Ответственность по условиям договора поставки

<

031614 2327 11 Ответственность по условиям договора поставки

1. ДОГОВОР ПОСТАВКИ: ПОНЯТИЕ И ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ

 

1.1. Договор поставки как один из наиболее распространенных в деловом обороте договоров

 

Договор поставки – один из наиболее распространенных договоров в сфере предпринимательской деятельности. Он опосредует возмездное перемещение материальных благ в народном хозяйстве, без которого немыслимо нормальное функционирование экономики.

История правового регулирования договора поставки насчитывает уже не один век. Она известна и дореволюционному гражданскому праву.

Уже в дореволюционном российском гражданском законодательстве договор поставки выделяется в качестве самостоятельного договора наряду с договором купли-продажи. При этом под поставкой понимался договор, по которому одна сторона обязывалась доставить другой какую-либо вещь за известную цену к известному сроку1.

Все отличие поставки от купли продажи состояло в том, что поставка предполагала (хотя и не исключала) такого промежутка времени. Это обстоятельство имело решающее значение, поскольку продавцом по договору купли-продажи мог выступать только собственник вещи, а следовательно, данным договором не охватывались правоотношения, предусматривающие, что лицо, обязующееся доставить имущество покупателю, приобретает это имущество в будущем к сроку исполнения обязательства.

В гражданско-правовой доктрине того времени отмечалось сходство договоров купли-продажи и поставки и, более того, отсутствие каких-либо серьезных правовых оснований для выделения договора поставки в качестве самостоятельного договора.

Например, Г.Р. Шершеневич отмечал: «Совокупность юридических отношений, охватываемых на Западе одним понятием купли-продажи, у нас разлагается на три вида по едва уловимым признакам, а именно: на куплю-продажу в тесном значении этого слова, запродажу, и поставку. В этом случае законодатель принял бытовые понятия, не обратив внимания на то, что они не содержат в себе достаточно юридических различий. С этой системой трех договоров, служащих одним и тем же юридическим средством достижения экономической цели, русское законодательство стоит совершенно одиноко среди правильных законодательств»1.

При подготовке V книги Гражданского Уложения, который, как известно, был внесен не рассмотрение Государственной Думой в 1913 году, российские цивилисты рассматривали договор поставки как один из видов договора кули-продажи, определяя его как договор, в силу которого продавец обязуется за денежное вознаграждение доставить покупателю известное количество заменимых вещей к назначенному в договоре сроку. При этом подчеркивалось, что порядок исполнения договора поставки вполне применим и к договору купли-продажи, в особенности если он заключен с условием о доставке товара к известному сроку. Одинаковым признавались и последствия неисполнения указанных договоров.

Гражданский кодекс 1922г., содержание которого во многом было предопределено дореволюционным проектом Гражданского Уложения, не включал в себя нормы о договоре поставки как самостоятельном виде гражданско-правового договора. Однако в дальнейшем в связи с жестким централизованным регулированием имущественного оборота и всеобъемлющим планированием экономических отношений, что привело к созданию централизованной плановой административно-командной системы управления экономикой, договор поставки стал рассматриваться в качестве оптимального средства доведения плановых заданий до конкретных участников имущественного оборота. В советский период развития гражданского права договор поставки снова признается самостоятельным договором, являющимся основной правовой формой отношения организаций по снабжению и сбыту продукции в народном хозяйстве и одновременно ведущим хозяйственным договором1.

Под договором поставки понимался плановый договор, по которому организация-поставщик обязуется передать в определенные сроки или срок в оперативное управление организации-покупателю определенную продукцию согласно обязательному для обеих организаций плановому акту распределения продукции; организация-покупатель обязуется принять продукцию и оплатить ее по установленным ценам. Договором поставки признавался также и заключаемый между организациями по их усмотрению договор, по которому поставщик обязуется передать покупателю продукцию, не распределяемую в плановом порядке, в срок, не совпадающий с момента заключения договора (ст. 44 Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 г., ст. 258 ГК РСФСР 1964 г.).

Отличительными признаками договора поставки как самостоятельного договора признавались: участие в договоре поставки только социалистических организаций; плановый характер договора; несовпадение момента исполнения возникающего из договора обязательства со сроком заключения договора2.

В гражданско-правовой доктрине советского периода необходимость выделения самостоятельного планового договора поставки объяснялись тем, что производство на социалистических предприятиях велось в плановом порядке. Планировалось также снабжение торговой сети товарами народного потреблениям. Обеспечение планового характера производства и снабжения было возможным лишь при условии, если такой же плановый характер будут носить и договоры, направленные на обеспечение производства оборудованием, сырьем и на реализацию продукции социалистических предприятий.

Основным источником правового регулирования отношений по поставкам служили Положение о поставках продукции производственно-технического назначения и Положение о поставках товаров народного потребления, утверждаемые Советом Министров СССР, которые разрабатывались заинтересованными министерствами и ведомствами и утверждались Госснабом СССР и Государственным арбитражем при Совете министров СССР.

При разработке нового ГК было принято решение сохранить договор поставки, но не в качестве самостоятельного гражданско-правого договора, а как один из видов договора купли-продажи, ориентированный на регулирование отношений по реализации различных товаров, складывающихся в основном между профессиональными участниками имущественного оборота, которые занимаются производством и оптовой торговлей сырьем, материалами, комплектующими изделиями, оборудованием. Выделение договора поставки в качестве особого вида договора купли-продажи было продиктовано необходимостью учета специфики указанных правоотношений, требующих более жесткого и детального регулирования.

Как отмечает Романец Ю.В. 1, правовая идея формирования института поставки заключалась в том, чтобы урегулировать особенности предпринимательской купли — продажи. Это означает, что нормы данного института должны быть применимы к любым отношениям купли — продажи между предпринимателями, в том числе и к такой предпринимательской купле — продаже, которая характеризуется также и иными особенностями. В частности, договоры энергоснабжения или продажи недвижимости могут заключаться между предпринимателями. В этом случае к ним должны применяться, наряду с правилами, отражающими специфику передачи товара через присоединенную сеть или специфику недвижимости, также нормы, обусловленные предпринимательской спецификой, то есть нормы о поставке.

Однако существующая законодательная конструкция не позволяет в полной мере реализовать данную правовую идею.

Договор поставки выделен в ГК РФ не только по предпринимательскому признаку, но и по признаку предмета договора. Большинство норм параграфа 3 главы 30 ГК РФ сформулировано применительно к движимому имуществу, которое передается от продавца к покупателю не через присоединенную сеть, а обычным способом. Как следствие, данные положения института поставки не могут применяться к тем предпринимательским договорам купли — продажи, предметом которых является иное имущество, в том числе энергия и недвижимость. В результате создается некий правовой вакуум для регулирования отдельных видов купли — продажи: унифицированные нормы, отражающие предпринимательскую специфику купли — продажи как таковую, и положения, отражающие предпринимательскую специфику в контексте конкретных видов купли — продажи, в ГК РФ отсутствуют, а правила поставки к ним неприменимы, поскольку они «привязаны» к особенностям предмета договора. На практике данная проблема лишь в незначительной степени сглаживается путем выявления и применения по аналогии тех немногих поставочных норм, отражающих предпринимательскую специфику, на которые не влияют предметные особенности правоотношения1.

В современных условиях договор поставки наиболее оптимален, к примеру, для регулирования взаимоотношений между производителями товаров и поставщиками сырья, материалов либо комплектующих изделий; между изготовителями товаров и оптовыми торговыми организациями, специализирующимися на реализации товаров. Указанные отношения должны отличаться стабильностью и иметь долгосрочный характер. Поэтому в правовом регулировании поставочных отношений преобладающее значение имеют не разовые сделки по передаче партии товаров, а долгосрочные договорные связи.

 

1.2. Понятие договора поставки

 

Легальное определение договора поставки содержится в ст. 506 Гражданского кодекса РФ. По договору поставки поставщик-продавец, осуществляющий предпринимательскую деятельность, обязуется передать в обусловленный срок (сроки) производимые или закупаемые им товары покупателю для использования в предпринимательской деятельности или в иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием.

Данное определение позволяет сделать вывод о том, что договор поставки является консенсуальным (договор считается заключенным, когда стороны придут к соглашению по всем существенным условиям соглашения), возмездным (что обуславливает денежный характер соглашения), двусторонне обязывающим договором (правам и обязанностям одной стороны противостоят соответствующие права и обязанности другой стороны).

На практике до сих пор возникают трудности с отграничением с выделением поставки их других разновидностей купли-продажи. В связи с этим, только анализ и выделение квалифицирующих признаков позволит определить конкретный договор как договор поставки.

Как отмечается в п.5 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 октября 1997 г. N 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре поставки», квалифицируя правоотношения участников спора, судам необходимо исходить из признаков договора поставки, предусмотренных статьей 506 Кодекса, независимо от наименования договора, названия его сторон либо обозначения способа передачи товара в тексте документа.

К таким квалифицирующим признакам, прежде всего, относятся: правовой статус поставщика и цель приобретения (покупки) товара.

В качестве продавца (поставщика) в договоре поставки выступает предприниматель. Это может быть коммерческая организация либо гражданин — индивидуальный предприниматель. Поставщик продает либо производимые им товары, либо товары, закупленные для продажи.

Имеет существенное значение, для какой цели покупателем приобретаются товары у поставщика, ибо договором поставки признается только такой, в силу которого покупателю передаются товары для их использования в предпринимательской деятельности или иных целях, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным использованием. При этом под целями, не связанными с личным использованием, следует понимать в том числе приобретение покупателем товаров для обеспечения его деятельности в качестве организации или гражданина-предпринимателя (оргтехники, офисной мебели, транспортных средств, материалов для ремонтных работ и т.п.).1 В том случае, если указанные товары приобретаются у продавца, осуществляющего предпринимательскую деятельность по продаже товаров в розницу, отношения сторон регулируются нормами о розничной купле-продаже (параграф 2 главы 30 ГК РФ).

Таким образом, данный признак свидетельствует о том, что и в качестве покупателя по договору поставки должна выступать, как правило, коммерческая организация, занимающаяся предпринимательской деятельностью. Впрочем, субъектом договора поставки может быть и некоммерческая организация, если такого рода деятельность разрешена их учредителями и осуществляется в рамках их целевой правоспособности.

Отдельные исследователи, в частности, Брагинский М.И., добавляет к названным критериям еще два2:

Во-первых, передача товаров продавцом (поставщиком) покупателю должна осуществляться в обусловленный договором срок или сроки. Применительно к договору поставки срок (сроки) передачи товаров приобретает характер существенного условия договора.

Во-вторых, по договору поставки подлежат передаче не любые товары, а только производимые или закупаемые поставщиком. Таким образом, в качестве поставщика выступает коммерческая организация, специализирующаяся на производстве соответствующих товаров либо профессионально занимающаяся их закупками.

Несмотря на наличие четких отграничивающих признаков, на практике договор поставки зачастую носит смешанную форму и его непросто отграничить от иных гражданско-правовых договоров.

Так, например, такое условие о расчетах, предает договору поставки элементы иных гражданско-правовых соглашений: «Расчеты между сторонами осуществляются путем перечислений денежных средств покупателя поставщику, а также за счет встречных бартерных поставок на эквивалентной основе продукции покупателя потребителям поставщика. При согласии последнего допускается оплата покупателем продукции банковскими векселями и другими ценными бумагами с установленным сторонами дисконтом. Форма оплаты покупателем продукции поставщика согласуется сторонами на каждую партию и предусматривается в соответствующей спецификации на поставку этой продукции».

Как отмечает И.Г. Вахнин, с точки зрения юридической природы такой договор является смешанным, и в зависимости от целей сторон (формы возмещения за поставленный товар) могут использоваться элементы договора поставки или договора мены (бартера), если будут дополнительно согласованы существенные условия соглашения о передаче в обмен товаров или ценных бумаг — их наименование и количество1.

При квалификации соглашения как договора поставки, как мы уже отметили, играет роль цель приобретения товара. Однако юридическая цель договора поставки может иметь переменный характер. В одних случаях покупатель в качестве каузы рассматривает цель приобретения прав собственности на товар в связи с осуществлением предпринимательской деятельности, в других — в связи с приобретением товара для хозяйственных нужд, т.е. для целей, не связанных с личным, семейным, домашним и иным подобным потреблением. Таким образом, и такой договор будет носить смешанный характер.

В связи с рассмотренными особенностями целей договора поставки небеспочвенным является спор о том, может ли долгосрочный договор поставки рассматриваться как смешанный договор с элементами предварительного договора и договора купли-продажи. В литературе отражена дискуссия о предварительном характере договора поставки по прямым длительным хозяйственным связям, когда не согласованы существенные условия в спецификациях к нему1.

Фактически же такой долгосрочный договор зачастую содержит элементы различных договоров: договора об организации заключения договора поставки товаров и собственно договора поставки, поскольку спецификации будут неотъемлемой частью этого долгосрочного соглашения. Однако долгосрочный договор поставки, тем не менее, сохраняет свою целостность как самостоятельный вид договора — договор поставки2.

Поэтому необходимо четко выделять договор поставки из смешанного обязательства, чему и будет посвящена дальнейшие части данной работы.

<

Прежде чем перейти к правовому регулированию договора поставки, отметим, что предметом договора поставки могут быть любые, не изъятые из оборота вещи, которые определяются родовыми признаками. Ю.К. Толстой и А.П. Сергеев считают, что «закон не препятствует и продаже индивидуально-определенных вещей»3.

В литературе высказывалась точка зрения, согласно которой, предметом поставки могут быть только новые вещи, не бывшие в употреблении1. На наш взгляд, степень «изношенности» (не новизна) вещей не имеет значение, т.к. предметом поставки могут быть и бывшие в употреблении вещи, например автомобильные шины. При этом, конечно же, должны учитываться названные выше критерии.

 

1.3. Особенности правового регулирования

 

Особенности заключения договоров поставки регламентируются Гражданским кодексом Российской Федерации, в частности главой 30 «Поставка товаров» (ст. 506 – 534), а также рядом иных нормативно-правовых актов.

Тот факт, что договор поставки является разновидностью купли-продажи, предопределяет и схему его правового регулирования. Основное правило, как известно, состоит в том, что к отдельным договорам купли-продажи применяются общие положения о купле-продаже, если иное не предусмотрено нормами ГК РФ об этих видах договора купли-продажи.

Как отмечается в п.3 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 октября 1997 г. N 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре поставки», при рассмотрении споров, связанных с заключением и исполнением договора поставки, и отсутствии соответствующих норм в параграфе 3 главы 30 Кодекса суду следует исходить из норм, закрепленных в параграфе 1 главы 30 Кодекса (пункт 5 статьи 454), а при отсутствии таких норм в правилах о купле-продаже руководствоваться общими положениями Кодекса о договоре, обязательствах и сделках.

Среди нормативных актов направленных на регулирование договора поставки отдельно необходимо выделить подзаконные нормативные акты: указы президента РФ и постановления правительства РФ. Они не должны противоречить вышеназванным законам. Кроме того, Федеральное Правительство вправе принимать постановления, содержащие нормы, посвященные вопросам договора поставки, но только в случаях, прямо предусмотренных федеральными законами либо указами Президента Российской Федерации. Итак, это:

— «Положение о поставках продукции производственно-технического назначения»1;

— «Положение о поставках товаров народного потребления»2.

Выделяя данные Положения, необходимо оговориться, что согласно пункту 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 октября 1997 г. N 183 арбитражные суды при разрешении споров могут применять правила настоящих Положений, которые не противоречат императивным нормам Гражданского кодекса РФ, если в договоре участников спора имеется прямая ссылка на конкретный пункт Положения либо из текста договора очевидно намерение сторон его применять. В указанных случаях правила Положения следует рассматривать как согласованные сторонами условия обязательства.

Следует отметить, законодатель уже не в первый раз ограничивает действие данных Положений. Еще в 1994 году в письме Высшего Арбитражного Суда РФ от 10 августа 1994 г. N С1-7/ОП-555 «Об отдельных рекомендациях, принятых на совещаниях по судебно-арбитражной практике»4, говорилось, что Положения применяются в части не противоречащей Основам гражданского законодательства. Впрочем с этого времени законодатель не обращает особого внимания данным Положениям ограничиваясь лишь указанием «применяется в части не противоречащей… если стороны прямо указали…». Впрочем, к проблеме обновления законодательства о договоре поставки мы еще вернемся.

Наряду с названными положениями также действует Постановление Правительства РФ от 5 февраля 1998 г. N 162 «Об утверждении Правил поставки газа в Российской Федерации»1.

Наряду с законодательными и подзаконными нормативными актами необходимо выделить и ведомственные акты.

В отношении таких документов существует общее правило, выраженное в постановлении Правительства Российской Федерации от 13 августа 1997 г. №1009 «Об утверждении Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации»2. Согласно этому акту нормативные акты министерств и ведомств Российской Федерации, затрагивающие права, свободы и законные интересы граждан или носящие межведомственный характер, подлежат государственной регистрации в Министерстве юстиции Российской Федерации и официальному опубликованию в «Российской газете». Официальное опубликование актов осуществляется не позднее десяти дней после их государственной регистрации. При этом акты, не прошедшие государственную регистрацию, а также зарегистрированные, но не опубликованные в установленном порядке, не влекут за собой правовых последствий.

Итак, среди ведомственных нормативных актов необходимо выделить:

— Правила обращения возвратной деревянной и картонной тары (утв. постановлением Госснаба СССР от 21 января 1991 г. N 1);

— Особые условия поставки виноматериалов, коньячных спиртов и коньяков (утв. Минпищепромом СССР 21 июня 1971 г.);

Названные «правила» и «условия» применяются в части не противоречащей действующему гражданскому законодательству. Безусловно, что они во многом устарели, однако, общие условия содержащиеся в данных актах до сих пор могут быть применимы на практике.

Наряду с вышеназванными законами и подзаконными актами, в качестве источников правового регулирования необходимо выделить и материалы судебно-арбитражной практики. Несмотря на то, что в нашей стране судебная практика не является источником права и тем самым не обязательна в правоприменении (как это принято в англосаксонской системе права), тем не менее, в Российской Федерации нижестоящие суды зачастую пользуются обзорами судебной практики для разбирательств дел. Поэтому важно обозначить обзоры арбитражной практики по делам, связанным с заключением, исполнением и расторжением договора поставки.

Прежде всего необходимо выделить:

— Инструктивные указания Госарбитража СССР от 28 марта 1975 г. N И-1-12 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с возвратом тары»1;

— Инструктивные указания Госарбитража СССР от 14 сентября 1963 г. N И-1-47 «О разрешении споров, связанных с использованием тары»2;

— Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 11 апреля 1969 г. N 2 «О некоторых вопросах применения судами законодательства при рассмотрении споров, возникающих из перевозки грузов и багажа» (в ред. от 27 ноября 1981 г.).3

Однако применение вышеназванных инструкций и разъяснений осложняется тем, что, во-первых, все они принимались в совершено другой экономической ситуации, во-вторых, с момента их принятия кардинально поменялось материальное и процессуальное законодательство, и в соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 г. N 2 настоящие постановления (инструкции) не подлежат применению на территории Российской Федерации, в части применения гражданского процессуального законодательства1.

В настоящее же время основным разъяснительным актом высших судебно-арбитражных органов является постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 октября 1997 г. N 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением положений ГК РФ о договоре поставки»2.

В заключение данной главы и параграфа считаем значимым акцентировать внимание на необходимости обновления ряда нормативных актов направленных на регулирование правоотношений вытекающих из договора поставки. Прежде всего, речь идет о Постановлениях и Ведомственных актах. В современных условиях их «не отмена и в тоже время ограничение юридической силы» вызывают множество споров и противоречий на практике. С другой стороны, отмена данных актов, должна сопровождаться равноценной заменой (например, в виде типовых указаний, инструкций, правил) дабы не возникло пробелов.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПО ДОГОВОРУ ПОСТАВКИ

 

2.1. Ответственность сторон по договору поставки

 

Важным разделом договора поставки является его часть, в которой устанавливаются виды и меры ответственности за нарушение договорных обязательств и порядок ее применения.

Нормы об ответственности сторон в договоре поставки содержатся как в законе, так и могут быть включены в текст соглашения.

Ответственность сторон по договору поставки можно охарактеризовать следующим образом:

Во-первых, применение санкций за неисполнение и ненадлежащее исполнение условий договора поставки является правом, а не обязанностью сторон.

Во-вторых, необходимо учитывать, что привлечение должника к ответственности возможно только в том случае, если убытки реально существуют.

В третьих, стороны могут самостоятельно устанавливать в договоре санкции, если законодательством не предусмотрено обязательных санкций, а также увеличивать размеры санкций, установленных законодательством;

Законодатель предусмотрел следующие формы ответственности сторон по договору поставки: выплата неустойки и возмещение убытков.

Основания ответственности поставщика в договоре поставки следующие: просрочка товара – передача поставщиком покупателю товара после истечения срока поставки, предусмотренного договором; недопоставка — передача поставщиком покупателю в установленный срок меньшего количества товара, чем предусмотрено договором; поставка некачественного товара; поставка некомплектного товара.

Следует отметить, что ГК РФ регулирует лишь общие вопросы ответственности за нарушение договорных обязательств по договору поставки, предоставляя сторонам право самостоятельно установить в договоре размеры штрафов и порядок их взыскания. ГК допускает установление санкций законом или иными правовыми актами.

При этом важно учитывать, что привлечение должника к ответственности возможно только в том случае, если убытки реально существуют. Сказанное касается как фактически понесенных расходов, утраты и повреждения имущества и упущенной выгоды, так и будущих необходимых расходов.

Ответственность сторон по договору поставки характеризуется следующими основными признаками:

— применение санкций за неисполнение и ненадлежащее исполнение условий договора поставки является правом, а не обязанностью сторон;

-стороны могут устанавливать в договоре санкции по своему усмотрению, если законодательством не предусмотрено обязательных санкций, а также увеличивать размеры санкций, установленных законодательством;

-ответственность сторон за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора поставки может наступить и без наличия их вины в этом, поскольку ст.401 ГК устанавливает, что если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств. К таким обстоятельствам не относятся, в частности, нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника, отсутствие на рынке нужных для исполнение товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств;

-формами ответственности сторон по договору поставки являются выплата неустойки и возмещение убытков;

-по общему правилу неустойка является зачетной, так как причиненные неисполнением договора убытки возмещаются в сумме, не покрытой неустойкой (п.1 ст.394);

-в соответствии с принципом полного возмещения убытков возмещению подлежат оба вида убытков: положительный ущерб в имуществе и упущенная выгода (п.2 ст.15).

Основания ответственности поставщика в договоре поставки следующие: просрочка товара — передача поставщиком покупателю товара после истечения срока поставки, предусмотренного договором; недопоставка — передача поставщиком покупателю в установленный срок меньшего количества товара, чем предусмотрено договором; поставка некачественного товара; поставка некомплектного товара.

Следует отметить, что ГК РФ регулирует лишь общие вопросы ответственности за нарушение договорных обязательств по договору поставки, предоставляя сторонам право самостоятельно установить в договоре размеры штрафов и порядок их взыскания. ГК допускает установление санкций законом или иными правовыми актами.

Проиллюстрируем примером из судебно-арбитражной практики:

«Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации рассмотрел протест заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на решение от 06.07.05.96, постановление апелляционной инстанции от 04.07.96 Арбитражного суда города Москвы и постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 13.08.96 по делу №69-144.

Заслушав и обсудив доклад судьи, Президиум установил следующее.

Акционерное общество «Государственная внешнеэкономическая компания Иркутской области» (далее — внешнеэкономическая компания) обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском о взыскании с акционерного общества «Федеральная контрактная корпорация «Росконтракт» (далее – корпорация «Росконтракт») 329 554 400 рублей стоимости поставленного не предусмотренного договором промпереработочного масла, 119 559 826 рублей убытков и 123 613 952 рублей неустойки.

Решением от 06.07.05.96 иск удовлетворен.

Постановлением от 04.07.96 апелляционная инстанция изменила указанное решение, отказав во взыскании неустойки. В остальной части оставила решение без изменений.

Федеральный арбитражный суд Московского округа постановлением от 13.08.96 отменил решение и постановление и в иске отказал.

В протесте заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации предлагается указанные судебные акты отменить, дело направить на новое рассмотрение.

Рассмотрев протест, Президиум не находит оснований для его удовлетворения.

Корпорацией «Росконтракт» и акционерным обществом «Государственная внешнеэкономическая компания Иркутской области» заключен договор на поставку продовольственных товаров для завоза в районы Крайнего Севера, в том числе 175 тонн масла животного крестьянского.

Этот договор по своему характеру является договором поставки.

Иск предъявлен внешнеэкономической компанией к корпорации «Росконтракт» по поводу поставки непредусмотренного договором промпереработочного масла, а не в связи с поставкой некачественного масла.

Статьей 37 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации право изменять основание или предмет иска предоставлено только истцу, и арбитражный суд без согласия истца не вправе изменять основание иска и выходить за пределы исковых требований.

Материалы дела свидетельствуют о том, что еще до решения поставщиком вопроса о дальнейшей судьбе полученного покупателем незаказанного промпереработочного масла, покупатель 11.05.95 заключил договор с Иркутской маслосырбазой на хранение этого масла с правом его последующей переработки, а затем согласился с произведенным поставщиком перерасчетом стоимости этого масла по счет-фактуре от 23.05.95 N 060-954-10.

Таким образом, следует признать, что покупатель в соответствии с предоставленным ему пунктом 1 статьи 81 Основ гражданского законодательства правом принял не соответствующий условиям договора товар и распорядился им.

По упомянутой счет-фактуре поставщик возместил покупателю разницу в стоимости масла животного крестьянского высшего сорта в количестве 48040 кг и такого же количества фактически полученного покупателем масла животного промпереработочного. Причем в этой счет-фактуре цену промпереработочного масла поставщик указал в размере 6 860 рублей за килограмм, в то время как покупатель сдал его на переработку Иркутской маслосырбазе по цене 9 000 рублей за килограмм, в результате фактически не понеся убытков.

Исковые требования покупателя о взыскании с поставщика неустойки за недопоставку масла животного крестьянского высшего сорта в размере, предусмотренном пунктом 43 Основных условий регулирования договорных отношений при осуществлении экспортно-импортных операций, отклонены арбитражным судом правомерно, так как на взаимоотношения сторон по договору поставки этот нормативный акт не распространяется.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 187 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановил:

постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 13.08.96 по делу N 69-144 Арбитражного суда города Москвы оставить в силе»1.

Как видно из примера, у покупателя отсутствовали убытки, а значит, не было оснований для привлечения поставщика к ответственности.

Согласно ч.3 ст.401 ГК РФ лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство в ходе осуществления предпринимательской деятельности, отвечает и при отсутствии своей вины, т.е. даже и в случаях нарушения обязанностей со стороны его контрагентов, отсутствия на рынке нужных для исполнения обязательства товаров, отсутствия необходимых денежных средств и т.д. Но данное правило носит диспозитивный характер, оно применяется, если иное не предусмотрено законом или договором.

Наиболее часто применяемое на практике исключение из данного правила можно проследить на следующем примере.

«ОАО «Хлеб» обратилось в арбитражный суд с иском к учреждению ИЗ 49/10 о взыскании задолженности по оплате хлебобулочных изделий и процентов за пользование чужими денежными средствами по ст. 395 ГК РФ.

Решением суда первой инстанции иск был удовлетворен в полном объеме. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ решение в части взыскания процентов отменил, отметив следующее. Исходя из п. 1 ст. 401 ГК необходимым основанием ответственности за ненадлежащее исполнение обязательства является наличие вины лица, допустившего правонарушение. Правовое положение ИЗ 49/10 установлено Законом «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовное наказание в виде лишения свободы». Они финансируются из федерального бюджета целевым назначением. Из представленных ответчиком документов усматривается, что выделение средств из бюджета осуществлялось не в полном объеме, в связи с чем и возникла задолженность перед истцом. He выяснено также, сколько предназначалось и сколько было выделено средств на закупку продовольствия, принимал ли ответчик все необходимые меры, направленные на выполнение обязательства1.

 

 

2.2. Неустойка как форма ответственности по договору поставки

 

Согласно ст. 521 ГК РФ, предусмотренная законом или договором неустойка за недопоставку или просрочку поставки товаров взыскивается с поставщика до фактического исполнения обязательства в пределах его обязанности восполнить недопоставленное количество товаров в последующих периодах поставки, если иной порядок уплаты неустойки не установлен законом или договором.

Как подчеркивает Садиков О.Н, в этом случае, неустойка со стоимости недопоставленных в предыдущем периоде товаров взыскивается вторично, если они не переданы покупателю, т.к. количество товаров, не переданное покупателю в предыдущем периоде, прибавляется к товару, который должен быть передан в следующем периоде (в следующий частный срок), и с этого количества при невыполнении обязательства начисляется неустойка. Таким образом, неустойка взыскивается неоднократно до фактического исполнения обязательства в пределах срока действия договора, если иное не предусмотрено договором.

Указанный выше порядок исчисления неустойки, применяется к договору поставки товара к определенному сроку, только если восполнение недопоставки имело место с согласия покупателя, но было произведено не в полном объеме. В остальных случаях неустойка взыскивается однократно за период, в котором происходила недопоставка1. И как отмечается в п.10 этого же Постановления, при рассмотрении дел о взыскании с поставщика неустойки за недопоставку товаров нужно учитывать, что поставщик не может быть признан просрочившим в случаях, когда им поставлены товары ненадлежащего качества или некомплектные (статьи 475, 479, 480 Кодекса), однако покупателем не заявлялись требования об их замене, устранении силами поставщика недостатков либо доукомплектовании таких товаров, и они не приняты покупателем на ответственное хранение.

При заключении договора поставки, важное значение приобретает определение характера неустойки – это обычная неустойка или штрафная неустойка. Значение такого указания выявляется уже с возникновением спора и привлечением обратной стороны к ответственности.

Приведем пример из практики:

«Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации рассмотрел протест Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на решение от 14.12.95, постановление апелляционной инстанции от 25.01.96 Арбитражного суда Астраханской области и постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 23.04.96 по делу N 1568-3.

Заслушав и обсудив доклад судьи, Президиум установил следующее.

Акционерное общество открытого типа «Владимирхлебопродукт» предъявило к акционерному обществу открытого типа «Зензелинская реализационная база» и акционерному инвестиционно-коммерческому промышленно-строительному банку «Ставрополье» (Ставропольпромстройбанк) иск о взыскании 3 980 328 809 рублей, в том числе 1 040 956 800 рублей задолженности за оплаченное, но не отгруженное зерно, 1 403 406 608 рублей убытков в виде уплаты процентов за пользование кредитом и 1 535 965 401 рубль неустойки за просрочку поставки зерна.

Решением от 14.12.95 со Ставропольпромстройбанка в пользу АООТ «Владимирхлебопродукт» взыскано 1 040 956 800 рублей долга и 1 403 406 608 рублей убытков. Во взыскании неустойки за недопоставку зерна отказано в связи с отсутствием вины АООТ «Зензелинская реализационная база» в неисполнении обязательств. Встречный иск АООТ «Зензелинская реализационная база» о взыскании 320 000 000 рублей упущенной выгоды со Ставропольпромстройбанка и (или) АОЗТ «Инпромагро» оставлен без рассмотрения.

Постановлением апелляционной инстанции от 25.01.96 решение суда изменено. Взыскано с АООТ «Зензелинская реализационная база» в пользу АООТ «Владимирхлебопродукт» 1 040 956 800 рублей основного долга, 1 403 406 608 рублей убытков в виде процентов за пользование кредитом и 1 535 956 401 рубль неустойки за недопоставку зерна. Ставропольпромстройбанк от ответственности освобожден, поскольку штраф за неправильное списание денежных средств можно взыскать с банка в пользу владельца счета, каковым АООТ «Владимирхлебопродукт» не является.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа постановлением от 23.04.96 оставил постановление апелляционной инстанции без изменения.

В протесте Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации предлагается решение, постановления апелляционной и кассационной инстанций в части взыскания убытков и неустойки отменить и дело в этой части передать на новое рассмотрение. В остальной части названные судебные акты по делу оставить без изменения.

Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Между АООТ «Владимирхлебопродукт» (покупатель) и АООТ «Зензелинская реализационная база» (продавец) заключен договор купли-продажи пшеницы от 03.08.94. По условиям договора продавец обязался продать покупателю 20 000 тонн пшеницы на сумму 3 840 000 000 рублей. Оплата продукции производится покупателем путем выставления аккредитива в банк отправителя зерна – АОЗТ «Инпромагро». Пшеница должна быть отгружена в 30-дневный срок с момента поступления аккредитива в банк.

Как следует из материалов дела, аккредитив на сумму 3 840 000 000 рублей 05.08.94 выставлен АООТ «Владимирхлебопродукт» в Ставропольпромстройбанк. Однако обязательства по отгрузке зерна в обусловленный договором срок не выполнены.

Дополнением к договору АООТ «»Владимирхлебопродукт» и АООТ «Зензелинская реализационная база» определено, что по состоянию на 28.12.94 недопоставлено зерно на сумму 1 344 000 000 рублей. Пунктом 3 дополнения АООТ «Зензелинская реализационная база» обязывалось восполнить недогруз зерна не позднее января 1995 года.

Из материалов дела усматривается, что на день предъявления иска (25.10.95) ответчиком не отгружено зерно на сумму 1 040 956 800 рублей. Поэтому судебные акты в части взыскания основной задолженности являются обоснованными.

Для покупки пшеницы АООТ «Владимирхлебопродукт» использовало бюджетную ссуду в сумме 4,5 млрд. рублей, полученную в соответствии с распоряжением Правительства Российской Федерации от 30.06.94 N 998-р и постановлением главы администрации Владимирской области от 03.08.94 N 239.

Из соглашения о предоставлении бюджетной ссуды от 04.08.94, заключенного между финансовым управлением администрации Владимирской области и АООТ «Владимирхлебопродукт», усматривается, что за пользование ссудой акционерное общество обязано уплачивать 50 процентов годовых и должно вернуть ее на текущий счет областного бюджета не позднее 01.07.95.

АООТ «Владимирхлебопродукт» утверждает, что за несвоевременный возврат ссуды начислена плата в бюджет в период с 08.08.94 по 01.12.95 в виде процентов в сумме 1 403 406 608 рублей. Для акционерного общества эта сумма является убытком.

В соответствии со статьей 393 Гражданского кодекса Российской Федерации должник обязан возместить кредитору убытки, причисленные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств.

Для обоснования размера понесенных убытков необходимо представление надлежащих доказательств.

Между тем доказательства уплаты процентов за пользование бюджетной ссудой в деле отсутствуют.

Из статьи 394 Гражданского кодекса Российской Федерации следует: если за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств установлена неустойка, то убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой.

Законом или договором может быть установлено взыскание штрафной неустойки.

Пунктом 5 договора купли-продажи пшеницы, заключенного между АООТ «Владимирхлебопродукт» и АООТ «Зензелинская реализационная база», предусмотрено, что в случае просрочки отгрузки зерна продавец уплачивает покупателю неустойку в размере 0,6 процента от стоимости недопоставленного в срок зерна за каждый день просрочки.

Неустойка, предусмотренная сторонами в договоре, штрафной не является. Поэтому суд неправомерно взыскал с АООТ «Зензелинская реализационная база» и убытки, и неустойку.

Учитывая, что доказательства уплаты процентов за пользование бюджетной ссудой истцом не представлены и судом не запрошены, дело в этой части следует передать на новое рассмотрение. От решения вопроса о взыскании убытков зависит и сумма подлежащей взысканию неустойки»1.

Как видно из этого примера, сторонам «выгоднее» предусматривать именно штрафную неустойку. Что же касается убытков, то все они должны быть документально подтверждены.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) // Российская газета. — 25 декабря 1993 г.
  2. Гражданский Кодекс РФ. Ч. 1 от 30 ноября 1994 г.// СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.
  3. Гражданский кодекс РФ. Ч. 2 от 26 января 1996 г.// СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410.
  4. Постановление Правительства РФ от 5 февраля 1998 г. N 162 «Об утверждении Правил поставки газа в Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации. 9 февраля 1998 г. №6. Ст. 770.
  5. Положение о поставках продукции производственно-технического назначения (Утверждено Постановлением Совета Министров СССР от 25 июля 1988 г. N 888) // Собрание постановлений Правительства СССР (отдел первый). №24-25. 1988 г. Ст. 70.
  6. Положение о поставках товаров народного потребления (Утверждено Постановлением Совета Министров СССР от 25 июля 1988 г. N 888) // Собрание постановлений Правительства СССР (отдел первый). N 24-25. 1988 г. Ст. 70.
  7. Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 октября 1997 г. N 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре поставки» // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2001 г. №1.
  8. Постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 октября 1997 г. N 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре поставки»
  9. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 11 апреля 1969 г. N 2» О некоторых вопросах применения судами законодательства при рассмотрении споров, возникающих из перевозки грузов и багажа» (в ред. от 27 ноября 1981 г.)
  10. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 г. N 2 «О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» // Российская газета. 25 января 2003 г. №15.
  11. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 января 2003 г. N 2 «О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации» // Российская газета. 25 января 2003 г. №15.
  12. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 21 января 1997 г. N 4132/96// Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1997. N 5.
  13. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 марта 1996 г. N 2034/96 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1997. N 6.
  14. Письмо Высшего Арбитражного Суда РФ от 10 августа 1994 г. N С1-7/ОП-555 «Об отдельных рекомендациях, принятых на совещаниях по судебно-арбитражной практике» // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1994. №10.
  15. Инструктивные указания Госарбитража СССР от 28 марта 1975 г. N И-1-12 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с возвратом тары» // Систематизированный сборник инструктивных указаний Государственного арбитража при Совете министров СССР. М., 1987.
  16. Инструктивные указания Госарбитража СССР от 14 сентября 1963 г. N И-1-47 «О разрешении споров, связанных с использованием тары» // Систематизированный сборник инструктивных указаний Государственного арбитража при Совете министров СССР. М., 1987.
  17. Брагинский М.И. Предварительный договор в хозяйственных отношениях // Советское государство и право. 1971. № 3.
  18. Быков А.Г. Долгосрочный хозяйственный договор // Советское государство и право. 1973. № 11.
  19. Вахнин И.Г. Учет целей договора и целей деятельности сторон при формировании условий договора поставки // Законодательство. 2000. №1.
  20. Гражданское право России / Под ред. О.Н. Садикова.-М.: Юристъ, 2003.
  21. Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2004.
  22. Гражданское право: В 2 т. Том II. Полутом 1 / Отв. ред. проф. Е.А. Суханов. –М.: Волтерс Клувер, 2005.
  23. Калемина В.В. , Рябченко Е.А. Договорное право. М., 2003.
  24. Клейн Н.И. Договор поставки // Законодательство и экономика. 1997. №7-8.
  25. Комментарий к Гражданскому кодексу РСФСР / Под ред. С.Н. Братуся, О.Н. Садикова, М., 1982.
  26. Корецкий А.Д. Договорное право России. Основы теории и практики. М., 2006.
  27. Мейер Д.И. Русское гражданское право. М., 2000.
  28. Романец Ю.В. Обязательство поставки в системе гражданских договоров // Российская юстиция. №11. 2000.
  29. Трапезников В. Обязательства, возникающие из договора поставки // Российская юстиция. №4. апрель 2000.
  30. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. СПб., 2000.
<

Комментирование закрыто.

WordPress: 22.15MB | MySQL:124 | 1,896sec