Нигаторный иск как способ защиты собственности

<

031414 0328 1 Нигаторный иск как способ защиты собственности

1. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫЕ СПОСОБЫ ЗАЩИТЫ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Право собственности представляет собой наиболее широкое по содержанию вещное право, которое даёт возможность своему обладателю – собственнику, и только ему – определять содержание и направление использования принадлежащего ему имущества, осуществляя над ним полное хозяйственное господство. Гражданский кодекс РФ в пункте 1 статьи 209 правомочия собственника раскрывает с помощью традиционной для гражданского права «триады» правомочий: владения, пользования и распоряжения.

Право владения – это охраняемая законом возможность фактического обладания вещью. В этом праве находит юридическое выражение состояние присвоенности, принадлежности вещи определенному лицу. Правомочие пользования представляет собой основанную на законе возможность эксплуатации, хозяйственного или иного использования имущества путём извлечения из него полезных свойств, его потребления. Оно тесно связано с правомочием владения, т.к., по общему правилу, можно пользоваться имуществом, только владея им.

Право распоряжения выражается в охраняемой законом возможности определять юридическую судьбу вещи: передавать её другим лицам в собственность, а также в производное владение и пользование, а иногда – и в распоряжение.

Раскрытие содержания права собственности ещё не завершается определением принадлежащих собственнику правомочий. Дело в том, что одноимённые правомочия могут принадлежать не только собственнику, но и иному лицу, в том числе носителю права хозяйственного ведения или права пожизненного наследуемого владения. Поэтому необходимо выявить специфический признак, который присущ указанным правомочиям именно как правомочиям собственника. Он состоит в том, что собственник принадлежащие ему правомочия осуществляет по своему усмотрению.

Применительно к праву собственности осуществление права по своему усмотрению, в том числе и распоряжение им, означает, что власть (воля) собственника опирается непосредственно на закон и существует независимо от власти всех других лиц в отношении той же вещи. Власть же всех других лиц не только определяется законом, но и зависит от власти собственника, обусловлена ею. Правоотношения собственности возникают чаще всего по поводу таких объектов гражданских прав, как вещи.

Экономические и физические свойства вещей неодинаковы, что предопределяет различия в характере возникающих по их поводу правоотношений. Такие различия принято называть правовым режимом вещи, под которым понимаются установленный законодательством порядок её использования, допустимые способы и пределы распоряжения ею.

Традиционно в гражданском праве вещи подразделяются на движимые и недвижимые. Деление вещей на движимые и недвижимые введено в современной России Основами гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31.05.1991 г. (ст.4) в связи с введением в РФ частной собственности на землю. К недвижимости относятся земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и всё, что прочно связано с землёй, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе леса, многолетние насаждения, здания, сооружения. Также статья 130 Гражданского кодекса РФ (ГК РФ) к недвижимым вещам относит подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты, что объясняется целесообразностью распространения на эти объекты специального правового режима, установленного для недвижимого имущества. Перечень объектов, приравненных к недвижимым вещам, раскрытый в статье 130 ГК РФ, не является исчерпывающим. Законодатель может признать недвижимыми вещами и другие предметы.

Нормальный гражданский оборот предполагает не только признание за субъектами определённых гражданских прав, но и обеспечение их надёжной правовой защиты. В наиболее общем смысле защита есть противодействие незаконным нарушениям и ограничениям прав, предупреждение этих нарушений и ограничений, а также возмещение причинённого вреда в случае, если предупредить или отразить нарушения не удалось.

Как и любое другое субъективное право, право на защиту включает в себя, с одной стороны, возможность совершения уполномоченным лицом собственных положительных действий и, с другой стороны, возможность требования определённого поведения от обязанного лица.

Допустимость защиты права собственности предусмотрена Конституцией РФ, часть 2 статьи 45 которой указывает, что каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещёнными законом. Уже первая статья ГК РФ относит беспрепятственное осуществление гражданских прав, обеспечение восстановления нарушенных прав и их судебную защиту к основополагающим принципам гражданского законодательства. Кроме того, ст.11 ГК РФ определяет судебный порядок защиты права как основной. Помимо Конституции РФ и ГК РФ большое количество норм, регламентирующих способы защиты гражданских прав, содержат Арбитражный процессуальный кодекс РФ и Гражданский процессуальный кодекс РФ. Защита субъективных гражданских прав и охраняемых законом интересов осуществляется в предусмотренном законом порядке, т.е. посредством применения надлежащей нормы, средств и способов защиты. Под способами защиты прав понимаются законодательно установленные средства, с применением которых может быть достигнуто пресечение, предотвращение, устранение нарушений права, его восстановление и (или) компенсация потерь, вызванных нарушением права1.

Понятие защиты гражданских прав предполагает и защиту права собственности на недвижимое имущество, как частный случай общего. В теории гражданского права часто выделяют два способа защиты права собственности: вещно-правовой и обязательственно-правовой2. Некоторые исследователи помимо названных двух способов выделяют иные (способы, которые не относятся к указанным, но вытекают из различных институтов гражданского права; способы, которые направлены на защиту интересов собственника при прекращении права собственности по основаниям, предусмотренным в законе; оспаривание решений органов государственной власти)1.

Под гражданско-правовой защитой права собственности и других вещных прав понимается совокупность предусмотренных гражданским законодательством средств, применяемых в связи с совершенными против этих прав нарушениями и направленных на восстановление или защиту имущественных интересов их обладателей. Указанные средства неоднородны по своей юридической природе и подразделяются на несколько относительно самостоятельных групп.

Прежде всего необходимо выделить вещно-правовые средства защиты права собственности, характеризующиеся тем, что они направлены непосредственно на защиту права собственности как абсолютного субъективного права, не связаны с какими-либо конкретными обязательствами и имеют целью либо восстановить владение, пользование и распоряжение собственника принадлежащей ему вещью, либо устранить препятствия или сомнения в осуществлении этих правомочий. Соответственно к вещно-правовым искам относятся иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения, иск об устранении нарушений, не соединенных с лишением владения, и, наконец, иск о признании права собственности. В точном смысле слова право собственности как конкретное субъективное право защищается лишь с помощью исков названной группы.

Вторую группу гражданско-правовых средств защиты права собственности образуют обязательственно-правовые средства. К ним относятся, например, иск о возмещении причиненного собственнику вреда, иск о возврате неосновательно приобретенного или сбереженного имущества, иск о возврате вещей, предоставленных в пользование по договору, и т.д. Для всех них характерно то, что составляющее их притязание вытекает не из права собственности как такового, а основывается на других правовых институтах и соответствующих этим институтам субъективных правах. Так, если собственник сдал в аренду принадлежащее ему имущество, от возврата которого по истечении срока договора арендатор уклоняется, права собственника будут защищаться нормами договорного права, а не нормами о праве собственности. Иными словами, обязательственно-правовые средства охраняют право собственности не прямо, а лишь в конечном счете. В ряде случаев, например, когда вещь погибла, а значит, и прекратилось право собственности на нее, указанные средства направлены уже не на защиту права собственности, а на защиту имущественных интересов собственника.

Третью группу гражданско-правовых средств защиты права собственности составляют те из них, которые не относятся ни к вещно-правовым, ни к обязательственно-правовым средствам, но вытекают из различных институтов гражданского права. Таковы, например, правила о защите имущественных прав собственника, признанного в установленном порядке безвестно отсутствующим или объявленного умершим, в случае его явки (ст. 43, 46 ГК), о защите интересов сторон в случае признания сделки недействительной (ст. 167—180 ГК), об ответственности залогодержателя за порчу и утрату имущества (ст. 344 ГК) и т. д.

Наконец, в особую, четвертую группу следует выделить те гражданско-правовые средства, которые направлены на защиту интересов собственника при прекращении права собственности по основаниям, предусмотренным в законе. К ним, в частности, относятся гарантии, установленные государством на случай обращения в государственную собственность имущества, находящегося в собственности граждан и юридических лиц (национализация). Национализация может производиться только на основании закона, а не каких-либо иных правовых актов. Собственнику имущества гарантируется возмещение стоимости этого имущества и других убытков, которые он несет в связи с изъятием имущества. В качестве лица, обязанного возместить убытки, выступает государство, а споры о возмещении убытков разрешаются судом (ст. 306 ГК).

Обязательная выплата стоимости имущества предусматривается законом также при его изъятии в интересах общества по решению государственных органов в случаях стихийных бедствий, аварий, эпидемий, эпизоотии и при иных обстоятельствах, носящих чрезвычайный характер (реквизиция); при изъятии у собственника путем выкупа государством или продажи с публичных торгов бесхозяйственно содержимым культурных ценностей (ст. 240 ГК); при изъятии земельного участка для государственных или муниципальных нужд (ст. 279—283 ГК) и в некоторых других случаях.

 

 

 

 

 

 

2. ВЕЩНО-ПРАВОВАЯ ЗАЩИТА ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ

 

2.1. Специфика виндикационного иска и иска о признании права собственности. Владельческая защита

 

Среди гражданско-правовых средств защиты права собственности особое место занимают иски об истребовании имущества из чужого незаконного владения — виндикационные иски. В то же время замети, что в судебно-арбитражной практике они встречаются не столь часто, как обязательственно-правовые требования, их предупредительно-воспитательную роль в обеспечении неприкосновенности частной, государственной и муниципальной собственности от незаконного завладения трудно переоценить. Кроме того, правила виндикации (ст. 301—303 ГК) представляют большой теоретический и практический интерес, выходящий далеко за рамки рассматриваемого института.

Один из способов защиты нарушенного права собственности — иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения (виндикационный иск).

Под виндикационным иском (от лат. vim dicere – объявлять о применении силы) понимается внедоговорное требование невладеющего собственника к фактическому владельцу имущества о возврате последнего в натуре. В соответствии с действующим законодательством для предъявления виндикационного иска необходимо одновременно наличие ряда условий. Прежде всего требуется, чтобы собственник был лишен фактического господства над своим имуществом, которое выбыло из его владения. Если имущество находится у собственника, но кто-то оспаривает его право или создает какие-либо препятствия в пользовании или распоряжении имуществом, применяются иные средства защиты, в частности иск о признании права собственности или иск об устранении препятствий, не связанных с лишением владения.

Далее, необходимо, чтобы имущество, которого лишился собственник, сохранилось в натуре и находилось в фактическом владении другого лица. Если имущество уже уничтожено, переработано или потреблено, право собственности на него как таковое прекращается. В этом случае собственник имеет право лишь на защиту своих имущественных интересов, в частности с помощью иска из причинения вреда или иска из неосновательного обогащения.

Виндицировать можно лишь индивидуально-определенное имущество, что вытекает из сущности данного иска, направленного на возврат собственнику именно того имущества, которое выбыло из его владения. При этом, однако, следует помнить, что различия между индивидуально-определенным или родовыми вещами достаточно относительны и зависят от конкретных условий гражданского оборота. Поэтому в случае индивидуализации могут быть виндицированы и вещи, обладающие едиными общими свойствами для всех вещей данного вида, например зерновые, корнеплоды, строительные материалы и т.п. Если же выделить конкретное имущество собственника из однородных вещей фактического владельца невозможно, должен предъявляться не виндикационный иск, а иск из неосновательного обогащения (ст. 1102ГК).

Наконец, виндикационный иск носит внедоговорный характер и защищает право собственности как абсолютное субъективное право. Если же собственник и фактический владелец вещи связаны друг с другом договором или иным обязательственным правоотношением по поводу спорной вещи, последняя может отыскиваться лишь с помощью соответствующего договорного иска.

В научной литературе нет единого мнения о том, в рамках какого правоотношения существует виндикационное притязание: регулятивного или охранительного. Например, С. Е. Донцов1 считает, что защита права не требует существования специального охранительного правоотношения, а при нарушении владения собственника последний не утрачивает права собственности, и, следовательно, предъявляя виндикационный иск, лишь реализует свое право на защиту в пределах права собственности, поэтому защита права не предполагает возникновения нового правоотношения. Данная точка зрения вызывает определенные возражения. Во-первых, право собственности, являясь регулятивным субъектным правом, существует в условиях нормального гражданского оборота, а при возникновении помех в его осуществлении у управомоченного лица возникает новое, ранее не существовавшее охранительное право (право на защиту). В данном случае можно согласиться с Е. А. Крашенинниковым, который утверждает, что виндикационное притязание не тождественно праву собственности, поскольку они:

  1. связывают разных обязанных лиц. Собственнику, как обладателю абсолютного права, противостоит неопределенный круг обязанных лиц, которые не должны нарушать его субъективное право, а виндикационный иск направлен против определенного лица – незаконного владельца вещи.
  2. обладают разным содержанием. В правоотношении собственности от обязанных лиц требуется не нарушать чужого права, а виндикационное притязание обязывает владельца спорной возвратить вещь
  3. обладают разными юридическими свойствами Право виндикационный иск подлежит принудительной реализации юрисдикционным органом, а право собственности осуществляется самим собственником и ему не требуется помощь со стороны других1.

    Во-вторых, если признать, что виндикационное притязание существует в рамках регулятивного правоотношения, то тогда право на предъявление виндикационного иска должно возникать вместе с самим регулятивным субъективным правом собственности, составной частью которого оно является и которое оно охраняет.

    При анализе данных годовой отчетности Арбитражного суда выявлено, что в 1999—2000 гг. наблюдалось увеличение количества дел по виндикационным искам; в 2001—2004 гг., напротив, наметилась тенденция уменьшения числа подобных споров.

    Судебная практика по указанной категории споров является устоявшейся. Во многом это обусловлено глубокой теоретической проработкой вопросов, касающихся защиты права собственности (в том числе виндикационных исков), в доктрине гражданского права1. Единообразию судебной практики способствуют рекомендации, содержащиеся в Информационном письме Президиума ВАС РФ от 28.04.97 № 13 «Обзор практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»2 и Постановлении Пленума ВАС РФ от 25.02.98 № 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»3.

    <

    Субъектом права обращения с иском о виндикации является собственник, который обязательно должен доказать своё право на истребуемое имущество. Так, ЖСК обратился в арбитражный суд с иском к КУИ Москвы о признании права собственности на нежилые помещения. Суть спора в следующем. ЖСК заявил, что при строительстве жилого дома за счёт собственных средств кооператива одновременно были построены спорные нежилые помещения.

    Однако спорные помещения решением комиссии исполкома Моссовета были закреплены за Управлением бытового и коммунального обслуживания. ЖСК, ссылаясь на факт строительства помещений за счёт собственных средств, просил суд признать право собственности. Решением суда первой инстанции требования истца удовлетворены, а постановлением апелляционного суда решение оставлено без изменения.

    Президиум Высшего арбитражного суда Российской Федерации своим постановлением предыдущие судебные акты отменил, дело направил на новое рассмотрение.

    Надзорная инстанция посчитала, что, поскольку истец считает себя собственником нежилых помещений, а они используются другими организациями, то фактически заявлен иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения. Истец не представил необходимых доказательств строительства спорных помещений за счёт его средств, а следовательно, своего права собственности. Соответственно, ЖСК не обладало правом обращения в суд с виндикационным иском1.

    Субъектом обязанности возвратить имущество выступает незаконный владелец, фактически обладающий вещью на момент предъявления требования. Иск об истребовании имущества, предъявленный лицу, в незаконным владении которого это имущество находилось, но у которого оно к моменту рассмотрения дела в суде отсутствует, не может быть удовлетворен.2

    Объектом виндикации выступает всегда индивидуально-определённая вещь, сохранившаяся в натуре. Содержание виндикации составляет требование о восстановлении владения вещью, а не о замене ее другой вещью, того же рода и качества, следовательно, виндикационный иск нельзя предъявлять в отношении вещей, определенных только родовыми признаками или не сохранившихся в натуре (например, в случае, если строение капитально перестроено новым владельцем и стало практически новым объектом недвижимости). Кроме того, по своей сущности виндикация представляет собой требование о восстановлении владения собственника вещью выбывшей из его господства, а не требование замены этой вещи другим имуществом. Если имущество уничтожено, собственник не вправе требовать его возврата.

    ЗАО обратилось в арбитражный суд с иском к ООО Департаменту муниципальных ресурсов мэрии Краснодара об истребовании из чужого незаконного владения нежилых помещений. Решением суда первой инстанции спорные помещения передавались ЗАО, а последнее обязывалось перечислить на счёт ООО затраты по их реконструкции. Постановлением апелляционной инстанции решение отменено, в иске отказано. Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа, рассмотрев кассационную жалобу ЗАО, не нашёл оснований для её удовлетворения. При этом суд исходил из следующего. За время пользования спорными помещениями ООО произвело их реконструкцию. В результате произведённых ООО работ снята аварийность зданий, изменилась их конструктивная схема, изменилась этажность и увеличилась полезная площадь, от прежних строений остались только фундаменты, несущие стены и междуэтажные перекрытия.

    Суд указал, что обязательным основанием для удовлетворения виндикационного иска собственника является сохранение истребуемого имущества в натуре. Поскольку в спорном имуществе произведены существенные улучшения, радикально изменившие его индивидуально-определённые признаки и сделавшие его практически новой вещью, требования истца об истребовании спорных помещений из чужого незаконного владения не могли быть удовлетворены1.

    В другом случае в суд обратилось ООО с иском к предпринимателю о выселении из незаконно занимаемого подсобного помещения бани литер «Д».

    Решением арбитражного суда, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, иск удовлетворен. Предприниматель обжаловал указанные судебные акты в ФАС СКО. Суд кассационной инстанции оспоренные судебные акты отменил, указав, что предметом истребования имущества из чужого незаконного владения может быть только индивидуально-определённое имущество, имеющееся у владельца.

    Обозначение литер «Д» не является признаком, позволяющим индивидуализировать недвижимость и, следовательно, её виндицировать. На этом основании дело передано на новое рассмотрение2.

    Имущественные интересы собственника могут быть защищены с помощью других правовых средств, в частности, иском по обязательству из причинения вреда. Вопрос о возможности изъятия индивидуально-определённой вещи, подвергшейся изменениям, переработке, должен решаться в зависимости от характера таких изменений, их существенности.

    Если вещь изменила своё первоначальное назначение в результате переработки, следует признать, что оснований для виндикации нет, возникают последствия, аналогичные гибели вещи, собственник имеет право лишь на возмещение убытков1. Если вещь сохранила своё хозяйственное назначение, судьба произведённых улучшений должна быть решена в соответствии с правилами ст. 303 ГК РФ. Добросовестный приобретатель (владелец) вправе оставить за собой произведённые им улучшения, если они могут быть отделены без повреждений вещи. Если такое отделение невозможно, добросовестный владелец имеет право требовать возмещения произведённых на улучшение затрат, но не выше размера увеличения стоимости вещи.

    Право на виндикацию принадлежит собственнику, утратившему владение вещью (ст. 301 ГК). Однако наряду с ним виндицировать имущество в соответствии со ст. 305 ГК может также лицо, хотя и не являющееся собственником, но владеющее имуществом в силу закона или договора. Таким лицом, именуемым обычно титульным владельцем имущества, может выступать арендатор, хранитель, комиссионер и т.д., а также обладатель вещных прав на имущество: права пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, права оперативного управления и т.д. Вопрос о юридической природе исков титульных владельцев об истребовании имущества носит спорный характер. По мнению одних ученых, он должен квалифицироваться как виндикационный2, по мнению других, он лишь носит характер виндикационного, но в точном смысле им не является)3.

    Введение в российское гражданское право института приобретательной давности означает, что защита против неправомерного завладения имуществом обеспечивается и давностному владельцу. Указанное лицо до истечения соответствующего срока не может считаться титульным владельцем имущества, ибо его владение не опирается на правовое основание. Однако такое владение не является и юридически безразличным фактом, ибо при определенных условиях — добросовестность, открытость, непрерывность владения — и по истечении установленных законом сроков фактический владелец имущества может стать его собственником. Поэтому в случае посягательства на имущество со стороны третьих лиц, не имеющих права на владение им, давностный владелец на основании п. 2 ст. 234 ГК может добиваться восстановления своего владения.

    В качестве ответчика по виндикационному иску выступает фактический владелец имущества, незаконность владения которого подлежит доказыванию в виндикационном процессе.

    Предметом виндикационного иска является требование о возврате имущества из незаконного владения, выступающее лишь в качестве объекта искового требования. Спорным является положение тех согласиться с теми авторами, которые считают его предметом спорное имущество.1

    Если истец ставит вопрос о предоставлении ему равноценного имущества либо выплате денежной компенсации, он должен добиваться этого с помощью иных средств защиты, в частности иска из причинения вреда.

    Наряду с предметом иска истец должен сформулировать его основание путем указания на те юридические факты, с которыми он связывает свое требование к ответчику. В исках об истребовании имущества такое основание составляют обстоятельства выбытия имущества из обладания истца, условия поступления имущества к ответчику, наличие спорного имущества в натуре, отсутствие между истцом и ответчиком связей обязательственного характера по поводу истребуемой вещи. В совокупности указанные обстоятельства подтверждают право истца на спорное имущество и возможность его истребования по виндикационному иску. В научной литературе нет единства мнений относительно того юридического титула, на который опирается истец в своих исковых требованиях. По мнению ряда ученых, общим юридическим основанием всех виндикационных исков является право владения истребуемой вещью2. В литературе также и отмечается, что в российском праве отсутствует особое право владения, а есть лишь правомочие владения, входящее в состав различных субъективных прав1. Поэтому, выступая с виндикационным требованием, истец должен не только указать, что он фактически лишен возможности обладания имуществом, но и доказать, что названная правовая возможность основывается на конкретном субъективном праве, например праве собственности, праве нанимателя, праве залогодержателя и т.д. Единственное исключение в этом плане составляет, как указывалось выше, иск давностного владельца имущества, который не опирается на конкретное субъективное право и направлен на защиту фактического владения как такового.

    В тех случаях, когда имущество находится в фактическом обладании лица, завладевшего им путем противозаконных действий, например в руках похитителя или лица, присвоившего находку, необходимость удовлетворения виндикационного иска не вызывает никаких сомнений.

    Не столь очевидным будет, однако, решение данного вопроса в той ситуации, когда вещь оказывается во владении третьего лица, например лица, купившего ее у неуправомоченного отчуждателя. Охраняемые законом интересы собственника (титульного владельца) вещи сталкиваются в данном случае с заслуживающими внимания интересами фактического владельца, действия которого в субъективном плане зачастую безупречны. Действующее гражданское законодательство, опираясь на правовой опыт мировой цивилизации, устанавливает следующие три условия удовлетворения виндиационного иска.

    Прежде всего возможность виндикации вещи у третьего лица зависит от того, добросовестен ли приобретатель вещи или нет. Согласно ст. 302 ГК владелец признается добросовестным, если, приобретая вещь, он не знал и не должен был знать о том, что отчуждатель вещи не управомочен на ее отчуждение. В случае, если владелец вещи знал или, по крайней мере, должен был знать, что приобретает вещь у лица, не имевшего права на ее отчуждение, он считается недобросовестным. Подчеркнем, что добросовестность приобретателя вещи от неуправомоченного отчуждателя в соответствии со смыслом закона определяется на момент приобретения вещи. Если в последующем он узнает о том, что приобрел вещь у неуправомоченного отчуждателя, никакого поворота к худшему не происходит.

    По господствующему в литературе мнению, для признания приобретателя недобросовестным недостаточно простой неосмотрительности, а требуется умысел или грубая неосторожность1.

    При разграничении простой и грубой неосторожности следует опираться на фактические обстоятельства каждого конкретного случая, принимая во внимание как обстановку и условия приобретения вещи, так и субъективные свойства самого приобретателя — его жизненный опыт, юридическую грамотность и т.п. Необходимо также учитывать, что действующее право исходит из презумпции добросовестности приобретателя, т.е. приобретатель признается добросовестным до тех пор, пока его недобросовестность не будет доказана. У недобросовестного приобретателя вещь изымается во всех случаях.

    Вопрос об истребовании вещи у добросовестного приобретателя решается в зависимости от того, как приобретена вещь — возмездно или безвозмездно. Согласно ч. 2 ст. 302 ГК при безвозмездном приобретении имущества от лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе истребовать имущество во всех случаях. Ч. 2 ст. 302 ГК применяется лишь тогда, когда безвозмездный приобретатель от неуправомоченного отчуждателя выступает в качестве ответчика, по иску.

    Если имущество приобретено владельцем добросовестно и возмездно, возможность его истребования поставлена в зависимость от характера выбытия имущества из владения собственника (титульного владельца). Собственник вправе истребовать имущество от такого приобретателя только тогда, когда имущество выбыло из владения собственника или лица, которому имущество было доверено собственником, помимо их воли. При этом закон (ч. 1 ст. 302 ГК) указывает на два возможных случая подобного выбытия имущества из владения — утерю его собственником и его похищение, что, конечно, является лишь примерным перечнем таких случаев.

    При квалификации иска о возврате имущества необходимо четко определять правовую природу заявленных требований. Требование о возврате имущества может вытекать из обязательственных отношений (договорные обязательства, обязательства из неосновательного обогащения), может выступать как способ защиты вещных прав, может быть заявлено в рамках реституции.

    Одним из условий предъявления виндикационного иска является отсутствие между собственником и фактическим владельцем связи обязательственного характера.

    Пленум ВАС РФ в п. 23 Постановления от 25.02.98 № 8 разъяснил, что иск собственника о возврате имущества лицом, с которым собственник находится в обязательственном правоотношении по поводу спорного имущества, подлежит рассмотрению в соответствии с законодательством, регулирующим данное правоотношение.

    Таковы общие условия виндикации имущества, принимаемые во внимание независимо от формы и вида собственности. Из правил виндикации установлено, однако, одно исключение. В соответствии с ч. 3 ст. 302 ГК не допускается истребование от добросовестного приобретателя денег, а также ценных бумаг на предъявителя, пусть даже они выбыли из обладания собственника помимо его воли либо поступили к приобретателю безвозмездно. Указанная норма объясняется тем, что деньги и ценные бумаги на предъявителя являются средством обращения, в связи с чем требуется обеспечить им повышенное доверие со стороны участников гражданского оборота.

    Виндикационный иск следует отграничивать от исков, тоже направленных на индивидуально-определённую вещь, но основанных на обязательственных отношениях, уже существовавших между сторонами требованиях. Последствия неисполнения обязательства передать индивидуально-определённую вещь (ст. 398 ГК РФ) исходят из того, что право собственности на вещь ещё не перешло к истцу, а потому виндикационный иск не может быть предъявлен. Виндикационный иск может быть предъявлен лишь при отсутствии обязательственных отношений между сторонами или после того, как обязательственные отношения прекратились (до их прекращения владение вещью опирается на законное основание)1.

    Для удовлетворения виндикационного иска вина ответчика не обязательна. На виндикационный иск распространяется общий срок исковой давности в три года. Исчисление срока начинается с момента, когда собственнику стало известно о выбытии имущества из его владения.

    Немаловажное значение в защите права собственности играет институт приобретательной давности. Частью 1 статьи 234 ГК РФ отмечено, что гражданин или юридическое лицо, не являющееся собственником недвижимого имущества, но добросовестно, открыто и непрерывно владеющее им как своим собственным в течение пятнадцати лет, приобретает право собственности на это имущество. При этом течение срока приобретательной давности начинается не ранее истечения срока исковой давности на истребование собственником имущества у лица, у которого оно находилось (п.5 приложения к информационному письму Президиума ВАС РФ от 28 апреля 1997 г. № 13 «Обзора практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»).

     

    2.2. Негаторная защита права собственности

     

    2.2.1. Понятие и правовая природа негаторная иска

     

    Наряду с истребованием имущества из чужого незаконного владения собственник (титульный владелец) в соответствии со ст. 304 ГК может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения. Такое право обеспечивается ему с помощью негаторного иска. Негаторный иск (от лат. action nagatoria — отрицающий иск) есть внедоговорное требование владеющего вещью собственника к третьему лицу об устранении препятствий в осуществлении правомочий пользования и распоряжения имуществом.

    Негаторным иском называется внедоговорное требование владеющего собственника к невладеющему несобственнику о прекращении причинения различных фактических помех и стеснений в отношении спорной вещи, не связанных с отрицанием права, принадлежащего собственнику, или лишением его владения. Негаторный иск – это титульный иск, поэтому его вправе заявлять только собственник (ст. 301 ГК РФ) либо титульный (в том числе и на основании обязательства) владелец (ст. 305 ГК РФ), защищающий свое право владения1.

    Основные положения о защите прав собственника либо иного титульного владельца от нарушений его права, не связанных с лишением владения, содержатся в ст. ст. 304, 305 ГК РФ. Абзац 5 ст. 208 ГК РФ содержит правило, согласно которому исковая давность не распространяется на требования негаторного характера. Пункт 2 ст. 347 ГК РФ предоставляет залогодержателю, пользующемуся переданным ему по договору предметом залога, право требовать от других лиц, не владеющих предметом залога, в том числе и от залогодателя, устранения любых нарушений его права, не связанных с лишением владения. Пункт 3 ст. 1020 ГК РФ гарантирует доверительному управляющему владельческую защиту от нарушений его прав на имущество, находящееся в доверительном управлении. Статьей 92 Федерального закона от 21 июля 1997 года N 119-ФЗ «Об исполнительном производстве» предусмотрена возможность обращения заинтересованных лиц в суд с исками об освобождении имущества от ареста или исключения его из описи.

    Положения законодательства разъяснены в п. п. 6, 28 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25.02.1998 г. № 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»), п. п. 21 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 28.04.1997 г. № 13 «Обзор практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав».

    Негаторный иск, как и виндикационное требование, относится к числу вещно-правовых средств защиты права собственности. Он предъявляется лишь тогда, когда собственник и третье лицо не состоят между собой в обязательственных или иных относительных отношениях по поводу спорной вещи и когда совершенное правонарушение не привело к прекращению субъективного права собственности.

    Негаторный иск, наряду с виндикационным иском, а также иском о признании права собственности, является одним из способов защиты права собственности и иных вещных прав и представляет собой требование законного владельца к лицу, не владеющему индивидуально-определенной вещью, об устранении препятствий в осуществлении вещного права, не связанных с лишением владения имуществом (ст. 304, 305 ГК РФ).

    Реализуя свое право на судебную защиту, титульный владелец, осуществляющий предпринимательскую или иную экономическую деятельность, обращается в арбитражный суд с негаторным иском. Нарушенное право истца может быть восстановлено в случае удовлетворения судом заявленных исковых требований. Законность и обоснованность судебного акта во многом зависит от подготовленности дела к судебному разбирательству1.

    В соответствии с ч. 3 ст. 133 АПК РФ, на стадии подготовки дела к судебному разбирательству суду необходимо определить: характер спорного правоотношения; подлежащее применению законодательство; подведомственность и подсудность дела; состав лиц, участвующих в деле; предмет доказывания; необходимые доказательства; распределение бремени доказывания.2

    В. В. Витрянский выделяет следующую особенность негаторного иска: в отличие от виндикационного иска собственник или иной титульный владелец, обращающийся в суд, сохраняет имущество в своем владении. Нарушение права собственника состоит в том, что ему чинятся препятствия в пользовании им1.

    Согласно рекомендациям Президиума ВАС РФ, закрепленным в п. 21 Информационного письма от 28.04.97 № 13, собственник вправе предъявить негаторный иск, если нарушение его прав не повлекло прекращение владения имуществом.

    Виндикационный иск представляет собой требование невладеющего собственника к владеющему несобственнику о возврате принадлежащего ему имущества. Фактический владелец вещи нарушает правомочие владения вещью, присущее собственнику.

    Владение — это фактическая, физическая власть над вещью, оно не может осуществляться опосредованно, предполагает полный физический контроль самого собственника (законного владельца), а поскольку речь идет о недвижимости — не только его присутствия на земельном участке, в здании, но и полного контроля, означающего охрану объекта, свободное перемещение по нему, его нормальную хозяйственную эксплуатацию. Утрата такого положения обычно рассматривается как потеря владения и дает основание для предъявления виндикационного иска (ст. 301 ГК РФ)6.

    Как справедливо замечает Е. А. Суханов, в отношении традиционных объектов недвижимости собственник обычно осуществляет владение как юридическими, так и фактическими способами1. Целью виндикационного иска является защита собственником своего права, иск направлен на восстановление возможности осуществления правомочия владения в полном объеме. Для полного восстановления возможности осуществления правомочия владения имущество не только должно быть передано собственнику, но и подлежит передаче свободным от имущества ответчика. В случаях, когда нарушено правомочие владения, присущее собственнику, нельзя квалифицировать требование о выселении (освобождении недвижимого имущества) как негаторный иск.

    Когда истец заявляет об истребовании имущества из чужого незаконного владения и требует выселить ответчика (обязать ответчика освободить занимаемое помещение), то это второе требование, по сути, является виндикационным требованием с уточнением способа изъятия имущества. Правовым основанием заявления такого требования также будет ст. 301 ГК РФ. Итак, истец не заявляет два противоречащих друг другу требования. Если требование о выселении (освобождении недвижимого имущества) заявляется самостоятельно, то при отсутствии между сторонами связи обязательственного характера этот иск надо квалифицировать как виндикационный.

    Если препятствование в осуществлении правомочий собственника создаётся правомерными действиями (например, прокладывается траншея вблизи домовладения с разрешения соответствующих государственных органов), предъявлять негаторный иск нельзя. Придётся либо оспаривать законность таких действий (но не с помощью негаторного иска), либо претерпевать их последствия.

    Большее распространение данный иск получил после введения в действие главы 17 ГК РФ. В частности, негаторный иск стал основным способом защиты собственника от действий владельца сервитута (ст. 274, 277 ГК РФ), где устанавливается право ограниченного пользования чужим земельным участком (сервитут).

    Также негаторный иск может быть предъявлен в отношении прекращения сервитута (ст. 276 ГК РФ).

    По требованию собственника земельного участка, обременённого сервитутом, сервитут может быть прекращён ввиду отпадения оснований, по которым он был установлен. Также в случаях, когда земельный участок, принадлежащий гражданину или юридическому лицу, в результате обременения сервитутом не может использоваться в соответствии с назначением участка, собственник вправе требовать по суду прекращения сервитута.

    Необходимо отметить, что виндикационный и негаторный иски в защиту своих прав и интересов могут предъявлять не только собственники, но и субъекты иных прав на имущество – все законные владельцы. К их числу отнесены субъекты как вещных прав пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения, оперативного управления и иных, так и субъекты обязательственных прав, связанных с владением чужим имуществом (например, арендаторы, хранители, перевозчики).

    При этом титульные (законные) владельцы, обладающие имуществом в силу закона или договора, в период действия своего права могут защищать своё право владения имуществом даже против его собственника. В силу этого можно говорить об абсолютной (вещно-правовой) защите не только права собственности и иных вещных прав, но и всякого законного (титульного) владения1.

    По смыслу закона удовлетворение негаторного иска не ставится в зависимость от виновности третьего лица, создающего своим поведением препятствия в осуществлении права собственности. Однако, если указанные действия причинили собственнику убытки, последние могут быть взысканы с третьего лица лишь на основании ст. 1064 ГК РФ, т.е. при наличии вины третьего лица. Если третье лицо докажет правомерность своего поведения, негаторный иск удовлетворению не подлежит.

        

    2.2.2. Субъекты, предмет и основания исковых требований

     

    Правом на негаторный иск обладают собственник, а также титульный владелец (ст. 305 ГК), которые владеют вещью, но лишены возможности пользоваться или распоряжаться ею. В качестве ответчика выступает лицо, которое своим противоправным поведением создает препятствия, мешающие нормальному осуществлению права собственности (права титульного владения).

    Надлежащим истцом по данной категории споров будет являться законный (титульный) владелец имущества, фактически обладающий имуществом, вещные права которого нарушаются ответчиком. При этом, нарушения вещных прав истца со стороны ответчика не должны быть связаны с лишением владения вещью, в противном случае будет иметь место виндикационный иск (ст. 301 ГК РФ). В качестве истцов, предъявляющих негаторные иски, могут выступать две категории лиц:

    1.собственники, владеющие имуществом (индивидуально-определенной вещью);

    2. лица, владеющие имуществом на ином законном основании:

  • государственное или муниципальное унитарное предприятие, владеющее на праве хозяйственного ведения имуществом, закрепленным за ним по решению собственника, в соответствии со ст. ст. 114, 294, 299 ГК РФ, а также согласно положениям Федерального закона от 14.11.2002 г. № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях»;
  • учреждение, владеющее на праве оперативного управления, имуществом, закрепленным за ним по решению собственника (ст. ст. 115, 296, 299, 300 ГК РФ);
  • арендатор – на основании договора аренды (ст. ст. 606-615, 625, 300 ГК РФ);
  • доверительный управляющий – на основании договора доверительного управления (ст. ст. 1012 – 1021 ГК РФ);
  • залогодержатель – на основании договора о залоге (ст. ст. 334-341, 346-347 ГК РФ);
  • владелец имущества, арестованного (включенного в акт описи) судебным приставом-исполнителем1;
  • лица, владеющие земельными участками и находящимся на них недвижимым имуществом на праве постоянного (бессрочного) пользования (ст. ст. 264, 265, 268, 269, 271, 273, п. 4 ст. 274, ст. 277 ГК РФ);
  • иные лица, обладающие вещными правами на имущество, находящееся во владении.

    Ответчиком по негаторному иску будет являть любой индивидуальный предприниматель или юридическое лицо, не являющееся фактическим владельцем имущества, и препятствующее осуществлению правомочий титульного владельца. Ответчиком по негаторному иску может быть как лицо, не имеющее прав на вещь, так и собственник имущества, на законном основании передавший индивидуально-определенную вещь во владение истцу (арендодатель арендатору — по договору аренды; собственник — унитарному предприятию на праве хозяйственного ведения или учреждению на праве оперативного управления; собственник имущества, переданного в доверительное управление по договору; собственник имущества, переданного залогодержателю в порядке обеспечения исполнения обязательств). По искам об освобождении имущества от ареста (исключении из описи) надлежащими ответчиками будут являться: должник по исполнительному производству и те организации и лица, в интересах которых наложен арест (взыскатели по исполнительному производству).

    По делам, возбуждаемым по негаторным искам об освобождении имущества от ареста (об исключении из описи), к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования на предмет спора, привлекается территориальный орган Федеральной службы приставов, действующий на территории данного субъекта Российской Федерации

    Предметом негаторного иска является требование истца об устранении нарушений, не соединенных с лишением владения. Чаще всего третьи лица своим противоправным действием или бездействием создают собственнику препятствия в осуществлении правомочия пользования. Например, пользование строением может быть затруднено неправомерным огораживанием земельного участка, ростом дерева, посаженного в непосредственной близости от строения, складированием материалов или топлива, загромоздивших проезд к нему, и т. п. С помощью негаторного иска собственник может добиваться прекращения подобных действий, а также устранения нарушителем своими силами и средствами созданных им помех.

    Негаторные иски по своему предмету являются исками о присуждении, поскольку в них истец просит не только признания факта существования своего субъективного материального права, нарушаемого ответчиком, но и присуждения ответчика к исполнению лежащих на нем материально-правовых обязанностей.

    Среди исков данной категории по критерию предмета иска можно выделить следующие виды:

    1.
    Иски по требованиям титульных владельцев, фактически обладающих вещью, об обязании не чинить препятствий в осуществлении правомочий пользования и (или) распоряжения имуществом. Например, иск об обязании демонтировать сооружения, препятствующие доступу владельца принадлежащему ему имуществу, требования об обеспечении беспрепятственного доступа к имуществу.

    2.
    Иски титульных владельцев индивидуально-определенных вещей об освобождении имущества от ареста (исключении из описи).

    Возможны случаи создания препятствий и в осуществлении правомочия распоряжения. Так, если при аресте имущества должника в опись случайно попали вещи, принадлежащие другим лицам, эти лица лишаются возможности распоряжаться своим имуществом ввиду возложенных на него ограничений. Средством защиты в данном случае выступает так называемый иск об освобождении имущества от ареста (исключения из описи), который с точки зрения своей материально-правовой сущности является чаще всего негаторным иском. В том случае, если описанное имущество изымается из владения собственника или титульного владельца, указанный иск по своей юридической природе будет виндикационным.

    Негаторную природу будет иметь и требование предприятия о снятии ограничений с его имущества, наложенных финансовыми, налоговыми и иными аналогичными органами.

    Наряду с требованием об устранении уже имеющихся препятствий в осуществлении права собственности негаторный иск может быть направлен и на предотвращение возможного нарушения права собственности, когда налицо угроза такого нарушения. Например, с помощью негаторного иска собственник может добиваться запрета строительства того или иного сооружения уже на стадии его проектирования, если оно будет препятствовать пользоваться имуществом.

    Основанием негаторного иска служат обстоятельства, обосновывающие право истца на пользование и распоряжение имуществом, а также подтверждающие, что поведение третьего лица создает препятствия в осуществлении этих правомочий. В обязанность истца не входит доказательство неправомерности действия или бездействия ответчика, которые предполагаются таковыми, если сам ответчик не докажет правомерность своего поведения.

     

    СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

     

  1. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года.
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть 1 от 30 ноября 1994 г. №51-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1994. — №32. С. 3301.
  3. Гражданский кодекс РФ. Ч. 2 от 26 января 1996 г.// СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410.

     

  4. Постановление Пленума ВАС РФ от 25.02.98 № 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» //ВВАС. 1998. № 10.
  5. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 28.04.97 № 13 «Обзор практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» // ВВАС. 1997. № 7.
  6. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. М., 2005.
  7. Венедиктов А. В. Гражданско-правовая охрана социалистической собственности в СССР. М.-Л., 1954.
  8. Витрянский В. В. Защита права собственности // Закон. 1995. № 5.
  9. Генкин Д.М. Право собственности в СССР. М, 1961.
  10. Гражданское право / Под ред. Т.Н. Илларионовой, Б.М. Гонгало, В.А. Плетнева. М., 2003.
  11. Гражданское право / Под ред. А. И. Калпина, А. И. Масляева. М., 2004. Ч. 1.
  12. Гражданское право. Том 1. Учебник. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2006.
  13. Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е. А. Суханов. Т. 1. М., 2007.
  14. Донцов С.Е. Гражданско–правовые внедоговорные способы защиты социалистической собственности. М.,1980.
  15. Иоффе О.С. Советское гражданское право. М., 1967.
  16. Живихина И.Б. Общетеоретические вопросы защиты права собственности: Монография. Рязань, 2002.
  17. Живихина И.Б. Гражданско-правовые проблемы охраны и защиты права собственности: Монография. М., 2006.
  18. Живихина И.Б. Меры оперативного воздействия и самозащита права собственности // Российский судья. 2007. № 2.
  19. Живихина И.Б. Способы защиты собственности в гражданском обороте // Юрист. 2007. № 2
  20. Зимина О. Иски о праве собственности // Хозяйство и право. 1996. № 4.
  21. Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части первой. / Под ред. О.Н. Садикова . М., 2005.
  22. Крашенинников Е.А. К теории права на иск. Ярославль: Изд-во Ярославского гос. ун-та, 1995.
  23. Крашенинников П.В. Право собственности на жилые помещения. М., 2000.
  24. Люшня А.В. Проблема применимости негаторного иска для защиты сервитутов в российском праве // Законность. 2006. № 1.

  25. Самойлова М.В. Понятие, осуществление и зашита права личной собственности. Калинин, 1978
  26. Семенова А.В. Особенности подготовки дела, возбужденного арбитражным судом по негаторному иску, к судебному разбирательству // Практика, обзоры, комментарии Федерального арбитражного суда Уральского округа. 2005. № 3 (23).

  27. Советское гражданское право/ Под ред. О. А. Красавчикова. В 2-х т. М, 1985. Т. 1.
  28. Суханов Е.А. Лекции о праве собственности. М., 1991.
  29. Толстой Ю.К. Собственность и оперативное управление // Проблемы гражданского права / Под ред. Ю. К. Толстого, А. К. Юрченко, Н. Д. Егорова. Л., 1987.
  30. Толстой Ю.К. Содержание и гражданско-правовая зашита права собственности в СССР. Л., 1955
  31. Постановление Президиума ВАС РФ от 09 января 1997 г. № 2297/96.
  32. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 01 ноября 1999 г. № Ф08-2316/99.
  33. Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 02 августа 2001 г. № Ф08-2426/2001.
  34. Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 13.12.2001 по делу № Ф09-2407/2001-ГК.

     


     

<

Комментирование закрыто.

WordPress: 23.38MB | MySQL:122 | 1,971sec