Понятие и система гражданского права

<

022714 1631 1 Понятие и система гражданского права

1.1. Сущность гражданского права

 

Гражданское право — одна из основных составных частей всякой развитой правовой системы. Термин «гражданское право» берет свое начало от наиболее древней части римского правопорядка — «цивильного права» (ius civile), под которым понималось право жителей Рима (cives Romani) как государства-города (civitas), т.е. право исконных римских граждан — квиритов (ius civile Quiritium, «квиритское гражданское право»). В дальнейшем, как известно, ius civile охватило практически всю область частного права (ius privatum) и стало отождествляться с ним, а затем известный процесс рецепции (заимствования) римского частного права европейскими правопорядками привел к переносу этого понятия в современную юридическую терминологию (Zivilrecht, droit civil, civil law). Здесь оно стало привычным, традиционным наименованием одной из наиболее крупных, фундаментальных правовых отраслей. Поэтому гражданское право сейчас нередко называют «цивильным правом», цивилистикой, а занимающихся им специалистов — цивилистами.

В известном смысле гражданское право действительно можно считать «правом граждан», поскольку оно призвано регулировать подавляющее большинство их взаимоотношений имущественного, а в определенной мере и неимущественного характера. А такие взаимоотношения, как правило, возникают по воле их участников, которые сами определяют и характер, и содержание своих взаимосвязей. Ведь люди обычно самостоятельно решают, вступать им иди не вступать, например, в те или иные договорные отношения и на каких условиях; они по своей воле добросовестно исполняют или недобросовестно нарушают взятые на себя обязательства; наконец, они вольны защищать свои интересы или отказаться от их защиты в конкретной ситуации и т.д. При этом люди всегда руководствуются своими собственными, частными интересами (в том числе, согласуя их с аналогичными интересами других лиц), которые, следовательно, по общему правилу определяют и содержание складывающихся между ними отношений. В результате само правовое регулирование этой сферы, как подметили еще древнеримские юристы, должно быть направлено на пользу (utilitas) отражающую интересы отдельных частных лиц (граждан). Поэтому государство (публичная власть), учитывая частный характер таких взаимосвязей, со своей стороны предоставляет своим гражданам возможность саморегулирования этих отношений, ибо никакие его отдельные нормативные акты, ни даже их совокупность не в состоянии предусмотреть все встречающиеся в реальной жизни ситуации.

Разумеется, наряду с этим государство должно принимать определенные меры охраны всех участников от злоупотреблений недобросовестных лиц, защищать интересы заведомо слабой стороны отдельных отношений, а в необходимых случаях вправе и даже обязано понуждать участников рассматриваемых взаимоотношений к соблюдению общественных (публичных), а не только частных интересов. Вместе с тем необходимое в отдельных случаях вмешательство государства в сферу частных интересов своих граждан не может становиться всеобъемлющим, безграничным и произвольным, а публичная власть не вправе считать себя главным выразителем и защитником этих интересов, даже если она полагает, что знает их лучше, чем сами их носители (что, к сожалению, исторически присуще отечественной государственности). При ином подходе у граждан быстро теряется интерес к инициативной, самостоятельной деятельности и, напротив, возникает заинтересованность в обходе законодательных предписаний с целью удовлетворения объективно существующих у них частных потребностей, что в конечном итоге не идет на пользу и самому государству.

Следовательно, гражданское право потому и называется частным, что, с одной стороны, защищает сферу частных интересов граждан от произвольного вмешательства со стороны государства, а с другой стороны предоставляет гражданам достаточно широкие возможности саморегулирования складывающихся в этой сфере частных отношений. Таким образом, понятие «гражданское (частное) право» в известной мере отражает существо правового регулирования многообразных взаимоотношений.

Ее главной особенностью было многообразие составляющих элементов при принципиальном отказе от их общего, традиционного деления на сферы частного и публичного права.

К числу известных преимуществ такого подхода можно было отнести возможность максимального учета специфики разнообразных видов общественных отношений, регулируемых правом, тщательность и разветвленность их регламентации. Однако при этом неизбежными стали сложности и громоздкость сложившейся системы, необходимость последовательного размежевания правовых комплексов, затрудняющие их взаимную согласованность. Это было особенно заметно в «пограничных», переходных ситуациях, складывавшихся «на стыке» отдельных правовых отраслей. Решение проблемы нередко искали в создании новых, «комплексных», или «вторичных» правовых отраслей наряду с прежними, общепризнанными, что еще более усложняло всю систему

Однако главной задачей правовой системы является не разграничение правовых отраслей и их сфер (хотя очевидно, что без этого просто нельзя говорить об их системе), а обеспечение их единого, комплексного воздействия на регулируемые общественные отношения. Поэтому система права должна характеризоваться внутренней согласованностью всех входящих в нее подсистем (элементов), опирающейся на социально-экономические и организационно-правовые факторы.

Прежний правопорядок в той или иной мере достигал этих целей с помощью построения системы правовых отраслей по иерархическому принципу. Она представляла собой некую «пирамиду», во главе которой находилось конституционное (государственное) право. Затем следовали подчиненные ему «основные» отрасли — гражданское, уголовное, административное, гражданско-процессуальное и уголовно-процессуальное право, — в свою очередь возглавлявшие группы правовых отраслей, большей частью выделившихся из базовых, «материнских» (например, из гражданского права выводилось семейное и трудовое право, из административного — финансовое, из гражданско-процессуального — арбитражно-процессуальное право и т.д.). Таким образом, всю эту систему пронизывали публичные начала, оформлявшие безграничное по сути вмешательство государства в любые сферы жизни общества и его членов и обеспечивавшие преимущественную защиту государственных и общественных (публичных) интересов. Данный подход вполне соответствовал и административно-плановому характеру огосударствленной экономики, и реальной роли тогдашнего государства в общественной жизни.

Кардинальное реформирование экономического и общественного строя в качестве одного из неизбежных следствий имело изменение данной системы. Признание частноправовых начал и переход к принципиальному делению всей правовой сферы на частноправовую и публично-правовую привели к тому, что место «пирамиды» соподчиненных отраслей заняла новая их система, основанная на равенстве частноправового и публично-правового подходов. В этой системе две взаимодействующие, но не соподчиненные сферы частного и публичного права включают в себя прежние отдельные правовые отрасли и их группы.

Как уже отмечалось, к частноправовым отраслям в отечественной правовой системе относятся гражданское, семейное, трудовое и международное частное право. Публично-правовая сфера, видимо, приобретет более сложную структуру, поскольку в ней не только сохраняется многообразие правовых отраслей, но и появляются новые, «комплексные правовые отрасли», для которых не остается (а строго говоря, и не должно быть) места в общей правовой системе. Возникающие при этом попытки «вовлечения» в состав «комплексных» образований частноправовых институтов (чаще всего — договорного права) обычно не имеют под собой каких-либо объективных оснований, что видно на примере концепции «предпринимательского права». Вместе с тем надо учитывать, что сферы и публичного, и частного права в России пока еще не завершили процесс своего структурирования.

Существующая система российского права в большей мере соответствует задачам формирования правового государства и гражданского общества, которое не должно более находиться под постоянным и всеобъемлющим государственным воздействием. Единство и согласованность данной системы обеспечиваются не иерархической соподчиненностью ее элементов, а единством лежащих в ее основе общих правовых подходов (принципов), а также критериев выделения правовых отраслей, определяющим функциональные особенности каждой из этих подсистем. Социально-экономическую базу такого положения составляют признание главенствующей роли неотъемлемых прав и свобод личности, федеративная система государственного устройства, основанная на учете важной роли регионов и местного самоуправления, а главное — рыночная организация хозяйства, предопределяющая роль частноправового регулирования.

Основными общепризнанными критериями самостоятельности отраслей права, как известно, являются наличие самостоятельного предмета правового регулирования, те, особой области общественных отношений, и метода правового регулирования, т.е. известной совокупности приемов, способов воздействия права на данную группу общественных отношений, соответствующих их особому характеру и определяемых им. В качестве дополнительных критериев указывается также на наличие особых, самостоятельных функций отрасли права, что обусловлено ее положением элемента общей системы права. Показателем юридической однородности институтов и норм, составляющих соответствующую правовую отрасль, является возможность обособления единых для них общих правил (Обшей части),

 

1.2. Предмет гражданского права

 

Общественные отношения, которые регулируются гражданским правом, составляют его предмет. В него входят две группы отношений.

Во-первых, это — имущественные отношения, которые представляют собой отношения, возникающие между людьми по поводу имущества — материальных и иных благ, имеющих экономическую форму товара. В качестве товара названные блага могут отчуждаться от их обладателей, переходя от одних лиц к другим и образуя тем самым товарообмен — имущественный оборот.

Во-вторых, это — личные неимущественные отношения, возникающие по поводу неимущественных (нематериальных) благ, тесно связанных с личностью их обладателей. Такие блага неотчуждаемы и не могут переходить от одних лиц к другим. Поэтому отношения по их использованию в значительной мере сводятся к охране этих благ от неправомерных посягательств на них со стороны других лиц (охрана неимущественных прав авторов и изобретателей, защита чести, достоинства и деловой репутации граждан и организаций; право граждан на имя, личную и телесную неприкосновенность, тайну личной жизни и т.п.).

Обе эти группы отношений объединяет то обстоятельство, что они основаны на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности участников, т.е. возникают между юридически равными и независимыми друг от друга субъектами, имеющими собственное имущество. Иначе говоря, это — частные отношения, возникающие между субъектами частного права. В литературе высказаны и другие мнения по этому поводу. Так, Н.Д. Егоров предлагает считать признаком, объединяющим имущественные и неимущественные отношения в составе предмета гражданского права, их взаимооценочный характер, т.е. взаимную оценку участниками таких отношений тех благ, по поводу которых эти отношения складываются1. Но такая взаимооценка может быть присуща, например, налоговым, таможенным и иным финансово-правовым (публичным) отношениям, а следовательно, не отличается необходимой спецификой. Более обоснованной представляется позиция М.И. Брагинского, считающего таким признаком юридическое равенство сторон регулируемых отношений2.

Имущественные, а также неимущественные отношения, не отвечающие указанным признакам, не относятся к предмету гражданского права и не могут регулироваться его нормами. Прежде всего это касается имущественных отношений, основанных на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в частности, налоговых и других финансовых отношений, участники которых не являются юридически равными субъектами. По этой же причине из сферы действия гражданского права исключаются отношения по управлению государственным и муниципальным имуществом, возникающие между органами публичной власти.

Имущественные отношения, входящие в предмет гражданского права, в свою очередь разделяются на отношения, связанные, во-первых, с принадлежностью имущества определенным лицам; во-вторых, с управлением им; в-третьих, с переходом имущества от одних лиц к другим. Отношения по принадлежности имущества (материальных благ) юридически оформляются вещным правом, а в части принадлежности определенных нематериальных объектов — исключительными правами («интеллектуальной собственностью»); отношения по управлению имуществом оформляются корпоративным правом, а отношения по переходу имущества — обязательственным правом, а в соответствующей части также и наследственным правом.

Личные неимущественные отношения как предмет гражданско-правового регулирования характеризуются отсутствием связи с имущественными отношениями. Юридически они оформляется гражданским правом в качестве личных неимущественных прав, а их регулирование, как уже отмечалось, в основном состоит в их охране от правонарушений.

Имущественные отношения составляют основную, преобладающую часть предмета гражданского права. Они складываются по поводу конкретного имущества — материальных и некоторых нематериальных благ товарного характера.

К таким благам относятся не только физически осязаемые вещи, но и некоторые имущественные права (например, право требования уплаты определенной денежной суммы, право пользования недвижимой вещью и т.д.). Еще в римском праве имелась категория «res incorporales» — «нетелесные вещи», под которыми также понимались определенные права, обладающие имущественной ценностью. В современном имущественном обороте таковы, например, безналичные деньги, представляющие собой не денежные купюры (вещи), а права требования (чаще всего — вкладчика к банку). Имущественные отношения возникают и по поводу результатов работ и оказания услуг, которые совсем не обязательно воплощаются в вещественном результате (например, перевозка, хранение, услуги культурно-зрелищного характера), но непременно имеют экономический характер товара.

Товарный характер в развитом рыночном хозяйстве приобретают результаты интеллектуального творчества (произведения науки, литературы и искусства, изобретения, промышленные образцы, программы для ЭВМ и т.д.), а также средства индивидуализации товаров и их производителей (товарные знаки, фирменные наименования, наименования мест происхождения товаров и т.д.). Данные объекты имеют нематериальную (невещественную) природу, представляя собой идеи, образы, символы, хотя и выраженные в какой-либо материальной форме (техническое устройство, книга, магнитная или компьютерная запись, маркировка или этикетка на товарах и т.п.). Некоторые из них, например, промышленные образцы или фирменные наименования, вообще бессмысленны вне товарного оборота.

Имущественные отношения не являются юридической категорией. Это — фактические, экономические по своей социальной природе отношения, возникающие между людьми или (и) их коллективами по поводу различного имущества и представляющие собой весьма широкий круг отношений по производству, распределению, обмену и потреблению различных экономических благ1. Основная, большая их часть подвергается правовому регулированию, т.е. оформлению, упорядочению, которое осуществляется всей правовой системой (всеми отраслями права). Значительную часть этих отношений регулирует гражданское (частное) право.

Последнее, как уже известно, является наиболее оптимальной, эффективной формой существования товарного хозяйства, рыночной организации экономики, т.е. отношений независимых и самостоятельных товаровладельцев (частных собственников). Следовательно, именно данная часть имущественных отношений и должна подвергаться гражданско-правовому (частноправовому) регулированию, т.е. служить предметом гражданского права. Такие отношения отличаются некоторыми общими признаками:

во-первых, они характеризуются имущественной обособленностью
участников, причем степень этой обособленности такова, что позволяет им самостоятельно распоряжаться имуществом и одновременно нести самостоятельную имущественную ответственность за результаты своих действий. Иначе говоря, в роли таких участников, как правило, выступают товаровладельцы — собственники своего имущества;

во-вторых, рассматриваемые отношения по общему правилу носят
эквивалентно-возмездный характер, свойственный нормальному товарообмену, стоимостным экономическим отношениям. Возможны, конечно, и безвозмездные имущественные отношения (например, дарение, безвозмездный заем, безвозмездное пользование чужим имуществом и т.д.). Они, однако, вторичны, производны от возмездных имущественных отношений и не являются обычной формой товарообмена;

в-третьих, участники данных отношений, будучи самостоятельными товаровладельцами, выступают в качестве равноправных и независимых друг от друга субъектов, которые не находятся в состоянии административной или иной властной подчиненности.

Можно также согласиться с уточнением о том, что и возмездные, и безвозмездные имущественные отношения товарообмена носят стоимостной характер, обусловленный действием экономического закона стоимости. В силу этого имущественные отношения, составляющие предмет гражданского права, предлагается именовать «имущественно-стоимостными отношениями» 1.

Таким образом, что все названные признаки обусловлены товарно-денежным характером имущественных отношений, входящих в предмет гражданского права. Имущественные отношения, имеющие иную (нетоварную) природу и, следовательно, не отвечающие указанным признакам (например, бюджетные, налоговые и иные финансовые отношения, отношения по управлению объектами государственной и муниципальной собственности и т.п.), не входят в предмет гражданского права и не регулируются им.

Товарно-денежные (стоимостные) имущественные отношения, воплощающие в себе товарное хозяйство, отражают как статику этого хозяйства — отношения принадлежности, присвоенности материальных и иных экономических благ, которые составляют предпосылку и результат товарообмена, так и его динамику — отношения перехода материальных и иных благ, т.е. собственно процесс обмена товарами (вещами, результатами работ, услугами и т.д.). Понятно, что обе эти стороны тесно связаны и взаимообусловлены: товарообмен невозможен без присвоения участниками его объектов, а присвоение обычно является результатом обмена. В свою очередь, каждая из этих групп экономических (имущественных) отношений оформляется (регулируется) различными подотраслями и институтами гражданского права.

<

Метод правового регулирования представляет собой комплекс правовых средств и способов воздействия соответствующей отрасли права на общественные отношения, составляющие ее предмет. Для того чтобы такое воздействие (регулирование) было эффективным, т.е. достигало результата, на который оно рассчитано, должны быть использованы средства, соответствующие природе регулируемых отношений. Иначе говоря, содержание метода правового регулирования в существенной мере предопределяется характером регулируемых отношений (предметом правового регулирования).

Поэтому очевидно, что в сфере частного права подлежат использованию способы, принципиально отличные от применяемых в сфере публичного права. Ведь речь идет о частных (имущественных и неимущественных) отношениях экономически независимых, самостоятельных товаровладельцев. Если в публичном праве в силу его природы господствуют методы власти и подчинения, властных предписаний (обязываний) и запретов, то для частного права, напротив, характерны дозволение и правонаделение, т.е. предоставление субъектам возможностей совершения инициативных юридических действий — самостоятельного использования различных правовых средств для удовлетворения своих потребностей и интересов1.

Отраслевой метод правового регулирования общественных отношений раскрывается в четырех основных признаках:

  • характер правового положения участников регулируемых отношений;
  • особенности возникновения правовых связей между ними;
  • специфика разрешения возникающих конфликтов;
  • особенности мер принудительного воздействия на правонарушителей.

    С учетом особенностей частноправового регулирования эти признаки в гражданском праве выглядят следующим образом.

    Экономическая независимость и самостоятельность участников регулируемых гражданским правом отношений закрепляются путем признания их юридического равенства, составляющего основную характеристику метода гражданского права. В последнее время эта характеристика гражданско-правового метода все чаще объявляется не только главной, но и единственной, отражающей его существо.2 Речь идет именно о юридическом, а не об экономическом (фактическом) равенстве, которое практически всегда отсутствует. Само юридическое равенство означает отсутствие заранее установленной власти одних участников гражданско-правовых отношений к принуждению других, но вовсе не равенство в содержании их конкретных прав и обязанностей (например, в отношениях займа должник не обладает никакими правами, поскольку на нем лежит лишь обязанность вернуть долг).

    Самостоятельность и независимость участников по общему правилу исключает возникновение между ними каких-либо правоотношений помимо их согласованной, общей воли (по воле только одного из них или по указанию органа публичной власти). Поэтому наиболее часто встречающимся (хотя и отнюдь не единственным) основанием возникновения прав и обязанностей участников гражданского оборота является их договор
    (соглашение). Односторонние же действия лица чаще всего влекут здесь возникновение или прекращение обязанностей, а не приобретение прав, причем именно в отношении этого лица, но не других субъектов (например, обязанность организатора торгов заключить соответствующий договор с их победителем; исполнение должником своего обязательства уплатить денежный долг и т.п.).

    Предоставление сторонам права самим определять свои взаимоотношения и их содержание отражается в преобладании в гражданском праве диспозитивных предписаний, содержащих возможность для участников регулируемых отношений самостоятельно выбрать наиболее целесообразный для них вариант поведения. Более того, они вольны по своему усмотрению использовать или не использовать предоставляемые им гражданским правом средства защиты их интересов. Этим и предопределяется инициативный характер подавляющего большинства гражданских правоотношений. В имущественном (гражданском) обороте получение необходимого участникам результата в виде удовлетворения тех или иных потребностей зависит, таким образом, прежде всего от их инициативы и умения организовывать свои отношения и не исключает, а предполагает известный имущественный (коммерческий) риск. Именно к сфере гражданского права относится старая римская мудрость «право любит бодрствующих».

    Наконец, независимость и равенство участников предполагают, что споры между ними могут разрешать только независимые от них органы, не связанные с кем-либо из них организационно-властными, имущественными, личными или иными отношениями. Отсюда — судебный порядок защиты гражданских прав и разбирательства возникающих конфликтов, осуществляемый согласно п. 1 ст. 11 ГК государственными судами общей юрисдикции или государственными арбитражными судами, а также самостоятельно создаваемыми сторонами спора третейскими судами. Если даже закон предусматривает административный порядок разрешения какого-либо гражданско-правового спора, принятое в таком порядке решение в любом случае может быть обжаловано в суд (п. 2 ст. 11 ГК).

    Поскольку преобладающую массу отношений, регулируемых гражданским правом, составляют имущественные (или связанные с ними неимущественные) отношения, гражданско-правовая ответственность, как и большинство других гражданско-правовых мер защиты, тоже носит имущественный характер.

    Она состоит в возмещении потерпевшей от правонарушения стороне имущественных убытков либо также во взыскании в ее пользу иных сумм (неустойки) или имущества, как правило, не превышающих размер убытков. Иначе говоря, ответственность в гражданском праве имеет компенсационный характер, соответствующий принципу эквивалентности (возмездное), действующему в сфере стоимостных, товарно-денежных отношений. Возмещение морального вреда по гражданскому праву тоже осуществляется в денежной (имущественной) форме (ч. 1 ст. 151, п. 1 ст. 1101 ГК). Даже ответственность за нарушение личных неимущественных прав может состоять в возмещении имущественных убытков (п. 5 ст. 152 ГК).

     

    1.3. Система гражданского права

     

    Гражданское право как главная составная часть частного права в европейских континентальных правопорядках имеет свою систему, исторически сложившуюся на базе основных кодифицированных актов гражданского законодательства — гражданских кодексов. В XIX веке в ряде стран континентальной Европы была проведена кодификация гражданского законодательства путем принятия единого обобщающего закона — гражданского кодекса. Содержание таких законов строилось на основе использования одной из двух наиболее известных и распространенных систем изложения римского частного (гражданского) права — институционной или пандектной1.

    Институционная система, берущая начало от системы «Институций» крупнейшего римского юриста классической эпохи Гая, исходит из последовательного деления гражданского (частного) права на три основных раздела: 1) правовое положение субъектов («лица»); 2) объекты права и соответствующие им имущественные права («вещи»); 3) способы их реализации и защиты («иски»), включавшие правила обязательствен но-правового и даже процессуально-правового характера. Она рассчитана на сравнительно мало развитую дифференциацию.

    Базу систематизации (деления) отечественного гражданского права составляет обособление в нем основных, общих для всей этой отрасли права положений — Общей части. Общая часть этой правовой отрасли включает основные положения о:

  • понятии и принципах гражданского права;
  • субъектах гражданского права (участниках гражданских право отношений);
  • объектах гражданских прав;
  • возникновении, изменении и прекращении гражданских право отношений;
  • осуществлении и защите гражданских прав;
  • сроках в гражданском праве, а также некоторые другие правила общего порядка, применимые ко всем гражданским правоотношениям.

    Она имеет важное системообразующее значение (ибо наличие развитой Общей части составляет бесспорный признак самостоятельной отрасли права, и наоборот), а также играет большую теоретико-познавательную и правоприменительную роль, ибо составляющие ее правила прямо или косвенно лежат в основе всех других гражданско-правовых институтов и конструкций, что заставляет так или иначе учитывать их при применении всех других гражданско-правовых норм1.

    С этой точки зрения можно сказать, что все остальные нормы гражданского права составляют его Особенную часть. Но это понятие применительно к гражданскому праву обычно не используется, ибо многообразие составляющих его норм столь велико, что неизбежно требует дальнейшей развернутой дифференциации. Поэтому Особенная часть гражданского права делится на подотрасли — наиболее крупные группировки норм, регулирующих однородные группы отношений и даже имеющих свои общие положения. В настоящее время общепринято выделение в российском гражданском праве пяти таких подотраслей. К ним относятся:

    – вещное право, оформляющее принадлежность вещей (имущества)
    участникам гражданских правоотношений в качестве необходимой предпосылки и результата имущественного оборота; в нем можно выделить такие основные институты, как:

  • общие положения,
  • право собственности,
  • ограниченные вещные права;

    Исключительные права, охватывающие институты:

  • «интеллектуальной собственности» (авторское право, «смежные права», изобретательское право),
  • «промышленной собственности» (патентное право, фирменные наименования и товарные знаки и т.п. институты);

    Обязательственное право, оформляющее собственно имущественный
    оборот. Обязательственное право — наиболее тщательно структурированная часть гражданского права, которая разделяется на:

    – общую часть,

    Договорное право, которое в свою очередь дифференцируется по группам договорных обязательств на:

  • обязательства по передаче имущества в вещное право,
  • обязательства по передаче имущества в пользование,
  • обязательства по выполнению (производству) работ,
  • обязательства по использованию результатов творческой деятельности,
  • обязательства по оказанию услуг,
  • обязательства по осуществлению совместной деятельности,
  • обязательства из односторонних действий (сделок);

    Внедоговорные (правоохранительные) обязательства, которые в свою очередь подразделяются на:

    – деликтные обязательства,

    – обязательства из неосновательного обогащения;

    Наследственное право, регулирующее переход имущества в случае
    смерти граждан к другим лицам; оно включает:

  • общие положения о наследовании,
  • наследование по завещанию,
  • наследование по закону;

    Гражданско-правовое регулирование и защита личных неимущественных благ, которая включает:

  • личные неимущественные права создателей (авторов) результатов интеллектуальной деятельности,
  • защиту личных неимущественных благ (чести, достоинства и деловой репутации граждан и юридических лиц, жизни, здоровья и личной неприкосновенности граждан, тайны их личной жизни и т.п.).

    В данную систему можно было бы также включить еще две подотрасли; коммерческое (торговое) право, нормы которого хотя структурно и не обособлены в кодифицированных актах гражданского права, однако с точки зрения его систематизации составляют его безусловную часть (подотрасль). Кроме того, в силу бурного развития законодательного регулирования статуса юридических лиц, регламентированного прежде всего граждане ко -правовыми нормами, их совокупность все более отчетливо также проявляет тенденцию к обособлению в виде корпоративного права, тем более, что и сами корпоративные отношения, складывающиеся внутри юридических лиц, безусловно, имеют гражданско-правовую (частноправовую) природу.

    В свою очередь, перечисленные подотрасли гражданского права делятся на институты — совокупности норм, регулирующих менее крупные однородные группы общественных отношений1. Так, в подотрасли вещных прав выделяются институты права собственности и ограниченных вещных прав, а в подотрасли обязательственного права — институты отдельных договорных и внедоговорных обязательств.

    Институты разделяются на еще более дробные, мелкие совокупности норм — субинституты, которые, однако, тоже сохраняют единство и однородность своего предмета и своей юридической природы. Например, институт права собственности разделяется на субинституты права частной и права публичной собственности; нормы об отдельных видах договорных обязательств (институты обязательственного права) разделяются на субинституты по отдельным разновидностям соответствующих договоров (институт договора купли-продажи — на субинституты розничной купли-продажи, поставки, контрактации и т.д.; институт договора аренды — на субинституты проката, аренды транспортных средств, финансовой аренды и т.д.).

    Институты и субинституты тоже имеют свои общие положения, свидетельствующие о юридической однородности охватываемых ими норм. При этом общие положения подотрасли распространяются на все правила, составляющие входящий в соответствующую подотрасль институт, а общие положения института — на правила, составляющие входящий в него субинститут. Так, общие положения об обязательствах и договорах распространяются и на договоры купли-продажи и аренды (институты), и на договоры поставки и проката (субинституты). В свою очередь, общие правила о купле-продаже распространяются на договоры поставки и контрактации, а общие правила об аренде — на договоры проката и аренды транспортных средств.

    2. ФУНКЦИИ И ПРИНЦИПЫ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА

     

    2.1. Принципы гражданского права

     

    Под правовыми принципами понимаются основные начала, наиболее общие руководящие положения права, имеющие в силу их законодательного закрепления общеобязательный характер. Такие основные начала присущи как праву в целом (правовой системе), так и отдельным правовым отраслям, а также подотраслям и даже институтам и субинститутам.

    Значение правовых, в том числе отраслевых, принципов двояко. С одной стороны, они отражают существо содержания, социальную направленность и главные отраслевые особенности правового регулирования. Это позволяет лучше понимать его смысл, правильно толковать и применять конкретные правовые нормы.

    С другой стороны, принципы права должны учитываться при обнаружении пробелов в законодательстве и применении правовых норм по аналогии. Для гражданского права это обстоятельство имеет особенно важное значение, ибо оно чаще других отраслей сталкивается с такими ситуациями. Дело не только в том, что оно обычно содержит общие правила, в которых невозможно предусмотреть все детали чрезвычайно многообразных и сложных имущественных и неимущественных отношений. Дозволительный характер гражданско-правового регулирования, рассчитанный на инициативу участников, заранее предполагает возможность появления таких правоотношений, которые вообще не предусмотрены ни в одной правовой норме, но соответствуют «общим началам и смыслу гражданского законодательства» (ср. п. 1 ст. 8 и п. 2 ст. 6 ГК). Оформление таких отношений, включая оценку их правомерности и разрешение возможных между их участниками конфликтов, не может осуществляться без опоры на общие принципы гражданского права.

    Следует подчеркнуть ту особенность правовых принципов, что они носят общеобязательный характер, будучи, как правило, прямо закрепленными в соответствующих правовых нормах. Поэтому их соблюдение и учет при рассмотрении конкретных правовых ситуаций является обязательным требованием закона.

    К числу таких основных начал (принципов) гражданско-правового регулирования относятся:

  • принцип недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела;
  • принцип юридического равенства участников гражданско-правовых
    отношений;
  • принцип неприкосновенности собственности;
  • принцип свободы договора;
  • принцип самостоятельности и инициативы (диспозитивности) в приобретении, осуществлении и защите гражданских прав;
  • принцип беспрепятственного осуществления гражданских прав, в том числе свободы имущественного оборота (перемещения товаров, услуг и финансовых средств);
  • принцип запрета злоупотребления правом и иного ненадлежащего осуществления гражданских прав;
  • принцип всемерной охраны гражданских прав, включая возможность восстановления нарушенных прав и обеспечение их независимой от влияния сторон судебной защиты. Относительно перечня принципов гражданского права среди ученых-цивилистов нет полного единства, хотя в большинстве случаев называемые ими принципы совпадают1.

    Принцип недопустимости произвольного вмешательства в частные дела характеризует гражданское право как частное право. Он обращен прежде всего к публичной власти и ее органам, прямое, непосредственное вмешательство которых в частные дела, в том числе в хозяйственную деятельность участников имущественных отношений — товаровладельцев-собственников, допустимо теперь только в случаях, прямо предусмотренных законом. В сфере личных неимущественных отношений данный принцип конкретизируется также в положениях о неприкосновенности частной жизни, личной и семейной тайны граждан (ст. 23 и 24 Конституции РФ).

    Реализации требований этого принципа содействуют правила законодательства об имущественной ответственности органов публичной власти за незаконное вмешательство в гражданские правоотношения (ст. 16 ГК), а также о возможности признания судом недействительными актов публичной власти или их неприменении при разрешении спора (ст. 12 и 13 ГК).

    Принцип юридического равенства характеризует правовое положение (статус) участников гражданских правоотношений. Они не имеют никакой принудительной власти по отношению друг к другу, даже если в этом качестве выступает публично-правовое образование. Напротив, все они обладают одинаковыми юридическими возможностями и на их действия по общему правилу распространяются одни и те же гражданско-правовые нормы. Данное положение тоже имеет в своей основе необходимость обеспечения равенства субъектов товарообмена (товаровладельцев).

    В гражданском праве имеются и необходимые изъятия из названного принципа. Так, гражданский закон в некоторых случаях устанавливает специальные правила для предпринимателей, предъявляя к ним как к профессиональным участникам оборота более жесткие, повышенные требования. Для граждан-потребителей в их взаимоотношениях с предпринимателями, наоборот, предусматриваются дополнительные правовые гарантии соблюдения их интересов (как это, например, происходит при заключении так называемых публичных договоров в соответствии с правилами ст. 426 ГК).

    Принцип неприкосновенности собственности, как частной, так и публичной, означает обеспечение собственникам возможности использовать принадлежащее им имущество в своих интересах, не опасаясь его произвольного изъятия или запрета либо ограничений в использовании. Очевидно его фундаментальное значение для организации имущественного оборота, участники которого выступают как независимые товаровладельцы. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда (ч. 3 ст. 35 Конституции РФ), принятому на законных основаниях. Изъятие имущества в публичных интересах также допускается лишь в прямо установленных законом случаях и с обязательной предварительной равноценной компенсацией. Таким образом, этот принцип не исключает вовсе случаев изъятия имущества у собственника, но делает их необходимым и строго ограниченным исключением из общего правила.

    Действие указанного принципа исключает возможности как необоснованного присвоения чужого имущества, так и новых «переделов собственности», будь то возврат имущества «прежним владельцам» («реституция») или его принудительное изъятие и перераспределение в пользу новых владельцев. Он призван гарантировать стабильность отношений собственности, составляющих базу имущественного оборота. Что касается перераспределения бывшего публичным имущества путем его приватизации, то оно отражает волю самого публичного собственника и потому не может считаться нарушением или исключением из действия рассматриваемого принципа.

    Принцип свободы договора является основополагающим для развития имущественного (гражданского) оборота. В соответствии с ним субъекты гражданского права свободны в заключении договора, т.е. в выборе контрагента и в определении условий своего соглашения, а также в выборе той или иной «модели» (формы) договорных связей (ст. 421 ГК). По общему правилу исключается понуждение к заключению договора, в том числе со стороны государственных органов.

    Вместе с тем действие этого принципа практически во всех правопорядках знало и знает определенные исключения. Закон предусматривает, например, невозможность отказа кредитной организации от предложения заключить договор банковского счета или банковского вклада (п. 2 ст. 834 и п. 2 ст. 846 ГК), установленную в интересах клиентов. Имеются и другие случаи, когда одна из сторон вправе принудительно требовать заключения договора, в частности при поставке товаров для государственных нужд (ст. 445, 527 и 529 ГК). Стороны могут и добровольно принять на себя обязательство о заключении договора в будущем, а затем требовать его принудительного исполнения.

    Принцип диспозитивности в гражданском праве означает возможность участников регулируемых отношений самостоятельно, по своему усмотрению и в соответствии со своими интересами выбирать варианты соответствующего поведения. Так, они в подавляющем большинстве случаев самостоятельно решают, вступать или не вступать в те или иные гражданские правоотношения, требовать или не требовать исполнения обязательств контрагентом, обращаться за судебной защитой своих прав или нет и т.д. При этом отказ от осуществления или защиты своего права обычно не ведет к его обязательной утрате (п. 2 ст. 9 ГК).

    Такая свобода выбора предполагает инициативу субъектов гражданского оборота в достижении своих целей. Ее оборотной стороной является отсутствие по общему правилу чьей бы то ни было особой, в том числе государственной, поддержки в реализации частных интересов и несение самими участниками риска и всех иных последствий своих действий (как это должно происходить, например, с «обманутыми вкладчиками» различных «финансовых пирамид», проигравшими в лотерею или в рулетку и т.п.). Задача государства в частных отношениях — установить для их участников четкие и непротиворечивые «правила игры», исключающие заведомую недобросовестность отдельных лиц, а использование этих правил в соответствии с принципом диспозитивности целиком является делом самих участников. Очевидное исключение здесь составляют случаи выступления в гражданских правоотношениях опекунов и попечителей несовершеннолетних или больных и престарелых граждан, задачей которых как раз и является помощь подопечным в осуществлении и защите их прав и интересов.

    Принцип беспрепятственного осуществления гражданских прав предполагает устранение всяких необоснованных помех в развитии гражданского оборота. Он конкретизируется, в частности, в свободе предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (ст. 34 Конституции РФ), а также в свободе перемещения по российской территории товаров, услуг и финансовых средств (п. 3 ст. 1 ГК), характеризующей свободу имущественного оборота. Законом при этом могут устанавливаться лишь некоторые необходимые в общественных (публичных) интересах ограничения, например, лицензирование отдельных видов предпринимательства, запрет монополизации рынка или недобросовестной конкуренции и т. п. Действие данного принципа важно и с позиций исключения искусственных, бюрократических препятствий в осуществлении права на защиту своих интересов, например, в исключении или ограничении обязательного досудебного, в частности претензионного, порядка рассмотрения некоторых споров.

    Принцип запрета злоупотребления правом можно считать общим изъятием («генеральной клаузулой», или оговоркой) из общих частноправовых начал. В соответствии с ним исключается безграничная свобода в использовании участниками гражданских правоотношений имеющихся у них прав. Право всегда имеет определенные границы как по содержанию, так и по способам осуществления предусмотренных им возможностей. Такие границы — неотъемлемое свойство всякого права, ибо при их отсутствии право превращается в свою противоположность — произвол. Так, собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц (п. 2 ст. 209 ГК). Собственник земли или иных природных ресурсов осуществляет свои права свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов других лиц (ч. 2 ст. 36 Конституции РФ, п. 3 ст. 209 ГК). Такого рода запреты нельзя не признать известными ограничениями прав собственника, хотя и вызванными очевидной необходимостью.

    Аналогичные ограничения и запреты нетрудно обнаружить и в обязательственном праве, и в других подотраслях гражданского права. Например, упоминавшийся запрет предпринимателю как стороне публичного договора отказываться от его заключения по сути представляет собой ограничение его договорной свободы. Это же можно отнести к антимонопольным запретам, к запретам злоупотреблением доминирующим положением на рынке и т.д. Данный принцип лежит и в основе объявления недействительными кабальных и некоторых других сделок (ст. 169 и 179 ГК).

    В общем виде запрет ненадлежащего осуществления прав, включая и злоупотребление правом установлен ст. 10 ГК. Такого рода общие правила в той или иной форме известны всем развитым правопорядкам. Их необходимость не вызывает сомнений, однако проблема четкого ограничения их содержания и применения остается одной из наиболее острых и спорных в цивилистике1.

    Принцип всемерной охраны
    и судебной защиты гражданских прав в целом характеризует правоохранительную функцию (задачу) гражданско-правового регулирования. В соответствии с ним участникам гражданских правоотношений предоставляются широкие возможности защиты своих прав и интересов: они могут прибегнуть как к их судебной защите, так и к самозащите, а также к применению некоторых других мер, оказывающих неблагоприятное имущественное воздействие на неисправных контрагентов. Гражданское право содержит большой инструментарий правоохранительных средств, позволяющих его субъектам эффективно охранять любые свои права и законные интересы (ст. 11-15 ГК).

    Большинство указанных средств имеет имущественную природу, соответствующую характеру преобладающих в предмете регулирования отношений. Их применение обычно направлено на восстановление нарушенных прав и (или) имущественную компенсацию потерпевшим. Независимая от влияния участников судебная защита гражданских прав и ограничение (исключительность) их административно-правовой защиты (п. 2 ст. 11 ГК) обусловлены спецификой частного права.

     

     

     

     

    2.2. Функции гражданского права

     

    Гражданское право как составная часть (элемент) единой правовой системы обладает присущими ему в этой системе особыми функциями (задачами). Функции правовой отрасли также характеризуют ее место в системе права, поскольку отдельные отрасли (элементы данной системы) различаются по содержанию и характеру выполняемых ими функций.

    Функции гражданского права — это определенные направления влияния гражданско-правовых норм, обусловленные содержанием общественных отношений, которые включены в предмет гражданско-правого регулирования. Различают: регулятивную, охранную, предупредительно-воспитательную и предупредительно-стимулирующую функции

    Основными функциями гражданского права являются регулятивная и охранительная. Особенностью гражданско-правового регулирования является преобладание в нем регулятивных задач (в сравнении, например, с функциями, выполняемыми уголовным правом).

    Роль гражданского права состоит прежде всего в регулировании нормальных экономических отношений в обществе. Иначе говоря, оно имеет дело не столько с правонарушениями, сколько с организацией обычных имущественных (и неимущественных) взаимосвязей. Именно поэтому оно содержит минимальное количество необходимых запретов и максимум возможных дозволений. С помощью гражданско-правового инструментария участники имущественных отношений самостоятельно организуют свою деятельность с целью достижения необходимых им результатов. Таким образом, регулятивная функция гражданского права заключается в предоставлении участникам регламентируемых отношений возможностей их самоорганизации, саморегулирования.

    Очевидно, что такое содержание и направленность этой функции обусловлены особым, частным характером отношений, входящих в предмет гражданского права. Это отличает ее от регулятивных задач, стоящих перед публичным правом. Здесь регламентация соответствующих отношений носит жестко определенный характер, почти не оставляющий места свободному усмотрению участников.

    Охранительная функция гражданского права имеет первоочередной целью защиту имущественных и неимущественных интересов участников гражданского оборота. Она направлена на поддержание имущественного и неимущественного состояния (статуса) добросовестных субъектов в положении, существовавшем до нарушения их прав и интересов. Поэтому по общему правилу она реализуется путем восстановления нарушенных прав либо компенсации причиненных потерпевшим убытков. Ясно, что ее компенсаторно-восстановительная направленность обусловлена прежде всего эквивалентно-возмездной, стоимостной природой регулируемых товарно-денежных отношений.

    Важный аспект охранительной функции составляет также предупредительно-воспитательная (превентивная) задача, состоящая в стимулировании и организации такого поведения участников регулируемых отношений, которое исключало бы необоснованное ущемление или нарушение чужих интересов. Наиболее отчетливо эта функция выражена в деликтных и иных правоохранительных обязательствах, а также в регламентации личных неимущественных отношений. Здесь охранительная функция гражданского права тесно переплетается с его основной, регулятивной функцией. В оформлении же личных неимущественных отношений, не связанных с имущественными, в гражданском праве в целом преобладают защитные (охранительные) задачи.

     

     

     

     

     

     

     

    3. СООТНОШЕНИЕ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА С ДРУГИМИ ОТРАСЛЯМИ ПРАВА

     

    Гражданское право составляет основу частного права, является главной, ведущей отраслью в сфере частноправового регулирования. Этим определяется его место в системе права как основной, базовой отрасли, предназначенной для регулирования отношений, входящих в предмет частного права, прежде всего, отношений имущественного оборота.

    Отсюда следует, что общие нормы и принципы гражданского права, а также и его отдельные институты в определенных случаях могут применяться не только в сфере гражданско-правового регулирования, но и в сфере других отраслей частного права. Основным условием для этого является пробел (отсутствие специального регулирования) в соответствующем отраслевом законодательстве и учет особенностей («существа») регулируемых им отношений. Иначе говоря, нормы гражданского права применяются здесь в субсидиарном (дополнительном) порядке, восполняя недостаток специальной отраслевой регламентации. В сфере семейного права такое положение получило прямое законодательное закрепление в ст. 4 Семейного кодекса РФ, согласно которой гражданское законодательство применяется для регулирования семейных отношений, прямо не урегулированных семейным законодательством, если это не противоречит их существу. Аналогичное по сути положение существует и в сфере трудового права. Напротив, нормы семейного или трудового права не используются для восполнения пробелов гражданско-правового регулирования ни при каких условиях.

    Нормы гражданского права иногда могут применяться для регулирования имущественных отношений, составляющих предмет публично-правовой сферы, если такое положение прямо предусмотрено.

    Так, согласно ст. 419 Трудового кодекса РФ нарушение норм трудового законодательства может стать основанием наступления гражданско-правовой ответственности, Гражданско-правовые подходы используются здесь, например, при определении размера материальной ответственности (ст. 235, 237-239 ТК).

    Так, в налоговом (финансовом) праве по прямому указанию ст. 27, 29, 73-75 Налогового кодекса РФ применяются гражданско-правовые институты представительства, залога, поручения, неустойки (пени). При этом регулируемые таким образом отношения сами не становятся частноправовыми, для их регламентации лишь используются юридические конструкции, разработанные и содержащиеся в частном (гражданском) праве.

    С другой стороны, административно-правовые (публично-правовые) нормы могут использоваться для необходимого ограничения свободы имущественного (гражданского) оборота в публичных интересах (лицензирование отдельных видов предпринимательства, антимонопольные запреты, исключение недобросовестной конкуренции, определение цен и тарифов на продукцию или услуги естественных монополий и т.д.). Однако в этих случаях речь идет о регулировании организационно-имущественных отношений, не являющихся предметом гражданского права, а составляющих предпосылку (условия) гражданско-правовой регламентации имущественного оборота.

    Данное положение подтверждает наличие тесных взаимосвязей отдельных правовых отраслей, являющихся элементами единой правовой системы и потому взаимодействующих друг с другом. В силу различий в природе регулируемых отношений отрасли права взаимодействуют, но не смешиваются друг с другом так же, как и их предметы. Взаимодействие (комплексность) правового регулирования достигается путем согласования их воздействия на общественные отношения, в том числе с помощью применения разно-отраслевых юридических конструкций. При этом важно отметить, что именно гражданско-правовые конструкции могут использоваться в публично-правовой сфере, тогда как обратное положение исключается.

    Вместе с тем применение гражданско-правовых институтов за рамками предмета этой отрасли, с учетом отмеченной ранее тенденции коммерциализации ряда отношений, входивших в публично-правовую сферу, позволяет говорить о существенном расширении сферы действия гражданского (частного) права, не ограничивающейся теперь его предметом. Все это свидетельствует о возрастании социальной ценности гражданского права как наиболее эффективного регулятора имущественных отношений в условиях рыночной организации хозяйства. Объективно оно занимает центральное, ключевое место не только в частноправовой сфере, но и в целом в регламентации многих имущественных и неимущественных отношений.

    Именно в этом смысле необходимо понимать слова А.Л. Маковского о том, что гражданское право не следует рассматривать в качестве некоей замкнутой системы: «если вы постараетесь схематически изобразить само гражданское право, то оно никогда не может быть у вас очерчено замкнутой линией. Это скорее всего цветовое пятно, центр которого имеет очень интенсивную окраску, а края очень неопределенны и расплывчаты», что, впрочем, может относиться и к другим фундаментальным, общепризнанным отраслям права1.

     

    СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

     

     

  1. Конституция Российской Федерации: Принята на всенародном референдуме 12 декабря 1993 г. М., 2007.
  2. Гражданский Кодекс РФ. Ч. 1 от 30 ноября 1994 г.// СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.
  3. Гражданский кодекс РФ. Ч. 2 от 26 января 1996 г.// СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410.
  4. Агарков М.М. Предмет и система советского гражданского права // Агар-ков М.М. Избранные труды по гражданскому праву. В 2-х т. Т 2 (Серия «Научное наследие»). М., 2002.
  5. Алексеев С. С. Предмет советского социалистического гражданского права. Свердловск, 1959.
  6. Алексеев С. С. Структура советского права. М., 1975.
  7. Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права. М., 1963.
  8. Гражданское право // А. М. Белякова, С. Н. Братусь, Е. Н. Гендзехадзе и др. /Под ред. П.Е. Орловского и С.М. Корнеева. В 2-х т. М., 1969. Т. 1.
  9. Гражданское право России / Под ред. О.Н. Садикова.-М.: Юристъ, 2006.
  10. Гражданское право / Отв. ред. Е.А. Суханов.. М, 2006.
  11. Гражданское право: Учебник /Под ред. Суханова Е.А. В 2-х тт.- Т.1. М., 2007.
  12. Гражданское право. Т. 1. 2-е изд. / Отв. ред. Е. А. Суханов. М., 2006.
  13. Егоров Н.Д. Гражданско-правовое регулирование общественных отношений Л., 1988.
  14. Иоффе О.С. Вопросы кодификации Общей части советского гражданского права // Вопросы кодификации советского права. Вып. 1. Л., 1957
  15. Калмыков Ю.Х. О значении общих положений гражданского законодательства // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика. М., 1998.
  16. Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации для предпринимателей. М., 2007.
  17. Красавчикова Л. О. Понятие и система личных, не связанных с имущественными прав граждан (физических лиц) в гражданском праве Российской Федерации. Автореф. докт. дисс. Екатеринбург, 1994. С. 11—13
  18. Красавчиков О. А. Гражданские организационно-правовые отношения // Советское государство и право. 1966. № 9. С. 50.
  19. Райхер В.К. Гражданско-правовые системы антагонистических формаций // Проблемы гражданского и административного права. Л., 1962.
  20. Садиков О.Н, Гражданское право и его отраслевые особенности // Проблемы совершенствования советского законодательства. Труды ВНИИСЗ Вып 29. М., 1984.    
  21. Толстой Ю.К. Принципы гражданского права // Правоведение. 1992. № 2. С. 49-53
  22. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907 г.). М., 2005
  23. Яковлев В.Ф. Общая часть гражданского права в современном законодательстве и юридической практике. Свердловск, 1979.
  24. Яковлев В.Ф. Гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. Свердловск, 1972.
<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.01MB/0.00033 sec

WordPress: 23.77MB | MySQL:124 | 1,519sec