Ответственность перевозчика за неподачу транспортных средств и грузоотправителя за их неиспользование

<

031314 0349 1 Ответственность перевозчика за неподачу транспортных средств и грузоотправителя за их неиспользование Согласно ст. 794 ГК РФ перевозчик за неподачу транспортных средств для перевозки груза в соответствии с принятой заявкой (заказом) или иным договором, а отправитель за непредъявление груза либо неиспользование поданных транспортных средств по иным причинам несут ответственность, установленную транспортными уставами и кодексами, а также соглашением сторон.

В п. 2 ст. 794 ГК РФ сохранен исчерпывающий перечень оснований, освобождающих перевозчика и грузоотправителя от ответственности за неподачу и неиспользование транспортных средств, причем этот перечень может быть расширен в транспортных уставах и кодексах. Следовательно, такая ответственность перевозчика и грузоотправителя, в отличие от ответственности перевозчика за несохранность груза и багажа, наступает независимо от наличия вины.

Перевозчик и отправитель груза освобождаются от ответственности в случае неподачи транспортных средств либо неиспользования поданных транспортных средств, если это произошло вследствие:

непреодолимой силы, а также иных явлений стихийного характера (пожаров, заносов, наводнений) и военных действий;

прекращения или ограничения перевозки грузов в определенных направлениях, установленного в порядке, предусмотренном соответствующим транспортным уставом или кодексом;

в иных случаях, предусмотренных транспортными уставами и кодексами.

 

 

2. КОМПЕНСАЦИЯ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА, ВОЗНИКАЮЩАЯ ВСЛЕДСТВИЕ ПРИЧИНЕНИЯ ВРЕДА

 

Категория морального вреда появилась в нашем законодательстве сравнительно недавно. В течение длительного времени считалось, что моральный вред в социалистическом обществе возмещению вообще не подлежит. В обоснование этого приводился проникнутый фарисейством аргумент, который сводился к тому, что личность советского человека находится на столь недосягаемой высоте, что ее никак нельзя оценивать на деньги. Постепенно, однако, и в общественном сознании, и в подходе законодателя к решению этого вопроса произошел перелом. Вначале в специальных нормативных актах, рассчитанных на отдельные случаи, а затем в актах общего кодификационного характера категория морального вреда была узаконена. Наиболее общей нормой, которая предусматривала возмещение морального вреда, стала ст. 131 Основ гражданского законодательства 1991 г., которая была введена в действие на территории РФ с 3 августа 1992 г. В этой норме впервые была предпринята попытка определить понятие морального вреда, а также закрепить условия и способы его возмещения. Моральный вред в ст. 131 Основ был определен как причинение гражданину физических или нравственных страданий. Из этой характеристики морального вреда следует вывод, что моральный вред может быть причинен только физическому лицу, поскольку физические или нравственные страдания может испытывать лишь психофизическая особь, но никак не социальная общность, каковой является юридическое лицо. Что же касается условий возмещения морального вреда, то в качестве таковых были предусмотрены противоправность действий, причинивших вред, и вина причинителя вреда. Указывалось, что моральный вред возмещается в денежной или иной материальной форме и в размере, определяемых судом, причем независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда. О возмещении вреда речь шла и в ст. 7 Основ, причем в ней предусматривалось возмещение морального вреда, причиненного не только гражданину, но и юридическому лицу в случае распространения сведений, порочащих их честь, достоинство и деловую репутацию. Обратим внимание на то, что в ст. 131 Основ возмещение морального вреда предусматривалось независимо от того, причинен ли этот вред посягательством на личное неимущественное право или на имущественное право потерпевшего лица.

Эти правила действовали до 1 января 1995 г. С этой даты на смену им пришли нормы о моральном вреде и его возмещении, зафиксированные в ГК. Статья 151 ГК определяет моральный вред по существу так же, как и Основы гражданского законодательства 1991 г., а именно как причинение гражданину физических или нравственных страданий. Наряду с этим законодатель по-разному подходит к случаям причинения морального вреда посягательством на принадлежащие гражданину личные неимущественные права либо иные нематериальные блага, с одной стороны, и посягательством на те права и интересы гражданина, которые не охватываются категорией нематериальных благ, с другой. Если моральный вред причинен гражданину посягательством на принадлежащее ему нематериальное благо, то он, при наличии предусмотренных законом условий, возмещается независимо от того, предусмотрено ли такое возмещение специальным законом или нет. В указанных случаях достаточным основанием для возмещения вреда служит ст. 151 ГК. А вот если моральный вред причинен посягательством на какое-либо материальное благо, которое находит свое выражение в имущественном праве, то он подлежит возмещению лишь тогда, когда существует специальный закон, такое возмещение предусматривающий. Таковым законом является, в частности, Закон «О защите прав потребителей». В случаях, подпадающих под действие этого Закона, моральный вред потерпевшему лицу возмещается независимо от того, причинен ли он посягательством на нематериальное благо или на имущественное право.

Таким образом, в ст. 151 ГК по сравнению со ст. 131 Основ, круг случаев, в которых моральный вред подлежит возмещению, сужен. Указанное обстоятельство нужно учитывать, если моральный вред был причинен после 1 января 1995 г.

<

В ст. 151 ГК предпринята попытка найти ориентиры, из которых суд мог бы исходить при определении размеров компенсации морального вреда. Суд принимает во внимание степень вины нарушителя, иные заслуживающие внимания обстоятельства, а также учитывается степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред. В самом деле, один человек легко раним и остро переживает неправомерное вторжение другого лица в сферу его нематериальных и имущественных прав и интересов. А другому лицу все как «с гуся вода», и он довольно спокойно реагирует на действия, наносящие ему какой-либо урон. При этом, поскольку возмещение морального вреда является мерой гражданско-правовой ответственности, надлежит исходить из тех оснований ответственности, которые должны быть налицо в том или ином конкретном случае. Так, если ответственность наступает независимо от вины (например, за вред, причиненный источником повышенной опасности), то и моральный вред в принципе подлежит возмещению независимо от вины.

Статья 151 ГК определяет моральный вред по существу так же, как и Основы гражданского законодательства 1991 г., а именно как причинение гражданину физических или нравственных страданий. Наряду с этим законодатель по-разному подходит к случаям причинения морального вреда посягательством на принадлежащие гражданину личные неимущественные права либо иные нематериальные блага, с одной стороны, и посягательством на те права и интересы гражданина, которые не охватываются категорией нематериальных благ, с другой. Если моральный вред причинен гражданину посягательством на принадлежащее ему нематериальное благо, то он, при наличии предусмотренных законом условий, возмещается независимо от того, предусмотрено ли такое возмещение специальным законом или нет. В указанных случаях достаточным основанием для возмещения вреда служит ст. 151 ГК. А вот если моральный вред причинен посягательством на какое-либо материальное благо, которое находит свое выражение в имущественном праве, то он подлежит возмещению лишь тогда, когда существует специальный закон, такое возмещение предусматривающий. Таковым законом является, в частности, Закон РФ «О защите прав потребителей». В случаях, подпадающих под действие этого закона, моральный вред потерпевшему лицу возмещается независимо от того, причинен ли он посягательством на нематериальное благо или на имущественное право. Таким образом, в ст. 151 ГК, по сравнению со ст. 131 Основ, круг случаев, в которых моральный вред подлежит возмещению, сужен. Указанное обстоятельство нужно учитывать, если моральный вред был причинен после 1 января 1995 года. В ст. 151 ГК предпринята попытка найти ориентиры, из которых суд мог бы исходить при определении размеров компенсации морального вреда. Суд принимает во внимание степень вины нарушителя, иные заслуживающие внимания обстоятельства, а также учитывается степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред. В самом деле, один человек легко раним и остро переживает неправомерное вторжение другого лица в сферу его нематериальных и имущественных прав и интересов. А другому лицу все как «с гуся вода», и он довольно спокойно реагирует на действия, наносящие ему какой-либо урон. При этом, поскольку возмещение морального вреда является мерой гражданско-правовой ответственности, надлежит исходить из тех оснований ответственности, которые должны быть налицо в том или ином конкретном случае. Так, если ответственность наступает независимо от вины (например, за вред, причиненный источником повышенной опасности), то и моральный вред, в принципе, подлежит возмещению независимо от вины. Но, пожалуй, наиболее сложным является вопрос, кому именно моральный вред может быть причинен: только гражданину или также юридическому лицу. Из определения морального вреда, данного в ст. 151 ГК, и условий его возмещения может быть сделан вывод, что моральный вред может быть причинен только физическому лицу. Повторим еще раз: юридическому лицу физические и нравственные страдания вроде бы причинены быть не могут. Однако в ст. 152 ГК, предусматривающей защиту чести, достоинства и деловой репутации, сказано, что правила о защите деловой репутации гражданина, соответственно, применяются и к защите деловой репутации юридического лица. А в числе этих правил предусмотрены не только возмещение убытков, но и компенсация морального вреда. Опираясь на эти положения, Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 20 декабря 1994 года № 10, специально посвященном вопросам компенсации морального вреда, разъяснил, что правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении юридических лиц (см. п. 5 постановления). Иными словами, Пленум склоняется к тому, что моральный вред может быть причинен и юридическому лицу в тех случаях, когда распространены сведения, порочащие деловую репутацию юридического лица, и этот моральный вред подлежит возмещению. Однако в последнее время чаша весов склоняется в пользу того, что моральный вред юридическому лицу, исходя из самой категории морального вреда как причинения физических и нравственных страданий, причинен быть не может. В тех случаях, когда деловой репутации юридического лица нанесен урон распространением каких-либо порочащих сведений, юридическое лицо может требовать возмещения причиненных ему убытков, в том числе и в виде упущенной выгоды. Но размер этих убытков, разумеется, должен быть доказан. А это значительно сложнее, поскольку размер причиненного морального вреда не подлежит столь же точной дозировке, как размер убытков .

 

ЗАДАЧА 1

 

Супруги Зайцевы, занимающие однокомнатную квартиру в муниципальном жилищном фонде, расторгли брак. От брака имеют сына 3-х лет. После расторжения брака Зайцев ушел из семьи и связал свою судьбу с другой женщиной. Вскоре Зайцев предъявил иск об обмене квартиры на две комнаты в коммунальной квартире. Бывшая жена Зайцева заявила, что из отдельной квартиры в коммунальную вместе с маленьким ребенком не поедет, в распаде семьи виновен истец, к тому же он обязан обеспечить жильем сына, а сам может проживать у новой жены, располагающей достаточной жилой площадью.

Зайцева предъявила встречный иск о признании бывшего мужа утратившим право на жилплощадь. Возражая против встречного иска, Трусов указал на то, что не считал возможным проживать в квартире по морально-этическим соображениям, но систематически навещал сына и нес свою долю расходов по оплате квартиры. Новая жена прописать его не может, т.к против этого возражают ее родители.

 

РЕШИТЕ ДЕЛО

 

Согласно ст. 71 ЖК РФ временное отсутствие  нанимателя  жилого помещения по договору  социального найма,  кого-либо из проживающих совместно с ним членов  его  семьи  или  всех  этих граждан не влечет за собой изменение их  прав и обязанностей по договору социального найма.       

Статья 72 ЖК РФ устанавливает, что  наниматель жилого помещения по договору социального найма с  согласия  в  письменной форме наймодателя и проживающих совместно с  ним членов его семьи, в том числе временно отсутствующих членов его  семьи, вправе осуществить обмен занимаемого ими жилого помещения на  жилое помещение,  предоставленное  по  договору  социального  найма  другому нанимателю.      Проживающие совместно с нанимателем члены его семьи  вправе  требовать  от нанимателя обмена занимаемого ими жилого помещения по  договору социального найма на жилые помещения,  предоставленные  по  договорам  социального  найма  другим  нанимателям  и находящиеся в  разных домах или квартирах.    Если   между   нанимателем  жилого  помещения  по  договору  социального найма и проживающими совместно с ним членами его  семьи  не  достигнуто соглашение об обмене,  любой из них вправе требовать  осуществления принудительного обмена занимаемого жилого помещения в  судебном  порядке.  При  этом  учитываются  заслуживающие  внимания  доводы и законные интересы лиц,  проживающих в  обмениваемом  жилом  помещении.  

В то же время ч. 4 ст. 72 ЖК определяет, что обмен  жилыми   помещениями,   которые   предоставлены   по  договорам    социального    найма    и    в    которых    проживают  несовершеннолетние,  недееспособные  или  ограниченно  дееспособные  граждане,   являющиеся   членами  семей  нанимателей  данных  жилых  помещений,  допускается с предварительного согласия органов опеки и попечительства.  Органы  опеки  и  попечительства отказывают в даче  такого  согласия  в  случае,   если   обмен   жилыми   помещениями,  предоставленными по договорам социального найма, нарушает права или  законные  интересы  указанных  лиц.

Таким образом, ввиду того, что в данной квартире проживает несовершеннолетний ребенок , то согласно ч. 4 ст. 72 ЖК РФ решение данного спора возможно лишь при наличии предварительного согласия органов опеки и попечительства. На наш взгляд, переезд из отдельной однокомнатной квартиры в комнату в коммунальной квартире приведет к ухудшению жилищных условий, и тем самым будут нарушены прав ребенка и суд должен отказать в обмене квартиры.

Руководствуясь, ст. 71 ЖК РФ суд также откажет во встречном иске Зайцевой о признании бывшего мужа утратившем право на жилплощадь, так как он систематически навещает сына, несет свою долю расходов по оплате квартиры, а временное отсутствие нанимателя жилого помещения по договору социального найма, кого-либо из проживающих совместно с ним членов его семьи или всех этих граждан не влечет за собой изменение их прав и обязанностей по договору социального найма.

 

ЗАДАЧА 2

 

Несколько коммерческих юридических лиц решили создать бизнес центр на основе реконструкции здания, принадлежащего одному из них. После заключения договора простого товарищества участник, которому было поручено вести общие дела, потребовал передачи на имеющийся у него баланс совместной деятельности упомянутого здания с регистрацией его на имя всех участников простого товарищества. Были составлены акт приема передачи и документы о передаче зданий в собственность всех товарищей. Однако регистрирующий орган отказал в регистрации, ссылаясь на то, что регистрация объектов, находящихся на балансе совместной деятельности, законом не предусмотрена.

Тогда было принято решение зарегистрировать право пользования бизнес-центром за теми 2-мя участниками простого товарищества, которые вложили в общее дело деньги, сохранив право собственности на здание за прежним собственником.

 

РЕШИТЕ ДЕЛО

Институт простого товарищества регулируется Главой 55 ГК РФ.

Договор простого товарищества, по которому одна из сторон обязуется внести в товарищество недвижимое имущество, не подлежит обязательной государственной регистрации в силу пункта 1 статьи 164 ГК РФ, так как требования статей 1041-1054 ГК не предусматривают государственной регистрации такого договора. Момент заключения договора определяется в соответствии с общими требованиями пунктов 1 и 2 статьи 433 ГК РФ. Согласно пункту 1 статьи 1043 ГК РФ внесенное товарищами имущество, которым они обладали на праве собственности, а также произведенная в результате совместной деятельности продукция и полученные от такой деятельности плоды и доходы признаются их общей долевой собственностью, если иное не установлено законом или договором простого товарищества, либо не вытекает из существа обязательства.

Так как здание перешло в совместную долевую собственность, то решение зарегистрировать право пользования бизнес-центром за теми двумя участниками простого товарищества, которые вложили в общее дело деньги , сохранив на здание право собственности за прежним собственников неправомерным.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года.
  2. Гражданский кодекс РФ от 30 ноября 1994 г. Ч. 1 № 51-ФЗ (в ред. ФЗ от 21.07.2005 г. )
  3. Гражданский кодекс РФ от 26 января 1996 г. Ч. 2 № 14-ФЗ (в ред. ФЗ №89 от 18.07.2005 г. )
  4. Гражданское право: Учебник. Ч. 1. / Под ред. Ю.К. Тостого. СПб., 2005.
  5. Гражданское право. Учебник для ВУЗов / Под ред. Ю.К.Толстого и А.П.Сергеева, М., 2005.

     

     

     


     

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.92MB/0.00039 sec

WordPress: 22.81MB | MySQL:118 | 1,497sec