Ответственность за нарушение договорных обязательств

<

031614 2325 1 Ответственность за нарушение договорных обязательств

1. Основания и условия ответственности за нарушение обязательств

 

1.1. Понятие и значение ответственности за нарушение обязательств

 

Ответственностью за нарушение обязательств признается предусмотренная законом имущественная санкция, применяемая к должнику, нарушившему обязательство.

Существуют две формы ответственности за нарушение обязательства, иначе называемые имущественными санкциями: во-первых, возмещение причиненных убытков и, во-вторых, уплата неустойки1. Первая — основная; она может быть использована всегда, если нет иного указания в законе или договоре. В отличие от возмещения убытков взыскание неустойки возможно лишь тогда, когда это прямо предусмотрено законом или договором.

Должник считается нарушившим обязательство, если он его не исполнил или исполнил ненадлежащим образом. Неисполнение имеет место в случаях, когда действие, предусмотренное обязательством, не совершено вовсе (если предметом исполнения является воздержание от действия, неисполнение означает, что именно такое действие было совершено должником), а ненадлежащее исполнение — когда должник совершил действие, но сделал это в отношении ненадлежащего лица, в ненадлежащее время, ненадлежащим способом и т.п. Так, проектный институт, который в нарушение связывающего его с заказчиком обязательства не составил проекта, признается неисполнившим обязательство; а если проект был им выполнен, но предложен к сдаче после установленного срока, с дефектами или не в полном объеме, — налицо ненадлежащее исполнение.

Ответственность в гражданских правоотношениях выполняет две основные функции: стимулирующую и компенсационную.

До нарушения обязательства ответственность призвана стимулировать должника к исполнению (исполни — не то уплатишь). После того, как обязательство оказалось нарушенным, суммы, полученные кредитором в виде возмещения убытков и (или) неустойки, могут быть употреблены им в покрытие тех негативных общественных последствий, которые возникли у него по причине нарушения обязательства. Вместе с тем ответственность служит сигналом определенных недостатков в деятельности должника. А это может в конечном счете иметь значение для его потенциальных кредиторов, решающих вопрос о том, стоит ли вступать с ним в договорные отношения (сможет ли, например, предприниматель, уплативший значительные суммы своим кредиторам в виде неустойки или возмещения убытков, возвратить ссуду, которое пытается получить у банка).

 

1.2. Условия ответственности за нарушение обязательств

 

Ответственность должника за нарушение обязательств наступает в виде общего правила при одновременном наличии следующих условий: первое — возникновение у кредитора убытка второе — противоправность действий должника; третье — причинная связь между противоправными действиями и возникни ми убытками; четвертое — вина должника. Законом или договором могут быть предусмотрены случаи наступления ответственности независимо от наличия вины. Кроме того, в случаях, когда ответственность принимает форму уплаты неустойки, а не возмещения убытков, достаточно установления из числа указанных четырех только двух условий — противоправности поведения и виновности должника. Это означает, что наступление такой ответственности не связано с наличием или отсутствием убытков у кредитора.

Общее для всех случаев гражданско-правовой ответственности понятие убытков раскрывается в ст. 15 ГК, к которой имеется прямая отсылка в ст. 393 ГК, закрепляющей обязанность должника возместить убытки.

Традиционное представление об убытках, сложившееся со времен римского права, включает реальный («положительный» ущерб и упущенную выгоду. Соответственно, закрепив принцип полного возмещения причиненных убытков, ст. 15 ГК указывает на эти их составные части. Реальным ущербом признается утрата или повреждение имущества, принадлежащего лицу, чьи права были нарушены, а также расходы, которые лицо не только произвело, но и должно будет произвести для восстановления нарушенного права. Последнее правило является новеллой ГК.

Упущенная выгода в соответствии со ст. 15 ГК включает неполученные доходы, которые лицо получило бы, если бы его право не было нарушено. Особо выделено то, что за исходное должны приниматься обычные условия гражданского оборота.

Еще одна новелла, содержащаяся в ст. 15 ГК, применительно на этот раз к упущенной выгоде, состоит в том, что если лицо, которое нарушило право, получило по указанной причине доходы (поставщик, недопоставив покупателю оборудование, продал ей сторонней организации по цене, во много раз превышающей указанную в договоре), то подлежащая возмещению потерпевшему (в данном случае — покупателю), наряду с другими убытками, упущенная выгода не может быть менее доходов, полученных тем, кто нарушил его право. Законодатель тем самым стремится исключить возможность «заработать» на нарушении обязательства.

Гражданский оборот рассчитан на активность его участников. Отмеченное обстоятельство учитывается в ряде норм ГК. Одна из них относится и к возмещению убытков, причиненных должником кредитору. Так, Кодекс (п. 4 ст. 393), выделяет, в частности необходимость при определении подлежащей возмещению упущенной выгоды учитывать предпринятые кредитором для ее получения меры, а также сделанные им с этой целью приготовления. Однако отмеченным требование активности, адресованное потер певшему, не исчерпывается. Подтверждением может служить по становление Президиума ВАС РФ по одному из рассмотренных из дел. Отменяя решение нижестоящего суда. Президиум обратил внимание на то, что « в деле отсутствуют документы, подтверждающие списание денежных средств иностранным поставщиком. Расчет убытков судом не исследован. Не выяснено, какие меры принимал ЗАО (истец, для уменьшения размера убытков»1.

«Реальность» подлежащих возмещению убытков находит выражение при установлении исходной для подсчета убытков величины. Речь идет о цене. Общее указание на этот счет, которое в равной мере относится к цене товаров, работ или услуг, сводится к следующему: в основу надлежит положить цену, существовавшую в месте, в котором обязательство должно было быть исполнено, в день добровольного удовлетворения должником требования кредитора, а если указанное требование кредитора добровольно не было удовлетворено, — в день, когда иск о возмещении убытков был предъявлен в суде. Суду предоставляется возможность принять во внимание цену, которая существовала в день вынесения решения. Приведенные правила, относящиеся к учету цены при подсчете убытков, действуют, однако, только тогда, когда в законе, иных правовых актах или договоре не содержится на этот счет иного1. Необходимость включения указанных норм вызвана в конечном счете инфляционными процессами. Как подчеркивает О.Н. Садиков, в непосредственной связи с действием принципа полного возмещения убытков «при наступлении высокой инфляции старый правовой принцип номинализма денежных обязательств не выдерживает напора более значимых социальных факторов, начал справедливости»2.

Порождаемая инфляцией необходимость индексации нашла выражение отчасти в использовании для оценки отдельных обязательств и определения объема ответственности наряду с деньгами условной единицы в виде «минимального размера оплаты труда». В этой связи ст. 318 ГК предусматривает, что «сумма, выплачиваемая по денежному обязательству непосредственно на содержание гражданина: в возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, по договору пожизненного содержания и в других случаях — с увеличением установленного законом минимального размера оплаты труда пропорционально увеличивается». Аналогичное указание содержится в п. 2 ст. 1091 ГК: «При повышении в установленном законом порядке минимального размера оплаты труда суммы возмещения утраченного заработка (дохода), иных платежей, присужденных в связи с повреждением здоровья или смертью потерпевшего, увеличиваются пропорционально повышению установленного законом минимального размера оплаты труда (статья 318)».

Закрепив в виде общего принципа необходимость полного возмещения убытков, ст. 15 ГК допускает включение в закон или договор указания на возмещение убытков в меньшем против предусмотренного в самой статье размере. В развитие приведенной нормы п. 1ст. 400 ГК выделяет прежде всего возможность установления того, что именуется «ограниченной ответственностью», под которой подразумевается ограничение права на полное возмещение убытков.

Существующие в законах, равно как и в договорах, такого рода исключения из принципа полного возмещения убытков принимают разную форму.

Во-первых, стороны могут быть вообще лишены права требовать возмещения убытков. Это бывает в случаях, когда за нарушение обязательств установлена исключительная неустойка.

Во-вторых, сторонам предоставляется право требовать возмещения убытков, но лишь в виде реального ущерба. Соответствующие нормы на этот счет содержатся, например, в ст. 691—694 ГК (различные виды ответственности сторон по договору ссуды — безвозмездного пользования), ст. 547 ГК (ответственность энергоснабжающей организации за неисполнение или ненадлежащее исполнение договора энергоснабжения), п. 3 ст. 448 ГК (ответственность организатора открытых торгов, отказавшегося от их проведения с нарушением предусмотренного в извещении о проведении торгов срока), ст. 573 ГК (ответственность одаряемого, заключившего письменный договор дарения, за отказ от принятия дара), ст. 984 ГК (ответственность заинтересованного лица перед тем, кто действовал в его интересах без поручения) и др.

В-третьих, возможны иные, указанные в законе (договоре) различного рода ограничения. Так, ст. 796 (п. 2 и 3) ГК предусматривает ограничение ответственности перевозчика в случае несохранной перевозки: при утрате или недостаче груза (багажа) — стоимостью утраченного или недостающего груза (багажа); при повреждении (порче) груза (багажа) — суммой, на которую понизилась его стоимость, а если невозможно восстановить поврежденный груз (багаж) — его стоимостью; при утрате груза (багажа), сданного к перевозке с объявлением его ценности, — объявленной стоимостью. Кроме того, перевозчик должен во всех указанных случаях возвратить отправителю (получателю) провозную плату, взысканную за перевозку утраченного, недостающего, испорченного или поврежденного груза (багажа), если эта плата не входит в стоимость груза.

Ограничения размера ответственности, установленные законом, могут распространяться на отдельные виды обязательств либо иметь в виду обязательства, связанные с определенным родом деятельности1. Среди прочего свою роль играет и характер соответствующих обязательств, прежде всего то, являются ли они возмездными или безвозмездными.

Сторонам в виде общего правила предоставляется возможность ограничить свою ответственность достигнутым между ними соглашением. Однако такое соглашение в указанных в законе случаях, в частности, если речь идет о договоре, в котором кредитором является гражданин, выступающий в качестве потребителя, может оказаться ничтожным2. Такое последствие наступает при наличии одного из двух условий: либо размер ответственности для данного вида обязательства или за данное нарушение определен Законом, либо соглашение заключено до наступления обстоятельств, которые влекут ответственность за неисполнение или нарушение обязательства1. Последнее имеет целью не допустить ослабление в отношении должника действия стимулов к реальному и надлежащему исполнению.

Существует все же и третье основание исключения возможности для сторон договориться по поводу ограничения их ответственности. Это — прямой запрет, содержащийся в законе (ГК) для отдельных ситуаций. Например, в случае, когда третье лицо по основаниям, возникшим до заключения договора, изымет у покупателя приобретенную последним вещь (например, объявился собственник проданной продавцом вещи), продавец обязан возместить покупателю понесенные им убытки. Устанавливая соответствующее правило, п. 2 ст. 461 ГК одновременно предусмотрела недействительность соглашения сторон, которым продавец освобождается, полностью или частично, от ответственности при истребовании у покупателя приобретенного товара третьими лицами.

Наиболее общее значение имеет включенное в п. 4 ст. 401 ГК указание на то, что заключенное заранее соглашение об устранении или ограничении ответственности за умышленное нарушение обязательства является ничтожным. Приведенная норма необходима, поскольку в противном случае, как уже обращалось внимание на это выше, у должника при ограничении его ответственности подобным образом могли бы появиться стимулы к уклонению от исполнения обязательства.

Статья 393 ГК, возлагает на должника обязанность возместить «убытки, причиненные …», т.е. такие, которые находятся в причинной связи с нарушением обязательства. Для наступления ответственности должника необходимо, чтобы неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства явилось причиной, а возникновение у кредитора убытков — его прямым, закономерным результатом.

Иногда между нарушением обязательства и возникновением у кредитора убытков имеется сложная связь, которая включает два или более промежуточных звена.

Возможна, и другая ситуация, когда одно и то же явление находится в причинной связи с обстоятельствами, относящимися к действиям обеих сторон в обязательстве: не только должника, но и кредитора. Во всех подобных случаях перед судом стоит сложная задача: выделить из соответствующих обстоятельств именно те, которые имели определяющее значение для возникновения у кредитора убытков.

Один из основных принципов обязательственного права состоит в том, что лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины, если законом, иным правовым актом или договором не предусмотрены другие основания ответственности1. Вина должника проявляется в его отношении к самому факту неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства и к тем негативным последствиям, которые по этой причине могут возникнуть у кредитора.

Вина в гражданском праве, как и в праве уголовном, выступает в форме умысла или неосторожности. Умышленно действует тот, кто осознавал противоправный характер своих действий, предвидел возможный их результат и желал его или хотя бы сознательно допускал. Для признания действий неосторожными необходимо, чтобы лицо их предвидело, но легкомысленно надеялось предотвратить, либо не предвидело возможности наступления таких последствий, хотя должно было и могло их предвидеть1.

Чтобы освободить себя от ответственности за допущенное неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства должнику необходимо доказать отсутствие в том его вины. Масштабы упречности поведения должника в самом общем виде указаны в законе. В силу п. 1 ст. 401 отсутствие вины лица означает, что «при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства».

Законом или договором могут быть предусмотрены случаи, при которых для наступления ответственности за нарушение обязательства требуется наличие не просто вины, а непременно вины в форме умысла. Так, ст. 948 ГК предусматривает, что страховщик может оспорить указанную в договоре стоимость застрахованного имущества только при условии, если в момент заключения договора он был введен относительно нее в заблуждение страхователем умышленно (прямой расчет последнего — получить более высокое по размеру страховое возмещение при наступлении страхового случая).

В гражданском праве принято различать в отдельных случаях не только форму, но и степень вины. Речь идет о разграничении грубой и простой неосторожности2.

Для определения простой неосторожности используются менее строгие требования, чем для грубой (т.е. в случаях, когда для наступления ответственности должника необходимо установление наличия непременно грубой неосторожности). Примером может служить ответственность лица, нашедшего чужую вещь, перед собственником за ее утрату или повреждение: в силу п. 4 ст. 227 ГК такая ответственность наступает лишь в случае умысла или по грубой неосторожности нашедшего вещь.

Общая норма (п. 1 ст. 401) устанавливает правило, в силу которого лицо, не исполнившее обязательства или исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии умысла или неосторожности, кроме случаев, когда законом или договором предусмотрены иные основания ответственности.

<

В гражданском праве, в отличие от права уголовного, форма и степень вины обычно не влияют на размер ответственности: независимо от того, действовал ли должник умышленно или неосторожно, он все равно обязан возместить убытки в полном объеме. Форма и степень вины, как правило, не влияют и на решение более общего вопроса о наступлении ответственности.

В гражданском праве, в отличие от права уголовного, действует презумпция вины: должник, нарушивший обязательство, предполагается виновным. Такое предположение (презумпция виновности) облегчает позицию кредитора в споре, поскольку на того, кто нарушил обязательство — должника возлагается обязанность доказывать отсутствие своей вины1.

Общее правило о необходимости установления вины должника для признания его ответственным действует не всегда. Прежде всего можно сослаться на положения, содержащиеся в самом ГК. Основное из них — то, которым предусмотрено указанное исключение для нарушений обязательства, допущенных должником при осуществлении им предпринимательской деятельности. В подобных случаях должники отвечают за неисполнение или ненадлежащее исполнение ими обязательства независимо от того, совершены ли нарушения, о которых идет речь, по их вине или невиновно. Соответственно из ст. 401 ГК следует, что лицо, не исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, чтобы освободить себя от ответственности, должно доказать, что надлежащее исполнение оказалось для него невозможным вследствие непреодолимой силы. Объясняя смысл указанной нормы. Президиум ВАС РФ в постановлении по одному из рассмотренных им дел обратил внимание на то, что «субъект предпринимательской деятельности осуществляет эту деятельность с определенной степенью риска и несет ответственность и при отсутствии его вины»2.

В ГК существует наряду с приведенной ряд специальных, отличных от нее норм, действие которых распространяется также на должников-предпринимателей. В этих исключительных нормах предусмотрено, что ответственность должника является в указанных в них случаях все же не повышенной, а обычной, т.е. основанной на принципе вины. Указанное исключение — ответственность должника-предпринимателя наступает лишь при наличии вины — установлено в ГК, например, для ответственности производителя сельскохозяйственной продукции за неисполнение или ненадлежащее исполнение им обязательства по договору контрактации (ст. 538); исполнителя — перед заказчиком за нарушение договора на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ (ст. 777); перевозчика — за несохранность принятого к перевозке груза или багажа (ст. 796); энергоснабжающей организации за перерыв в подаче энергии абоненту с тем, однако, что указанная, более ограниченная по своим основаниям ответственность (только за вину организации) наступает, если такой перерыв в подаче энергии последовал в результате осуществленного на основании закона или иных правовых актов регулирования режима потребление энергии1.

Другое, на этот раз общее исключение из принципа ответственности за свою вину составляет применительно ко всем вообще должникам их «ответственность за действия третьего лица». Как уже отмечалось ранее, должник при определенных условиях вправе возложить исполнение своего обязательства, полностью или в определенной части, на третье лицо. Такая правовая конструкция широко используется, например, при перевозке груза, в которой участвует несколько транспортных организаций. Та из них, которая заключила договор перевозки с отправителем груза, принимает на себя ответственность перед отправителем или получателем за утрату либо повреждение груза независимо от того, виновна ли в несохранной перевозке она сама или любая другая организация, принимавшая участие в его транспортировке.

Кредитор, при неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства по общему правилу может обратиться с требованием об уплате неустойки или возмещении убытков только к должнику, в том числе и тогда, когда исполнение возложено на третье лицо. В виде исключения закон предоставляет кредитору в определенных случаях возможность адресовать свое требование непосредственно третьему лицу, чьи действия повлекли за собой нарушение обязательства.

Можно указать на еще одну аналогичную конструкцию непосредственной ответственности, но уже возникающую в силу закона. Имеется в виду «ответственность продуцента», которой посвящена ст. 1095 ГК. Ею предусмотрено возложение обязанности возместить вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица вследствие конструктивных, рецептурных или иных недостатков товара (работы, услуги), а равно вследствие недостоверной или недостаточной информации о товаре (работе, услуге), непосредственно на продавца или изготовителя товара либо на лицо, выполнившее работу или оказавшее услугу (на исполнителя). Ответственность, о которой идет речь, наступает независимо не только от виновности указанных лиц, но и, как предусмотрено в Кодексе, от того, состоял ли потерпевший с ними в договорных отношениях или нет.

Наряду с принципом, заложенным в приведенной выше ст. 403 ГК, — «ответственности за чужие действия» («действия третьего лица»), Кодекс1 особо выделяет «ответственность должника за своих работников». Эта последняя основана на ином начале: действия работника должны расцениваться как действия самого должника. По указанной причине на должника возлагается ответственность за действия работника как за собственные действия. По общему правилу под «работником» в данном случае подразумевается прежде всего тот, кто, находясь с должником (гражданином или юридическим лицом) в трудовых отношениях, совершает соответствующие действия в рамках указанных отношений.

 

 

 

2. ВИДЫ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА НАРУШЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ

 

2.1. Основные виды ответственности

 

В случаях когда на стороне должника, не исполнившего или ненадлежащим образом исполнившего обязательство, выступают два и более граждан и/или юридических лица, применяется одна из трех возможных моделей: долевой, солидарной или субсидиарной ответственности.

Из трех указанных видов ответственности — долевой, солидарной и субсидиарной — первая презюмируется. Это означает» что ответственность содолжников является долевой, если в законе или в обязательстве (договоре) не установлено иное, т.е. солидарная или субсидиарная ответственность.

Долевой признается ответственность перед кредитором каждого из должников в пределах своей доли, установленной законом или договором. Примером может служить ответственность сторон в договоре простого товарищества: в таком товариществе, если оно несвязано с осуществлением предпринимательской деятельности, по его общим договорным обязательствам каждый участник отвечает всем своим имуществом, однако лишь пропорционально стоимости его вклада в общее дело1.

При солидарной ответственности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, как полностью, так и в части долга. При этом если кредитор не получит полного удовлетворения от одного из солидарных должников, он вправе требовать то, что ему не удалось получить, от остальных солидарных должников, причем все солидарные должники сохраняют обязанность перед кредитором, пока все обязательство не будет исполнено полностью2. Таким образом, если долевая ответственность строится на принципе «каждый за себя», то солидарная, в наибольшей степени гарантирующая интересы кредитора, основана на принципе «один за всех и все за одного». Солидарная ответственность установлена, например, п. 2 ст. 98.

Указанный вид ответственности возникает в случаях, когда это предусмотрено договором или установлено законом (особо выделено в п. 1 ст. 322 ГК применение именно солидарной ответственности при неделимости предмета обязательства). Таково общее правило, но из него сделано существенное исключение: если речь идет об обязательстве, которое связано с предпринимательской деятельностью, то вступает в силу прямо противоположная презумпция — в таком обязательстве содолжники считаются солидарными, если только иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или условиями обязательства1.

Солидарная ответственность предусмотрена в нескольких десятках статей ГК. Одни из таких статей относятся к правовому режиму, общему для юридических лиц, для отдельных их видов. Так, например, гарантией прав кредитора юридического лица при его разделении или выделении служит солидарная ответственность вновь возникших юридических лиц по долгам реорганизованного2. Другой пример — солидарная ответственность учредителей по обязательствам акционерного общества, которые возникли до его регистрации3. Такой же солидарной является, в частности, ответственность перед кредиторами, которую несут при определенных условиях соответственно продавец и покупатель (п. 3 ст. 559 и ст. 562 ГК) либо арендатор и арендодатель — при передаче в аренду предприятия (ст. 657 ГК).

По большей части нормы о солидарной ответственности в ГК и в других законах имеют императивный характер. Вместе с тем отдельные из таких норм являются диспозитивными или даже факультативными. Так, поручитель и должник несут солидарную ответственность перед кредитором, если законом или договором не предусмотрена субсидиарная ответственность (п. 1 ст. 363). В то же время лицо, передавшее обремененное рентой недвижимое имущество в собственность другого, несет именно солидарную с последним ответственность только в случаях, когда такая ответственность предусмотрена Кодексом, законом или договором (п. 2 ст. 586).

Субсидиарная (дополнительная) ответственность состоит в том, что у кредитора, наряду с основным должником, появляется еще один, при этом, в отличие от того, что имеет место при солидарной ответственности, — запасной. Это дает возможность рассматривать установление законом субсидиарной ответственности как определенную гарантию для кредитора подобно тому, как это имеет место в ответственности солидарной1.

Субсидиарной ГК признает ответственность участников по долгам полного товарищества (п. 1 ст. 75) или»общества с дополнительной ответственностью (п. 1 ст. 95), членов производственного кооператива по его долгам (п. 2 ст. 107), основного общества по долгам дочернего — при банкротстве последнего, возникшем по вине основного общества (ст. 105), Российской Федерации по долгам казенного предприятия (ч. 5 ст. 115), собственников имущества учреждения по его долгам (ст. 120) и др. В некоторых случаях

Кодекс устанавливает комбинацию солидарной ответственности с субсидиарной. Так, участники полного товарищества несут субсидиарную ответственность по его долгам солидарно.

До принятия действующего ГК нормы, посвященные субсидиарной ответственности, связывали наступление такой дополнительной ответственности с невозможностью удовлетворения заявленного кредитором требования за счет основного должника из-за отсутствия у последнего средств или их недостаточности. Статья 399 ГК устанавливает теперь иное правило, согласно которому кредитор должен предварительно направить уведомление основному должнику (при этом постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 предусматривает, что указанное уведомление должно быть непременно письменным2). И только после того, как основной должник откажется от удовлетворения заявленного таким образом требования либо в разумный срок от него не последует ответа, у кредитора возникает право обратиться со своим требованием к субсидиарному должнику. Однако в виде исключения (такие случаи должны быть прямо указаны в законе) условием наступления субсидиарной (дополнительной) ответственности может служить недостаточность имущества у основного должника (см. п. 3 ст. 56 ГК, п. 5 ст. 115 ГК и др.).

Заслуживают внимания еще две нормы, относящиеся к субсидиарной ответственности (п. 2 и 3 ст. 399 ГК). Во-первых, в случае, когда основной должник, одновременно имеет встречное требование к кредитору, последний вначале должен произвести зачет своего требования либо использовать право бесспорного требования к основному должнику до предъявления требований к должнику субсидиарному. Во-вторых, субсидиарный должник обязан во всех случаях до удовлетворения требования кредитора предупредить об этом основного должника, а если к субсидиарному должнику будет заявлен иск, ему необходимо привлечь основного должника к участию в деле. Субсидиарный должник, не исполнивший этой своей обязанности, принимает тем самым на себя определенный риск: при заявлении им впоследствии регрессного требования к основному должнику последний вправе выдвинуть против субсидиарного должника те же возражения, которые он имел против кредитора1. Последняя норма непосредственно связана с «запасным» и тем самым несамостоятельным характером ответственности, о которой идет речь в ст. 399 ГК. Имеется в виду, что основанием для ее наступления служит наличие условий, необходимых основной ответственности.

 

2.2. Обстоятельства, исключающие ответственность должника

 

Во всех случаях, когда ответственность должника строится на началах вины, он освобождается от нее, если будет доказано, обязательство нарушено случайно, т.е. вследствие обстоятельства которые не могут быть поставлены ему в вину (речь идет о том, при той степени заботливости и осмотрительности, какая от требовалась по характеру обязательства и условиям оборота принял все меры для надлежащего исполнения обязательства) в случаях, когда установлена повышенная ответственно (независимо от вины), закон обычно предусматривает, что должник освобождается от такой ответственности, если ему удастся доказать, что невозможность исполнения была создана непреодолимой силой. Непреодолимая сила представляет собой чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях событие»1. Чаще всего так расцениваются явления стихийного характера (удар молнии, наводнение, сильная буря и т.п.), когда по этой причине поставщик, например, не смог вовремя отгрузить покупателю товары в предусмотренном договором количестве, непреодолимой силой могут также считаться забастовки, война непосредственно вызываемые ими последствия. Приведенное легальное определение непреодолимой силы применительно к ответственности должника в обязательстве совпадает с тем, которое содержится в ст. 202 ГК; в ней идет речь о непреодолимой силе и обстоятельстве, с действием которого связано приостановление течения срока исковой давности.

Сама ст. 401 ГК включает указание на то, что по крайней мере три прямо названных в ней обстоятельства, создающих невозможность надлежащего исполнения обязательства предпринимателем-должником, ни при каких условиях не могут рассматриваться как непреодолимая сила. К числу этих трех относятся2: нарушение обязанности перед должником его контрагентами (машиностроительный завод допустил недопоставку из-за того, что его собственные поставщики — угольная шахта или металлургический завод не исполнили заключенного с ним договора), отсутствие на рынке нужных для исполнения договора товаров и отсутствие денежных средств у должника (например, покупатель не обладает ими для приобретения необходимого ему для производства подлежащей поставке продукции оборудования). Из этого следует, что все эти обстоятельства не могут служить основанием освобождения должника даже тогда, когда в этой роли выступает предприниматель, от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства. В одном из рассмотренных им дел Президиум ВАС РФ, имея в виду, что ответственность гостиницы за сохранность принятых ею на хранение вещей наступает независимо от вины, в своем постановлении признал, что «кража не является обстоятельством непреодолимой силы»1.

Постановление Пленума ВАС РФ от 19 апреля 1999 г. № 5 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с заключением, исполнением и расторжением договоров банковского счета»2 выделило особо случай применения правил об ответственности должника-предпринимателя за действия его контрагентов. Речь идет о ситуации, которая возникает при неисполнении или ненадлежащем исполнении банком обязательств по выполнению поручений, клиентов по той причине, что необходимые услуги не оказала находящаяся, в свою очередь, в договорных отношениях с банком служба связи.

Освобождение должника от ответственности (полностью или частично) может последовать, если в нарушении обязательства виновен кредитор. Примером служит ст. 963 ГК, которая предусматривает необходимость освобождения страховщика от обязанности выплатить страховое возмещение (при имущественном страховании) или страховую сумму (при личном страховании), если окажется, что страховой случай произошел вследствие умысла страхователя, а при имущественном страховании также в случае его грубой неосторожности.

Вина кредитора может быть достаточным основанием и для освобождения от ответственности должника-предпринимателя. Так, например, фирма, оказывающая соответствующие услуги, заключила по поручению клиента от его имени договор, по которому был приобретен жилой дом. Как оказалось впоследствии, дом находился в аварийном состоянии. Фирма не обязана нести перед клиентом ответственность за возникшие у него в связи с этим убытки, если докажет, что своевременно предупреждала клиента о том, что дом приобретается без проверки его качества, на что тот не обратил внимания, настаивая на скорейшей регистрации договора.

Виновными в неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства могут оказаться обе стороны: и кредитор, и должник. Тогда суд, не освобождая должника от ответственности, только уменьшает ее размер1. В зависимости от того, какое значение для нарушения обязательства имели умышленные или неосторожные действия кредитора, суд может снизить размер ответственности должника наполовину, на одну треть и т.п. При этом ключевое значение для определения границ усмотрения суда в подобных случаях имеет содержащееся в ст. 404 ГК указание на необходимость уменьшать ответственность должника «соответственно». Оценивая сферу применения правила об уменьшении ответственности должника вследствие нарушения обязательства по вине обеих сторон, необходимо иметь в виду, что это правило действует независимо от того, основана ли ответственность должника на принципе вины или является повышенной (вплоть до действия непреодолимой силы).

Одно из обстоятельств, вызывающих уменьшение ответственности должника, выделено п. 1 ст. 404 ГК особо. Речь идет о случае, когда кредитор умышленно или по неосторожности содействовал увеличению размера убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением, либо не принял разумных мер к их уменьшению (например, поклажедатель не использовал имевшихся у него возможностей своевременно вывезти товары, хранившиеся на складе, хотя и был предупрежден об ожидавшемся наводнении).

Иногда в законе содержится специальный перечень обстоятельств, при наличии которых должник освобождается от ответственности за нарушение обязательства. Наиболее широко это используется в транспортных уставах и кодексах. Например, в ТУЖД (ст. 108 и 109) указаны девять обстоятельств, при которых транспортная организация освобождается от ответственности за утрату, недостачу, повреждение (порчу) груза. Каждое из этих обстоятельств, как указано в соответствующих статьях, отличает то, что железная дорога не могла их предотвратить, устранение этих обстоятельств от нее не зависело. Приведенная формулировка соответствующего положения, как уже отмечалось, призвана подтвердить, что в основе ответственности железной дороги за целость и сохранность перевозимых грузов лежит принцип вины.

2.3. Просрочка исполнения

 

Оказаться в положении просрочившей исполнение стороны могут и должник, и кредитор.

Должник признается просрочившим исполнение, если не совершил предусмотренного обязательством действия в установленный срок. Просрочка должника влечет за собой ряд неблагоприятных для него последствии1:

– он обязан возместить кредитору убытки, причиненные просрочкой;

– его ответственность за нарушение обязательства усиливается против обычной, поскольку он отвечает тогда не только за свои виновные действия, но и за последствия случайно наступившей во время просрочки невозможности исполнения (например, подлежащие поставке покупателю товары сгорели на складе поставщика, хотя и вследствие пожара, наступившего в результате удара молнии, но уже в то время, когда поставщик находился в просрочке);

– если вследствие просрочки должника предложенное им исполнение уже утратило интерес для кредитора (например, в нарушение договора, заключенного с филармонией, артисты приехали на гастроли, вместо 30 декабря на другой день после новогодних праздников), последний вправе отказаться от принятия исполнения и потребовать возмещения убытков.

Просрочка кредитора имеет место в случаях, когда он отказался принять предложенное должником надлежащее исполнение или не совершил действий, которые предусмотрены законом, иным правовым актом или договором либо вытекают из обычаев делового оборота или существа обязательства. Но все это только при условии, что до совершения указанных действий кредитором должник не мог исполнить обязательство2.

К примеру, покупатель, которому поставщик доставил на автомашине предусмотренную договором продукцию, уклоняется от ее принятия, ссылаясь на отсутствие свободных складских площадей. Заказчик не предоставил исполнителю исходных данных, без которых не мог быть составлен технический проект. Заказчик не передал подрядчику оборудование для проведения монтажных работ.

Специально выделены в Кодексе1 случаи, при которых просрочка наступает вследствие отказа кредитора выдать расписку в получении (полностью или в соответствующей части) исполнения, либо вернуть выданный в свое время должником долговой документ, либо отметить в расписке невозможность его возврата. Во всех таких случаях должник приобретает право, в свою очередь задержать исполнение. Тем самым он освобождается от какой-либо ответственности за возникшую таким образом задержку, поскольку вызвавшие ее действия кредитора рассматриваются и допущенная кредитором просрочка.

При просрочке кредитора, как уже отмечалось, на него возлагается обязанность возместить должнику причиненные этим убытки. На соответствующие отношения распространяется принц ответственности не только за собственные действия, но и за действия третьих лиц. С учетом указанного обстоятельства ст. 4 ГК предусматривает необходимость освободить кредитора от обязанности возмещать убытки должнику, если ему удастся доказать, что просрочка наступила вследствие обстоятельств, за которые только сам кредитор, но и третьи лица, на которых в силу закон иных правовых актов или его поручения было возложено принятие исполненного, не должны отвечать.

Наконец, следует особо упомянуть, что всегда, когда причиной допущенной просрочки исполнения должником послужил просрочка кредитора, должник не признается находящимся в просрочке со всеми вытекающими из этого последствиями. Одно из таких последствий просрочки кредитора состоит в том, что в денежном обязательстве на протяжении всего периода времени, течение которого продолжалась просрочка кредитора, должна свободен от необходимости платить проценты.

Установлены специальные последствия просрочки кредитор и применительно к отдельным видам обязательств. Например, силу ст. 901 ГК хранитель, как уже отмечалось, в виде общего, правила отвечает за сохранность принятых вещей при наличии вины, а хранитель-предприниматель и независимо от вины. Однако если поклажедатель-кредитор в обязательстве хранения пропустит указанный в договоре срок для получения своих вещей обратно, хранитель-предприниматель будет нести ответственность за их утрату, недостачу или повреждение только при наличии в его действиях умысла или грубой неосторожности. Точно так же при просрочке заказчиком приемки результата работ по договору подряда лежащий на подрядчике риск случайной гибели или случайного повреждения результата переходит на заказчики1.

 

2.4. Ответственность за неисполнение денежного обязательства

 

Статья 395 ГК, которая именуется «Ответственность за неисполнение денежного обязательства», предусматривает выплату пользование чужими денежными средствами определенных процентов на соответствующую суммы. При этом имеются в виду различные варианты такого пользования, включая неправомерны удержание чужих денежных средств, уклонение от их возврат иную просрочку в их уплате либо неосновательное получение ил сбережение денежных средств за счет другого. Таким образом, набор ситуаций, охватываемых ст. 395 ГК, весьма широк. В подомном положении, например, может оказаться любое лицо, которое должно было оплатить к определенному сроку переданные ему товары, выполненные работы или оказанные услуги и эти свои обязанности не выполнило. Непременным признаком денежного обязательства служит, естественно, его предмет — деньги. Поэтому Президиум ВАС РФ посчитал неправильным решение нижестоящего суда, который применил ст. 395 ГК по отношению к покупателю, не оплатившему вовремя поставленные ему товары. В постановлении Президиум было обращено внимание на то, что в договоре, названном куплей продажей, поставляемые товары (гербициды) должны были оплачиваться пшеницей по ценам, сложившимся на момент ее передачи. Президиум особо подчеркнул, что встречное по отношению к передаче гербицидов обязательство не было в действительности денежным1. В другом деле было признано невозможным применение ст. 395 ГК к обязательству, которое предусматривало оплат;) товаров ценными бумагами. Это обязательство, по мнению Президиума ВАС РФ также не может считаться денежным2.

Одновременно постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ оч 8 октября 1998 г. № 13/14 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами» указывает на то, что «последствия, предусмотренные статьей 395 Кодекса, не применяются к обязательствам, в которых валюта (деньги) исполняет роль товара (сделки по обмену валюты)»3.

В связи с применением ст. 395 ГК возникает ряд вопросов. Первый из них — размер и порядок взыскания процентов. В самом Кодексе речь идет о необходимости платить проценты в размере, определяемом существующей в месте жительства кредитора (для юридического лица — в месте его нахождения) учетной ставкой банковского процента. Однако, по крайней мере до сих пор, такой дифференцированной (порайонной) ставки не существует. Ее место заняла единая для всей страны учетная ставка ЦБ РФ по кредитным ресурсам, которые он предоставляет коммерческим банкам. Эта учетная ставка получила название «ставки рефинансирования»4. В связи с тем, что ЦБ РФ вынужден ее довольно часто менять (с учетом экономической конъюнктуры в стране), возникла потребность определить, какой именно ставкой рефинансирования (на какую именно дату) следует руководствоваться. ГК приводит различные варианты решения в зависимости прежде всего от того, уплачиваются ли должником соответствующие проценты добровольно или по решению суда. В первом случае предусмотрено применение ставки на день исполнения всего денежного обязательства или соответствующей его части — той, применительно к которой ставка определяется. Во втором, — когда речь идет о взыскании долга в судебном порядке по требованию кредитора, ставка рефинансирования устанавливается судом на день предъявления иска или на день вынесения решения. Указанное правило применяется, если законом или договором не предусмотрен иной размер процентов. Что касается периода времени, в течение которого взыскиваются проценты, то, если законом, иным правовым актом или договором не предусмотрен иной, более короткий срок для их начисления, взыскание процентов рассчитывается по день уплаты основной суммы средств кредитору. При этом, как указано в постановлении Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8, допускается возможность начисления «процентов на проценты», но только в случаях, предусмотренных в законе1. Таким образом, если суд рассматривает дело о просрочке уплаты выполненных работ, то при размере просроченной суммы —100 млн руб., ставки рефинансирования —50% и длительности просрочки — 2 год, должна быть по общему правилу взыскана сумма в 200 млн руб.

Приведенные положения о подсчете размера причитающихся процентов применяются при пользовании чужими денежными средствами по обязательству, выраженному в рублях. Иное дело, если основное денежное обязательство выражено в иностранное валюте, а в месте нахождения кредитора на день исполнения денежного обязательства отсутствует официальная учетная ставка банковского процента по валютным кредитам. Для таких случаев постановлением Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 1 июля 1996 г № 6/8 предусмотрена необходимость определять размер процентов на основании публикаций в официальных источниках информации о средних ставках банковского процента по краткосрочным валютным кредитам, которые предоставляются банками в месте нахождения кредитора. Если же указанные публикации отсутствуют, следует руководствоваться справкой одного из ведущих банков в месте нахождения кредитора, которая подтверждает применяемую таким банком по краткосрочным валютным кредитам ставку. Указанный порядок действует независимо от того, является ли местом нахождения кредитора территория РФ или другой страны1.

В связи с применением ст. 395 ГК возникла необходимость определить также и то, в каком соотношении находятся предусмотренные ею проценты с неустойкой, которая установлена на случай просрочки оплаты товаров, работ, услуг, а также с возмещением убытков. Ответ на этот вопрос зависит от правовой природы процентов, о которых идет речь в ст. 395 ГК.

В литературе были высказаны разные точки зрения по вопросу о правовой природе процентов за пользование чужими денежными средствами. В.В. Витрянский свел их авторов в четыре группы1. К первой отнесены те , кто рассматривает «проценты за пользование чужими средствами» как компенсацию или вознаграждение (плату) за оказанную услугу (пользование капиталом), ко второй — признающие их неустойкой за нарушение обязательства, к третьей — считающие их формой возмещения убытков в связи с неисполнением должником денежного обязательства. Наконец, четвертая группа авторов признает их гражданско-правовой ответственностью, составляющей отдельную категорию нетипичных (специальных) мер имущественной ответственности. В отличие от всех этих взглядов сам В.В. Витрянскйй приходит к выводу, что «проценты годовых за неисполнение (просрочку исполнения) денежных обязательств являются самостоятельной, наряду с возмещением убытков и уплатой неустойки, формой гражданско-правовой ответственности. Причем особенности процентов годовых, выделяющие их в самостоятельную форму гражданско-правовой ответственности, следует искать не столько в специфике их исчисления, доказывания и применения, как это имеет место в случае с убытками и неустойкой, а в специфическом предмете самого денежного обязательства».

Эту последнюю позицию разделяет судебная практика. Так, при отсутствии прямого ответа на поставленный вопрос — о природе процентов в самой ст. 395 ГК, постановление Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 8 октября 1998 г. № 13/14 включило указание на то, что «проценты, предусмотренные пунктом 1 статьи 395 Кодекса, по своей природе отличаются от процентов, подлежащих уплате за пользование денежными средствами, предоставленными по договору займа (ст. 809 Кодекса), кредитному договору (ст. 819 Кодекса) либо в качестве коммерческого кредита (ст. 823 Кодекса). Поэтому при разрешении споров о взыскании процентов годовых суд должен определить, требует ли истец уплаты процентов за пользование денежными средствами, предоставленными в качестве займа или коммерческого кредита, либо существо требования составляет применение ответственности за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства (ст. 395 Кодекса)»1.

Рассматривая неустойку и повышенные проценты как разные меры ответственности, постановление Пленума ВАС РФ от 8 октября 1998 г. № 13/14 исключает вместе с тем возможность их сочетания, признавая за кредитором лишь право выбора одной из них2.

Проведение указанной линии высшими судебными инстанциями можно проиллюстрировать на ряде рассмотренных ими дел. Так, в одном из них арбитражный суд, установив, что заказчик просрочил оплату выполненных работ, удовлетворил требования подрядчика об одновременном взыскании в виде санкций за просрочку оплаты, во-первых, договорной неустойки и, во-вторых процентов, указанных вот. 395 ГК. Отменяя это решение, Президиум ВАС РФ в своем постановлении указал на следующее: «Исходя из общих правил применения мер ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства две меры гражданско-правовой ответственности за одно и то же правонарушение Применяться не могут, если законом или договором не пред усмотрено иное»3.

По другому делу Президиум ВАС РФ признал повышенные проценты не просто ответственностью, а именно неустойкой.

С признанием указанных процентов видом ответственности связано и то, что на требование кредитора о взыскании процентов распространяются правила, определяющие основания наступления ответственности должника за нарушение обязательства. По этой причине, например. Президиум ВАС РФ отменил решение нижестоящего арбитражного суда, взыскавшего проценты по ст. 395 ГК в связи с задолженностью учреждения по оплате поставленных товаров.

Он сослался при этом на то, что не было учтено действие п. 1 ст. 401 ГК, в соответствии с которым «необходимым основанием, ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства является наличие вины лица, допустившего нарушение в форме умысла или неосторожности»1.

Что касается других возможных последствий нарушения обязательства — имеются в виду взыскание процентов и возмещение убытков, отрицательный ответ на вопрос о возможной их кумуляции содержится в самом Кодексе. Им предусмотрено, что за кредитором сохраняется в подобных случаях право требовать от должника возмещения убытков, но только с зачетом суммы процентов, а значит, только в сумме, составляющей разницу между этими двумя величинами.

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Конституция Российской Федерации: Принята на всенародном референдуме 12 дек. 1993г.
  2. Гражданский Кодекс РФ. Ч. 1 от 30 ноября 1994 г.// СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.
  3. Гражданский кодекс РФ. Ч. 2 от 26 января 1996 г.// СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410.
  4. Гражданский кодекс РСФСР. М., 1979.
  5. Уголовный кодекс Российской Федерации.- М., 1996.
  6. О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 1 июля 1996 г. // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. — 1996. — №9. — Ст. 6.
  7. Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. М., 1940.
  8. Алексеев С.С. Теория права. М., 2004.
  9. Богданова Е.Е. Субсидиарная ответственность в гражданском праве Российской Федерации. Белгород, 2000.
  10. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право: Общие положения. М., 2002.
  11. Гражданское право: Учебник /Под ред. Суханова Е.А. В 2-х тт. Т.1. М., 2005.
  12. Гражданское право России: Курс лекций / Под ред. Садикова О.Н. — М., 2004. Ч. 1
  13. Гражданское право /Под ред. Толстого Ю. К. Сергеева А. П., СПб. 2005.
  14. Гражданское право- Словарь справочник / Под ред. Тихомирова М. М. 2004.
  15. Гревцов Ю.И. Правовые отношения и осуществление права. Л., 1987.
  16. Грибанов В.П. Ответственность за нарушение гражданских прав и обязанностей. М., 1974.
  17. Иоффе О.С. Советское гражданское право: Курс лекций. Л., 1958.
  18. Иоффе О.С. Ответственность по советскому гражданскому праву. Л., 1955.
  19. Комментарий к гражданскому кодексу Российской Федерации. Части первой (постатейный) / Ответственный ред. Садиков О.Н. — М., 2004.
  20. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации./ Под ред. Наумова А. В. М., 2004.
  21. Лунц Л.А. Деньги и денежные обязательства в гражданском праве. М., 2002.
  22. Матвеев Г.К. Основания гражданско-правовой ответственности. М., 1970.
  23. Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. М., 1950.
  24. Новоселова Л.А. Проценты по денежным обязательствам. М., 2000.
  25. Отнюкова Г. Исполнение обязательств // Российская юстиция. 2002. № 3.
  26. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М., 2000.
  27. Розенберг М.Г. Ответственность за неисполнение денежного обязательства // Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. М., 2003.
  28. Садиков О.Н. Влияние инфляции на денежные обязательства // Дело и право. 2003. № 3.
  29. Суханов Е.А. О юридической природе процентов по денежным обязательствам // Законодательство. 2001. № 1.
  30. Теория государства и права: Учебник/ Под ред. Сырых В.Ш. М., 2004.
  31. Теория государства и права: Курс лекций/ Под ред. Марченко М.Н. -М., 2005
  32. Теория государства и права: Учебник/ Под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. М., 2004.
  33. Явич Л.С. Сущность права. Л., 1985.
<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.99MB/0.00053 sec

WordPress: 23.34MB | MySQL:120 | 1,539sec