Наследственное право

<

031314 0418 1 Наследственное право

1. ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ НАСЛЕДСТВЕННОГО ПРАВА

 

1.1. Источники наследственного права

 

Под наследованием следует понимать переход прав и обязанностей умершего лица — наследодателя к его наследникам в соответствии с нормами наследственного права. Конкретизируя понятие наследования, сразу же подчеркнем два обстоятельства: во-первых, права и обязанности наследодателя переходят к наследникам в порядке универсального правопреемства, т. е. в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент, если из правил ГК не вытекает иное; во-вторых, к наследникам переходят все права и обязанности наследодателя, кроме тех, переход которых в порядке наследования не допускается ГК и другими законами либо противоречит самой природе этих прав и обязанностей [12, C. 161].

Законодательство о наследовании можно определить как систему правовых актов и включенных в эти акты норм и иных правовых положений, которые регулируют отношения по наследованию, т. е. отношения, возникающие в связи с открытием наследства, осуществлением, оформлением и охраной наследственных прав.

Законодательство о наследовании носит комплексный характер. В этом законодательстве наиболее высок удельный вес норм гражданского права. В тоже время следует отметить наличие в нем норм иной отраслевой принадлежности. Таковы нормы земельного, финансового, процессуального и ряда других отраслей законодательства и права. Сфера действия законодательства о наследовании несколько шире, нежели наследственного права. Видимо, не случайно соответствующий раздел во всех общих гражданско-правовых актах кодификационного типа (начиная с ГК РСФСР 1922 г.) называется «Наследственное право».

Конституция РФ 1993 г. в отношении наследования ограничивается предельно кратким положением: право наследования гарантируется (ч. 4 ст. 35 Конституции РФ). Указанное положение помещено в норме, закрепляющей на конституционном уровне право частной собственности, что подчеркивает неразрывную связь права наследования с правом частной собственности граждан. Разумеется, приведенное выше положение Конституции РФ о праве наследования не является нормой прямого действия. Его конкретизация происходит на уровне отраслевого законодательства, в первую очередь гражданского, в котором определены основания, условия и порядок наследования.

Конституция РФ относит гражданское законодательство к исключительному ведению Российской Федерации. То же положение закреплено в ст. 3 ГК РФ. Из этого следует, что законодательство о наследовании в той части, в какой оно состоит из гражданско-правовых норм, относится к исключительному ведению Российской Федерации. Входящие же в состав законодательства о наследовании нормы иной отраслевой принадлежности могут устанавливаться не только на федеральном уровне, но и на уровне субъектов Российской Федерации [11, C. 351].

В настоящее время основным источником правового регулирования отношений по наследованию является раздел V «Наследственное право» части третьей ГК [3], введенной в действие с 1 марта 2002 г., а также Закон о введении ее в действие.

В числе источников правового регулирования отношений по наследованию могут быть названы как первая, так и вторая части ГК. Не говоря уже о том, что в ГК закреплены основные принципы регулирования отношений, составляющих предмет гражданского права, а следовательно, и подавляющей части отношений по наследованию, в нем можно найти немало норм, прямо относящихся к наследованию. Таковы в части первой ГК РФ: п. 2 ст. 78; п. 6 ст. 93; п. 4 ст. 111; абз. 2 п. 1 ст. 216; абз. 2 п. 2 ст. 218; абз. 1 п. 2 ст. 256; ст. 265, 266; п. 4 ст. 274; в части второй ГК: п. 3 ст. 572; п. 1 ст. 578, ст. 581; п. 6 ст. 582; п. 2 ст. 589; ст. 617, 700, 701; п. 2 ст. 934; ст. 979; ст. 1026; п. 2 ст. 1038; абз. 4 п. 1 ст. 1050 ГК РФ [3.

Ряд норм, относящихся к наследованию, включены в Семейный кодекс РФ (см. ст. 36 и п. 3 ст. 60 СК), а также в Земельный кодекс РФ (см. п. 2 ст. 5, ст. 21, п. 10 ст. 22, подп. 1 п. 2 ст. 40, ст. 45; п. 3 ст. 53; п. 1 и 2 ст. 54; п. 2 ст. 57; ст. 62, 63) .

Значительный блок норм наследственного права представлен в законах об интеллектуальной собственности (Закон РФ «Об авторском праве и смежных правах», п. 2 ст. 17, ст. 27, 29, 43; Закон РФ «О правовой охране программ для ЭВМ и баз данных», п. 2 ст. 11; Патентный закон РФ, п. 6 ст. 10; Закон РФ «О правовой охране топологий интегральных микросхем», п. 2 ст. 6).

Важное место в регулировании отношений по наследованию отводится законодательству о нотариате. Здесь в первую очередь следует назвать Основы законодательства РФ о нотариате. К этому же блоку нормативных актов могут быть отнесены Закон РФ «О государственной пошлине» от 9 декабря 1991 г, (с последующими изменениями) и инструкция Госналогслужбы по его применению. Наконец, в числе актов, имеющих прямое отношение к наследованию, следует назвать Закон РФ «О налоге с имущества, переходящего в порядке наследования или дарения» от 12 декабря 1991 г. (с последующими изменениями) и инструкцию Госналогслужбы по его применению, Налоговый кодекс РФ.

Нормы законов и иных правовых актов, относящихся к наследованию, подлежат применению с учетом того, что приоритетное значение в числе гражданско-правовых норм, регулирующих отношения в области наследования, имеют нормы ГК (см. п. 2 ст. 3 ГК). Поэтому при столкновении указанных норм с нормами ГК надлежит руководствоваться нормами ГК РФ. Это положение полностью распространяется на нормы ГК РФ, сосредоточенные в разделе V «Наследственное право». В частности, при столкновении норм законов о хозяйственных товариществах и обществах, производственных и потребительских кооперативах, об интеллектуальной собственности с нормами ГК, в том числе регламентирующими наследование отдельных видов имущества, приоритетное значение надлежит придавать нормам ГК [3].

Важное значение для применения норм законодательства о наследовании в соответствии с их подлинным смыслом, а иногда и для решения вопроса, действуют ли указанные нормы или нет, и если действуют, то в каких пределах, имеют постановления Конституционного Суда РФ, постановления Пленума Верховного Суда РФ, постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ, а иногда и совместные постановления Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ. Отметим важнейшие из них.

Из числа постановлений Пленума Верховного Суда РФ следует в первую очередь назвать постановления «О некоторых вопросах, возникающих в практике судов по делам о наследовании» от 23 апреля 1991 г. № 2 (с последующими изменениями); «О некоторых вопросах применения судами Закона РФ «О приватизации жилищного фонда в РФ» от 24 августа 1993 г. № 8 (с последующими изменениями).

Из совместных постановлений Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ упомянем постановление «О некоторых вопросах применения Закона «Об акционерных обществах» от 2 апреля 1997 г. № 4/8 (см. п. 7).

Не утратили значения и постановления Пленума Верховного Суда СССР. В их числе постановления «О судебной практике по делам о наследовании» от 1 июля 1966 г. № 66; «О судебной практике по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение» от 21 июня 1985 г. № 97; «О практике применения судами законодательства при рассмотрении дел по спорам между гражданами и жилищно-строительными кооперативами» от 11 октября 1991 г, № 11.

Совершенно очевидно, что постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ (как раздельные, так и совместные) по мере совершенствования и обновления действующего законодательства сами нуждаются в изменениях и дополнениях. С учетом реформы наследственного права, получившей закрепление в части третьей ГК [3], особенно это относится к тем из них, в которых даны разъяснения по части применения норм законодательства о наследовании. Нужно помнить, что эти разъяснения были сформулированы на основе законодательства, которое на момент принятия соответствующих разъяснений действовало, но которое ныне в значительной своей части утратило силу. Понятно, что этими разъяснениями можно руководствоваться лишь тогда, когда они не вступают в противоречие с нормами законов и иных правовых актов (в первую очередь с нормами ГК) и могут служить ориентиром в их правильном применении.

1.2. Понятие открытия наследства

 

При наследовании имеет место универсальное правопреемство, т. е. преемство во всех правах и обязанностях наследодателя за изъятиями, о которых говорилось выше.

К числу оснований наследства таковых издавна относятся завещание и закон. Отметим, что основания наследования нельзя жестко противопоставлять друг другу. В то же время встречаются пограничные случаи, когда часть наследства переходит к наследникам по завещанию, а другая — к наследникам по закону, нужно помнить, что наследование непосредственно из закона никогда не возникает. Для наследования не только по завещанию, но и по закону необходим целый набор предусмотренных законом юридических фактов. Для наследования по закону необходимы, по крайней мере, два: во-первых, лицо, призываемое к наследованию, должно входить в круг наследников по закону; во-вторых, должно произойти открытие наследства. При наследовании же по завещанию лицо, призываемое к наследованию, определяет в своем завещании наследодатель. Независимо от того, есть завещание или нет и, если есть, то каково его содержание, наследование во всех случаях возникает лишь при наличии предусмотренных в законе юридических фактов. И с этой точки зрения наследование — ни по закону, ни по завещанию — непосредственно из закона никогда не возникает [24, C. 10].

Центральным в наследственном праве является понятие наследства. Объяснение тому лежит на поверхности — если нет наследства, то и наследовать нечего.

Под наследством следует понимать то, что после смерти наследодателя переходит к его наследникам в порядке наследственного правопреемства. Иными словами, для раскрытия содержания понятия «наследство» необходимо ответить на вопрос, что переходит к наследникам и как переходит. При определении границ самого понятия наследства отправными должны служить следующие положения [12, C. 162].

Во-первых, в состав наследства могут входить лишь те права и обязанности, носителем которых при жизни был сам наследодатель. В-третьих, переход по наследству ряда прав и обязанностей, принадлежавших наследодателю при жизни и способных переходить по наследству, может быть исключен или ограничен в силу прямого указания закона, причем позиция законодателя в этом вопросе может претерпевать изменения. В-четвертых, по наследству могут переходить права и обязанности не только с имущественным, но и с неимущественным содержанием [24, C. 11].

Наследство открывается со смертью гражданина. К смерти гражданина по правовым последствиям приравнивается объявление судом безвестно отсутствующего гражданина умершим (ст. 45 ГК РФ), а также установление судом факта смерти гражданина (подп. 8 п. 2 ст. 264 ГПК РФ [1]).

Днем открытия наследства является день смерти гражданина. Если гражданин объявлен умершим как безвестно отсутствующий, то днем открытия наследства считается день вступления в законную силу решения суда об объявлении гражданина умершим. Когда же в соответствии с п. 3 ст. 45 ГК днем смерти гражданина признан день его предполагаемой гибели, то днем открытия наследства считается день смерти, указанный в решении суда. Однако в этом случае шестимесячный срок для принятия наследства начинает течь не с указанного дня предполагаемой гибели гражданина, а опять-таки со дня вступления в законную силу решения суда об объявлении гражданина умершим (см. абз. 2 п. 1 ст. 1154 ГК [3]).

В тех случаях, когда суд в порядке подп. 8 п. 2 ст. 264 ГПК [1] устанавливает факт смерти гражданина, днем открытия наследства должен считаться день этой смерти, указанный в решении суда.

Граждане, умершие в один и тот же день, хотя бы и в разное время суток (так называемые commorientes, т. е. умирающие одновременно), считаются в целях наследственного правопреемства умершими одновременно и не наследуют друг после друга. При этом к наследованию призываются наследники каждого из них [25, C. 21].

Обратим внимание, прежде всего, на то, что к коммориентам нельзя относить лиц, смерть которых при исчислении времени в различных часовых поясах наступила в разные сутки.

Местом открытия наследства является последнее место жительства наследодателя. Согласно абз. 2 п. 1115 ГК РФ [3] если последнее место жительства наследодателя, обладавшего имуществом на территории Российской Федерации, неизвестно или находится за ее пределами, местом открытия наследства в РФ признается место нахождения такого наследственного имущества. Если оно находится в разных местах, местом открытия наследства является место нахождения входящих в его состав недвижимого имущества или его наиболее ценной части, а при отсутствии недвижимого имущества — место нахождения движимого имущества или его наиболее ценной части. Ценность имущества определяется по его рыночной стоимости.

 

1.3. Наследники

 

Одними из центральных фигур в наследственном праве является наследодатель и наследники. «Субъектами наследственного правоотношения являются наследодатель и наследники» [23, C. 7].

Наследодателем может выступать только физическое лицо, будь то гражданин Российской Федерации, иностранец или апатрид (лицо без гражданства). Ни одна социальная общность независимо от того, является ли она юридическим лицом или нет, наследодателем не может быть.

Круг наследников по завещанию определяет завещание, круг наследников по закону — закон. Отметим, прежде всего, что если наследодателем может быть только физическое лицо, то наследниками могут быть как физические лица, так и юридические лица, Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования, иностранные государства и международные организации. Иными словами, круг наследников значительно шире, чем круг наследодателей. При этом социальные образования признаются наследниками, если они существуют на момент открытия наследства [22, C. 589].

При наследовании как по завещании, так и по закону наследниками могут быть граждане, находящиеся в живых к моменту смерти наследодателя. Кроме того, к наследованию как по завещанию, так и по закону могут призываться зачатые при жизни наследодателя и родившиеся живыми после открытия наследства. Граждане, зачатые при жизни наследодателя и родившиеся живыми после открытия наследства, могут призываться к наследованию не только по завещанию, но и по закону, хотя бы они и не были детьми наследодателя [18, C. 97].

Таким образом, закон допускает призвание к наследованию не только граждан, находящихся в живых к моменту открытия наследства, но и тех, кто были зачаты при жизни наследодателя и родились живыми после открытия наследства, т. е. уже после смерти наследодателя. Лицо, интересы которого подлежат охране еще до рождения, называется nasciturus, т. е. еще не родившийся. Охрана интересов такого лица предусмотрена п. 3 ст. 11163 и ст. 1166 ГК [3]. В то же время неродившийся ребенок не признается субъектом права.

К наследованию по завещанию могут призываться указанные в завещании юридические лица, существующие на день открытия наследства, а также Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования, иностранные государства и международные организации. Кроме того, Российская Федерация может призываться и к наследованию по закону в соответствии со ст. 1151 ГК [3]. В данном случае речь идет о наследовании Российской Федерацией так называемого выморочного имущества (см. ст. 1151 ГК [3]).

В соответствии с принципом свободы завещания наследодатель, по общему правилу, может сам не допустить к наследованию неугодных ему наследников по закону, сделав это прямо или косвенно [34, C. 8].

Правила, закрепленные в ст. 1117 ГК [3], как раз и призваны к тому, чтобы предотвратить переход наследства к наследникам, которых закон именует недостойными.

В числе недостойных наследников закон различает граждан, которые не имеют права наследовать, и граждан, которые отстраняются судом от наследования по требованию заинтересованного лица.

Граждане, которые не имеют права наследовать ни по закону, ни по завещанию, перечислены в абз. 1 п. 1 ст. 1117 ГК РФ [3]. К ним относятся граждане, которые своими умышленными противоправными действиями, направленными против наследодателя, кого-либо из его наследников или против осуществления последней воли наследодателя, выраженной в завещании, способствовали или пытались способствовать призванию их самих или других лиц к наследованию либо увеличению причитающейся им или другим лицам доли наследства, если эти обстоятельства подтверждены в судебном порядке.

Для того чтобы лица, указанные в п. 1 ст. 1117 ГК [3], не могли наследовать ни по закону, ни по завещанию, необходимо наличие целого ряда условий. Во-первых, их действия должны быть умышленными противоправными действиями. Во-вторых, умышленное противоправное поведение может быть направлено не только против самого наследодателя, но и против кого-либо из его наследников (например, его избивают или путем унижений доводят до самоубийства). В-третьих, умышленное противоправное поведение может быть направлено на то, чтобы добиться призвания к наследованию каких-либо других лиц, но необязательно самого лица, поведение которого является таковым. В-четвертых, указанные обстоятельства, которые выражены в умышленном противоправном поведении недостойного наследника, должны быть подтверждены судом в порядке либо уголовного судопроизводства (например, в приговоре суда, вступившем в законную силу), либо гражданского судопроизводства (например, в решении суда о признании завещания недействительным). Указанные обстоятельства могут быть подтверждены судом как до открытия наследства (например, наследник, покушавшийся на жизнь наследодателя, осужден по приговору суда), так и после открытия наследства [23, C. 8].

Абзац 1 п. 1 ст. 1117 ГК [3] содержит правило, в известной мере смягчающее положение граждан, которые как недостойные наследники не имеют права наследовать ни по закону, ни по завещанию. Суть его сводится к тому, что граждане, которым наследодатель после утраты ими права наследования завещал имущество, могут его унаследовать.

Согласно абз. 2 п. 1 ст. 1117 ГК [3] не наследуют по закону родители после детей, в отношении которых они лишены родительских прав и не восстановлены в этих правах ко времени открытия наследства. Лишение родительских прав, как и восстановление в них, происходит по суду (см. абз. 1 п. 1 ст. 70 и п. 1 ст. 72 СК РФ). Родители не наследуют после таких детей только по закону. Дети, в отношении которых родители лишены родительских прав, могут в соответствии с абз. 1 п. 1 ст. 1119 ГК на общих основаниях завещать им наследственное имущество.

В п. 2 ст. 1117 ГК [3] говорится уже о другой категории недостойных наследников, а именно о гражданах, которые злостно уклонялись от лежавших на них в силу закона обязанностей по содержанию наследодателя. По требованию заинтересованного лица они отстраняются судом от наследования.

Правила о недостойных наследниках распространяются на наследников, имеющих право на обязательную долю в наследстве. При наличии условий, предусмотренных в ст. 1117 ГК [3], они также не имеют права наследовать либо могут быть отстранены от наследования по требованию заинтересованного лица.

Правила п. 1 ст. 1117 ГК [3] распространяются на лиц, призываемых к наследованию по праву представления. Потомки умершего до открытия наследства или одновременно с наследодателем наследника, который в соответствии с п. 1 ст. 1117 ГК [3] не имел бы права наследовать как недостойный наследник, к наследованию по праву представления не призываются (см. ст. 1146 ГК). В то же время если бы сам умерший наследник мог бы быть отстранен от наследования в порядке п. 2 ст. 1117 ГК [3], то это не препятствует призванию к наследованию по праву представления его потомков.

Правила ст. 1117 ГК [3] применяются и к завещательному отказу. Иными словами, отказополучатель также может быть лишен права на завещательный отказ как недостойный. Если предметом завещательного отказа было выполнение для недостойного отказополучателя определенной работы или оказание ему услуги, отказополучатель обязан возместить наследнику, исполнившему завещательный отказ, стоимость выполненной работы или оказанной услуги.

II. НАСЛЕДОВАНИЕ ПО ЗАКОНУ

 

2.1. Общий порядок наследования по закону

 

Прежде всего, крайне важно подчеркнуть, что как при наследовании по завещанию, так и при наследовании по закону наследование имеет место лишь при наличии всего набора необходимых для этого юридических факторов. Непосредственно из закона ни наследования по завещанию, ни наследования по закону не может быть. Не случайно речь идет не о наследовании из закона, а о наследовании по закону, т. е. в соответствии с ним. Разумеется, в соответствии с законом происходит и наследование по завещанию. Поэтому если ограничиться чисто терминологической стороной дела, то различие между наследованием по завещанию и наследованием по закону носит в известной мере условный характер [16, C. 401]. Совсем иначе, если оценивать это различие по существу. С этих позиций различие между наследованием по завещанию и наследованием по закону имеет существенное значение и состоит главным образом в том, что наследование по завещанию осуществляется в соответствии с волей завещателя, которая не должна противоречить закону, а наследование по закону, поскольку воля завещателя не выражена либо ей не придается юридического значения, — лишь в соответствии с волей самого закона. При этом устанавливая те или иные правила, касающиеся наследования и призванные восполнить отсутствие воли наследодателя, законодатель обычно исходит из вполне разумного предположения, что если бы наследодатель сам выразил свою волю, он выразил бы ее точно так же, как и закон [18, C. 97].

Сохранив очередность призвания наследников по закону к наследованию, новый ГК РФ довел число этих очередей до восьми,

Ранее, к первой очереди были отнесены дети (в том числе усыновленные), супруг и родители (усыновители) умершего, а также ребенок умершего, родившийся после его смерти; ко второй очереди — братья и сестры умершего, его дед и бабка как со стороны отца, так и со стороны матери; к третьей очереди — братья и сестры родителей умершего (дяди и тети наследодателя); к четвертой очереди — прадеды и прабабки умершего как со стороны деда, так и со стороны бабки [23, C. 9].

Новый ГК, сохранив по существу без изменений четыре очереди наследников по закону, предусмотренных ранее действовавшим законодательством, добавил к ним еще четыре (см. ст. 1145 и п. 3 ст. 1148 ГК РФ [3] ).

Новый ГК сохранил принцип призвания наследников по закону к наследованию, который был закреплен и ранее действовавшим законодательством: наследники каждой последующей очереди наследуют, если нет наследников предшествующих очередей. Вслед за этим разъясняется, что следует понимать под указанием закона: если нет наследников предшествующих очередей [24, C. 8]. Их нет, если наследники предшествующих очередей отсутствуют, либо никто из них не имеет права наследовать, либо все они отстранены от наследования как недостойные наследники (ст. 1117 ГК), либо лишены наследства (п. 1 ст. 1119 ГК), либо никто из них не принял наследство, либо они отказались от наследства.

В случае призвания к наследованию нетрудоспособных иждивенцев наследодателя положение, согласно которому наследники по закону призываются к наследованию в порядке очередности, должно применяться с известными оговорками [24, C. 9]. Дело в том, что нетрудоспособные иждивенцы наследодателя призываются к наследованию вместе с той очередью наследников по закону, которая призвана к наследованию, и с этой точки зрения находятся как бы вне очередей. И лишь тогда, когда других наследников по закону, кроме них самих, нет, они призываются к наследованию самостоятельно, в качестве наследников восьмой очереди (см. ст. 1148 ГК РФ [3]).

Наследники одной очереди наследуют в равных долях, кроме наследников, наследующих по праву представления, между которыми делится поровну доля того наследника, которого они замещают (см. ст. 1146 ГК РФ [3]). Наследование по праву представления ограничивается наследниками по третью очередь включительно.

Таким образом, что на протяжении небольшого отрезка времени число очередей наследников по закону возросло вначале с двух до четырех, а затем с четырех до восьми. Неизбежно возникает вопрос, к каким наследствам правила закона о расширении круга наследников по закону подлежат применению, а к каким — не подлежат.

 

2.2. Наследники очередей

 

Согласно п. 1 ст. 1142 ГК РФ [3] наследниками первой очереди по закону являются дети, супруг и родители наследодателя. В этом перечне прямо не указаны усыновленные и усыновители наследодателя, а также ребенок наследодателя, родившийся после его смерти. Объясняется это тем, что в абз. 1 п. 1 ст. 1116 ГК в числе лиц, которые могут призываться к наследованию, названы зачатые при жизни наследодателя и родившиеся живыми после открытия наследства. К ним относится и ребенок наследодателя, родившийся после его смерти. Что же касается усыновленных и усыновителей наследодателя, то в ст. 1147 ГК [3] прямо сказано, что при наследовании по закону усыновленный и его потомство, с одной стороны, и усыновители и его родственники — с другой, приравниваются к родственникам по происхождению (кровным родственникам). Из этого следует, что наследственные права усыновленных и усыновителей наследодателя при наследовании по закону приравниваются к наследственным правам его детей и родителей, а потому специальное указание на усыновленных и усыновителей наследодателя в перечне п. 1 ст. 1142 ГК [ ].законодатель счел излишним.

Таким образом, перечень наследников по закону первой очереди или, как не вполне удачно говорится в части третьей ГК, перечень наследников первой очереди по закону (можно подумать, что наследники по завещанию не наследуют в соответствии с законом, а следовательно, по закону), в п. 1 ст. 1142 ГК и в абз. 2 ст. 532 ГК 1964 г. совпадает.

Права пережившего супруга закреплены в ст. 1150 ГК [3]. Она определяет судьбу общей совместной собственности супругов в случае смерти одного из них. Ее действие не распространяется на имущество супругов, в отношении которого установлен режим долевой или раздельной собственности.

Переживший супруг наследодателя может быть призван к наследованию как по завещанию, так и по закону. В силу принципа свободы завещания переживший супруг может быть наследником по завещанию (см. п. 1 ст. 1119 ГК [3]), а в п. 1 ст. 1142 ГК он назван в числе наследников по закону первой очереди. В то же время, применяя эти положения, необходимо учитывать, во-первых, то, что по наследству после смерти наследодателя может перейти только то имущество, которое принадлежало ему на день открытия наследства (см. абз. 1 ст. 1112 ГК [3]), и, во-вторых, то, что призвание пережившего супруга после смерти другого супруга к наследованию, независимо от того, призван ли он к наследованию по завещанию или по закону, никак не умаляет его права на часть имущества, нажитого во время брака с наследодателем и являвшегося до смерти наследодателя их общей совместной собственностью. Эта часть имущества не входит в состав наследства, открывшегося после смерти одного из супругов, она не переходит к пережившему супругу как к наследнику, и принадлежит ему как до, так и после открытия наследства в виде доли в праве общей совместной собственности.

Основанием призвания к наследованию детей и родителей является происхождение детей, удостоверенное в установленном законом порядке (ст. 47 СК). Условия и порядок установления происхождения детей определены в гл. 10 СК РФ. Наследственные права детей, родившихся в браке, признанном недействительным, или в течение трехсот дней со дня признания брака недействительным, приравниваются к правам детей, родившихся в действительном браке (п. 3 ст. 30 и п. 2 ст. 48 СК). Наследственные права усыновленных и усыновителей, как уже отмечалось, приравниваются к наследственным правам детей и родителей (ст. 1147 ГК [3]).

При наследовании по праву представления к наследованию по закону призываются прямые нисходящие наследника, который был бы призван к наследованию, если бы был жив ко времени открытия наследства (см. ст. 1146 ГК [3]).

<

В силу п. 2 ст. 1142 внуки наследодателя и их потомки (правнуки, праправнуки) наследуют по праву представления. Потомки усыновленного, который умер раньше, чем усыновитель, после смерти усыновителя призываются к наследованию по праву представления на тех же основаниях, что и внуки наследодателя и их потомки [25, C. 21].

В силу п. 1 ст. 1143 ГК [3], если нет наследников первой очереди, наследниками второй очереди по закону являются полнородные и неполнородные братья и сестры наследодателя, его дедушка и бабушка как со стороны отца, так и со стороны матери. Статья 1143 ГК конкретизация важна не столько сама по себе, сколько потому, что она исключает отнесение к наследникам по закону второй очереди сводных братьев и сестер, у которых разными являются как отец, так и мать, а также братьев и сестер более отдаленной степени родства, например двоюродных братьев и сестер [25, C. 21.

В то же время, дети полнородных и неполнородных братьев и сестер наследодателя (племянники и племянницы наследодателя) — наследуют по праву представления. В связи с наличием в п. 1 ст. 1146 ГК прямой ссылки на п. 2 ст. 1143 племянники и племянницы наследуют по праву представления в соответствии с общими правилами о наследовании по праву представления, закрепленными в ст. 1146 ГК.

В ст. 1144 ГК РФ закреплены наследники по закону третьей очереди: в п. 1 ст. 1144 ГК перечислены наследники третьей очереди, которые призываются к наследованию на общих основаниях, а в п. 2 ст. 1144 ГК [3]— наследники третьей очереди, которые призываются к наследованию по праву представления.

К наследникам по закону третьей очереди отнесены как полнородные, так и неполнородные братья и сестры родителей наследодателя, т. е. достаточно, чтобы у родителей наследодателя с их братом или сестрой был один общий родитель. Двоюродные братья и сестры наследодателя призываются к наследованию по праву представления независимо от того, являются ли они детьми полнородных или неполнородных братьев и сестер родителей наследодателя.

Продолжая линию на увеличение количества очередей наследников по закону, ст. 1145 [3] закрепляет последующие очереди — с четвертой по седьмую включительно. Круг лиц, которые призываются к наследованию по праву представления, замыкается теми, которые перечислены в п. 2 ст. 1142, п. 2 ст. 1143 и п. 2 ст. 1144 ГК РФ [3].

В п. 1 ст. 1145 ГК законодатель, опираясь на общее положение абз. 2 п. 1 ст. 1141 ГК [3], согласно которому наследники каждой последующей очереди наследуют, если нет наследников предшествующих очередей, устанавливает, что родственники наследодателя третьей, четвертой и пятой степени родства получают право наследовать по закону, если нет наследников первой, второй и третьей очереди. Соответственно этому родственники наследодателя третьей степени родства призываются к наследованию в четвертой очереди, четвертой степени родства — в пятой очереди, в пятой степени родства — в шестой очереди.

Степень родства определяется числом рождений, отделяющих родственников одного от другого. Рождение самого наследодателя в это число не входит. Так, прадедушки и прабабушки являются родственниками третьей степени родства и, соответственно, отнесены к наследникам четвертой очереди. От наследодателя они отделены тремя рождениями: его родителей, его дедушек и бабушек и, наконец, рождением самих прадедушек и прабабушек. Рождение же самого наследодателя в это число не входит.

Указание на степень родства при определении той очереди наследников по закону, в составе которой родственник наследодателя призывается а наследованию, полезно, поскольку в миру граждане нередко сбиваются со счетов при установлении степени родства и приписывают себе родственные связи, в которых не самом деле не состоят.

В зависимости от степени родства определены не только наследники четвертой степени (об этом уже шла речь), но также пятой и шестой очередей. Это двоюродные внуки и внучки, двоюродные дедушки и бабушки наследодателя (наследники пятой очереди); двоюродные правнуки и правнучки, двоюродные племянники и племянницы, двоюродные дяди и тети наследодателя (наследники шестой очереди).

Если нет наследников предшествующих очередей, т. е. с первой по шестую, то к наследованию в качестве наследников по закону седьмой очереди призываются пасынки, падчерицы, отчим и мачеха наследодателя. При этом указанные лица призываются к наследованию независимо от того, были ли они связаны с наследодателем алиментными обязательствами или нет. Напомним, что по действующему семейному законодательству при определенных условиях могут возникнуть обязанности пасынков и падчериц по алиментированию воспитывавших и содержавших их отчима или мачехи (ст. 97 СК РФ). Пасынки и подчерицы в качестве наследников седьмой очереди призываются к наследованию после смерти отчима или мачехи независимо от того, обязаны ли они были их содержать, если только они не имеют права наследовать как недостойные наследники, в частности, не отстраняются от наследования по основаниям, предусмотренным п. 2 ст. 1117 ГК РФ [3].

 

2.3. Иные способы наследства

 

Рассмотрим наследование по праву представления. В жизни нередки случаи, когда наследник по закону, который был бы призван к наследованию, если бы он был жив в день открытия наследства, умирает раньше наследодателя либо одновременно с ним. Неизменно возникает вопрос, какова судьба наследственного имущества или его части, которая причиталась бы этому наследнику. В соответствии с принципом свободы завещания наследодатель может в завещании распорядиться указанным имуществом по своему усмотрению так, как если бы этого наследника и вовсе не было, хотя это и не всегда возможно (например, когда наследодатель и наследник умирают одновременно). Некоторые завещательные распоряжения завещателя в отношении умершего наследника, сделанные еще до его смерти, сохраняют силу. Так, если завещатель еще до смерти наследника лишил его в завещании наследства, то после смерти наследника он не обязан это распоряжение подтверждать, оно и так имеет юридическую силу, если не будет завещателем отменено или изменено. И все же в результате смерти наследника до открытия наследства или одновременно с наследодателем может возникнуть целый ряд вопросов, которые нуждаются в специальном правовом урегулировании. Ответ если не на все, то по крайней мере на часть из них и дан в ст. 1146 ГК РФ [3].

Если наследник по закону умирает до открытия наследства или одновременно с наследодателем, его доля в наследстве по праву представления переходит к его потомкам в случаях, предусмотренных п. 2 ст. 1142, п. 2 ст. 1143 и п. 2 ст. 1144 ГК [3]. Иными словами, наследуют по праву представления внуки наследодателя и их потомки; племянники и племянницы наследодателя; двоюродные братья и сестры наследодателя. Они наследуют ту долю в наследстве, которая причиталась бы их умершему родителю, причем она делится между ними поровну. В отношении лиц, которые наследуют по праву представления, сохраняется очередность их призвания к наследованию [25, C. 22].

Хотя круг лиц, которые могут наследовать по праву представления, теперь и расширен (за счет включения в него не только внуков наследодателя и их потомков, как было раньше, но также племянников и племянниц наследодателя, двоюродных братьев и сестер наследодателя), он все же достаточно узок. При этом к наследованию по праву представления в порядке очередности могут быть призваны только сами племянники и племянницы наследодателя, сами двоюродные братья и сестры наследодателя, но не их потомки. Граждане, которые наследуют по праву представления, не имеют права на обязательную долю, поскольку круг лиц, имеющих на нее право, определен в законе исчерпывающим образом (см. ст. 1149 ГК РФ [3]).

Наследование по праву представления при наличии предусмотренных в законе условий возможно и тогда, когда наследник умирает не только до открытия наследства, но и одновременно с наследодателем, т. е. и тогда, когда наследодатель и наследник являются коммориентами (см. ст. 1114 ГК РФ).

Потомки наследника по закону, лишенного наследодателем наследства, по праву представления не наследуют. Наследодатель может в завещании лишить наследства и потомков наследника по закону, дабы предотвратить переход наследства к нежелательным для него лицам [25, C. 12].

Не наследуют по праву представления потомки наследника, который, если бы он был жив, не имел бы права наследовать в соответствии с п. 1 ст. 1117 ГК РФ. Кроме того, и он сам как недостойный наследник может оказаться лицом, не имеющим права наследовать или отстраненным от наследования. Таким образом, правила ст. 1117 ГК [3] о недостойных наследниках распространяются и на потомков наследника, которые при отсутствии оснований, предусмотренных ст. 1117 ГК, могли бы унаследовать имущество по праву представления.

Перейдем к анализу механизма наследование нетрудоспособными иждивенцами наследодателя.

Нетрудоспособные иждивенцы, призываемые к наследованию по закону в порядке и на условиях, предусмотренных ст. 1148 ГК, разделены на две группы. К первой группе относятся нетрудоспособные иждивенцы, которые входят в круг наследников по закону второй и последующих (по седьмую включительно) очередей, но не входят в круг наследников по закону той очереди, которая призвана к наследованию. В этом случае нетрудоспособные иждивенцы наследуют по закону вместе и наравне с наследниками той очереди, которая призывается к наследованию. Обратим внимание на то, что в числе нетрудоспособных иждивенцев в п. 1 ст. 1148 ГК не названы наследники по закону первой очереди. Ко второй группе относятся нетрудоспособные иждивенцы, которые не входят в круг наследников по закону ни первой, ни последующих (по седьмую включительно) очередей. В этом случае при наличии других наследников по закону они наследуют вместе и наравне с наследниками той очереди, которая призывается к наследованию. Если же других наследников по закону нет, нетрудоспособные иждивенцы наследодателя наследуют самостоятельно в качестве наследников восьмой очереди.

Как в том, так и в другом случае к наследованию призываются граждане, которые ко дню открытия наследства являлись нетрудоспособными и не менее года до смерти наследодателя находились на его иждивении. К нетрудоспособным относятся женщины, достигшие 55 лет, мужчины — 60 лет; инвалиды I, II и III групп, в том числе инвалиды с детства, независимо от того, назначена ли им пенсия по старости или инвалидности; лица, не достигшие 16 лет (учащиеся — 18 лет). Учитывая крайне тяжелое положение молодежи, особенно учащейся, а также высокий процент безработицы среди молодежи, следует относить к нетрудоспособным лиц, не достигших 18 лет, а учащихся и старше 18 лет — до окончания учебы при очной форме обучения, но не более чем до 23 лет (ср. п. 2 ст. 1088 ГК РФ [3]).

Находившимися на иждивении наследодателя следует считать нетрудоспособных лиц, которые находились на полном иждивении наследодателя или получали от него такую помощь, которая была для них основным и постоянным источником средств к существованию.

В п. 1 ст. 1151 ГК РФ [13] определены случаи, когда наследственное имущество считается выморочным. Если отсутствуют наследники как по закону, так и по завещанию, в том числе когда все наследники по закону лишены в завещании наследодателя права наследования (п. 1 ст. 1119 ГК), либо в силу ст. 1117 ГК никто из наследников не имеет права наследовать или все они отстранены от наследования (недостойные наследники), либо никто из наследников не принял наследства (ст. 1153, 1154 ГК), либо все наследники отказались от наследства и при этом никто не указал, что отказывается в пользу другого наследника (ст. 1157—1159 ГК [3] ), имущество умершего считается выморочным.

Применяя эти правила, надлежит учитывать, что если все наследники отказались от наследства, то от наследства должен отказаться и тот наследник, в пользу которого произошел отказ от наследства. В противном случае имущество не может считаться выморочным [30, C. 411].

Выморочное имущество переходит в порядке наследования по закону в собственность Российской Федерации. Из этого следует, что унаследовать наследственное имущество как выморочное может только Российская Федерация, которая оформив свои права на это имущество в установленном законом порядке (см. ст.1162 ГК [3]), может передать его в собственность субъектов Российской Федерации или в собственность муниципальных образований.

В собственность Российской Федерации в порядке наследования может перейти не только выморочное имущество, но и имущество, которое ей будет завещано.

III. НАСЛЕДОВАНИЕ ПО ЗАВЕЩАНИЮ

 

3.1. Понятие и способы завещания

 

Завещание относится к юридическим актам, т. е. к таким правомерным действиям, при совершении которых имеет место направленность воли совершающего их лица на достижение определенных правовых последствий. Завещание — это односторонняя сделка, поскольку оно совершается действием (волеизъявлением) одного лица. При самом первом приближении завещание можно определить как акт физического лица (гражданина, иностранца, лица без гражданства) по распоряжению принадлежащими ему материальными или нематериальными благами на случай смерти [12, C. 162].

Завещание — это срочная сделка, ибо наступление смерти, на случай которой завещание совершено, неизбежно. Завещание может быть совершено завещателем только лично, причем это правило не допускает никаких изъятий. Совершение завещания через представителя ни при каких обстоятельствах не допускается. Если завещатель является незрячим и неграмотным, то при совершении завещания он прибегает к помощи нотариуса, который записывает завещание с его слов, и рукоприкладчика, который в присутствии нотариуса подписывает завещание. Однако и в этом случае завещатель совершает завещание лично, поскольку в нем фиксируется именно его, а не чья-либо другая воля, ее формирование и выражение должны происходить свободно, без какого-либо давления извне [25, C. 22].

Завещание может быть совершено только тем гражданином, который в момент его совершения обладает полной дееспособностью. Это гражданин, который достиг требуемого законом возраста (восемнадцати лет либо шестнадцати лет, но вступил в брак или эмансипирован) и к моменту совершения завещания не признан недееспособным или ограниченно дееспособным. Но если гражданин в момент совершения завещания не отдавал отчет в своих действиях или не мог ими руководить, то это может служить основанием для признания судом завещания по иску заинтересованных лиц недействительным, независимо от того, признан ли гражданин впоследствии недееспособным или ограниченно дееспособным либо не признан (ст. 1131 ГК РФ [3]).

Завещание создает права и обязанности только после открытия наследства. Совершение завещания само по себе не создает никаких прав и обязанностей ни для лица, совершившего завещание, ни для лиц, интересы которых так или иначе завещанием могут быть затронуты (например, для лиц, в пользу которых завещание совершено). Именно поэтому завещатель в любой момент вправе отменить или изменить совершенное завещание (см. абз. 1 п. 2 ст. 1119 ГК РФ [3]). Отмена или изменение завещания полностью зависит от воли совершившего завещание лица. Именно поэтому завещание не является условной сделкой, хотя в момент его совершения завещатель зачастую и сам не знает, отменит или изменит он завещание либо оставит его в силе.

Завещание относится к распорядительным сделкам сугубо личного характера. Именно поэтому совершение одного завещания двумя или более гражданами не допускается. В завещании может и должна быть выражена воля только одного лица, желающего распорядиться имуществом на случай смерти. Если же граждане после смерти каждого из них хотят оставить имущество друг другу или третьим лицам, то это может быть сделано лишь в раздельно совершенных завещаниях. К наследованию должны быть призваны наследники завещателя, умершего позднее, поскольку завещательное распоряжение, совершенное им в пользу завещателя, умершего раньше, с момента смерти последнего утратило силу. Таким образом, завещание, в котором была бы выражена воля двух лиц, в конечном счете, все равно свелось бы к завещанию, в котором выражена воля одного лица (см. ст. 1116 ГК [3].

Акт распоряжения имуществом на случай смерти, каковым является завещание, вовсе не означает, что завещатель к моменту совершения завещания на самом деле имеет указанное в завещании имущество. Завещание как акт распоряжения имуществом на случай смерти нельзя трактовать в том смысле, что распорядиться можно только тем, что имеешь, хотя, если к моменту открытия наследства наследовать нечего, этот акт и может оказаться юридически несостоявшимся.

В законе записано, что распорядиться имуществом на случай смерти можно только путем совершения завещания (п. 1 ст. 1118 ГК РФ [3]). Этому правилу корреспондирует положение, закрепленное в п. 3 ст. 572 ГК РФ: договор, предусматривающий передачу дара одаряемому только после смерти дарителя, ничтожен. К такого рода дарению применяются правила гражданского законодательства о наследовании (п. 3 ст. 572 ГК РФ [2]).

 

3.2. Свобода завещания

 

Статья 1119 ГК в соответствии с принципами дозволительной направленности и диспозитивности гражданско-правового регулирования закрепляет один из основных принципов наследственного права — принцип свободы завещания.

Свобода завещания выражается, прежде всего, в том, что завещатель вправе завещать имущество по своему усмотрению. Из этого следует, что гражданин может по своему усмотрению совершить завещание, а может и вовсе не совершать его, причем, забегая вперед, отметим, что ни то ни другое гражданин не обязан мотивировать [22, C. 589].

Свобода завещания выражается, далее, в том, что имущество может быть завещано любым лицам, как входящим, так и не входящим в круг наследников по закону (см. ст. 1121 ГК РФ [3]).

Завещатель может любым путем, опять-таки по своему усмотрению, определить долю наследников в наследстве. Он может завещать наследникам лишь часть своего имущества, оставив другую его часть вне завещательного распоряжения [24, C. 10].

Завещатель может лишить наследство одного, нескольких или всех наследников по закону, не указывая причин такого лишения. В данном случае имеется в виду лишение наследства одного, нескольких или всех наследников по закону путем прямого волеизъявления завещателя. Но завещатель может определить доли наследников в наследстве таким образом, что на долю наследника по закону ничего не достанется либо достанется меньше того, что он получил бы при наследовании по закону. Если наследник лишен завещателем наследства, то призвание его к наследству после смерти того же наследодателя по иным основаниям исключается, кроме случаев, когда он может быть призван к наследованию обязательной доли (см. ст. 1149 ГК РФ [3]). Если же наследник прямо наследства не лишен, но его права на наследство ограничены косвенно, то призвание его к наследованию по иным основаниям допускается.

Свобода завещания выражается также в том, что завещатель может включить в завещание и иные распоряжения, например о подназначении наследника (ст. 1121 ГК РФ), о завещательном отказе (см. ст. 1137 ГК РФ), о завещательном возложении (ст. 1139 ГК РФ [3]) и др.

Свобода завещания выражается и в том, что завещатель, сохранивший полную дееспособность, в любой момент может отменить или изменить совершенное завещание (ст. 1130 ГК РФ [3]).

Свобода завещания ограничивается правилами об обязательной доле в наследстве. Если завещатель лишил наследства того наследника, который имеет право на обязательную долю, либо косвенным путем свел на нет его право на обязательную долю, либо ограничил его в этом праве, причем нет оснований относить наследника к недостойным (см. ст. 1117 ГК РФ [3]), то право на обязательную долю в случаях, предусмотренных законом, должно быть ему гарантировано (ст. 1149 ГК РФ). А это может повлечь недействительность завещания в той части, в какой оно ущемляет право наследника на обязательную долю.

В соответствии с принципом свободы завещания завещатель не обязан сообщать кому-либо о содержании, совершении, об изменении или отмене завещания, равно как и о причинах принятого решения. Это правило перекликается со ст. 1121 ГК РФ [3], которая гарантирует тайну завещания. Статья 1123 ГК, закрепляя тайну завещания, призвана защитить, применительно к принципу свободы завещания, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну граждан.

Тайна завещания обеспечивается возложением на лиц, перечисленных в абз. 1 ст. 1123 ГК [3], обязанности до открытия наследства не разглашать сведения, касающиеся содержания завещания, его совершения, изменения или отмены. Это нотариус или другое удостоверяющее завещание лицо, переводчик, исполнитель завещания, свидетели, а также гражданин, подписывающий завещание вместо завещателя (так называемый рукоприкладчик).

Статья 1121 ГК [3] закрепляет принцип свободы завещания применительно к кругу лиц, которым имущество может быть завещано. Правило, закрепленное в п. 1 ст. 1121 ГК, может быть выведено путем толкования п. 1 ст. 1119 ГК: если завещатель вправе по своему усмотрению завещать имущество любым лицам, то к ним относятся лица, как входящие, так и не входящие в круг наследников по закону.

Центр тяжести сосредоточен в п. 2 ст. 1121 ГК [3], который предоставляет завещателю право подназначить основному наследнику запасного наследника на случай наступления предусмотренных в законе обстоятельств.

Пункт 2 ст. 1121 ГК [3] в соответствии с принципом свободы завещания расширяет возможности завещателя подназначить наследника по сравнению с ранее действовавшим законодательством. При этом, как и раньше, никто, кроме завещателя, подназначить наследника не может, поскольку само подназначение наследника может иметь место только в завещании, которое должно быть совершено завещателем лично (см. п. 3 ст. 1118ГК РФ).

Во-первых, в завещании наследодателя подназначенный наследник может быть назначен как наследнику по завещанию, так и наследнику по закону. Во-вторых, подназначение наследника, причем не только к наследнику по завещанию, но и к наследнику по закону, может быть рассчитано не только на те случаи, когда основной наследник умрет до открытия наследства, но и на те случаи, когда он умрет в момент открытия наследства, т. е. одновременно с завещателем, либо после открытия наследства. Во всех указанных случаях к наследованию призывается подназначенный, т. е. запасной, наследник [18, C. 97]. Наследники основного наследника не призываются к наследованию ни по праву представления, если он умер до открытия наследства или в момент открытия наследства (см. ст, 1141—1144 и ст. 1146 ГК), ни в порядке наследственной трансмиссии, если основной наследник умер после открытия наследства, не успев его принять (см. ст. 1156 ГК [3]).

В-третьих, подназначенный наследник призывается к наследованию, когда основной наследник жив, но не примет наследство по другим причинам или откажется от него (например, в пределах срока для принятия наследства не подаст нотариусу заявления о принятии наследства или не совершит действий, свидетельствующих о фактическом принятии наследства, т. е. пропустит без уважительных причин срок для принятия наследства, или, напротив, подаст нотариусу заявление об отказе от наследства). При этом способы совершения или несовершения указанных действий, в которых выражается воля наследника, могут быть различными.

В-четвертых, подназначенный наследник призывается к наследованию, когда основной наследник как недостойный не будет иметь права наследовать либо будет отстранен от наследования (см. ст. 1117ГК [3]).

Завещатель может подназначить наследника в расчете на одно из предусмотренных законом оснований, несколько из них или на все из них.

Статья 1120 ГК конкретизирует принцип свободы завещания применительно к тому, что может быть завещано. Ее нужно применять с учетом того, что входит в состав наследства (см. ст. 1112 ГК РФ), а также с учетом особенностей наследования отдельных видов имущества (см. ст. 1176—1185 ГК [3]).

Завещатель может распорядиться на случай смерти любым имуществом, в том числе имуществом, оборотоспособность которого ограничена (ст. 1180 ГК [3]). Однако распорядиться имуществом, изъятым из оборота, он не может, поскольку указанное имущество предметом гражданско-правовых сделок, совершаемых гражданами (а завещание относится к таким сделкам), вообще быть не может.

В силу прямого указания закона завещатель может распорядиться своим имуществом. Разумеется, это правило не следует понимать в том смысле, что завещатель может распорядиться лишь имуществом, принадлежащим ему на праве собственности. Завещатель мог распорядиться всеми правами, которые ему принадлежали, и всеми обязанностями, которыми он был обременен, кроме тех, переход которых по наследству не допускается законом либо невозможен в силу самой природы этих прав и обязанностей (ст. 1112 ГК).

Статья 1122 ГК [3] конкретизирует принцип свободы завещания применительно к тому, как завещанное имущество может быть распределено в завещании между двумя или несколькими, то есть более чем двумя, наследниками. Если же имущество завещано только одному наследнику, то оснований для ее применения нет.

 

3.3 Доли наследников

 

Среди наследников по закону выделяется особая категория наследников, за которыми независимо от содержания завещания наследодателя бронируется определенная доля в наследстве. Эта доля получила название обязательной, а сами наследники получили название «необходимых», поскольку они, кроме недостойных наследников (ст. 1117 ГК РФ), не могут быть лишены права ее унаследовать. Это право имеют несовершеннолетние или нетрудоспособные дети наследодателя (в том числе усыновленные), его нетрудоспособные супруг, родители (усыновители), а также нетрудоспособные иждивенцы наследодателя, если последние подлежат призванию к наследованию на основании пп. 1 и 2 ст. 1148 ГК РФ. Круг этих лиц следует определять исходя из тех же критериев, какие были использованы при установлении лиц, относящихся по закону к наследникам первой очереди, а также лиц, призываемых к наследованию в качестве нетрудоспособных иждивенцев. К перечню лиц, имеющих право на обязательную долю, необходимо сделать лишь несколько кратких пояснений. Лица, вступившие в брак до достижения 18 лет, а также эмансипированные лица, хотя они и становятся полностью дееспособными, имеют право на обязательную долю, если к моменту открытия наследства не достигли 18 лет. Объясняется это тем, что совершеннолетними до достижения 18 лет они еще не становятся [18, C. 100].

Нетрудоспособные иждивенцы имеют право на обязательную долю лишь при наличии условий, предусмотренных пп. 1 и 2 ст. 1148 ГК. При этом они имеют право на обязательную долю и тогда, когда при отсутствии других наследников по закону от первой до седьмой очереди включительно относятся к наследникам по закону восьмой очереди (см. п. 3 ст. 1148 ГК [3]).

Перечень лиц, имеющих право на обязательную долю, который закреплен в п. 1 ст. 1149 ГК [3], является исчерпывающим.

Если наследник отпадет по какому-либо из оснований:

  • не примет наследство,
  • откажется от наследства, не указав при этом, что отказывается в пользу другого наследника,
  • не будет иметь права наследовать или будет отстранен от наследования либо как недостойный наследник, либо вследствие недействительности завещания, то, по общему правилу, часть наследства, которая причиталась бы такому отпавшему наследнику, переходит к наследникам по закону, призванным к наследованию, пропорционально их наследственным долям.

    Обратите внимание, что не ко всем наследникам по закону, а только к тем из них, которые призваны к наследованию. Например, если призваны наследники первой очереди и один из них отказался от наследства, но есть еще наследники второй, третьей очереди и др., то доля отказавшегося наследника распределяется между остальными призванными наследниками, т.е. в данном случае — между остальными наследниками первой очереди.

    Однако в случае, когда наследодатель завещал все имущество назначенным им наследникам, то часть наследства, причитавшаяся отпавшему наследнику, переходит к остальным наследникам по завещанию (а не к наследникам по закону) пропорционально их наследственным долям, если только завещанием не предусмотрено иное распределение этой части наследства (ст. 1161 ГК РФ [3]).

    Например, в завещании отпавшему наследнику может быть подназначен наследник, — в этом случае доля отпавшего наследника достанется подназначенному наследнику.

     

    IV. СОВЕРШЕНИЕ ЗАВЕЩАНИЯ

     

    4.1. Общие правила

     

    Завещание — акт распоряжения имуществом на случай смерти. Этот акт социально значим не только для самого завещателя, который путем его совершения как бы подводит предварительный итог прожитой жизни, но и для других лиц, в первую очередь тех, кому имущество завещано. Он достаточно значим и для общества в целом, которому далеко не безразлично, как после смерти завещателя будут обеспечены близкие ему лица, в чьи руки попадет предприятие, которое при жизни завещателя приносило изрядный доход в казну, что произойдет с земельным участком, который принадлежал завещателю на праве собственности или на праве пожизненного наследуемого владения, и т. д. Словом, и общество в целом и его граждане заинтересованы в том, чтобы подлинная воля завещателя и форма ее выражения полностью соответствовали друг другу. Не менее важно, чтобы и после смерти завещателя достоверность их закрепления в соответствующем документе не вызывала сомнений [25, C. 21].

    ГК РФ требует, чтобы всякое завещание, независимо от того, в каких обстоятельствах оно совершается, кем удостоверяется и какого имущества касается, было облечено в письменную форму, не признавая юридической силы за устными завещаниями, т. е. завещаниями на словах. В виде общего правила предусмотрено, что завещание, составленное в письменной форме, должно быть удостоверено нотариусом или должностным лицом, которому по закону предоставлено право совершения нотариальных действий. Помимо нотариально удостоверенных завещаний, допускается совершение завещаний, приравниваемых к нотариально удостоверенным, а также завещательных распоряжений вкладчика своим счетом в банке. Предусмотрены также так называемые закрытые завещания и завещания в чрезвычайных обстоятельствах, причем как те, так и другие прежнему законодательству известны не были. Закрепляя завещания, приравниваемые к нотариально удостоверенным, завещательные распоряжения вкладчика своим счетом в банке и завещания в чрезвычайных обстоятельствах, законодатель детально определяет условия, при которых указанные завещания могут быть совершены, порядок и форму их совершения. Что же касается так называемых закрытых завещаний, то в законе регламентированы правила о форме и порядке их совершения с учетом специфики этих завещаний. Закрытые завещания, в отличие от всех ранее названных, удостоверению не подлежат, но нотариус обязан выдать завещателю документ, подтверждающий принятие завещания.

    Таким образом, завещания подлежат удостоверению нотариусами и лицами, на которых в силу закона возложено совершение нотариальных действий (п. 1 ст. 1124, п. 7 ст. 1125 ГК РФ); лицами, уполномоченными на удостоверение завещаний, приравниваемых к нотариальным (ст. 1127 ГК РФ); служащими соответствующего банка (п. 2 ст. 1128 ГК РФ).

    На завещании должны быть указаны место и дата его удостоверения. Условия, при которых удостоверению в последующем подлежит завещание, совершенное в чрезвычайных обстоятельствах, определены в ст. 1129 ГК РФ.

    Несоблюдение правил о письменной форме завещания и его удостоверении уполномоченными на то законом лицами влечет недействительность завещания, которое в этих случаях относится к числу ничтожных сделок. Завещание квалифицируется законом в качестве ничтожной сделки, хотя бы оно и было совершено в простой письменной форме, но не удостоверено уполномоченным лицом. Исключения на сей счет сделаны лишь для закрытых завещаний (п. 4 ст. 1124 и ст. 1126 ГК РФ [3]) и завещаний, совершенных в чрезвычайных обстоятельствах (ст. 1129 ГК РФ [3]). Что же касается завещаний, совершенных на словах, то об их недействительности речи не идет, их просто нет.

     

    4.2. Свидетели

     

    ГК РФ уделяет значительное внимание роли свидетелей в производстве по наследственным делам, возлагая на них целый ряд обязанностей. Прежде всего, на свидетелей в полной мере распространяется обязанность хранить тайну завещания, т. е. до открытия наследства не разглашать сведения о содержании, совершении, изменении или отмене завещания. Ее нарушение может повлечь применение к свидетелю предусмотренных законом способов защиты гражданских прав, в том числе и мер ответственности (см. абз. 2 ст. 1123 ГК РФ [3]).

    Далее, закон определяет круг лиц, которые не могут быть свидетелями, а также лиц, которые не могут подписывать завещание вместо завещателя. Круг этих лиц совпадает (см. п. 2 ст. 1124 ГК РФ [3]).

    В случаях, прямо предусмотренных законом, присутствие свидетеля при составлении, подписании, удостоверении завещания и (или) при передаче его нотариусу или иному уполномоченному на удостоверение завещания лицу является обязательным. Случаи эти предусмотрены в пп. 3 и 4 ст. 1126, п. 2 ст. 1127, абз. 2 п. 1 ст. 1129 ГК РФ. В остальных случаях при составлении и удостоверении завещаний свидетель может присутствовать по желанию завещателя. Если свидетель подписывает завещание наряду с завещателем (абз. 2 п. 4 ст. 1125, абз. 1 п. 2 ст. 1127 ГК), то он должен быть ознакомлен с содержанием завещания. От свидетеля нельзя требовать, чтобы он «подмахнул» завещание вслепую. Вместе с тем завещатель имеет право выбора свидетеля (свидетелей) и тогда, когда присутствие свидетеля при составлении, удостоверении завещаний или передаче их нотариусу является обязательным.

    В п. 2 ст. 1124 ГК РФ [3] очерчен круг лиц, которые не могут быть свидетелями и не могут подписывать завещание вместо завещателя. Указанные лица не могут быть свидетелями не только тогда, когда присутствие свидетеля является обязательным, но и тогда, когда свидетель присутствует по желанию завещателя. Они не могут также и подписывать завещание по просьбе завещателя вместо самого завещателя. При этом подписание завещания вместо завещателя следует отличать от подписания завещания вместе с завещателем. В первом случае лицо, подписывающее завещание, является рукоприкладчиком (абз. 2 п. 3 ст. 1125 ГК РФ [3]), во втором — свидетелем (см. абз. 2 п. 4 ст. 1126, абз. 1 п. 2 ст. 1127 ГК РФ [3]).

    Однако ни рукоприкладчик, ни свидетель не может рассматриваться в качестве представителя завещателя, поскольку завещание должно быть совершено гражданином только лично, совершение завещания через представителя законом вообще не допускается.

    Если при составлении, подписании, удостоверении завещания или при передаче его нотариусу или иному удостоверяющему завещание лицу присутствие свидетеля обязательно, то его отсутствие влечет недействительность завещания, т. е. констатацию того, что завещание является ничтожной сделкой. Если же свидетель не соответствует требованиям, установленным законом, то это может являться основанием для признания завещания недействительным как оспоримой сделки. Допустим, что присутствие свидетеля было обязательным. Свидетель присутствовал, но при составлении и удостоверении завещания не был дееспособным в полном объеме, например не достиг восемнадцати лет. Поскольку свидетель при составлении и удостоверении завещания присутствовал, то хотя он и не достиг определенного законом возраста, указанное обстоятельство может служить основанием для квалификации судом завещания недействительным как оспоримой сделки. При этом решению суда о признании завещания недействительным придается обратная сила.

    Аналогичные положения должны применяться и при совершении закрытых завещаний, хотя они и не подлежат удостоверению, а их содержание свидетелям, которые должны присутствовать при передаче завещания нотариусу, неизвестно. Иными словами, если завещание передавалось нотариусу в присутствии лишь одного свидетеля, его следует отнести к ничтожным сделкам, а если двух свидетелей, но один из них на момент передачи завещания не был полностью дееспособен — к оспоримым сделкам.

     

    4.3. Нотариальное удостоверение завещания

     

    К нотариально удостоверенным завещаниям, что явствует уже из самого их названия, относятся лишь завещания, удостоверенные нотариусом, а также завещания, удостоверенные должностными лицами органов местного самоуправления Российской Федерации и должностными лицами консульских учреждений Российской Федерации за границей, когда указанным должностным лицам законом предоставлено право совершения нотариальных действий (ст. 1125 ГК РФ [3]).

    При наличии предусмотренных законом условий завещатель, который для выражения своей воли имеет право воспользоваться завещанием, приравниваемым к нотариально удостоверенному, может выразить желание для совершения завещания пригласить нотариуса, чтобы придать этой воле большую обеспеченность, быть уверенным в том, что она не будет искажена. Если имеется разумная возможность желание завещателя выполнить, то лица, которым предоставлено право удостоверить завещание, обязаны принять все меры для приглашения к завещателю нотариуса. Это желание завещатель может выразить и после того, как завещание, приравниваемое к нотариальному, совершено, хотя бы в завещании, удостоверенном нотариусом, он слово в слово повторил ранее совершенное завещание. Если же в новом завещании он прежнее завещание отменил или изменил, то наступают последствия, предусмотренные ст. 1130 ГК. Что же касается завещания в чрезвычайных обстоятельствах, то оно утрачивает силу, если завещатель в течение месяца после прекращения этих обстоятельств не воспользуется возможностью совершить завещание в какой-либо иной форме, предусмотренной ст. 1124 —1128 ГК РФ [3], а значит, и в форме нотариально удостоверенного завещания. При этом завещатель не лишен права в одной из этих форм, а значит, и в форме нотариально удостоверенного завещания воспроизвести, отменить или изменить ранее составленное в чрезвычайных обстоятельствах завещание. Если же в течение указанного месячного срока завещатель ни одной из этих возможностей не воспользуется, то завещание, совершенное в чрезвычайных обстоятельствах, утрачивает силу. В тех же случаях, когда завещатель скончался до истечения указанного месячного срока, не успев переоформить завещание, наступают последствия, предусмотренные п. 3 ст. 1129 ГК [3].

    Наконец, завещательное распоряжение денежными средствами в банке, совершенное в банке и удостоверенное уполномоченными на то банковскими служащими, также может быть перекрыто завещанием, которое гражданин совершил позднее в одной из форм, предусмотренных ст. 1124—1127 ГК [3], в том числе и в форме нотариально удостоверенного завещания.

    Таким образом, сфера применения ст. 1125 ГК [3] значительно шире, чем может показаться, если при ее толковании не выходить за пределы ее буквального текста.

    Нотариально удостоверить можно лишь такое завещание, которое составлено, т. е. написано, самим завещателем или записано с его слов нотариусом. При написании или записи завещания могут быть использованы технические средства. Например, завещатель может надиктовать на пишущую машинку составленный им, хотя бы и устно, текст завещания. В этом случае завещание, составленное завещателем, облечено в требуемую законом письменную форму. То же происходит и тогда, когда завещание со слов завещателя записывает нотариус, причем не обязательно от руки, но и с помощью технических средств (например, путем компьютерного набора) [28, C.174].

    Если нотариус записал завещание со слов завещателя, то завещание до его подписания должно быть полностью прочитано завещателем в присутствии нотариуса. Если же завещатель не в состоянии лично прочитать завещание (например, вследствие неграмотности или слепоты), его текст оглашается для него нотариусом. Об этом на завещании делается соответствующая надпись с указанием причин, по которым завещатель не смог лично прочитать завещание.

    Завещатель должен собственноручно подписать завещание. Если завещатель не может это сделать (например, в силу физических недостатков, тяжелой болезни или неграмотности), завещание по просьбе завещателя может быть в присутствии нотариуса подписано другим гражданином. При этом в завещании должны быть указаны причины, по которым завещатель не мог собственноручно подписать завещание, а также фамилия, имя, отчество и место жительства гражданина, подписавшего завещание по просьбе завещателя вместо него, в соответствии с документом, удостоверяющим личность этого гражданина (например, в соответствии с его паспортными данными) [28, C.176].

    Может случиться так, что нотариус и завещатель, чтобы понять друг друга, нуждаются в посреднических услугах (например, завещатель является глухонемым). В этих случаях приходится прибегать к помощи сурдопереводчика, который с помощью доступного для глухонемого языка жестов усваивает содержание того, что он хочет выразить в завещании, доводит это содержание с помощью обычного языка до сведения нотариуса, после чего нотариус записывает завещание, которое переводчик с помощью языка жестов «зачитывает» завещателю. Если со стороны завещателя не последует возражений, оно должно быть им подписано.

    Если же глухонемой не может сам подписать завещание (например, вследствие неграмотности или физических недостатков), то применяется изложенный выше порядок подписания завещания по просьбе завещателя другим гражданином.

    При удостоверении завещания нотариус обязан разъяснить завещателю содержание ст. 1149 ГК РФ [3], в силу которой свобода завещания ограничивается правилами об обязательной доле в наследстве. Поскольку эти ограничения носят общий характер и распространяются на все завещания независимо от формы и порядка их совершения, в данном случае было бы достаточно указания на сей счет в абз. 2 п. 1 ст. 1119 ГК РФ [3].

    Как уже отмечалось, к нотариально удостоверенным относятся также завещания, удостоверенные должностными лицами органов местного самоуправления и консульских учреждений Российской Федерации, если соответствующим должностным лицам законом предоставлено право совершения нотариальных действий. На указанные завещания, поскольку они относятся к нотариально удостоверенным, распространяются все правила ГК о форме завещания, порядке его нотариального удостоверения и тайне завещания, причем соблюдение этих правил является обязательным [12, C. 165].

    Завещания, приравниваемые к нотариально удостоверенным завещаниям, предусматривались и ранее действовавшим законодательством, однако их регламентация сводилась к закреплению перечня этих завещаний и определению круга лиц, которые такие завещания могли совершать и удостоверять. В новом ГК регламентация этих завещаний к этому не сводится, подчеркивается ряд особенностей, отличающих их от нотариально удостоверенных завещаний. Поэтому между нотариально удостоверенными завещаниями и завещаниями, приравниваемыми к ним, нельзя ставить знак равенства. Сказанное подтверждается тем, что в иерархии завещаний первое место, несомненно, занимают нотариально удостоверенные завещания. Если гражданин, который может совершить завещание, приравниваемое к нотариально удостоверенному (например, как находящийся в разведочной или другой подобной экспедиции), желает все же совершить нотариально удостоверенное завещание, то ему должно быть оказано в этом, в пределах разумного, всяческое содействие (см. п. 4 ст. 1127 ГК РФ [3]).

    Более высокий статус нотариально удостоверенных завещаний подтверждается также тем, что если совершено завещание, приравниваемое к нотариально удостоверенному завещанию, то лицо, удостоверившее завещание, как только для этого представится возможность, должно направить завещание нотариусу по месту жительства завещателя. Если место жительства завещателя известно, то заявление направляется нотариусу непосредственно, а если неизвестно — то через органы юстиции.

    Важной гарантией для лиц, совершающих завещания, приравниваемые к нотариально удостоверенным завещаниям, является то, что при совершении таких завещаний обязательно присутствие свидетеля, который подписывает завещание наряду с завещателем. В остальном к такому завещанию применяются правила ст. 1124 и 1125 ГК РФ [3], которые ранее были рассмотрены.

     

     

     

     

     

     

    V. ПРИНЯТИЕ НАСЛЕДСТВА И ОТКАЗ ОТ НАСЛЕДСТВА

     

    Для приобретения наследства наследники должны его принять. Принятие наследником части наследства означает принятие всего причитающегося ему наследства, в чем бы оно ни заключалось и где бы оно ни находилось (ст.1152 ГК РФ [3]). Так, вместе с имуществом умершего наследуются и его долги, а также обязанности по выполнению завещательного отказа или возложения, если такие распоряжения были сделаны в завещании.

    Из принципа универсальности наследственного правопреемства вытекает, что актом принятия наследства охватывается все наследство, причитающееся наследнику, который его принял, в чем бы оно ни заключалось и где бы ни находилось. Наследник может и не подозревать о наличии причитающегося ему наследственного имущества (например, в виде вклада в иностранном банке или акций какой-либо компании). Но если он принял хотя бы часть наследства, то акт принятия наследства распространяется и на это имущество [20, C. 22].

    Не допускается принятие наследства под условием или с оговорками.

    Однако при призвании наследника к наследованию одновременно по нескольким основаниям (по завещанию и по закону или в порядке наследственной трансмиссии и др.) наследник может принять наследство, причитающееся ему по одному из этих оснований, по нескольким из них или по всем основаниям.

    Наследники должны принять наследство в течение шести месяцев со дня открытия наследства.

    Принятое наследство признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия, а также независимо от момента государственной регистрации права наследника на наследственное имущество, когда такое право подлежит государственной регистрации.

    Принятие наследства не является бесповоротным и может быть аннулировано наследником путем отказа от наследства.

    Если нет наследников ни по закону, ни по завещанию, либо ни один из них не принял наследство, либо все они отказались от наследства, то имущество умершего считается выморочным и переходит к государству.

    Признается, пока не доказано иное, что наследник принял наследство, если он совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, в частности если наследник (п.2 ст.1153 ГК РФ [3]): вступил во владение или в управление наследственным имуществом; принял меры по сохранению наследственного имущества, защите его от посягательств или притязаний третьих лиц; произвел за свой счет расходы на содержание наследственного имущества; оплатил за свой счет долги наследодателя или получил от третьих лиц причитавшиеся наследодателю денежные средства.

    Перечень этих действий является открытым, т.е. может быть дополнен иными фактическими действиями, свидетельствующими о наличии у наследника намерения принять наследство.

    Принятие наследства осуществляется подачей по месту открытия наследства нотариусу заявления наследника (п.1 ст.1153 ГК РФ [3]): о принятии наследства, либо о выдаче свидетельства о праве на наследство.

    По истечению срока для принятия наследства нотариус выдает наследнику свидетельство о праве на наследство.

    Свидетельство о праве на наследство — это документ подтверждающий переход имущественных прав от наследодателя к наследникам. Именно этот документ будут впоследствии предъявлять наследники в подтверждение своего права собственности на полученное имущество [30, C. 412].

    Заметим, что принятое наследство признается принадлежащим наследнику со времени открытия наследства, независимо от того, выдано ли свидетельство о праве на него или нет и когда произошло его фактическое принятие, а также независимо от момента государственной регистрации права наследника на наследственное имущество, когда такое право подлежит государственной регистрации (п.4 ст.1152 ГК РФ [3]).

    Специфика завещательного отказа как особого завещательного распоряжения состоит в том, что в данном случае проводником воли завещателя может быть только его наследник. Путем установления завещательного отказа или, что то же самое, легата завещатель возлагает на одного или нескольких своих наследников исполнение за счет наследства обязанности имущественного характера в пользу одного или нескольких лиц (отказополучателей или, что то же, легатариев), которые приобретают право требовать исполнения этой обязанности.

    Завещательный отказ должен быть установлен только в завещании (ни в каком другом распоряжении наследодателя он не может быть установлен), что содержание завещания может исчерпываться одним только завещательным отказом и что, наконец, исполнение завещательного отказа может быть возложено не только на наследника (наследников) по завещанию, но и на наследника (наследников) по закону, а иногда как на тех, так и на других. В тех случаях, когда содержание завещания исчерпывается завещательным отказом, оно может быть таково: «Возлагаю на моего наследника (имярек) исполнение за счет наследства обязанности в пользу такого-то (имярек), выражающейся в том-то» [21, C. 603].

    Можно даже и не указывать в этом завещании, что лицо, обремененное легатом, является наследником. Во-первых, это может быть сделано в одном завещании, а распоряжение об установлении легата — в другом. Во-вторых, если завещания в пользу указанного лица нет, то он будет считаться обремененным легатом лишь тогда, когда призван к наследованию по закону, поскольку легат обременяет только наследников (в том числе и наследников того лица, которое было обременено легатом,— см. ст. 1140 ГК [3]).

    Из того, что содержание завещания может исчерпываться установлением завещательного отказа, следует вывод, что завещатель может обязать наследника передать отказополучателю все наследство в виде завещательного отказа. Но в этом случае возложенная на наследника обязанность исполнить завещательный отказ может рассматриваться как скрытая форма лишения наследника наследства. Однако наследник и в этом случае не освобождается от обязанности расплатиться с долгами завещателя и лишь после этого передавать то, что осталось, отказополучателю.

    Действующий ГК РФ определяет предмет легата значительно шире. Это передача отказополучателю в собственность, во владение на ином вещном праве или в пользование вещи, входящей в состав наследства, передача ему имущественного права, опять-таки входящего в состав наследства, приобретение для отказополучателя и передача ему иного имущества, выполнение для него определенной работы или оказание ему услуги либо осуществление в его пользу периодических платежей и т. д. Отметим, что предметом завещательного отказа могут быть вещи, вещные и обязательственные права, действия, работы и услуги, т. е. весь тот набор материальных благ, которые выступают в качестве объектов гражданских прав.

    Внимания заслуживает абз. 2 п. 2 ст. 1137 ГК РФ [3], где в более обобщенном и развернутом виде закреплено правило, которое было известно и ранее действовавшему законодательству. Речь идет о том, что на наследника, к которому переходит жилой дом, квартира или иное жилое помещение, завещатель может возложить обязанность предоставить другому лицу, т. е. отказополучателю, на период жизни этого лица или на иной срок право пользования этим помещением или его определенной частью. В ГК РФ вещное право и передача вещи в пользование вроде бы разведены (ср. абз. 1 п. 2 ст. 1137 ГК) и характеристика того права, коим отказополучатель наделяется в соответствии с абз. 1 п. 2 ст. 1137 ГК, как вещного не дается. По-видимому, это объясняется тем, что в пользование можно предоставить не только жилой дом и квартиру, но и иное жилое помещение (например, комнату, которую завещатель приватизировал в коммунальной квартире), а в этом случае предоставленное отказополучателю право пользования до вещного права не дотягивает.

    Хотя право пользования имуществом, предоставленное отказополучателю, ст. 1137 ГК и не относит к числу вещных прав, оно следует за вещью: при переходе права собственности на имущество, входившее в состав наследства, к другому лицу право пользования этим имуществом, проставленное по завещательному отказу, сохраняет силу.

    В результате открытия наследства между отказополучателем (кредитором) и наследником, обремененным завещательным отказом, возникают обязательственные отношения. К ним применяются нормы ГК об обязательствах, если из правил раздела V «Наследственное право» и существа завещательного отказа не следует иное. В целях необходимой полноты изложения, забегая вперед, отметим, что если отказополучатель умер после открытия наследства, так и не воспользовавшись своим правом на получение завещательного отказа, это право ни к кому не переходит (кроме случая, когда отказополучателю подназначен другой отказополучатель) и прекращается.

    Право на получение завещательного отказа действует в течение трех лет со дня открытия наследства и не переходит к другим лицам. Иными словами, отказополучатель может воспользоваться указанным правом в течение трех лет (именно воспользоваться, а не пользоваться, поскольку пользоваться этим правом он может и более длительный срок, например в течение всей жизни). Истечение указанного срока влечет прекращение права на получение завещательного отказа. Но если отказополучателю подназначен другой отказополучатель, то он может требовать от наследника исполнения завещательного отказа (см. п. 4 ст. 1137 и п. 3 ст. 1138 ГК [3]).

    В порядке наследственного правопреемства к наследникам переходит не только актив наследственной массы, но и ее пассив, т. е. падающие на нее доли завещателя. В тех случаях, когда наследник обременен легатом, необходимо определить очередность удовлетворения подлежащих исполнению наследником обязательств. Что нужно исполнять раньше: расплачиваться ли с долгами завещателя или исполнять завещательный отказ? Закон, как нынешний, так и предыдущий, занимает в этом вопросе однозначную позицию — вначале нужно рассчитаться с долгами завещателя и лишь вслед за этим исполнять завещательный отказ. И то и другое подлежит исполнению за счет наследственного имущества, в пределах его стоимости, т. е. в пределах актива наследства, но не всего, а лишь того, который перешел к наследнику, обязанному к уплате соответствующей части долгов и исполнению завещательного отказа. Наследнику же придется довольствоваться тем, что останется после уплаты долгов и исполнения завещательного отказа.

    Из этого правила есть, однако, одно исключение. Если наследник, на которого возложено исполнение завещательного отказа, относится к числу необходимых, т. е. имеет право на обязательную долю в наследстве (см. ст. 1149 ГК [3]), то вначале, как и в первом случае, уплачиваются долги завещателя, затем бронируется та часть наследства, которая составляет обязательную долю, и лишь из оставшейся части наследства исполняется завещательный отказ.

    В тех случаях, когда завещательный отказ обременяет нескольких наследников, возникает обязательство с пассивной множественностью лиц, т. е. с множественностью лиц на стороне наследников, выступающих в качестве должников. Такое обязательство в соответствии с общим правилом ст. 321 ГК признается долевым, т. е. каждый наследник обязан к исполнению завещательного отказа соразмерно доле наследника в наследстве. Завещанием, однако, может быть предусмотрено иное. В частности, наследники могут быть обязаны в завещании к исполнению завещательного отказа в равных долях, хотя бы это и не соответствовало их долям в наследстве.

    Пожалуй, в нормах о завещательном отказе наибольший интерес и известную сложность при раскрытии их содержания представляют правила п. 3 ст. 1138 ГК [3], которые являются логическим продолжением правил п. 4 ст. 1137 ГК и в какой-то мере дублируют друг друга.

    Правила п. 3 ст. 1138 ГК [3], как и правила п. 4 ст. 1137 ГК, рассчитаны на те случаи, когда отказополучатель по тем или иным основаниям право на получение завещательного отказа утратил. В этих случаях право на получение завещательного отказа ни к кому не переходит, и наследник освобождается от обязанности исполнить завещательный отказ. Однако из этого правила есть одно исключение: если отпавшему отказополучателю в завещании под-назначен другой отказополучатель, то наследник обязан исполнить завещательный отказ подназначенному отказополучателю.

     

     

    СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

     

     

  1. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года.
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть 1 от 30 ноября 1994 г. №51-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1994. — №32. С. 3301.
  3. Гражданский кодекс РФ. Ч. 2 от 26 января 1996 г.// СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410.
  4. Гражданский кодекс РФ. Ч. 3 от 26 ноября 2001 г. № 146-ФЗ // СЗ РФ. 2001. № 49. Ст. 4552
  5. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЗ, Российская газета № 220 от 20.11.2002 г.
  6. ФЗ от 26 ноября 2001 г. № 147-ФЗ «О введении в действие части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» // СЗ от 3 декабря 2001 г., № 49. Ст. 4553 .
  7. ФЗ «Основы законодательства РФ о нотариате» от 11 февраля 1993 г. № 4462-1 в ред. ФЗ от 02.11.2004 г. № 127-ФЗ частью 3 ГК РФ// Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 10. Ст. 357.
  8. Амиров М. Наследование имущественных прав в связи с участием наследодателя в хозяйственных обществах // Законность. 2001. № 10. С. 7– 11.
  9. Ананьева Е.В. Наследование авторского права и часть третья ГК РФ //Современное право. 2002. № 9. С. 32 – 36.
  10. Братчикова Н.В. Новые правила совершения завещательных распоряжений правами на денежные средства в банках // Адвокат. 2002. № 12. С. 41 – 43.
  11. Власов А.А. Гражданское процессуальное право. –М.: ТК Велби, 2005.
  12. Власов Ю.Н., Калинин В.В. Наследственное право Российской Федерации. М., 2006.
  13. Гордон М.В. Наследование по закону и по завещанию. М., 1967.
  14. Грудцына Л.Ю. Влияние зарубежного опыта на реформирование наследственного права в России //Законодательство и экономика. 2002. № 10. С. 18 – 23.
  15. Гражданский процесс / Под ред. Мусина В.А., Чечиной Н. А., Д. М. Чечота. М., 2000.
  16. Гражданский процесс / Под ред. М. К. Треушникова. М., 2003.
  17. Гражданское процессуальное право / Под ред. М. С. Шакарян. –М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2004.
  18. Грудцына Л.Ю. Наследственное право. –М.: Юрайт, 2006.
  19. Давыдович А. Основные вопросы советского наследственного права / Уч. Записки Московского юридического института. 1939. Вып. 1
  20. Диордиева О.Н. Плюсы и минусы нового наследственного права и проблемы нотариата и суда при применении нового законодательства // Нотариус. 2002. № 3 . С. 21 – 27.
  21. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части третьей / Под ред. В.П. Мозолина. — М: Издательская группа НОРМА-ИНФРА, 2006.
  22. Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А.Л. Маковского, Е.А. Суханова) — М: Издательская группа «Юристъ», 2005.
  23. Краюшкин И.А. Институт наследования: прошлое, настоящее, современные тенденции развития // Нотариус. 2002. № 1. С. 7 – 9.
  24. Крылова З. Новеллы наследственного права в части третьей ГК РФ // Российская юстиция. 2002. № 3. С. 10 – 12.
  25. Мананников О.В. Наследование по завещанию и недействительность завещания // Нотариус. 2003. № 1 . С. 21 – 23.
  26. Миронов А.Н. Нотариат. М., 2005.
  27. Пыхтин С. Действие во времени норм о наследовании // Законность. 2002. № 2. С. 14– 16.
  28. Селянин А.В. Нотариат. М., 2004.
  29. Серебровский В.И. Очерки советского наследственного права. М., 1953.
  30. Телюкина М.В. Наследственное право. Комментарий ГК РФ. Учебно-практическое пособие. М., 2002
  31. Черепахин Б.Б. правопреемство по советскому гражданскому праву. М., 1962.
  32. Цымбаренко А.Г. Завещания, приравниваемые к нотариально удостоверенным, — что изменилось? // Нотариальный вестник. 2003. № 1 . С. 41 – 42.
  33. Эйдинова Э.Б. Наследование по закону и по завещанию. М., 1984.
  34. Ярошенко К. Новое законодательство о наследовании // Хозяйство и право. № 2-3. 2002. С. 8– 10.

     

     

     

     

     

     


     

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.07MB/0.00200 sec

WordPress: 22.82MB | MySQL:117 | 2,767sec