Лизинг воздушных судов

<

031114 2309 1 Лизинг воздушных судовI. Понятие и правовое регулирование лизинга в Российской Федерации

1. 1. Становление и развитие института лизинга

 

Термин «лизинг» произошел от английского глагола «to lease» — «нанимать», «брать в аренду». «Leasing» в дословном переводе означает давать или брать на основе контракта. В Бельгии существует несколько иная трактовка: «location – financement» — «договор имущественного найма» или «найма-финансирования», а также «leasing» — «сдача в аренду». В немецком языке для обозначения договора лизинга иногда используется «Mietvertrag kredit».

Некоторые авторы введение в экономический лексикон термина «лизинг» связывают с операциями телефонной компании «Белл», руководство которой в 1877 году приняло решение не продавать телефонные аппараты, а сдавать их в аренду.

История появления договора лизинга неоднозначно трактуется в юридической и экономической литературе. Так, например, некоторые ученые утверждают, что упоминание о лизинге имеется в Законах Хаммурапи (1792-1750 гг. до н.э.), Институциях Юстиниана (483-565 гг.). К лизингу они относят имущественный найм (аренду), любой комплекс имущественных отношений, связанный с владением вещью на ином праве, нежели право собственности.

Согласно другой точки зрения, договор лизинга как таковой появился в США в середине XIX века и нашел распространение в странах Запада к середине XX века. Так, Ю.И. Свядосц писал: «Возникнув первоначально в США еще в середине прошлого века, с конца 50-х годов этот договор получил широкое распространение в деловой практике фирм Западной Европы и Японии, а в настоящее время используется практически во всех странах. Лизинг нашел признание в судебной практике многих стран, не имеющих специального законодательного регулирования (США, ФРГ, Япония и т.д.). В некоторых же странах изданы специальные нормативные акты по лизинговым отношениям (Франция – закон от 2 июля 1966 г.; Англия – закон об аренде-продаже 1965 г.).

В исследованиях о развитии лизинга обычно отмечается, что толчком к широкому применению лизинга в США и Западной Европе послужило развитие железнодорожного транспорта. Железнодорожные компании, пытаясь уйти от обременительных расходов, стремились приобретать локомотивы, вагоны и другие транспортные средства не в собственность (по договорам купли-продажи), а лишь в пользование. В связи с этим, на первоначальном этапе в США применялась конструкция траста, когда трастовые фирмы приобретали соответствующие транспортные средства с последующей передачей их в пользование железнодорожным компаниям. Затем система инвестирования изменилась. Финансовые компании стали приобретать транспортные средства и иное оборудование у определенного производителя по просьбе транспортных организаций с передачей их последним в аренду. В начале 50-х годов XX столетия в США массовый характер приобрела передача на основе лизинга эксплуатирующим организациям технологического оборудования, машин, морских судов, самолетов и т.д. К этому же времени относится и появление специализированных лизинговых компаний.

В Испании основным нормативным актом, регулирующим лизинговые отношения, является Закон от 29 июля 1988 г. по регламентации кредита, который к договорам финансовой аренды относит зарегистрированные договоры аренды недвижимости, приобретенной арендодателем в соответствии с указаниями арендатора, в которых последнему предоставляется право покупки арендованного имущества по окончании срока договора за согласованную цену.

Гражданский кодекс Квебека, являющийся новейшей кодификацией гражданского права (вступил в силу в январе 1994 г.) рассматривает договор лизинга в качестве самостоятельного вида гражданско-правового договора и посвящает этому специальную главу (глава 3 «О лизинге», ст. 1842-1850). Суть его заключается в следующем: лизингодатель предоставляет движимое имущество в распоряжение лизингополучателя на определенный срок за плату; лизингодатель приобретает имущество, являющееся предметом лизинга у третьего лица по требованию и в соответствии с указаниями лизингополучателя; договор лизинга может быть заключен только в предпринимательских целях.

Лизинг применяется и в международной сфере. Разновидностью лизинга, например, являются сделки «дабл дин». Их смысл заключается в комбинации налоговых выгод в двух и более странах. Например, в начале 80-х годов XX века приобретение самолетов было кредитовано «дабл дин» между США и Великобританией. Выгоды от налоговых льгот в Великобритании больше, если арендодатель имеет право собственности, а в США – если арендодатель имеет только право владения. Лизинговая компания в Великобритании покупает самолет, отдает его в аренду американской лизинговой компании, а та, в свою очередь, — местным авиакомпаниям.

Начало современного развития лизинговых операций на отечественном рынке можно отнести к 1988 – 1989 гг., в связи с внедрением арендных форм хозяйствования. Способствовали этому принятые Основы законодательства Союза ССР и союзных республик об аренде от 23 ноября 1989 года № 810-1 и письмо Госбанка СССР от 16 февраля 1990 года № 270 «О плане счетов бухгалтерского учета». Появление сети коммерческих банков способствовало внедрению лизинговых операций в банковскую практику. Так, в 1988 году было создано совместное советско-финское лизинговое СП «Арендмаш» по сдаче в аренду строительной техники иностранным фирмам, работающим в СССР.

Попытка сформулировать международное понятие лизинга и систематизировать знания о нем была осуществлена в Конвенции о международном финансовом лизинге (далее – Конвенция УНИДРУА), подписанной в Оттаве 28 мая 1998 года (Россия присоединилась к указанной Конвенции в феврале 1998 года). В данной Конвенции закреплены три основных признака, присущих всякой сделке финансового лизинга. В этой связи считаем целесообразным при характеристике указанных признаков, провести сравнительный анализ норм Конвенции УНИДРУА и ГК РФ:

1) Согласно Конвенции УНИДРУА лизингодатель сам определяет оборудование и определяет поставщика, не полагаясь на опыт и суждения лизингодателя. Данный признак нашел отражение и в ст.665 ГК РФ, где сказано: «…арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца».

2) Оборудование приобретается лизингодателем в связи с договором лизинга, который с ведома поставщика заключен или должен быть заключен между лизингодателем и лизингополучателем. В соответствии со ст.667 ГК РФ «арендодатель, приобретая имущество для арендатора, должен предупредить продавца о том, что имущество предназначено для передачи его в аренду определенному лицу». Исходя из сказанного следует, что в ГК РФ высказана более четкая позиция по данному вопросу: приобретение предмета лизинга лизингодателем осуществляется только после заключения договора, во исполнение взятых обязательств.

3) Периодические платежи, подлежащие выплате по договору лизинга, рассчитываются с учетом амортизации всей или существенной части стоимости оборудования. Аналогичная норма в ГК РФ отсутствует.

Что же касается начала правового регулирования лизинга в России, то данный вопрос связан с принятием Указа Президента РФ от 17 сентября 1994 г. № 1929 «О развитии финансового лизинга в инвестиционной деятельности». В Указе было дано определение лизинга как вида предпринимательской деятельности, направленного на инвестирование временно свободных или привлеченных финансовых средств в имущество, передаваемое по договору физическим и юридическим лицам на определенный срок. Названным нормативным актом Правительством РФ поручалось разработать и утвердить Временное положение о лизинге. Это Положение было утверждено постановлением от 29 июня 1995 года № 633 «О развитии лизинга в инвестиционной деятельности». Оно частично устранило имеющиеся недостатки. В частности, лизинг рассматривался как «вид предпринимательской деятельности, направленный на инвестирование временно свободных или привлеченных финансовых средств, когда по договору финансовой аренды (лизинга) арендодатель (лизингодатель) обязуется приобрести в собственность обусловленное договором имущество у определенного продавца и предоставить это имущество арендатору (лизингополучателю) за плату во временное пользование для предпринимательских целей» (п.1). Из данного определения видно, что лизинг рассматривался не только в качестве предпринимательской деятельности, но и гражданско-правового договора.

В связи с принятием Федерального закона от 8 августа 2001 года № 128-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» (с изм. и доп. От 5.02.2007 г.) лицензирование лизинга в России прекращено с 11 февраля 2002 года. Многие специалисты с положительной стороны оценили подобные изменения в законодательстве. Нам близка другая точка зрения о том, что допущена ошибка. Необходимо было устранить те недостатки, которые имели место при лицензировании лизинговой деятельности. В ряде стран (Бельгия, Италия, Южная Корея, Бразилия, Турция, Китай) в той или иной форме предусмотрено лицензирование подобной деятельности, а в качестве регистрирующих органов выступают Центральные банки, министерства финансов, министерства экономики и т.д.

С 1 марта 1996 года введена в действие часть вторая ГК РФ. Договор финансовой аренды (лизинга) рассматривается в качестве отдельного вида договора аренды и регулируется § 6 главы 34.

Необходимость в более детальном регулировании лизинга повлекла принятие 11 сентября 1998 года Государственной Думой Закона РФ «О лизинге», который сразу же вызвал резкую критику со стороны ученых и практических работников из-за противоречий с нормами Конвенции УНИДРУА и ГК РФ, неточностей в формулировках, других ошибок. Понятие «лизинг» в Законе рассматривалось и как лизинговая сделка, и как инвестиционная деятельность, и как разновидность договора аренды. Так, «лизинговая сделка» представляла собой «совокупность договоров, необходимых для реализации договора лизинга между лизингодателем, лизингополучателем и продавцом (поставщиком) предмета лизинга» (ст.2).     Термин «лизинг» подразумевал «вид инвестиционной деятельности по приобретению имущества и передаче его на основании договора лизинга физическим или юридическим лицам за определенную плату и на определенный срок» (ст.2). Названные формулировки резко отличались от тех, которые были даны в Оттавской конвенции и в ГК РФ. В результате научной критики, существенным образом было скорректировано федеральное законодательство, регулирующее лизинговую деятельность. Следующим этапом его развития явилось принятие 29 января 2002 года Федерального закона № 10-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О лизинге» и от 29 мая 2002 года № 57-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации». Новый закон стал называться не Законом РФ «О лизинге», а Законом РФ «О финансовой аренде (лизинге)» (в ред. от 26.07.2006 г.) (далее – Закон, Закон о лизинге, Закон № 10-ФЗ).

В новой редакции Закона под лизингом понимается совокупность экономических и правовых отношений, возникающих в связи с реализацией договора лизинга. Следовательно, названные отношения возникают в процессе реализации гражданско-правового договора. Определенная многозначность в понятии «лизинг» сохраняется, но в более узких пределах.

Для ограничения многозначности понятия лизинга, законодатель отказался от его трактовки как инвестиционной деятельности. В настоящий момент инвестиционной деятельностью признается не сам лизинг, а лизинговая деятельность. Законодателем установлено, что «лизинговая деятельность – вид инвестиционной деятельности по приобретению имущества и передаче его в лизинг» (ст.2).

Договор лизинга определен как договор, в соответствии с которым арендодатель (лизингодатель) обязуется приобрести в собственность указанное арендатором (лизингополучателем) имущество у определенного им продавца и предоставить лизингополучателю это имущество за плату во временное владение и пользование. Договором лизинга может быть предусмотрено, что выбор продавца и приобретаемого имущества осуществляется лизингодателем (ст.2).

Если сравнить это определение договора финансовой аренды, с тем, которое дается в абз. 1 ст.665 ГК РФ, то мы увидим, что они практически полностью совпадают. Однако, по нашему мнению, существенный признак в Законе утерян. Речь идет о передаче имущества в лизинг для предпринимательских целей. Законодатель отказался от неудачного понятия «лизинговая сделка», хотя в юридической литературе, по-прежнему, оно используется. Отказался и от выделения «видов» лизинга (оперативный и возвратный лизинги). Попытку законодателя «избавиться» от них следует расценивать как стремление не допускать многообразия видов и форм лизинга и поддержать теорию о том, что лизинг един. Как высказался А.А. Иванов: «Субинститут лизинга обрел долгожданное единство».

 

1.2. Гражданско-правовая природа лизинга воздушных судов и его правовое регулирование действующим гражданским законодательством

 

В настоящее время в Российской Федерации достаточно остро поставлен вопрос об обновлении парка воздушных судов гражданской авиации. По итогам 1999 — 2001 годов из 11 воздушных судов типа «Боинг», эксплуатируемых в авиакомпании ОАО «Аэрофлот — Российские авиалинии» (далее — ОАО «Аэрофлот»), 8 принесли убытки авиакомпании. Убытки от эксплуатации всех пассажирских самолетов иностранного производства составляют около 150 млн. долларов США в год, причем каждый самолет иностранного производства определенного типа приносит убытки от 2,5 до 12,0 млн. долларов США в год. Своим постановлением Правительство Российской Федерации освободило ОАО «Аэрофлот» от таможенных пошлин при взятии в лизинг самолетов иностранного производства на сумму более 1 млрд. долларов США, обязав ОАО «Аэрофлот» произвести закупку самолетов отечественного производства. Однако ОАО «Аэрофлот» не только не купило, но и не взяло в лизинг ни одного российского самолета. Из 27 самолетов иностранного производства 21 самолет (11 — А-310 и 10 — Б-737) выполняет рейсы и по России, вытесняя российских авиационных перевозчиков с внутреннего рынка.

Между тем, закупать воздушные суда по полной их стоимости российские авиационные компании, обслуживающие воздушные перевозки граждан и грузов, не в состоянии. Приобретать авиационную технику в лизинг, а затем выплачивать ее стоимость лизингодателю частями — вполне реальный и, в сегодняшней экономической ситуации, единственный путь обновления авиационного парка гражданской авиации. По данным Правительства Российской Федерации, 4 — 5 воздушных судов в 2000 — 2001 годах уже фактически производились по лизинговой схеме, но договоры заключались очень тяжело. Правительство Российской Федерации решило поддержать лизинговую схему и планирует ежегодно производить по ней 25 воздушных судов и более.

В 2001 году российские авиаперевозчики по такой схеме смогли приобрести всего 4 новых самолета. В 2000 году их было 8, а до начала 90-х годов ежегодно закупалось не менее 100. В то время работала одна лизинговая компания — Министерство гражданской авиации. Оно получало из федерального бюджета средства, приобретало самолеты и за счет их эксплуатации постепенно возвращало эти средства в бюджет. В 2000 — 2003 годах у нас в стране фактически 4 — 5 судов гражданской авиации ежегодно производилось и в настоящее время производится по лизинговой схеме со средними ставками годовых до 15%.

Финансовая аренда (лизинг) воздушных судов, как правило, предполагает компенсацию за счет лизинговых платежей полной стоимости имущества, которое по окончании срока лизинга переходит в собственность лизингополучателя. Она достаточно редко заканчивается возвратом самолета (разве что за долги и в случае оперативного лизинга), а зачастую лизингополучатель досрочно выкупает самолет, тем самым, освобождаясь от налоговых начислений, существующих при его покупке. В России самолеты поставляются авиакомпаниям в финансовый лизинг, как правило, на срок в 15 лет. По окончанию срока лизинга право собственности на воздушное судно переходит авиакомпании-заказчику. Базовые финансовые условия предусматривают начальный аванс в размере до 10% стоимости воздушного судна и последующие ежемесячные лизинговые платежи в размере, соответствующем международной практике, применяемой для финансирования подобных программ. Дополнительно авиакомпания оплачивает расходы по техническому обслуживанию воздушного судна и его страхованию. При этом в течение срока финансовой аренды авиакомпания имеет право выкупа воздушного судна по согласованной стоимости. В России лизингом гражданских самолетов занимаются, в основном, две лизинговые компании — ИФК (Ильюшин Финанс Ко) и ФЛК (Финансовая Лизинговая Компания). Деятельность обеих компаний контролируется государством, в том числе через владение контрольными пакетами акций и представительство в советах директоров. Объектами финансовой аренды являются новые пассажирские и транспортные самолеты последнего поколения-Ту-204, Ту-214 и Ил-96 разных модификаций. По такой схеме их уже получили авиакомпании «Дальавиа», «КрасЭйр» и «Владивосток-Авиа». По договору лизинга в России недавно стали приобретаться и самолеты западного производства, например, так поступил «Аэрофлот» с частью своих новейших лайнеров семейства А-320. Правда и договор лизинга был заключен с западной лизинговой компанией.

В целях успешного развития лизинга воздушных судов государство создает отдельным лизинговым компаниям наиболее благоприятные условия, освобождая их от налогов и таможенных пошлин.

В системе источников правового регулирования лизинга воздушных судов следует, прежде всего, назвать международные договоры. В соответствии с ч.4 ст.15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью правовой системы РФ. Причем в случае противоречия норм международного договора и закона РФ, применяются правила международного договора.

Как уже было сказано в первом параграфе, регулирование лизинга осуществляется Конвенцией о международном финансовом лизинге (Конвенция УНИДРУА). Сравнительный анализ данной Конвенции и действующего российского законодательства будет проводиться в следующих параграфах исследования.

Существует также Чикагская Конвенция о международной гражданской авиации от 7 декабря 1944 г. Конвенция вступила в силу 4 апреля 1947 г. В ней участвуют 185 государств, в том числе и Россия – с 14 ноября 1970 г. Хотя Конвенция и не содержит норм о лизинге воздушных судов, но их основные понятия в ней содержатся (авиация, воздушное судно и т.д.).

Нормативным актом, устанавливающим правовые основы использования воздушного пространства Российской Федерации и деятельности в области авиации, является Воздушный кодекс РФ от 19 февраля 1997 г. (в ред. Федерального закона от 21 марта 2005 г.) (далее — ВК РФ). Государственное регулирование в этой области направлено на обеспечение потребностей граждан и экономики в воздушных перевозках, авиационных работах, а также на обеспечение обороны и безопасности государства, охраны его интересов, безопасности полетов воздушных судов, авиационной и экологической безопасности.

    Другим правовым актом, в сфере регулирования рассматриваемых отношений является Федеральный закон «О государственном регулировании развития авиации» от 8 января 1998 года № 10-ФЗ. Он оперирует такими понятиями как авиация, государственное регулирование развития авиации, авиационная техника и т.д. В ст.2 данного Закона определены цели государственного регулирования развития авиации. Одна из них – создание системы лизинга российской гражданской авиационной техники как основы обновления парка летательных аппаратов, создание выгодных экономических условий российским и иностранным юридическим лицам, а также физическим лицам для вложения средств в приобретение указанной авиационной техники.

В процессе становления законодательства, составляющего правовую основу регулирования лизинга воздушных судов, значительную роль сыграл Указ Президента Российской Федерации от 7 июня 1996 года № 825 «О дополнительных мерах по развитию гражданской авиации Российской Федерации». В целях ускорения оснащения гражданской авиации Российской Федерации конкурентоспособными магистральными самолетами нового поколения, повышения безопасности полетов и содействия экспорту высокотехнической продукции Указ постановлял:

1. Установить, что одним из основных направлений государственной политики в области развития гражданской авиации Российской Федерации является создание системы лизинга отечественной авиационной техники нового поколения как основы обновления парка воздушных судов и содействия ускоренному созданию выгодных финансовых условий отечественным и иностранным банкам для вложения средств в приобретение указанной техники в целях последующей передачи ее в лизинг российским авиакомпаниям.

2. Правительству Российской Федерации: предусматривать при определении в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 29 января 1996 г. № 112 «О Федеральной целевой программе развития гражданской авиационной техники России до 2000 года» приоритетных направлений этой программы организацию лизинга отечественной авиационной техники нового поколения; принятие необходимых мер по обеспечению государственной поддержки структурной перестройки и развития предприятий — производителей авиационной техники.

Важное значение в правовом регулировании исследуемых правоотношений имеет Постановление Правительства РФ от 26 июня 2002 г. № 466 (в ред. постановлений от 3.12.2002 г. № 861, от 9.12.2004 г. № 756, от 2.03.2005 г. № 107, с изм., внесенными 14.02.2004 г. № 80) «О порядке возмещения российским авиакомпаниям части затрат на уплату лизинговых платежей за воздушные суда российского производства, получаемые ими от российских лизинговых компаний по договорам лизинга, а также части затрат на уплату процентов по кредитам, полученным в 2002-2005 годах в российских кредитных организациях на приобретение российских воздушных судов».

В постановлении было сказано, что Федеральному агентству воздушного транспорта при проведении конкурсов на предоставление средств для возмещения российским компаниям части указанных затрат, необходимо исходить из того, что ежегодный размер средств на эти цели не должен превышать 500 млн. рублей. Постановлением утверждались Правила возмещения указанных затрат. Право на получение субсидий по лизинговым платежам и субсидий по кредитам предоставлялось российским авиакомпаниям независимо от организационно-правовой формы, не имеющим просроченной задолженности по налоговым и иным обязательным платежам в бюджеты всех уровней и внебюджетные фонды, — победителям конкурса, проводимого Федеральным агентством воздушного транспорта.

Во исполнение Постановления Правительства Российской Федерации от 26 июня 2002 г. № 466 Министерством транспорта Российской Федерации было принято соответствующее распоряжение от 5 августа 2002 г. № НА-283-р.

При характеристике источников регулирования лизинга воздушных судов нельзя не назвать Федеральную целевую программу «Модернизация транспортной системы России (2002-2010 годы)» (подпрограмма «Гражданская авиация»), утвержденную распоряжением Правительства РФ от 16 февраля 2001 года № 232-р. Основной целью данной программы является развитие парка воздушных судов нового поколения. Другая цель — сохранение и максимальное развитие рынка авиаперевозок и авиационных работ путем повышения безопасности полетов, конкурентоспособности, качества обслуживания и экономической эффективности, на базе коренного переоснащения парка воздушных судов новыми самолетами и вертолетами отечественного производства, включая магистральные пассажирские и грузовые самолеты, региональные самолеты, воздушные суда авиации общего назначения, сельскохозяйственной авиации и авиации для обслуживания отраслей экономики страны, здравоохранения и защиты от пожаров с использованием механизмов лизинга.

Программа предусматривает подготовку проектов федеральных законов «Аэропорты России», «Об авиационном лизинге», «О государственной регистрации прав на воздушные суда и сделок с ними», постановления Правительства Российской Федерации об особенностях субсидирования части процентной ставки по кредитам на лизинг (приобретение) воздушных судов нового поколения и модернизацию действующего парка гражданской авиации.

Изложенный материал позволяет сделать следующие выводы. Под авиационным лизингом следует понимать совокупность экономических и правовых отношений, возникающих в связи с реализацией договора авиационного лизинга, предусматривающего приобретение за счет собственных средств лизингодателя или привлекаемых им средств предмета авиационного лизинга. Нормы, регулирующие авиационный лизинг, отличаются своей противоречивостью. Отдельные аспекты рассматриваемых отношений не урегулированы специальным законодательством, что порождает серьезные трудности в правоприменительной практике.

 

 

 

 

Глава II. Понятие, условия и содержание договора лизинга воздушных судов

 

2.1. Понятие и условия договора лизинга воздушных судов

 

В законодательстве и теории гражданского права отсутствуют понятия договора авиационного лизинга и договора лизинга воздушных судов. Поскольку тема нашей работы посвящена лизингу воздушных судов, нами предлагается следующее определение. Договор лизинга воздушных судов – это договор, в соответствии с которым лизингодатель обязуется приобрести в собственность указанное лизингополучателем воздушное судно (воздушные суда), предназначенное (предназначенные) для предпринимательских или иных профессиональных целей, у определенного им продавца и предоставить лизингополучателю это имущество за плату во временное владение и пользование. Договором может быть предусмотрено, что выбор продавца и приобретаемого имущества определяется лизингодателем.

Правовой основой данного определения послужили Воздушный кодекс РФ, определяющий понятие воздушного судна; Федеральный закон «О государственном регулировании развития гражданской авиации», определяющий понятия авиационная техника, летательный аппарат; Федеральный закон РФ «О финансовой аренде (лизинге)», который содержит определение договора финансовой аренды (лизинга); Конвенция УНИДРУА, закрепляющая понятие и цель заключения договора лизинга.

В гражданском праве одним из наиболее дискуссионным является вопрос о том, стоит ли считать договор лизинга самостоятельным типом (видом) гражданско-правового договора или разновидностью аренды.

В юридической литературе точку зрения о том, что договор лизинга является самостоятельным типом гражданско-правовых договоров, активно отстаивает И.А. Решетник. По ее мнению договор лизинга «интегрирует разнородные по своей природе элементы, среди которых можно выделить черты арендного типа, купли-продажи, договоров об оказании юридических и фактических услуг. Вместе с тем, сочетание в договоре лизинга элементов, известных законодательству договорных конструкций сформировало особые качества и признаки, которые… характеризуют специфическую правовую сущность этого договора». В результате автор приходит к выводу о том, что «нормы, посвященные договору лизинга, характеризующие его как отдельный тип (вид) договора, объединяются в самостоятельное нормативно-юридическое образование – правовой институт, который, представляя собой относительно обособленный «блок» гражданского права как отрасли, в полной мере соответствует основным критериям понятия «институт права», сформулированный теорией права».

Сторонниками другой позиции выступают М.И. Брагинский и В.В. Витрянский, которые также, как и большинство ученых, полагают, что договор лизинга является отдельным видом договора аренды. Они приводят следующие аргументы:

— признание договора лизинга самостоятельным договором потребует обособления регулирующих его норм в отдельную главу и включения в нее общих положений об аренде, что, по сути, приведет к дублированию норм;

— отношение к договору лизинга как самостоятельному договору вытекает из вывода о том, что названный договор представляет собой трехстороннюю сделку, хотя лизинговые отношения опосредуются двумя договорами: лизинга и купли-продажи (договором в пользу третьего лица);

— договоры, признаваемые ГК РФ самостоятельными договорными типами, обычно имеют существенные различия практически во всех своих элементах: предмете, субъектном составе, содержании. Сравнивая договор лизинга и договор аренды в целом, по традиционным для всякого гражданско-правового договора элементам, обнаруживаются серьезные различия лишь в предмете.

Рассматривая договор лизинга в качестве вида аренды, отдельные авторы выделяют его характерные признаки. Такие признаки заключаются в более длительном сроке аренды оборудования и в особенностях условий платежей. Как правило, срок передачи оборудования в аренду, приближается к сроку его эффективной эксплуатации, т.е. полной амортизации, а общая сумма платежей превышает стоимость имущества, его покупную цену. Для данного договора характерно и иное распределение прав и обязанностей между сторонами, чем в договоре аренды. Так, по общему правилу, риск случайной гибели, случайной порчи имущества, несет его собственник (ст.211 ГК), поскольку иное не предусмотрено законом или договором. По договору лизинга собственником арендуемого имущества остается арендодатель, но риск случайной гибели или случайной порчи арендованного имущества несет арендатор с момента передачи ему арендованного имущества, если иное не предусмотрено договором лизинга (ст.669 ГК РФ).

Различные дискуссии порождают порой самые необычные, и неоднозначные предложения.

В частности, С.С. Шаталов в своих научных статьях отстаивает точку зрения о том, что «классический лизинг» нельзя представить в виде последовательной цепочки договоров. По его мнению, лизинг может состоять из двух обычных синаллагматических договоров, в каждом из которых праву одной стороны корреспондирует обязанность другой. В договоре купли-продажи контрагентом продавца является покупатель, названный автором emptor compositus (ЕС), состоящий из лизингодателя и лизингополучателя, между которыми определенным образом распределяются права и обязанности покупателя.

В договоре купли-продажи контрагентом лизингополучателя является арендодатель, названный С.С. Шаталовым locator compositus (LC), состоящий из продавца и лизингодателя, между которыми определенным образом распределяются права и обязанности арендодателя. В связи с чем, предлагается поместить в главу о купле-продаже «параграф о лизинговой купле-продаже (договоре между продавцом и ЕС), особенность которой заключается в распределении роли покупателя между лизингодателем и лизингополучателем, во взаимосвязи с договором лизинговой аренды (договором между LC и лизингополучателем). В главу об аренде – параграф о лизинговой аренде, особенность которой заключается в распределении роли арендодателя между лизингодателем и продавцом и во взаимосвязи с договором лизинговой купли-продажи».

А.Чернусь предлагает иную правовую конструкцию договора лизинга, убрав «искусственное разведение участников договора лизинга на стороны двух отдельных сделок, сведя их в один трехсторонний договор и выделив его в отдельный договорный тип», со ссылками на субсидиарное применение общих норм о договорах аренды и купли-продажи.

Достаточно аргументированных доводов относительно преимуществ новых концепций, на наш взгляд, в работах А.Чернусь, С.С. Шаталова не приводится.

Обращаясь к характеристике условий договора лизинга можно утверждать, что, как и для любого гражданско-правового договора, существенным является условие о предмете, что подтверждается не только нормами ст.432 ГК РФ, но и нормами Закона о лизинге. Хотя в юридической литературе к существенным условиям договора лизинга относят и те, которые названы в качестве таковых в общих положениях об аренде и содержащихся в ГК специальных правилах о договоре лизинга: о продавце, сроке аренды, арендной плате.

Мы не разделяем подобной точки зрения, полагая, что существенным условием договора лизинга является лишь условие о предмете. В пункте 3 ст. 15 Закона о лизинге установлено, что при отсутствии в договоре лизинга условия о предмете, подлежащем передаче в лизинг, оно считается не согласованным сторонами, а договор лизинга не считается заключенным. Следует отметить, что в названной норме воспроизведены положения п. 3 ст. 607 ГК РФ:

в договоре аренды должны быть указаны данные, позволяющие определенно установить имущество, подлежащее передаче арендатору в качестве объекта аренды;

при отсутствии этих данных в договоре условие об объекте, подлежащем передаче в аренду, считается не согласованным сторонами, а соответствующий договор не считается заключенным.

Ход наших рассуждений о существенных условиях договора будет понятен в процессе рассмотрения элементов договора лизинга воздушных судов.

Характеристику сторон договора лизинга воздушных судов, необходимо начать с одного из наиболее дискуссионных вопросов в юридической литературе непосредственно связанного с участниками сделки.

По мнению некоторых ученых договор лизинга представляет собой трехстороннюю сделку. Так, И.А. Решетник полагает, что трехсторонний характер договора лизинга имеет «глубоко объективную основу», поскольку «имеются в виду имущественные отношения, складывающиеся следующим образом: одна сторона (потенциальный лизингополучатель), в силу недостаточности финансовых средств для приобретения имущества в собственность или в результате необходимости только во временном владении или пользовании, обращается к другой стороне (потенциальному лизингодателю) с просьбой приобрести необходимое оборудование у третьей стороны (продавца) и предоставить это оборудование во временное владение или пользование».

Е.В. Кабатова, соглашаясь с трехсторонней природой договора лизинга, указывает на тесную взаимосвязь всех сторон договора. Мотивирует она это тем, что лизинговая сделка включает два договора: договор купли-продажи (лизинговая компания по просьбе пользователя покупает определенное имущество у фирмы) и передачи оборудования во временное пользование (лизинговая компания, став собственником оборудования, передает его во временное пользование на основании самостоятельного договора).

Трехсторонний характер договора лизинга признает и профессор Ю.И. Свядосц. Он считает, что этот договор охватывает целый комплекс хозяйственно-экономических отношений, участниками которых выступают не две, а три стороны: фирма-изготовитель оборудования, лизинговая фирма и фирма-пользователь.

Следует отметить, что Конвенция УНИДРУА «О международном финансовом лизинге» исходит из рассмотрения лизинга в качестве трехсторонней сделки. В пункте 1 статьи 1 Конвенции сказано, что по данной сделке «одна сторона (арендодатель): а) заключает по спецификации другой стороны (арендатора) договор (договор поставки) с третьей стороной (поставщиком), в соответствии с которым арендодатель приобретает комплектное оборудование, средства производства или иное оборудование (оборудование) на условиях, одобренных арендатором в той мере, в которой они затрагивают его интересы, и б) заключает договор (договор лизинга) с арендатором, предоставляя ему право использовать оборудование взамен на выплату периодических платежей».

В связи с этим, Кучер А. замечает, что лизингополучатель, хотя и не является субъектом договора купли-продажи, заключаемого между продавцом и лизингодателем, но приобретает определенные права и обязанности, предусмотренные для покупателя, за исключением обязанности оплатить лизинговое имущество.

Е.А. Павлодский также полагает, что классический лизинг связывает трех лиц: изготовителя оборудования, его приобретателя-арендодателя и арендатора. При этом он заявляет, что «участники лизинговых отношений связаны между собой не одним, а двумя отдельными договорами».

Сторонники другой точки зрения считают, что договор лизинга представляет собой двустороннюю сделку. Хотя, в рамках такой позиции имеются отдельные особенности. В частности, А.А. Иванов утверждает, что договор лизинга как двусторонняя сделка, неразрывно связан с договором купли-продажи. Он считает, что «отношения между арендодателем и арендатором, с одной стороны, и арендодателем и продавцом другой, урегулированы так, как в классических (синаллагматических) договорах. Участники этих договоров не имеют ни одного права или обязанности, которые бы принадлежали одновременно каждому из них, что как раз и характеризует многостороннюю сделку».

<

Промежуточного варианта между двумя названными позициями придерживается Коннова Т.А. Она полагает, что лизинговые отношения оформляются двумя договорами и включают в себя весь комплекс взаимосвязей, существующих между его участниками: арендатором, арендодателем и продавцом имущества.

Аналогичной точки зрения придерживаются М.И. Брагинский, В.В. Витрянский, полагая, что лизинговые отношения «представляют собой не единую трехстороннюю сделку, а сложную структуру договорных связей, состоящую из договоров двух типов: договора купли-продажи лизингового имущества, заключаемого между продавцом и лизингодателем, а также собственно договора лизинга, заключаемого между лизингодателем (как собственником лизингового имущества) и лизингополучателем. То обстоятельство, что из договора купли-продажи у продавца возникают обязанности непосредственно перед лизингополучателем, а последний получает права требования к продавцу, объясняется вовсе не тем, что имеется некое единство обязательства лизинга, возникшее из единой же трехсторонней сделки между продавцом, лизингодателем и лизингополучателем».

Наиболее предпочтительной, на наш взгляд является последняя точка зрения. Нельзя согласиться с «трехсторонним» подходом, хотя бы потому, что участники договора лизинга не стремятся к какой-либо общей цели, не имеют прав и обязанностей, которые принадлежали бы одновременно каждому из них.

Итак, сторонами договора лизинга воздушных судов являются лизингодатель и лизингополучатель (в § 6 главы 34 ГК РФ они именуются арендодатель и арендатор). Тем не менее, Закон о лизинге (ст.4) в качестве «субъекта лизинга» называет и продавца.

В прежней редакции Закона в статье 5 было сказано, что в качестве лизингодателя могут выступать физические и юридические лица, имеющие лицензию на ведение лизинговой деятельности. Статья 6 содержала указание на то, что лизинговую деятельность могут осуществлять лизинговые компании, а также индивидуальные предприниматели.

В новой редакции Закона отражен факт отмены лицензирования лизинговой деятельности, а статья 6 исключена. Лизингодателем признается «физическое или юридическое лицо, которое за счет привлеченных и (или) собственных средств приобретает в ходе реализации договора лизинга в собственность имущество и предоставляет его в качестве предмета лизинга лизингополучателю за определенную плату, на определенный срок и на определенных условиях во временное владение и в пользование с переходом или без перехода к лизингополучателю права собственности на предмет лизинга» (п.1 ст.4 Закона).

Таким образом, сохранилось прежнее определение лизингодателя как физического или юридического лица, но отсутствует указание на то, что физическое лицо должно быть индивидуальным предпринимателем. Хотя необходимость приобрести статус индивидуального предпринимателя обусловлена другими положениями Закона. Во-первых, лизинговая деятельность признается инвестиционной (ст.2) и, во-вторых, предметом лизинга является имущество, которое может быть использовано для предпринимательской деятельности.

Новизна п.1 ст. 4 обусловлена также тем, что лизингодатель вправе приобрести предмет лизинга не только за счет собственных, но и привлеченных средств. Ранее в тексте присутствовал союз «или», предполагавший альтернативное финансирование лизинговых проектов.

В статье 5 Закона дается понятие «лизинговых компаний (фирм)». Под лизинговыми компаниями (фирмами) понимаются коммерческие организации (резиденты Российской Федерации или нерезиденты Российской Федерации), выполняющие в соответствии с законодательством Российской Федерации и со своими учредительными документами функции лизингодателей (п.1 ст.5). При этом лизинговая компания – нерезидент Российской Федерации — иностранное юридическое лицо, осуществляющее лизинговую деятельность на территории Российской Федерации (п.3 ст.5).

В соответствии с п.2 ст.5 Закона учредителями лизинговых компаний (фирм) могут быть юридические, физические лица (резиденты Российской Федерации и нерезиденты Российской Федерации).

Как уже было сказано в главе первой, одной из наиболее известных крупных лизинговых компаний, осуществляющей лизинг авиалайнеров и транспортных самолетов, является ОАО «Ильюшин Финанс Ко.» (ИФК). Она была создана в 1999 году по инициативе Авиационного комплекса С.В. Ильюшина. Создание авиализинговой компании было обусловлено необходимостью вывода из глубокого кризиса гражданского авиастроения России. В результате инвестиционной деятельности ИФК, включающей прямые инвестиции в авиастроительные предприятия России и СНГ, компания заявила о себе как о стратегическом инвесторе наиболее конкурентноспособных предприятий отрасли. Она занимает одно из лидирующих мест по объему собственного капитала и величине портфеля заказов. По состоянию на 01.10.2005 г. стоимость активов ИФК оценивается в 12 386 млн. рублей.

Крупнейшим акционером ОАО «Ильюшин Финанс Ко.» является государство в лице Министерства имущественных отношений (38 % акций). В частности, Правительством Российской Федерации было принято распоряжение от 18 декабря 2003 г. № 1855-р, в котором сказано, что Минимущество России должно осуществить действия, необходимые для оформления права собственности Российской Федерации на 15060 акций ОАО, выпускаемых путем дополнительной эмиссии на сумму 894965349 рублей для реализации инвестиционных проектов лизинга отечественных воздушных судов типа Ил-96 и Ту-204.

Другими крупнейшими акционерами ИФК являются Группа «Национальная резервная корпорация» (36 % акций) и Банк внешнеэкономической деятельности СССР (Внешэкономбанк) (16 %). Прочим акционерам принадлежит лишь 10 % акций.

В роли лизингодателей достаточно часто выступают коммерческие банки. Их участие в рассматриваемых отношениях объясняется тем, что лизинг можно рассматривать в качестве финансовой операции, способ осуществления капиталовложений. Приобретая имущество в собственность с целью его последующей передачи по договору лизинга, банк осуществляет инвестирование капитала, т.к. лизинговая сделка, в конечном итоге, сводится к кредитной операции. Лизинг в этом случае представляет собой особый род финансового кредита с определенными условиями его погашения.

Лизингополучателем может быть физическое или юридическое лицо, которое в соответствии с договором лизинга обязано принять предмет лизинга за определенную плату, на определенный срок и на определенных условиях во временное владение и в пользование в соответствии с договором лизинга (п.1 ст.4 Закона). Учитывая, что предмет лизинга может быть использован только в предпринимательских целях, можно сделать вывод: физические лица, не являющиеся индивидуальными предпринимателями, не вправе заключать договор финансовой аренды.

В договоре лизинга воздушных судов в роли лизингополучателей, как правило, выступают авиакомпании, которые осуществляют перевозку пассажиров и грузов. Так, например, 15 сентября 2004 г. ОАО «Ильюшин Финанс Ко.» был заключен договор с авиакомпанией «Владивосток Авиа» о поставке в финансовый лизинг на 15 лет четырех самолетов Ту-204-300 (25 декабря 2005 г. ИФК выполнила свое обязательство, передав в эксплуатацию последний четвертый самолет).

В феврале 2005 г. состоялась сделка о приобретении в лизинг воздушных судов Ту-214 между «Трансаэро» и Финансовой лизинговой компанией (ФЛК).

Обязательным участником рассматриваемых лизинговых отношений выступает продавец воздушных судов.

Продавцом признается физическое или юридическое лицо, которое в соответствии с договором купли-продажи с лизингодателем продает лизингодателю в обусловленный срок лизинговое имущество, являющееся предметом лизинга (п.1 ст.4 Закона).

В исследуемом нами договоре продавцом, как правило, является производитель воздушных судов. В частности, контрагентами ИФК являются крупнейшие в России авиастроительные заводы: Воронежское акционерное самолетостроительное объединение (ВАСО), благодаря которому было построено 8 дальнемагистральных самолетов семейства Ил-96 и ОАО «Авиастар» (г. Ульяновск) (построено 5 самолетов семейства Ту-204).

В сделке о приобретении воздушных судов Ту-214, заключенной авиакомпанией «Трансаэро» с Финансовой лизинговой компанией, продавцом являлось Казанское авиационное объединение им. Горбунова.

В статье 4 закона предусмотрено, что продавец может одновременно выступать в качестве лизингополучателя в пределах одного лизингового правоотношения. Последнее положение, как было сказано в предыдущей главе, следует отнести к недостаткам законодательства, поскольку оно противоречит другим нормам ГК и Закона.

Поясним свои выводы следующим образом. Согласно ч.2 п.1 ст.670 ГК РФ арендатор вправе предъявить продавцу имущества, являющегося предметом договора лизинга, требования, вытекающие из договора купли-продажи, заключенного между продавцом и арендодателем, в отношении качества и комплектности имущества, сроков его поставки и т.д. При этом в отношениях с продавцом арендатор и арендодатель выступают как солидарные кредиторы.

В пункте 2 ст.10 Закона о лизинге содержится аналогичное правило, т.е. лизингополучатель вправе предъявлять непосредственно продавцу предмета лизинга требования к его качеству, комплектности, срокам исполнения обязательства и т.д.

Таким образом, в обязательстве по передаче товара третьему лицу, возникшему из купли-продажи, продавец (должник) и лизингополучатель (кредитор) совпадают в одном лице. Однако, по общему правилу, обязательство прекращается совпадением должника и кредитора в одном лице (ст.413 ГК РФ). Критикуя вышеназванное положение, В.Сидорова и Т.Байкова полагают, что договор купли-продажи и, следовательно, договор лизинга при определенных условиях (например, при достижении договоренности с заинтересованным лицом) могут оказаться фикцией.

    Рассматривая предмет договора лизинга воздушных судов, нельзя не обратить внимание на то, что в действующем законодательстве закреплены три различных определения предмета лизинга.

    Конвенция УНИДРУА в качестве предмета лизинга понимает комплексное оборудование, средства производства или иное оборудование, за исключением того, которое должно быть использовано, в основном, для личных, семейных или домашних целей арендатора (ст.1) .

    В статье же 666 ГК РФ сказано, что предметом договора финансовой аренды могут быть любые непотребляемые вещи, используемые для предпринимательской деятельности, кроме земельных участков и других природных объектов.

    И, наконец, в ст.3 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)» предусмотрено, что предметом лизинга могут быть любые непотребляемые вещи, в том числе предприятия и другие имущественные комплексы, здания, сооружения, оборудование, транспортные средства и другое движимое и недвижимое имущество, которое может использоваться для предпринимательской деятельности. В пункте 2 статьи 3 уточняется, что предметом лизинга не могут быть земельные участки и другие природные объекты, а также имущество, которое федеральными законами запрещено для свободного обращения и для которого установлен особый порядок обращения.

    Учитывая сказанное, считаем целесообразным внести изменения в редакцию ст.3 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)» и ст.666 ГК РФ. За основу определения предмета лизинга, необходимо взять формулировку ст.3 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)», исключив из п.1 необязательное уточнение «другое движимое и недвижимое имущество». Необходимо также устранить коллизию между российским законодательством и Конвенцией УНИДРУА и включить в определение предмета лизинга цель его использования (предпринимательская и иная профессиональная деятельность). В этой связи, предлагаем ст.666 ГК РФ и ст.3 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)» изложить в следующей редакции:

    «1. Предметом лизинга могут быть любые непотребляемые вещи, в том числе предприятия, иные имущественные комплексы, здания, сооружения, транспортные средства и любое оборудование, предназначенное для предпринимательской и иной профессиональной деятельности.

2. Предметом лизинга не могут быть земельные участки и другие природные объекты, а также имущество, которое федеральными законами запрещено для свободного обращения или для которого установлен особый порядок обращения».

    Предметом исследуемого нами договора выступает воздушное судно, под которым понимается летательный аппарат, поддерживаемый в атмосфере за счет взаимодействия с воздухом, отраженным от поверхности земли или воды (ст.32 ВК РФ). При этом следует иметь в виду, что в широком смысле слова к летательным аппаратам в гражданском законодательстве относятся самолеты, вертолеты, авиационные, авиационно — космические ракеты, аэростаты, дирижабли, планеры, автожиры, дельтапланы и другие летательные аппараты. Летательные аппараты могут быть военными, гражданскими и экспериментальными (ст.1 Закона о государственном регулировании развития авиации).

В настоящей работе предмет договора рассматривается в узком смысле как самолеты гражданской авиации.

Учитывая, что на договор лизинга воздушных судов распространяются общие положения об аренде, срок договора регулируется нормами ст.610 ГК РФ, т.е. определяется по соглашению сторон. При отсутствии подобного условия в договоре, он считается заключенным на неопределенный срок. В этом случае каждая из сторон вправе отказаться от договора, предупредив об этом другую сторону за один месяц, а при аренде недвижимого имущества за три месяца.

В договоре лизинга воздушных судов срок эксплуатации и амортизации имущества, конечно же, влияет на срок заключения договора. Так, ИФК поставляет клиенту в финансовую аренду самолеты в основном на срок до 15 лет. Как правило, по окончании срока лизинга право собственности на воздушное судно переходят к клиенту. Если же самолеты поставляются на срок от 7 до 10 лет, то они могут вновь сдаваться в аренду или возвращаются арендодателю. Тем не менее, нет никакой необходимости в изменении норм ГК РФ о сроке договора. Отношения сторон по договору лизинга воздушных судов носят долгосрочный характер, стороны заинтересованы в стабильности складывающихся правоотношений, поэтому и условия о сроке включают в текст договора по своей инициативе.

Под ценой договора лизинга воздушных судов понимаются лизинговые платежи, регулирование которых осуществляется п. 1 ст. 28 Закона о финансовой аренде (лизинге). В сумму платежей по договору лизинга входят:

возмещение затрат лизингодателя, связанных с приобретением и передачей предмета лизинга лизингополучателю;

возмещение затрат, связанных с оказанием других предусмотренных договором лизинга услуг (например, по техническому обслуживанию воздушного судна и его страхованию)

доход лизингодателя.

В общую сумму договора лизинга может включаться выкупная цена воздушного судна. На практике, как правило, первоначально вносится денежная сумма в размере до 10 % стоимости воздушного судна, а затем осуществляются ежемесячные лизинговые платежи.

Цена договора лизинга воздушных судов помимо Закона о лизинге регламентируется общими положениями об аренде. В пункте 1 ст. 614 ГК РФ закреплено, что порядок, условия и сроки внесения арендной платы определяются договором аренды. Если договором они не определены, то считается, что установлены порядок, условия и сроки, обычно применяемые при аренде аналогичного имущества при сравнимых обстоятельствах. В рассматриваемых нами отношениях, учитывая их долгосрочный характер, стоимость воздушного судна будет четко оговариваться соглашением сторон.

Таким образом, в соответствии с п. 2 ст. 614 ГК РФ арендная плата может устанавливаться в виде:

1) определенных в твердой сумме платежей, вносимых периодически или единовременно;

2) установленной доли полученных в результате использования арендованного имущества продукции, плодов или доходов;

3) предоставления арендатором определенных услуг;

4) передачи арендатором арендодателю обусловленной договором вещи в собственность или в аренду;

5) возложения на арендатора обусловленных договором затрат на улучшение арендованного имущества.

Стороны могут предусматривать в договоре сочетание указанных форм арендной платы или иные формы оплаты.

Можно лишь отметить, что какое-либо указание на то, что цена договора лизинга является его существенным условием, в законодательстве отсутствует.

В ГК РФ форма договора лизинга прямо не установлена. В ст. 609 ГК РФ содержатся лишь общие положения о форме и государственной регистрации договора аренды. В письменной форме заключаются договоры аренды на срок более года, а также договоры, по которым хотя бы одной из сторон является юридическое лицо (независимо от срока). При этом договор аренды недвижимого имущества подлежит государственной регистрации, если иное не установлено законом (п. 2 ст. 609).

Специальной нормой о форме договора лизинга является статья 15 Закона о лизинге. В пункте 1 названной статьи установлено, что договор лизинга независимо от срока заключается в письменной форме. Следует учитывать, что в силу п. 1 ст. 162 ГК РФ несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права представлять письменные и другие доказательства.

Далее, п.1 ст.20 Закона гласит, что государственной регистрации договор лизинга подлежит в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации. По общему правилу воздушное судно относится к объектам недвижимости (ст.130 ГК РФ), а право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в Едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней (ст.131 ГК РФ). Порядок государственной регистрации и основания отказа в регистрации устанавливаются в соответствии с Законом о регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним (п. 6 ст. 131 ГК РФ).

Если обратиться к нормам ВК РФ, то в п.1 ст.33 ВК РФ сказано, что гражданские воздушные суда подлежат государственной регистрации в Государственном реестре гражданских воздушных судов Российской Федерации с выдачей свидетельств о государственной регистрации или в государственном реестре гражданских воздушных судов иностранного государства при условии заключения соглашения о поддержании летной годности между государством эксплуатанта и государством регистрации. Данные о гражданских воздушных судах включаются в Государственный реестр гражданских воздушных судов Российской Федерации при наличии сертификатов летной годности (удостоверений о годности к полетам). Ведение Государственного реестра гражданских воздушных судов Российской Федерации возлагается на уполномоченный орган в области гражданской авиации.

Здесь же, в статье 33 ВК РФ указано, что государственная регистрация права собственности и других вещных прав на воздушные суда, их возникновение, переход и прекращение, а также установление порядка государственной регистрации прав на воздушные суда и сделок с ними осуществляются в соответствии со статьей 131 ГК РФ, которая, в свою очередь отсылает нас к Закону о государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Однако в пункте 1 ст. 4 названного Закона установлено, что государственной регистрации подлежат права собственности и другие вещные права на недвижимое имущество и сделки с ним, за исключением прав на воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания и космические объекты.

Таким образом, в вопросе регистрации прав на воздушные суда и сделок с ним создался правовой вакуум. Действующие некоторое время Правила государственной регистрации гражданских воздушных судов Российской Федерации, утвержденные Министерством транспорта Российской Федерации от 12 октября 1995 года № ДВ-110 (отменены Приказом Министерства транспорта РФ от 14 декабря 2004 г. № 44), регулировали только регистрацию гражданских воздушных судов. В данных Правилах прямо предусматривалось, что вопросы прав собственности и других прав ими не решаются.

В связи с этим возникла острая необходимость в принятии Федерального закона «О государственной регистрации прав на гражданские воздушные суда и сделок с ними», законопроект которого подготовлен группой депутатов Государственной Думы.

Обобщая материал, изложенный в данном параграфе, можно сделать следующие выводы:

— Договор лизинга воздушных судов представляет собой не единую трехстороннюю сделку, а сложную систему договорных связей, состоящую из договора купли-продажи воздушного судна, заключаемого между продавцом и лизингодателем, а также собственно договора лизинга, заключаемого между лизингодателем и лизингополучателем. Нельзя согласиться с «трехсторонним» подходом, хотя бы потому, что участники договора лизинга не стремятся к какой-либо общей цели, не имеют прав и обязанностей, которые принадлежали бы одновременно каждому из них.

— Договор лизинга воздушных судов – это договор, в соответствии с которым лизингодатель обязуется приобрести в собственность указанное лизингополучателем воздушное судно (воздушные суда), предназначенное (предназначенные) для предпринимательских или иных профессиональных целей, у определенного им продавца и предоставить лизингополучателю это имущество за плату во временное владение и пользование. Договором может быть предусмотрено, что выбор продавца и приобретаемого имущества определяется лизингодателем.

— Учитывая, что в действующем законодательстве закреплены три различных определения предмета лизинга, считаем целесообразным внести изменения в редакцию ст.3 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)» и ст.666 ГК РФ. За основу определения предмета лизинга, необходимо взять формулировку ст.3 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)», исключив из п.1 необязательное уточнение «другое движимое и недвижимое имущество». Необходимо также устранить коллизию между российским законодательством и Конвенцией УНИДРУА и включить в определение предмета лизинга цель его использования (предпринимательская и иная профессиональная деятельность). В этой связи, предлагаем ст.666 ГК РФ и ст.3 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)» изложить в следующей редакции:

    «1. Предметом лизинга могут быть любые непотребляемые вещи, в том числе предприятия, иные имущественные комплексы, здания, сооружения, транспортные средства и любое оборудование, предназначенное для предпринимательской и иной профессиональной деятельности.

2. Предметом лизинга не могут быть земельные участки и другие природные объекты, а также имущество, которое федеральными законами запрещено для свободного обращения или для которого установлен особый порядок обращения».

— В вопросе регистрации прав на воздушные суда и сделок с ним создался правовой вакуум, в результате, возникла острая необходимость в принятии Федерального закона «О государственной регистрации прав на гражданские воздушные суда и сделок с ними»

 

2.2. Права и обязанности сторон по договору лизинга воздушных судов

 

Права и обязанности сторон составляют содержание любого гражданско-правового договора. Договор лизинга воздушных судов имеет определенную специфику, суть которой заключается в том, что помимо прав и обязанностей, характерных для арендных правоотношений, возникают и другие, связанные с заключением договора купли-продажи воздушного судна.

Исходя из определения договора лизинга (ст.665 ГК РФ и ст.23 Закона о лизинге) основной обязанностью лизингодателя в исследуемом нами договоре является обязанность приобрести в собственность указанное лизингополучателем имущество у определенного продавца и предоставить это имущество лизингополучателю за плату во временное владение и пользование. В п.4 ст.15 Закона о лизинге содержание этой обязанности дополнено обязательством лизингодателя передать лизинговое имущество «на определенный срок, на определенных условиях».

Таким образом, одной из составляющих обязанности лизингодателя в договоре лизинга воздушных судов является действие по заключению договора купли-продажи. Подобный договор будет регулироваться нормами ГК РФ о купле-продаже. Дополнительное требование предусмотрено ст.667 ГК РФ, где сказано, что арендодатель (лизингодатель) должен уведомить продавца о том, что имущество предназначено для передачи его в аренду определенному лицу. При этом отсутствие указания цели приобретения имущества не влияет на действительность договора, но может явиться основанием для требования о возмещении убытков.

Второй составляющей основной обязанности лизингодателя выступает действие по передаче воздушного судна лизингополучателю. По общему правилу предмет договора лизинга передается продавцом (поставщиком) непосредственно лизингополучателю в месте нахождения последнего (п.1 ст.668 ГК РФ). Следовательно, договор купли-продажи между лизингодателем и продавцом обладает своеобразными особенностями. В обычном договоре купли-продажи обязанность продавца считается исполненной путем: предоставления товара в распоряжение покупателя в месте нахождения товара; вручения товара покупателю, если договором предусмотрена обязанность продавца по доставке товара в место нахождения покупателя; сдачи товара перевозчику или организации связи для доставки покупателю.

Пункт 2 ст.668 ГК РФ содержит правила о сроке передачи предмета лизинга арендатору. Воздушное судно должно быть передано лизингополучателю в указанный договором срок, а если же он не указан — в разумный срок. Этой же нормой предусмотрена ответственность лизингодателя за нарушение сроков передачи лизингового имущества, если просрочка произошла по обстоятельствам, за которые отвечает лизингодатель. Лизингополучатель вправе требовать расторжения договора и возмещения убытков.

Правила о передаче лизингового имущества лизингополучателю содержатся и в статьях 611 ГК РФ, 17 Закона о лизинге. В соответствии с ними, лизингодатель обязан предоставить лизингополучателю воздушное судно в состоянии, соответствующем условиям договора либо назначению имущества. При этом, предмет лизинга передается вместе со всеми принадлежностями и документами, если иное не предусмотрено договором.

В случае неисполнения продавцом (поставщиком) обязанности по передаче имущества лизингополучателю наступает ответственность, предусмотренная нормами о купле-продаже (ст.463 ГК РФ). При этом лизингополучатель вправе предъявить требования в отношении качества и комплектности товара, сроков поставки и т.п., непосредственно продавцу (п.1 ст.670 ГК РФ).

Определенными особенностями в рассматриваемых нами правоотношениях обладает и переход риска случайной гибели или порчи лизингового имущества. Если по общему правилу риск случайной гибели или порчи имущества несет его собственник, то в договоре лизинга воздушного судна такой риск возлагается на лизингополучателя с момента передачи предмета лизинга последнему. Собственником же воздушного судна продолжает оставаться лизингодатель.

Помимо обязательного договора купли-продажи воздушного судна, законодателем предусмотрена возможность заключения сопутствующих договоров: о привлечении средств, залога, гарантии, поручительства и т.д. (п.2 ст.15 Закона).

По общим правилам об аренде (п.1 ст.616 ГК РФ) на арендодателя возлагается обязанность по осуществлению капитального ремонта, если иное не предусмотрено иным правовым актом или договором. Однако Законом о лизинге предусмотрено иное. Согласно п.3 ст.17 Закона «лизингополучатель за свой счет осуществляет техническое обслуживание предмета лизинга и обеспечивает его сохранность, а также осуществляет капитальный и текущий ремонт предмета лизинга, если иное не предусмотрено договором лизинга». Для договора лизинга воздушных судов подобные правила являются разумными, поскольку деятельность лизингополучателя (авиакомпании) непосредственно связана с эксплуатацией воздушного судна, а лизинговая компания, как правило, не является специалистом в этой области.

Хотя, в юридической литературе высказано достаточно аргументированное мнение о том, что презумпция осуществления лизингополучателем капитального ремонта целесообразна при установлении в формулировке договора лизинга презумпции приобретения в собственность лизингополучателем предмета лизинга. Поэтому в случае запрета по соглашению сторон выкупа предмета лизинга лизингополучателем необходимо в качестве диспозитивной нормы предусмотреть обязанность лизингодателя по осуществлению капитального ремонта.

К основным правам лизингодателя по договору относятся уступка прав по договору лизинга третьим лицам и залог предмета лизинга.

Право лизингодателя на уступку третьему лицу полностью или частично своих прав по договору лизинга закреплено в п.1 ст.18 Закона. Переход прав лизингодателя (кредитора) будет регулироваться общими положениями § 1 главы 24 «Перемена лиц в обязательстве». В соответствии с этими правилами право, принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона (п.1 ст.382 ГК РФ). При этом согласия должника не требуется, если иное не предусмотрено законом или договором (п.2 ст.382 ГК РФ). На кредитора (лизингодателя) возлагается лишь обязанность письменно уведомить о переходе прав к третьему лицу. Если должник (лизингополучатель) не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав, то новый кредитор несет риск вызванных этим для него неблагоприятных последствий. В этой ситуации исполнение обязательства лизингополучателем первоначальному кредитору (например, уплата очередного платежа) признается исполнением надлежащему кредитору.

Право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода прав, если иное не предусмотрено законом или договором. По правилам ст.385 ГК РФ лизингополучатель вправе не исполнять обязательство новому кредитору (лизингодателю) до предоставления ему доказательств перехода требования к этому лицу (п.1 ст.385 ГК РФ). В свою очередь кредитор, уступивший требование другому лицу, обязан передать ему документы, удостоверяющие право требования, и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления требования (п.2 ст.385 ГК РФ). Уступка требования, основанного на сделке, совершенной в простой письменной или нотариальной форме, должна быть совершена в соответствующей письменной форме (п.1 ст.389 ГК РФ). Уступка требования по сделке, требующей государственной регистрации, должна быть зарегистрирована в порядке, установленном для регистрации этой сделки, если иное не предусмотрено законом (п.2 ст.389 ГК РФ). Следовательно, в нашем случае, уступка требования должна осуществляться в простой письменной форме, если соглашением сторон не предусмотрена нотариальная форма

Возможность уступки прав по договору лизинга воздушных судов обеспечена также нормами Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге.

На основании пункта 2 статьи 18 Закона о лизинге лизингодатель по договору лизинга воздушных судов в целях привлечения денежных средств вправе использовать в качестве залога предмет лизинга, который будет приобретен в будущем по условиям договора лизинга. Но, при этом, лизингодатель обязан предупредить лизингополучателя обо всех правах третьих лиц на предмет лизинга.

Понятие залога и основания его возникновения урегулированы ст.334 ГК РФ. В соответствии с п.1 данной статьи в силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущество преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество (залогодателя), за изъятиями, установленными законом.

Статья 334 ГК РФ закрепляет еще одно существенное право залогодержателя на получение удовлетворения из страхового возмещения за утрату или повреждение заложенного имущества независимо от того, в чью пользу оно застраховано, если только утрата или повреждение не произошли по причинам, за которые залогодержатель отвечает.

В Законе о лизинге предусмотрено еще одно право лизингодателя на распоряжение предметом лизинга (воздушным судном), которое включает право изъятия предмета лизинга из владения и пользования у лизингополучателя в случае и порядке, предусмотренных законодательством РФ и договором лизинга (п.3 ст.11). Лизингополучатель, напротив, распоряжаться каким-либо образом лизинговым имуществом не может, т.к. лизингодатель продолжает оставаться собственником лизингового имущества. В качестве примера можно привести постановление Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа о признании недействительным договор купли-продажи, по которому истец в погашение своей задолженности передал ответчику предмет лизинга, полученный им от третьего лица (лизингодателя). Суд кассационной инстанции указал, что на момент отчуждения спорного имущества истец не являлся их собственником, т.к. не выплатил их полную стоимость лизингодателю, в связи с чем, сделка по передаче их ответчику противоречит закону и является ничтожной.

В пункте 1 ст. 37 Закона урегулировано другое право лизингодателя -осуществлять контроль за соблюдением лизингополучателем условий договора лизинга и других сопутствующих договоров. При этом цели и порядок инспектирования лизингодателем соблюдения лизингополучателем условий договора лизинга и других сопутствующих договоров оговариваются соглашением сторон (п.2 ст.37 Закона). Следует отметить, что закон не определяет, каким образом осуществляется инспектирование, если соответствующие положения не включены в договор лизинга.

Лизингодатель по договору лизинга воздушных судов также вправе осуществлять финансовый контроль за деятельностью лизингополучателя. При этом сфера финансового контроля, осуществляемого лизингодателем, ограничена следующими видами деятельности лизингополучателя: деятельность лизингополучателя, относящаяся к предмету лизинга; формирование финансовых результатов деятельности лизингополучателя; выполнение лизингополучателем обязательств по договору лизинга, которые будут рассмотрены нами далее (принять предмет лизинга, выплатить лизингодателю лизинговые платежи и т.п.). Для осуществления финансового контроля лизингодатель вправе направлять лизингополучателю запросы о предоставлении информации. Законодатель установил единственное в отношении порядка направления запросов требование — письменную форму. Срок удовлетворения таких запросов и форма ответов на запросы (устная или письменная) не определены. Также не установлены последствия неудовлетворения лизингополучателем запроса лизингодателя. По всей видимости эти вопросы должны решаться по соглашению сторон.

Обязанности лизингополучателя определены в п.4 ст.17 Закона. Лизингодатель по исследуемому нами договору обязан принять воздушное судно. Эта обязанность будет состоять в совершении действий, которые осуществляет покупатель по договору купли-продажи. Так, лизингополучатель подготавливает площадь, на которой будет находиться воздушное судно; осуществляет проверку его качества, комплектности, наличия технической документации; принимает меры к оформлению приема-сдачи имущества и т.д.

Основная обязанность лизингополучателя — выплата лизинговых платежей в порядке и сроки, предусмотренные договором. Характеристика таких платежей нами уже была дана в первом параграфе данной главы.

Из содержания норм ГК РФ (п.1 ст.616) и Закона о лизинге (п.3 ст.17) следует, что лизингополучатель обязан пользоваться воздушным судном в соответствии с условиями договора лизинга, а если подобные условия не определены – в соответствии с его назначением. Он должен поддерживать воздушное судно в исправном состоянии, обеспечивать его сохранность, осуществлять техническое обслуживание, капитальный и текущий ремонт.

В Законе о лизинге закреплена еще одна обязанность лизингополучателя — по окончании срока действия договора возвратить предмет лизинга (воздушное судно) в состоянии, в котором его получил, с учетом нормального износа или износа, обусловленного договором либо приобрести воздушное судно в собственность на основании договора купли-продажи (п.5 ст.15, п.4 ст.17 Закона). Аналогичные правила содержатся в пункте 2 ст.9 Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге.

При возврате воздушного судна могут возникать вопросы о произведенных лизингополучателем улучшений. Положения о судьбе улучшений арендованного имущества содержатся в ст.17 Закона о лизинге и ст.623 ГК РФ. Так, произведенные лизингополучателем отделимые улучшения являются его собственностью, если иное не предусмотрено договором (п.7 ст.17 Закона и п.1 ст.623 ГК РФ). В случае когда лизингополучатель произвел улучшения, не отделимые без вреда для имущества, он вправе требовать возмещения своих затрат, если было получено согласие лизингодателя на осуществление таких улучшений (п.8,9 ст.17 Закона и п.2 ст.623 ГК РФ). При этом законодатель предусмотрел, что подобное согласие должно быть облечено в письменную форму (п.8 ст.17 Закона). Если же согласие лизингодателя получено не было, то лизингополучатель не вправе претендовать на возмещение стоимости улучшений, за исключением случаев, предусмотренных федеральным законом (п.9 ст.17 Закона и п.3 ст.623 ГК РФ). В пункте 4 ст.623 ГК РФ также сказано, что улучшения арендованного имущества, как отделимые, так и неотделимые, произведенные за счет амортизационных отчислений от этого имущества, являются собственностью арендодателя (лизингодателя).

Закон о лизинге устанавливает обязанность лизингополучателя обеспечить лизингодателю беспрепятственный доступ к финансовым документам и предмету лизинга (п.3 ст.37). Эта норма является императивной и не может быть изменена соглашением сторон. Если в договор лизинга будет включено положение об освобождении лизингополучателя от подобной обязанности, оно будет являться ничтожным. К сожалению, законодатель не определил понятие «финансовые документы». На наш взгляд, к ним относятся документы бухгалтерского и налогового учета, бухгалтерская отчетность, налоговые декларации лизингополучателя.

Считаем целесообразным дополнить пункт 3ст.37 Закона о лизинге перечнем финансовых документов и изложить его в следующей редакции: «Лизингополучатель обязан обеспечить лизингодателю беспрепятственный доступ к предмету лизинга и финансовым документам, к которым относятся предусмотренные законодательством документы бухгалтерского и налогового учета, бухгалтерская отчетность, налоговые декларации лизингополучателя».

На лизингополучателя по договору может возлагаться обязанность по страхованию воздушного судна. Страхование предмета лизинга, как следует из п.1 ст.21 Закона, не является обязательным и осуществляется от рисков его утраты (гибели), недостачи или повреждения. Однако, в настоящее время практически ни один договор финансовой аренды (лизинга) не обходится без регламентации прав и обязанностей сторон по страхованию предмета лизинга. Стороны, выступающие в качестве страхователя и выгодоприобретателя, определяются договором лизинга. Вместе с тем, ответственность за сохранность предмета лизинга от всех видов имущественного ущерба, а также за риски, связанные с его гибелью, утратой, порчей, хищением, преждевременной поломкой, ошибкой, допущенной при его монтаже иди эксплуатации несет лизингополучатель, если иное не предусмотрено договором (ст.22 Закона). Причем период страхования в п.1 ст.21 закона определен с момента поставки имущества продавцом и до момента окончания срока действия договора лизинга.

В большинстве случаев, пользуясь диспозитивностью положений п.1 ст.21 закона, страхователем и выгодоприобретателем по договору страхования предмета лизинга лизингодатели называют себя, т.к. являются собственниками имущества. На практике это зачастую приводит к ущемлению прав лизингополучателей. Так, в случае полной утраты застрахованного имущества (предмета лизинга) лизингополучатель обязан возместить лизингодателю его действительную стоимость с учетом нормального износа, не ограниченную размером страхового возмещения в пределах страховой суммы, которая определяется как разница между общей суммой договора лизинга и размером фактически уплаченных лизинговых платежей на момент наступления страхового случая. Судебная практика по вопросу взыскания убытков лизингодателя в этих случаях достаточно единообразна.

Лизингополучатель вправе передать воздушное судно в сублизинг с согласия лизингодателя, выраженного в письменной форме. Сублизинг рассматривается как вид поднайма предмета лизинга, при котором лизингополучатель по договору лизинга передает третьим лицам (лизингополучателям по договору сублизинга) во владение и пользование за плату и на срок, предусмотренный договором сублизинга имущество, полученное ранее от лизингодателя по договору лизинга. При этом право требования к продавцу переходит к лизингополучателю по договору сублизинга (п.1 ст.8 Закона).

Указание на то, что сублизинг является видом поднайма, позволяет сделать вывод: к сублизингу применимы общие положения о субаренде. П.2 ст. 615 ГК РФ содержит положение о том, что в случае передачи арендованного имущества в субаренду (поднаем) ответственным перед арендодателем остается арендатор. Считаем целесообразно предусмотреть в ст.8 Закона о лизинге аналогичное правило. В результате, неисполнение сублизингополучателем своих обязанностей, например, по уплате лизинговых платежей, позволит лизингодателю предъявить требование в полном объеме к лизингополучателю по договору лизинга воздушных судов. На наш, взгляд, в статье 8 Закона о лизинге необходимо указать, что договор сублизинга не может быть заключен на срок превышающий срок договора лизинга.

В пункте 1 ст.618 ГК РФ установлено, что досрочное прекращение договора аренды влечет за собой и прекращение субаренды. При этом субарендатору предоставляется право на заключение с арендодателем договора аренды на то имущество, которое находилось в его пользовании, в пределах оставшегося срока субаренды и на условиях, соответствующих условиям прекращенного договора аренды. Следовательно, аналогичное право предоставляется и сублизиногополучателю по договору сублизинга воздушного судна.

Неразрешенной является и другая проблема. По договору лизинга воздушных судов предусматривается право лизингополучателя на выкуп предмета лизинга. Сублизингополучателю такое право может быть предоставлено лишь на основании договора. Причем оно будет означать выкуп имущества лизингополучателем (сублизингодателем) у лизингодателя и передачу его сублизингополучателю, что крайне неудобно и ставит последнего в крайне невыгодное положение по сравнению с сублизингодателем. В связи с этим, было бы справедливым внести изменения в ст.8 Закона, которые позволят сублизингополучателю выкупить предмет лизинга у лизингодателя на тех же условиях, которые предусмотрены договором лизинга, возместив сублизингодателю расходы, произведенные им до передачи лизингового имущества сублизингополучателю.

Внесение подобных изменений в Закон о лизинге позволит избежать различного толкования статьи 8 и придаст стабильность рассматриваемым правоотношениям. Подводя итог наших рассуждений, предлагаем изложить правила ст.8 Закона в следующей редакции:

« 1. Сублизинг – вид поднайма предмета лизинга, при котором лизингополучатель по договору лизинга передает третьим лицам (лизингополучателям по договору сублизинга) во владение и в пользование за плату и на срок в соответствии с условиями договора сублизинга имущество, полученное ранее от лизингодателя по договору лизинга и составляющее предмет лизинга. При этом ответственным перед лизингодателем по договору лизинга остается лизингополучатель.

1.При передаче имущества в сублизинг право требования к продавцу переходит к лизингополучателю по договору сублизинга.

2. При передаче предмета лизинга в сублизинг обязательным является согласие лизингодателя в письменной форме.

3. Договор сублизинга не может быть заключен на срок, превышающий срок договора лизинга.

4. Досрочное прекращение договора лизинга влечет прекращение заключенного в соответствии с ним договора сублизинга, если иное не предусмотрено договором лизинга.

Сублизингополучатель в этом случае имеет право на заключение с лингодателем договора лизинга на имущество, находившееся в его пользовании в соответствии с договором сублизинга, в пределах оставшегося срока сублизинга и на условиях, соответствующих условиям прекращенного договора лизинга.

5. Если договором лизинга предусмотрено право лизингополучателя выкупить предмет лизинга, сублизингополучатель вправе выкупить у лизингодателя имущество, находившееся в его пользовании в соответствии с договором сублизинга, на тех же условиях, которые предусмотрены договором лизинга, возместив сублизингодателю расходы, произведенные им до передачи предмета лизинга сублизингополучателю».

 

 

 

Глава III. Ответственность сторон по договору

 

Рассматривая вопросы ответственности сторон, необходимо сразу заметить, что параграф 6 гл. 34 ГК РФ, посвященный лизингу, не содержит норм об ответственности за нарушение условий договора. Закон о лизинге также не решает данную проблему. В этом случае приходится руководствоваться положениями об ответственности по договору аренды и общими правилами гражданской ответственности. При этом виды и объем ответственности в каждом конкретном случае могут определяться сторонами при заключении договора.

Рассмотрим проблемы, связанные с нарушением лизингополучателем обязанностей, предусмотренных договором лизинга воздушных судов.

Исследование последствий неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств лизингополучателем начнем с основного и, пожалуй, самого распространенного нарушения по перечислению лизинговых платежей. Размер, способ осуществления и периодичность лизинговых платежей определяются договором лизинга. Как правило, в договоре стороны оговаривают порядок выплаты лизинговых платежей посредством составления графика платежей, где каждому периоду соответствует определенный лизинговый платеж, включающий в себя налог на добавленную стоимость. Как отмечает А.А. Иванов «выделение в составе лизинговых платежей возмещения затрат, дохода и выкупного платежа с точки зрения гражданского права особого значения не имеет. Ведь размер этих платежей подлежит согласованию в договоре лизинга, после чего может быть пересмотрен лишь самими сторонами. Однако с точки зрения налогообложения состав лизинговых платежей может иметь существенное значение».

Право на получение лизинговых платежей является важнейшим правом лизингодателя. Поэтому при невыполнении лизингополучателем своей обязанности по их перечислению более двух раз подряд лизингодатель может получить образовавшуюся задолженность в бесспорном порядке. В этом случае лизингодатель по истечении срока платежа, установленного договором, готовит соответствующее инкассовое поручение на списание со счета лизингополучателя сумм просроченных лизинговых платежей. Поручение направляется в банк, в котором открыт счет лизингополучателя. На практике стороны нередко указывают в договоре положение об обязательном заключении лизингополучателем соглашения с банком, которое бы предусматривало возможность лизингодателя получить задолженность по лизинговым платежам в бесспорном порядке. Когда дополнительное соглашение с банком отсутствует, лизингодатель на основании ст. 13 Закона вправе выставить на инкассо платежное требование. Здесь в затруднительном положении оказывается банк, который лишен возможности проверить, действительно ли взыскиваются просроченные платежи. Приходится полагаться на добросовестность лизингодателя и активность лизингополучателя, который будет оспаривать списание денежных средств с его счета.

В свою очередь, лизингополучатель вправе оспаривать в суде правомерность действий лизингодателя по безакцептному списанию задолженности по лизинговым платежам. Следует уточнить, что какие-либо другие суммы в распоряжение о безакцептном списании не включаются.

Лизингополучатель может также нарушить сроки перечисления лизинговых платежей либо перечислить их не в полном объеме. Такие нарушения влекут за собой ответственность лизингополучателя либо в виде неустойки, предусмотренной договором лизинга, либо в виде процентов за незаконное пользование чужими денежными средствами в соответствии со ст. 395 ГК. Лизингодатель также вправе потребовать возмещения убытков (в части, не покрытой неустойкой), причиненных ему неправомерными действиями лизингополучателя (п. 2 ст. 395 ГК).

Неустойка за просрочку уплаты лизинговых платежей предусматривается сторонами в твердой сумме или в процентах в зависимости от просроченной суммы платежа или цены договора. Неустойка может взыскиваться в виде пени. Помимо этого просрочку уплаты лизингополучателем лизинговых платежей можно расценивать как пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, и тогда может наступить ответственность, предусмотренная ст. 395 ГК, в виде уплаты процентов на сумму средств, которыми должник неправомерно пользовался.

Следует сказать и о спорах, связанных с правовой природой процентов, предусмотренных ст. 395 ГК. Некоторые авторы проценты за неправомерное пользование чужими денежными средствами рассматривают как разновидность убытков, характерной особенностью которых является то, что их размер не нуждается в обосновании.

М.И. Брагинский и В.В. Витрянский считают, что нормы Кодекса, предусматривающие ответственность за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства, применяемые в соответствии со ст. 395 ГК РФ, должны расцениваться как положения, устанавливающие самостоятельную форму ответственности за неисполнение (просрочку исполнения) денежного обязательства. Ее специфика в отличие от других форм ответственности (неустойка, убытки) заключается лишь в особенностях предмета денежного обязательства, а это, в свою очередь, предопределяет особенности применения условий такой ответственности, и в частности невозможность применения норм, предусматривающих основания освобождения должника от ответственности, содержащихся в ст. 401 ГК РФ.

Высказана и другая точка зрения. Ответственность в виде процентов по ст. 395 ГК подчиняется тем же принципам действия, что и неустойка, поэтому выделение таких процентов в качестве отдельной формы ответственности не имеет практического смысла. Эту конструкцию, по существу, можно рассматривать как законную неустойку, т.к. положения ст. 395 ГК вполне корреспондируют с соответствующими конструктивными элементами п. 1 ст. 330 ГК РФ, что не лишено здравого смысла.

Применительно к договору лизинга воздушных судов соотношение неустойки и процентов, предусмотренных ст. 395 ГК, следует понимать следующим образом: если в договоре лизинга стороны предусмотрели неустойку, то управомоченная сторона (лизингодатель) вправе требовать взыскания договорной неустойки. В том случае, когда управомоченная сторона требует взыскания и неустойки, и процентов, суд вправе удовлетворить только требование о взыскании неустойки, а во взыскании процентов отказать. В судебной правоприменительной практике сформировался принцип недопустимости применения двух мер ответственности за одно и то же правонарушение.

Достаточно важным является вопрос о моменте возникновения обязательства по уплате лизинговых платежей. Так, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, рассматривая в порядке надзора дело о взыскании долга по лизинговым платежам и процентов за пользование чужими денежными средствами, установил, что предназначенный к передаче лизингополучателю предмет лизинга не был передан в надлежащем порядке, оказался не пригоден к эксплуатации, дефекты были обнаружены в момент его выгрузки. Здесь Президиум правомерно обратил внимание на предусмотренное п. 3 ст. 28 Закона о лизинге правило, где указывается, что обязательства лизингополучателя по уплате лизинговых платежей наступают с момента начала использования лизингополучателем предмета лизинга.

Нарушение обязанности лизингополучателя по перечислению лизинговых платежей дает лизингодателю право требовать досрочного расторжения договора финансовой аренды и возврата в разумный срок лизингополучателем имущества. Такая возможность предусмотрена ст. 619 ГК РФ, в которой говорится, что арендодатель может требовать досрочного расторжения договора, если арендатор не внес арендную плату более двух раз подряд по истечении установленного договором срока платежа. Это же правило содержится в п. 2 ст. 13 Закона о лизинге. Стороны могут предусмотреть в договоре возможность лизингодателя обратиться в суд с требованием о досрочном расторжении договора ввиду неперечисления лизингополучателем лизинговых платежей и по истечении меньшего срока.

В этой связи хотелось бы обратить внимание на несколько принципиальных моментов: при досрочном расторжении договора лизинга по инициативе лизингодателя на основании невнесения лизинговых платежей договор расторгается без возмещения лизингополучателю каких-либо убытков, связанных с расторжением. Непогашенная задолженность лишает лизингополучателя права выкупа предмета лизинга, более того, наделяет лизингодателя правом требования возврата предмета лизинга в состоянии, в котором лизингополучатель его получил, с учетом нормального износа или износа, обусловленного договором лизинга.

На практике возможна и другая ситуация, когда выкупная цена предмета лизинга включена в общую сумму лизинговых платежей, при этом лизингополучатель выплатил большую часть лизинговых платежей, но не внес платежи за последние несколько месяцев. Возникает ряд вопросов:

  1. В тех случаях, когда лизингодатель потребует досрочного расторжения договора, взыскания задолженности и возврата имущества, вправе ли, в свою очередь, лизингополучатель требовать компенсации за уплату части выкупной цены, которая уплачивалась вместе с периодическими лизинговыми платежами?
  2. Можно ли предположить, что лизингополучатель приобрел долю в праве собственности на предмет лизинга пропорционально размеру уплаченной выкупной цены?

    Справедливым было бы ответить утвердительно, но законодатель не дает прямого ответа на эти вопросы. Анализ законодательства о лизинге свидетельствует о том, что лизингополучатель приобретает право собственности на предмет лизинга только после уплаты всех лизинговых платежей, иначе он не может претендовать на компенсацию (возврат) части выкупной цены, которая была уплачена вместе с лизинговыми платежами, и не приобретает доли в праве собственности на имущество.

    Во второй главе речь шла об обязанности лизингополучателя за свой счет осуществлять техническое обслуживание, обеспечивать сохранность, а также осуществлять текущий и капитальный ремонт предмета лизинга (п.3 ст.17 Закона о лизинге). Техническое обслуживание предмета лизинга относится к расходам на содержание имущества. В этом случае Закон воспроизводит общие положения об аренде. То же самое можно сказать о текущем ремонте (п. 2 ст. 616 ГК РФ) и об обеспечении сохранности предмета лизинга. Выполнение обязанности лизингополучателем по осуществлению капитального ремонта является отступлением от общих правил об аренде. Как уже упоминалось ранее, общие нормы об аренде предусматривают, что арендодатель обязан производить за свой счет капитальный ремонт переданного в аренду имущества, а арендатор обязан производить текущий ремонт и нести расходы на содержание имущества, если иное не предусмотрено договором (ст. 616 ГК). Такое отступление вполне логично, поскольку фактическим владельцем воздушного судна является лизингополучатель, выкупающий его по окончании действия договора. В свою очередь, лизингодатель как инвестор заинтересован в возвращении суммы, уплаченной за предмет лизинга и получении инвестиционного дохода. Реально, как лизинговая компания, он занимается инвестиционной деятельностью, а не эксплуатацией имущества, выступающего предметом лизинга, т.к. не имеет для этого соответствующих возможностей.

    Нельзя забывать и о том, что воздушное судно как предмет договора лизинга может быть использован только в предпринимательских целях. Данное правило закреплено как в Законе о лизинге, так и в ст. 665 ГК РФ. Таким образом, использование предмета должно быть направлено на извлечение прибыли. Стороны в договоре могут указать какие-либо дополнительные требования, связанные с использованием предмета лизинга.

    Ответственность за нарушение обязанности лизингополучателя по содержанию, осуществлению ремонта и надлежащему использованию воздушного судна наступает в форме возмещения убытков (ст. 15 ГК). Одновременно лизингодатель вправе расторгнуть договор по общим правилам о досрочном расторжении договора аренды (ст.619 ГК РФ). Однако, требуя возместить убытки в суде, лизингодатель должен доказать, что такие убытки наступили в результате нарушения лизингополучателем своей обязанности по осуществлению технического обслуживания и ремонта воздушного судна. Для того, чтобы расторгнуть договор в одностороннем порядке, потребуется доказывать существенное ухудшение имущества или использование воздушного судна не по назначению.

    Ответственность лизингополучателя может наступить в случае передачи воздушного судна в сублизинг и иное распоряжение лизинговыми правами без письменного согласия лизингодателя (п.2 ст.8 Закона). Если лизингополучатель все же передал в сублизинг воздушное судно или иным образом распорядился лизинговыми правами без согласия лизингодателя, то последний вправе потребовать досрочного расторжения договора и возмещения убытков (п. 3 ст. 615 ГК РФ). Так, А.А. Иванов полагает, что «распоряжение арендованным имуществом (правами по договору) без согласия арендодателя, когда такое согласие необходимо, представляет собой частный случай пользования вещью не в соответствии с условиями договора аренды, к которому также применяется п. 3 ст. 615 ГК РФ».

    Следует помнить и о том, что стороны по договору лизинга воздушных судов могут соглашением предусмотреть иные штрафные санкции за нарушение вышеперечисленной обязанности, например, уплату неустойки, хотя подобная санкция и не предусмотрена законодательством.

    Ответственность лизингополучателя может наступить и в случае нарушения обязанности возврата воздушного судна, если такой возврат предусмотрен договором. Однако наиболее типичное завершение рассматриваемого договора — выкуп предмета лизинга лизингополучателем. Хотя возможен и иной вариант — возврат арендованного имущества по окончании срока действия договора. Таким образом, для договора лизинга воздушных судов этот исход также не исключен. Закон о лизинге считает его обычным условием договора лизинга, поскольку вариант с выкупом предмета лизинга должен быть прямо предусмотрен в договоре (ст. 19 Закона).

    Нарушение лизингополучателем обязанности вернуть воздушное судно может выражаться в неправомерном удержании предмета лизинга по окончании срока действия договора, а также в возвращении его лизингодателю с нарушением установленного срока. В этих случаях лизингополучатель обязан уплатить по требованию лизингодателя платежи за время просрочки. Если же данные платежи не покрывают причиненных лизингодателю убытков, то он может потребовать их возмещения.

    Договором может быть установлена неустойка за нарушение обязанности возвратить предмет лизинга. Убытки будут взыскиваться сверх суммы неустойки, если иное не установлено договором лизинга. Данное правило предусмотрено как Законом о лизинге (п.6 ст.17), так и общей нормой ГК РФ о договоре аренды (ч. 3 ст. 622 ГК РФ). Это тот редкий случай, когда законодатель в изъятие из общего правила устанавливает штрафную неустойку.

    Можно также упомянуть о таком нарушении лизингополучателя, как отказ от принятия воздушного судна. Обязанность принять предмет лизинга предусмотрена п.5 ст.15 Закона о лизинге. Как специальные нормы, так и общие нормы об аренде, о последствиях ее нарушения умалчивают. Следовательно, в этом случае применимы общие положения о неисполнении гражданско-правового договора (ст.393 ГК РФ).

    На наш взгляд, подобный пробел в законодательстве можно устранить. Несмотря на то, что лизингополучатель не является стороной договора купли-продажи, он вправе предъявлять требования, вытекающие из договора купли-продажи, и несет обязанности, предусмотренные для покупателя (п.1 ст.670 ГК РФ). Обязанность покупателя принять товар, урегулирована ст.484 ГК РФ. Пунктом 3 данной статьи предусмотрено: «В случаях, когда покупатель в нарушение закона, иных правовых актов или договора купли-продажи не принимает товар или отказывается его принять, продавец вправе потребовать от покупателя принять товар или отказаться от исполнения договора».

    Таким образом, в случае нарушения обязанности лизингополучателя принять воздушное судно, продавец в соответствии с п.3 ст.484 и п.1 ст.670 ГК РФ вправе потребовать от лизингополучателя принять предмет лизинга либо отказаться от исполнения договора. Кроме того, он вправе требовать возмещения убытков, причиненных вследствие нарушения лизингополучателем своей обязанности по принятию воздушного судна (ст.393 ГК РФ).

    Последствия нарушения обязанности лизингополучателя предусмотрены и в Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге. В случае нарушения договора арендатором арендодатель вправе потребовать причитающиеся ему невыплаченные периодические с начислением процентов, а также понесенные убытки (п.1 ст.13). Если же нарушение договора арендатором является существенным, то арендодатель вправе также потребовать досрочной выплаты сумм будущих периодических платежей, если это предусмотрено договором лизинга, или может расторгнуть договор лизинга и после такого расторжения:

    а) восстановить владение оборудованием; и

    б) потребовать возмещения убытков в таких суммах, которые поставили бы арендодателя в положение, в котором он находился бы при выполнении арендатором договора лизинга в соответствии с его условиями.

    В соответствии с подп. «а» п.3 ст.13 Конвенции договором лизинга может устанавливаться порядок исчисления убытков, подлежащих возмещению. Данное положение в соответствии с подп. «б» п.3 ст.13 Конвенции подлежит исполнению в отношениях между сторонами, если только его применение не ведет к взысканию убытков, существенно превышающих в размере предусмотренные в подп. «б» п.2 ст.13. Стороны не вправе отступать от положений настоящего подпункта или вносить в них изменения.

    Статьей 13 Конвенции также предусмотрены следующие положения:

    если арендодатель расторгнул договор лизинга оборудования, то он уже не вправе приводить в исполнение положение этого договора о досрочной выплате будущих периодических платежей. Однако сумма таких платежей может быть учтена при исчислении размера убытков в соответствии с подп. «б» п.2 и п.3 ст.13;

    арендодатель не может реализовать свое право на досрочные платежи или расторжение договора в соответствии с п.2 ст.13 Конвенции, если он специальным уведомлением не предоставил арендатору разумную возможность устранить нарушение им договора, насколько это возможно;

    арендодатель не вправе требовать возмещения убытков в той мере, в которой он не принял все разумные меры для их уменьшения.

    Ответственность лизингодателя и продавца предусмотрена ст.670 ГК РФ и связана она с неисполнением обязанности по передаче предмета лизинга (воздушного судна) лизингополучателю.

    Продавец отвечает перед лизингополучателем за качество и комплектность воздушного судна, сроки его поставки и в других случаях ненадлежащего исполнения договора. Однако в случае нарушения продавцом своей обязанности, лизингополучатель не вправе требовать расторжения договора купли-продажи. Такое право принадлежит лизингодателю как стороне договора.

    Следует учитывать, что в нашем случае не будут применяться правила об ответственности арендодателя за недостатки сданного в аренду имущества, предусмотренные ст.612 ГК РФ.

    В статье 670 ГК РФ также сказано, что в отношениях с продавцом лизингополучатель и лизингодатель выступают как солидарные должники. Правила о солидарных требованиях закреплены в ст.326 ГК РФ. В соответствии с ними каждый из солидарных кредиторов вправе предъявить требование к должнику в полном объеме. При этом исполнение обязательства полностью одному из кредиторов освобождает должника от исполнения остальным кредиторам. В свою очередь, солидарный кредитор, получивший исполнение от должника, обязан возместить причитающееся другим кредиторам в равных долях, если иное не предусмотрено соглашением между ними.

    По общему правилу, ответственность за выбор продавца лежит на лизингополучателе, если иное не предусмотрено договором лизинга. В связи с этим, лизингодатель несет ответственность перед лизингополучателем за действия продавца лишь тогда, когда выбор продавца осуществлял лизингодатель. В этом случае лизингодатель и продавец несут солидарную ответственность перед лизингополучателем за исполнение условий договора купли-продажи. Согласно ст.323 ГК РФ при солидарной обязанности должников кредитор (лизингополучатель) вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них, притом как полностью, так и в части долга. Если кредитор не получит полного удовлетворения от одного из солидарных должников, то он вправе требовать недополученное от остальных солидарных должников. При этом солидарные должники остаются обязанными до тех пор, пока обязательство не исполнено полностью.

    Нормами Конвенции УНИДРУА о международном финансовом лизинге предусмотрена ответственность арендодателя в случае, если оборудование не поставлено или поставлено с просрочкой или не соответствует условиям договора поставки:

    а) арендатор имеет в отношении арендодателя право отказаться от оборудования или расторгнуть договор лизинга; и

    б) арендодатель имеет право исправить свое ненадлежащее исполнение, предложив оборудование, соответствующее договору поставки, как если бы арендатор дал согласие купить оборудование у арендодателя на тех же условиях, что содержатся в договоре поставки (п.1 ст.12).

    Статьей 12 Конвенции также установлено следующее:

    право, предусмотренное в п.1 ст.12 Конвенции, осуществляется таким же образом и утрачивается при тех же обстоятельствах, которые существовали бы, если бы арендатор дал согласие купить оборудование у арендодателя на тех же условиях, что и в договоре поставки (п.2ст.12) ;

    арендатор вправе приостановить периодические платежи, подлежащие уплате по договору лизинга, до тех пор, пока арендодатель не исправит своего ненадлежащего исполнения, предложив оборудование, соответствующее договору поставки, или пока арендатор не утратил право на отказ от оборудования (п.3 ст.12);

    при осуществлении арендатором права расторгнуть договор лизинга он вправе получить обратно любые периодические платежи и другие суммы, выплаченные им авансом, за вычетом разумной стоимости тех выгод, которые арендатор извлек из оборудования (п.4 ст.12);

    арендатор не вправе предъявлять арендодателю никаких других претензий за непоставку, просрочку в поставке или поставку не соответствующего условиям договора оборудования, если только это не явилось результатом действия или упущения арендодателя (п.5 ст.12).

    В соответствии с п.6 ст.12 Конвенции ничто в указанной статье не затрагивает права арендатора в отношении поставщика, предусмотренных ст. 10 Конвенции. В пункте 1 статьи 10 говорится, что обязанности поставщика по договору поставки распространяются и в отношении арендатора, как если бы последний являлся стороной такого договора, а оборудование поставлялось непосредственно ему. Однако поставщик не несет ответственности одновременно перед арендодателем и арендатором за один и тот же ущерб. Ничто не дает арендатору право прекратить действие договора поставки или аннулировать его без согласия арендодателя (п.2 ст.10 Конвенции).

    Изложенный материал позволяет сделать следующие выводы. Параграф 6 гл. 34 ГК РФ и Закон о лизинге не содержат норм об ответственности за нарушение условий договора. В этом случае приходится руководствоваться положениями об ответственности по договору аренды и общими правилами гражданской ответственности. При этом виды и объем ответственности в каждом конкретном случае могут определяться сторонами при заключении договора. В результате в правоприменительной практике возникает ряд проблем. Так, в некоторых ситуациях выкупная цена предмета лизинга включена в общую сумму лизинговых платежей и при этом лизингополучатель выплатил большую часть платежей, но не внес платежи за последние не сколько месяцев. Законодатель в этом случае умалчивает о том, вправе ли требовать возврата части выкупной цены лизингополучатель, которая уплачивалась им вместе с периодическими платежами, если лизингодатель требует расторжения договора и возврата имущества.

    В п.5 ст.15 Закона о лизинге предусмотрена обязанность лизингополучателя принять предмет лизинга. Как специальные нормы, так и общие нормы об аренде, о последствиях ее нарушения умалчивают. Следовательно, в этом случае применимы общие положения о неисполнении гражданско-правового договора (ст.393 ГК РФ).

    Подобный пробел в законодательстве можно устранить. Несмотря на то, что лизингополучатель не является стороной договора купли-продажи, он вправе предъявлять требования, вытекающие из договора купли-продажи, и несет обязанности, предусмотренные для покупателя (п.1 ст.670 ГК РФ). По сути, на него распространяется лишь одна обязанность покупателя — принять товар, которая урегулирована ст.484 ГК РФ. Пунктом 3 данной статьи предусмотрено: «В случаях, когда покупатель в нарушение закона, иных правовых актов или договора купли-продажи не принимает товар или отказывается его принять, продавец вправе потребовать от покупателя принять товар или отказаться от исполнения договора».

    На наш взгляд, было бы целесообразно сформулировать несколько иначе следующее положение п.1 ст.670 ГК РФ: «При этом арендатор имеет права и несет обязанности, предусмотренные настоящим Кодексом для покупателя, кроме обязанности оплатить приобретенное имущество, как если бы он был стороной договора купли-продажи указанного имущества». Предлагаем следующую редакцию: «При этом арендатор имеет права, предусмотренные настоящим Кодексом для покупателя, и несет обязанность принять товар, предусмотренную ст.484 ГК РФ».

    Таким образом, в случае нарушения обязанности лизингополучателя принять воздушное судно, продавец в соответствии с п.3 ст.484 и п.1 ст.670 ГК РФ вправе потребовать от лизингополучателя принять предмет лизинга либо отказаться от исполнения договора. Кроме того, он вправе требовать возмещения убытков, причиненных вследствие нарушения лизингополучателем своей обязанности по принятию воздушного судна (ст.393 ГК РФ).

    Список использованных источников

    Нормативные акты

     

  3. Конституция Российской Федерации: Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. // Российская газета. – 1993. – 25 декабря.
  4. Конвенция о международном финансовом лизинге от 28 мая 1998 г.// СЗ РФ. – 1999. – № 32. – Ст. 4040.
  5. Чикагская конвенция о международной гражданской авиации от 7 декабря 1944 г.// Международное публичное право. Сборник документов. Том 2. – М.: Издательство БЕК, 1996.
  6. Гражданский кодекс Российской Федерации. Ч.I: Федеральный закон от 21 октября 1994 г. № 51- ФЗ (ред. от 13.05.2008) // СЗ РФ. – 1994. – № 32. Ст.3301; Российская газета. – 2008. – 16 мая.
  7. Гражданский кодекс Российской Федерации. Ч.II: Федеральный закон от 22 декабря 1996 г. № 15- ФЗ (ред. от 6.12.2007) // СЗ РФ. – 1996. – № 5. Ст.410; 2007. – № 50. – Ст. 6247.
  8. Воздушный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 19 февраля 1997 г. № — ФЗ (ред. от 21.03.2005)//СЗ РФ. 1997. № 12.1383.
  9. О государственном регулировании развития авиации: Федеральный закон от 8 января 1998 г. № 10-ФЗ // СЗ РФ. – 1998. – № 2. – Ст.226.
  10. О лизинге: Федеральный закон от 11 сентября 1998 г. (в ред. от 26.07.2006 г.) // СЗ РФ. – 1998. – № 44. – Ст.5394; 2006. – № 31. – Ч.1. – Ст.3429.
  11. О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «О лизинге»: Федеральный закон от 29 января 2002 г. № 10-ФЗ // СЗ РФ. – 2002. – № 5. – Ст.376.
  12. О лицензировании отдельных видов деятельности: Федеральный закон от 8 августа 2001 г. № 128-ФЗ (ред. от 6.11. 2007 г. ) // СЗ РФ. – 2001. – № 33. – Ч.1. – Ст. 3430; Российская газета.2007. – 14 ноября.
  13. О развитии финансового лизинга в инвестиционной деятельности: Указ Президента РФ от 17 сентября 1994 г. № 1929 // СЗ РФ. – 1994. – № 22. – Ст.2463 (утратил силу).

     

    Монографии, учебники, учебные пособия, комментарии

     

  14. Блинков О.Е. Правовое регулирование финансовой аренды (лизинга) недвижимости: Дисс. …канд. юрид. наук. – Рязань, 2000.
  15. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. – М.: «Статут», 2000.
  16. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга вторая: Договоры о передаче имущества. – М.: «Статут», 2000.
  17. Витрянский В.В. Договор купли-продажи и его отдельные виды. – М.: «Статут», 1999.
  18. Витрянский В.В. Договор аренды и его виды: прокат, фрахтование на время, аренда зданий, сооружений и предприятий, лизинг. Изд. 3-е. – М.: «Статут», 2001.
  19. Гражданский кодекс Квебека. – М.: «Статут», 1999.
  20. Гражданское и торговое право капиталистических государств: Учебник/ Под ред. Е.А. Васильева. – М.: Международные отношения, 1993.
  21. Гражданское право. Учебник. Часть II / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.: «Проспект», 2006.
  22. Гражданское право: В 2 т. Том II. Полутом I: Учебник/ Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. – М.: Издательство БЕК, 2004.
  23. Груздева А.А. Лизинг в гражданском праве России: Дисс. … канд. юрид. наук. Саратов, 2000.
  24. Иванов А.А. Договор финансовой аренды (лизинга): Учебно-практическое пособие. – М.: Проспект, 2001.
  25. Кабатова Е.В. Лизинг: правовое регулирование, практика. – М.: ИНФРА-М, 1997.
  26. Карп М.В., Шабалин Е.М., Эриашвили Н.Д. и др. Лизинг: экономические и правовые основы: Учеб. пособие для вузов / Под ред. проф. Н.М. Коршунова. – М., 2001.
  27. Кокоева Л.Т. Аренда: основные проблемы правового регулирования: Монография / Под ред. А.М. Цалиева. – Владикавказ, 2003.
  28. Комментарий к Федеральному закону «О финансовой аренде (лизинге)»// Под ред. Н.М. Коршунова. – М., 2003.
  29. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть вторая (постатейный) / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2005.
  30. Кокоева Л.Т. Основные проблемы гражданско-правового регулирования арендных отношений: Автореф. дисс. … докт. юрид. наук. – Саратов, 2004.
  31. Кравченко О.А. Лизинг как гражданско-правовое средство азвития рыночных отношений: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. – Краснодар, 2005.
  32. Лисименко И.Г. Договор лизинга в российском гражданском праве: Дисс. … канд. юрид. наук. – Волгоград, 1999.
  33. Решетник И.А. Гражданско-правовое регулирование лизинга в РФ. – Пермь, 1998.
  34. Решетник И.А. Гражданско-правовое регулирование лизинга в Российской Федерации: Автореф.дис. … канд. юрид. наук. – Пермь, 1998.
  35. Санисалова Н.А. Гражданско-правовые отношения субъектов договора лизинга: Автореф. дисс. … канд. юрид. наук. – Краснодар, 2005.
  36. Харитонова Ю.С. Договор лизинга. – М.: Юрайт-М, 2002.
  37. Харитонова Ю.С. Юридическая природа договора финансовой аренды (лизинга). Дисс. … канд. юрид. наук. – М., 2001.

     

    Статьи

     

  38. Андреева Л. Существенные условия договора: споры, продиктованные теорией и практикой // Хозяйство и право. – 2002. – № 12.
  39. Байкова Т., Сидорова В. Экономико-правовые проблемы российского лизинга // Бюллетень нотариальной практики. – 2006. – № 2.
  40. Батянов М.В. Правовая квалификация продления и возобновления договора аренды // Закон. – 2005.
  41. Безуглая М.В. Существенные условия договора лизинга // Юрист. – 2004. – № 1.
  42. Боровинская Н.А., Комарова С.В. К вопросу о понятии договора лизинга // Юрист. – 2000. – № 9.
  43. Витрянский В.В. Договор аренды // Закон. – 2000. – № 11.
  44. Газман В.Д. Лизинг: виды, форма и практика применения// Библиотечка «Российской газеты». – 2000. – Выпуск 4.
  45. Газман В.Д. Изменения в законодательстве о лизинге // Хозяйство и право. – 2002.– № 12.
  46. Долинская В.В. Аренда: общие положения и проблемы правового регулирования // Закон. – 2005. – № 3.
  47. Евдокимова И., Скороходова А. Международный финансовый лизинг // Законодательство и экономика. – 1999. – № 8.
  48. Егорова П.В. Курило В.В. Некоторые аспекты правового регулирования договора лизинга // Юрист. – 2000. – № 2.
  49. Иванов А.А. Договор финансовой аренды (лизинга) в новых условиях // Правоведение. – 2002. – № 1.
  50. Коннова Т.А. Договор финансовой аренды (лизинга) // Законодательство. – 1998. – № 9.
  51. Киндеева Е.А. Государственная регистрация договоров лизинга // ЭЖ-Юрист. – 2006. – № 23.
  52. Кучер А. Закон о лизинге – шаг вперед или два назад?// Законодательство и экономика. – 1999. – № 6.
  53. Павлодский Е.А. Лизинг как инструмент рыночных отношений: пути совершенствования // Журнал российского права. – 2000. – № 10.
  54. Палаткин В. Лизинг в новом свете // Бизнес-адвокат. – 2002. – № 6.
  55. Паутова О. Некоторые аспекты страхования имущества в сфере лизинговой деятельности: проблемы правоприменения // Хозяйство и право. – 2006. – № 2.
  56. Самохвалова Ю.Н. Международный лизинг// Библиотечка «Российской газеты». – 2000. – Выпуск 4.
  57. Харин А.Н. Залог предмета лизинга // Современное право. – 2003. – № 9.
  58. Чекалина Ю.В. Отдельные аспекты гражданско-правовой квалификации договора лизинга // Гражданское право. – 2005. – № 1.
  59. Чернусь А. Третий – не лишний // ЭЖ-Юрист. – 2004. – № 29.
  60. Шапкина Г. Договор аренды // Хозяйство и право. – 2003. – № 7.
  61. Шаталов С.С. Новая концепция юридической природы лизинговых отношений // Юрист. – 2001. – № 1.
  62. Шаталов С.С. Лизинг недвижимости и проблемы регистрации (новый взгляд) // Хозяйство и право. – 2001. – № 9.
  63. Шаталов С.С. Лизинг как композитарная конструкция // Юрист. – 2002.
  64. Югай О.Д. Нарушение лизингополучателем договора финансовой аренды // Юрист.– 2006. – № 2.

     

    Судебная практика

     

  65. О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации: Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996г. № 6/8 // Вестник ВАС РФ. – 1996. – № 9.
  66. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 апреля 2003 г. № 9208/02// СПС Консультант Плюс.
  67. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 27.02.2001 г. № Ф08-111/2001// СПС Консультант Плюс.
  68. Решение Высшего Арбитражного Суда РФ от 21.01.2004 г. № 14491/03 // Вестник ВАС РФ. – 2004. – № 5.
  69. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 11 октября 2004 года по делу № А56-50536/03// СПС Гарант


     

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.12MB/0.00168 sec

WordPress: 21.98MB | MySQL:114 | 2,384sec