Понятие и система гражданского и предпринимательского права

<

022614 1635 1 Понятие и система гражданского и предпринимательского права

1.1. Сущность гражданского и предпринимательского права

 

Гражданское право — одна из основных составных частей всякой развитой правовой системы. Термин «гражданское право» берет свое начало от наиболее древней части римского правопорядка — «цивильного права» (ius civile), под которым понималось право жителей Рима (cives Romani) как государства-города (civitas), т.е. право исконных римских граждан — квиритов (ius civile Quiritium, «квиритское гражданское право»). В дальнейшем, как известно, ius civile охватило практически всю область частного права (ius privatum) и стало отождествляться с ним, а затем известный процесс рецепции (заимствования) римского частного права европейскими правопорядками привел к переносу этого понятия в современную юридическую терминологию (Zivilrecht, droit civil, civil law). Здесь оно стало привычным, традиционным наименованием одной из наиболее крупных, фундаментальных правовых отраслей. Поэтому гражданское право сейчас нередко называют «цивильным правом», цивилистикой, а занимающихся им специалистов — цивилистами.

Предпринимательское право как отрасль права есть совокупность норм, регулирующих имущественно-управленческие отношения, складывающиеся в ходе предпринимательской деятельности с использованием метода координации (согласование, предписание, рекомендации).

Предпринимательское право отличается от других отраслей права своими предметом, методом и принципами. В этом плане наиболее спорным является вопрос о том, является ли предпринимательское право частью гражданского права или же оно относится к отдельной правовой отрасли. Сложность заключается здесь в том, что часть отношений, возникающих в процессе предпринимательства, закреплены в ГК РФ, в том числе и определение предпринимательской деятельности (ст. 2).

В известном смысле гражданское право действительно можно считать «правом граждан», поскольку оно призвано регулировать подавляющее большинство их взаимоотношений имущественного, а в определенной мере и неимущественного характера. А такие взаимоотношения, как правило, возникают по воле их участников, которые сами определяют и характер, и содержание своих взаимосвязей. Ведь люди обычно самостоятельно решают, вступать им иди не вступать, например, в те или иные договорные отношения и на каких условиях; они по своей воле добросовестно исполняют или недобросовестно нарушают взятые на себя обязательства; наконец, они вольны защищать свои интересы или отказаться от их защиты в конкретной ситуации и т.д. При этом люди всегда руководствуются своими собственными, частными интересами (в том числе, согласуя их с аналогичными интересами других лиц), которые, следовательно, по общему правилу определяют и содержание складывающихся между ними отношений. В результате само правовое регулирование этой сферы, как подметили еще древнеримские юристы, должно быть направлено на пользу (utilitas) отражающую интересы отдельных частных лиц (граждан). Поэтому государство (публичная власть), учитывая частный характер таких взаимосвязей, со своей стороны предоставляет своим гражданам возможность саморегулирования этих отношений, ибо никакие его отдельные нормативные акты, ни даже их совокупность не в состоянии предусмотреть все встречающиеся в реальной жизни ситуации.

Гражданское право потому и называется частным, что, с одной стороны, защищает сферу частных интересов граждан от произвольного вмешательства со стороны государства, а с другой стороны предоставляет гражданам достаточно широкие возможности саморегулирования складывающихся в этой сфере частных отношений. Таким образом, понятие «гражданское (частное) право» в известной мере отражает существо правового регулирования многообразных взаимоотношений.

Ее главной особенностью было многообразие составляющих элементов при принципиальном отказе от их общего, традиционного деления на сферы частного и публичного права.

К числу известных преимуществ такого подхода можно было отнести возможность максимального учета специфики разнообразных видов общественных отношений, регулируемых правом, тщательность и разветвленность их регламентации. Однако при этом неизбежными стали сложности и громоздкость сложившейся системы, необходимость последовательного размежевания правовых комплексов, затрудняющие их взаимную согласованность. Это было особенно заметно в «пограничных», переходных ситуациях, складывавшихся «на стыке» отдельных правовых отраслей. Решение проблемы нередко искали в создании новых, «комплексных», или «вторичных» правовых отраслей наряду с прежними, общепризнанными, что еще более усложняло всю систему

Однако главной задачей правовой системы является не разграничение правовых отраслей и их сфер (хотя очевидно, что без этого просто нельзя говорить об их системе), а обеспечение их единого, комплексного воздействия на регулируемые общественные отношения. Поэтому система права должна характеризоваться внутренней согласованностью всех входящих в нее подсистем (элементов), опирающейся на социально-экономические и организационно-правовые факторы.

Прежний правопорядок в той или иной мере достигал этих целей с помощью построения системы правовых отраслей по иерархическому принципу. Она представляла собой некую «пирамиду», во главе которой находилось конституционное (государственное) право. Затем следовали подчиненные ему «основные» отрасли — гражданское, уголовное, административное, гражданско-процессуальное и уголовно-процессуальное право, — в свою очередь возглавлявшие группы правовых отраслей, большей частью выделившихся из базовых, «материнских» (например, из гражданского права выводилось семейное и трудовое право, из административного — финансовое, из гражданско-процессуального — арбитражно-процессуальное право и т.д.). Таким образом, всю эту систему пронизывали публичные начала, оформлявшие безграничное по сути вмешательство государства в любые сферы жизни общества и его членов и обеспечивавшие преимущественную защиту государственных и общественных (публичных) интересов. Данный подход вполне соответствовал и административно-плановому характеру огосударствленной экономики, и реальной роли тогдашнего государства в общественной жизни.

Кардинальное реформирование экономического и общественного строя в качестве одного из неизбежных следствий имело изменение данной системы. Признание частноправовых начал и переход к принципиальному делению всей правовой сферы на частноправовую и публично-правовую привели к тому, что место «пирамиды» соподчиненных отраслей заняла новая их система, основанная на равенстве частноправового и публично-правового подходов. В этой системе две взаимодействующие, но не соподчиненные сферы частного и публичного права включают в себя прежние отдельные правовые отрасли и их группы.

Как уже отмечалось, к частноправовым отраслям в отечественной правовой системе относятся гражданское, семейное, трудовое и международное частное право. Публично-правовая сфера, видимо, приобретет более сложную структуру, поскольку в ней не только сохраняется многообразие правовых отраслей, но и появляются новые, «комплексные правовые отрасли», для которых не остается (а строго говоря, и не должно быть) места в общей правовой системе. Возникающие при этом попытки «вовлечения» в состав «комплексных» образований частноправовых институтов (чаще всего — договорного права) обычно не имеют под собой каких-либо объективных оснований, что видно на примере концепции «предпринимательского права». Вместе с тем надо учитывать, что сферы и публичного, и частного права в России пока еще не завершили процесс своего структурирования.

Существующая система российского права в большей мере соответствует задачам формирования правового государства и гражданского общества, которое не должно более находиться под постоянным и всеобъемлющим государственным воздействием. Единство и согласованность данной системы обеспечиваются не иерархической соподчиненностью ее элементов, а единством лежащих в ее основе общих правовых подходов (принципов), а также критериев выделения правовых отраслей, определяющим функциональные особенности каждой из этих подсистем. Социально-экономическую базу такого положения составляют признание главенствующей роли неотъемлемых прав и свобод личности, федеративная система государственного устройства, основанная на учете важной роли регионов и местного самоуправления, а главное — рыночная организация хозяйства, предопределяющая роль частноправового регулирования.

Основными общепризнанными критериями самостоятельности отраслей права, как известно, являются наличие самостоятельного предмета правового регулирования, те, особой области общественных отношений, и метода правового регулирования, т.е. известной совокупности приемов, способов воздействия права на данную группу общественных отношений, соответствующих их особому характеру и определяемых им. В качестве дополнительных критериев указывается также на наличие особых, самостоятельных функций отрасли права, что обусловлено ее положением элемента общей системы права. Показателем юридической однородности институтов и норм, составляющих соответствующую правовую отрасль, является возможность обособления единых для них общих правил (Обшей части),

 

1.2. Предмет гражданского и предпринимательского права

 

Общественные отношения, которые регулируются гражданским правом, составляют его предмет. В него входят две группы отношений.

Во-первых, это — имущественные отношения, которые представляют собой отношения, возникающие между людьми по поводу имущества — материальных и иных благ, имеющих экономическую форму товара. В качестве товара названные блага могут отчуждаться от их обладателей, переходя от одних лиц к другим и образуя тем самым товарообмен — имущественный оборот.

Во-вторых, это — личные неимущественные отношения, возникающие по поводу неимущественных (нематериальных) благ, тесно связанных с личностью их обладателей. Такие блага неотчуждаемы и не могут переходить от одних лиц к другим. Поэтому отношения по их использованию в значительной мере сводятся к охране этих благ от неправомерных посягательств на них со стороны других лиц (охрана неимущественных прав авторов и изобретателей, защита чести, достоинства и деловой репутации граждан и организаций; право граждан на имя, личную и телесную неприкосновенность, тайну личной жизни и т.п.).

Обе эти группы отношений объединяет то обстоятельство, что они основаны на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников, т.е. возникают между юридически равными и независимыми друг от друга субъектами, имеющими собственное имущество. Иначе говоря, это — частные отношения, возникающие между субъектами частного права. В литературе высказаны и другие мнения по этому поводу. Так, Н.Д. Егоров предлагает считать признаком, объединяющим имущественные и неимущественные отношения в составе предмета гражданского права, их взаимооценочный характер, т.е. взаимную оценку участниками таких отношений тех благ, по поводу которых эти отношения складываются1. Но такая взаимооценка может быть присуща, например, налоговым, таможенным и иным финансово-правовым (публичным) отношениям, а следовательно, не отличается необходимой спецификой. Более обоснованной представляется позиция М.И. Брагинского, считающего таким признаком юридическое равенство сторон регулируемых отношений2.

Комплексный интегрированный характер предпринимательского права предполагает выделение и анализ основных составляющих предметное единство данной отрасли, а именно предпринимательских отношений. Предпринимательские отношения имеют сложные содержание и структуру.

Во-первых, это отношения, связанные с организацией предпринимательской деятельности. Сюда входят: конституционное право граждан на занятие предпринимательской деятельностью (ст. 34 Конституции РФ); его развитие в ст. 18 ГК, определяющей содержание правоспособности граждан, включающей право заниматься предпринимательской и любой иной, не запрещенной законом деятельностью; создавать юридические лица самостоятельно или совместно с другими гражданами и юридическими лицами; совершать любые не противоречащие закону сделки и участвовать в обязательствах; ст. 23 ГК, регламентирующая предпринимательскую деятельность граждан, устанавливающая государственную регистрацию граждан в качестве индивидуальных предпринимателей; ст. 51 ГК, устанавливающая государственную регистрацию юридических лиц; вопросы лицензирования отдельных видов предпринимательской деятельности; целый комплекс организационно-имущественных отношений, связанных с созданием юридических лиц — субъектов предпринимательства, и др. Все эти отношения тесно взаимосвязаны между собой предметным единством — они предпринимательские отношения. Но по своему юридическому режиму, методу правового регулирования, если исходить из традиционных в правовой науке взглядов, — это разноотраслевые отношения.

Во-вторых, это отношения, связанные с предпринимательской деятельностью. Это непосредственная предпринимательская деятельность, та деятельность, где достигается одна из главных целей предпринимательства — получение прибыли. Речь идет о пользовании имуществом, продаже товаров, выполнении работ, оказании услуг. Здесь доминирующее положение занимает гражданско-правовое регулирование предпринимательских отношений. Взаимоотношения между предпринимателями как товаропроизводителями, юридически равными субъектами товарно-денежных отношений иначе как гражданско-правовыми (частноправовыми) методами в рыночной экономике регулироваться не могут. Хотя и здесь мы наблюдаем ряд случаев государственного (публично-правового) вмешательства в частноправовые отношения. Например, государственное регулирование цен на продукцию и услуги естественных монополий и др.

Гражданским правом регулируется только часть, хотя и существенная, отношений, возникающих в связи с предпринимательской деятельностью. Не менее значительная часть этих отношений регулируется публично-правовыми методами. Это отношения по государственному регулированию предпринимательства. Данная третья группа отношений, составляющая предмет предпринимательского права, тесно связана с первой и второй. Но если там инициативной стороной организации предпринимательской деятельности главным образом выступают гражданин-предприниматель, иные субъекты предпринимательства, то здесь государство от имени общества устанавливает правила предпринимательства и его последствия, защищая публичные (социальные, финансовые, бюджетные, экологические и др.) и частные интересы.

Четвертую группу предпринимательских отношений составляют внутрихозяйственные, внутрикорпоративные отношения, возникающие в процессе предпринимательской деятельности крупных и сложных предпринимательских структур. Взаимоотношения между относительно обособленными структурными подразделениями регулируются локальными нормативными актами, составляющими значительную часть предпринимательского законодательства.

Следует подчеркнуть, что в целом предпринимательские отношения едины, несмотря на регулирование их нормами различных отраслей права.

Комплексный интегрированный предмет предпринимательского права предполагает применение адекватных различным аспектам предпринимательских отношений методов. Согласно традиционной в правовой литературе точке зрения, каждой основной отрасли права соответствует только ей присущий метод (юридический режим) правового регулирования. В предпринимательском праве используются не один, а несколько методов (юридических режимов) правового регулирования: метод обязательных предписаний, метод автономии воли сторон правоотношения (метод согласования), метод рекомендаций.

<

Имущественные, а также неимущественные отношения, не отвечающие указанным признакам, не относятся к предмету гражданского права и не могут регулироваться его нормами. Прежде всего это касается имущественных отношений, основанных на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в частности, налоговых и других финансовых отношений, участники которых не являются юридически равными субъектами. По этой же причине из сферы действия гражданского права исключаются отношения по управлению государственным и муниципальным имуществом, возникающие между органами публичной власти.

Имущественные отношения, входящие в предмет гражданского права, в свою очередь разделяются на отношения, связанные, во-первых, с принадлежностью имущества определенным лицам; во-вторых, с управлением им; в-третьих, с переходом имущества от одних лиц к другим. Отношения по принадлежности имущества (материальных благ) юридически оформляются вещным правом, а в части принадлежности определенных нематериальных объектов — исключительными правами («интеллектуальной собственностью»); отношения по управлению имуществом оформляются корпоративным правом, а отношения по переходу имущества — обязательственным правом, а в соответствующей части также и наследственным правом.

Личные неимущественные отношения как предмет гражданско-правового регулирования характеризуются отсутствием связи с имущественными отношениями. Юридически они оформляется гражданским правом в качестве личных неимущественных прав, а их регулирование, как уже отмечалось, в основном состоит в их охране от правонарушений.

Имущественные отношения составляют основную, преобладающую часть предмета гражданского права. Они складываются по поводу конкретного имущества — материальных и некоторых нематериальных благ товарного характера.

К таким благам относятся не только физически осязаемые вещи, но и некоторые имущественные права (например, право требования уплаты определенной денежной суммы, право пользования недвижимой вещью и т.д.). Еще в римском праве имелась категория «res incorporales» — «нетелесные вещи», под которыми также понимались определенные права, обладающие имущественной ценностью. В современном имущественном обороте таковы, например, безналичные деньги, представляющие собой не денежные купюры (вещи), а права требования (чаще всего — вкладчика к банку). Имущественные отношения возникают и по поводу результатов работ и оказания услуг, которые совсем не обязательно воплощаются в вещественном результате (например, перевозка, хранение, услуги культурно-зрелищного характера), но непременно имеют экономический характер товара.

Товарный характер в развитом рыночном хозяйстве приобретают результаты интеллектуального творчества (произведения науки, литературы и искусства, изобретения, промышленные образцы, программы для ЭВМ и т.д.), а также средства индивидуализации товаров и их производителей (товарные знаки, фирменные наименования, наименования мест происхождения товаров и т.д.). Данные объекты имеют нематериальную (невещественную) природу, представляя собой идеи, образы, символы, хотя и выраженные в какой-либо материальной форме (техническое устройство, книга, магнитная или компьютерная запись, маркировка или этикетка на товарах и т.п.). Некоторые из них, например, промышленные образцы или фирменные наименования, вообще бессмысленны вне товарного оборота.

Имущественные отношения не являются юридической категорией. Это — фактические, экономические по своей социальной природе отношения, возникающие между людьми или (и) их коллективами по поводу различного имущества и представляющие собой весьма широкий круг отношений по производству, распределению, обмену и потреблению различных экономических благ1. Основная, большая их часть подвергается правовому регулированию, т.е. оформлению, упорядочению, которое осуществляется всей правовой системой (всеми отраслями права). Значительную часть этих отношений регулирует гражданское (частное) право.

Последнее, как уже известно, является наиболее оптимальной, эффективной формой существования товарного хозяйства, рыночной организации экономики, т.е. отношений независимых и самостоятельных товаровладельцев (частных собственников). Следовательно, именно данная часть имущественных отношений и должна подвергаться гражданско-правовому (частноправовому) регулированию, т.е. служить предметом гражданского права. Такие отношения отличаются некоторыми общими признаками:

во-первых, они характеризуются имущественной обособленностью
участников, причем степень этой обособленности такова, что позволяет им самостоятельно распоряжаться имуществом и одновременно нести самостоятельную имущественную ответственность за результаты своих действий. Иначе говоря, в роли таких участников, как правило, выступают товаровладельцы — собственники своего имущества;

во-вторых, рассматриваемые отношения по общему правилу носят
эквивалентно-возмездный характер, свойственный нормальному товарообмену, стоимостным экономическим отношениям. Возможны, конечно, и безвозмездные имущественные отношения (например, дарение, безвозмездный заем, безвозмездное пользование чужим имуществом и т.д.). Они, однако, вторичны, производны от возмездных имущественных отношений и не являются обычной формой товарообмена;

в-третьих, участники данных отношений, будучи самостоятельными товаровладельцами, выступают в качестве равноправных и независимых друг от друга субъектов, которые не находятся в состоянии административной или иной властной подчиненности.

Можно также согласиться с уточнением о том, что и возмездные, и безвозмездные имущественные отношения товарообмена носят стоимостной характер, обусловленный действием экономического закона стоимости. В силу этого имущественные отношения, составляющие предмет гражданского права, предлагается именовать «имущественно-стоимостными отношениями» 1.

Таким образом, что все названные признаки обусловлены товарно-денежным характером имущественных отношений, входящих в предмет гражданского права. Имущественные отношения, имеющие иную (нетоварную) природу и, следовательно, не отвечающие указанным признакам (например, бюджетные, налоговые и иные финансовые отношения, отношения по управлению объектами государственной и муниципальной собственности и т.п.), не входят в предмет гражданского права и не регулируются им.

Товарно-денежные (стоимостные) имущественные отношения, воплощающие в себе товарное хозяйство, отражают как статику этого хозяйства — отношения принадлежности, присвоенности материальных и иных экономических благ, которые составляют предпосылку и результат товарообмена, так и его динамику — отношения перехода материальных и иных благ, т.е. собственно процесс обмена товарами (вещами, результатами работ, услугами и т.д.). Понятно, что обе эти стороны тесно связаны и взаимообусловлены: товарообмен невозможен без присвоения участниками его объектов, а присвоение обычно является результатом обмена. В свою очередь, каждая из этих групп экономических (имущественных) отношений оформляется (регулируется) различными подотраслями и институтами гражданского права.

Метод правового регулирования представляет собой комплекс правовых средств и способов воздействия соответствующей отрасли права на общественные отношения, составляющие ее предмет. Для того чтобы такое воздействие (регулирование) было эффективным, т.е. достигало результата, на который оно рассчитано, должны быть использованы средства, соответствующие природе регулируемых отношений. Иначе говоря, содержание метода правового регулирования в существенной мере предопределяется характером регулируемых отношений (предметом правового регулирования).

Поэтому очевидно, что в сфере частного права подлежат использованию способы, принципиально отличные от применяемых в сфере публичного права. Ведь речь идет о частных (имущественных и неимущественных) отношениях экономически независимых, самостоятельных товаровладельцев. Если в публичном праве в силу его природы господствуют методы власти и подчинения, властных предписаний (обязываний) и запретов, то для частного права, напротив, характерны дозволение и правонаделение, т.е. предоставление субъектам возможностей совершения инициативных юридических действий — самостоятельного использования различных правовых средств для удовлетворения своих потребностей и интересов1.

Отраслевой метод правового регулирования общественных отношений раскрывается в четырех основных признаках:

  • характер правового положения участников регулируемых отношений;
  • особенности возникновения правовых связей между ними;
  • специфика разрешения возникающих конфликтов;
  • особенности мер принудительного воздействия на правонарушителей.

    С учетом особенностей частноправового регулирования эти признаки в гражданском праве выглядят следующим образом.

    Экономическая независимость и самостоятельность участников регулируемых гражданским правом отношений закрепляются путем признания их юридического равенства, составляющего основную характеристику метода гражданского права. В последнее время эта характеристика гражданско-правового метода все чаще объявляется не только главной, но и единственной, отражающей его существо.2 Речь идет именно о юридическом, а не об экономическом (фактическом) равенстве, которое практически всегда отсутствует. Само юридическое равенство означает отсутствие заранее установленной власти одних участников гражданско-правовых отношений к принуждению других, но вовсе не равенство в содержании их конкретных прав и обязанностей (например, в отношениях займа должник не обладает никакими правами, поскольку на нем лежит лишь обязанность вернуть долг).

    Самостоятельность и независимость участников по общему правилу исключает возникновение между ними каких-либо правоотношений помимо их согласованной, общей воли (по воле только одного из них или по указанию органа публичной власти). Поэтому наиболее часто встречающимся (хотя и отнюдь не единственным) основанием возникновения прав и обязанностей участников гражданского оборота является их договор
    (соглашение). Односторонние же действия лица чаще всего влекут здесь возникновение или прекращение обязанностей, а не приобретение прав, причем именно в отношении этого лица, но не других субъектов (например, обязанность организатора торгов заключить соответствующий договор с их победителем; исполнение должником своего обязательства уплатить денежный долг и т.п.).

    Предоставление сторонам права самим определять свои взаимоотношения и их содержание отражается в преобладании в гражданском праве диспозитивных предписаний, содержащих возможность для участников регулируемых отношений самостоятельно выбрать наиболее целесообразный для них вариант поведения. Более того, они вольны по своему усмотрению использовать или не использовать предоставляемые им гражданским правом средства защиты их интересов. Этим и предопределяется инициативный характер подавляющего большинства гражданских правоотношений. В имущественном (гражданском) обороте получение необходимого участникам результата в виде удовлетворения тех или иных потребностей зависит, таким образом, прежде всего от их инициативы и умения организовывать свои отношения и не исключает, а предполагает известный имущественный (коммерческий) риск. Именно к сфере гражданского права относится старая римская мудрость «право любит бодрствующих».

    Наконец, независимость и равенство участников предполагают, что споры между ними могут разрешать только независимые от них органы, не связанные с кем-либо из них организационно-властными, имущественными, личными или иными отношениями. Отсюда — судебный порядок защиты гражданских прав и разбирательства возникающих конфликтов, осуществляемый согласно п. 1 ст. 11 ГК государственными судами общей юрисдикции или государственными арбитражными судами, а также самостоятельно создаваемыми сторонами спора третейскими судами. Если даже закон предусматривает административный порядок разрешения какого-либо гражданско-правового спора, принятое в таком порядке решение в любом случае может быть обжаловано в суд (п. 2 ст. 11 ГК).

    Поскольку преобладающую массу отношений, регулируемых гражданским правом, составляют имущественные (или связанные с ними неимущественные) отношения, гражданско-правовая ответственность, как и большинство других гражданско-правовых мер защиты, тоже носит имущественный характер.

    Она состоит в возмещении потерпевшей от правонарушения стороне имущественных убытков либо также во взыскании в ее пользу иных сумм (неустойки) или имущества, как правило, не превышающих размер убытков. Иначе говоря, ответственность в гражданском праве имеет компенсационный характер, соответствующий принципу эквивалентности (возмездное), действующему в сфере стоимостных, товарно-денежных отношений. Возмещение морального вреда по гражданскому праву тоже осуществляется в денежной (имущественной) форме (ч. 1 ст. 151, п. 1 ст. 1101 ГК). Даже ответственность за нарушение личных неимущественных прав может состоять в возмещении имущественных убытков (п. 5 ст. 152 ГК).

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    2. МЕХАНИЗМ СООТНОШЕНИЯ ГРАЖДАНСКОГО И ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОГО ПРАВА

     

    2.1. Гражданское право в системе смежных наук

     

    Гражданское право составляет основу частного права, является главной, ведущей отраслью в сфере частноправового регулирования. Этим определяется его место в системе права как основной, базовой отрасли, предназначенной для регулирования отношений, входящих в предмет частного права, прежде всего, отношений имущественного оборота.

    Отсюда следует, что общие нормы и принципы гражданского права, а также и его отдельные институты в определенных случаях могут применяться не только в сфере гражданско-правового регулирования, но и в сфере других отраслей частного права. Основным условием для этого является пробел (отсутствие специального регулирования) в соответствующем отраслевом законодательстве и учет особенностей («существа») регулируемых им отношений. Иначе говоря, нормы гражданского права применяются здесь в субсидиарном (дополнительном) порядке, восполняя недостаток специальной отраслевой регламентации. В сфере семейного права такое положение получило прямое законодательное закрепление в ст. 4 Семейного кодекса РФ, согласно которой гражданское законодательство применяется для регулирования семейных отношений, прямо не урегулированных семейным законодательством, если это не противоречит их существу. Аналогичное по сути положение существует и в сфере трудового права. Напротив, нормы семейного или трудового права не используются для восполнения пробелов гражданско-правового регулирования ни при каких условиях.

    Нормы гражданского права иногда могут применяться для регулирования имущественных отношений, составляющих предмет публично-правовой сферы, если такое положение прямо предусмотрено.

    Так, согласно ст. 419 Трудового кодекса РФ нарушение норм трудового законодательства может стать основанием наступления гражданско-правовой ответственности, Гражданско-правовые подходы используются здесь, например, при определении размера материальной ответственности (ст. 235, 237-239 ТК).

    Так, в налоговом (финансовом) праве по прямому указанию ст. 27, 29, 73-75 Налогового кодекса РФ применяются гражданско-правовые институты представительства, залога, поручения, неустойки (пени). При этом регулируемые таким образом отношения сами не становятся частноправовыми, для их регламентации лишь используются юридические конструкции, разработанные и содержащиеся в частном (гражданском) праве.

    С другой стороны, административно-правовые (публично-правовые) нормы могут использоваться для необходимого ограничения свободы имущественного (гражданского) оборота в публичных интересах (лицензирование отдельных видов предпринимательства, антимонопольные запреты, исключение недобросовестной конкуренции, определение цен и тарифов на продукцию или услуги естественных монополий и т.д.). Однако в этих случаях речь идет о регулировании организационно-имущественных отношений, не являющихся предметом гражданского права, а составляющих предпосылку (условия) гражданско-правовой регламентации имущественного оборота.

    Данное положение подтверждает наличие тесных взаимосвязей отдельных правовых отраслей, являющихся элементами единой правовой системы и потому взаимодействующих друг с другом. В силу различий в природе регулируемых отношений отрасли права взаимодействуют, но не смешиваются друг с другом так же, как и их предметы. Взаимодействие (комплексность) правового регулирования достигается путем согласования их воздействия на общественные отношения, в том числе с помощью применения разно-отраслевых юридических конструкций. При этом важно отметить, что именно гражданско-правовые конструкции могут использоваться в публично-правовой сфере, тогда как обратное положение исключается.

    Вместе с тем применение гражданско-правовых институтов за рамками предмета этой отрасли, с учетом отмеченной ранее тенденции коммерциализации ряда отношений, входивших в публично-правовую сферу, позволяет говорить о существенном расширении сферы действия гражданского (частного) права, не ограничивающейся теперь его предметом. Все это свидетельствует о возрастании социальной ценности гражданского права как наиболее эффективного регулятора имущественных отношений в условиях рыночной организации хозяйства. Объективно оно занимает центральное, ключевое место не только в частноправовой сфере, но и в целом в регламентации многих имущественных и неимущественных отношений.

    Именно в этом смысле необходимо понимать слова А.Л. Маковского о том, что гражданское право не следует рассматривать в качестве некоей замкнутой системы: «если вы постараетесь схематически изобразить само гражданское право, то оно никогда не может быть у вас очерчено замкнутой линией. Это скорее всего цветовое пятно, центр которого имеет очень интенсивную окраску, а края очень неопределенны и расплывчаты», что, впрочем, может относиться и к другим фундаментальным, общепризнанным отраслям права1.

    Становление и устойчивое развитие рыночных отношений в России по-новому ставит вопросы о монизме и дуализме права, о соотношении публичного и частного права, императивных и диспозитивных методах правового регулирования экономических отношений, о дуализме частного права, детерминирующего не только внутриотраслевые и межотраслевые связи в рамках рыночного правопорядка.

     

    2.2. Соотношение гражданского и предпринимательского права

     

    Предпринимательское право это совокупность норм, регулирующих предпринимательские отношения и тесно связанные с ними иные, в том числе, некоммерческие отношения, а также отношения по государственному регулированию экономики в целях обеспечения интересов государства и общества. Основу предмета предпринимательского права составляют отношения, связанные с предпринимательской деятельностью.

    Гражданское право регулирует имущественные отношения и связанные с ними личные и неимущественные отношения, основанные на автономии и имущественной самостоятельности их участников, методом юридического равенства сторон в целях наделения частных лиц возможностями самоорганизации их деятельности по удовлетворению своих потребностей и интересов1.

    Предпринимательская деятельность – это самостоятельная деятельность юридических и физических лиц, осуществляемая ими в гражданском обороте от своего имени, на свой риск и под свою имущественную ответственность и направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи вещей, произведенных, переработанных или приобретенных указанными лицами для продажи, а также от выполнения работ или оказания услуг, если эти работы или услуги предназначаются для реализации другим лицам и не используются для собственного потребления (ч.2 п.1 ст.1 ГК).

    Субъектами предпринимательской деятельности являются юридические лица и граждане, зарегистрированные в качестве индивидуальных предпринимателей.

    Таким образом, можно выделить следующие признаки характеризующие предпринимательскую деятельность:

    – получение прибыли, как цель деятельности;

    – самостоятельность предпринимателя;

    – предпринимательский риск;

    – имущественная ответственность предпринимателя;

    – осуществление деятельности лицами, зарегистрированными в качестве предпринимателей.

    Близким по предмету и методам правового регулирования к гражданскому праву является предпринимательское (хозяйственное) право, основным назначением которого является правовое регулирование рациональной экономической деятельности.1

    Дискуссионным в юридической литературе является вопрос о том, является ли предпринимательское право самостоятельной отраслью или составляет часть гражданского права, а предпринимательские отношения подлежат регулированию гражданско-правовыми методами.

    У ученых цивилистов нет единства мнений о соотношении этих отраслей права. Более того, некоторыми авторами, считающими, что хозяйственный оборот является частью гражданского, самостоятельность предпринимательского права подвергается сомнениям и даже полностью отвергается.2

    В целом они регулируют близкие по своей природе сферы жизни общества – отношения производства, распределения и обмена.

    Наиболее последовательно позиция о самостоятельности предпринимательского права как отрасли права отстаивается в работах В.В. Лаптева, В.К. Мамутова, B.C. Мартемьянова.

    Именуя предпринимательское право хозяйственным, B.C. Мартемьянов определял его как отрасль права, представляющую «совокупность норм, регулирующих предпринимательские отношения и тесно связанные с ними иные, в том числе некоммерческие отношения, а также отношения по государственному регулированию экономики в целях обеспечения интересов государства и общества»3.

    Неоднозначна по этому вопросу позиция О.М. Олейник, когда она пишет: «В узком смысле предпринимательское право рассматривается как отрасль права второго уровня, сочетающая в себе признаки и методы ряда базовых отраслей. Такое решение вопроса о признании или непризнании предпринимательского (хозяйственного) права самостоятельной отраслью является с точки зрения практического применения лишь предпосылкой исследования в целях усиления регулятивного потенциала этой отрасли»1.

    Рассматривая предпринимательское право как отрасль права второго уровня, сочетающую в себе признаки и методы ряда базовых отраслей, О.М. Олейник, по сути дела, ведет речь о комплексном интегрированном характере предпринимательского права.

    Говоря о перспективах правового регулирования предпринимательской деятельности в Российской Федерации, А.Г. Быков приходит к выводу о том, что: «Все, видимо, идет к признанию того, что соотношение гражданского и торгового права в современных российских условиях уже не может быть взято в качестве образца формирования дуалистической системы частного права с выделением в его составе гражданского и торгового права. Для дуалистической системы характерно, что и гражданское и торговое право — суть частное право. И этим все сказано. Наша же идея состоит в том, что современные условия диктуют необходимость формирования не торгового, а российского предпринимательского права, которое может и должно формироваться хотя и на базе идей торгового права, но обязательно преодолевать узкие параметры торгового права как частного права, привнести в свое содержание социальные элементы, присущие не только и не столько частному, сколько публичному порядку, обеспечивающие государственное регулирование частноправовых отношений с учетом публично-правовых интересов, их реализации через частноправовые отношения и защиты публичных интересов в указанных правоотношениях»2.

    Понимание предпринимательского права в качестве самостоятельной комплексной интегрированной отрасли российского права, тем более с тенденцией его перерастания в основную отрасль права, в российской правовой науке разделяется далеко не всеми. Наиболее последовательно точка зрения, согласно которой предпринимательское право не может обособляться в специальную, самостоятельную отрасль права, отстаивается в работах Е.А. Суханова. В тоже время он признает «обособление соответствующего законодательного массива либо также выделение учебной дисциплины, посвященной изучению правового регулирования предпринимательской деятельности. И законодательство о предпринимательстве, и учебный курс предпринимательского права носят комплексный характер, охватывая как частноправовые, так и публично-правовые правила и конструкции. С учетом прикладных целей их выделения это вполне допустимо»1. Но ведь право и существует для прикладных целей, а не ради самого права.

    Исходя из субъектного состава участников предпринимательских отношений, конструируют коммерческое право (так они называют гражданско-правовое регулирование предпринимательской деятельности) В.Ф. Попондопуло и В.Ф. Яковлева. В определении того, что является коммерческим правом, они исходят «не из объективного (реального) критерия выделения коммерческих отношений как предмета правового регулирования самостоятельной отрасли права, а из субъектного (личного) признака. Коммерческие отношения — отношения, регулируемые гражданским правом, участниками которых являются специальные субъекты гражданского права — предприниматели2.

    Эта конструкция, по сути, совпадает с позицией Е.А. Суханова, который отмечает, что «гражданское право включает в свой состав ряд специальных норм, рассчитанных на применение исключительно к отношениям с участием предпринимателей. …Однако специфика выступления в имущественных отношениях профессиональных участников (предпринимателей, коммерсантов) не исключает, а предполагает применение к этим отношениям общих положений гражданского права… Сами же эти нормы как их совокупность являются гражданско-правовыми»3.

    Как подотрасль гражданского права рассматривает коммерческое право Б.И. Пугинский. Он отмечает: «Наша дисциплина именуется коммерческим правом. Своим содержанием она имеет изучение правового регулирования коммерческой, или, что одно и то же, торговой деятельности. Commercium (лат.) — это торговля»1. При этом он отмечает, что наряду с коммерческим правом как подотраслью гражданского права следует выделять и различать коммерческое право как науку и как учебную дисциплину. «Каждая учебная дисциплина занимается своим определенным предметом. Для коммерческого права таким предметом является правовое регулирование коммерческой, т.е. торговой деятельности.

    Торговая деятельность или, иначе говоря, товарное обращение, в самом общем виде представляет собой совокупность действий людей по продвижению товаров от изготовителей к потребителям»2.

    Достоинством данной позиции является проводимое автором различие между коммерческой и предпринимательской деятельностью. «Предпринимательство гораздо шире коммерции, поскольку прибыль можно получать от выполнения работ, оказания услуг, от доходов на имущество, а не только от продажи товаров.

    Итак, ГК РФ проводит различие между коммерцией как торговлей и предпринимательством как любой деятельностью, нацеленной на получение прибыли»[11].

    Гражданское законодательство, является предметом исключительной федеральной компетенции (в отличие от административного права), включает различные по юридической природе акты, регулирующие широкий спектр общественных отношений, в том числе охраняемых уголовным правом. Наряду с Гражданским кодексом, который с полным основанием относится к фундаментальным законам, определяющим устои жизни общества, оно включает другие кодифицированные акты, регулирующие определенную узкую (отраслевую или межотраслевую) группу общественных отношений (Кодекс торгового мореплавания, Воздушный кодекс и др.) и множество федеральных законов, а также подзаконных актов (нормативные Указы Президента РФ, Постановления Правительства РФ, акты отраслевых органов исполнительной власти).3

    Нормы гражданского права относятся в основном отношения в сфере обмена преимущественно микроэкономического уровня, что оно базируется главным образом на частно-правовых началах, а хозяйственное право и имеет предметом своего регулирования макроэкономический уровень отношений не только в сфере обмена, но и производства и распределения, базируется на публично-правовых началах, связано прежде всего с государственным регулированием экономики.1

    Не смотря на эти различия, между указанными отраслями много общего, совпадающего. Это, в частности, находит выражение в том, что к источникам гражданского и предпринимательского права относятся одни и те же законы и другие нормативные правовые акты: например, законы об акционерных обществах, о сельскохозяйственной кооперации, о потребительской кооперации, о товариществах собственников жилья, о соглашениях и разделе продукции, о валютном регулировании и валютном контроле, о финансово-промышленных группах, об охране окружающей среды, о стандартизации, о лицензировании отдельных видов деятельности, о сертификации продукции и услуг, об ответственности за нарушения порядка представления отчетности, об индивидуальной трудовой деятельности, о конкуренции и ограничении монополистической деятельности, об инвестиционной деятельности, иностранных инвестициях, о рынке ценных бумаг, о государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, о несостоятельности (банкротстве) и др. Данный ряд можно продолжить огромным перечнем подзаконных актов. Их простое перечисление заняло бы слишком много места, по этому укажем лишь некоторые акты, уже название которых свидетельствует о том, что ими регулируется весьма важные общественные отношения, которые могут выступить в качестве объектов уголовно-правовой охраны, а значит представлять интерес с позиций криминологии, предупреждения преступлений, его правового обеспечения. Это, например, утвержденные Правительством РФ Положения о федеральном казначействе Российской Федерации, Положение о совершении сделок с драгоценными металлами на территории Российской Федерации. 1

    В соответствии с п.1 ст.2 ГК отношения с участием лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность, составляют предмет гражданского законодательства. При этом Кодекс с учетом особенностей указанных отношений в необходимых случаях выделяет их регулирование. В предмет хозяйственного ведения невозможно включить диаметрально противоположные хозяйственно-имущественные (гражданские) и хозяйственно-управленческие отношения. Регулироваться эти отношения также будут методами различных отраслей права. Поэтому хозяйственное (предпринимательское) право нельзя считать особой отраслью права, имеющей свой предмет и метод.

    СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

     

     

    Нормативные акты

     

  1. Конституция Российской Федерации: Принята на всенародном референдуме 12 декабря 1993 г. М., 2007.
  2. Гражданский Кодекс РФ. Ч. 1 от 30 ноября 1994 г.// СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.
  3. Гражданский кодекс РФ. Ч. 2 от 26 января 1996 г.// СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410.

     

    Научная литературы

  4. Брагинский М.И. О месте гражданского права в системе «право публичное – право частное» / М.И. Брагинский // Проблемы современного гражданского права. Сборник статей. – М.: Московская юридическая академия, 2000. – С. 113 – 127.
  5. Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права / С.Н.Братусь. – М.: Совиздат, 1963. – 240 с.
  6. Быков А.Г. Предпринимательское право: проблемы формирования и развития / А.Г. Быков // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. 1993. № 6. С. 4—5.
  7. Гражданское право. Том 1. Учебник. Изд. 6-е / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. – М.: НОРМА, 2007. – 850 с.
  8. Гражданское право. Учебник / Под ред. Е.А. Суханова. Т. 1. –М.: Экзамен, 2008. – 800 с.
  9. Дойников И.В. Хозяйственное (предпринимательское) право: новый курс / И.В. Дойников. – М.: Академия, 2006. – 1010 с.
  10. Егоров Н.Д. Гражданско-правовое регулирование общественных отношений: единство и дифференциация / Н.Д. Егоров. – Л.: Лениздат, 1988. – 450 с.
  11. Кириков А.В. Регулирование предупреждения преступлений нормами гражданского, семейного, трудового и других отраслей права / А.В. Кириков // Право: теория и практика. 2007. № 2. С. 14 – 16.
  12. Маковский А.Л. Новые гражданские кодексы государств — участников СНГ: стабильность и переходный характер регулирования / А.Л. Маковский // Проблемы гармонизации законодательства Украины и стран Европы. – Киев: МОРИОН, 2003. – С. 37 – 57.
  13. Мартемьянов B.C. Хозяйственное право / В.С. Мартемьянов. – М.: ИНФРА-М, 2004. Т. I. – 615 с.
  14. Предпринимательское право. Учебник / Под ред. Олейника О.М. Т. 1., – М.: Юристъ, 2007. – 720 с.
  15. Пугинский Б.И. Коммерческое право России / Б.И. Пугинский. – М.: Экзамен, 2006. – 378 с.
  16. Российская юридическая энциклопедия / Под ред. Сухарева А.Я. – М.: Право, 2005. – 1250 с.
  17. Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений / В.Ф. Яковлев. – Свердловск: Восток, 1972. – 203 с.
  18. Яковлев В.Ф. Экономика. Право. Суд / В.Ф. Яковлев. – М.: Академия, 2003.– 512 с.
<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.99MB/0.00073 sec

WordPress: 23.49MB | MySQL:122 | 1,886sec