Лица участвующие в деле как субъекты гражданского процесса

<

031314 0259 1 Лица участвующие в деле как субъекты гражданского процесса

1.1. Права и обязанности лиц, участвующих в деле

 

Лица, участвующие в деле, наделены большим объемом процессуальных прав. Статья 35 ГПК специально закрепила процессуальные права и обязанности, общие для всех участвующих в деле лиц.

Анализ данной статьи показывает, что в ней отражены действия многих принципов гражданского процесса, как-то: диспозитивности, состязательности, равенства всех перед законом и судом, процессуального равноправия лиц, участвующих в деле. В одних и тех же правах проявляются действия различных принципов, в зависимости от того, кто из этих лиц использует свое право. В этом проявляется взаимосвязь принципов.

Сообразно правовому статусу лиц, участвующих в деле, с учетом их заинтересованности в исходе дела в гражданском процессуальном законодательстве закреплен широкий круг их правомочий. В соответствии со ст. 35 ГПК лица, участвующие в деле, имеют право:

– знакомиться с материалами дела, делать выписки из них, снимать копии, заявлять отводы, представлять доказательства и участвовать в их исследовании, задавать вопросы другим лицам, участвующим в деле, свидетелям, экспертам и специалистам; заявлять ходатайства, в том числе об истребовании доказательств;

– давать объяснения суду в устной и письменной форме; приводить свои доводы по всем возникающим в ходе судебного разбирательства вопросам, возражать относительно ходатайств и доводов других лиц, участвующих в деле;

– обжаловать судебные постановления и использовать предоставленные законодательством о гражданском судопроизводстве другие процессуальные права.

В первую очередь отметим, что данный в ч. 1 ст. 35 ГПК перечень прав лиц, участвующих в деле, отражает принцип состязательности.

В статье 35 ГПК находит свое отражение и принцип диспозитивности, который проявляется в предоставлении законом права участвующим в деле лицам обжаловать решения, а в предусмотренных случаях, — и определения суда, что ставит в зависимость от воли участвующих в деле лиц переход процесса во вторую инстанцию.

В ч. 1 статьи 35 ГПК говорится также о том, что участвующие в деле лица должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами, т.е. не злоупотреблять ими. Злоупотребление правом и (или) неисполнение процессуальных обязанностей (ч. 2 статьи 35 ГПК) может повлечь применение санкций либо неблагоприятно отразиться на содержании судебного решения или привести к решению суда об оставлении дела без рассмотрения.

Кроме того, лица, участвующие в деле, несут процессуальные обязанности, установленные ГПК, другими федеральными законами (ч. 2 ст. 35 ГПК). При неисполнении процессуальных обязанностей наступают последствия, предусмотренные законодательством о гражданском судопроизводстве. Например, на них лежит обязанность сообщения суду о перемене своего адреса во время производства по делу (ст. 118 ГПК), а также ряд других процессуальных обязанностей.

Помимо общих процессуальных прав и обязанностей, которыми наделены все лица, участвующие в деле, некоторые из них — стороны, третьи лица, заявляющие либо не заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора, лица, участвующие в делах особого производства, и другие лица, участвующие в деле, — наделяются рядом специальных процессуальных прав и обязанностей, характерных только для них. Например, только ответчик имеет право признания иска и только стороны могут решить вопрос о заключении мирового соглашения.

Реализация процессуальных прав лиц, участвующих в деле, обеспечивается прежде всего предоставлением им права знакомиться с делом, делать из него выписки, снимать копии, заявлять отводы.

Наиболее полно в ст. 35 ГПК отражено действие принципа состязательности в правах участвующих в деле лиц совершать действия по обеспечению полноты доказательственного материала и объективного разрешения дела: представлять доказательства и участвовать в их исследовании, задавать вопросы другим лицам, участвующим в деле, свидетелям, экспертам и специалистам; заявлять ходатайства об истребовании доказательств, давать объяснения суду в устной и письменной форме; приводить свои доводы по всем возникающим в ходе судебного разбирательства вопросам, возражать относительно ходатайств и доводов других лиц, участвующих в деле.

Таким образом, все лица, участвующие в деле, являются субъектами доказывания. В перечисленных правах лиц, участвующих в деле, отражен также принцип равенства всех перед законом и судом.

Проявлением принципа диспозитивности является право всех лиц, участвующих в деле, обжаловать судебные постановления, являющееся гарантией конституционного права на судебную защиту.

Перечень процессуальных прав, закрепленный в ст. 35 ГПК, не является исчерпывающим; это следует из ее положения о том, что лица, участвующие в деле, могут использовать и другие процессуальные права, предоставленные процессуальным законодательством.

Лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами. Злоупотребление правами может привести к неблагоприятным последствиям либо к применению санкций, предусмотренных законом.

В ст. 35 ГПК включена новая норма (ч. 2), согласно которой лица, участвующие в деле, несут процессуальные обязанности, установленные Кодексом и другими федеральными законами, при неисполнении которых наступают предусмотренные процессуальным законодательством, последствия. В этой норме процессуальные обязанности не перечислены. Поэтому следует обращаться к тем статьям ГПК, в которых закреплены такие обязанности либо предусмотрено право суда возложить на лицо, участвующее в деле, какую-либо обязанность. При этом следует учесть специфику процессуального законодательства: в ряде случаев право лица, участвующего в деле, является и его обязанностью. Так, сторона вправе предоставлять доказательства, но одновременно — это ее обязанность, в связи с этим выделено понятие «бремя доказывания» (ст. 56 и др. ГПК).

В ст. 34 ГПК, определяющей состав лиц, участвующих в деле, в первую очередь названы стороны.

В ст. 38 ГПК закреплено понятие сторон. Сторонами в гражданском процессе — истцом или ответчиком — являются предполагаемые в момент принятия искового заявления судом субъекты спорного материального правоотношения.

Вместе с тем понятие сторон в правоведении определяется неоднозначно. В большинстве случаев оно применяется к лицам, участвующим в делах искового производства. Но существует и другое определение понятия сторон как субъектов спорных материально-правовых отношений, выступающих в защиту своих материально-правовых и процессуальных интересов, на которых распространяется законная сила судебного решения и которые, как правило, несут судебные расходы по делу.

Такое определение понятия сторон охватывает как исковое производство, так и производство, возникающее из публичных правоотношений, а в некоторых случаях и особое производство. Данное определение соответствует этимологии термина «стороны», т. е. стороны определяются как лица, спор которых о субъективном праве или охраняемом законом личном интересе суд должен разрешить1.

Представляется, что широкое определение понятия сторон позволяет проще и точнее назвать виды сторон в разных видах производства. Для искового производства — это истец и ответчик.

Для производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, обращающегося в суд за защитой следует называть заявителем или жалобщиком; того, кому адресовано заявление или на кого подается жалоба, можно называть ответчиком. Ведь этот участник судопроизводства по сути своего участия отвечает по поводу заявления (жалобы) в свой адрес. Такую же терминологию можно было бы применять и для некоторых дел особого производства.

Однако гражданское процессуальное законодательство не выработало условных терминов для обозначения лиц, участвующих в неисковых делах. Нередко в судебной практике при рассмотрении дел неисковых производств используется понятие «ответчик» применительно к тому участнику процесса, к которому адресовано заявление или жалоба.

В связи с этим напрашивается вывод о том, что стороны есть во всех случаях, когда в судопроизводстве участвуют два противостоящих процессуальных субъекта, лично юридически заинтересованные в исходе дела. Таким образом, личная юридическая заинтересованность в исходе дела является главным определяющим признаком, с помощью которого среди лиц, участвующих в деле, можно выделить стороны.

характерными признаками сторон являются:

– наличие противоположных юридических интересов. В случае «слияния» истца и ответчика в одном лице является основанием для прекращения производства по делу (например, в случае денежного судебного спора отца с сыном смерть отца повлечет за собой ликвидацию процесса, так как сын в результате наследования окажется субъектом права требования к самому себе);

– ведение сторонами процесса от своего имени;

– принятие судебного решения на имя сторон;

– распространение силы судебного решения на стороны;

– возложение на стороны, по общему правилу, судебных расходов.

Сторонами в гражданском судопроизводстве могут быть граждане, а также государственные органы, органы местного самоуправления, государственные и муниципальные предприятия, некоммерческие организации, товарищества, общества и объединения, являющиеся и не являющиеся юридическими лицами.

В гражданском судопроизводстве две стороны: истец (заявитель, жалобщик) и ответчик.

Истец — это тот, кто обращается в суд за защитой своего права или охраняемого законом интереса, либо тот, в чьих интересах предъявлен иск прокурором, государственным органом, органом местного самоуправления, организацией, должностным лицом, гражданином, если последнему законом предоставлено полномочие на защиту от своего имени прав и законных интересов других лиц. Другими словами, истец — это тот, кто ищет судебной защиты.

Ответчик — лицо, по отношению к которому это принудительное осуществление или защита права истцом требуется.

Сторонами в гражданском процессе являются участвующие в деле лица, спор которых о субъективном праве или охраняемом законом интересе суд должен рассмотреть и разрешить.

Чтобы быть стороной в гражданском процессе, достаточно обладать гражданской процессуальной правоспособностью (ст. 36 ГПК), а чтобы непосредственно (лично) осуществлять свои права в суде и поручать ведение дела представителю, нужно обладать и процессуальной дееспособностью (ст. 37 ГПК.

Обязанностью лиц, участвующих в деле, является указывать адрес (ст. 131 ГПК), сообщать суду о перемене адреса во время производства по делу (ст. 118 ГПК), представлять истребованные судом письменные и вещественные доказательства (ст. 57 ГПК), являться в суд по требованию суда и др.

При неисполнении обязанностей могут наступить неблагоприятные последствия либо применяться предусмотренные законом санкции (см., например, ч. 3 ст. 57, ст. 118, 159 ГПК).

Должностные лица, участвующие в деле (например, прокурор), выполняют процессуальные обязанности в силу служебного положения; неисполнение этих обязанностей влечет за собой меры дисциплинарной ответственности на основании сообщения суда (частное определение).

Права и обязанности, предусмотренные ГПК, отражая содержание принципов диспозитивности и состязательности, обеспечивают участвующим в деле лицам возможность реализовать свое право на судебную защиту и совершать действия, направленные на развитие и дальнейшее движение процесса, переход его из одной стадии в другую.

Однако наряду с общими чертами каждой категории участвующих в деле лиц свойственны особенности, отличающие их друг от друга. Поэтому закон наделяет каждого из участвующих в деле лиц в зависимости от характера заинтересованности и отношения к предмету спора дополнительно необходимым объемом процессуальных прав и обязанностей.

 

1.2. Процессуальная право- и дееспособность лиц, участвующих в деле

 

Значение гражданской процессуальной правоспособности состоит в том, что если лицо не способно приобретать процессуальные права и нести процессуальные обязанности, то оно не может быть субъектом процесса, процессуального отношения1.

В науке гражданского процесса данный аспект не является дискуссионным, и в юридической литературе различными авторами освещается практически одинаково.

При изучении гражданской процессуальной правоспособности и дееспособности необходимо иметь в виду следующее. Указанные процессуальные категории, как и многие другие, могут быть поняты и объяснены только с учетом тесной диалектической взаимосвязи материального права, прежде всего гражданского, семейного, конституционного, административного, и гражданского процессуального. Субъекты гражданского процессуального права наделяются процессуальными правоспособностью и дееспособностью в связи с необходимостью защиты принадлежащих им прав и интересов как участников материальных правоотношений, поскольку не должна возникнуть ситуация, когда субъект материального права не имеет возможности участвовать в гражданском процессе.

Общим основанием участия в гражданском процессе для всех лиц, участвующих в деле, является наличие гражданской процессуальной правоспособности (ст. 36 ГПК РФ). Гражданская процессуальная правоспособность признается в равной мере за всеми гражданами и организациями, обладающими согласно законодательству Российской Федерации правом на судебную защиту прав, свобод и законных интересов.

Субъекты гражданского процессуального права наделяются гражданской процессуальной правоспособностью при различных и неоднозначных условиях. Гражданская процессуальная правоспособность признается за всеми гражданами России в силу факта их рождения, за коммерческими и некоммерческими организациями — при наличии прав юридического лица. На основании ст. 398 ГПК РФ в равной степени с гражданами России гражданской процессуальной правоспособностью наделяются иностранные граждане, лица без гражданства, иностранные и международные организации.

Гражданская процессуальная правоспособность — это установленная законом возможность иметь гражданские процессуальные права и обязанности. Закон наделяет такой способностью в равной мере всех граждан и организации, обладающих согласно законодательству РФ правом на судебную защиту прав, свобод и законных интересов (ст. 36 ГПК), имея в виду лишь возможность участия их в гражданском процессе в качестве сторон и третьих лиц (ст. 38, 42 – 43 ГПК). Гражданское процессуальное законодательство не допускает никаких ограничений процессуальной правоспособности.

В процессуальной литературе гражданская процессуальная правоспособность стала рассматриваться как свойство не только сторон и третьих лии, но и всех субъектов процесса, в том числе суда, прокуратуры, общественности.1 Эта позиция отражена и в современной учебной литературе2.

Отдельные авторы, например, в учебнике «Гражданский процесс»3 отмечается дискуссионность проблемы, но позиция Д. М. Чечота не излагается. С данной точкой зрения не соглашаются Шакарян М.С., Сергун А.К.4

Оригинальную позицию высказал по этому вопросу В. В. Комаров. Признавая, что в законе процессуальная правоспособность формулируется лишь в отношении сторон и третьих лиц, автор, исходя из того, что таким общим свойством все субъекты процесса не наделяются, полагает, что для каждого из них устанавливается специфическая гражданская процессуальная провосубъектность5.

По мнению А. А. Власова, «прокурор наделяется процессуальной правоспособностью в силу наличия компетенции…»6. Данный автор, как и другие, отождествляет правоспособность с компетенцией, что не одно и то же.

Все лица, обладающие субъективным материальным правом, должны иметь возможность обращения за его защитой, т. е. гражданскую процессуальную правоспособность.

Граждане правоспособны в равной мере независимо от их возраста, пола, расы, психического состояния и других критериев. Поэтому практическое значение имеет проверка наличия процессуальной правоспособности только для юридических лиц, которая производится в соответствии со ст. 49, 51 ГК РФ и Федеральным законом «О государственной регистрации юридических лиц»1. Следовательно, не могут выступать в качестве стороны и иного лица, участвующего в деле, участники договора о совместной деятельности (простое товарищество), поскольку простое товарищество не является юридическим лицом. Участники договора о совместной деятельности могут выступать по спорам, связанным с их деятельностью, в качестве соистцов или соответчиков. Не могут выступать в самостоятельном качестве в суде филиалы и представительства, которые вправе участвовать в гражданском процессе только в пределах полномочий, которыми они наделены органом, утвердившим положение о филиале или представительстве.

От имени Российской Федерации, субъектов РФ, а также муниципальных образований в гражданском процессе соответственно выступают органы государственной власти и местного самоуправления в пределах их компетенции (п. 1 ст. 125 ГК РФ). Такой же порядок установлен для органов исполнительной власти всех уровней и местной администрации. В качестве условия наделения их гражданской процессуальной правоспособностью выступает компетенция органов власти либо управления, которой они наделяются актами, определяющими правовой статус этих органов, с момента создания и до прекращения их деятельности.

Приведенные положения относятся и к общественным объединениям. В соответствии со ст. 18 Федерального закона «Об общественных объединениях» общественное объединение считается созданным с момента принятия решения о его создании, утверждении его устава, формирования руководящих и контрольно-ревизионных органов. Факт рождения для граждан, наличие прав юридического лица для организаций либо компетенции для государственных органов, органов местного самоуправления, общественных объединений и иных образований представляют собой различные условия наделения указанных субъектов гражданского процессуального права процессуальной правоспособностью, являющейся единым основанием для участия в гражданском процессе для лиц, участвующих в деле. Данные положения вытекают из содержания ст. 36, 38, 46, 47 ГПК РФ и ст. 124 – 126 ГК РФ.

Гражданская процессуальная правоспособность связана с правоспособностью в материальном праве (гражданском, трудовом, семейном, земельном, кооперативном, административном), когда определяется возможность быть стороной или третьим лицом. Судебная защита предполагает, что лицо, обращающееся за ней, способно обладать оспариваемым правом. Поэтому гражданская процессуальная правоспособность возникает одновременно с правоспособностью в материальном праве. Процессуальная правоспособность граждан возникает с момента рождения и прекращается со смертью. Но если правоспособность в материальном праве возникает с определенного возраста (например, трудовая, брачная), то соответственно и процессуальная правоспособность наступает с этого момента.

Юридические лица обладают процессуальной правоспособностью с момента возникновения. Прекращение юридического лица ведет к прекращению его процессуальной правоспособности.

Однако по содержанию правоспособность в материальном праве не тождественна процессуальной правоспособности. Если правоспособность в материальном праве — возможность иметь соответствующие материальные права и обязанности (гражданские, трудовые, брачно-семейные и пр.), то гражданская процессуальная правоспособность — возможность иметь гражданские процессуальные права и обязанности, т, е. быть стороной, третьим лицом.

Все граждане и организации наделяются законом одинаковой процессуальной правоспособностью в отличие от гражданского права, устанавливающего, как правило, специальную правоспособность юридических лиц.

Для осуществления процессуальных прав и обязанностей в суде посредством совершения процессуальных действий необходимо обладать процессуальной дееспособностью,

Правовой статус субъектов гражданского процессуального права связывается также с наличием гражданской процессуальной дееспособности (ст. 37 ГПК РФ). Под нею понимается способность осуществлять свои процессуальные права, выполнять процессуальные обязанности и поручать ведение дела в суде представителю. Гражданская процессуальная дееспособность принадлежит гражданам, достигшим совершеннолетия (18 лет), и организациям.

Гражданская процессуальная дееспособность — способность лично осуществлять свои права и исполнять свои обязанности, а также поручать ведение дела представителю (ст. 37 ГПК), т. е. способность лично совершать процессуальные действия (самому предъявлять иск, заключать мировое соглашение, отказаться от иска или признать иск, заявлять ходатайства в процессе, доказывать и т. д.). В этом отличие гражданской процессуальной дееспособности от дееспособности в материальном праве (способности лично совершать сделки, приобретать собственность, заключать трудовой договор и т. п.).

Юридические лица обладают процессуальной дееспособностью с момента возникновения. Процессуальные права и обязанности юридического лица осуществляются его органами непосредственно или через представителей (ч. 2 ст. 48 ГПК).

Практическое значение установление наличия гражданской процессуальной дееспособности имеет только для граждан.

Во-первых, полная процессуальная дееспособность, которая наступает по общему правилу по достижении совершеннолетия, т.е. 18 лет. Полная процессуальная дееспособность граждан возникает с достижением совершеннолетия, т. е. с 18 лет (ч. 1 ст. 37 ГПК), а в случае эмансипации — с 16 лет (ст. 27 ГК). Права и интересы несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет, а также граждан, признанных ограниченно дееспособными, защищаются в суде их законными представителями. Однако суд обязан привлекать к участию в таких делах самих несовершеннолетних или граждан, признанных ограниченно дееспособными (ч. 3 ст. 37 ГПК). Такие лица вправе совершать все процессуальные действия. Непривлечение их к участию в деле — основание для отмены решения. Каких-либо ограничений процессуальной дееспособности закон не предусматривает. В соответствии со ст. 26 и 30 ГК действия по распоряжению материальным (имущественным) правом (отказ от иска, признание иска, мировое соглашение) они могут совершать лишь с согласия законных представителей.

В случаях, предусмотренных законом, по делам, возникающим из трудовых и брачно-семейных правоотношений, из сделок, связанных с распоряжением полученным заработком, а также по делам, возникающим из причинения вреда, несовершеннолетние имеют право лично защищать в суде свои права и интересы. Привлекать законных представителей к участию в деле в этих случаях не обязательно; решение вопроса зависит от усмотрения суда (ч. 4 ст. 37 ГПК).

Если законом допускается вступление в брак до достижения 18 лет, дееспособность в полном объеме приобретается со времени вступления в брак (ч. 2 ст. 21 ГК). Это положение полностью относится и к гражданской процессуальной дееспособности.

За лиц, полностью недееспособных (малолетних, не достигших 14 лет, и совершеннолетних, объявленных недееспособными в установленном законом порядке (ст. 29 ГК, ст. 281 ГПК), процесс ведут их законные представители (ч. 3 ст. 37 ГПК).

Действия недееспособного, в том числе предъявленный им иск, будут иметь силу лишь в случае подтверждения их законным представителем. Законный представитель может подтвердить все действия недееспособного или некоторые из них; не подтвержденные им действия лишены юридического значения (п. 3 ч. 1 ст. 135, абз. 3 ст. 222 ГПК). Это касается лишь лиц, полностью недееспособных.

Во-вторых, частичная гражданская процессуальная дееспособность. В соответствии с ч. 3 и 4 ст. 37 ГПК РФ права, свободы и законные интересы несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет защищают в процессе их законные представители. Однако суд обязан привлекать к участию в таких делах самих несовершеннолетних.

Как видно, по общему правилу права несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет защищаются их законными представителями. Вместе с тем, если несовершеннолетние наделяются правосубъектностью в материальном праве с более раннего возраста, чем 18 лет, то соответственно они наделяются возможностью самостоятельной защиты своих прав и интересов. Несовершеннолетние с 16 лет вправе самостоятельно выступать в суде при возникновении споров, вытекающих из членства в кооперативах.

На основании ст. 26 ГК РФ несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет являются частично дееспособными и, следовательно, по спорам, возникающим из реализации ими своих гражданских прав, которые они могут осуществлять самостоятельно, несовершеннолетние вправе обращаться в суд за судебной защитой, например, если спор связан с распоряжением заработком, стипендией, иным доходом, осуществлением авторских прав. В соответствии со ст. 63 ТК РФ1 заключение трудового договора допускается с 16 лет, а в отдельных случаях — с 14 и 15 лет. Поскольку такие лица наделяются трудовой правосубъектностью, то, соответственно, они должны обладать и процессуальной дееспособностью для защиты их интересов в суде.

Другим примером может быть п. 3 ст. 62 СК РФ, согласно которому несовершеннолетние родители имеют право требовать по достижении ими возраста 14 лет установления отцовства в отношении своих детей в судебном порядке.

Определением Военной коллегии Верховного Суда РФ от 23 июня 1998 г. N 4н-186/98 подтверждено, что при рассмотрении гражданских дел права и охраняемые законом интересы несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет согласно требованиям в суде защищаются их родителями, усыновителями или попечителями, но суд обязан привлекать к участию в деле и самих несовершеннолетних. Так, Хоменко С.Н. обратилась в военный суд с иском к своему бывшему мужу, Хоменко Н.Н., об изменении договора найма жилого помещения — трехкомнатной квартиры, в которой, помимо истицы и ответчика, проживают их дети — Хоменко С., 1981 г. рождения, и Хоменко А., 1982 г. рождения.

В своем заявлении Хоменко С.Н. просила выделить ей и сыну, Хоменко А., в совместное пользование две изолированные комнаты размером 12,4 и 8,5 кв. м, а ответчику и другому сыну, Хоменко С., — одну изолированную комнату размером 19 кв. м. Суд удовлетворил эти исковые требования. Военный суд кассационной инстанции данное решение оставил без изменения.

В протесте председателя Военной коллегии ставился вопрос об отмене состоявшихся судебных решений и возвращении дела на новое судебное рассмотрение по следующим основаниям. В соответствии с требованиями ч. 2 ст. 32 ГПК РСФСР (ч. 3 ст. 37 ГПК РФ) права и охраняемые законом интересы несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет защищаются в суде их родителями, усыновителями или попечителями, но суд обязан привлекать к участию в деле и самих несовершеннолетних.

При рассмотрении данного дела суд, разрешив вопрос, затрагивающий жилищные права и законные интересы несовершеннолетних, этого требования процессуального законодательства не выполнил, что согласно требованиям п. 4 ч. 2 ст. 308 и ст. 330 ГПК РСФСР (п. 4 ч. 2 ст. 364, ст. 387 ГПК РФ) является безусловным основанием для отмены судебного решения.

Военная коллегия с протестом согласилась, отменила состоявшиеся решения и дело направила на новое рассмотрение.

В-третьих, ограниченная процессуальная дееспособность. В соответствии с ч. 3 ст. 37 ГПК РФ права и охраняемые законом интересы граждан, признанных ограниченно дееспособными, защищаются в суде их попечителями. Признание граждан ограниченно дееспособными возможно только в судебном порядке и при условии, если они злоупотребляют спиртными напитками или наркотическими веществами. Подобные граждане ограничиваются в дееспособности в части совершения сделок, за исключением мелких бытовых, при получении и распоряжении заработком, пенсией, иными доходами (ст. 30, 33 ГК РФ) и, соответственно, их интересы в суде представляют попечители. Однако суд обязан привлекать к участию в таких делах самих граждан, признанных ограниченно дееспособными.

По остальным спорам неимущественного характера данные граждане являются полностью дееспособными и без всяких ограничений могут выступать в качестве стороны либо иного лица, участвующего в деле, например, по делам о расторжении брака (не связанным с разделом имущества), по искам о защите чести и достоинства, об установлении отцовства и другим делам неимущественного характера.

В-четвертых, полностью недееспособные лица, которые вообще не могут выступать в суде в качестве лиц, участвующих в деле. К полностью недееспособным гражданам относятся несовершеннолетние, не достигшие возраста 14 лет, а также граждане, которые вследствие психического расстройства не могут понимать значение своих действий или руководить ими и признанные по данным основаниям недееспособными судом. Согласно ч. 5 ст. 37 ГПК РФ права, свободы и законные интересы несовершеннолетних, не достигших возраста 14 лет, а также граждан, признанных недееспособными, защищают в процессе их законные представители — родители, усыновители, опекуны, попечители или иные лица, которым это право предоставлено федеральным законом.

Хотя ч. 4 ст. 63 ТК РФ разрешает в отдельных случаях заключение трудового договора с лицами, не достигшими возраста 14 лет (например, в организациях кинематографии), в случае возникновения спора в суде права и интересы таких малолетних лиц будут защищать их законные представители.

Изложенное показывает тесную взаимосвязь категорий правоспособности и дееспособности в материальном и процессуальном праве. Условия наделения процессуальной правоспособностью, равно как и правила определения процессуальной дееспособности, должны быть достаточно гибкими, обеспечивая всем заинтересованным лицам доступность судебной защиты.

Гражданская процессуальная правоспособность и дееспособность реализуются путем совершения лицами, участвующими в деле, процессуальных действий. Граждане реализуют свою процессуальную правоспособность и дееспособность самостоятельно либо через своих представителей. Организации, а также государственные органы и органы местного самоуправления реализуют процессуальную правосубъектность через свои коллегиальные либо единоличные органы также с соответствующим подтверждением полномочий их представителей.

 

1.3. Виды лиц, участвующих в деле

 

При рассмотрении гражданского дела судом в процессе участвуют многие лица, объединяемые общим наименованием – «участники (субъекты) гражданского процесса». Среди участников процесса закон (гл. 4 ГПК) выделяет лиц, участвующих в деле (ст. 34 ГПК).

Таким образом, круг участников процесса шире, чем круг лиц, участвующих в деле. В то же время лица, участвующие в деле, наряду с судом являются основными субъектами гражданского процессуального правоотношения. Поэтому данной группе участников процесса в гражданском процессуальном законодательстве отведено значительное место: многочисленные статьи ГПК посвящены участвующим в деле лицам и связывают с их участием различные правовые последствия1.

В гражданском процессе круг лиц, участвующих в деле, не совпадает с кругом участников процесса (участников судопроизводства).

К лицам, участвующим в деле, гражданское процессуальное законодательство России относит стороны, третьих лиц, прокурора, государственные органы, органы местного самоуправления, организации, отдельных граждан, обращающихся в суд за защитой прав, свобод и охраняемых законом интересов других лиц или вступающих в процесс с целью дачи заключения по основаниям, предусмотренным ст. 4, 46 и 47 ГПК, заявителей, заинтересованных лиц по делам особого производства и по делам, возникающим из публичных правоотношений (ст. 34 ГПК).

Всех лиц, участвующих в деле, объединяют следующие существенные признаки1:

а) право на совершение процессуальных действий от своего имени;

б) право на совершение волеизъявлений, т. е. процессуальных действий, направленных на возникновение, развитие и окончание процесса в той или иной стадии;

в) наличие самостоятельного юридического интереса в решении суда (личного или общественного);

г) распространение на них в установленных законом пределах законной силы судебного решения (определения о прекращении производства по делу).

Итак, лица, участвующие в деле, — участники процесса, имеющие самостоятельный юридический интерес (личный или общественный) к исходу процесса (решению суда), действующие в процессе от своего имени, имеющие право на совершение процессуальных действий, направленных на возникновение, развитие и окончание процесса, на которых распространяется законная сила решения.

Состав участвующих в деле лиц определен ст. 34 ГПК. В зависимости от характера юридического интереса к исходу процесса всех лиц, участвующих в деле, можно разделить на две группы1:

а) лица, имеющие личный (субъективный) интерес, как материально-правовой, так и процессуальный: стороны и третьи лица; заявители и заинтересованные лица по делам особого производства;

б) лица, имеющие общественный, государственный интерес, т. е. только процессуальный интерес: прокурор; государственные органы, органы местного самоуправления и другие организации и лица, участвующие в деле по основаниям, предусмотренным ст. 4, 45, 46, 47 и 263 ГПК.

Лица, участвующие в деле, могут пройти через все стадии гражданского процесса. Состав их на различных стадиях процесса в основном совпадает, хотя в наименовании некоторых из них происходят изменения: в исполнительном производстве субъектом правоотношения выступает судебный пристав-исполнитель, а состав участвующих в деле лиц сужается: в нем нет третьих лиц, а стороны называются взыскателями и должниками.

Состав лиц, участвующих в конкретном деле, зависит от категории гражданского дела и его особенностей.

Вопрос о понятии и составе участвующих в деле лиц является предметом многолетних дискуссий, которые продолжаются в гражданской процессуальной теории, несмотря на его законодательное решение. Теоретические разногласия по этой проблеме привели к различному решению се в ГПК бывших союзных республик, что послужило новым импульсом для дальнейших дискуссий. В основном спор идет по вопросу о том, относятся ли представители к числу лиц, участвующих в деле.

Ученые, предлагающие отнести представителей к числу лиц, участвующих в деле, полагают, что этим участникам процесса присущи все признаки таких лиц1. Эта позиция разделяется и другими авторами.2 Разделяя данную точку зрения, А. А. Власов утверждает, что представитель (адвокат) имеет самостоятельный интерес (процессуальный), выражающийся в его профессиональном престиже и в самостоятельности выбора пути и способов защиты интересов доверителя. Иная позиция объявляется им неправильной вопреки норме ГПК. При этом автор не счел нужным обратиться к аргументам противников и даже не сослался на них, а также не заметил изменений в отношении к этой проблеме М. А. Викут и М. К. Треушникова.1

По мнению Шакарян М.С.2, ни один из признаков участвующих в деле лиц представителям не присущ. В этом нетрудно убедиться, проанализировав соответствующие нормы ГПК (ст. 43, 52, 54), в частности, представители не имеют самостоятельных процессуальных прав, они действуют от имени и в интересах представляемых ими лиц, которым и предоставлено законом право совершения этих действий. Поэтому все представители относятся к группе участников процесса, содействующих правосудию путем оказания юридической помощи представляемым лицам2. Аналогично решают данный вопрос М. А. Викут, М. К. Треушников и В. М. Шерстюк3.

Стороны — основная группа лиц, участвующих в гражданских делах по спорам о праве или охраняемом законом интересе. Согласно ч. 1 ст. 38 ГПК сторонами в процессе являются истец и ответчик. По закону ими могут быть граждане и организации. Согласно ст. 124 ГК сторонами в гражданском процессе могут быть Российская Федерация, ее субъекты, городские, сельские поселения, другие муниципальные образования, к которым применяются нормы, определяющие участие юридических лиц, если иное не предусмотрено законодательством. В судебной практике, особенно в последние годы, немало таких дел1.

Истец — лицо, в защиту субъективных прав и охраняемых законом интересов которого возбуждено гражданское дело.

Как правило, заинтересованное лицо само обращается в суд за защитой своего нарушенного или оспариваемого права либо охраняемого законом интереса (ч. 1 ст. 4 ГПК). От его имени в суд может обратиться представитель, наделенный соответствующими полномочиями (ст. 43, 52, 54 ГПК). Гражданское дело может быть возбуждено прокурором, а также государственными органами и другими управомоченными лицами (ч. 2 ст. 4 ГПК). Независимо от того, кем возбуждено гражданское дело, истцом является лицо, в интересах которого предъявлен иск (ч. 2 ст. 38 ГПК).

Статья 40 ГПК РФ предусматривает случаи процессуального соучастия, когда в одном и том же процессе участвуют несколько истцов или ответчиков (или и тех и других). Права истцов при этом не исключают друг друга.

Процессуальное соучастие обусловлено совпадением материально-правовых требований истцов или материально-правовой обязанности ответчиков. Признаками, позволяющими отграничить процессуальное соучастие от института третьих сторон, считаются отсутствие противоречий между соучастниками, совместимость их требований и возражений. В соответствии с этим процессуальное соучастие определяется как участие в одном и том же процессе нескольких истцов или ответчиков, права, требования или обязанности которых не исключают друг друга.

Различают факультативное и обязательное процессуальное соучастие. Основанием последнего называют множественность субъектов права или обязанности в спорном материальном правоотношении. И наоборот, основанием факультативного процессуального соучастия является однородность материальных правоотношений, в которых состоит каждый из соучастников.

ГК РФ предусматривает случаи соучастия на стороне истца при обстоятельствах, когда:

участники полного товарищества и полные товарищи товарищества на вере солидарно несут субсидиарную ответственность;

бывшие участники полного товарищества и бывшие полные товарищи товарищества на вере солидарно несут субсидиарную ответственность по обязательствам товарищества, возникшим до момента их выбытия в течение двух лет со дня утверждения отчета о деятельности товарищества за год выбытия;

участники общества с ограниченной ответственностью, внесшие вклады не полностью, несут солидарную ответственность в пределах стоимости неоплаченной части вкладов каждого из участников;

участники общества с дополнительной ответственностью солидарно несут субсидиарную ответственность своим имуществом в одинаковом для всех кратном размере к стоимости их вкладов, определяемом учредительными документами общества;

акционеры, не полностью оплатившие акции, несут солидарную ответственность в пределах неоплаченной части стоимости принадлежащих им акций;

члены производственного кооператива несут субсидиарную ответственность в размерах и в порядке, предусмотренных Законом о производственных кооперативах и уставом кооператива;

Российская Федерация, субъекты РФ, муниципальные образования несут субсидиарную ответственность по обязательствам казенного предприятия при недостаточности его имущества;

члены потребительского кооператива солидарно несут субсидиарную ответственность в пределах невнесенной части дополнительного взноса каждого из членов кооператива;

собственник имущества учреждения несет субсидиарную ответственность по обязательствам учреждения при недостаточности у него денежных средств;

члены ассоциации (союза) юридических лиц несут субсидиарную ответственность по ее обязательствам в размере и порядке, предусмотренных учредительными документами ассоциации, и при других обстоятельствах.

Суд должен разъяснить истцу его право требования ко всем субъектам обязанности, но решение о привлечении их к участию в деле в качестве соответчиков может принять не только истец, но и сам суд в тех случаях, когда невозможно рассмотреть дело без участия соответчика. Это правило распространяется на любые виды обязанности субъектов — долевую, солидарную, субсидиарную.

Так, в соответствии с п. 31 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» основное общество (товарищество) отвечает солидарно с дочерним обществом по сделкам, заключенным последним во исполнение обязательных для него указаний основного общества (товарищества) (ч. 2 п. 2 ст. 105 ГК РФ), оба юридических лица привлекаются по таким делам в качестве соответчиков в порядке, установленном процессуальным законодательством1.

В то же время при солидарной множественности на стороне должника кредитор вправе в соответствии со ст. 323 ГК РФ самостоятельно выбирать: требовать ему исполнения от всех должников совместно или от любого из них в отдельности.

Соучастие возможно и при субсидиарной ответственности. В соответствии с п. 1 ст. 399 ГК РФ до предъявления требований к субсидиарному должнику кредитор должен предъявить требование к основному должнику. В том случае, если основной должник отказался удовлетворить требование кредитора или кредитор не получил от него в разумный срок ответ на предъявленное требование, последнее может быть предъявлено лицу, несущему субсидиарную ответственность. Порядок предварительного обращения кредитора к основному должнику можно считать соблюденным, если кредитор предъявил последнему письменное требование и получил отказ должника в его удовлетворении либо не получил ответа на свое требование в разумный срок.

Пункт 3 ст. 399 ГК РФ обязывает субсидиарного должника, к которому предъявлен иск кредитором, «привлечь основного должника к участию в деле». В противном случае суд по своей инициативе привлекает основного должника к участию в деле. Неблагоприятным последствием неисполнения этого предписания является право должника выдвигать против регрессного требования субсидиарного должника возражения, которые он имел против кредитора.

Если привлечение соучастников производится после возбуждения гражданского дела, то в зависимости от того, на какой стадии происходит соучастие (на стадии подготовки или рассмотрения дела), установленные законом сроки для подготовки и рассмотрения начинают течь заново.

Ответчик — лицо, привлекаемое судом к ответу по требованию, заявленному истцом. По утверждению истца, ответчик — лицо, которое нарушило или оспаривает его субъективное право или охраняемый законом интерес.

Таким образом, истец и ответчик — субъекты спорного правоотношения или охраняемого законом интереса, подлежащего судебному рассмотрению. Однако вопрос о том, существует ли спорное право, оспаривается ли оно в действительности и оспаривает ли его указанный истцом ответчик, решит суд в результате рассмотрения дела. Поэтому в момент возбуждения процесса лишь предполагается, что истцу принадлежит определенное право и что данное право (интерес) оспаривается указанным им лицом — ответчиком. Исходя из этого, можно сказать, что истец и ответчик — предполагаемые субъекты спорного правоотношения или охраняемого законом интереса.

Исходя из точного смысла ст. 31 и 33 ГПК 1964г., в теории и судебной практике долгие годы считалось, что гражданской процессуальной
правоспособностью наделены и могут быть сторонами в гражданском про
цессе только организации, пользующиеся правами юридического лица.
Это положение основывалось на гражданско-правовой теории субъектов
права. Оно не учитывало, что субъектами ряда отраслей права (трудового,
кооперативного, административного, государственного) могут быть и коллективные образования, не являющиеся юридическими лицами, выступающие сторонами по делам, возникающим из трудовых, административных, государственных и других правоотношений, отнесенных к ведению
суда. В большинстве дел, возникающих из публично-правовых отношений, ответчик не обладает статусом юридического лица. Кроме того, даже в гражданском праве круг коллективных субъектов не ограничивается юридическими лицами. Обзор литературы по вопросы о возможности участия в гражданском процессе организаций, не обладающих правами юридического лица приведен в работе Шакарян М.С.1

<

Например, в судебной практике нередко предъявляется иск о защите чести, достоинства и деловой репутации к печатному органу (другому средству массовой информации), не являющемуся юридическим лицом; с жалобой на отказ в регистрации какой-либо организации обращаются в суд учредители, не обладающие правами юридического лица; в коллективных трудовых спорах одна из сторон (забастовочный комитет) не является юридическим лицом и т. п. Однако сторонами по имущественным требованиям (по искам о присуждении) могут быть, как правило, лишь организации — юридические лица.

В разрешении гражданско-правового спора наряду со сторонами могут быть заинтересованы и другие лица, которых называют третьими.

Характер заинтересованности третьих лиц в процессе по спору между другими лицами может быть неодинаковым.

Закон различает два самостоятельных института:

а)    третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора (ст. 42 ГПК);

б)    третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора (третьи лица с побочным участием) (ст. 43 ГПК).

Объединяет оба института лишь вступление третьих лиц в процесс, уже возникший по спору между другими лицами — сторонами. В остальном они существенно различаются.

В качестве третьих лиц могут выступать в процессе как граждане, так и организации.

Третьи лица, заявляющие самостоятельные требования, — лица, вступающие в уже возникший между истцом и ответчиком процесс для защиты самостоятельных прав на предмет спора.

Третье лицо, заявляющее самостоятельные требования, вступает к процесс потому, что считает спорное право принадлежащим ему, а не истцу или ответчику. Третье лицо вступает в дело путем предъявления иска (см. гл. 14 настоящего учебника), пользуется всеми правами и несет все обязанности истца в процессе (ч. 1 ст. 42 ГПК).

ГПК не предусматривает, к кому может предъявить иск третье лицо. Иск третьего лица может быть предъявлен как к одной из сторон, так и к обеим. В судебной практике, как правило, иск третьего лица предъявляется к обеим сторонам, становящимся в этом случае соответчиками.

Иск предъявляется к первоначальному истцу, но возможно и только к ответчику.

Третье лицо, заявляющее самостоятельные требования, вступает в процесс по собственной инициативе.

Третьи лица, заявляющие самостоятельные требования, могут вступить в процесс в течение всего производства в суде первой инстанции до постановления решения по делу (ч. 1 ст. 42 ГПК), практически — до удаления суда в совещательную комнату. Наиболее целесообразно вступление в процесс третьего лица при подготовке дела к судебному разбирательству в це лях своевременного рассмотрения дела. Заявление третьим лицом самостоятельного требования в судебном заседании неизбежно приведет к отложению дела, следовательно, к нарушению сроков его рассмотрения.

Не вступившее в процесс третье лицо, имеющее самостоятельные требования, не лишено права предъявить иск отдельно. Но вступление третьего лица в чужой процесс имеет для него преимущество, так как его право будет защищено раньше, сразу решится спор между всеми заинтересованными лицами. Это имеет особое значение в случае спора об имуществе. Если спорное имущество будет передано первоначальному истцу или оставлено у ответчика, то стороны могут им распорядиться, например продать, что затруднит в последующем защиту права третьего лица.

Третье лицо, заявляющее самостоятельные требования, необходимо отличать от соистца. Требования соистцов всегда адресованы к ответчику и не исключают друг друга. Иск третьего лица в отличие от иска соучастников не может быть заявлен совместно с первоначальным иском; требование первоначального истца и требование третьего лица, направленные на один и тот же объект спора, исключают друг друга; эти лица, как претенденты на один и тот же объект спора, находятся в споре и между собой (спор претендентов).

Третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований на предмет спора (третье лицо с побочным участием), — лицо, участвующее в деле на стороне истца или ответчика в связи с тем, что решение по делу может повлиять на его права или обязанности по отношению к одной из сторон (ст. 43 ГПК). Такое влияние может быть связано с правом регресса или с иным юридическим интересом третьего лица или одной из сторон.

Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований, могут вступать в процесс по собственной инициативе, привлекаться к участию в деле по ходатайству сторон или по инициативе суда. Их вступление (или привлечение) допускается в течение всего производства по делу до постановления решения судом первой инстанции (ч. 1 и 2 ст. 43, п. 4 ч. 1 ст. 150 ГПК). Однако предпочтительнее решать этот вопрос при подготовке дела к судебному разбирательству, иначе неизбежны отложение судебного заседания и затяжка процесса.

Являясь лицами, участвующими в деле по чужому спору, третьи лица без самостоятельных требований обладают всеми процессуальными правами, необходимыми для защиты их прав и интересов, связанных с этим процессом (ст. 35 ГПК). Кроме того, они пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности сторон, за исключением прав по распоряжению предметом спора: они не могут изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований, отказаться от иска, признать иск или заключить мировое соглашение, требовать принудительного исполнения судебного решения, а также предъявить встречный иск (ч. 1 ст. 43 ГПК). Такой иск не может быть предъявлен и к ним. Эти ограничения связаны с тем, что они не являются субъектами спорного правоотношения и их участие имеет побочный характер: суд разбирает спор не об их правах, а о правах сторон. Судебное решение по основному иску (по спору сторон) не затрагивает субъективных прав третьих лиц. В этом — отличие процессуального положения третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, от сторон (истцов, ответчиков, соучастников).

Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований, действуют в процессе самостоятельно; они независимы от сторон, не должны согласовывать с ними свои действия.

В ГПК существенно изменено процессуальное положение прокурора по сравнению с ГПК 1964 г. и Законом о прокуратуре. Прокурор входит в состав лиц, участвующих в деле.

В зависимости от основания вступления в процесс различаются две формы участия прокурора в деле:

1)    обращение в суд в целях защиты прав и интересов других лиц
(предъявление иска, подача заявления);

2)    вступление в процесс с целью дачи заключения по делу.
Порядок вступления прокурора в процесс, объем его процессуальных

прав и обязанностей зависят от формы участия в деле и от того, в какой стадии процесса он вступает в него.

В отличие от ГПК 1964 г. в Кодексе 2002 г. установлено, что и предъявление иска, и вступление в процесс с целью дачи заключения допустимо лишь в случаях, предусмотренных ГПК и другими федеральными законами.

Эта новелла основана на Концепции судебной правовой реформы, согласно которой возможность неограниченного участия прокурора в гражданском судопроизводстве противоречит принципу независимости судей и подчинения их только закону.

Представляется, что в современных условиях, когда государство не может обеспечить реализацию конституционного положения о праве каждого на получение квалифицированной юридической помощи, в предусмотренных законом случаях — бесплатно, ограничение участия прокурора, осуществляющего, по существу, правозащитную функцию в гражданском судопроизводстве, преждевременно. В определенной степени предложение об ограничении участия прокурора в гражданском деле объясняется воздействием дискуссии о функциях прокурора в уголовном процессе. Но участие прокурора в гражданском процессе существенно отличается от его положения в уголовном процессе.

Обращение прокурора в суд является основанием возбуждения гражданского дела в случае необходимости защиты прав, свобод и законных интересов: 1) граждан; 2) неопределенного круга лиц; 3) Российской Федерации, субъектов Федерации, муниципальных образований (ч. 1 ст. 45 ГПК).

Кроме того, ч. 3 ст. 259 ГПК предусмотрено право прокурора, наряду с другими субъектами, обратиться в суд за защитой избирательных прав и права на участие в референдуме.

Из ч. 1 ст. 45 ГПК РФ следует, что прокурор может предъявить иск или обратиться с заявлением по любому гражданскому делу в случаях нарушения интересов граждан, неопределенного круга лиц или государства. Однако исходя из принципа диспозитивности прокурор может предъявить иск (подать заявление) только в случае, если гражданин сам не может обратиться в суд по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам (ч. 1 ст. 41 ГПК).

Прокурор, обратившийся в суд в защиту прав и интересов других лиц, пользуется всеми правами и несет все процессуальные обязанности истца, кроме права на заключение мирового соглашения и обязанности по уплате судебных расходов (ч. 2 ст. 45 ГПК). Исходя из этого можно сделать вывод, что прокурору может быть отказано в принятии заявления, если у лица, в интересах которого предъявляется иск, нет права на обращение в суд или прокурором не соблюден порядок обращения в суд (см. гл. 10 и 13 настоящего учебника). Однако прокурору нельзя возвратить заявление на основании пп. 1, 3 и ч. 1 ст. 135 ГПК в части, относящейся к представителю, так как он действует от своего имени в интересах другого лица.

Второй формой участия прокурора в деле является вступление в него
для дачи заключения в случаях, предусмотренных ГПК и другими федеральными законами. В ч. 3 ст. 45 ГПК установлено, что прокурор вступает
в процесс и дает заключение по делам о выселении, о восстановлении на
работе, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью и в иных
случаях в целях осуществления возложенных на него полномочий. Наряду
с делами, указанными в ст. 45, в ГПК предусмотрено участие прокурора по
некоторым делам, возникающим из публично-правовых отношений и особого производства (ст. 252, ч. 3 ст. 260, ст. 273, ч. 3 ст. 278, ч. 1 ст. 284,
ст. 288, ч. 2 ст. 304 ГПК). В СК предусмотрено участие прокурора в делах,
затрагивающих интересы детей (ст. 70, 72, 73 и др.).

В случаях, предусмотренных законом, органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации (далее — органы и лица) или граждане вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц — граждан и неопределенного круга лиц. Обращение в суд в интересах граждан возможно лишь по их просьбе.

Перечисленные органы и лица не имеют субъективного материально-правового интереса в деле, когда обращаются в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц.

Органы и лица не имеют материально-правового интереса в исходе дела. Целью их участия в деле от своего имени является защита общественных и государственных интересов, субъективных прав и охраняемых законом интересов других лиц — граждан и организаций. Их интерес определяется обязанностями, возложенными на соответствующие органы, организации и граждан в определенной сфере деятельности.

ГПК включил органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации и граждан, осуществляющих защиту прав и интересов других лиц, в состав участвующих в деле лиц (ст. 34), наделив их всеми правами таких лиц (ст. 35). Наряду с этим права указанных органов и лиц закреплены в ст. 46. Данная статья предоставляет названным в ней субъектам право предъявить иск в защиту прав, свобод и охраняемых законом интересов при наличии двух условий:

  1. это должно быть предусмотрено законом;
  2. необходимо наличие просьбы лица (гражданина), в защиту прав которого возбуждается гражданское дело.

    При определении судом возможности организации обратиться в суд с иском о защите прав других лиц необходимо проверить ее правоспособность. Так, Определением Военной коллегии Верховного Суда РФ от 13 апреля 1999 г. № 1н-59/99 признано, что «общественное объединение для осуществления уставных целей имеет право представлять и защищать как свои права, так и права и законные интересы других граждан в органах государственной власти, органах местного управления и общественных объединениях». Общероссийское политическое движение «В поддержку армии, оборонной промышленности и военной науки» обратилось в военный суд с заявлением в защиту подполковников Слукинова С.В., Шевекова М.И. и других военнослужащих Военной академии бронетанковых войск, в котором обжаловались действия Минобороны РФ, заместителя министра обороны, начальника Главного управления сухопутных войск, начальника отдела этого управления, Московской городской военной прокуратуры и должностных лиц академии, нарушивших права и интересы указанных военнослужащих.

    Военный суд Московского гарнизона отказал названному Движению в принятии искового заявления.

    Отказ в принятии заявления был мотивирован тем, что:

    — заявление от имени заинтересованного лица подано лицом, не имеющим полномочий на ведение дела;

    — имеется вступившее в законную силу решение суда, вынесенное по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям;

    — заявление на действия должностных лиц Московской городской военной прокуратуры не подлежит рассмотрению в суде.

    Военный суд Московского военного округа это решение суда гарнизона оставил без изменения.

    В протесте председателя Военной коллегии ставился вопрос об отмене судебных решений в связи с нарушением норм процессуального права.

    Ссылаясь на требования ст. 42 ГПК РСФСР (ч. 1 ст. 46 ГПК РФ), согласно которым общественные организации могут обращаться в суд с заявлением в защиту прав и охраняемых законом интересов других лиц лишь в случаях, предусмотренных законом, военный суд гарнизона в своем решении указал, что Закон об общественных объединениях и Закон об обжаловании в суд действий и решений не предусматривают возможности общественным организациям обращаться в суд в защиту прав военнослужащих.

    Данная позиция суда, указывалось в протесте, является несостоятельной, поскольку согласно положению, содержащемуся в п. 5 ч. 1 ст. 27 Закона об общественных объединениях, для осуществления уставных целей общественное объединение имеет право представлять и защищать как свои права, так и права и законные интересы других граждан в органах государственной власти, органах местного управления и общественных объединениях.

    С учетом данной нормы Закона суду следовало истребовать Устав названного выше общероссийского Движения для уточнения его целей, после чего решить вопрос о приеме заявления или об отказе.

    Таким образом, судом допущено существенное нарушение норм процессуального права, которое могло повлиять на вынесение законного определения и потому оно подлежит отмене. Военная коллегия согласилась с протестом, отменила состоявшиеся по делу судебные решения и материалы с заявлением направила на новое рассмотрение в тот же военный суд гарнизона.

     

    Перечисленные в комментируемой статье лица могут обращаться в суд не только в рамках искового производства, но и по другим категориям дел, в частности по делам особого производства, например: по делам о признании гражданина недееспособным, ограничении в дееспособности (гл. 31 ГПК РФ).

    Общероссийское общественное движение «За права человека» обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением . о признании недействующим приказа Федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации от 24 сентября 2002 г. N 426 «Об утверждении Инструкции о порядке проведения оперативно-розыскного мероприятия — опроса в виде специального психофизиологического исследования в федеральных органах налоговой полиции».

    Ознакомившись с представленными материалами, нахожу, что данное заявление не может быть принято к производству Верховного Суда Российской Федерации по первой инстанции на основании п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ.

    Согласно данной норме закона судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если заявление предъявлено в защиту прав, свобод или законных интересов другого лица государственным органом, органом местного самоуправления, организацией или гражданином, которым данным Кодексом или другими федеральными законами не предоставлено такое право.

    Как следует из содержания настоящего заявления, общероссийское общественное движение «За права человека» от своего имени обратилось с требованием о признании недействующим оспариваемого нормативного правового акта в порядке ст. 46 ГПК РФ в интересах неопределенного круга лиц, а также в связи с обращениями граждан.

    Между тем в силу ч. 1 ст. 46 ГПК РФ обращение организаций в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц по их просьбе либо в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц возможно только в случаях, предусмотренных законом.

    Действующим законодательством общероссийскому общественному движению «За права человека» не предоставлено право на обращение в суд в порядке ст. 46 ГПК РФ с заявлением об оспаривании нормативного правового акта в защиту других лиц и неопределенного круга лиц, чьи права нарушены этим актом.

    Таким образом, заявитель не может обратиться в суд с заявлением от своего имени о признании нормативного правового акта недействующим в защиту прав других лиц и неопределенного круга лиц.

    На основании изложенного и руководствуясь п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ, определил:

    общероссийскому общественному движению «За права человека» в принятии заявления о признании недействующим приказа Федеральной службы налоговой полиции Российской Федерации от 24 сентября 2002 г. N 426 «Об утверждении Инструкции о порядке проведения оперативно-розыскного мероприятия — опроса в виде специального психофизиологического исследования в федеральных органах налоговой полиции» отказать.

    Определение может быть обжаловано в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение десяти дней.

    Право государственных органов, органов местного самоуправления, общественных и иных организаций, граждан обращаться в суд в целях защиты чужих интересов традиционно рассматривалось в нашей учебной и научной литературе как одно из дополнительных средств реализации прав конкретных субъектов, граждан или юридических лиц, которые должны участвовать в деле как истцы (ч. 2 ст. 38 ГПК). В этом институте общественные интересы сочетаются с личными, но превалируют последние.

    Между тем, как видно из приведенных и других законов РФ, принятых в последние годы, в нашей правовой действительности возникло новое явление — иски в защиту прав и интересов неопределенного крута граждан, народного хозяйства, окружающей среды, преследующие государственные, общественные, групповые интересы. Их цель — защита публичных интересов. Это правовой институт, существенно отличающийся от ранее известного, природа которого активно исследуется.

    2. ОТЛИЧИТЕЛЬНЫЕ ПРИЗНАКИ ЛИЦ, УЧАСТВУЮЩИХ В ДЕЛЕ

     

    2.1. Отличительные признаки и процессуальное положение лиц, участвующих в деле

     

    Все участники судопроизводства по конкретному гражданскому делу являются субъектами гражданских процессуальных правоотношений, возникших в связи с его рассмотрением. Вместе с тем понятие субъектов гражданского процессуального права гораздо шире, поскольку в него включаются все возможные участники по любому гражданскому делу, подведомственному суду. Субъекты гражданского процессуального права занимают различное правовое положение, наделены неодинаковым кругом процессуальных прав и обязанностей. Поэтому по своей процессуальной роли, возможностям воздействия на ход гражданского процесса, по характеру заинтересованности в исходе дела все субъекты гражданского процессуального права делятся на три большие группы:

    — первая группа — суд, т.е. орган, осуществляющие правосудие в его различных формах;

    — вторая группа — лица, участвующие в деле;

    — третья группа — лица, привлекаемые к участию в деле для содействия в осуществлении правосудия.

    В гражданском процессе лица, участвующие в деле, — это участники гражданского процесса, которые юридически заинтересованы в рассмотрении и разрешении судом гражданского дела.

    По характеру юридического интереса лица, участвующие в деле, подразделяются на две группы.

    Первую представляют участники судопроизводства, имеющие к исходу дела материально-правовой личный интерес, поскольку они защищают в гражданском процессе свои субъективные права и законные интересы. Это стороны: истец и ответчик, третьи лица.

    Вторую группу составляют лица, участвующие в деле, защищающие «чужие» интересы и которые имеют к исходу дела публично-процессуальный интерес (прокурор, государственные органы, органы местного самоуправления и другие организации и лица, участвующие в процессе по основаниям, предусмотренным в ст. 46 ГПК).

    Кроме того, лица, участвующие в деле, способны влиять на движение гражданского процесса, т. е. совершать процессуальные действия, направленные на его развитие и прекращение.

    Из этого следует, что в числе процессуальных прав, которые принадлежат лицам, участвующим в деле, имеются такие права, как право ходатайствовать об отложении разбирательства дела, о приостановлении производства по делу, об оставлении заявления без рассмотрения и о прекращении производства по делу.

    Относительно права на совершение процессуального действия, направленного на возбуждение судом производства по делу, то оно не может характеризовать участвующих в деле лиц, так как не принадлежит им. В данном случае право обращения в суд с целью возбуждения судом производства по гражданскому делу возникает задолго до возникновения процесса, поскольку находится за его пределами и субъекты этого права еще не являются лицами, участвующими в деле1.

    Среди лиц, участвующих в производстве по гражданскому делу, стороны занимают центральное, ключевое значение.

    Выделение лиц, участвующих в деле, среди субъектов гражданского процессуального права, основано на определенных объективных критериях. Правовое положение лиц, участвующих в деле, характеризует прежде всего наличие юридической заинтересованности в исходе гражданского дела. Также лица, участвующие в деле, наделены с целью защиты их прав и охраняемых законом интересов возможностью принимать активное участие в судопроизводстве при рассмотрении судом всех материально-правовых и процессуально-правовых вопросов по делу. Лица, участвующие в деле, могут активно влиять на развитие гражданского процесса по конкретному делу, вправе высказывать и обосновывать свои суждения в ходе судебного заседания по всем вопросам, возникающим в ходе процесса, в том числе путем подачи жалоб.

    Сообразно правовому статусу лиц, участвующих в деле, с учетом их заинтересованности в исходе дела в гражданском процессуальном законодательстве закреплен широкий круг их правомочий. В соответствии со ст. 35 ГПК лица, участвующие в деле, имеют право знакомиться с материалами дела, делать выписки из них, снимать копии, заявлять отводы, представлять доказательства и участвовать в их исследовании, задавать вопросы другим лицам, участвующим в деле, свидетелям, экспертам и специалистам; заявлять ходатайства, в том числе об истребовании доказательств; давать объяснения суду в устной и письменной форме; приводить свои доводы по всем возникающим в ходе судебного разбирательства вопросам, возражать относительно ходатайств и доводов других лиц, участвующих в деле; обжаловать судебные постановления и использовать предоставленные законодательством о гражданском судопроизводстве другие процессуальные права. Вместе с тем лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами.

    Кроме того, лица, участвующие в деле, несут процессуальные обязанности, установленные ГПК, другими федеральными законами (ч. 2 ст. 35 ГПК). При неисполнении процессуальных обязанностей наступают последствия, предусмотренные законодательством о гражданском судопроизводстве. Например, на них лежит обязанность сообщения суду о перемене своего адреса во время производства по делу (ст. 118 ГПК), а также ряд других процессуальных обязанностей.

    Помимо общих процессуальных прав и обязанностей, которыми наделены все лица, участвующие в деле, некоторые из них — стороны, третьи лица, заявляющие либо не заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора, лица, участвующие в делах особого производства, и другие лица, участвующие в деле, — наделяются рядом специальных процессуальных прав и обязанностей, характерных только для них. Например, только ответчик имеет право признания иска и только стороны могут решить вопрос о заключении мирового соглашения.

    Так в Приложении 1 приведено заявление, в котором в Прикубанский районной суд обращается истцы – четыре человека, которые обращаются с к гражданке В. Иском о признании договора приватизации квартиры частично недействительным. Лица, участвующие в деле, представляют собой сложную по составу группу субъектов гражданского процессуального права. При общих чертах у них немало и различий. Существует ряд классификаций состава лиц, участвующих в деле. Прежде всего, они подразделяются на субъектов, защищающих свои личные материально-правовые интересы, например истец, ответчик, и субъектов, защищающих в процессе (конечно, с известной долей условности) «чужие» интересы, например прокурор, государственные органы, органы местного самоуправления и иные лица, указанные в ст. 46 и 47 ГПК.

    Лиц, участвующих в деле, можно классифицировать также по возможности участия во всех видах судопроизводства. Некоторые лица, участвующие в деле, могут быть субъектами только определенных видов гражданского судопроизводства. Например, истец, ответчик, третьи лица характерны только для искового производства, а заявители и заинтересованные лица — для отдельных категорий дел особого производства и дел, возникающих из публичных правоотношений.

    Лица, участвующие в деле, подразделяются и по признаку их процессуальной роли в судопроизводстве. В первую очередь выделяются стороны — истец и ответчик, выступающие в качестве основных участников процесса по конкретному делу. В связи со спором между ними возникает гражданский процесс, и перед судом стоит задача разрешить его. Стороны полностью равноправны в своем правовом положении, их интересы одинаково защищаются гражданским процессуальным законодательством.

    Третьи лица — это такие лица, участвующие в деле, которые вступают в уже начатый процесс. В зависимости от характера заинтересованности, связи со спорным материальным правоотношением и сторонами они делятся на две группы — третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора, и третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований.

    В Приложении 2 приведено Заявление в Прикубанский районный суд Краснодара гражданина П.А. об оспаривании решения органа муниципальной власти. Третье лицо – Администрация Прикубанского внутригородского округа г Краснодара.

    Особое место в гражданском процессе занимает прокурор. Он вправе участвовать в гражданском процессе путем подачи заявления, возбуждая дело либо вступая в уже начатый процесс. Своеобразие процессуального положения субъектов ст. 46, 47 ГПК, как и прокурора, заключается в защите ими в суде интересов не собственных, а других лиц, неопределенного круга лиц либо публичных образований. Судебные представители защищают в гражданском процессе интересы представляемых ими лиц.

    Имеет отличительные признаки и процессуальное положение в гражданском процессе лиц, участвующих в делах особого производства и по делам, возникающим из публичных правоотношений.


    2.2. Правовой интерес как отличие лиц участвующих в деле от иных участников процесса

     

     

    Как было отмечено в предыдущих параграфах, понятие «лица, участвующие в деле» в действующем гражданском процессуальном законодательстве не раскрывается. Вместе с тем, сопоставляя лиц, участвующих в деле, с остальными участниками процесса и анализируя, в частности, ст.3 и 4 ГПК, следует сделать вывод, что критерием отнесения кого-либо из участников процесса к лицам, участвующим в деле, является юридическая заинтересованность в исходе дела.1

    Так в ч. 1 ст. 3 ГПК РФ закреплено правило, согласно которому всякое заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных или оспариваемых прав, свобод или законных интересов.

    Далее в ст. 4 ГПК РФ дается перечень этих заинтересованных лиц и организаций, по заявлению которых суд возбуждает гражданское дело. При этом по отношению к тому из обращающихся в суд, кто просит о защите своих прав, свобод и законных интересов, понятие «заинтересованный» не употребляется.

    Такая редакция ст. 3 и 4 ГПК РФ означает, что законодатель признает заинтересованными лицами как тех, кто защищает в процессе свои права, свободы и законные интересы, так и тех, кто выступает от своего имени в защиту прав, свобод, и законных интересов другого лица, неопределенного круга лиц или в защиту интересов Российской Федерации, муниципальных образований и имеет к исходу дела иной (публичный) интерес.

    Поэтому, учитывая различный характер заинтересованности лиц, по заявлению которых суд вправе возбуждать гражданские дела, принято говорить о личной, субъективной заинтересованности (для лиц, защищающих свои права, свободы и законные интересы) и о государственной, общественной заинтересованности (для лиц, защищающих в силу закона «чужие права и законные интересы).

    К группе субъективно (лично) заинтересованных в деле лиц относятся: стороны, третьи лица, заявители, жалобщики, заинтересованные лица по делам, возникающим из публичных правоотношений, и по делам особого производства.

    В Приложении 3 ддано исковое заявление об установлении юридического факта. Заинтересованным лицом выступает Управление Федеральной регистрационной службы по Краснодарскому краю.

    Государственная и общественная заинтересованность в деле служит основанием для участия в гражданском судопроизводстве прокурора, других органов и лиц, указанных в ст. 46, 47, 273, 284, 288, 290, 304, 311 ГПК РФ.

    Немаловажную роль в определении правового положения участника процесса играет цель его участия, зависящая от наличия или отсутствия юридического интереса к делу. В гражданском процессе под юридическим интересом к делу необходимо понимать основанный на законе ожидаемый правовой результат, который должен наступить для заинтересованного лица в связи с рассмотрением и разрешением конкретного дела.

    Юридическая заинтересованность (юридический интерес) лица, участвующего в деле, порождает для него определенный процессуальный интерес, то есть тот положительный результат рассмотрения и разрешения дела, наступления которого ожидает и добивается участник судопроизводства. Например, для истца процессуальный интерес заключается в ожидании судебного решения об удовлетворении иска, для ответчика – в ожидании решения об отказе в иске, для прокурора – в ожидании законного и обоснованного судебного решения и т.д.

    Поэтому различие процессуальных интересов лиц, участвующих в деле, всегда будет зависеть от характера связи с предметом судебной защиты и от тех предусмотренных законом задач, для достижения которых то или иное лицо, участвующее в деле, принимает участие в гражданском судопроизводстве.

    Вместе с тем необходимо отметить, что юридический интерес, являющийся основанием для вынесения судом решения, которое может повлиять на субъективные права и обязанности лица, участвующего в деле, или же служит удовлетворению публичного интереса, и процессуальный интерес не тождественны по содержанию.

    Так, среди субъектов гражданских процессуальных правоотношений имеются такие, которые, участвуя в гражданском судопроизводстве, ожидают и добиваются наступления определенного результата разрешения дела, то есть имеют определенный процессуальный интерес, который основан на материальном правоотношении.

    К таким участникам процесса относятся судебные представители, выступающие от имени и в интересах сторон, третьих лиц и лиц, участвующих в неисковых делах.

    Для прокурора фактическая заинтересованность в исходе дела исключает возможность его участия в гражданском процессе (ст. 18 ГПК).

    Юридическая заинтересованность (юридический интерес) лица, участвующего в деле, порождает для него определенный процессуальный интерес, то есть тот положительный результат рассмотрения и разрешения дела, наступления которого ожидает и добивается участник судопроизводства.

    Например, для истца процессуальный интерес заключается в ожидании судебного решения об удовлетворении иска, для ответчика — в ожидании решения об отказе в иске, для прокурора — в ожидании законного и обоснованного судебного решения и т. д.

    Поэтому различие процессуальных интересов лиц, участвующих в деле, всегда будет зависеть от характера связи с предметом судебной защиты и от тех предусмотренных законом задач, для достижения которых то или иное лицо, участвующее в деле, принимает участие в гражданском судопроизводстве.1

    Следовательно, любое лицо, участвующее в деле, будучи юридически заинтересованным в исходе дела, соответственно имеет в силу этого и определенный процессуальный интерес к судопроизводству.

    Вместе с тем необходимо отметить, что юридический интерес, являющийся основанием для вынесения судом решения, которое может повлиять на субъективные права и обязанности лица, участвующего в деле, или же служит удовлетворению публичного интереса, и процессуальный интерес не тождественны по содержанию.

    Так, среди субъектов гражданских процессуальных правоотношений имеются такие, которые, участвуя в гражданском судопроизводстве, ожидают и добиваются наступления определенного результата разрешения дела, т. е. имеют определенный процессуальный интерес, который не основан на материальном правоотношении.

    К таким участникам процесса относятся судебные представители, выступающие от имени и в интересах сторон, третьих лиц или лиц, участвующих в неисковых делах.

    может быть договор поручения, трудовой контракт и т. д. Юридический интерес к процессу у судебного представителя носит чисто процессуальный характер и не связан с материально-правовым отношением, составляющим предмет судебного разбирательства.

    Например, несмотря на то что представитель относительно процессуально самостоятелен в судебном процессе (например, в доказывании), в случае прекращения действия договора поручения у судебного представителя исчезает соответственно интерес и к процессу, поскольку его действия зависимы от воли своего доверителя. Видимо, поэтому законодатель и не относит судебного представителя (в том числе и адвоката) к лицам, участвующим в деле (хотя это и не всегда бывает оправданно)1.

    Однако эта процессуальная особенность не относится к лицам, участвующим в деле, у которых материально-правовой и процессуальный интерес едины.

    Таким образом, лицами, участвующими в деле, являются юридически заинтересованные в рассмотрении и разрешении дела участники гражданского процесса, выступающие от своего имени и наделенные правом совершать процессуальные действия, влияющие как на развитие, так и окончание судебного процесса.

    Лицам, участвующим в деле, принадлежит широкий круг процессуальных прав, общие из которых закреплены в ст. 35 ГПК

     

    3. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА СОСТАВА ЛИЦ, УЧАСТВУЮЩИХ В ДЕЛЕ

     

    3.1. Лица, участвующие в деле, имеющие материально-правовой и процессуально-правовой интерес в исходе дела

     

    Статья 34 ГПК РФ определяя состав лиц, участвующих в деле, в первую очередь относит к ним стороны. И это вполне закономерно, потому что стороны представляют собой таких участников процесса, без которых судебных спор о субъективных правах и юридических обязанностях был бы просто невозможен. Согласно ч. 1 ст. 38 ГПК стороны гражданского судопроизводства именуются истцом и ответчиком. Гражданский процессуальный закон не раскрывает содержание указанных понятий, поэтому доктрина гражданского процессуального права предлагает свои критерии или признаки позволяющие осознать и сформулировать понятия «сторона», «истец», «ответчик».

    Первый признак понятия стороны заключается в следующем. Поскольку гражданский процесс, гражданское судопроизводство представляют собой форму принудительной реализации субъективных материальных прав и юридических обязанностей, то в качестве сторон процесса по конкретному гражданскому делу должны выступать действительные или предполагаемые субъекты спорного материального правоотношения как носители (обладатели) спорных прав и обязанностей. Указанный признак имеет важное практическое значение, поскольку дает возможность в конкретной ситуации правильно решить вопрос о том, кто может, а кто не может в принципе участвовать в процессе в качестве стороны.

    Поскольку суд рассматривает и разрешает споры о субъективных правах и юридических обязанностях, то истцами и ответчиками в суде должны выступать предполагаемые обладатели этих прав и обязанностей, т.е. объекты спорного материального правоотношения.

    Итак, первый признак понятия сторон заключается в том, что сторонами процесса по гражданскому делу выступают действительные или предполагаемые субъекты того материального правоотношения спор из которого должен быть рассмотрен и разрешен судом. При анализе этого признака необходимо иметь в виду что то лицо, которое считает свое право либо интерес нарушенным или оспоренным и в связи с этим обращается к суду с просьбой о его защите называется истцом. Слово «истец» происходит от слова «искать». Таким образом, истец представляет собой такого участника процесса по гражданскому делу который предполагается обладателем спорного права или интереса, подлежащего судебной защите, те управомоченным субъектом спорного материального правоотношения.

    Лицо, которое по мнению истца нарушает или оспаривает его субъективные права либо законные интересы и в связи с этим привлекается судом к ответу называется ответчиком. Таким образом, ответчик представляет собой такого участника процесса который предполагается носителем спорной юридической обязанности, т.е. обязанным субъектом материального правоотношения.

    Второй признак сторон вытекает из первого и характеризуется тем, что стороны как субъекты спорных прав и обязанностей, а значит, носители полярных юридических возможности, обладают противоположным юридическим интересом в деле

    Юридический интерес истца в исходе дела заключается в том, чтобы получить решение суда об удовлетворении иска, т.е. получить защиту своего права или интереса путем понуждения ответчика к совершению действий в пользу истца либо привлечения его к материальной ответственности.

    Юридический интерес ответчика в исходе дела носит прямо противоположный характер и заключается в получении судебного решения об отказе в иске, те отказе в удовлетворении просьбы истца о защите его права либо интереса. Само решение суда об отказе в иске означает официальное подтверждение судом факта отсутствия у ответчика каких либо обязанностей (обязательств) перед истцом.

    Таким образом, противоположность юридического интереса в исходе дела разводит истца и ответчика по разные стороны процессуальной баррикады. Как писал в свое время В.М. Савицкий «термин «сторона» очень четко характеризует выражаясь языком военных, расстановку сил в суде»1.

    Рассматривая противоположность юридического интереса в исходе дела как существенный признак сторон необходимо иметь в виду, что в некоторых случаях эта противоположность интересов может быть сглажена (например, когда ответчик признает иск), либо на какое-то время и вовсе исчезнуть (например, когда стороны заключают мировое соглашение). Однако возможность возникновения такого рода ситуации не отменяет категорию «стороны», потому что сущность последней зависит не от сиюминутного поведения того или иного участника судебного процесса, а от его процессуального положения установленною законом в основу которого изначально заложена противоположность юридического интереса как ею органическая составляющая.

    Третий признак сторон характеризуется тем, что стороны как обладатели спорных прав и обязанностей носители противоположного юридического интереса всегда участвуют в деле от собственного имени. В этой связи дела недееспособных по возрасту или состоянию здоровья сторон ведут их законные представители. Судебные представители, в том числе законные, истца и (или) ответчика действуют в процессе не только в интересах сторон, но и от их имени, т.е. от имени тех лиц, которые предполагаются субъектами спорных прав и юридических обязанностей.

    Четвертый признак сторон заключается в следующем. Поскольку именно стороны являются носителями (обладателями) спорных субъективных прав и юридических обязанностей, то только на них распространяются материально-правовые последствия судебного решения по делу. Только стороны могут быть обязаны или управомочены судебным решением на совершение конкретных действий по передаче и соответственно получению материальных благ, а также иных действий материально-правового характера. Например, судебный представитель стороны по судебному решению лично для себя ничего не приобретает, кроме случаев получения вознаграждения за свой труд, и ничего не теряет.

    Пятый признак сторон характеризуется тем, что стороны как основные и обязательные участники гражданского судопроизводства несут обязанность по возмещению государству судебных расходов, связанных с рассмотрением и разрешением гражданских дел, кроме случаев, когда они освобождены от этой обязанности в силу закона или по определению суда (судьи).

    Итак, на основании изложенного можно сформулировать следующее определение понятия «стороны». Сторонами называются такие участники гражданского судопроизводства, спор которых о субъективных правах и юридических обязанностях должен разрешить суд1. Из этого лаконичного, но в то же время достаточно емкого и точного определения сторон следует, что стороны как участники гражданского судопроизводства всегда характеризуются наличием двух основных признаков: спором о субъективном праве или законном интересе и противоположным юридическим интересом.

    Одно время «стороны» традиционно рассматривались как институт исключительно искового судопроизводства. Возможность использования понятия сторон в производстве по делам, возникающим из административно-правовых отношений (по терминологии действующего ГПК РФ — публичных правоотношений), и особом производстве категорически отрицалась2.

    Однако с середины 60-х годов прошлого столетия в гражданско-процессуальной доктрине появляются высказывания, ставящие под сомнение правомерность узкого подхода к понятию сторон. По мнению некоторых ученых-процессуалистов (А.Т. Боннера, А.А. Мельникова, М.С. Шакарян, М.Х. Хутыза), понятие сторон нельзя ограничивать рамками искового производства. Сфера действия данного понятия гораздо шире, потому что распространяется на другие виды гражданского судопроизводства: производство по делам, возникающим из административно-правовых отношений, и особое производство. В своих рассуждениях авторы исходили из следующего. Если спор о субъективных правах и юридических обязанностях предполагает наличие сторон как противоборствующих субъектов, обладающих противоположным юридическим интересом в исходе дела (спора), то стороны имеют место там и тогда, где и когда суд рассматривает спор о субъективном праве или законном интересе.

    К сожалению, не все из указанных выше авторов оказались до конца последовательными. Так, А.А. Мельников1 и М.Х. Хутыз2, распространяя понятие стороны на исковое производство и производство по делам, возникающим из административно-правовых отношений, категорически отрицали наличие сторон в особом производстве. Более последовательную и логически выдержанную позицию по данному вопросу заняла М.С. Шакарян, по мнению которой, наличие сторон возможно и в особом производстве3.

    Несмотря на основательную критику этой позиции А.А. Мельниковым4, она представляется наиболее обоснованной. А.А. Мельников прав в том, что особое производство и стороны — понятия несовместимые, потому что в особом производстве нет и не может быть спора о праве и, как следствие этого, — сторон с противоположным юридическим интересом. Однако правовая действительность такова, что некоторые категории дел особого производства являются по сути спорными. Именно данное обстоятельство послужило М.С. Шакарян поводом для утверждения о существовании сторон и в особом производстве, но не по всем, а лишь спорным категориям его дел.

    Прежде всего, речь идет о двух категориях дел особого производства, которые по характеру являются делами из публичных правоотношений, ошибочно отнесенных законодателем к особому производству. Это дела об установлении неправильностей записей в книгах актов гражданского состояния (п. 5 ст. 245 ГПК РСФСР, п. 9 ст. 262 ГПК РФ) и дела по жалобам на нотариальные действия или на отказ в их совершении (п. 6 ст. 245 ГПК РСФСР, п. 10 ст. 262 ГПК РФ). По этим делам суд в порядке особого производства рассматривает и разрешает спор о субъективном праве, возникающем из публичного правоотношения между органом загса или нотариусом (лицом, исполняющим нотариальные функции), с одной стороны, и гражданином — с другой стороны1.

    Кроме этого, наличие сторон имеет место по таким категориям дел особого производства, по которым суд рассматривает и разрешает спор о правовом состоянии2. В делах по спорам о правовом состоянии заявителю как стороне, инициировавшей возбуждение судебного дела, всегда противостоит юридически (а иногда и фактически) другая сторона, т.е. гражданин, в отношении которого суд по просьбе заявителя должен разрешить один из следующих вопросов: об ограничении дееспособности или признании недееспособным, об ограничении или о лишении несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет права самостоятельно распоряжаться своими доходами (п. 4 ст. 262 ГПК); о признании безвестно отсутствующим или об объявлении умершим (п. 3 ст. 262 ГПК).

    Аналогичная ситуация имеет место в случаях признания гражданина безвестно отсутствующим или объявления его умершим. В соответствии со ст. 280 ГПК, ст. 44 и 46 ГК в случае явки или обнаружения места пребывания гражданина, признанного безвестно отсутствующим или объявленного умершим, суд по заявлению этого гражданина новым решением отменяет свое ранее принятое решение. Неслучайно некоторые авторы называли таких лиц потенциальными ответчиками или квазиответчиками1, имея в виду их возможность (право) оспорить юридические факты, а также выводы суда, касающиеся их правового состояния.

    По действующему гражданскому процессуальному законодательству спорить в суде о субъективных правах и юридических обязанностях могут не только лица, защищающие свои права или законные интересы, но и лица, защищающие от своего имени чужие права или законные интересы. Перечень таких субъектов, т.е. лиц, выступающих от своего имени в защиту чужого права или интереса, содержится в ч. 2 ст. 4, ст. 34, 45, 46 ГПК РФ.

    В соответствии с указанными нормами суд приступает к рассмотрению гражданского или иного юридического дела не только по заявлению лиц, защищающих свои права и законные интересы (ч 1 ст. 4 ГПК РФ), но и в случаях, предусмотренных законом, но заявлению прокурора, органов государственной власти, органов местного самоуправления, организации или граждан (ч. 1 ст. 45, ст. 46 ГПК).

    В соответствии с п. 1 ст. 70 СК РФ1 иски о лишении родительских прав могут предъявлять прокурор, государственные органы или общественные организации.

    В ч. 2 ст. 45 и ч. 2 ст. 46 ГПК РФ закреплено правило, в соответствии с которым лица, предъявившие от своего имени иск в защиту прав и законных интересов других лиц, пользуются всеми процессуальными правами (кроме права на заключение мирового соглашения) и исполняют все процессуальные обязанности истца (за исключением обязанности по уплате судебных расходов). В этой связи необходимо различать два вида сторон: стороны в процессуальном смысле и стороны в материально-правовом смысле.

    Сторона в процессуальном смысле представляет собой такого участника гражданского судопроизводства, который, хотя и не является субъектом спорного материального правоотношения, т.е. не обладает и не предполагается обладающим спорным правом или интересом, тем не менее в силу прямого указания закона имеет право от своего имени требовать от суда защиты чужого права или интереса, т.е. прав и законных интересов субъектов спорных материальных правоотношений1. Перечень лиц, имеющих право участвовать в гражданском судопроизводстве в качестве стороны в процессуальном смысле (процессуальных истцов или заявителей), содержится в ч. 2 ст. 4, ч. 1 и 2 ст. 45, ст. 46 ГПК. В качестве процессуальных истцов или заявителей могут выступать прокурор, органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации и отдельные граждане.

    Под сторонами в материально-правовом смысле понимаются действительные или предполагаемые субъекты спорных материальных правоотношений (гражданских, трудовых, семейных и т.п.), которые защищают в суде свои субъективные права или охраняемые законом интересы и, следовательно, обладают материально-правовым интересом в исходе дела.

    В гражданском процессе, кроме того, могут участвовать свидетели, эксперты, специалисты, переводчики, судебные представители. Все они и лица, участвующие в деле, а также суд являются участниками гражданского, процесса. Таким образом, понятие «участники гражданского процесса» намного шире, нежели понятие «лица, участвующие в деле».

    Необходимо отметить, что понятие «лица, участвующие в деле» в действующем гражданском процессуальном законодательстве не раскрывается. Вместе с тем, сопоставляя лиц, участвующих в деле, с остальными участниками процесса и анализируя в частности ст. 3 и 4 ГПК, следует прийти к выводу о том, что критерием отнесения кого-либо из участников процесса к лицам, участвующим в деле, является юридическая заинтересованность в исходе дела.

    Так, в ч. 1 ст. 3 ГПК закреплено правило, согласно которому всякое заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных или оспариваемых прав, свобод или законных интересов.    

    Далее в ст. 4 ГПК дается перечень этих заинтересованных лиц
    и организаций, по заявлению которых суд возбуждает гражданское дело. При этом по отношению к тому из обращающихся в суд, кто просит о защите своих прав, свобод и законных интересов (ч. 1 ст. 4 ГПК), понятие «заинтересованный» не употребляется.

    Такая редакция ст. 3 и 4 ГПК означает, что законодатель признает заинтересованными лицами как тех, кто защищает в процессе свои права, свободы и законные интересы, так и тех, кто выступает от своего имени в защиту прав, свобод и законных интересов другого лица, неопределенного круга лиц или в защиту интересов Российской Федерации, муниципальных образований и имеет к исходу дела иной (публичный) интерес.

    Поэтому, учитывая различный характер заинтересованности лиц, по заявлению которых суд вправе возбуждать гражданские дела, принято говорить о личной, субъективной заинтересованности (для лиц, защищающих свои права, свободы и законные интересы) и о государственной, общественной заинтересованности (для лиц, защищающих в силу закона «чужие» права и законные интересы) 1.

    К группе субъективно (лично) заинтересованных в деле лиц относятся: стороны, третьи лица, заявители, жалобщики, заинтересованные лица по делам, возникающим из публичных правоотношений, и по делам особого производства.

    Государственная и общественная заинтересованность в деле служит основанием для участия в гражданском судопроизводстве прокурора, других органов и лиц, указанных в ст. 46, 47, 273, ,284, 288, 290, 304, 311 ГПК.

    Немаловажную роль в определении правового положения участника процесса играет цель его участия, зависящая от наличия или отсутствия юридического интереса к делу. В гражданском процессе под юридическим интересом к делу (юридической заинтересованностью в деле) необходимо понимать основанный на законе ожидаемый правовой результат, который должен наступить для заинтересованного лица в связи с рассмотрением и разрешением конкретного дела1.

    Однако при этом необходимо иметь в виду, что юридический интерес к делу — это не только ожидание определенного правового результата от судебного процесса, но также и субъективная направленность, т. е. определенный мотив, который заставляет заинтересованное лицо добиваться в суде принятия решения определенного содержания. Из этого следует, что юридический интерес является необходимым условием участия определенного лица в гражданском процессе2.

    Вместе с тем от юридической заинтересованности в исходе дела необходимо отличать фактическую заинтересованность, которая может быть основана на отношениях подчиненности, родства или дружбы. Однако необходимо при этом иметь в виду, что наличие фактического интереса у разных лиц, участвующих в деле, не всегда влечет одинаковые правовые последствия.

    Например, стороны, третьи лица, заявители и заинтересованные лица, участвующие в делах особого производства, могут быть и фактически заинтересованы в исходе дела.

    Для прокурора фактическая заинтересованность в исходе дела исключает возможность его участия в гражданском процессе (ст. 18 ГПК).    

    Юридическая заинтересованность (юридический интерес) лица, участвующего в деле, порождает для него определенный процессуальный интерес, то есть тот положительный результат рассмотрения и разрешения дела, наступления которого ожидает и добивается участник судопроизводства1.

    Например, для истца процессуальный интерес заключается в ожидании судебного решения об удовлетворении иска, для ответчика — в ожидании решения об отказе в иске, для прокурора — в ожидании законного и обоснованного судебного решения и т. д.

    Поэтому различие процессуальных интересов лиц, участвующих в деле, всегда будет зависеть от характера связи с предметом судебной защиты и от тех предусмотренных законом задач, для достижения которых то или иное лицо, участвующее в деле, принимает участие в гражданском судопроизводстве.

    Следовательно, любое лицо, участвующее в деле, будучи юридически заинтересованным в исходе дела, соответственно имеет в силу этого и определенный процессуальный интерес к судопроизводству.

    Вместе с тем необходимо отметить, что юридический интерес, являющийся основанием для вынесения судом решения, которое может повлиять на субъективные права и обязанности лица, участвующего в деле, или же служит удовлетворению публичного интереса, и процессуальный интерес не тождественны по содержанию.

    Так, среди субъектов гражданских процессуальных правоотношений имеются такие, которые, участвуя в гражданском судопроизводстве, ожидают и добиваются наступления определенного результата разрешения дела, т. е. имеют определенный процессуальный интерес, который не основан на материальном правоотношении.

    К таким участникам процесса относятся судебные представители, выступающие от имени и в интересах сторон, третьих лиц или лиц, участвующих в неисковых делах.

    Правовым основанием участия в гражданском процессе судебного представителя может быть договор поручения, трудовой контракт и т. д. Юридический интерес к процессу у судебного представителя носит чисто процессуальный характер и не связан с материально-правовым отношением, составляющим предмет судебного разбирательства.

    Например, несмотря на то что представитель относительно процессуально самостоятелен в судебном процессе (например, в доказывании), в случае прекращения действия договора поручения у судебного представителя исчезает соответственно интерес и к процессу, поскольку его действия зависимы от воли своего доверителя. Видимо, поэтому законодатель и не относит судебного представителя (в том числе и адвоката) к лицам, участвующим в деле (хотя это и не всегда бывает оправданно)1.

    Однако эта процессуальная особенность не относится к лицам, участвующим в деле, у которых материально-правовой и процессуальный интерес едины.

    В гражданском процессе лица, участвующие в деле, — это участники гражданского процесса и которые юридически заинтересованы в рассмотрении и разрешении судом гражданского дела.

    По характеру юридического интереса лица, участвующие в деле, подразделяются на две группы.

    Первую представляют участники судопроизводства, имеющие к исходу дела материально-правовой личный интерес, поскольку они защищают в гражданском процессе свои субъективные права и законные интересы.

    Вторую группу составляют лица, участвующие в деле, зашивающие «чужие» интересы и которые имеют к исходу дела публично-процессуальный интерес (прокурор, государственные органы, органы местного самоуправления и другие организации и лица, участвующие в процессе по основаниям, предусмотренным в ст. 46 ГПК).

    Кроме того, лица, участвующие в деле, способны влиять на движение гражданского процесса, т. е. совершать процессуальные действия; направленные на его развитие и прекращение.

    Из этого следует, что в числе процессуальных прав, которые принадлежат лицам, участвующим в деле, имеются такие права, как право ходатайствовать об отложении разбирательства дела, о приостановлении производства по делу, об оставлении заявления без рассмотрения и о прекращении производства по делу.

    Относительно права на совершение процессуального действия, направленного на возбуждение судом производства по делу, оно не может характеризовать участвующих в деле лиц, так как не принадлежит им. В данном случае право обращения в суд с целью возбуждения судом производства по гражданскому делу возникает задолго до возникновения процесса, поскольку находится за его пределами и субъекты этого права еще не являются лицами, участвующими в деле.

    Таким образом, лицами, участвующими в деле, являются юридически заинтересованные в рассмотрении и разрешении дела – участники гражданского процесса, выступающие от своего имени и наделенные правом совершать процессуальные действия, влияющие как на развитие, так и окончание судебного процесса.

    Лицам, участвующим, в деле, принадлежит широкий круг процессуальных прав, общие из которых закреплены в ст. 35 ГПК.

     

    3.2. Лица, участвующие в деле, имеющие процессуально-правовой интерес в исходе дела

     

    Согласно ст. 129 Конституции РФ прокуратура РФ составляет единую централизованную систему с подчинением нижестоящих прокуроров вышестоящим и Генеральному прокурору РФ. Эта норма включена в гл. 7 Конституции РФ «Судебная власть», хотя прокуратура не входит в систему судебной власти. Ее полномочия в Конституции 1993 г., в отличие от ранее действовавших конституций, не определены.

    Место прокуратуры в системе государственной власти Конституцией РФ не установлено. Представляется, что исходя из выполняемых ею функций она может быть отнесена к исполнительной власти как высший орган по надзору за исполнением законов федеральными министерствами и ведомствами и исполнительны ми органами субъектов РФ, органами военного управления, органами контроля, их должностными лицами, а также за соответствием за конам издаваемых ими правовых актов (ст. 2 Закона о прокуратуре).

    Частью 5 ст. 129 Конституции РФ установлено, что полномочия, организация и порядок деятельности прокуратуры РФ определяются федеральным законом. Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» был принят в 1992г.1

    В Законе о прокуратуре в (в новой ред. 1995 г. с последующими изменениями и дополнениями) установлено, что прокуроры в соответствии с процессуальным законодательством РФ участвуют в рассмотрении дел судами (ч. 3 ст. 1). Согласно ч. 3 ст. 35 этого Закона прокурор вправе обратиться в суд с заявлением или вступить в дело в любой стадии процесса, если этого требует защита прав граждан и охраняемых законом интересов общества или государства, в соответствии с процессуальным законодательством.

    В ГПК существенно изменено процессуальное положение прокурора по сравнению с ГПК 1964 г. и Законом о прокуратуре. Прокурор входит в состав лиц, участвующих в деле.

    В зависимости от основания вступления в процесс различаются две формы участия прокурора в деле:

    1)    обращение в суд в целях защиты прав и интересов других лиц
    (предъявление иска, подача заявления);

    2)    вступление в процесс с целью дачи заключения по делу. Порядок вступления прокурора в процесс, объем его процессуальных

    прав и обязанностей зависят от формы участия в деле и от того, в какой стадии процесса он вступает в него.

    В отличие от ГПК 1964 г. в Кодексе 2002 г. установлено, что и предъявление иска, и вступление в процесс с целью дачи заключения допустимо лишь в случаях, предусмотренных ГПК н другими федеральными законами.

    Эта новелла основана на Концепции судебной правовой реформы, согласно которой возможность неограниченного участия прокурора в гражданском судопроизводстве противоречит принципу независимости судей и подчинения их только закону.

    Представляется, что в современных условиях, когда государство не может обеспечить реализацию конституционного положения о праве каждого на получение квалифицированной юридической помощи, в предусмотренных законом случаях — бесплатно, ограничение участия прокурора, осуществляющего, по существу, правозащитную функцию в гражданском судопроизводстве, преждевременно. В определенной степени предложение об ограничении участия прокурора в гражданском деле объясняется воздействием дискуссии о функциях прокурора в уголовном процессе. Но участие прокурора в гражданском процессе существенно отличается от его положения в уголовном процессе.

    Участие прокурора в суде первой инстанции осуществляется в основном районными прокурорами или их заместителями, так как гражданские дела по первой инстанции подсудны преимущественно мировым судьям и районным судам (ст. 23, 24 ГПК).

    Но если дело по первой инстанции подсудно судам субъектов РФ или Верховному Суду РФ (ст. 26, 27 ГПК), то в суд могут обращаться соответственно прокуроры субъектов Федерации и Генеральный прокурор РФ либо его заместитель.

    В военные суды могут обратиться соответствующие военные прокуроры.

    Обращение прокурора в суд является основанием возбуждения гражданского дела в случае необходимости защиты прав, свобод и законных интересов: 1) граждан; 2) неопределенного круга лиц; 3) Российской Федерации, субъектов Федерации, муниципальных образований (ч. 1 ст. 45 ГПК1).

    Кроме того, ч. 1 ст. 259 ГПК предусмотрено право прокурора, наряду с другими субъектами, обратиться в суд за зашитой избирательных прав и права на участие в референдуме.

    Из ч. 1 ст. 45 ГПК РФ следует, что прокурор может предъявить иск или обратиться с заявлением по любому гражданскому делу в случаях нарушения интересов граждан, неопределенного круга лиц или государства. Однако исходя из принципа диспозитивности прокурор может предъявить иск (подать заявление) только в случае, если гражданин сам не может обратиться в суд по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам (ч. 1 ст. 41 ГПК),

    Прокурор, обратившийся в суд в защиту прав и интересов других лиц, пользуется всеми правами и несет все процессуальные обязанности истца, кроме права на заключение мирового соглашения и обязанности по уплате судебных расходов (ч. 2 ст. 45 ГПК). Исходя из этого можно сделать вывод, что прокурору может быть отказано в принятии заявления, если у лица, в интересах которого предъявляется иск, нет права на обращение в суд или прокурором не соблюден порядок обращения в суд (см. гл. 10 и 13 настоящего учебника). Однако прокурору нельзя возвратить заявление на основании пп. 1, 3 и ч. 1 ст. 135 ГПК в части, относящейся к представителю, так как он действует от своего имени в интересах другого лица.

    В судебной практике возник вопрос о том, должен ли прокурор, предъявивший иск в публичных (государственных) интересах, соблюсти внесудебный порядок разрешения спора, установленный федеральным законом или предусмотренный договором сторон.

    Представляется, что данное требование должно быть соблюдено истцом, в защиту прав которого предъявлен иск. Если же дело представляет публичный интерес, в нем нет субъекта материального правоотношения (определенного истца), прокурор не должен соблюдать внесудебный порядок урегулирования спора, поскольку не является стороной в нем.

    Прокурор обязан ссылаться в заявлении на закон, подлежащий применению по предъявляемому иску. Согласно ч. 3 ст. 131 ГПК в заявлении прокурора, предъявляемом в защиту интересов РФ, ее субъектов и муниципальных образований или в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц, должно быть указано, в чем конкретно заключаются их интересы, какое право нарушено, а также должна содержаться ссылка на закон или иной нормативный правовой акт, предусматривающие способы зашиты этих интересов.

    В случае же обращения прокурора в защиту законных интересов гражданина прокурор должен обосновать, почему гражданин лично не может предъявить иск (абз. 2 ч. 3 ст. 131 ГПК).

    В связи с этой нормой возникает вопрос: какое обоснование должен представить прокурор, предъявляя иск в защиту прав и. интересов гражданина? Очевидно, в этих случаях, как правило, гражданин обращается с такой просьбой к прокурору сам, прилагая соответствующие документы (справку о состоянии здоровья, инвалидности и т. п.). Если же заявление подается в интересах недееспособного лица, не имеющего представителя, прокурору об этом могут сообщить соседи и другие лица, которым стаю известно о нарушении прав или злоупотреблении правами недееспособного. О таких фактах прокурор может узнать и из средств массовой информации1.

    В последние годы в деятельности прокуроров значительное место занимают дела об оспаривании нормативных правовых актов, противоречащих закону более высокого уровня, а также иные дела в защиту прав неопределенного круга лиц (о зашито прав потребителей, охране окружающей среды и др.).2

    Прежде чем предъявить иск, прокурор должен собрать необходимый фактический и доказательственный материал, проанализировать его. Однако в отличие от расследования уголовных дел прокурор не вправе допрашивать свидетелей и совершать другие действия, отнесенные гражданским процессуальным законом исключительно к компетенции суда.

    Иск прокурора, как и любые иные его действия в процессе, должен быть основан на проверенных материалах. В деле, возбужденном на основании заявления прокурора, его участие обязательно. Однако прокурор не связан в процессе своей первоначальной позицией и позицией лица, в интересах которого предъявлен иск. Он всегда должен руководствоваться законом. Поэтому если в ходе судебного разбирательства прокурор придет к выводу о том, что требования в части или в целом незаконны или необоснованны, он должен отказаться полностью или частично от предъявленного им иска.

    Закон требует, чтобы лицо, в интересах которого начато дело по заявлению прокурора, извещалось судом о возникшем процессе и участвовало в нем в качестве истца (ч. 2 ст. 38 ГПК). Соблюдение этого требования необходимо, так как решение, вынесенное по иску прокурора, обязательно для заинтересованного лица. Отказ прокурора от предъявленного иска не лишает истца права требовать рассмотрения дела по существу (ч. 3 ст. 45 ГПК). При отказе прокурора от иска дело может быть прекращено производством лишь при условии отказа от иска и заинтересованного лица. Требование заинтересованного лица должно быть разрешено в том же процессе, поскольку, как следует из закона, оно всегда участвует в деле (ч. 2 ст. 38 ГПК).

    Однако прокурор не может требовать рассмотрения дела или отмены определения суда о прекращении производства по делу в связи с отказом истца от иска, предъявленного в его интересах прокурором, если судом были соблюдены условия принятия отказа от иска (ч. 2 ст. 45, ч. 2 ст. 39 ГПК).

    Прокурор, предъявивший иск, дает объяснение по делу и участвует в прениях первым (ст. 174 ГПК). Он обязан доказать те обстоятельства, на которые ссылается в обоснование своих требований и возражений (ст. 56 ГПК).

    Если истец участвует в судебном заседании, он выступает после прокурора, предъявившего иск. Стороны вправе задавать вопросы прокурору, предъявившему иск и дающему объяснения по делу.

    Не являясь субъектом спорного правоотношения, прокурор не вправе распоряжаться материальным правом, в частности, не может заключить мировое соглашение. Отказ прокурора от иска является актом распоряжения лишь процессуальным правом. По этим же основаниям к прокурору нельзя предъявить встречный иск. Ответчик может предъявить встречный иск к лицу, в интересах которого возбуждено дело.

    Таким образом, при предъявлении иска прокурор занимает в деле положение истца, но только в процессуальном смысле.

    Второй формой участия прокурора в деле является вступление в него для дачи заключения в случаях, предусмотренных ГПК и другими федеральными законами. В ч. 3 ст. 45 ГПК установлено, что прокурор вступает
    в процесс и дает заключение по делам о выселении, о восстановлении на
    работе, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью и в иных
    случаях в целях осуществления возложенных на него полномочий. Наряду
    с делами, указанными в ст. 45, в ГПК предусмотрено участие прокурора по
    некоторым делам, возникающим из публично-правовых отношений и осо
    бого производства (ст. 252, ч. 3 ст. 260, ст. 273, ч. 3 ст. 278, ч. 1 ст. 284,
    ст. 288, ч. 2 ст. 304 ГПК). В СК предусмотрено участие прокурора в делах,
    затрагивающих интересы детей (ст. 70, 72, 73 и др.).

    Заключение прокурора должно основываться на законе, подлежащем применению в рассматриваемом судом деле с учетом исследованных в судебном заседании доказательств. При исследовании доказательств прокурор, как лицо, участвующее в деле, вправе задавать вопросы сторонам, свидетелям, экспертам и специалистам; высказывать свое мнение по всем вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства (ст. 35 ГПК).

    По окончании рассмотрения дела по существу прокурор дает заключение по делу в целом (ст. 190 ГПК). Выступление прокурора, дающего заключение, в прениях ГПК РФ не предусматривает. В отличие от ГПК 1964 г. новый Кодекс не наделяет правом дачи заключения прокурора, по заявлению которого возбуждается дело.

    Прокурор не может давать заключение по делу, в котором прокуратура является стороной.

    Как при предъявлении иска, так и при даче заключения прокурор никаких решений по делу не принимает, он не вправе совершать процессуальные действия, входящие в компетенцию суда. Он может лишь, как и любое другое лицо, участвующее в деле, возбуждать перед судом ходатайство о совершении какого-либо действия либо о разрешении определенного вопроса.

    Прокурор не может вносить представление в суды второй и надзорной инстанций, если прокуратура является стороной по делу1.

    В ГПК нет норм о даче заключения по делу в судах второй и надзорной инстанций. В связи с тем что, согласно ч. 3 ст. 45, неявка прокурора, извещенного о времени и месте рассмотрения дела, по которому он должен давать заключение, не препятствует разбирательству дела, в судебной практике возник вопрос о том, может ли прокурор вступить в дело во второй инстанции или в порядке надзора. Согласно п. 19 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 г. прокурор вправе принести представление в суд второй и надзорной инстанций, если он участвовал в деле (абз. 1); в абз. 3 этого пункта указано, что «с точки зрения положений ст. 34, 35 и 45 ГПК» прокурор вправе подать названные представления независимо от того, явился ли он в заседание суда первой инстанции.

    Вывод о том, что прокурор является лицом, участвующим в деле, независимо от того, явился ли он в суд первой инстанции, правилен, поскольку его участие прямо предусмотрено законом и, следовательно, обязательно.

    Но представление прокурора — одно из оснований возбуждения дела в вышестоящих судах. При даче же заключения прокурор привлекается к участию в деле, возбужденном другими заинтересованными лицами. Поэтому более правильным было бы в таких случаях привлечение прокурора к участию в деле для дачи заключения по инициативе вышестоящих судов (об участии прокурора в судах второй и надзорной инстанций см. гл. 19—21 настоящего учебника).

    Поскольку судебные постановления исполняются судебными приставами, переданными в подчинение исполнительного органа, на наш взгляд, в стадии исполнения судебных постановлений прокуратура обязана осуществлять надзор за законностью и своевременностью исполнения судебных решений; особое внимание должно обращаться на исполнение судебных решений, вынесенных по заявлениям и искам прокуроров, а также по делам о восстановлении на работе, взыскании алиментов на детей, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью.

    Прокурор может предъявить исполнительный документ ко взысканию по делам, возбужденным по его инициативе в интересах неопределенного круга лиц, Российской Федерации, ее субъектов, муниципальных органов, а также недееспособных граждан.

    Одна из задач прокуратуры — систематическое изучение и обобщение практики рассмотрения и разрешения жалоб, поступающих от граждан и организаций, сообщающих о фактах нарушения законности в работе организаций, а также о случаях обнаружения фактов ущемления прав организаций и граждан. Рассматривая такие материалы, прокурор прежде всего принимает предусмотренные законом меры, направленные на устранение причин, порождающих эти нарушения, а в необходимых случаях обращается в суд в целях защиты прав и свобод человека и гражданина, не имеющего возможности отстаивать в суде лично свои права, свободы и интересы, а также в целях защиты государственных (публичных) интересов.

    В случаях, предусмотренных законом, органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации (далее — органы и лица) или граждане вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц — граждан и неопределенного круга лиц. Обращение в суд в интересах граждан возможно лишь по их просьбе.

    Перечисленные органы и лица не имеют субъективного материально-правового интереса в деле, когда обращаются в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц.

    При обращении в суд в интересах неопределенного круга лиц возможно сочетание личного интереса с интересами большой группы лиц, численный состав которой установить затруднительно или нельзя установить вообще.

    Органы и лица не имеют материально-правового интереса в исходе дела. Целью их участия в деле от своего имени является защита общественных и государственных интересов, субъективных прав и охраняемых законом интересов других лиц — граждан и организаций. Их интерес определяется обязанностями, возложенными на соответствующие органы, организации и граждан в определенной сфере деятельности.

    ГПК включил органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации и граждан, осуществляющих защиту прав и интересов других лиц, в состав участвующих в деле лиц (ст. 34), наделив их всеми правами таких лиц (ст. 35). Наряду с этим права указанных органов и лиц закреплены в ст. 46. Данная статья предоставляет названным в ней субъектам право предъявить иск в защиту прав, свобод и охраняемых законом интересов при наличии двух условий;

  3. это должно быть предусмотрено законом;
  4. необходимо наличие просьбы лица (гражданина), в защиту прав которого возбуждается гражданское дело.

    Однако требование в защиту нарушенных или оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов недееспособного гражданина может быть предъявлено независимо от просьбы его законного представителя или иного заинтересованного лица, например, в делах о признании гражданина недееспособным, о лишении родительских прав, об отобрании ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью (ч, 1 и 2 ст. 281 ГПК, ст. 70, 77 СК и др.).

    В связи с этой новеллой возникает вопрос о том, в какой форме должно быть выражено согласие истца (заявителя) на обращение в суд уполномоченными на то органами и лицами. Можно предвидеть, что в практике как органов, так и судов возникнут этот и другие связанные с ним вопросы: когда должно выясняться наличие упомянутого согласия, каковы последствия его отсутствия и условия их наступления до и после возбуждения дела и др. Ответа на эти вопросы в ГПК нет.

    Представляется, что согласие истца должен выяснить судья при подготовке дела к судебному разбирательству, а в заявлении уполномоченных законом органов и лиц должно быть указано, на каком основании предъявляется иск. Если истец не даст согласия на возбуждение дела в его интересах, то заявление следует возвратить.

  5. Согласно ч. 2 ст. 46 ГПК лица, подавшие заявление в защиту за
    конных интересов других лиц, пользуются всеми процессуальными права
    ми и несут процессуальные обязанности истца, за исключением права на
    заключение мирового соглашения и обязанности по уплате судебных рас
    ходов1. Эти исключения связаны с тем, что они не являются субъектами
    спорного правоотношения, поэтому к ним не может быть предъявлен
    встречный иск. Следовательно, как и прокурор, названные в ст. 46 ГПК ор
    ганы и лица занимают в деле положение истца только в процессуальном
    смысле.
  6. Для возбуждения дела в защиту прав других лиц необходимо не
    только наличие права на обращение в суд у заинтересованного лица (права
    на предъявление иска у истца), но и особой предпосылки — предоставления законодательством (законом, положением, уставом) такого права органу или лицу, обращающемуся в суд, что нашло отражение во втором предложении п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК.

    Поэтому органам и лицам должно быть отказано в принятии заявления на основании ч. 2 ст. 4 и п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК, если закон не наделяет их правом возбуждения гражданского дела в защиту прав других лиц. В принятии заявления должно быть отказано и во всех других случаях отсутствия права на обращение в суд у лица, в интересах которого возбуждается дело, на основании пп. 2 и 3 ч. 1 ст. 134 ГПК.

    Указанные органы и лица обязаны также соблюдать порядок обращения в суд (порядок предъявления иска), если законом не установлено исключений или если эти исключения прямо не следуют из смысла закона. При несоблюдении этих требований заявление должно быть возвращено либо оставлено без движения (пп. 2, 4, 5, 6 ч. 1 ст. 135; ч. 1 ст. 136 ГПК).

    Из приведенных положений следует, что, принимая заявление от
    субъектов, обращающихся в суд от своего имени в защиту прав, свобод
    и охраняемых законом интересов других лиц, судья должен проверить,
    предоставлено ли им законом право возбуждения гражданского дела в чужих интересах и согласно ли заинтересованное лицо (гражданин) на предъявление иска.

    Представляется, что органы и лица, обращающиеся за защитой прав других лиц, не должны соблюдать порядок внесудебного разрешения спора и это не может быть основанием возвращения заявления (п. 1 ч. 1 ст. 135 ГПК), поскольку они не являются субъектами заявленного требования. Заявление не может быть возвращено и на основании п. 4 ч. 1 ст. 135, так как в нем идет речь о случаях подачи заявления от имени истца без полномочий на ведение дела, а указанные лица обращаются в суд за зашитой прав другого лица (истца) от своего имени. Однако поскольку названные органы и лица действуют в процессе через своих представителей, последние должны иметь полномочия на ведение дела. Отсутствие таких полномочий может быть основанием как для возвращения заявления, так и для оставления заявления без рассмотрения (абз. 4 ст. 222 ГПК), поскольку речь идет об отсутствии полномочий у представителя лица, возбуждающего дело от своего имени.

    Возможность возбуждения отдельных категорий дел в защиту чужих прав и интересов прямо предусмотрена в некоторых нормах ГПК (ч. 1 ст. 251, ч. 1 ст. 254, ст. 273, ч. 1 и 2 ст. 281) и в ряде других законодательных актов (см., например, ст. 28, 70, 73, 77 СК), которые должны применяться с учетом изменений, внесенных в ч. 1 ст. 46 ГПК.

    5. Лица, возбудившие дело в защиту чужих прав или интересов, вправе отказаться от предъявленного иска, однако этот отказ не лишает лицо, в интересах которого предъявлен иск, права требовать рассмотрения дела по существу, поскольку отказ является актом распоряжения только процессуальным правом, но не влечет за собой прекращения производства по делу, если заинтересованное лицо или его законный представитель требуют рассмотрения дела по существу. Этот вопрос должен быть решен в том же процессе, поскольку заинтересованное лицо должно быть извещено о предъявлении иска, всегда участвует в нем в качестве истца (ч. 2 ст. 38 ГПК) и на него распространяется законная сила судебного постановления, вынесенного по иску органов, организаций и граждан в его интересах. Поэтому дело может быть прекращено только при отказе от иска истца, если это не противоречит закону (ч. 2 ст. 39 ГПК). Данная ситуация объясняется тем, что стороны только в процессуальном смысле не являются субъектами спорного правоотношения. В этом их отличие от сторон и третьих лиц, заявляющих самостоятельные требования. От третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований, они отличаются тем, что решение суда гражданско-правовых последствий для них вызвать не может. Они не связаны спорным правоотношением ни с истцом, ни с ответчиком, поэтому к ним не может быть предъявлен регрессный иск.

    В отдельных случаях закон допускает участие в деле и ответчиков только в процессуальном смысле.

    Так, в тех случаях, когда родителям неизвестно, кто усыновитель их ребенка, требование об отмене усыновления предъявляется к органу опеки и попечительства по месту вынесения решения об усыновлении. Орган опеки и попечительства может быть процессуальным ответчиком также по искам о восстановлении в родительских правах, о возврате ребенка (ст. 72 СК). 6. В ч. 1 ст. 46 ГПК закреплен также уже сложившийся в современном российском законодательстве и судебной практике институт предъявления исков в защиту неопределенного круга лиц. Такие иски могут быть предъявлены в случаях, предусмотренных законом, государственными органами, органами местного самоуправления, организациями или гражданами в защиту порушенных или оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов значительного круга лиц.

    Круг лиц, в интересах которых возбуждается дело, заранее неизвестен, как правило, его вообще невозможно или трудно определить. Поэтому для возбуждения подобного дела необходимо лишь одно условие: данное полномочие соответствующего органа или организации (гражданина) должно быть предусмотрено законом. Предварительного согласия (просьбы) заинтересованных лиц на предъявление подобного иска не требуется, поскольку их круг заранее определить весьма затруднительно.

    Так, согласно ст. 5 Федерального закона от 10 января 2002 г. «Об охране окружающей среды»’ органы государственной власти РФ вправе предъявить иск в суд о возмещении вреда окружающей среде, причиненного в результате нарушения законодательства в области охраны окружающей среды. Аналогичное право предоставлено органам государственной власти субъектов РФ (ст. 6 данного Закона), гражданам (ст. II), общественным и иным некоммерческим объединениям (ст. 12).

    Статьей 46 Федерального закона «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» предусмотрено, что граждане, проживающие на территории муниципального образования, вправе наряду с органами местного самоуправления и их должностными лицами предъявлять в суд или арбитражный суд иски о признании недействительными актов органов государственной власти и государственных должностных лиц, органов местного самоуправления и их должностных лиц, предприятий, учреждений и организаций, а также общественных объединений, нарушающих права местного самоуправления.

    Право государственных органов, органов местного самоуправления, общественных и иных организаций, граждан обращаться в суд в целях защиты чужих интересов традиционно рассматривалось в нашей учебной и научной литературе как одно из дополнительных средств реализации прав конкретных субъектов, граждан или юридических лиц, которые должны участвовать в деле как истцы (ч. 2 ст. 38 ГПК). В этом институте общественные интересы сочетаются с личными, но превалируют последние1.

    Между тем, как видно из приведенных и других законов РФ, принятых в последние годы, в нашей правовой действительности возникло новое явление — иски в защиту прав и интересов неопределенного круга граждан, народного хозяйства, окружающей среды, преследующие государственные, общественные, групповые интересы. Их цель — защита публичных интересов. Это правовой институт, существенно отличающийся от ранее известного, природа которого активно исследуется.

    Эти иски, безусловно, имеют определенные особенности, которые, к сожалению, не отражены в новом ГПК, кроме указания в ст. 45 и 47 о возможности их предъявления. Представляется, что по таким делам недопустим отказ от иска, поскольку конкретный субъект спорного права или охраняемого законом интереса не определен.

    В предусмотренных законом случаях государственные органы, органы местного самоуправления могут вступить в дело до принятия решения судом первой инстанции по своей инициативе или по инициативе участвующих в деле лиц для дачи заключения по делу в целях осуществления возложенных на них обязанностей и защиты прав, свобод и законных интересов других лиц или интересов РФ, ее субъектов, муниципальных образований (ч. I ст. 47 ГПК).

    ГПК предусматривает обязательное привлечение государственных органов, органов местного самоуправления лишь по делам особого производства (ч. I ст. 272, ст. 284, 288 ГПК). Привлечение государственных органов и органов местного самоуправления к участию в деле предусмотрено и СК. Вопрос о привлечении в процесс государственных органов, органов местного самоуправления для дачи заключения по делу должен решаться судьей при подготовке дела к судебному разбирательству.

    В отличие от ГПК 1964 г. в новом Кодексе не регламентируется порядок участия госорганов и органов местного самоуправления в судебном заседании. В нем установлено лишь, что они могут вступить в дело до принятия судом решения, следовательно, до удаления суда в совещательную комнату. Кроме того, в ст. 189 ГПК предусмотрено, что слово для заключения представителю этих органов дается по окончании рассмотрения дела по существу, как и прокурору, при этом последовательность их выступлений не определена. Возможность же привлечения (вступления) государственного органа или органа местного самоуправления в дело для дачи заключения до вынесения решения неизбежно приведет к необходимости возобновления судебного разбирательства и, следовательно, затяжке процесса, не исключая отложения судебного заседания. Поэтому целесообразнее решать этот вопрос в период подготовки дела к судебному разбирательству либо в подготовительной части судебного разбирательства.

    2. Поскольку ГПК не определяет порядок участия в деле госорганов и органов местного самоуправления, следует исходить из того, что они наделены правами лиц, участвующих в деле (ст. 35 ГПК) с учетом цели вступления в процесс.

    Заключения государственных органов, органов местного самоуправления представляются в суд в письменном виде, хотя допустимо и устное заключение. Оно составляется, как правило, на основе предварительного обследования и изучения материалов дела. В некоторых случаях заключение может быть составлено и по инициативе самого органа управления и даже до возбуждения дела в суде (например, заключения органов опеки и попечительства по спорам, связанным с воспитанием детей, по делам о лишении родительских прав).

    Лица, участвующие в деле, и представители могут задавать уполномоченному этого органа вопросы в целях разъяснения и дополнения заключения. Заключение органов государственного управления имеет важное значение по делу, но для суда оно необязательно. Однако свое несогласие с заключением суд должен мотивировать.

    С целью дачи заключения по делу в гражданском процессе чаше
    всего участвуют следующие государственные органы и органы местного
    самоуправления:

    а)    органы опеки и попечительства — по делам, затрагивающим интересы детей и других недееспособных лиц, например по делам о передаче
    детей на воспитание, неправильном использовании родителями своих прав, лишении родительских прав, об усыновлении и об отмене усыновления, использовании опеки в корыстных целях, о возмещении ущерба,
    причиненного несовершеннолетнему лицу, по делам, затрагивающим жилищные права детей (ст. 28, 70, 72, 73, 78 СК);

    б)    органы социального обеспечения — по делам особого производства, возбуждаемым в целях назначения пенсии (объявление лица умершим или безвестно отсутствующим);

    в)    жилищно-коммунальные органы — по делам, связанным с владением жилищами и другими помещениями на праве личной собственности
    (выселение, раздел и обмен жилой площади, переоборудование нежилых
    помещений под жилье, сделки по поводу строений, о принадлежности
    строения на праве собственности и др.), а также по спорам между совладельцами строений, находящихся на неразделенном земельном участке,
    о порядке пользования этим участком.

    Участие в гражданском процессе указанных органов и необходимость извещения их судом о деле объясняется тем, что решение суда может затронуть интересы соответствующей отрасли управления. В отдельных случаях судебным решением может быть возложена определенная обязанность на тот или иной орган управления, что также является основанием участия в деле.

    В судебной практике непривлечение государственных органов, органов местного самоуправления к участию в деле в случаях, предусмотренных законом, рассматривается как основание к отмене решения суда.

    4. Согласно ч. 2 ст. 47 ГПК суд вправе по своей инициативе привлечь к участию в деле соответствующий государственный орган или орган мест
    ного самоуправления для дачи заключения в необходимых случаях, неза
    висимо от того, предусмотрено это законом или нет.

    Включение в ст. 47 ГПК приведенной нормы объясняется тем, что в судебной практике нередко возникали ситуации, когда суду необходимо получить компетентное заключение госоргана или органа местного самоуправления, не предусмотренное законом. В таких случаях суды нередко привлекали такие органы в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований, с возложением на них обязанности дать заключение по делу, что не соответствовало закону. Учитывая потребности судебной практики, в литературе ставился вопрос о привлечении судом в необходимых случаях компетентных органов для дачи заключения по делу в пределах их компетенции1.

    Дополнение ст. 47 ГПК этой нормой отразило это предложение. Реализация в судебной практике данной нормы позволит избежать ошибок, допускаемых при определении процессуального положения органов местного самоуправления, не связанных материальным правоотношением с одной из сторон.

    5. Государственные органы, органы местного самоуправления и их представителей не следует отождествлять с другими участниками процесса. В частности, представителей этих органов следует отличать от свидетелей и экспертов: свидетель сообщает суду сведения об известных ему фактах; эксперт дает заключение как специалист по определенному вопросу на основе изученных материалов дела. Эксперт, как и свидетель, предупреждается об ответственности. Они привлекаются к участию в процессе лишь для установления юридических фактов по делу. Представители государственных органов, органов местного самоуправления активно участвуют в процессе установления и исследования всех обстоятельств дела и обязаны дать правовую оценку в пределах своей компетенции.

    В отличие от третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований, государственные органы, органы местного самоуправления не имеют материально-правового интереса по делу и ни с одной из сторон материальным правоотношением не связаны. При наличии такой связи исключается возможность привлечения органа управления для дачи заключения; в таком случае названные органы должны участвовать в деле в качестве стороны или третьего лица.

    Так, жилищные органы — владельцы жилищного фонда, являясь субъектами жилищных правоотношений, не могут участвовать в деле по основаниям, предусмотренным ст. 47 ГПК. По таким основаниям можно было бы привлекать к участию в деле жилищные органы, на которые возложен контроль за распределением жилья в ЖСК и ведомственном фонде. И хотя жилищным законодательством не предусмотрено привлечение этих органов для дачи заключения по делам с участием ЖСК и ведомств, суды вправе привлекать их с этой целью, руководствуясь ч. 2 ст. 49 ГПК.

    Из изложенного видно, что по новому ГПК условия и формы участия в гражданском деле прокурора и государственных органов, органов местного самоуправления значительно сближены.

     

     

     

    СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

     

  7. Конституция Российской Федерации: Принята на всенародном референдуме 12 дек. 1993 г. М., 2005.
  8. Гражданский Кодекс РФ. Ч. 1 от 30 ноября 1994 г.// СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.
  9. Гражданский кодекс РФ. Ч. 2 от 26 января 1996 г.// СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410.
  10. Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ: Принят 23 окт. 2003 г.// Российская газета. 2003. 16 ноября 2003 г.
  11. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. № 174-ФФЗ с изм. и доп., внесенным федеральным законами от 4 июля 2003 г., 7 июля и 8 декабря 2003 г., 22 апреля 2004 г., 29 июня 2004 г // СЗ РФ. 2001. № 52 (ч. I)
  12. ФЗ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности» от 8 декабря 1995 г. ( в ред. от 29.06.04 № 58-ФЗ) // СЗ РФ. 1996. № 3. Ст. 148.
  13. ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» от 31 мая 2002 г. №63-ФЗ // Российская газета от 5 июня 2002 г.
  14. Постановление Правительства РФ от 12 августа 1994 г. № 950 «О порядке назначения представителей интересов Правительства Российской Федерации в судах» // СЗ РФ. 1994. №17. Ст. 2003.
  15. Власов А. А. Адвокат как субъект доказывания в гражданском и арбитражном процессе; М.: Юрлитинформ, 2000.
  16. Власов А.А. Гражданское процессуальное право. М., 2003.
  17. Власов А. А. Правовые основания и виды судебного представительства // Адвокатские вести. 2001. № 7. С. 18-19.
  18. Гапеев В.Н., Джаникян М.В. Третьи лица без самостоятельных требований и их участие в гражданском процессе // Реализация процессуальных норм органами гражданской юрисдикции. Свердловск, 1988.
  19. Гражданский процесс: Учебник / Под ред. В. А. Мусина, Н. А. Чечиной, Д. М. Чечота. М., 2000.
  20. Гражданский процесс / Под ред. М. К. Треушникова. М., 2003.
  21. Гражданское право: Учебник /Под ред. Суханова Е.А. В 2-х тт.- Т.1. М., 2004.
  22. Гражданское процессуальное право / Под ред. М.С. Шакарян. – М.: ТК Велби, 2004.
  23. Грось Л.А. Научно-практическое исследование влияния норм материального права на разрешение процессуально-правовых проблем в гражданском и арбитражном процессе. Хабаровск, 1999.
  24. Дулов А. В. Вопросы теории судебной экспертизы в советском уголовном процессе. Минск, 1959.
  25. Ильинская Л.Ф., Лесницкая И.М. Судебное представительство в гражданском процессе. М., 1964.
  26. Ильинская И. М., Лесницкая Л. Ф. Судебное представительство в гражданском процессе. М., 1964.
  27. Осокина Г.Л. Гражданский процесс. М., 2004.
  28. Осокина Г. Понятие, виды и основания законного представительства // Российская юстиция. 1998. № 1. С. 43 – 44.
  29. Розенберг Я.А Представительство по гражданским делам в суде и арбитраже. Рига, 1980.
  30. Сахнова Т. В.
    Экспертиза в суде по гражданским делам. М, 1997.
  31. Шерстюк В. М. Судебное представительство по гражданским делам. М., 1984.
  32. Щеглов В.Н. Субъекты судебного гражданского процесса. Томск, 1979.
  33. Чечот Д. М. Участники гражданского процесса. М., 1960.
  34. Фокина М. А.
    Свидетельские показания в состязательном гражданском судопроизводстве. Саратов, 1996. С. 60.
  35. Эйсман А. А. Логика доказывания. М., 1971.

     


     

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.18MB/0.00176 sec

WordPress: 23.21MB | MySQL:122 | 2,686sec