Лица способствующие правосудию в гражданском процессе

<

031314 0254 1 Лица способствующие правосудию в гражданском процессе

1
. ПОНЯТИЕ И СОСТАВ ЛИЦ, УЧАСТВУЮЩИХ В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ

 

При рассмотрении гражданского дела судом в процессе участвуют многие лица, объединяемые общим наименованием – «участники (субъекты) гражданского процесса». Среди участников процесса закон (гл. 4 ГПК) выделяет лиц, участвующих в деле (ст. 34 ГПК).

К участникам процесса наряду с ними относятся лица, в той или иной мере содействующие правосудию. Это — все представители, переводчики, свидетели, эксперты, специалисты. Перечисленные участники процесса юридически в нем не заинтересованы, не имеют самостоятельного интереса в деле.

Таким образом, круг участников процесса шире, чем круг лиц, участвующих в деле. В то же время лица, участвующие в деле, наряду с судом являются основными субъектами гражданского процессуального правоотношения. Поэтому данной группе участников процесса в гражданском процессуальном законодательстве отведено значительное место: многочисленные статьи ГПК посвящены участвующим в деле лицам и связывают с их участием различные правовые последствия1.

В гражданском процессе круг лиц, участвующих в деле, не совпадает с кругом участников процесса (участников судопроизводства).

К лицам, участвующим в деле, гражданское процессуальное законодательство России относит стороны, третьих лиц, прокурора, государственные органы, органы местного самоуправления, организации, отдельных граждан, обращающихся в суд за защитой прав, свобод и охраняемых законом интересов других лиц или вступающих в процесс с целью дачи заключения по основаниям, предусмотренным ст. 4, 46 и 47 ГПК, заявителей, заинтересованных лиц по делам особого производства и по делам, возникающим из публичных правоотношений (ст. 34 ГПК).

Всех лиц, участвующих в деле, объединяют следующие существенные признаки:

а) право на совершение процессуальных действий от своего имени;

б) право на совершение волеизъявлений, т. е. процессуальных действий, направленных на возникновение, развитие и окончание процесса в той или иной стадии;

в) наличие самостоятельного юридического интереса в решении суда (личного или общественного);

г) распространение на них в установленных законом пределах законной силы судебного решения (определения о прекращении производства по делу)1.

Итак, лица, участвующие в деле, — участники процесса, имеющие самостоятельный юридический интерес (личный или общественный) к исходу процесса (решению суда), действующие в процессе от своего имени, имеющие право на совершение процессуальных действий, направленных на возникновение, развитие и окончание процесса, на которых распространяется законная сила решения.

Состав участвующих в деле лиц определен ст. 34 ГПК. В зависимости от характера юридического интереса к исходу процесса всех лиц, участвующих в деле, можно разделить на две группы2:

а) лица, имеющие личный (субъективный) интерес, как материально-правовой, так и процессуальный: стороны и третьи лица; заявители и заинтересованные лица по делам особого производства;

б) лица, имеющие общественный, государственный интерес, т. е. только процессуальный интерес: прокурор; государственные органы, органы местного самоуправления и другие организации и лица, участвующие в деле по основаниям, предусмотренным ст. 4, 45, 46, 47 и 263 ГПК.

В гражданском процессе, кроме того, могут участвовать свидетели, эксперты, специалисты, переводчики, судебные представители. Все они и лица, участвующие в деле, а также суд являются участниками гражданского, процесса. Таким образом, понятие «участники гражданского процесса» намного шире, нежели понятие «лица, участвующие в деле».

Необходимо отметить, что понятие «лица, участвующие в деле» в действующем гражданском процессуальном законодательстве не раскрывается. Вместе с тем, сопоставляя лиц, участвующих в деле, с остальными участниками процесса и анализируя в частности ст. 3 и 4 ГПК, следует прийти к выводу о том, что критерием отнесения кого-либо из участников процесса к лицам, участвующим в деле, является юридическая заинтересованность в исходе дела.

Так, в ч. 1 ст. 3 ГПК закреплено правило, согласно которому всякое заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных или оспариваемых прав, свобод или законных интересов.    

Далее в ст. 4 ГПК дается перечень этих заинтересованных лиц
и организаций, по заявлению которых суд возбуждает гражданское дело. При этом по отношению к тому из обращающихся в суд, кто просит о защите своих прав, свобод и законных интересов (ч. 1 ст. 4 ГПК), понятие «заинтересованный» не употребляется.

Такая редакция ст. 3 и 4 ГПК означает, что законодатель признает заинтересованными лицами как тех, кто защищает в процессе свои права, свободы и законные интересы, так и тех, кто выступает от своего имени в защиту прав, свобод и законных интересов другого лица, неопределенного круга лиц или в защиту интересов Российской Федерации, муниципальных образований и имеет к исходу дела иной (публичный) интерес.

Поэтому, учитывая различный характер заинтересованности лиц, по заявлению которых суд вправе возбуждать гражданские дела, принято говорить о личной, субъективной заинтересованности (для лиц, защищающих свои права, свободы и законные интересы) и о государственной, общественной заинтересованности (для лиц, защищающих в силу закона «чужие» права и законные интересы) 1.

К группе субъективно (лично) заинтересованных в деле лиц относятся: стороны, третьи лица, заявители, жалобщики, заинтересованные лица по делам, возникающим из публичных правоотношений, и по делам особого производства.

Государственная и общественная заинтересованность в деле служит основанием для участия в гражданском судопроизводстве прокурора, других органов и лиц, указанных в ст. 46, 47, 273, ,284, 288, 290, 304, 311 ГПК.

Немаловажную роль в определении правового положения участника процесса играет цель его участия, зависящая от наличия или отсутствия юридического интереса к делу. В гражданском процессе под юридическим интересом к делу (юридической заинтересованностью в деле) необходимо понимать основанный на законе ожидаемый правовой результат, который должен наступить для заинтересованного лица в связи с рассмотрением и разрешением конкретного дела1.

Однако при этом необходимо иметь в виду, что юридический интерес к делу — это не только ожидание определенного правового результата от судебного процесса, но также и субъективная направленность, т. е. определенный мотив, который заставляет заинтересованное лицо добиваться в суде принятия решения определенного содержания. Из этого следует, что юридический интерес является необходимым условием участия определенного лица в гражданском процессе2.

Вместе с тем от юридической заинтересованности в исходе дела необходимо отличать фактическую заинтересованность, которая может быть основана на отношениях подчиненности, родства или дружбы. Однако необходимо при этом иметь в виду, что наличие фактического интереса у разных лиц, участвующих в деле, не всегда влечет одинаковые правовые последствия.

Например, стороны, третьи лица, заявители и заинтересованные лица, участвующие в делах особого производства, могут быть и фактически заинтересованы в исходе дела.

Для прокурора фактическая заинтересованность в исходе дела исключает возможность его участия в гражданском процессе (ст. 18 ГПК).    

Юридическая заинтересованность (юридический интерес) лица, участвующего в деле, порождает для него определенный процессуальный интерес, то есть тот положительный результат рассмотрения и разрешения дела, наступления которого ожидает и добивается участник судопроизводства1.

Например, для истца процессуальный интерес заключается в ожидании судебного решения об удовлетворении иска, для ответчика — в ожидании решения об отказе в иске, для прокурора — в ожидании законного и обоснованного судебного решения и т. д.

Поэтому различие процессуальных интересов лиц, участвующих в деле, всегда будет зависеть от характера связи с предметом судебной защиты и от тех предусмотренных законом задач, для достижения которых то или иное лицо, участвующее в деле, принимает участие в гражданском судопроизводстве.

Следовательно, любое лицо, участвующее в деле, будучи юридически заинтересованным в исходе дела, соответственно имеет в силу этого и определенный процессуальный интерес к судопроизводству.

Вместе с тем необходимо отметить, что юридический интерес, являющийся основанием для вынесения судом решения, которое может повлиять на субъективные права и обязанности лица, участвующего в деле, или же служит удовлетворению публичного интереса, и процессуальный интерес не тождественны по содержанию.

Так, среди субъектов гражданских процессуальных правоотношений имеются такие, которые, участвуя в гражданском судопроизводстве, ожидают и добиваются наступления определенного результата разрешения дела, т. е. имеют определенный процессуальный интерес, который не основан на материальном правоотношении.

К таким участникам процесса относятся судебные представители, выступающие от имени и в интересах сторон, третьих лиц или лиц, участвующих в неисковых делах.

Правовым основанием участия в гражданском процессе судебного представителя может быть договор поручения, трудовой контракт и т. д. Юридический интерес к процессу у судебного представителя носит чисто процессуальный характер и не связан с материально-правовым отношением, составляющим предмет судебного разбирательства.

Например, несмотря на то что представитель относительно процессуально самостоятелен в судебном процессе (например, в доказывании), в случае прекращения действия договора поручения у судебного представителя исчезает соответственно интерес и к процессу, поскольку его действия зависимы от воли своего доверителя. Видимо, поэтому законодатель и не относит судебного представителя (в том числе и адвоката) к лицам, участвующим в деле (хотя это и не всегда бывает оправданно)1.

Однако эта процессуальная особенность не относится к лицам, участвующим в деле, у которых материально-правовой и процессуальный интерес едины.

В гражданском процессе лица, участвующие в деле, — это участники гражданского процесса и которые юридически заинтересованы в рассмотрении и разрешении судом гражданского дела.

По характеру юридического интереса лица, участвующие в деле, подразделяются на две группы.

Первую представляют участники судопроизводства, имеющие к исходу дела материально-правовой личный интерес, поскольку они защищают в гражданском процессе свои субъективные права и законные интересы.

Вторую группу составляют лица, участвующие в деле, зашивающие «чужие» интересы и которые имеют к исходу дела публично-процессуальный интерес (прокурор, государственные органы, органы местного самоуправления и другие организации и лица, участвующие в процессе по основаниям, предусмотренным в ст. 46 ГПК).

Кроме того, лица, участвующие в деле, способны влиять на движение гражданского процесса, т. е. совершать процессуальные действия; направленные на его развитие и прекращение.

Из этого следует, что в числе процессуальных прав, которые принадлежат лицам, участвующим в деле, имеются такие права, как право ходатайствовать об отложении разбирательства дела, о приостановлении производства по делу, об оставлении заявления без рассмотрения и о прекращении производства по делу.

Относительно права на совершение процессуального действия, направленного на возбуждение судом производства по делу, оно не может характеризовать участвующих в деле лиц, так как не принадлежит им. В данном случае право обращения в суд с целью возбуждения судом производства по гражданскому делу возникает задолго до возникновения процесса, поскольку находится за его пределами и субъекты этого права еще не являются лицами, участвующими в деле.

Таким образом, лицами, участвующими в деле, являются юридически заинтересованные в рассмотрении и разрешении дела – участники гражданского процесса, выступающие от своего имени и наделенные правом совершать процессуальные действия, влияющие как на развитие, так и окончание судебного процесса.

Лицам, участвующим, в деле, принадлежит широкий круг процессуальных прав, общие из которых закреплены в ст. 35 ГПК.

В следующей главе курсовой работы будет охарактеризованы процессуальные роль и положение лиц, способствующих осуществлению правосудия в гражданском процессе, к которым отнесены – представители, переводчики, свидетели, эксперты и специалисты.

 

 

 

 

 

 

2. ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ЛИЦ, СПОСОБСТВУЮЩИХ ОСУЩЕСТВЛЕНИЮ ПРАВОСУДИЯ В ГРАЖДАНСКОМ ПРОЦЕССЕ

 

2.1. Участие представителей в гражданском процессе

 

Судебное представительство — это правоотношение, в силу которого судебный представитель совершает процессуальные действия в пределах предоставленных ему в соответствии с доверенностью полномочий от имени и в интересах представляемого стороны или третьего лица), вследствие чего у последнего возникают права и обязанности.

Представительство в суде является самостоятельным гражданским процессуальным институтом, выполняющим функцию процессуальной гарантии защиты субъективных прав и законных – интересов сторон, третьих лиц, заявителей. Однако правозащитная функция, которую осуществляют в суде представители, не единственная, поскольку они также должны содействовать суду и в осуществлении правосудия1.

Действующее гражданское процессуальное законодательство не относит судебных представителей к участвующим в деле лицам (ст. 34 ГПК). Основанием для такого решения вопроса являлось, видимо, то, что у судебных представителей отсутствует материально-правовой интерес к исходу дела.

Вместе с тем считать судебных представителей совершенно не заинтересованными в исходе дела нельзя, поскольку в пределах полномочий они стремятся добиться в процессе определенного положительного правового результата в пользу представляемого. Так, представитель истца стремится добиться вынесения судом решения об удовлетворении иска. Подобная позиция означает, что судебный представитель заинтересован в исходе дела2.

Однако этот интерес носит не материально-правовой, а процессуальный характер, так как представитель действует не в своих интересах, а в интересах представляемого. Вместе с тем процессуальный интерес к исходу дела (а именно нормами гражданского процессуального права определены правовая природа участия представителя в суде и сущность этого процессуального института), так же как и материально-правовой, является юридическим, поскольку основан на законе.

Поэтому характер заинтересованности судебного представителя в деле позволяет полагать, что имеются все основания для отнесения судебных представителей к лицам, участвующим в деле, и это должно найти закрепление в процессуальном законодательстве.

Согласно ст. 48 ГПК граждане могут вести свои дела в суде лично или через представителей.

Дела организаций ведут в суде либо их органы, действующие в пределах полномочий, предоставленных им федеральным законом или учредительными документами (уставом или положением), либо их представители. От имени ликвидируемой организации в суде выступает уполномоченный представитель ликвидационной комиссии.

Участие в суде представителя необходимо, например, при защите интересов малолетних, несовершеннолетних, лиц, страдающих психическим расстройством. Судебный представитель способствует более полному осуществлению процессуальных прав и обязанностей лиц, юридически не осведомленных или малоосведомленных. Кроме того, судебный представитель необходим и тогда, когда то или иное лицо, участвующее в деле, по болезни, занятости, пребыванию в другой местности не может лично присутствовать при разбирательстве дела1.

В зависимости от основания участия в суде представителя, а также от причин, побудивших лицо, участвующее в деле, обратиться к помощи представителя, он может либо полностью заменить в процессе представляемого, либо участвовать совместно с ним в ведении дела (ч. 1 ст. 48 ГПК).

Следовательно, судебный представитель — это лицо, которое совершает процессуальные действия от имени и в интересах представляемого в пределах предоставленных ему полномочий.

Судебное представительство – это правоотношение, в силу которого одно лицо (судебный представитель) в пределах предоставленных ему полномочий совершает процессуальное действия от имени и в интересах другого лица (представляемого), вследствие чего непосредственно у последнего возникают процессуальные права и обязанности1.

Шакарян М.С. считает, что судебное представительство определяет как процессуальную деятельность одного участника процесса (представителя) от имени и в интересах другого его участника (представляемого).2

То обстоятельство, что судебный представитель действует в процессе от имени представляемого, отличает его от субъектов, от своего имени защищающих права других лиц в порядке ст. 46 ГПК.

В гражданском процессе представительство в суде заключается в совершении судебным представителем процессуальных действий в пределах предоставленных ему полномочий от имени и в интересах представляемого, участвующего в процессе в качестве стороны, третьего лица, заявителя, жалобщика.

Отношения между доверителем и представителем регулируются нормами материального права (гражданского, трудового, семейного, административного), а между судебным представителем и судом регулируются нормами гражданского процессуального права.

Представительство в суде допускается во всех судах, по всем гражданским делам, во всех стадиях гражданского судопроизводства.

В некоторых случаях суд вправе назначить адвоката в качестве представителя при отсутствии представителя у ответчика, место жительства которого неизвестно, а также в других предусмотренных федеральным законом случаях (ст. 50 ГПК).

В зависимости от основания возникновения различают следующие виды представительства3:

— обязательное;

— добровольное.

Обязательное представительство, в свою очередь, подразделяется на законное, которое основывается непосредственно на прямом указании закона в ст. 52 ГПК при наличии определенного фактического состава и для защиты прав и законных интересов недееспособных лиц и лиц, не обладающих полной дееспособностью, и уставное, при котором эти полномочия предоставляются уставами и положениями, определяющими статус представляемого юридического лица.

Законное представительство от имени недееспособных и не обладающих полной дееспособностью граждан, а также граждан, признанных безвестно отсутствующими (ст. 52 ГПК РФ).

По мнению, Шакарян М.С., основанием законного представительства являются следующие юридические факты, прямо указанные в законе: отсутствие у гражданина полной дееспособности, а также родство определенное степени между ним и представителем либо назначение такому гражданину опекуна, попечителя; признание гражданина безвестно отсутствующим и передача его имущества в доверительное управление лицу, определяемому органом опеки и попечительства, что основано на ст.ст. 26, 28 – 33, 43 ГК РФ) 1.

Например, в силу Консульского устава консулы представляют в судах интересы иностранных граждан и лиц без гражданства.

Представителями интересов Правительства РФ в судах в случаях предъявления к нему исковых или иных требований назначаются должностные лица соответствующего федерального органа исполнительной власти (в зависимости от характера заявленного требования)2.

Основанием для назначения является распоряжение Правительства РФ (поручение первого заместителя, заместителя председателя Правительства РФ). Федеральный орган исполнительной власти, должностное лицо которого представляло в суде интересы Правительства РФ, обязан в пределах сроков, установленных на обжалование судебных решений, доложить Правительству о результатах рассмотрения дела в суде. При удовлетворении судом исковых или иных требований, предъявленных правительству, руководитель федерального органа исполнительной власти в установленном порядке вносит предложения об обжаловании решений суда либо о мерах по его выполнению.

В качестве законных представителей указанных лиц выступают родители, усыновители, опекуны или попечители.

Разновидностью обязательного представительства является так называемое официальное представительство. Так, по делу, в котором должен участвовать гражданин, признанный в установленном порядке безвестно отсутствующим, в качестве его представителя выступает лицо, которому передано в доверительное управление имущество безвестно отсутствующего.

<

Официальным (законным) представителем наследника выступает хранитель или опекун, назначенный для охраны наследственного имущества и управления им в случаях, когда наследство еще никем не принято, но в суде возбуждено дело, в котором должен участвовать наследник лица, умершего или объявленного в установленном порядке умершим.

Законным является также и представительство, предусмотренное ст. 50 Кодекса торгового мореплавания. В соответствии с указанной статьей КТМ капитан судна является представителем судовладельца и грузовладельцев в отношении сделок, вызываемых нуждами судна, груза или плавания. В случаях, когда спор, возникающий из этих сделок, становится предметом судебного разбирательства, капитан осуществляет и представительство в суде.

Законное представительство возникает и в отношении ликвидируемых организаций, а также предприятий, в отношении которых назначено внешнее управление либо конкурсное производство в связи с рассмотрением дел о несостоятельности (банкротстве).

В гражданском процессе законные представители могут сами принимать участие в процессе лично или поручить ведение дела в суде другому лицу, например адвокату. Ведение дела добровольно избранным представителем в таком случае не исключает участия в процессе законного представителя.

Добровольное (договорное) представительство избранное стороной (третьим лицом, заявителем) основано на воле доверителя, который имеет право вести свое дело лично или поручить его ведение представителю по своему выбору (адвокату1, юрисконсульту). Добровольное представительство может осуществляться любым дееспособным лицом, допущенным судом, рассматривающим дело, в качестве судебного представителя по данному делу (ст. 49 ГПК).

Примером добровольного представительства в суде является также представительство, которое осуществляется лицами, занимающимися индивидуальной трудовой деятельностью, а также членами правовых кооперативов и юридических фирм.

В настоящее время деятельность адвокатов регулируется Федеральным законом РФ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31 мая 2002 г.

К добровольному следует также отнести представительство, осуществляемое одним из соучастников по поручению других соучастников.

Общественное представительство осуществляют профсоюзы по делам рабочих, служащих и других лиц, чьи права и интересы они защищают. Профсоюзы могут представлять в суде интересы своих членов по вопросам труда и социально-экономическим вопросам на основании Федерального закона от 12 января 1996 г. «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности»2.

В гражданском процессе судебный представитель вправе совершать процессуальные действия при условии, если он надлежаще на то уполномочен. Объем полномочий представителя определяется законом, уставом, положением, специальным актом или договором.

Так, законные представители имеют право совершать от имени и в интересах представляемых те процессуальные действия, право совершения которых принадлежит представляемому, если для конкретного случая законом не предусмотрены ограничения. Так, опекун недееспособного не вправе без предварительного разрешения органа опеки и попечительства совершать сделки по отчуждению, в том числе обмену или дарению имущества подопечного, по сдаче, его внаем (в аренду), в безвозмездное пользование или в залог.

Опекун также не вправе совершать сделки, влекущие отказ от принадлежащих подопечному прав, а также любые сделки, влекущие уменьшение имущества подопечного (п. 2 ст. 37 ГК).

Полномочия законного представителя подтверждаются (удостоверяются) свидетельством органов загса или удостоверением органов опеки и попечительства.

Объем полномочий добровольного представителя определяется доверителем и должен быть выражен в доверенности, выданной и оформленной в соответствии с законом (ч. 1 ст. 53 ГПК). Полномочие дает судебному представителю право на совершение всех необходимых процессуальных действий без специального их перечисления в доверенности. Однако ряд процессуальных действий судебный представитель может совершать только в том случае, если такие полномочия специально оговорены в доверенности: подписание искового заявления, предъявление его в суд, передача спора на рассмотрение третейского суда, предъявление встречного иска, полный или частичный отказ от исковых требований, уменьшение их размера, признание иска, изменение предмета или основания иска, заключение мирового соглашения, передача полномочий другому лицу (передоверие), обжалование судебного постановления, предъявление исполнительного листа ко взысканию, получение присужденного имущества или денег (ст. 54 ГПК).

Указанные процессуальные действия влекут для доверителя серьезные правовые последствия, и потому на совершение их судебным представителем требуется специальное волеизъявление доверителя1.

Общественные представители предъявляют суду удостоверения либо поручения соответствующих общественных организаций, в которых выражен объем их полномочий.

В ст. 53 ГПК предусмотрен порядок оформления полномочий добровольного представителя. Так, доверенность, выдаваемая гражданами, по общему правилу удостоверяется в нотариальной конторе, а также может быть удостоверена по месту работы, учебы или жительства, стационарного лечебного учреждения и т. д.

Полномочия адвоката удостоверяются ордером, выдаваемым соответствующим адвокатским образованием.

Доверенность от имени юридического лица выдается руководителем соответствующей организации.

Полномочия представителя, выступающего в суде от имени и в интересах Правительства РФ, должны быть выражены в доверенности, выданной за подписью руководителя (или заместителя руководителя) соответствующего федерального органа исполнительной власти.

Полномочия представителей, указанных в п. 6 ст. 53 ГПК, могут быть выражены на суде в устном заявлении доверителя, занесенном в протокол судебного заседания, или письменном заявлении доверителя в суде.

Кроме того, круг представителей на суде определяется по двум признакам — положительному и отрицательному, т. е. установлением:

— лиц, которые могут выступать представителями в суде (ст. 49 ГПК);

— лиц, которые не могут быть представителями в суде (ст. 51 ГПК).

Так, в соответствии со ст. 51 ГПК не могут быть представителями в суде судьи, следователи и прокуроры. Это правило не распространяется на случаи выступления в процессе указанных лиц в качестве уполномоченных соответствующего суда, прокуратуры или в качестве законных представителей.

 

2.2. Свидетели как участники гражданского процесса

 

Свидетель — это юридически незаинтересованный участник гражданского процесса, знающий сведения о фактах рассматриваемого дела, о которых обязан дать правдивые показания в судебном заседании1.

Шакарян М.С. говорит следующее: «свидетелями обычно называют лиц, которые были очевидцами тех или иных событий … свидетель как участник процесса – это лицо, вызванное судом для дачи показаний об известных ему обстоятельствах дела».2

Поэтому в ст. 69 ГПК прямо установлено, что не являются доказательствами сведения, сообщенные свидетелем, если он не может указать источник своей осведомленности.

В гражданском процессе свидетелями могут быть любые граждане, способные правильно воспринимать обстоятельства действительности, имеющие отношение к разбираемому гражданскому делу, т. е. обладающие в полной мере гражданской процессуальной правоспособностью.

Свидетель должен обладать способностью не только правильно воспринимать действительность (гражданская процессуальная правоспособность), но и давать о воспринятом правильные показания (гражданская процессуальная дееспособность). По этому признаку не должны допрашиваться в качестве свидетелей лица, которые в силу физических или психических недостатков не способны объективно воспринимать факты и давать о них правильные показания.

Кроме того, несовершеннолетние дети как свидетели обладают ограниченной дееспособностью в силу того, что психологические особенности ребенка, в первую очередь малолетнего, таковы, что он воспринимает окружающее не столько рационально, сколько эмоционально. При их допросе в суде привлекаются специалисты в области детской психологии, родители, педагоги, усыновители, опекуны или попечители (ст. 179 ГПК).

Не могут допрашиваться в качестве свидетелей судьи, присяжные, народные заседатели или арбитражные заседатели — о вопросах, возникавших в совещательной комнате в связи с обсуждением обстоятельств дела при вынесении решения суда или приговора; священнослужители религиозных конфессий, прошедшие государственную регистрацию, — об обстоятельствах, которые стали им известны из исповеди.

В юридической литературе свидетельские показания в зависимости от их содержания подразделяют на три группы:

— сведения-информация;

— сведения, содержащие суждения;

— показания сведущих свидетелей1.

Сведения-информация обычно дают свидетели, не знакомые со сложившимися взаимоотношениями и правоотношениями спорящих сторон, поскольку они ограничиваются изложением какого-то одного или нескольких фактов, имеющих значение для правильного разрешения гражданского дела. Такие показания дают очевидцы, случайно узнавшие те или иные обстоятельства.

Другой вид показаний типичен для свидетелей, хорошо знакомых со сторонами либо с одной из них, знающих развитие спорных отношений. Нередко такие свидетели (родственники, подруги, недруги одной из сторон) имеют фактическую заинтересованность в том или ином разрешении дела. Они, как правило, не ограничиваются рассказом о конкретном факте, а излагают свои соображения, суждения и догадки, содержащие оценку спорной ситуации, дают характеристики конфликтующих людей.

Поэтому отделить рассуждения данных лиц от собственно доказательственной информации суду бывает не всегда просто. И хотя показания указанных свидетелей более полно описывают спорную ситуацию, фактическую сторону дела, при этом велика опасность искажения обстоятельств дела, подмены доказательств необъективной информацией.

Третий вид показаний получают от сведущих свидетелей, которые в силу профессиональных, специальных знаний способны не только сообщить суду информацию фактического характера, но и указать причины и последствия совершения конкретных обстоятельств. Так, водитель может подробно и квалифицированно изложить обстоятельства дорожно-транспортного происшествия, очевидцем которого был.

Поэтому сведущие свидетели близки по своей природе к специалистам.

Вместе с тем необходимо отметить, что в гражданском праве свидетельские показания нередко не могут быть использованы для подтверждения каких-либо обязательств. Например, несоблюдение письменной формы сделки лишает стороны возможности в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства (ст. 162 ГК).

Специально подчеркнута невозможность оспаривания, как правило, договора займа по безденежности путем свидетельских показаний (ст. 81-2 ГК). Свидетели могут подтверждать те или иные обстоятельства в порядке исключения, которое нередко специально оговаривается в законе (ст. 493, 887 ГК).

Кроме того, ограничивает возможности использования свидетельских показаний и так называемый свидетельский иммунитет1. Если гражданину те или иные сведения, составляющие тайну, стали известны в силу его служебного положения, он не вправе разглашать их в суде.

Подобный перечень сведений, составляющих профессиональную тайну, достаточно большой. Так, ими могут являться адвокатская тайна в отношении конфиденциальных сведений, ставших известными адвокату в ходе судебного представительства; тайна банковских вкладов граждан; врачебная тайна в отношении некоторых болезней (туберкулеза, венерических, онкологических и т. д.); нотариальная тайна; следственная тайна в отношении данных предварительного следствия; лоцманская тайна и др.

Существуют также государственная, военная, дипломатическая тайны. Конституция РФ называет личную и семейную тайны (ст. 24) и устанавливает запрет освидетельствования против самого себя, своего супруга и близких родственников (ст. 51). Международно-правовыми актами закреплен иммунитет , дипломатических представителей, членов правительственных делегаций и консульских работников в области гражданской юрисдикции, частично освобождающий их от функций свидетеля по гражданским делам.

В соответствии с ч. 4 ст. 69 ГПК вправе отказаться от дачи свидетельских показаний:

— гражданин против самого себя;

— супруг против супруга, дети, в том числе усыновленные, против родителей, усыновителей и родители, усыновители против детей, в том числе усыновленных;

— братья и сестры друг против друга, дедушка, бабушка против внуков и внуки против дедушки и бабушки;

— депутаты законодательных органов власти — в отношении сведений, ставших им известными в связи с исполнением депутатских полномочий;

— Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации — в отношении сведений, ставших ему известными в связи с выполнением им своих полномочий.

Привлечение свидетелей в гражданское судопроизводство связано с финансовыми сложностями, поэтому в современном судебном процессе свидетели встречаются не очень часто. Некоторые определенные категории гражданских дел рассматриваются без привлечения свидетелей (например, взыскание алиментов, задолженностей и др.).

Необходимость в показаниях свидетелей может возникнуть в трех случаях1:

— для установления некоторых фактов, которые нельзя документально закрепить (например, факт нахождения на иждивении);

— для выяснения обстоятельств, которые были в свое время документально оформлены, но документы утрачены и восстановить их невозможно (большинство дел об установлении юридических фактов в порядке особого производства);

— для исследования и проверки достоверности средств доказывания (объяснений сторон, письменных и вещественных доказательств и др.). Поэтому в судебной практике нередки случаи, когда свидетельские показания зачастую были незаменимым и эффективным процессуальным средством выявления подложности документов, поступивших в суд, и т. д.

В гражданском процессе процессуальное положение свидетеля определяется прежде всего возлагаемыми на него обязанностями, согласно которым он должен по вызову суда явиться на судебное заседание и дать правдивые показания (ст. 70 ,ГПК).

Указанные обязанности обеспечиваются возможностью применения таких юридических санкций, как наложение штрафа в размере до десяти минимальных размеров оплаты труда, принудительный привод в суд (ч. 2 ст. 168 ГПК) и, наконец, привлечение к уголовной ответственности (ч. 2 ст. 70 ГПК).

Выполнение процессуальных обязанностей призваны обеспечить следующие права свидетеля1:

— давать показания на родном языке (ст. 9 ГПК);

— быть допрошенным судом в месте своего пребывания, если свидетель вследствие болезни, старости, инвалидности и других уважительных причин не в состоянии явиться по вызову суда (ст. 70 ГПК);

— пользоваться письменными заметками в тех случаях, когда его показания связаны с какими-либо цифровыми или другими данными, которые трудно удержать в памяти (ст. 178 ГПК);

— право на компенсацию понесенных расходов (ч. 3 ст. 70 ГПК).

Судье при оценке свидетельских показаний для принятия правильного решения по делу необходимо ответить на следующие вопросы:

— как соотносятся свидетельские показания с предметом доказывания по рассматриваемому делу;

— допустимы ли свидетельские показания для установления конкретных обстоятельств дела;

— заинтересован ли свидетель в том или ином разрешении дела;

— способен ли он с учетом индивидуальных свойств правильно воспринять, запомнить и произвести в суде доказательственную информацию;

— насколько полны показания свидетеля и достаточны ли они для формирования определенных сведений;

— соответствуют ли показания свидетеля имеющимся в деле фактическим данным или нет.

 

2.3. Заключение и роль экспертов

 

В гражданском процессе заключение экспертов представляет собой выводы сведущих лиц (экспертов) по вопросам, требующих специальных познаний в области науки, техники, искусства, ремесла. Поэтому при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных познаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу (ст. 79 ГПК).

В гражданском судопроизводстве существует негласное положение: судьи обладают знаниями права (еще римские юристы говорили: jurus cor um legas — судьи знают законы) и элементарными знаниями, в том числе, знаниями общеизвестных фактов, в связи с чем вправе самостоятельно строить собственные суждения1.

Экспертиза представляет собой научный метод, с помощью которого судьи, не обладающие специальными знаниями, анализируют обстоятельства дела и связи между ними. В разрешении дела экспертиза является своеобразным видом консультации суда специалистами, хотя сама по себе она не признается средством доказывания. Доказательственное значение для дела будут иметь только выводы экспертного исследования.

В юридической науке отмечено, что в экспертном заключении2:

— отражается подтвержденное практикой положение науки;

— констатируются обстоятельства конкретного дела;

— делается вывод из установленной научной закономерности по отношению к данному частному случаю, материалам рассматриваемого конкретного гражданского дела.

Шакарян М.С. дает следующие определения: «Экспертиза… это само исследование, проводимое экспертами на основе специальных познаний. Заключение эксперта – вывод, сделанный привлеченными к участию в процессе сведущим лицом на основании исследования предоставленных ему материалов по поставленным судом вопросам, требующим применения специальных познаний. Эксперт … лицо, обладающее специальными познаниями и привлеченное судом к участию в процессе для дачи заключения о вопросам, требующим таких познаний»1.

Поэтому в гражданском судопроизводстве экспертиза представляет суду новые средства доказывания и тем самым содействует законному и обоснованному осуществлению правосудия по конкретному делу.

В гражданском процессе экспертиза проводится по широкому кругу вопросов для определения состояния здоровья человека, степени его трудоспособности, психической полноценности; для анализа определения качества товаров и продукции, объема выполненных работ; для определения возможности раздела в натуре домовладения, авторства и т. п.

В этой связи существуют разнообразные виды судебной экспертизы: судебно-медицинская, судебно-психиатрическая, судебно-психологическая, криминалистическая, товароведческая, судебно-бухгалтерская, судебно-строительная, графологическая, фоноскопическая, генетическая и др.

В связи с тем, что заключение эксперта и содержащуюся в нем информацию трудно отделить от объекта экспертного исследования и заключенных в нем фактических данных, важное теоретическое и практическое значение приобретает вопрос о месте такого заключения в аспекте проблемы классификации судебных доказательств.

Исходя из того, что заключение эксперта всегда основано на уже собранном по делу доказательственном материале, некоторые ученые считают, что заключение эксперта является производным доказательством1.

Однако вряд ли можно согласиться с данной точкой зрения, поскольку производные доказательства всегда воспроизводят содержание первоначальных доказательств, следовательно, заключение эксперта необходимо отнести к первоначальным доказательствам.

Кроме того, в заключении эксперта доказательственную ценность имеет не копирование или воспроизведение уже известных данных, а выводы из них, сделанные экспертом на основе его специальных знаний, т. е. факты, установленные в результате самостоятельного экспертного исследования.

В отличие от этого, производное доказательство способно лишь скопировать, отобразить, воспроизвести содержание другого доказательства, но не может прибавить к нему новых фактов, более того, оно чаще всего утрачивает часть информации, содержавшейся в первоначальном доказательстве. Поэтому производное доказательство не способно заменить заключение эксперта, сделанное на основе его проведенного специального исследования.

Заключение эксперта должно быть отнесено к группе смешанных доказательств, поскольку источником фактов, устанавливаемых экспертом, является, с одной стороны, сведущее лицо, с другой — предметы. Соответственно недоброкачественность заключения эксперта как доказательства может явиться результатом недоброкачественности как одного источника (например, эксперта), так и другого (недоброкачественности материалов, на которых было основано это заключение).

Таким образом, при оценке заключения эксперта должна быть определена доброкачественность обоих источников информации.

Эксперт, в отличие от свидетеля, как правило, воспринимает не факты, имеющие юридическое значение, а доказательственные факты. Процессу формирования заключения эксперта предшествует процесс формирования воспринимаемых и исследуемых экспертом доказательств (объектов экспертизы)2.

Дефекты в формировании объектов экспертизы неизбежно влекут за собой и дефектность заключения эксперта. Эксперт не только воспринимает определенные видения, но и оценивает их с точки зрения своих научных знаний о связях явлений, познавая в результате такой оценки новые факты.

Поскольку проведение экспертизы основано на специальных знаниях, которыми обладает эксперт или эксперты, интерес представляет выяснение вопроса: что же следует понимать под специальными знаниями? Гражданско-процессуальное законодательство не расшифровывают понятия специальных знаний, ограничиваясь указанием на области, в которых эти знания могут потребоваться,— наука, искусство, техника или ремесло (ст. 79 ГПК).

Очевидно, что не всякий специалист, имеющий диплом о соответствующем образовании или опыт определенной работы, может быть назначен в качестве эксперта. Конкретный объем специальных знаний, которыми должен владеть эксперт, зависит от степени сложности данной отрасли знаний и индивидуальных особенностей конкретного случая, ставшего предметом экспертного исследования1.

Поэтому под специальными знаниями следует понимать такую совокупность профессиональных знаний, навыков и умений, которая приобретена в результате специального образования или (и) опыта работы, соответствует современному уровню развития определенной области науки, техники, искусства или ремесла и является достаточной для проведения экспертного исследования и дачи компетентного заключения по интересующим суды вопросам по конкретному делу.

В гражданском процессе судом также может быть назначена комплексная экспертиза, если установление обстоятельств по делу требует одновременного проведения исследований с использованием различных областей знания или с использованием различных научных направлений в пределах одной области знания (ст.
82 ГПК), которая поручается нескольким экспертам.

По результатам проведенных исследований эксперты формулируют общий вывод об обстоятельствах и излагают его в заключении, которое подписывается всеми экспертами. Эксперты, которые не участвовали в формулировании общего вывода или не согласны с ним, подписывают только свою исследовательскую часть.

Помимо комплексной экспертизы суд вправе назначить также и комиссионную экспертизу, которая назначается для установления обстоятельств дела двумя или более экспертами в одной области знания. Если эксперты пришли к общему выводу, то они формулируют его и подписывают. В случае, если эксперты не пришли к такому общему выводу, то эксперт, не согласный с другим экспертом или другими экспертами, вправе дать отдельное заключение по всем или отдельным вопросам, вызвавшим разногласия (ст. 83 ГПК).

Существуют две модели судебного познания информационное и логическое1. Так, при информационном познании средством получения знаний служит средство доказывания, и содержащиеся в нем сведения дают суду знания об обстоятельствах рассматриваемого дела. Например, сторона, свидетель сообщают в судебном заседании какую-либо информацию, из чего судья делает вывод об определенных обстоятельствах действительности и взаимоотношениях участников дела.

В логическом познании доказательствами выступают ранее уже установленные факты (доказательственные факты), которые выполняют роль посылок, аргументов для получения знания, необходимого для вывода. Поэтому формирование окончательного вывода на основе логического анализа собранного и изученного доказательственного материала и составляет вторую ступень познания2.

В гражданском процессе одной из разновидностей логического познания является экспертиза. Эксперт анализирует представленный ему судом доказательственный материал (вещественные доказательства) и на этой основе делает вывод, который является доказательством. При такой модели доказывания обязателен субъект доказывания, обладающий специальными знаниями, закрепляемыми в особом гражданском процессуальном документе, именуемом заключение эксперта.

Однако при этом необходимо иметь в виду, что логическое познание осуществляется после получения информационного знания и после того, как определена достоверность доказательственных фактов.

В гражданском судопроизводстве экспертиза назначается определением судьи, как правило, при подготовке дела к судебному разбирательству. Вопросы, подлежащие экспертному разъяснению, в конечном счете определяет судья. Стороны вправе представить свои вопросы (ст. 79 ГПК). Отклонение предложенных вопросов судья обязан мотивировать.

Как правило, судья адресует свое определение специализированным экспертным учреждениям, руководство которых и назначает конкретного эксперта, хотя и может поручить проведение экспертизы конкретному эксперту. В определении суда также указывается, что за дачу заведомо ложного заключения эксперт предупреждается судом или руководителем судебно-экспертного учреждения (если экспертиза проводится специалистами этого учреждения) об уголовной ответственности.

В гражданском процессе к личности эксперта закон предъявляет особые требования. В соответствии со ст. 18 ГПК он должен быть не заинтересован в исходе дела лично, прямо или косвенно, т. е. быть беспристрастным.

Кроме того, эксперт не может участвовать в рассмотрении дела в следующих случаях1:

— если он находился либо находится в служебной или иной зависимости от кого-либо из лиц, участвующих в деле, их представителей;

— является родственником или свойственником кого-либо из лиц, участвующих в деле, либо их представителей.

Помимо первоначальной судебной практике известны дополнительные экспертизы для решения вопросов, не решенных ранее, а также повторные, когда заново рассматриваются те вопросы, на которые уже имеются ответы, но выводы эксперта вызывают сомнение по существу (ст. 87 ГПК). В целях разъяснения или дополнения заключения суд может допросить эксперта.

При наличии в деле нескольких противоречивых заключений могут быть вызваны эксперты, проводившие как первичную, так и повторную экспертизу. Вместе с тем противоречия в заключениях нескольких экспертов не во всех случаях требуют повторной экспертизы. Суд может путем допроса экспертов получить необходимые разъяснения, дополнительное обоснование выводов1.

Однако назначение повторной экспертизы должно быть мотивировано. Суду следует указать в определении, какие выводы первичной экспертизы вызывают сомнения, сослаться на обстоятельства дела, которые не согласуются с выводами эксперта.

Для эксперта существуют как обязанности, так и права, призванные обеспечивать проведение им исследования. Например, согласно ст. 85 ГПК, лицо, назначенное экспертом, обязано принять к производству порученную ему судом экспертизу и провести полное исследование представленных материалов и документов; дать обоснованное и объективное заключение по поставленным перед ним вопросам и направить его в суд, назначивший экспертизу; явиться по вызову суда для личного участия в судебном заседании и ответить на все вопросы, связанные с проведенным исследованием.

Во вводной части судебного заседания суд разъясняет эксперту его обязанности и права (ст. 165 ГПК). Эксперт присутствует в течение всего разбирательства дела и вправе задавать вопросы участникам судопроизводства, а также участвовать в осмотре вещественных доказательств.

Он вправе просить суд о предоставлении ему дополнительных материалов и документов для исследования; задавать в судебном заседании вопросы лицам, участвующим в деле, и свидетелям; ходатайствовать о привлечении к проведению экспертизы других экспертов (ст. 85 ГПК).

В конце рассмотрения дела по существу эксперт дает устно свое заключение. Судья и лица, участвующие в деле, вправе задавать ему вопросы (ст. 180 ГПК). Заключение неявившегося эксперта оглашает судья (ст. 187 ГПК).

Эксперт дает заключение в письменной форме (ст. 86 ГПК), в структуре которого должны четко выделяться:

— научное положение, из которого исходил эксперт;

— конкретные данные об исследуемом объекте;

— собственный вывод — умозаключение, ответ на поставленный судьей вопрос.

К экспертным заключениям предъявляются три основных требования:

— квалифицированность (выводы эксперта должны опираться на соответствующие специальные знания);

— определенность (выводы должны быть категорическими, т. е. не допускать различных толкований);

— доступность (заключение должно быть понятно судьям и лицам, участвующим в деле, а также гражданам, присутствующим в суде и не имеющим специального образования)1.

Лица, участвующие в деле, вправе присутствовать при проведении экспертизы, за исключением случаев, когда такое присутствие при проведении экспертизы может помешать исследованию, совещанию экспертов и составлению заключения (ч. 3 ст. 84 ГПК).

Заключение эксперта для суда необязательно и суд оценивает его по общим правилам оценки судебных доказательств (ст. 67, ч. 3 ст. 86 ГПК).

Если сторона уклоняется от участия в проведении экспертизы или чинит препятствия ее проведению (не является на экспертизу, не представляет экспертам необходимых материалов и документов для исследования), а по обстоятельствам дела без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, то суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также какре для нее она имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым.

 

 

2.3. Участие специалиста в гражданском процессе

 

Действующее гражданское процессуальное законодательство предусматривает одну основную форму использования специальных знаний: в форме экспертизы (ст. 74—78 ГПК). В отличие от уголовного процесса (ст. 168, 270 УПК РФ и др.), ГПК не называет специалиста в числе возможных субъектов процесса и не регламентирует его участие как форму применения специальных знаний.

Ряд статей и нормативных правил ГПК РФ предусматривают такие случай участия эксперта в гражданском процессе, которые с очевидностью свидетельствуют о функциях не эксперта, а специалиста.

Участие специалиста в гражданском процессе предусмотрено ст. 188 ГПК РФ, согласно которой в необходимых случаях при осмотре письменных или вещественных доказательств, воспроизведении аудио- или видеозаписи, назначении экспертизы, допросе свидетелей, принятии мер по обеспечению доказательств суд может привлекать специалистов для получения консультаций, пояснений и оказания непосредственной технической помощи (фотографирования, составления планов и схем, отбора образцов для экспертизы, оценки имущества).

Так, ст. 283 ГПК, регламентирующая назначение экспертизы для определения психического состояния гражданина (при рассмотрении судом дел о признании гражданина недееспособным), определяет, что «в исключительных случаях… суд в судебном заседании при участии прокурора и психиатра может вынести определение о принудительном направлении гражданина на судебно-психиатрическую экспертизу»1.

Какое процессуальное положение занимает здесь психиатр, каковы его процессуальные функции? С формальной точки зрения он не может быть никем иным, как экспертом (иных возможностей процессуальный закон не предусмотрел) Однако, как явствует из текста и смысла указанной статьи, психиатр участвует в судебном заседании не для проведения специального исследования, а для того, чтобы помочь суду правильно решить вопрос о принудительном направлении гражданина на экспертизу. Иначе говоря, психиатр содействует суду в осуществлении процессуального действия. Это типичные функции специалиста, но не эксперта1.

Сходная по существу ситуация возникает при допросе несовершеннолетнего свидетеля (ст. 179 ГПК). Законодатель предусмотрел, что при допросе свидетелей в возрасте до 14 лет, а по усмотрению суда и при допросе свидетелей в возрасте от 14 до 16 лет в судебное заседание вызывается педагог. Однако его процессуальный статус не определен. Такое же по содержанию правило существует в уголовном процессе (ст. 285 УПК), а статус педагога однозначно определяется как статус специалиста. Нет причин считать, что в гражданском процессе педагог в приведенной ситуации занимает иное процессуальное положение; проблема заключается только в отсутствии законодательной регламентации.

Другой пример. Согласно ч. 2 ст. 74 ГПК вещественные доказательства, которые не могут быть доставлены в суд, хранятся в месте их нахождения. Они должны быть подробно описаны, а в случае необходимости сфотографированы и опечатаны. Очевидно, что фотографирование вряд ли можно вменить в компетенцию судьи — этим должен заниматься специалист; он также мог бы помочь в составлении описания вещественного доказательства, обратив внимание судьи на наиболее важные индивидуализирующие признаки. Пока ГПК такой возможности не предусматривает.

В гражданском процессе, как и в уголовном, возможны ситуации, когда суд нуждается в специальных сведениях справочного характера, получение которых не требует проведения исследования. Например, в спорах о разделе жилого дома бывает важно определить, подлежит ли дом разделу в натуре. Для правильного решения вопроса, что является одновременно залогом обеспечения исполнимости судебного решения, полезной может быть консультация специалиста (архитектора-строителя) при производстве осмотра строения. В других случаях суду может понадобиться мнение специалиста, чтобы более точно определить, имеется ли специальное основание для назначения конкретного вида экспертизы; специалист мог бы помочь суду более точно сформулировать экспертные задачи и т. д. Сейчас с позиции действующего ГПК сделать это невозможно.

Гражданское процессуальное законодательство предусматривает случаи, когда в деле участвует орган государственного управления для дачи заключения по делу (ч. 2 ст. 42 ГПК). Как правило, в составлении такого заключения участвуют специалисты, обладающие профессиональными знаниями в определенной области. Возникает необходимость определить принципиальные отличия заключения такого органа от заключения эксперта.

Существует проблема определения доказательственного значения так называемых внесудебных экспертиз (ведомственных, расследования несчастных случаев и т. п.)

В гражданском процессе предусматривается и возможность заинтересованных лиц пользоваться услугами переводчика (ст. 9, 162 ГПК), который также обладает специальными знаниями, но является самостоятельным субъектом процесса, относящимся к числу содействующих осуществлению правосудия. Функции переводчика в процессуальном смысле не тождественны функциям специалиста; это два различных субъекта процесса.

Сходные черты эксперта и специалиста в гражданском процессе: и эксперт, и специалист оперируют специальными знаниями; их участие в процессе возможно только по определению суда, а деятельность должна протекать по определенным процессуальным правилам; участие специалиста обусловлено прежде всего спецификой судебного познания1.

Отличительные черты участия специалиста: специалист — самостоятельный субъект процесса; его функции отличаются от функции эксперта (главное для эксперта — добыть новую информацию — фактические данные-доказательство; главное для специалиста — помочь суду: а) в выявлении, фиксации фактических данных, б) в осуществлении конкретного процессуального действия; специалист привлекается в процесс для участия в процессуальном действии, осуществляемом судом; специалист не проводит специального исследования, направленного на установление новых фактов, до того не известных суду; результаты деятельности специалиста не оформляются заключением и не являются самостоятельным доказательством в процессе.

Положение о том, что специалист является самостоятельным субъектом процесса, является процессуальным и обусловлено, с одной стороны, функциями специалиста в процессе, с другой стороны — требованиями гражданско-процессуальной формы (недопустимость смешения функций различных субъектов процесса). Признание специалиста субъектом процесса предполагает регламентацию его статуса в ГПК, определение объема его процессуальных прав и обязанностей. Самостоятельность процессуального статуса специалиста вовсе не означает невозможности — в необходимых случаях и по решению суда — поручить производство экспертизы лицу, ранее участвовавшему в осуществлении процессуального действия в качестве специалиста. Например, при рассмотрении дела о признании гражданина недееспособным психиатр может участвовать в стадии подготовки в качестве специалиста (по ст 260 ГПК), что не мешает суду (по его усмотрению) назначить производство экспертизы этому же лицу. Однако процессуальные функции и в данном случае у специалиста и эксперта остаются, безусловно, различными.

Таким образом, в следующих процессуальных действиях возможно участие специалиста (в гражданском процессе): осмотр судом (осмотр на месте, осмотр вещественных доказательств, осмотр письменных доказательств); изъятие судом образцов для сравнительного исследования; производство судебного эксперимента; назначение судом экспертизы; допрос несовершеннолетних в суде; исследование судом письменных и вещественных доказательств.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Конституция Российской Федерации: Принята на всенародном референдуме 12 дек. 1993 г. М., 2005.
  2. Гражданский Кодекс РФ. Ч. 1 от 30 ноября 1994 г.// СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.
  3. Гражданский кодекс РФ. Ч. 2 от 26 января 1996 г.// СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410.
  4. Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ: Принят 23 окт. 2003 г.// Российская газета. 2003. 16 ноября 2003 г.
  5. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. № 174-ФФЗ с изм. и доп., внесенным федеральным законами от 4 июля 2003 г., 7 июля и 8 декабря 2003 г., 22 апреля 2004 г., 29 июня 2004 г // СЗ РФ. 2001. № 52 (ч. I)
  6. ФЗ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» от 8 декабря 1995 г. ( в ред. от 29.06.04 № 58-ФЗ) // СЗ РФ. 1996. № 3. Ст. 148.
  7. ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31 мая 2002 г. №63-ФЗ // Российская газета от 5 июня 2002 г.
  8. Постановление Правительства РФ от 12 августа 1994 г. № 950 «О порядке назначения представителей интересов Правительства Российской Федерации в судах» // СЗ РФ. 1994. №17. Ст. 2003.
  9. Власов А. А. Адвокат как субъект доказывания в гражданском и арбитражном процессе; М.: Юрлитинформ, 2000.
  10. Власов А.А. Гражданское процессуальное право. М., 2003.
  11. Власов А. А. Правовые основания и виды судебного представительства // Адвокатские вести. 2001. № 7. С. 18-19.
  12. Гапеев В.Н., Джаникян М.В. Третьи лица без самостоятельных требований и их участие в гражданском процессе // Реализация процессуальных норм органами гражданской юрисдикции. Свердловск, 1988.
  13. Гражданский процесс: Учебник / Под ред. В. А. Мусина, Н. А. Чечиной, Д. М. Чечота. М., 2000.
  14. Гражданский процесс / Под ред. М. К. Треушникова. М., 2003.
  15. Гражданское право: Учебник /Под ред. Суханова Е.А. В 2-х тт.- Т.1. М., 2004.
  16. Гражданское процессуальное право / Под ред. М.С. Шакарян. – М.: ТК Велби, 2004.
  17. Грось Л.А. Научно-практическое исследование влияния норм материального права на разрешение процессуально-правовых проблем в гражданском и арбитражном процессе. Хабаровск, 1999.
  18. Дулов А. В. Вопросы теории судебной экспертизы в советском уголовном процессе. Минск, 1959.
  19. Ильинская Л.Ф., Лесницкая И.М. Судебное представительство в гражданском процессе. М., 1964.
  20. Ильинская И. М., Лесницкая Л. Ф. Судебное представительство в гражданском процессе. М., 1964.
  21. Осокина Г.Л. Гражданский процесс. М., 2004.
  22. Осокина Г. Понятие, виды и основания законного представительства // Российская юстиция. 1998. № 1. С. 43 – 44.
  23. Розенберг Я.А Представительство по гражданским делам в суде и арбитраже. Рига, 1980.
  24. Сахнова Т. В.
    Экспертиза в суде по гражданским делам. М, 1997.
  25. Шерстюк В. М. Судебное представительство по гражданским делам. М., 1984.
  26. Щеглов В.Н. Субъекты судебного гражданского процесса. Томск, 1979.
  27. Чечот Д. М. Участники гражданского процесса. М., 1960.
  28. Фокина М. А.
    Свидетельские показания в состязательном гражданском судопроизводстве. Саратов, 1996. С. 60.

  29. Эйсман А. А. Логика доказывания. М., 1971.

     


     

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.03MB/0.00042 sec

WordPress: 23.74MB | MySQL:120 | 2,270sec