Наследование по завещанию – понятие, сущность и условия

<

030614 1800 1 Наследование по завещанию – понятие, сущность и условия

1. НАСЛЕДОВАНИЕ ПО ЗАВЕЩАНИЮ: ПОНЯТИЕ, СУЩНОСТЬ И УСЛОВИЯ

 

1.1. Понятие завещания

 

Завещание можно определить как акт физического лица (гражданина, иностранца, лица без гражданства) по распоряжению принадлежащими ему материальными или нематериальными благами на случай смерти.

Завещание относится к юридическим актам, т. е. к таким правомерным действиям, при совершении которых имеет место направленность воли совершающего их лица на достижение определенных правовых последствий. Завещание — это односторонняя сделка, поскольку оно совершается действием (волеизъявлением) одного лица. Завещание — это срочная сделка, ибо наступление смерти, на случай которой завещание совершено, неизбежно.1

Завещание может быть совершено завещателем только лично, причем это правило не допускает никаких изъятий. Совершение завещания через представителя ни при каких обстоятельствах не допускается. Если завещатель является незрячим и неграмотным, то при совершении завещания он прибегает к помощи нотариуса, который записывает завещание с его слов, и рукоприкладчика, который в присутствии нотариуса подписывает завещание. Однако и в этом случае завещатель совершает завещание лично, поскольку в нем фиксируется именно его, а не чья-либо другая воля, ее формирование и выражение должны происходить свободно, без какого-либо давления извне.2

Завещание может быть совершено только тем гражданином, который в момент его совершения обладает полной дееспособностью. Это гражданин, который достиг требуемого законом возраста (восемнадцати лет либо шестнадцати лет, но вступил в брак или эмансипирован) и к моменту совершения завещания не признан недееспособным или ограниченно дееспособным. Но если гражданин в момент совершения завещания не отдавал отчет в своих действиях или не мог ими руководить, то это может служить основанием для признания судом завещания по иску заинтересованных лиц недействительным, независимо от того, признан ли гражданин впоследствии недееспособным или ограниченно дееспособным либо не признан. Основания и последствиях недействительности завещания приведены в ст. 1131 ГК.

Завещание создает права и обязанности только после открытия наследства. Совершение завещания само по себе не создает никаких прав и обязанностей ни для лица, совершившего завещание, ни для лиц, интересы которых так или иначе завещанием могут быть затронуты (например, для лиц, в пользу которых завещание совершено). Именно поэтому завещатель в любой момент вправе отменить или изменить совершенное завещание (см. абз. 1 п. 2 ст. 1119 ГК). Право завещателя отменить или изменить совершенное завещание на первый взгляд придает ему характер условной сделки. Это, однако, не так. К условиям в юридическом смысле слова относятся обстоятельства, которые неподконтрольны, или, во всяком случае, неполностью подконтрольны воле лиц, которые возникновение или прекращение прав и обязанностей по сделке поставили в зависимость от наступления или ненаступления условия. Между тем отмена или изменение завещания полностью зависит от воли совершившего завещание лица. Именно поэтому завещание не является условной сделкой, хотя в момент его совершения завещатель зачастую и сам не знает, отменит или изменит он завещание либо оставит его в силе. 1

Завещание относится к распорядительным сделкам сугубо личного характера. Именно поэтому совершение одного завещания двумя или более гражданами не допускается. В завещании может и должна быть выражена воля только одного лица, желающего распорядиться имуществом на случай смерти. Если же граждане после смерти каждого из них хотят оставить имущество друг другу или третьим лицам, то это может быть сделано лишь в раздельно совершенных завещаниях. Разумеется, граждане могут согласовывать друг с другом условия этих завещаний, так как это их личное дело, в которое никто не вправе вмешиваться, но сами эти завещания должны быть составлены и представлены для удостоверения нотариусу или иному уполномоченному лицу в виде раздельных документов, в каждом из которых, подчеркнем еще раз, выражена воля только одного завещателя.1

Акт распоряжения имуществом на случай смерти, каковым является завещание, вовсе не означает, что завещатель к моменту совершения завещания на самом деле имеет указанное в завещании имущество. Более того, к этому моменту у него никакого имущества может и не быть, что отнюдь не лишает его права совершить завещание в надежде на то, что он это имущество приобретет. Отнюдь не случайно, что при составлении завещания нередко прибегают к такой формулировке: «все мое имущество, в чем бы оно ни выражалось и у кого бы ни находилось, завещаю…» и далее следует перечень лиц, которым имущество завещано, и другие завещательные распоряжения завещателя. 2

Таким образом, завещание как акт распоряжения имуществом на случай смерти нельзя трактовать в том смысле, что распорядиться можно только тем, что имеешь, хотя, если к моменту открытия наследства наследовать нечего, этот акт и может оказаться юридически несостоявшимся. Впрочем, указанное обстоятельство не следует абсолютизировать. Если, скажем, гражданин пал жертвой финансовых пирамид, но впоследствии обманутые вкладчики уже после смерти этого гражданина получили компенсацию, то его наследники, призванные к наследованию и принявшие наследство, вправе в порядке наследования требовать причитающейся им доли.3

В законе указано, что распорядиться имуществом на случай смерти можно только путем совершения завещания (п. 1 ст. 1118 ГК). Этому правилу корреспондирует положение, закрепленное в п. 3 ст. 572 ГК: договор, предусматривающий передачу дара одаряемому только после смерти дарителя, ничтожен. К такого рода дарению применяются правила гражданского законодательства о наследовании (п. 3 ст. 572 ГК).

Следовательно, распорядиться имуществом на случай смерти можно только путем совершения завещания и, соответственно этому, дарение имущества на случай смерти дарителя юридически ничтожно.

По ныне действующему законодательству дарение может быть как реальным, так и консенсуальным договором. Реальный договор дарения считается заключенным лишь в момент передачи дара одаряемому. Поэтому реальный договор дарения, который предусматривал бы передачу дара одаряемому только после смерти дарителя, юридически невозможен, его просто нет. Что же касается консенсуального договора дарения, то в принципе можно было бы заключить договор, по которому имущество оставалось бы в собственности дарителя до его смерти. Но в этом случае конструкция дарения юридически излишня, поскольку для обеспечения интересов как дарителя, так и одаряемого вполне достаточно норм о наследовании. К тому же эта конструкция могла бы быть использована для ущемления прав наследника, имеющего право на обязательную долю, т. е. в обход закона.1

Именно этим и вызвано правило п. 1 ст. 1118 ГК о том, что распорядиться имуществом на случай смерти можно только путем совершения завещания. Тем самым юридически ничтожен не только реальный, но и консенсуальный договор дарения, который предусматривает передачу дара одаряемому лишь после смерти дарителя.2

 

1.2. Свобода и тайна завещания как важные условия его совершения

 

Статья 1119 ГК в соответствии с принципами дозволительной направленности и диспозитивности гражданско-правового регулирования закрепляет один из основных принципов наследственного права — принцип свободы завещания.

Свобода завещания выражается, прежде всего, в том, что завещатель вправе завещать имущество по своему усмотрению. Из этого следует, что гражданин может по своему усмотрению совершить завещание, а может и вовсе не совершать его, причем, забегая вперед, отметим, что ни то ни другое гражданин не обязан мотивировать.

Свобода завещания выражается, далее, в том, что имущество может быть завещано любым лицам, как входящим, так и не входящим в круг наследников по закону (ст. 1121 ГК).

Завещатель может любым путем, опять-таки по своему усмотрению, определить долю наследников в наследстве. Он может завещать наследникам лишь часть своего имущества, оставив другую его часть вне завещательного распоряжения.

Завещатель может лишить наследство одного, нескольких или всех наследников по закону, не указывая причин такого лишения. В данном случае имеется в виду лишение наследства одного, нескольких или всех наследников по закону путем прямого волеизъявления завещателя. Но завещатель может определить доли наследников в наследстве таким образом, что на долю наследника по закону ничего не достанется либо достанется меньше того, что он получил бы при наследовании по закону. Если наследник лишен завещателем наследства, то призвание его к наследству после смерти того же наследодателя по иным основаниям исключается, кроме случаев, когда он может быть призван к наследованию обязательной доли (ст. 1149 ГК). Если же наследник прямо наследства не лишен, но его права на наследство ограничены косвенно, то призвание его к наследованию по иным основаниям допускается. 1

Свобода завещания выражается также в том, что завещатель может включить в завещание и иные распоряжения, например о подназначении наследника (ст. 1121 ГК), о завещательном отказе (ст. 1137 ГК), о завещательном возложении (ст. 1139 ГК) и др.

Свобода завещания выражается и в том, что завещатель, сохранивший полную дееспособность, в любой момент может отменить или изменить совершенное завещание (ст. 1130 ГК).

Свобода завещания ограничивается правилами об обязательной доле в наследстве. Если завещатель лишил наследства того наследника, который имеет право на обязательную долю, либо косвенным путем свел на нет его право на обязательную долю, либо ограничил его в этом праве, причем нет оснований относить наследника к недостойным (ст. 1117 ГК), то право на обязательную долю в случаях, предусмотренных законом, должно быть ему гарантировано (ст. 1149 ГК). А это может повлечь недействительность завещания в той части, в какой оно ущемляет право наследника на обязательную долю.1

В соответствии с принципом свободы завещания завещатель не обязан сообщать кому-либо о содержании, совершении, об изменении или отмене завещания, равно как и о причинах принятого решения. Это правило перекликается со ст. 1121 ГК, которая гарантирует тайну завещания.

Гражданское законодательство относит неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну к числу нематериальных благ, которые принадлежат гражданину в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом. Гражданское законодательство предусматривает защиту указанных благ с использованием в необходимых случаях установленных способов защиты гражданских прав (ст. 150 ГК).2

Статья 1123 ГК, закрепляя тайну завещания, призвана защитить, применительно к принципу свободы завещания, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну граждан. Гражданину крайне важно, чтобы формирование и выражение его воли, зафиксированной в завещании, протекали свободно, без какого бы то ни было давления извне. Но он должен быть также уверен в том, что и после того, как завещание совершено, его содержание никем не будет преждевременно разглашено, в том числе и лицами, которые были ознакомлены с завещанием. Отсутствие такой уверенности может повлечь за собой то, что гражданин вовсе откажется от совершения завещания либо выразит в нем далеко не подлинную свою волю. К тому же нельзя сбрасывать со счетов и душевный дискомфорт, который гражданин может испытать, узнав о том, что содержание его завещания преждевременно, т. е. еще до открытия наследства, раскрыто. Это может повлиять на его отношения с близкими людьми, вызвать среди них разлад, заставить гражданина отменить или изменить завещание, хотя бы он этого и не хотел. Словом, нарушение тайны завещания может вызвать целую цепь неблагоприятных последствий, зачастую необратимых.1

Тайна завещания обеспечивается тем, что завещатель вовсе не обязан сообщать кому-либо, в том числе и лицам, которых завещание касается, о содержании, совершении, изменении или отмене завещания. Все это относится к частной жизни завещателя, составляет его сугубо личную тайну, а потому неприкосновенно, должно быть, если завещатель того желает, надежно скрыто от посторонних глаз.

Тайна завещания обеспечивается также тем, что к ознакомлению с завещанием, когда это необходимо, допускается сравнительно узкий круг лиц, причем выбор этих лиц во многом зависит от самого завещателя. Можно предположить, что завещатель осуществит свой выбор из числа лиц, которым он доверяет.

Тайна завещания обеспечивается возложением на лиц, перечисленных в абз. 1 ст. 1123 ГК, обязанности до открытия наследства не разглашать сведения, касающиеся содержания завещания, его совершения, изменения или отмены. Это нотариус или другое удостоверяющее завещание лицо, переводчик, исполнитель завещания, свидетели, а также гражданин, подписывающий завещание вместо завещателя (так называемый рукоприкладчик). Необязательно, чтобы разглашаемые сведения были достоверными, это могут быть и небылицы, но они также могут лишить душевного покоя как самого завещателя, так и других лиц. Они иногда и распространяются для того, чтобы «насолить» указанным лицам, вывести их из равновесия. Впрочем, мотивы разглашения или распространения подобных сведений, независимо от того, достоверны они или нет, значения не имеют. На лиц, перечисленных в абз. 1 ст. 1123 ГК, возлагается обязанность замкнуть уста и «дождаться» открытия наследства. Нарушение указанной обязанности может повлечь применение предусмотренных законом способов защиты гражданских прав, в том числе и мер ответственности. Всеми этими способами защиты может воспользоваться сам завещатель, а если к тому моменту, когда возникла необходимость их применения, он признан недееспособным — лица, на которых возложена защита его прав и охраняемых законом интересов,— его опекуны. В числе этих способов защиты может быть запрещение судом лицу, нарушающему тайну завещания, разглашать или распространять сведения о завещательных распоряжениях, которые завещатель сделал или якобы сделал, под угрозой применения к указанному лицу предусмотренных законом санкций.1

В числе мер защиты, которые могут быть применены к правонарушителю, в законе специально выделена одна — завещатель вправе потребовать компенсации морального вреда (например, за разглашение или распространение сведений о том, что завещатель все свое имущество завещал любовнице). Завещатель может потребовать компенсации морального вреда не только от нотариуса или иного лица, удостоверяющего завещание, но и от других лиц, перечисленных в ч. 1 ст. 1123 ГК. К указанным лицам могут быть применены и иные меры ответственности, причем не только гражданско-правовой. Например, частный нотариус может быть лишен лицензии на занятие нотариальной деятельностью, исключен из нотариальной палаты. Кроме компенсации морального вреда на него может быть также возложена обязанность возместить клиенту имущественный ущерб.2

Статья 1121 ГК закрепляет принцип свободы завещания применительно к кругу лиц, которым имущество может быть завещано.    

Правило, закрепленное в п. 1 ст. 1121 ГК, может быть выведено путем толкования п. 1 ст. 1119 ГК: если завещатель вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам, то к ним относятся лица, как входящие, так и не входящие в круг наследников по закону.

Центр тяжести сосредоточен в п. 2 ст. 1121 ГК, который предоставляет завещателю право подназначить основному наследнику запасного наследника на случай наступления предусмотренных в законе обстоятельств.

Пункт 2 ст. 1121 ГК в соответствии с принципом свободы завещания расширяет возможности завещателя подназначить наследника по сравнению с ранее действовавшим законодательством (ср. ст. 536 ГК 1964 г.). При этом, как и раньше, никто, кроме завещателя, подназначить наследника не может, поскольку само подназначение наследника может иметь место только в завещании, которое должно быть совершено завещателем лично (см. п. 3 ст. 1118 ГК).

Во-первых, в завещании наследодателя подназначенный наследник может быть назначен как наследнику по завещанию, так и наследнику по закону. Поскольку наследник по закону завещателем не назначается, термин «подназначение наследника» не вполне адекватен применительно к тем случаям, когда указанный наследник является запасным по отношению к наследнику по закону.

Во-вторых, подназначение наследника, причем не только к наследнику по завещанию, но и к наследнику по закону, может быть рассчитано не только на те случаи, когда основной наследник умрет до открытия наследства, но и на те случаи, когда он умрет в момент открытия наследства, т. е. одновременно с завещателем, либо после открытия наследства. Во всех указанных случаях к наследованию призывается подназначенный, т. е. запасной, наследник. Наследники основного наследника не призываются к наследованию ни по праву представления, если он умер до открытия наследства или в момент открытия наследства (ст. 1141—1144 и ст. 1146 ГК), ни в порядке наследственной трансмиссии, если основной наследник умер после открытия наследства, не успев его принять (ст. 1156 ГК).1

В-третьих, подназначенный наследник призывается к наследованию, когда основной наследник жив, но не примет наследство по другим причинам или откажется от него (например, в пределах срока для принятия наследства не подаст нотариусу заявления о принятии наследства или не совершит действий, свидетельствующих о фактическом принятии наследства, т. е. пропустит без уважительных причин срок для принятия наследства, или, напротив, подаст нотариусу заявление об отказе от наследства). При этом способы совершения или несовершения указанных действий, в которых выражается воля наследника, могут быть различными. Они могут быть выражены как прямым волеизъявлением, так и совершением конклюдентных действий. Необходимо, однако, чтобы как формирование воли наследника, так и выражение ее вовне происходили без каких бы то ни было дефектов (например, без давления извне, при осознании наследником последствий совершения или несовершения соответствующих действий и т. д.). 1

В-четвертых, подназначенный наследник призывается к наследованию, когда основной наследник как недостойный не будет иметь права наследовать либо будет отстранен от наследования (см. ст. 1117ГК).

<

Завещатель может подназначить наследника в расчете на одно из предусмотренных законом оснований, несколько из них или на все из них. Но если в завещании не указано, на какое основание подназначение наследника рассчитано, то подназначенный наследник призывается к наследованию, какое бы из этих оснований ни наступило, т. е. во всех случаях, когда в силу п. 2 ст. 1121 ГК подназначение может иметь место.2

При истолковании п. 2 ст. 1121 ГК может возникнуть вопрос, когда подлежит применению старый закон (ст. 536 ГК 1964 г.), а когда новый, т.е. ст. 1121 ГК. При его разрешении надлежит учитывать, что наследственное правоотношение носит длящийся характер. Возникнув при старом законе, оно может продолжать жить и при новом законе. В соответствии с общими правилами о действии закона во времени в указанных случаях новый закон применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут после введения его в действие.

Статья 1120 ГК конкретизирует принцип свободы завещания применительно к тому, что может быть завещано. Ее нужно применять с учетом того, что входит в состав наследства (ст. 1112 ГК), а также с учетом особенностей наследования отдельных видов имущества (ст. 1176—1185 ГК).

Завещатель может распорядиться на случай смерти любым имуществом, в том числе имуществом, оборотоспособность которого ограничена (ст. 1180 ГК). Однако распорядиться имуществом, изъятым из оборота, он не может, поскольку указанное имущество предметом гражданско-правовых сделок, совершаемых гражданами (а завещание относится к таким сделкам), вообще быть не может. К тому же указанное имущество, даже если оно в силу тех или иных обстоятельств и оказалось у гражданина (например, в силу возложенных на него служебных обязанностей), не является для него своим. В то же время гражданин может на случай смерти распорядиться не только наличным имуществом, но и тем, которое он может приобрести в будущем, хотя бы эта возможность и была чисто гипотетической. Обычно она выражается в бланкетной формулировке завещания: «Все мое имущество, в чем бы таковое ни выражалось и у кого бы ни находилось, завещаю такому-то или таким-то…» 1

Но она может выражаться и в указании на конкретное имущество или право, хотя бы на момент совершения завещания у гражданина ни того, ни другого не было. Например, гражданин может завещать авторское право, хотя бы никаких авторских прав на момент совершения завещания у него еще не было. Если же их не появится и к моменту смерти гражданина, то завещание в соответствующей части останется нереализованным. 2

Но каким бы имуществом гражданин ни распорядился — наличным или тем, которое приобретет в будущем, — необходимо, чтобы право на это имущество возникло у гражданина еще при его жизни.3

В силу прямого указания закона завещатель может распорядиться своим имуществом. Завещатель мог распорядиться всеми правами, которые ему принадлежали, и всеми обязанностями, которыми он был обременен, кроме тех, переход которых по наследству не допускается законом либо невозможен в силу самой природы этих прав и обязанностей (ст. 1112 ГК). Так, завещатель может распорядиться не только правом собственности на земельный участок, но и правом пожизненного наследуемого владения земельным участком (ст. 1181 ГК; п. 2 ст. 21 ЗК), правом на получение постоянной ренты (п. 2 ст. 589 ГК), правом на получение обещанного дара (п. 1 ст. 581 ГК), правом на пай, правом на акции, правами в области интеллектуальной собственности и т. д.

Завещатель может распорядиться и личными неимущественными правами, по крайней мере, в тех случаях, когда они выступают в единстве с имущественными правами, что имеет место при наследовании предприятия (ст. 132, 1178 ГК), при наследовании прав и обязанностей по договору коммерческой концессии (ст. 1027, п. 2 ст. 1038 ГК), да и при наследовании интеллектуальной собственности.1

Завещатель не может завещать своим наследникам право авторства, право на авторское имя или право на неприкосновенность произведения, хотя они и продолжают охраняться после его смерти в качестве социально значимых юридических фактов, но он вправе завещать им опубликование не изданной при его жизни рукописи.

Имущество, оставшееся вне завещательного распоряжения, подпадает под правовой режим, который установлен для имущества, наследуемого по закону.

Завещатель может выразить свою волю в отношении различных частей наследственного имущества не в одном, а в нескольких завещаниях, причем они могут быть совершены как одновременно, так и в разное время. Если они в чем-то сталкиваются друг с другом, то для того, чтобы устранить возникшее между ними несоответствие, нужно будет прибегнуть к правилам их толкования. Но это обычно приходится делать уже после открытия наследства. При этом, если воля завещателя во всех случаях не расходится с законом, приоритетное значение придается завещанию, составленному позднее (ст. 1130 ГК).

Впрочем, нотариус или иное лицо, уполномоченное на удостоверение завещания, не лишено права обратить внимание завещателя на несоответствие чювершаемых им завещаний друг другу. Однако если завещатель это несоответствие не устранит, то указанное обстоятельство не может служить основанием для отказа в удостоверении завещаний.

Статья 1122 ГК конкретизирует принцип свободы завещания применительно к тому, как завещанное имущество может быть распределено в завещании между двумя или несколькими, т. е. более чем двумя, наследниками. Если же имущество завещано только одному наследнику, то оснований для ее применения нет. Указанная норма уходит своими корнями в правило п. 1 ст. 1119 ГК о том, что завещатель вправе любым образом определить доли наследников в наследстве. Он может прямо указать в завещании, что завещает имущество назначенным им в завещании наследникам в равных долях. Но он может не определять долей наследников в завещанном имуществе и не указывать, что именно из наследства и кому из наследников предназначается. И в этом случае наследство считается завещанным наследникам в равных долях. Законодатель презюмирует, что, поскольку завещатель доли наследников в завещании имущества никак не определил, он, завещатель, желал, чтобы их доли были равными. Спор между наследниками возможен лишь в отношении того, кто из них имеет преимущественное право на получение из состава наследства той или иной вещи, однако при разрешении этого спора следует исходить из того, что доли всех наследников в наследственном имуществе в их стоимостном выражении равны.1

Если завещатель указал в завещании на части неделимой вещи, предназначенные каждому из наследников в натуре, то неизбежно возникает вопрос, какова судьба этого завещания. Ведь неделимой признается вещь, раздел которой в натуре без изменения ее назначения невозможен (ст. 133 ГК). Не говоря уже о том, что раздел неделимой вещи в натуре ведет к ее обесценению, такой раздел изменяет и назначение этой вещи.

Таким образом, раздел неделимой вещи в натуре, с какой бы стороны к нему ни подойти, в конечном счете противоречил бы как подлинной воле завещателя, так и интересам самих наследников. В то же время нельзя не считаться с тем, что воля завещателя была направлена на то, чтобы неделимая вещь перешла к назначенным им наследникам. Если бы завещание было признано недействительным со ссылкой на то, что неделимую вещь разделить в натуре нельзя, то это нарушило бы волю завещателя. Именно поэтому законодатель, не становясь на путь признания завещания недействительным, истолковал его в том смысле, что неделимая вещь должна считаться завещанной в долях, соответствующих стоимости этих частей, но завещанной лишь тем наследникам, которым части этой вещи предназначались в натуре. Порядок пользования наследниками неделимой вещью может быть установлен в соответствии с предназначенными им в завещании частями этой вещи. Например, завещатель половину скульптуры завещал одному наследнику, а двум другим по одной четверти. Распоряжение завещателя нужно истолковать в том смысле, что поскольку завещанные части неравны, то как доступ наследников к скульптуре и извлечение из нее доходов, так и несение связанных с нею затрат и обременении должны распределяться между наследниками соразмерно завещанным частям.

При согласии на то наследников указанный порядок установления долей и определения пользования неделимой вещью может быть закреплен в свидетельстве о праве на наследство. В случае же спора между наследниками их доли и порядок пользования неделимой вещью определяются судом.

 

2. ОБЩАЯ ФОРМА, ПОРЯДОК СОВЕРШЕНИЯ И ВИДЫ ЗАВЕЩАНИЯ В РОССИЙСКОМ ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ

 

2.1. Правила о форме и порядке совершения завещания

 

Завещание — акт распоряжения имуществом на случай смерти, который социально значим не только для самого завещателя, который путем его совершения как бы подводит предварительный итог прожитой жизни, но и для других лиц, в первую очередь тех, кому имущество завещано.

И общество в целом и его граждане заинтересованы в том, чтобы подлинная воля завещателя и форма ее выражения полностью соответствовали друг другу. Не менее важно, чтобы и после смерти завещателя достоверность их закрепления в соответствующем документе не вызывала сомнений. Именно поэтому действующий ГК РФ содержит развернутые правила о форме и порядке совершения завещаний. Гражданский кодекс требует, чтобы всякое завещание, независимо от того, в каких обстоятельствах оно совершается, кем удостоверяется и какого имущества касается, было облечено в письменную форму, не признавая юридической силы за устными завещаниями, т. е. завещаниями на словах. В виде общего правила предусмотрено, что завещание, составленное в письменной форме, должно быть удостоверено нотариусом или должностным лицом, которому по закону предоставлено право совершения нотариальных действий.1

Помимо нотариально удостоверенных завещаний, допускается совершение завещаний, приравниваемых к нотариально удостоверенным, а также завещательных распоряжений вкладчика своим счетом в банке. Предусмотрены также так называемые закрытые завещания и завещания в чрезвычайных обстоятельствах, причем как те, так и другие прежнему законодательству известны не были. Закрепляя завещания, приравниваемые к нотариально удостоверенным, завещательные распоряжения вкладчика своим счетом в банке и завещания в чрезвычайных обстоятельствах, законодатель детально определяет условия, при которых указанные завещания могут быть совершены, порядок и форму их совершения.

В законе регламентированы правила о форме и порядке называемые закрытые завещаний совершения с учетом специфики этих завещаний. Закрытые завещания, в отличие от всех ранее названных, удостоверению не подлежат, но нотариус обязан выдать завещателю документ, подтверждающий принятие завещания. 1

Таким образом, завещания подлежат удостоверению нотариусами и лицами, на которых в силу закона возложено совершение нотариальных действий (п. 1 ст. 1124, п. 7 ст. 1125 ГК); лицами, уполномоченными на удостоверение завещаний, приравниваемых к нотариальным (ст. 1127 ГК); служащими соответствующего банка (п. 2 ст. 1128ГК).

На завещании должны быть указаны место и дата его удостоверения. Условия, при которых удостоверению в последующем подлежит завещание, совершенное в чрезвычайных обстоятельствах, определены в ст. 1129 ГК.

Несоблюдение правил о письменной форме завещания и его удостоверении уполномоченными на то законом лицами влечет недействительность завещания, которое в этих случаях относится к числу ничтожных сделок. Завещание квалифицируется законом в качестве ничтожной сделки, хотя бы оно и было совершено в простой письменной форме, но не удостоверено уполномоченным лицом.

Исключения на сей счет сделаны лишь для закрытых завещаний (п. 4 ст. 1124 и ст. 1126 ГК) и завещаний, совершенных в чрезвычайных обстоятельствах (ст. 1129 ГК). Что же касается завещаний, совершенных на словах, то об их недействительности речи не идет, их просто нет.2

Действующий ГК РФ уделяет значительное внимание роли свидетелей в производстве по наследственным делам, возлагая на них целый ряд обязанностей. Прежде всего, на свидетелей в полной мере распространяется обязанность хранить тайну завещания, т. е. до открытия наследства не разглашать сведения о содержании, совершении, изменении или отмене завещания. Ее нарушение может повлечь применение к свидетелю предусмотренных законом способов защиты гражданских прав, в том числе и мер ответственности (абз. 2 ст. 1123 ГК).1

Далее, закон определяет круг лиц, которые не могут быть свидетелями, а также лиц, которые не могут подписывать завещание вместо завещателя. Круг этих лиц совпадает (п. 2 ст. 1124 ГК).

В случаях, прямо предусмотренных законом, присутствие свидетеля при составлении, подписании, удостоверении завещания и (или) при передаче его нотариусу или иному уполномоченному на удостоверение завещания лицу является обязательным. Случаи эти предусмотрены в пп. 3 и 4 ст. 1126, п. 2 ст. 1127, абз. 2 п. 1 ст. 1129 ГК РФ.

В остальных случаях при составлении и удостоверении завещаний свидетель может присутствовать по желанию завещателя. Если свидетель подписывает завещание наряду с завещателем (абз. 2 п. 4 ст. 1125, абз. 1 п. 2 ст. 1127 ГК), то он должен быть ознакомлен с содержанием завещания. От свидетеля нельзя требовать, чтобы он «подмахнул» завещание вслепую. Вместе с тем завещатель имеет право выбора свидетеля (свидетелей) и тогда, когда присутствие свидетеля при составлении, удостоверении завещаний или передаче их нотариусу является обязательным.

В п. 2 ст. 1124 ГК очерчен круг лиц, которые не могут быть свидетелями и не могут подписывать завещание вместо завещателя. Указанные лица не могут быть свидетелями не только тогда, когда присутствие свидетеля является обязательным, но и тогда, когда свидетель присутствует по желанию завещателя. Они не могут также и подписывать завещание по просьбе завещателя вместо самого завещателя. При этом подписание завещания вместо завещателя следует отличать от подписания завещания вместе с завещателем. В первом случае лицо, подписывающее завещание, является рукоприкладчиком (абз. 2 п. 3 ст. 1125 ГК РФ), во втором — свидетелем (абз. 2 п. 4 ст. 1126, абз. 1 п. 2 ст. 1127 ГК).

Однако ни рукоприкладчик, ни свидетель не может рассматриваться в качестве представителя завещателя, поскольку завещание должно быть совершено гражданином только лично, совершение завещания через представителя законом вообще не допускается.

Если при составлении, подписании, удостоверении завещания или при передаче его нотариусу или иному удостоверяющему завещание лицу присутствие свидетеля обязательно, то его отсутствие влечет недействительность завещания, т. е. констатацию того, что завещание является ничтожной сделкой. Если же свидетель не соответствует требованиям, установленным законом, то это может являться основанием для признания завещания недействительным как оспоримой сделки. Допустим, что присутствие свидетеля было обязательным. Свидетель присутствовал, но при составлении и удостоверении завещания не был дееспособным в полном объеме, например не достиг восемнадцати лет. Должно ли завещание, составленное и удостоверенное в присутствии такого свидетеля, квалифицироваться как ничтожная или как оспоримая сделка? Поскольку свидетель при составлении и удостоверении завещания присутствовал, то хотя он и не достиг определенного законом возраста, указанное обстоятельство может служить основанием для квалификации судом завещания недействительным как оспоримой сделки. При этом решению суда о признании завещания недействительным придается обратная сила. 1

Аналогичные положения должны применяться и при совершении закрытых завещаний, хотя они и не подлежат удостоверению, а их содержание свидетелям, которые должны присутствовать при передаче завещания нотариусу, неизвестно. Иными словами, если завещание передавалось нотариусу в присутствии лишь одного свидетеля, его следует отнести к ничтожным сделкам, а если двух свидетелей, но один из них на момент передачи завещания не был полностью дееспособен — к оспоримым сделкам.

2.2. Нотариально удостоверенные и в приравниваемые к ним завещания

 

К нотариально удостоверенным завещаниям, что явствует уже из самого их названия, относятся лишь завещания, удостоверенные нотариусом, а также завещания, удостоверенные должностными лицами органов местного самоуправления Российской Федерации и должностными лицами консульских учреждений Российской Федерации за границей, когда указанным должностным лицам законом предоставлено право совершения нотариальных действий (ст. 1125 ГК)1.

При наличии предусмотренных законом условий завещатель, который для выражения своей воли имеет право воспользоваться завещанием, приравниваемым к нотариально удостоверенному, может выразить желание для совершения завещания пригласить нотариуса, чтобы придать этой воле большую обеспеченность, быть уверенным в том, что она не будет искажена. Если имеется разумная возможность желание завещателя выполнить, то лица, которым предоставлено право удостоверить завещание, обязаны принять все меры для приглашения к завещателю нотариуса. Это желание завещатель может выразить и после того, как завещание, приравниваемое к нотариальному, совершено, хотя бы в завещании, удостоверенном нотариусом, он слово в слово повторил ранее совершенное завещание. Если же в новом завещании он прежнее завещание отменил или изменил, то наступают последствия, предусмотренные ст. 1130 ГК. Что же касается завещания в чрезвычайных обстоятельствах, то оно утрачивает силу, если завещатель в течение месяца после прекращения этих обстоятельств не воспользуется возможностью совершить завещание в какой-либо иной форме, предусмотренной ст. 1124 —1128 ГК, а значит, и в форме нотариально удостоверенного завещания. При этом завещатель не лишен права в одной из этих форм, а значит, и в форме нотариально удостоверенного завещания воспроизвести, отменить или изменить ранее составленное в чрезвычайных обстоятельствах завещание. Если же в течение указанного месячного срока завещатель ни одной из этих возможностей не воспользуется, то завещание, совершенное в чрезвычайных обстоятельствах, утрачивает силу. В тех же случаях, когда завещатель скончался до истечения указанного месячного срока, не успев переоформить завещание, наступают последствия, предусмотренные п. 3 ст. 1129 ГК.1

Наконец, завещательное распоряжение денежными средствами в банке, совершенное в банке и удостоверенное уполномоченными на то банковскими служащими, также может быть перекрыто завещанием, которое гражданин совершил позднее в одной из форм, предусмотренных ст. 1124—1127 ГК, в том числе и в форме нотариально удостоверенного завещания.

Таким образом, сфера применения ст. 1125 ГК значительно шире, чем может показаться, если при ее толковании не выходить за пределы ее буквального текста.

Нотариально удостоверить можно лишь такое завещание, которое составлено, т. е. написано, самим завещателем или записано с его слов нотариусом. При написании или записи завещания могут быть использованы технические средства. Например, завещатель может надиктовать на пишущую машинку составленный им, хотя бы и устно, текст завещания. В этом случае завещание, составленное завещателем, облечено в требуемую законом письменную форму. То же происходит и тогда, когда завещание со слов завещателя записывает нотариус, причем не обязательно от руки, но и с помощью технических средств, например, путем компьютерного набора.2

Если нотариус записал завещание со слов завещателя, то завещание до его подписания должно быть полностью прочитано завещателем в присутствии нотариуса. Если же завещатель не в состоянии лично прочитать завещание (например, вследствие неграмотности или слепоты), его текст оглашается для него нотариусом. Об этом на завещании делается соответствующая надпись с указанием причин, по которым завещатель не смог лично прочитать завещание.

Завещатель должен собственноручно подписать завещание. Если завещатель не может это сделать, например, в силу физических недостатков, тяжелой болезни или неграмотности, завещание по просьбе завещателя может быть в присутствии нотариуса подписано другим гражданином. При этом в завещании должны быть указаны причины, по которым завещатель не мог собственноручно подписать завещание, а также фамилия, имя, отчество и место жительства гражданина, подписавшего завещание по просьбе завещателя вместо него, в соответствии с документом, удостоверяющим личность этого гражданина, например, в соответствии с его паспортными данными. 1

Может случиться так, что нотариус и завещатель, чтобы понять друг друга, нуждаются в посреднических услугах, например, завещатель является глухонемым. В этих случаях приходится прибегать к помощи сурдопереводчика, который с помощью доступного для глухонемого языка жестов усваивает содержание того, что он хочет выразить в завещании, доводит это содержание с помощью обычного языка до сведения нотариуса, после чего нотариус записывает завещание, которое переводчик с помощью языка жестов «зачитывает» завещателю. Если со стороны завещателя не последует возражений, оно должно быть им подписано.2

Если же глухонемой не может сам подписать завещание (например, вследствие неграмотности или физических недостатков), то применяется изложенный выше порядок подписания завещания по просьбе завещателя другим гражданином.

При удостоверении завещания нотариус обязан разъяснить завещателю содержание ст. 1149 ГК, в силу которой свобода завещания ограничивается правилами об обязательной доле в наследстве. Поскольку эти ограничения носят общий характер и распространяются на все завещания независимо от формы и порядка их совершения, в данном случае было бы достаточно указания на сей счет в абз. 2 п. 1 ст. 1119 ГК.

Как уже отмечалось, к нотариально удостоверенным относятся также завещания, удостоверенные должностными лицами органов местного самоуправления и консульских учреждений Российской Федерации, если соответствующим должностным лицам законом предоставлено право совершения нотариальных действий. На указанные завещания, поскольку они относятся к нотариально удостоверенным, распространяются все правила ГК о форме завещания, порядке его нотариального удостоверения и тайне завещания, причем соблюдение этих правил является обязательным.1

Завещания, приравниваемые к нотариально удостоверенным завещаниям, предусматривались и ранее действовавшим законодательством, однако их регламентация сводилась к закреплению перечня этих завещаний и определению круга лиц, которые такие завещания могли совершать и удостоверять. В действующем ГК регламентация этих завещаний к этому не сводится, подчеркивается ряд особенностей, отличающих их от нотариально удостоверенных завещаний. Поэтому между нотариально удостоверенными завещаниями и завещаниями, приравниваемыми к ним, нельзя ставить знак равенства.

Сказанное подтверждается тем, что в иерархии завещаний первое место, несомненно, занимают нотариально удостоверенные завещания. Если гражданин, который может совершить завещание, приравниваемое к нотариально удостоверенному (например, как находящийся в разведочной или другой подобной экспедиции), желает все же совершить нотариально удостоверенное завещание, то ему должно быть оказано в этом, в пределах разумного, всяческое содействие (п. 4 ст. 1127 ГК).

Более высокий статус нотариально удостоверенных завещаний подтверждается также тем, что если совершено завещание, приравниваемое к нотариально удостоверенному завещанию, то лицо, удостоверившее завещание, как только для этого представится возможность, должно направить завещание нотариусу по месту жительства завещателя. Если место жительства завещателя известно, то заявление направляется нотариусу непосредственно, а если неизвестно — то через органы юстиции.

Важной гарантией для лиц, совершающих завещания, приравниваемые к нотариально удостоверенным завещаниям, является то, что при совершении таких завещаний обязательно присутствие свидетеля, который подписывает завещание наряду с завещателем. В остальном к такому завещанию применяются правила ст. 1124 и 1125 ГК, которые ранее были рассмотрены.

 

2.3. Закрытое завещание, завещательные распоряжения в банках и завещание в чрезвычайных обстоятельствах

 

В силу прямого указания закона завещатель не обязан сообщать кому-либо о содержании, совершении, об изменении или отмене завещания (п. 2 ст. 1119 ГК). Это правило подкрепляется нормой о тайне завещания, согласно которой на лиц, имеющих доступ к завещанию, возлагается обязанность держать в тайне касающиеся его сведения. 1

В то же время при совершении завещания завещатель вынужден приоткрыть скрывающую его завесу, поскольку без этого завещание не у кого было бы удостоверить, обеспечить присутствие свидетелей, даже тогда, когда их присутствие обязательно, подписание завещания другим лицо вместо завещателя или вместе с ним и т. д. Единственное исключение в этом отношении составляет закрытое завещание, при совершении которого завещатель может наглухо закрыть доступ к его содержанию всем другим лицам, в том числе и нотариусу. Именно поэтому при совершении закрытого завещания ни на кого не возлагается обязанность хранить его содержание в тайне. Закон исходит из того, что содержание закрытого завещания никому, кроме самого завещателя, не может быть известно. Конечно, завещатель может поведать кому-то о содержании закрытого завещания, но в данном случае отношения между завещателем и лицом, которому он раскрыл тайну закрытого завещания, носят настолько лично-доверительный характер, что право на них не реагирует.1

Из самой природы закрытого завещания следует, что круг лиц, которые могут его совершить, ограничен. Поскольку закрытое завещание должно быть написано и подписано завещателем собственноручно, его могут совершить только те лица, которые на это способны. Несоблюдение этих правил влечет недействительность завещания как ничтожной сделки. При совершении закрытого завещания завещатель не может прибегнуть ни к помощи рукоприкладчика, ни к помощи переводчика, поскольку при посредничестве указанных лиц завещание перестает быть закрытым. Разумеется, при этом должны соблюдаться и общие требования, которые закон предъявляет к лицам, желающим совершить завещание.

Заметим, что завещание может быть совершено только тем гражданином, который в момент совершения завещания обладает дееспособностью в полном объеме. Это требование полностью распространяется и на закрытые завещания.

Закрытое завещание в заклеенном конверте завещатель передает нотариусу в присутствии двух свидетелей, которые ставят на этом конверте свои подписи. Поскольку свидетели ставят свои подписи на заклеенном конверте, содержание завещания неизвестно не только нотариусу, но и свидетелям. После подписания свидетелями заклеенного конверта он запечатывается в их присутствии, и, надо думать, в присутствии завещателя, в другой (второй) конверт. На этом конверте нотариус делает надпись, содержащую сведения, перечисленные в абз. 1 п. 3 ст. 1126 ГК,

Принимая от завещателя конверт с закрытым завещанием, нотариус обязан разъяснить завещателю содержание п. 2 ст. 1126 и содержание ст. 1149 ГК, сделать об этом надписи на втором конверте, а также выдать завещателю документ, подтверждающий принятие закрытого завещания.

Не позднее чем через пятнадцать дней со дня представления свидетельства о смерти лица, совершившего закрытое завещание, нотариус вскрывает конверт с завещанием в присутствии не менее чем двух свидетелей и пожелавших при этом присутствовать наследников по закону. Необязательно, чтобы это были свидетели, которые в свое время поставили свои подписи на заклеенном конверте, переданном нотариусу. Это могут быть и другие свидетели, причем их число может быть и более двух. 1

Наследники по закону могут присутствовать при вскрытии конверта с закрытым завещанием независимо от очередности и оснований призвания их к наследованию. После того, как конверт с завещанием вскрыт, текст завещания сразу же оглашается нотариусом. После оглашения завещания нотариус составляет и вместе со свидетелями подписывает протокол, удостоверяющий вскрытие конверта с завещанием и содержащий полный текст завещания. Подлинник завещания хранится у нотариуса, а наследникам выдается нотариально удостоверенная копия протокола.

Копия протокола может быть выдана как наследникам, которые в соответствии с завещанием призываются к наследованию, так и наследникам, которые считают себя вправе претендовать на призвание их к наследованию по закону.

Пункт 4 ст. 1126 ГК рассчитан на нормальное развитие событий, происходящих после смерти лица, действительно совершившего закрытое завещание. Нельзя, однако, сбрасывать со счетов, что завещатель может сыграть с эвентуальными наследниками злую шутку, вложив в заклеенный конверт чистый лист бумаги либо лист, чем-то и заполненный, но не имеющий никакого отношения к завещанию. Установив указанное обстоятельство после вскрытия конверта, нотариус должен его запротоколировать, скрепив протокол своей подписью и подписями свидетелей. В этом случае призвание кого-либо к наследованию на основании закрытого завещания не может иметь место, поскольку его нет. Но если возникают сомнения в том, является ли документ, обнаруженный при вскрытии конверта, закрытым завещателем или нет, то они подлежат устранению путем толкования соответствующего документа (ст. 1132 ГК).

Статья 1128 ГК по существу воспроизвела ту модель распоряжения правами гражданина на денежные средства в банках, которая была закреплена в п. 4 ст. 153 Основ гражданского законодательства 1991 г. Суть ее сводится к следующему.

Гражданин, который внес в банк денежные средства, причем не обязательно во вклад, но и на любой другой банковский счет, может по своему усмотрению завещать права на эти средства либо в порядке, предусмотренном ст. 1124—1127 ГК, либо совершив в письменной форме завещательное распоряжение в том филиале банка, в котором находится этот счет. Такое завещательное распоряжение имеет силу нотариально удостоверенного завещания. Правила совершения завещательных распоряжений правами на денежные средства в банках утверждены в соответствии с п. 2 ст. 1128 ГК постановлением Правительства РФ от 27 мая 2002г. №351.

Права на денежные средства, находящиеся на счетах в банке, входят в состав наследства и наследуются на общих основаниях, независимо от того, завещаны ли они гражданином в порядке, предусмотренном ст. 1124—1127 ГК, или посредством совершения завещания в том учреждении банка, где эти средства находятся на счете. Они выдаются наследникам на основании свидетельства о праве на наследство и в соответствии с ним, кроме случаев, предусмотренных п. 3 ст. 1174 ГК, речь идет о средствах, необходимых для достойных похорон наследодателя — ст. 1174 ГК). При этом не имеет значения, в каком именно банке эти средства находятся на счете. Это может быть и Сбербанк либо иной коммерческий банк или Центробанк, в случаях, когда гражданин имеет право открыть счет в Центробанке.

Таким образом, правовой режим денежных средств, находящихся на счетах граждан в банках (в части распоряжения этими средствами на случай смерти), уравнен независимо от того, в каком банке находятся эти средства.

Правила ст. 1128 ГК применяются и к иным кредитным организациям (например, потребительским кредитным кооперативам), которым предоставлено право привлекать во вклады или на другие счета денежные средства граждан.

По существу данная новелла имеет значение лишь тогда, когда завещание наследодателя, завещавшего денежные средства, находящиеся на счетах в банке, сталкивается с правами наследника, имеющего право на обязательную долю (ст. 1149 ГК). В настоящее время денежные средства при определении размера обязательной доли подлежали должны учитываться независимо от того, завещаны ли они в порядке, предусмотренном ст. 1124—1128 ГК, или посредством завещания в банке. Данный вывод однозначно вытекает из содержания абз. 1 п. 1 ст. 1119 и п. 3 ст. 1128 ГК.

Правила ст. 1128 ГК подлежат применению независимо от времени открытия счета и внесения на счет соответствующих сумм, если завещательное распоряжение в банке совершено не ранее 1 марта 2002 г. Если же оно сделано ранее указанной даты, то применению подлежат правила ст. 561 ГК 1964г., хотя бы внесение соответствующих сумм на счет имело место и после 28 февраля 2002 г. Во всяком случае дробление соответствующих сумм и подчинение их различному правовому режиму в зависимости от времени внесения на счет не вытекает из смысла закона и правил совершения банковских операций.

Применяя ст. 1128 ГК, следует помнить, что согласно п. 2 ст. 34 СК совместно нажитое супругами в период брака имущество является их общим имуществом независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства. Если вклад относится к общему имуществу супругов, то наследство открывается лишь на ту часть вклада, которая принадлежала умершему супругу. Соответственно этому, завещательное распоряжение умершего вкладчика распространяется не на весь вклад, а на ту его часть, которая приходится на долю умершего. Разумеется, по условиям брачного контракта супруги могут отнести этот вклад к раздельному имуществу вкладчика, и тогда он может распорядиться в завещании всем вкладом.1

В настоящее время при наличии некоторых условиях возрастает необходимость придания силы завещаний распорядительным актам граждан в отношении своего имущества, совершенным в чрезвычайных обстоятельствах, когда над гражданином нависает реальная угроза расстаться с жизнью, но он лишен возможности облечь свою последнюю волю в ту форму, которая требуется по закону при совершении завещания при нормальном, находящемся под контролем общества ходе событий. 1

В указанных случаях гражданин может изложить последнюю волю в отношении своего имущества в простой письменной форме. Однако изложение гражданином последней воли в такой форме признается завещанием лишь при наличии ряда условий.

Во-первых, гражданин должен оказаться в положении, явно угрожающем его жизни, которое относится к чрезвычайным обстоятельствам. В переводе на юридический язык они близки к непреодолимой силе, хотя в абз. 1 п. 1 ст. 1129 ГК не назван второй признак, характеризующий непреодолимую силу — ее непредотвратимость (ср. п. 3 ст. 401 ГК). Сделано это не случайно, поскольку при определенных обстоятельствах гражданин не может быть лишен права составить завещание в простой письменной форме, хотя бы он и сам способствовал тому, что оказался в положении, явно угрожающем его жизни.

Речь идет о совершении завещания не при, а в чрезвычайных обстоятельствах. Иными словами, гражданин должен находиться не на периферии указанных обстоятельств, наблюдая за ними со стороны, а, что называется, в их эпицентре.2

Во-вторых, гражданин должен оказаться в таких чрезвычайных обстоятельствах, при которых он лишен возможности совершить завещание по правилам ст. 1124—1128 ГК.

В-третьих, завещатель должен собственноручно написать и подписать документ, из содержания которого следует, что он представляет собой завещание.

В-четвертых, это должно быть сделано в присутствии двух свидетелей, причем написанный и подписанный завещателем документ должен быть скреплен также и их подписями.

При отсутствии хотя бы одного из этих условий выражение гражданином последней воли в отношении своего имущества во всяком случае не может квалифицироваться как завещание и, по общему правилу, не имеет юридического значения.

Не менее важно проследить судьбу завещания, совершенного в чрезвычайных обстоятельствах, после того, как они отпали. Развитие событий возможно здесь в одном из двух направлений: первое, наиболее радужное: указанные обстоятельства отпали, но завещатель все же уцелел. В этом случае завещатель в течение месяца после отпадения чрезвычайных обстоятельств, в которых завещание совершено, должен перевести его в нормальный правовой режим, т. е. совершить завещание в одной из форм, предусмотренных ст. 1124—1128 ГК. Возможна и комбинация этих форм: завещатель может совершить завещание в форме, предусмотренной ст. 1125 ГК, а денежными средствами в банке распорядиться, совершив завещательное распоряжение в отношении этих средств в банке, воспользовавшись возможностью, предоставленной ему ст. 1128 ГК. Если он этого не сделает, завещание, совершенное в чрезвычайных обстоятельствах, утрачивает силу. Поэтому предоставлены завещателю п. 2 ст. 1129 ГК месячный срок следует квалифицировать как пресекательный срок.

Другое направление: завещатель все же умер. В этом случае после смерти завещателя открылось наследство. Время открытия наследства определяется по правилам ст. 1114 ГК. Соответственно начинает течь шестимесячный срок для принятия наследства. Начало течения срока определяется по правилам п. 1 ст. 1154 ГК. Чтобы завещание, совершенное в чрезвычайных обстоятельствах, подлежало исполнению, заинтересованные лица (в первую очередь наследники) должны до истечения шестимесячного срока для принятия наследства обратиться в суд с требованием о подтверждении факта совершения завещания в указанных обстоятельствах. При отсутствии спора о праве гражданском это требование рассматривается судом в порядке особого производства, а при наличии спора о праве гражданском — в порядке искового производства.

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

 

  1. Конституция Российской Федерации: Принята на всенародном референдуме 12 декабря 1993 г. // КонсультантПлюс, 2007..
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть 1 от 30 ноября 1994 г. №51-ФЗ (в ред. от 26.01.2007) // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1994. — №32. С. 3301.
  3. Гражданский кодекс РФ. Ч. 2 от 26 января 1996 г. (в ред. от 26.01.2007) // СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410.
  4. Гражданский кодекс РФ. Ч. 3 от 26 ноября 2001 г. № 146-ФЗ (в ред. от 26.01.2007) // СЗ РФ. 2001. № 49. Ст. 4552
  5. ФЗ «Основы законодательства РФ о нотариате» от 11 февраля 1993 г. № 4462-1 // ВСНД и ВС РФ. 1993. № 10. Ст. 357. (в ред. на 01.05.2007 г.)
  6. Амиров М. Наследование имущественных прав в связи с участием наследодателя в хозяйственных обществах // Законность. 2001. № 10. С. 7– 11.
  7. Ананьева Е.В. Наследование авторского права и часть третья ГК РФ // Современное право. 2002. № 9. С. 32 – 36.
  8. Братчикова Н.В. Новые правила совершения завещательных распоряжений правами на денежные средства в банках // Адвокат. 2002. № 12. С. 41 – 43.
  9. Власов Ю.Н., Калинин В.В. Наследственное право Российской Федерации. М., 2006.
  10. Грудцына Л.Ю. Влияние зарубежного опыта на реформирование наследственного права в России //Законодательство и экономика. 2002. № 10. С. 18 – 23.
  11. Грудцына Л.Ю. Наследственное право. –М.: Юрайт, 2006.
  12. Диордиева О.Н. Плюсы и минусы нового наследственного права и проблемы нотариата и суда при применении нового законодательства // Нотариус. 2002. № 3 . С. 21 – 27.
  13. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей / Под ред. В.П. Мозолина. — М: Издательская группа НОРМА-ИНФРА, 2006.
  14. Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А.Л. Маковского, Е.А. Суханова.- М: Издательская группа «Юристъ», 2007.
  15. Краюшкин И.А. Институт наследования: прошлое, настоящее, современные тенденции развития // Нотариус. 2002. № 1. С. 7 – 9.
  16. Крылова З. Новеллы наследственного права в части третьей ГК РФ // Российская юстиция. 2002. № 3. С. 10 – 12.
  17. Мананников О.В. Наследование по завещанию и недействительность завещания // Нотариус. 2003. № 1 . С. 21 – 23.
  18. Пыхтин С. Действие во времени норм о наследовании // Законность. 2002. № 2. С. 14– 16.
  19. Телюкина М.В. Наследственное право. Комментарий ГК РФ. Учебно-практическое пособие. М., 2002.
  20. Цымбаренко А.Г. Завещания, приравниваемые к нотариально удостоверенным, — что изменилось? // Нотариальный вестник. 2003. № 1 . С. 41 – 42.
  21. Ярошенко К. Новое законодательство о наследовании // Хозяйство и право. № 2-3. 2002. С. 8– 10.
<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.01MB/0.00046 sec

WordPress: 22.45MB | MySQL:123 | 1,495sec