был принят в 1992г.1

В Законе о прокуратуре в (в новой ред. 1995 г. с последующими изменениями и дополнениями) установлено, что прокуроры в соответствии с процессуальным законодательством РФ участвуют в рассмотрении дел судами (ч. 3 ст. 1). Согласно ч. 3 ст. 35 этого Закона прокурор вправе обратиться в суд с заявлением или вступить в дело в любой стадии процесса, если этого требует защита прав граждан и охраняемых законом интересов общества или государства, в соответствии с процессуальным законодательством.

В ГПК существенно изменено процессуальное положение прокурора по сравнению с ГПК 1964 г. и Законом о прокуратуре2. Прокурор входит в состав лиц, участвующих в деле.

В зависимости от основания вступления в процесс различаются две формы участия прокурора в деле: 1) обращение в суд в целях защиты прав и интересов других лиц (предъявление иска, подача заявления); 2)    вступление в процесс с целью дачи заключения по делу. Порядок вступления прокурора в процесс, объем его процессуальных прав и обязанностей зависят от формы участия в деле и от того, в какой стадии процесса он вступает в него.

В Кодексе 2002 г. установлено, что и предъявление иска, и вступление в процесс с целью дачи заключения допустимо лишь в случаях, предусмотренных ГПК и другими федеральными законами.

Участие прокурора в суде первой инстанции осуществляется в основном районными прокурорами или их заместителями, так как гражданские дела по первой инстанции подсудны преимущественно мировым судьям и районным судам (ст. 23, 24 ГПК). Но если дело по первой инстанции подсудно судам субъектов РФ или Верховному Суду РФ (ст. 26, 27 ГПК), то в суд могут обращаться соответственно прокуроры субъектов Федерации и Генеральный прокурор РФ либо его заместитель. В военные суды могут обратиться соответствующие военные прокуроры. Обращение прокурора в суд является основанием возбуждения гражданского дела в случае необходимости защиты прав, свобод и законных интересов: 1) граждан; 2) неопределенного круга лиц; 3) Российской Федерации, субъектов Федерации, муниципальных образований (ч. 1 ст. 45 ГПК1).

Кроме того, ч. 1 ст. 259 ГПК предусмотрено право прокурора, наряду с другими субъектами, обратиться в суд за защитой избирательных прав и права на участие в референдуме. Из ч. 1 ст. 45 ГПК РФ следует, что прокурор может предъявить иск или обратиться с заявлением по любому гражданскому делу в случаях нарушения интересов граждан, неопределенного круга лиц или государства. Однако исходя из принципа диспозитивности прокурор может предъявить иск (подать заявление) только в случае, если гражданин сам не может обратиться в суд по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам (ч. 1 ст. 41 ГПК),

Прокурор, обратившийся в суд в защиту прав и интересов других лиц, пользуется всеми правами и несет все процессуальные обязанности истца, кроме права на заключение мирового соглашения и обязанности по уплате судебных расходов (ч. 2 ст. 45 ГПК). Исходя из этого можно сделать вывод, что прокурору может быть отказано в принятии заявления, если у лица, в интересах которого предъявляется иск, нет права на обращение в суд или прокурором не соблюден порядок обращения в суд. Однако прокурору нельзя возвратить заявление на основании пп. 1, 3 и ч. 1 ст. 135 ГПК в части, относящейся к представителю, так как он действует от своего имени в интересах другого лица.

Прокурор обязан ссылаться в заявлении на закон, подлежащий применению по предъявляемому иску. Согласно ч. 3 ст. 131 ГПК в заявлении прокурора, предъявляемом в защиту интересов РФ, ее субъектов и муниципальных образований или в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц, должно быть указано, в чем конкретно заключаются их интересы, какое право нарушено, а также должна содержаться ссылка на закон или иной нормативный правовой акт, предусматривающие способы зашиты этих интересов. В случае же обращения прокурора в защиту законных интересов гражданина прокурор должен обосновать, почему гражданин лично не может предъявить иск (абз. 2 ч. 3 ст. 131 ГПК1).

В связи с этой нормой возникает вопрос: какое обоснование должен представить прокурор, предъявляя иск в защиту прав и. интересов гражданина? Очевидно, в этих случаях, как правило, гражданин обращается с такой просьбой к прокурору сам, прилагая соответствующие документы (справку о состоянии здоровья, инвалидности и т. п.). Если же заявление подается в интересах недееспособного лица, не имеющего представителя, прокурору об этом могут сообщить соседи и другие лица, которым стаю известно о нарушении прав или злоупотреблении правами недееспособного. О таких фактах прокурор может узнать и из средств массовой информации2. В последние годы в деятельности прокуроров значительное место занимают дела об оспаривании нормативных правовых актов, противоречащих закону более высокого уровня, а также иные дела в защиту прав неопределенного круга лиц (о защите прав потребителей, охране окружающей среды и др.).1

Прежде чем предъявить иск, прокурор должен собрать необходимый фактический и доказательственный материал, проанализировать его. Однако в отличие от расследования уголовных дел прокурор не вправе допрашивать свидетелей и совершать другие действия, отнесенные гражданским процессуальным законом исключительно к компетенции суда.

Иск прокурора, как и любые иные его действия в процессе, должен быть основан на проверенных материалах. В деле, возбужденном на основании заявления прокурора, его участие обязательно. Однако прокурор не связан в процессе своей первоначальной позицией и позицией лица, в интересах которого предъявлен иск. Он всегда должен руководствоваться законом. Поэтому если в ходе судебного разбирательства прокурор придет к выводу о том, что требования в части или в целом незаконны или необоснованны, он должен отказаться полностью или частично от предъявленного им иска.

Закон требует, чтобы лицо, в интересах которого начато дело по заявлению прокурора, извещалось судом о возникшем процессе и участвовало в нем в качестве истца (ч. 2 ст. 38 ГПК). Соблюдение этого требования необходимо, так как решение, вынесенное по иску прокурора, обязательно для заинтересованного лица. Отказ прокурора от предъявленного иска не лишает истца права требовать рассмотрения дела по существу (ч. 3 ст. 45 ГПК).

При отказе прокурора от иска дело может быть прекращено производством лишь при условии отказа от иска и заинтересованного лица. Требование заинтересованного лица должно быть разрешено в том же процессе, поскольку, как следует из закона, оно всегда участвует в деле (ч. 2 ст. 38 ГПК).

Однако прокурор не может требовать рассмотрения дела или отмены определения суда о прекращении производства по делу в связи с отказом истца от иска, предъявленного в его интересах прокурором, если судом были соблюдены условия принятия отказа от иска (ч. 2 ст. 45, ч. 2 ст. 39 ГПК1).

Прокурор, предъявивший иск, дает объяснение по делу и участвует в прениях первым (ст. 174 ГПК). Он обязан доказать те обстоятельства, на которые ссылается в обоснование своих требований и возражений (ст. 56 ГПК). Не являясь субъектом спорного правоотношения, прокурор не вправе распоряжаться материальным правом, в частности, не может заключить мировое соглашение. Отказ прокурора от иска является актом распоряжения лишь процессуальным правом. По этим же основаниям к прокурору нельзя предъявить встречный иск. Ответчик может предъявить встречный иск к лицу, в интересах которого возбуждено дело. Таким образом, при предъявлении иска прокурор занимает в деле положение истца, но только в процессуальном смысле.

Второй формой участия прокурора в деле является вступление в него для дачи заключения в случаях, предусмотренных ГПК и другими федеральными законами. В ч. 3 ст. 45 ГПК установлено, что прокурор вступает в процесс и дает заключение по делам о выселении, о восстановлении на работе, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью и в иных случаях в целях осуществления возложенных на него полномочий. Наряду с делами, указанными в ст. 45, в ГПК предусмотрено участие прокурора по некоторым делам, возникающим из публично-правовых отношений и особого производства (ст. 252, ч. 3 ст. 260, ст. 273, ч. 3 ст. 278, ч. 1 ст. 284, ст. 288, ч. 2 ст. 304 ГПК).

Заключение прокурора должно основываться на законе, подлежащем применению в рассматриваемом судом деле с учетом исследованных в судебном заседании доказательств. При исследовании доказательств прокурор, как лицо, участвующее в деле, вправе задавать вопросы сторонам, свидетелям, экспертам и специалистам; высказывать свое мнение по всем вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства (ст. 35 ГПК). По окончании рассмотрения дела по существу прокурор дает заключение по делу в целом (ст. 190 ГПК). Выступление прокурора, дающего заключение, в прениях ГПК РФ не предусматривает. Прокурор не может давать заключение по делу, в котором прокуратура является стороной.

Как при предъявлении иска, так и при даче заключения прокурор никаких решений по делу не принимает, он не вправе совершать процессуальные действия, входящие в компетенцию суда. Он может лишь, как и любое другое лицо, участвующее в деле, возбуждать перед судом ходатайство о совершении какого-либо действия либо о разрешении определенного вопроса. Прокурор не может вносить представление в суды второй и надзорной инстанций, если прокуратура является стороной по делу.

В ГПК нет норм о даче заключения по делу в судах второй и надзорной инстанций. В связи с тем что, согласно ч. 3 ст. 45, неявка прокурора, извещенного о времени и месте рассмотрения дела, по которому он должен давать заключение, не препятствует разбирательству дела, в судебной практике возник вопрос о том, может ли прокурор вступить в дело во второй инстанции или в порядке надзора.

Вывод о том, что прокурор является лицом, участвующим в деле, независимо от того, явился ли он в суд первой инстанции, правилен, поскольку его участие прямо предусмотрено законом и, следовательно, обязательно. Но представление прокурора — одно из оснований возбуждения дела в вышестоящих судах. При даче же заключения прокурор привлекается к участию в деле, возбужденном другими заинтересованными лицами. Поэтому более правильным было бы в таких случаях привлечение прокурора к участию в деле для дачи заключения по инициативе вышестоящих.

Поскольку судебные постановления исполняются судебными приставами, переданными в подчинение исполнительного органа, на наш взгляд, в стадии исполнения судебных постановлений прокуратура обязана осуществлять надзор за законностью и своевременностью исполнения судебных решений; особое внимание должно обращаться на исполнение судебных решений, вынесенных по заявлениям и искам прокуроров, а также по делам о восстановлении на работе, взыскании алиментов на детей, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью.

Прокурор может предъявить исполнительный документ ко взысканию по делам, возбужденным по его инициативе в интересах неопределенного круга лиц, Российской Федерации, ее субъектов, муниципальных органов, а также недееспособных граждан.

 

2.2. Участие органов государственной власти и местного самоуправления

 

От имени Российской Федерации, субъектов РФ, а также муниципальных образований в гражданском процессе соответственно выступают органы государственной власти и местного самоуправления в пределах их компетенции (п. 1 ст. 125 ГК РФ). Такой же порядок установлен для органов исполнительной власти всех уровней и местной администрации. В качестве условия наделения их гражданской процессуальной правоспособностью выступает компетенция органов власти либо управления, которой они наделяются актами, определяющими правовой статус этих органов, с момента создания и до прекращения их деятельности.

В случаях, предусмотренных законом, органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации (далее — органы и лица) или граждане вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц — граждан и неопределенного круга лиц. Обращение в суд в интересах граждан возможно лишь по их просьбе.

Перечисленные органы и лица не имеют субъективного материально-правового интереса в деле, когда обращаются в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц. Органы и лица не имеют материально-правового интереса в исходе дела. Целью их участия в деле от своего имени является защита общественных и государственных интересов, субъективных прав и охраняемых законом интересов других лиц – граждан и организаций. Их интерес определяется обязанностями, возложенными на соответствующие органы, организации и граждан в определенной сфере деятельности.

ГПК включил органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации и граждан, осуществляющих защиту прав и интересов других лиц, в состав участвующих в деле лиц (ст. 34), наделив их всеми правами таких лиц (ст. 35). Права также указанных органов и лиц закреплены в ст. 46 ГПК РФ.1 Данная статья предоставляет названным в ней субъектам право предъявить иск в защиту прав, свобод и охраняемых законом интересов при наличии двух условий: это должно быть предусмотрено законом; необходимо наличие просьбы лица (гражданина), в защиту прав которого возбуждается гражданское дело.

Право государственных органов, органов местного самоуправления, общественных и иных организаций, граждан обращаться в суд в целях защиты чужих интересов традиционно рассматривалось в российской учебной и научной литературе как одно из дополнительных средств реализации прав конкретных субъектов, граждан или юридических лиц, которые должны участвовать в деле как истцы (ч. 2 ст. 38 ГПК). В этом институте общественные интересы сочетаются с личными, но превалируют последние. Между тем, как видно из приведенных и других законов РФ, принятых в последние годы, в нашей правовой действительности возникло новое явление — иски в защиту прав и интересов неопределенного крута граждан, народного хозяйства, окружающей среды, преследующие государственные, общественные, групповые интересы. Их цель – защита публичных интересов. Это правовой институт, существенно отличающийся от ранее известного, природа которого активно исследуется.

В случаях, предусмотренных законом, органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации (далее — органы и лица) или граждане вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц — граждан и неопределенного круга лиц. Обращение в суд в интересах граждан возможно лишь по их просьбе. Перечисленные органы и лица не имеют субъективного материально-правового интереса в деле, когда обращаются в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц.

При обращении в суд в интересах неопределенного круга лиц возможно сочетание личного интереса с интересами большой группы лиц, численный состав которой установить затруднительно или нельзя установить вообще.

Органы и лица не имеют материально-правового интереса в исходе дела. Целью их участия в деле от своего имени является защита общественных и государственных интересов, субъективных прав и охраняемых законом интересов других лиц — граждан и организаций. Их интерес определяется обязанностями, возложенными на соответствующие органы, организации и граждан в определенной сфере деятельности. ГПК включил органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации и граждан, осуществляющих защиту прав и интересов других лиц, в состав участвующих в деле лиц (ст. 34), наделив их всеми правами таких лиц (ст. 35). Наряду с этим права указанных органов и лиц закреплены в ст. 46. 1 Данная статья предоставляет названным в ней субъектам право предъявить иск в защиту прав, свобод и охраняемых законом интересов при наличии двух условий: это должно быть предусмотрено законом; необходимо наличие просьбы лица (гражданина), в защиту прав которого возбуждается гражданское дело.

Однако требование в защиту нарушенных или оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов недееспособного гражданина может быть предъявлено независимо от просьбы его законного представителя или иного заинтересованного лица, например, в делах о признании гражданина недееспособным, о лишении родительских прав, об отобрании ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью (ч, 1 и 2 ст. 281 ГПК, ст. 70, 77 СК и др.).

Согласно ч. 2 ст. 46 ГПК лица, подавшие заявление в защиту за
конных интересов других лиц, пользуются всеми процессуальными права
ми и несут процессуальные обязанности истца, за исключением права на
заключение мирового соглашения и обязанности по уплате судебных расходов. Эти исключения связаны с тем, что они не являются субъектами спорного правоотношения, поэтому к ним не может быть предъявлен встречный иск. Следовательно, как и прокурор, названные в ст. 46 ГПК органы и лица занимают в деле положение истца только в процессуальном смысле.

Для возбуждения дела в защиту прав других лиц необходимо не
только наличие права на обращение в суд у заинтересованного лица (права
на предъявление иска у истца), но и особой предпосылки – предоставления законодательством (законом, положением, уставом) такого права органу или лицу, обращающемуся в суд, что нашло отражение во втором предложении п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК. Поэтому органам и лицам должно быть отказано в принятии заявления на основании ч. 2 ст. 4 и п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК, если закон не наделяет их правом возбуждения гражданского дела в защиту прав других лиц. В принятии заявления должно быть отказано и во всех других случаях отсутствия права на обращение в суд у лица, в интересах которого возбуждается дело, на основании пп. 2 и 3 ч. 1 ст. 134 ГПК. Указанные органы и лица обязаны также соблюдать порядок обращения в суд (порядок предъявления иска), если законом не установлено исключений или если эти исключения прямо не следуют из смысла закона. При несоблюдении этих требований заявление должно быть возвращено либо оставлено без движения (пп. 2, 4, 5, 6 ч. 1 ст. 135; ч. 1 ст. 136 ГПК).

Возможность возбуждения отдельных категорий дел в защиту чужих прав и интересов прямо предусмотрена в некоторых нормах ГПК (ч. 1 ст. 251, ч. 1 ст. 254, ст. 273, ч. 1 и 2 ст. 281) и в ряде других законодательных актов (см., например, ст. 28, 70, 73, 77 СК), которые должны применяться с учетом изменений, внесенных в ч. 1 ст. 46 ГПК.

Лица, возбудившие дело в защиту чужих прав или интересов, вправе отказаться от предъявленного иска, однако этот отказ не лишает лицо, в интересах которого предъявлен иск, права требовать рассмотрения дела по существу, поскольку отказ является актом распоряжения только процессуальным правом, но не влечет за собой прекращения производства по делу, если заинтересованное лицо или его законный представитель требуют рассмотрения дела по существу. Этот вопрос должен быть решен в том же процессе, поскольку заинтересованное лицо должно быть извещено о предъявлении иска, всегда участвует в нем в качестве истца (ч. 2 ст. 38 ГПК1) и на него распространяется законная сила судебного постановления, вынесенного по иску органов, организаций и граждан в его интересах. Поэтому дело может быть прекращено только при отказе от иска истца, если это не противоречит закону (ч. 2 ст. 39 ГПК). Данная ситуация объясняется тем, что стороны только в процессуальном смысле не являются субъектами спорного правоотношения. В этом их отличие от сторон и третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования. От третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований, они отличаются тем, что решение суда гражданско-правовых последствий для них вызвать не может. Они не связаны спорным правоотношением ни с истцом, ни с ответчиком, поэтому к ним не может быть предъявлен регрессный иск.

В отдельных случаях закон допускает участие в деле и ответчиков только в процессуальном смысле. В ч. 1 ст. 46 ГПК закреплен также уже сложившийся в современном российском законодательстве и судебной практике институт предъявления исков в защиту неопределенного круга лиц. Такие иски могут быть предъявлены в случаях, предусмотренных законом, государственными органами, органами местного самоуправления, организациями или гражданами в защиту порушенных или оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов значительного круга лиц. Круг лиц, в интересах которых возбуждается дело, заранее неизвестен, как правило, его вообще невозможно или трудно определить. Поэтому для возбуждения подобного дела необходимо лишь одно условие: данное полномочие соответствующего органа или организации (гражданина) должно быть предусмотрено законом. Предварительного согласия (просьбы) заинтересованных лиц на предъявление подобного иска не требуется, поскольку их круг заранее определить весьма затруднительно. Так, согласно ст. 5 Федерального закона от 10 января 2002 г. «Об охране окружающей среды»1 органы государственной власти РФ вправе предъявить иск в суд о возмещении вреда окружающей среде, причиненного в результате нарушения законодательства в области охраны окружающей среды. Аналогичное право предоставлено органам государственной власти субъектов РФ (ст. 6 данного Закона), гражданам (ст. II), общественным и иным некоммерческим объединениям (ст. 12).

Статьей 46 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»2 предусмотрено, что граждане, проживающие на территории муниципального образования, вправе наряду с органами местного самоуправления и их должностными лицами предъявлять в суд или арбитражный суд иски о признании недействительными актов органов государственной власти и государственных должностных лиц, органов местного самоуправления и их должностных лиц, предприятий, учреждений и организаций, а также общественных объединений, нарушающих права местного самоуправления.

Право государственных органов, органов местного самоуправления, общественных и иных организаций, граждан обращаться в суд в целях защиты чужих интересов традиционно рассматривалось в нашей учебной и научной литературе как одно из дополнительных средств реализации прав конкретных субъектов, граждан или юридических лиц, которые должны участвовать в деле как истцы (ч. 2 ст. 38 ГПК). В этом институте общественные интересы сочетаются с личными, но превалируют последние1.

В предусмотренных законом случаях государственные органы, органы местного самоуправления могут вступить в дело до принятия решения судом первой инстанции по своей инициативе или по инициативе участвующих в деле лиц для дачи заключения по делу в целях осуществления возложенных на них обязанностей и защиты прав, свобод и законных интересов других лиц или интересов РФ, ее субъектов, муниципальных образований (ч. 1ст. 47 ГПК2).

ГПК предусматривает обязательное привлечение государственных органов, органов местного самоуправления лишь по делам особого производства (ч. I ст. 272, ст. 284, 288 ГПК). Привлечение государственных органов и органов местного самоуправления к участию в деле предусмотрено и СК. Вопрос о привлечении в процесс государственных органов, органов местного самоуправления для дачи заключения по делу должен решаться судьей при подготовке дела к судебному разбирательству.

Поскольку ГПК не определяет порядок участия в деле госорганов и органов местного самоуправления, следует исходить из того, что они наделены правами лиц, участвующих в деле (ст. 35 ГПК) с учетом цели вступления в процесс. С целью дачи заключения по делу в гражданском процессе чаще всего участвуют следующие государственные органы и органы местного самоуправления: а) органы опеки и попечительства — по делам, затрагивающим интересы детей и других недееспособных лиц, например по делам о передаче детей на воспитание, неправильном использовании родителями своих прав, лишении родительских прав, об усыновлении и об отмене усыновления, использовании опеки в корыстных целях, о возмещении ущерба, причиненного несовершеннолетнему лицу, по делам, затрагивающим жилищные права детей (ст. 28, 70, 72, 73, 78 СК1); б)органы социального обеспечения — по делам особого производства, возбуждаемым в целях назначения пенсии (объявление лица умершим или безвестно отсутствующим); в)жилищно-коммунальные органы — по делам, связанным с владением жилищами и другими помещениями на праве личной собственности (выселение, раздел и обмен жилой площади, переоборудование нежилых помещений под жилье, сделки по поводу строений, о принадлежности строения на праве собственности и др.), а также по спорам между совладельцами строений, находящихся на неразделенном земельном участке, о порядке пользования этим участком.

В судебной практике непривлечение государственных органов, органов местного самоуправления к участию в деле в случаях, предусмотренных законом, рассматривается как основание к отмене решения суда.

Согласно ч. 2 ст. 47 ГПК суд вправе по своей инициативе привлечь к участию в деле соответствующий государственный орган или орган местного самоуправления для дачи заключения в необходимых случаях, независимо от того, предусмотрено это законом или нет. Учитывая потребности судебной практики, в литературе ставился вопрос о привлечении судом в необходимых случаях компетентных органов для дачи заключения по делу в пределах их компетенции2.

Дополнение ст. 47 ГПК этой нормой отразило это предложение. Реализация в судебной практике данной нормы позволит избежать ошибок, допускаемых при определении процессуального положения органов местного самоуправления, не связанных материальным правоотношением с одной из сторон.

Государственные органы, органы местного самоуправления и их представителей не следует отождествлять с другими участниками процесса. В частности, представителей этих органов следует отличать от свидетелей и экспертов: свидетель сообщает суду сведения об известных ему фактах; эксперт дает заключение как специалист по определенному вопросу на основе изученных материалов дела. Эксперт, как и свидетель, предупреждается об ответственности. Они привлекаются к участию в процессе лишь для установления юридических фактов по делу. Представители государственных органов, органов местного самоуправления активно участвуют в процессе установления и исследования всех обстоятельств дела и обязаны дать правовую оценку в пределах своей компетенции.

В отличие от третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований, государственные органы, органы местного самоуправления не имеют материально-правового интереса по делу и ни с одной из сторон материальным правоотношением не связаны. При наличии такой связи исключается возможность привлечения органа управления для дачи заключения; в таком случае названные органы должны участвовать в деле в качестве стороны или третьего лица.

Из изложенного видно, что в действующем ГПК условия и формы участия в гражданском деле прокурора и государственных органов, органов местного самоуправления значительно сближены.

 

Список использованных нормативных актов и литературы

 

  1. Конституция РФ: Принята 12 дек. 1993 г. в ред. ФКЗ от 21 июля 2007 г. М., 2007.
  2. Арбитражный кодекс Российской Федерации от 24 июля 2002 г. № 95-ФЗ в ред. ФЗ от 02.10.2007 № 225-ФЗ // СЗ РФ. 2002. № 30. Ст. 3012.
  3. Гражданский Кодекс РФ. Ч. 1 от 30 ноября 1994 г. в ред. ФЗ от 6 декабря 2007 г. № 333-ФЗ // СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.
  4. Гражданский кодекс РФ. Ч. 2 от 26 января 1996 г. в ред. ФЗ от 6 декабря 2007 г. № 333-ФЗ /// СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410.
  5. Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЗ (в ред. ФЗ от 4 декабря 2007 г. № 330ФЗ) // СЗ РФ. 2002. № 46. Ст. 4532.
  6. Семейный кодекс РФ от 29 декабря 1995 г. № 223-ФЗ в ред. ФЗ от 26 декабря № 258-ФЗ// СЗ РФ. 1996. № 1. Ст. 16.
  7. О прокуратуре Российской Федерации: Федеральный закон от 17.01.1992 № 2202-1 (в ред. на 24 июля 2007 г.) // СЗ РФ. 1995. № 47. Ст. 4472.
  8. Об охране окружающей среды: Федерального закона от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ в ред. ФЗ от 26 июня 2007 г. № 6 // СЗ РФ. 2002. № 2. Ст. 133.
  9. Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации: Федеральный закон от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ «и» в ред. ФЗ от 18 декабря 2007 г. № 101-ФЗ // СЗ РФ. 2003 г. № 40. Ст. 3822.
  10. По делу о проверке конституционности положений федерального законодательства и законодательства субъектов российской федерации, регулирующего налогообложение субъектов малого предпринимательства — индивидуальных предпринимателей, применяющих упрощенную систему налогообложения, учета и отчетности, в связи с жалобами ряда граждан: Постановление Президиума ВАС РФ от 01.02.2002 № 10131/00 // КонсультантПлюс.
  11. Аболонин Г.О. Групповые иски. М., 2001.
  12. Бернэм У., Решетникова И. В., Яркое В. В. Судебная реформа: проблемы гражданского процесса. Екатеринбург, 1996.
  13. Ватаева Н. С Судебная зашита прав и интересов неопределенного круга лип: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 1999
  14. Викут М. А., Зайцев И. М. Гражданский процесс России. М., 2006.
  15. Власов А.А. Гражданское процессуальное право. М., 2004.
  16. Власов А. А. Проблемы судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации. М., 2000.
  17. Гражданский процесс: Учебник / Под ред. В. А. Мусина, Н. А. Чечиной, Д. М. Чечота. М., 2005.
  18. Гражданский процесс / Под ред. М. К. Треушникова. М., 2003.
  19. Гражданское право: Учебник /Под ред. Суханова Е.А. В 2-х тт.- Т.1. М., 2008.
  20. Гражданский процесс / Отв. ред. Ярков. М., 2008.
  21. Гражданское процессуальное право / Под ред. М.С. Шакарян. – М.: ТК Велби, 2005.
  22. Гусев А.Н. Постатейный комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу Российской Федерации. М., 2006.
  23. Грось Л.Л. Научно-практическое исследование влияния норм материального нрава на разрешение процессуально-правовых проблем в гражданском и арбитражном процессе. М., 2002.
  24. Клепикова М.А. Пределы защиты в гражданском и арбитражном судопроизводстве // Арбитражный и гражданский процесс. 2005. № 4.
  25. Комаров В.В. Гражданский процесс. Харьков, 2001.
  26. Курбатов А.Я. Теоретические основы сочетания частных и публичных интересов при правовом регулировании предпринимательской деятельности // Корпоративный менеджмент. Апрель. 2004.
  27. Новоселова Е. Сиротские квадратные метры // Российская газета. 2003. 23 апр.
  28. Носенко М. С. Оспаривание нормативных правовых актов в судах обшей юрисдикции: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2001.
  29. Осокина Г.Л. Гражданский процесс. М., 2008.
  30. Сергун А. К. Процессуальная правоспособность и правосубъектность (в литературе и в ГПК) // Труды ВЮЗИ. Вопросы науки советского гражданского процессуального права. М., 1975. Т. 38. С. 72 – 102.
  31. Шакарян М. С. Субъекты советского гражданского процессуального права. М., 1970.
  32. Чечот Д. Л. Субъективное право и формы его защиты. М., 1968
  33. Юдельсон К. С. Советское гражданское процессуальное право. М., 1965.


     

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.02MB/0.00041 sec

WordPress: 22.26MB | MySQL:116 | 1,692sec