Понятие и содержание иска в гражданском и арбитражном процессуальном законодательстве

<

030914 2046 1 Понятие и содержание иска в гражданском и арбитражном    процессуальном законодательстве

Глава 1. ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ ИСКОВОГО ПРОИЗВОДСТВА

Понятие иска в действующем гражданском и арбитражном процессуальном законодательствах не содержится, однако термин «иск» используется широко.

В юриспруденции1 понятие иска определяется также неоднозначно. Именно поэтому необходимо рассмотреть взгляды на само понятие иска и их эволюцию в правовой науке. Прежде всего, начнем с того, что само учение о «иске» берет свое начало еще в Римском праве. При этом и само содержание понятия «иск», данное римскими юристами, сохранилось и широко используется современными юристами в правоприменительной практике. Общее понятие иска дается в Дигестах: «иск есть не что иное, как право лица осуществлять судебным порядком принадлежащее ему требование».

Понятие «иск» происходит от слова «искать» – искать удовлетворения своих требований, защиты своих интересов. Несмотря на такое, казалось бы, простое определение, вокруг иска уже долго время продолжается дискуссия в Российском праве.

Надо отметить, что еще российские исследователи конца XIX века отмечали2, что «иск» – имеет два значения. Во-первых, иск – есть юридическая возможность защищать свое гражданское право судебным порядком (например «А» в праве требовать от «Б» уплаты суммы 100 р.; для осуществления этого права «А» имеет иск. Во-вторых, иск означает судебное действие истца, обратившегося к промоции суда, чтобы обязать ответчика признать его право или исполнить то, что он должен.

Как отмечается в Энциклопедии Брокгауза и Эфрона, если в первом значении иск есть признак, по которому можно отличить гражданское право от публичного: например, право быть городским избирателем нельзя защищать путем иска, потому что это право публичное, но право жить в нанятой квартире – можно, потому что это право основано на договоре найма и составляет право гражданское.

В советской процессуальной науке долгое время в качестве господствующего существовал подход, в соответствии, с которым иск рассматривался как единое понятие, имеющее процессуальную и материально-правовую стороны. При этом процессуально-правовая сторона иска – требование истца к суду о защите его права; материально-правовая – это требование о защите материального права и интереса. Этой точки зрения придерживались А.А. Добровольский, С.А. Иванова, Д.М. Чечот и др. Другая группа ученых отстаивала идею о двух самостоятельных понятиях иска: понятии иска в материально-правовом и процессуальном смыслах: М.А. Гурвич, М.С. Шакарян, А.Т. Боннер, И.М. Пятилетов, и др. При это под иском в материально-правовом смысле понимается, право на удовлетворение своих исковых требований; под иском же в процессуально-правовом смысле понимается обращенное в суд первой инстанции требование о защите своих прав и интересов. Еще одна группа специалистов – К.С. Юдельсон, В.М. Семенов, К.И. Комиссаров, рассматривали иск как категорию гражданского процессуального права. Иск – процессуальное средство защиты интересов истца к ответчику о защите своего права или охраняемого законом интереса, иск возбуждает исковое производство, передавая спор на рассмотрение суда.

В настоящее время самым общим определением иска является – требование истца к ответчику о защите его права или охраняемого интереса, обращенное через суд первой инстанции1. Отдельно необходимо выделить точку зрения Г.Л. Осокиной2. Подвергнув критическому анализу, различные версии понятия иска, автор приходит к выводу, что логическая линия рассуждений М.А. Гурвича и А.А. Добровольского по своей сути совпадает, поскольку основана на принципиально одинаковой посылке – на понимании иска как материально-правового требования истца к ответчику и обращения к суду одновременно. Следует отметить то, что двум самостоятельным понятиям иска противопоставляется одно, состоящее из двух частей: материально-правовой и процессуальной, — свидетельствует о различиях несущественного, формального характера, а позиция ученых, настаивающих на существовании двух самостоятельных понятий иска, не отвечает требованиям единства и универсальности иска как средства судебной защиты прав и законных интересов1.

Одни теоретики считают иск средством судебной защиты, т. е. обращением заинтересованного лица к юрисдикционному органу, в частности к суду, с просьбой о разрешении правового конфликта в целях защиты субъективного права или законного интереса обратившегося или другого лица, если в силу закона обратившийся вправе защищать интересы других лиц2.

Другие представители теории гражданского процессуального права под иском в некоторых случаях понимают само правопритязание, само субъективное право «в состоянии, годном к немедленному принудительному в отношении должника осуществлению»3. В этом смысле иск используется как материально-правовая категория в словосочетаниях, например: «виндикационный иск», «Петров предъявил иск к Иванову», «ответчик не признал иск» и т. д. Представители другой точки зрения считают, что иск является правовой категорией, имеющей одновременно две стороны: процессуальную и материально-правовую4. Поскольку споры о праве разрешают не только суды общей юрисдикции, но и другие юрисдикционные органы, представители данной точки зрения называют иском предъявленное в суд или другой юрисдикционный орган для рассмотрения и разрешения в определенном процессуальном порядке материально-правовое требование одного лица к другому, вытекающее из спорного материально-правового отношения.

Вместе с тем при таком понимании иска требование, например, прокурора, выступающего от своего имени в защиту прав и законных интересов других лиц (ст. 45 ГПК), нельзя назвать иском, поскольку оно не содержит существенного признака иска — материально-правового требования истца к ответчику. Поэтому понятие иска должно быть универсальным и охватывать все предусмотренные законом случаи возбуждения дел по спорам о праве или законном интересе. Иск как институт процессуального права представляет собой требование заинтересованного лица, вытекающее из спорного материального правоотношения, о защите своего или чужого права либо законного интереса, подлежащее рассмотрению и разрешению в установленном законом порядке.

Таким образом, иск представляет собой не обращение к суду с требованием о защите, а само требование о защите права или интереса, которое существует до тех пор, пока не будет удовлетворено либо в его удовлетворении не будет отказано; иск как требование о судебной защите является единым и неделимым понятием, его следует отличать от права на иск, которое может существовать как в процессуальном, так и в материально-правовом смысле.

На основании ст. 46 Конституции РФ1 каждому гражданину гарантируется судебная защита его прав и свобод. Реализация установленного конституционного права на «судебную защиту» реализуется в гражданском процессе посредством отдельных видов судопроизводств, и обеспечивается корреспондирующей обязанностью всей судебной системы федеральных судов общей юрисдикции. В частности, в ст. 3 ГПК РФ говорится, что «заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов. Отказ от права на обращение в суд недействителен». Для реализации этой нормы в пределах гражданской и административной процессуальной форме существуют три вида гражданского и арбитражного судопроизводства: исковое производство; производство по делам, возникающим из административно-правовых отношений; особое производство.

Иск как средство возбуждения судебной защиты является процессуальным действием. В таком значении говорят об «иске в процессуальном смысле». В литературе существует точка зрения об едином понятии иска с двумя сторонами: материально-правовой и процессуально-правовой1. Но поскольку у заинтересованного лица может быть право на предъявление иска и одновременно отсутствовать право на удовлетворение иска, трудно согласиться с утверждением, что существует единое право на иск и единое понятие иска2. Но словом «иск» обозначаются также другие понятия и институты. В связи с этим иск в процессуальном смысле следует отличать от других, одноименных с ним, но отличных от него понятий. Иск (право на иск) в материальном смысле, или притязание, выступает как указанное истцом и подлежащее судебному рассмотрению право требования истца к ответчику, созревшее в смысле возможности его принудительного осуществления (наступил срок, отлагательное условие, нарушено абсолютное право). Такое право требования истца вместе с соответствующей ему обязанностью ответчика служит предметом иска о присуждении. Установив наличие у истца данного права, суд удовлетворяет его иск, и затем, возможно, принудительное осуществление этого требования; если же право на иск в материальном смысле отсутствует, например, в случае истечения срока исковой давности по неуважительной причине, суд обязан вынести решение об отказе в иске (при ссылке на нее ответчика). Таким образом, право на иск (в материальном смысле) означает право принудительного осуществления субъективного гражданского права.

Иском в гражданском и арбитражном процессе называется обращение в суд заинтересованного лица с требованием о защите нарушенного или оспариваемого субъективного права или охраняемого законом интереса путем разрешения спора о праве. Между тем, обобщив вышеприведенные определения иска можно привести следующее. Иск в гражданском судопроизводстве представляет собой требование заинтересованного лица о защите своих или чужих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов, подлежащее рассмотрению и разрешению в установленном законом порядке. Аналогичное определение дают Н.Б.Зайдер1, М.И.Смычкова2, Г.Л. Осокина3.

 

§ 2. Элементы и виды исков

 

По мнению А.А.Власова, в каждом иске различают определенные элементы: предмет, основание и содержание4. В русском языке термином «элемент» обозначается «составная часть чего-нибудь», «доля, некоторая часть в составе чего-нибудь, в чем-нибудь»5.

Согласно п. 4 ст. 131 ГПК истец должен указать в исковом заявлении, в чем заключается нарушение либо угроза нарушенных прав, свобод или законных интересов и что он требует от ответчика. В связи с этим предметом иска в теории гражданского процессуального права называют то, относительно чего истец просит суд постановить решение, т. е. право, обязанность, правоотношение, охраняемый законом интерес6. В то же время в науке вопрос о понятии иска и его содержании как самостоятельном элементе иска спорен7. По мнению Г. Л. Осокиной, способ защиты права или охраняемого законом интереса, названный выше содержанием иска, является предметом иска8.

Иск – структурно сложное правовое образование. Поэтому при рассмотрении понятия иска важным является исследование его элементов. Значение выделения элементов иска заключается, во-первых, в том, что элементы иска являются главным критерием при определении тождества исков, поскольку тождество исков определяется совпадением предмета, основания и сторон иска. Во-вторых, предмет и основания иска определяют границы предмета доказывания, пределы судебного разбирательства. В третьих, предмет иска является основанием для классификации исков по процессуально-правовому признаку.

В российском праве XIX века в каждом иске различали три элемента1:

1. его юридическое основание или то право, судебным проявлением которого он служит – causa proxima actionis; например, в иске о вознаграждении за убытки таким юридическим основанием является правило ст.684 ч.1 т. X Св. Зак., по которому всякий ответствен за убытки, причиненные по его вине другому лицу и т.д.;

2. фактическое основание иска, или те правообразующие факты, которые ведут к возникновению права, а с ним иска – causa remota actionis, например, при иске о праве собственности все те способы, которыми устанавливается право собственности (давностное владение, передача, судебное решение и т.д.);

3. предмет иска или содержание искового требования, составляющего как бы проект желательного истцу решения.

В настоящее время в иске следует различать три составные части: содержание, предмет и основание (элементы иска).

Еще один элемент иска, который выделяют ряд ученых (Гурвич М.А., Клейнман А.Ф.) – содержание иска. Под содержанием понимается вид истребуемой судебной защиты: признание, присуждение, прекращение, изменение, осуществление в иной форме преобразовательных полномочий суда.

Еще один исследователь – С. Амосов относит к элементам иска юридическую квалификацию. Однако, отнесение юридической квалификации к самостоятельному элементу иска в состоянии, как правильно отмечает Г.Л. Осокина2, усложнит конструкцию иска. Тем не менее, в интересах повышения эффективности судебной защиты, учитывая реалии сложившейся судебно-арбитражной практики на которые убедительно ссылался С.Амосов, высказывая свое предложение, наверное, было бы целесообразным пойти на некоторое усложнение процессуальной конструкции. Тем более, что, со временем, исковые формы гражданского и арбитражного процессов, на наш взгляд, будут все больше сближаться, взаимно дополняя и обогащая друг друга.

Осокина Г.Л. 1 наряду с основанием и предметом иска выделяется также такой элемент, как стороны иска. При этом она ссылается на Комиссарова К.И., который отмечает, что «предмет и основание иска приобретает необходимую определенность только при условии, что речь идет о конкретных носителях субъективных прав и обязанностей».

При рассмотрении понятия «иск» немаловажным является исследование соотношения термина «иск» и «исковое заявление». Поверхностный анализ некоторых норм ГПК РФ (например, ст. 39, 151, 138, 139 и статей 15, 127, 128, 130 АПК РФ) оказывает, что «иск» и «исковое заявление» далеко не однозначные понятия.

В начале 70-х годов Ж.Н. Машутиной была выдвинута идея о соотношении иска и искового заявления как содержания и формы. По ее мнению, формой иска является исковое заявление, в которое облекается содержание иска2. Мысль о соотношении иска и искового заявления как содержания и формы получила дальнейшее развитие. Очевидно, что между иском как требованием о защите права или интереса и исковым заявлением, в котором излагается это требование, существует определенная связь. И чтобы обозначить эту связь, необходимо воспользоваться категориями «содержание» и «форма». Форма и содержание – это парная категория, ибо форма является выражением содержания, а содержание всегда выливается в некую форму. Все сказанное дает основание утверждать, что иск и исковое заявление соотносятся как содержание и его внешняя форма. При этом форма всегда имеет «служебное значение», потому что она является способом существования и выражения содержания. В этой связи служебная роль искового заявления как формы иска состоит в том, что в нем отражаются (фиксируются) элементы иска, а также иные сведения, необходимые для правильного и быстрого рассмотрения дела.

Содержание иска — то действие суда, совершения которого просит истец, обращаясь в суд за защитой нарушенного или оспариваемого права. Содержание иска определяется истцом, исходя из способа судебной защиты, предусмотренной законом
(ст. 12 ГК РФ, ст. 125 АПК РФ).

В соответствии с этим истец может просить суд:

– о присуждении ответчика к исполнению определенного действия (например, возмещения убытков, уплаты конкретной денежной суммы, передачи определенного имущества) или к воздержанию от какого-то действия (например, от действий, вызывающих шум, загрязняющих соседний участок);

– о признании существования или, напротив, отсутствия какого-либо правоотношения, субъективного права или обязанности;

– об изменении или прекращении правоотношений истца с ответчиком или, как принято говорить в теории, о преобразовании правоотношения.

Под предметом иска понимается указанное истцом субъективное право, о котором он просит суд вынести решение одним из указанных выше способов.

Предмет иска составляет материально-правового требования истца к ответчику. Характер искового требования определяется характером спорного материального правоотношения, из которого вытекает требование истца. По существу просьба истца, реализованная в виде этого требования, составляет просительный пункт искового заявления. От того, насколько четко и юридически грамотно сформулировано исковое требование, зависит и уяснение судьей позиции, которую занимает истец. По Г.Л. Осокиной1, предмет иска как элемент его содержания характеризует иск с точки зрения того, что конкретно требует, чего добивается истец; предметом иска является не субъективное право (оно входит в юридическое основание иска), подлежащее защите, а способ (способы) его защиты. Например, истец просит суд восстановить его на работе и взыскать заработную плату за время вынужденного прогула либо расторгнуть договор и взыскать убытки, или признать сделку недействительной. Во всех этих случаях восстановление, взыскание, расторжение, признание представляют собой предусмотренные законом способы защиты права.

Право определения иска принадлежит самому истцу и только ему. Более того, предмет и основание иска не могут быть изменены судом без согласия на то истца. Предметом иска может быть охраняемый законом интерес (ст. 152 ГК), а также правоотношение в целом. Предметом иска может быть, например, право собственности истца на какую-нибудь вещь, правоотношение по жилищному найму определенного помещения, авторское право на конкретное произведение науки, литературы или искусства и т.д. Истец в одних случаях может быть заинтересован в подтверждении судом существования определенного правоотношения, в других – его отсутствия, например, если он утверждает, что совершенная с ответчиком сделка недействительна. Таким образом, предметом иска может быть утверждаемое истцом, т. е. предположительно существующее или отрицаемое им правоотношение.

Предмет иска следует отличать от объекта спорного гражданского правоотношения, так называемого материального объекта иска, который входит в предмет иска в качестве составной части. Так, если предмет иска о присуждении с ответчика определенной суммы денег в качестве покупной цены составляет право истца на уплату ответчиком этой суммы, то сама по себе денежная сумма является не предметом иска, а его материальным объектом (так же как истребуемая вещь, используемое имущество и т. п.), объектом спорного правоотношения. Когда речь идет об увеличении или уменьшении исковых требований, то имеется в виду изменение не предмета иска в целом, а только его размеров, количественной стороны материального объекта иска.

Крайне важное значение для правильного разрешения спора имеет четкое указание обстоятельств, на которых истец основывает свое исковое требование к ответчику. Речь идет о юридических фактах, составляющих основание иска. При этом важно указать юридически значимые факты, которые войдут в предмет доказывания по делу.

Основание иска есть совокупность юридических фактов и норм права, в соответствии с которыми суд устанавливает наличие (или отсутствие) у истца права на полное или частичное удовлетворение его требований.

Кроме фактического основания иска, следует различать правовое основание иска. Хотя ГПК в отличие от Арбитражного процессуального кодекса и других нормативных актов (например, Закона РФ от 7 июля 1993 г. «О Международном коммерческом арбитраже»1 не требует от истца указания на ту норму права, которая охраняет спорное правоотношение, это не означает, что истец не должен указать то право, защиты которого он требует. В тех случаях, когда исковое заявление подается прокурором, адвокатом, юрисконсультом, они должны юридически правильно определить спорное правоотношение и указать норму права, которая нарушена2.

Важно отметить, что в исковом заявлении необходимо указать доказательства, подтверждающие обстоятельства, изложенные истцом в обоснование своих требований. Если истец не представил доказательства, судья не может по этому основанию отказать в принятии искового заявления.

Основание иска составляют указываемые истцом обстоятельства, с которыми он, как с юридическими фактами, связывает свое материально-правовое требование или правоотношение в целом, составляющее предмет иска. Именно и только в этом значении термин «основание иска» применяется законом (ч. 1 ст. 39, ч. 3 ст. 209, ст. 134, 220, 222 ГПК РФ). Так, основанием иска могут служить сделки, в частности договоры, факты нарушения права, факты, служащие основанием наследования, факты причинения вреда, наступление срока, условия и т. д. Основание иска состоит обычно не из одного факта, а из некоторой их совокупности, соответствующей гипотезе нормы материального права и именуемой фактическим составом. Так, в фактический состав основания иска о досрочном расторжении договора по требованию арендодателя согласно ст. 619 ГК входит договор аренды и один из фактов, указанных в пп. 1 – 4 указанной статьи.

Между элементами иска существует тесная связь. Факты основания иска, будучи подведенными под гипотезу определенной нормы материального права, указывают на юридическую природу спорного правоотношения, являющегося предметом иска. В свою очередь, предмет иска обусловливает содержание иска: то, что подлежит защите, определяет форму (способ) защиты. Например, требование о взыскании денег или о передаче вещи может быть защищено присуждением; существование или отсутствие определенного правоотношения защищается судебным признанием; изменение или прекращение правоотношения требует преобразовательного решения суда. Элементы иска имеют большое значение в гражданском процессе. Основание иска обязан доказать истец (ст. 56 ГПК РФ, ст. 15 АПК РФ). Ответчик должен быть осведомлен о нем, для того чтобы своевременно представить суду материалы (указание фактов и представление доказательств), необходимые для того, чтобы опровергнуть или обессилить основание иска.

Предмет иска – те права и обязанности, правоотношение, вопрос о существовании которых суд должен рассмотреть, для того чтобы вынести о них свое решение.

Основание и предмет иска, кроме того, составляют те признаки, по которым каждый иск отличается от любого другого иска; по этим элементам может быть установлено также, что иск, несмотря на продолжение дела, после изменения истцом предмета или основания (ч. 1 ст. 39 ГПК РФ) остался тем же самым (внутреннее тождество). В этом состоит индивидуализирующее значение основания и предмета иска.

Учитывая сущность элементов иска, можно дать следующее более полное его определение. Иском называется требование юридически заинтересованного лица (истца), обращенное к суду первой инстанции, о защите нарушенного или оспариваемого субъективного права или охраняемого законом интереса установленным законом способом на основании указанных фактов, с которыми связываются неправомерные действия ответчика.

В гражданском процессе иски подразделяются на различные виды. При этом в основу их классификации могут быть положены разные критерии. Например, возможно деление исков по процессуальной цели, т. е. по процессуально-правовому признаку или по характеру материально-правового требования, т. е. по материально-правовому признаку.

Целью любого иска в гражданском процессе является получение положительного судебного решения о защите субъективного права или законного интереса. Подобным судебным решением суд обязывает ответчика выполнить в пользу истца какое-нибудь действие (или воздержаться от его совершения). Например, суд принимает решение о выселении; о взыскании долга; возмещении ущерба, причиненного здоровью истца; о возврате незаконно удерживаемого имущества, являющегося собственностью истца, и т. д.

Другие иски и решения по ним могут быть направлены на подтверждение наличия или отсутствия спорного правоотношения. Например, решения о признании авторства, о признании сделки недействительной, о признании права пользования земельным участком и т. д. «В современном праве исков столько, сколько юридических отношений, регулированных законами, и сколько их может быть создано договорами»1. Именно так отмечали русские исследователи исков в середине XIX века. Актуально такое утверждение и сейчас – множество исков в современном праве обуславливают их классификацию по различным основаниям.

Но прежде чем рассматривать виды исков в современной науке гражданского процессуального права, отметим, что в Римском праве, наиболее общим делением исков было разделение их на иски вещные и личные (actiones in rem et in personam). Первые защищают право на вещь, вторые — права кредитора, в случае неисполнения должником обязательства. Наиболее распространенным вещным иском является виндикационный, а личным – кондиционный2.

Под классификацией принято понимать распределение вещей, предметов, явлений, фактов по группам (классам) согласно общим (типическим признакам классифицируемых объектов, в результате чего каждый класс имеет свое постоянное, определенное место1.

В настоящее время, можно выделить следующие основные классификации иска по следующим основаниям:

  • по предмету иска – процессуально-правовая классификация исков;
  • по объекты защиты – материально-правовая классификация исков;
  • по характеру защищаемого интереса.

Как отмечает Ярков В.В., первые две классификации исков являются бесспорными и широко используются в юридической литературе и судебной практике. Последняя классификация исков – по характеру защищаемых интересов – появилась сравнительно недавно, но встретила поддержку со стороны ряда специалистов2.

При процессуально-правовой классификации исков выделяются иски о признании, о присуждении и преобразовательные иски. Иск о признании имеет целью защитить интересы истца, полагающего, что у него есть определенное субъективное право, но оно оспаривается другим лицом, например иск о праве на жилое помещение. Иски по этой классификации делятся на три вида3:

– иски о присуждении;

– иски о признании;

– иски об изменении или прекращении правоотношений (преобразовательные иски).

Как отмечает Рожкова М.4, в силу ст. 11 ГК суды призваны защищать нарушенные или оспоренные гражданские права и законные интересы, в подведомственности государственных органов статьей 12 ГК РФ отнесены возникающие из гражданских правоотношений споры: о признании права; о восстановлении положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; о признании оспоримой сделки недействительной и применении последствий ее недействительности, о применении последствий недействительности ничтожной сделки; о признании недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления; о присуждении к исполнению обязанности в натуре; о возмещении убытков; о взыскании неустойки; о прекращении или изменении правоотношения.

Иск о присуждении характеризуется тем, что истец просит признать за ним определенное субъективного право, обязать ответчика соответственно этому признанному праву совершить определенные действия – передать денежные средства, имущество, освободить помещение, земельный участок и т.д.

Исками о присуждении признают иски, где имеется в виду решение о принудительном исполнении чего либо стороны ответчика. Способы защиты прав и законных интересов в исках о присуждении всегда направлены на понуждение ответчика к совершению определенных действий либо к воздержанию от таковых в пользу истца, поэтому эти иски называют еще исполнительным – в случае их удовлетворения судебный процесс завершается исполнительным производством. К искам о присуждении традиционно относят, в частности, виндикационный и деликтный иски, иск о взыскании долга, неустойки и прочею.1

Иск о присуждении по своей юридической характеристике гораздо шире, поскольку истец просит суд как признать за ним определенное право, так и совершить определенные действия по его принудительному осуществлению, таков, например, иск о взыскании денежных сумм, о возмещении ущерба, изъятии имущества и т.д.

Практически это наиболее распространенный вид иска. Примерами иска о присуждении могут служить иски: собственника об истребовании его вещи из чужого незаконного владения, о выселении из дома, подлежащего сносу, о взыскании алиментов, о взыскании долга по договору займа и др.

Обращение в суд за защитой права в виде присуждения обычно вызывается тем, что должник оспаривает право истца, не исполняя своих обязанностей. Вследствие спора право лишается определенности; его нельзя принудительно осуществить до тех пор, пока не будет установлено, существует ли в действительности оспоренное право и каково его содержание. Этот вопрос решается судом. Принудительное исполнение обязанности должником является конечной целью иска о присуждении. Поэтому иски о присуждении называются также исполнительными исками.

Таким образом, иском о присуждении, или исполнительным иском, называется иск, направленный на принудительное исполнение подтвержденной судом обязанности ответчика. Истец требует не только признания за ним определенного субъективного права, но и присуждения ответчика к совершению конкретных действий в свою пользу. Иски о присуждении служат принудительному осуществлению материально-правовых обязанностей, которые не исполняются добровольно или исполняются ненадлежащим образом.

Предметом иска о присуждении является право истца требовать от ответчика определенного поведения в связи с невыполнением им соответствующей обязанности добровольно. Например, наступил срок возвращения долга по договору займа, а ответчик добровольно не исполняет своей обязанности. Требование о восстановлении на работе связано с незаконным увольнением, т. е. нарушением трудовых прав истца. Предметом исков о присуждении являются субъективные права, возможность принудительного осуществления которых наступила, т. е. возникло право на иск в материальном смысле.

Основанием иска о присуждении являются1: во-первых, факты, с которыми связано возникновение самого права (например, деятельность художника по написанию картины, сочинение литературного произведения его автором и т. д.); во-вторых, факты, с которыми связано возникновение права на иск: наступление срока, отлагательного условия, нарушение права. В некоторых случаях указанные факты обеих категорий возникают одновременно с правом на иск, и их различить невозможно, например, при причинении вреда имуществу другого лица, неосновательном приобретении имущества.

Содержание иска о присуждении выражается в требовании истца к суду о принуждении ответчика к совершению определенных действий; оно выражено в просительном пункте такового заявления: взыскать зарплату, восстановить на работе, выселить и т. п.

Целью защиты права может быть устранение неопределенности прав и обязанностей, возникшей вследствие оспаривания их существования или содержания, для предотвращения правонарушения в дальнейшем. Такая потребность может возникнуть и до того, как спорное право было нарушено.

Нередко исковые требования о знании и присуждении могут сочетаться в одном исковом заявлении, например о признании сделки купли-продажи жилого помещения недействительной и выселении из него прежних собственников. В литературе длительное время подчеркивалось, что только иски о присуждении могут быть принудительно исполнены в порядке исполнительного производства. Однако следует иметь в виду, что в соответствии с современной трактовкой свойство исполнимости присуще всем судебным решениям в той либо иной мере.

Иском о признании является требование, направленное на подтверждение судом существования или отсутствия определенного правоотношения. Поскольку решением суда по этим искам констатируется, т. е. устанавливается существование или отсутствие спорного правоотношения, данные иски называют также установительными исками.

Иски о признании определяют как иски, которые направлены на официальное признание, или, иначе, установление, удостоверение, констатирование судом наличия или отсутствия гражданского правоотношения.

Иски о признании, имеющие в виду только предварительное удостоверение правоотношений, за которыми еще может последовать иск о присуждении, обозначают также, как иски без присуждения, предварительные, преюдициальные, установительные.1

Предметом иска о признании может быть правоотношение как с его активной стороны (субъективного права), так и со стороны пассивной (обязанности). Например, возможен иск о признании за истцом как нанимателем права пользования жилой площадью, о признании авторского права истца на произведение или изобретение, иск о признании обязанности истца вносить квартплату в определенном размере.

Иски о признании подразделяются на два вида – положительные (позитивные) и отрицательные (негативные)1.

Иск о признании, направленный на подтверждение существования права или правоотношения, называется положительным (позитивным) иском о признании (например, иск о признании права собственности на строение). Если же иск о признании направлен на подтверждение отсутствия правоотношения, он называется отрицательным (негативным) иском о признании (вследствие, например, недействительности сделки).

Предметом иска о признании в большинстве случаев является правоотношение между истцом и ответчиком. Но по закону допускаются (и встречаются на практике) иски, предметом которых является правоотношение между другими лицам, которые в таких случаях оказываются соответчиками в процессе. Таков, например, иск прокурора о признании сделки, заключенной между двумя лицами, недействительной; иск о недействительности фиктивного брака, предъявленный к обоим супругам.

Особенности основания иска о признании различны в исках положительном и отрицательном.

Основанием положительного иска о признании являются факты, с которым истец связывает возникновение спорного правоотношения. Так, основанием иска о признании за истцом права нанимателя на пользование жилым помещением служат указанные истцом факты, с которыми он связывает возникновение права постоянного пользования жилой площадью по договору жилищного найма (например, проживание в течение длительного, свыше шести месяцев, срока в качестве члена семьи нанимателя).

Основание отрицательного иска о признании образуют факты, вследствие которых спорное правоотношение, по утверждению истца, не могло возникнуть (например, отсутствие нотариально оформленного договора в случаях, когда такое оформление, согласно закону или по соглашению сторон, необходимо для действительности сделки; отсутствие свободной воли – заблуждение, обман, угроза, насилие и т. п. при заключении сделки). Указание на такие недостатки сделки означает, что фактический состав, необходимый для возникновения правоотношений (или хотя бы часть его), отсутствует; следовательно, правоотношение, составляющее предмет спора, в действительности не существует.

В отличие от основания иска о присуждении в основание иска о признании не входят факты, вызывающие возможность принудительного осуществления права, так как в иске о признании истец ограничивается просьбой о подтверждении существования или отсутствия правоотношения, не требуя принудительного осуществления своего гражданского субъективного права.

Содержанием иска о признания является требование к суду вынести решение о признании наличия или отсутствия правоотношения, указанного истцом (признать сделку недействительной, признать право на жилую площадь и т. п.).

Иски о признании как средство защиты субъективных прав имеют большое практическое значение. Решениями судов по этим делам восстанавливается определенность прав и обязанностей заинтересованных лиц, гарантируются их осуществление и защита, устраняются нарушения закона, пресекаются действия, совершаемые в обход закона. Своевременное установление недействительности незаконных сделок предотвращает причинение ущерба государственным и общественным интересам, интересам отдельных граждан. Таким образом, решения о признании имеют предупреждающее (превентивное, профилактическое) действие и служат важным средством борьбы суда с нарушением законов.

Таким образом, общее, характеризующее иски о признании, заключается в том, что истец не просит суд что-либо присудить ему, он требует признания судебного права, интереса либо отрицает их существование.

Из сказанного видно, что между иском о присуждении и иском о признании существуют серьезные различия как по содержанию, предмету и основанию, так и по назначению. Но общей чертой для них является то, что оба иска направлены на судебное подтверждение прав и обязанностей в том виде и содержании, в каком они сложились и существовали до процесса и независимо от него.

В обоих случаях решение не вносит изменений в существующее правоотношение, которое после судебного решения остается таким же, каким оно было до процесса. Поэтому в теории гражданского процессуального права эти два вида исков называют «декларативными».

Преобразовательным называется иск, направленный на изменение или прекращение существующего с ответчиком правоотношения. Преобразовательный иск направлен на вынесение судебного решения, которым должно быть внесено нечто новое в существующее между сторонами правовое отношение. Поэтому преобразовательный иск называют и конститутивным, или иском о преобразовательном (конститутивном) решении.

Закон предоставляет суду право выносить такое решение, установив, что одним из способов защиты субъективных гражданских прав является прекращение или изменение правоотношения (ст. 12 ГК РФ). Потребность в этом иске и решении вызывается тем, что изменение и прекращение правоотношения могут быть достигнуты соглашением сторон, т. е. посредством двусторонней сделки (ч. 1 ст. 414 ГК РФ).

Вместе с тем в некоторых случаях закон предоставляет сторонам право прекратить правоотношение путем одностороннего волеизъявления. Так, договор поручения может быть прекращен вследствие отмены его доверителем или отказа поверенного (ч. 1 и 2 ст. 977 ГК РФ). Указанные действия являются односторонними волеизъявлениями, не нуждающимися в чьем-либо, в том числе судебном, подтверждении.

Под преобразовательным иском понимается иск, направленный на вынесение судебного решения, которым должно быть внесено нечто новое в существующее между сторонами правоотношение; спорное правоотношение в результате такого решения в прежнем виде не сохраняется. Преобразовательный иск называют и конститутивным, или иском о преобразовательном решении.1

Чаще всего право прекратить правоотношение посредством одностороннего волеизъявления (расторгнуть правоотношение) связывается законом с нарушением договора. Но так как прекращение правоотношения и даже его изменение во многих случаях способны нанести другой стороне существенный ущерб, то закон подчиняет осуществление правомочия на такое действие (так называемого преобразовательного правомочия) судебному контролю в форме преобразовательного решения, без вынесения которого одностороннее волеизъявление признается недостаточным. Особенно это важно в случаях, когда для такого волеизъявления требуется известное, указанное в законе основание. Например, право на досрочное расторжение договора аренды возникает у арендодателя в случаях, указанных в ст. 619 ГК, а аналогичное право арендатора – в случаях, перечисленных в ст. 620 ГК.

Но и тогда, когда для использования преобразовательного правомочия не нужно специального основания и, следовательно, оно может быть осуществлено по свободному усмотрению управомоченного лица, закон требует для его реализации в некоторых случаях обращения суд. Так, право на выдел своей доли из общего имущества в случае недостижения соглашения о способе выдела с другими участниками общей собственности может быть осуществлено путем одностороннего волеизъявления, однако только посредством иска (ч. 3 ст. 254 и ст. 252 ГК РФ).

Во всех таких случаях решение суда, постановленное на основании проверки законности и обоснованности прекращения или изменения правоотношения, служит важной гарантией правомерности односторонних волеизъявлений и защиты законных интересов сторон.

В некоторых случаях прекращение правоотношения возможно только по решению суда. Например, в случаях, предусмотренных ст. 21– 23 Семейного Кодекса, брак расторгается в судебном порядке. Одностороннее волеизъявление о прекращении брачного правоотношения в предусмотренных законом случаях (при наличии несовершеннолетних детей и др.) может быть осуществлено только через суд, даже при отсутствии возражений со стороны другого супруга.

Одним из видов конститутивных решений является решение о дополнительном урегулировании таких правоотношений, которые нормой права полностью не урегулированы (регламентирующее решение).

Важнейшая черта всех преобразовательных (конститутивных) решений и исков заключается в том, что суд может выносить такие решения только в случаях, указанных законом, если имеются налицо те факты, с которыми закон связывает возникновение права на изменение или прекращение правоотношения. В особенности это важно подчеркнуть в отношении регламентирующих решений, всегда подчиненных действующим нормам материального права. Этим они отличаются от декларативных решений, выносимых в общем порядке, определенном процессуальными законами. Преобразовательные решения не создают правоотношение между истцом и ответчиком, а прекращают существовавшее или вносят в него изменения, установив факты, с возникновением которых у истца появилось право в одностороннем порядке на такие изменения.

Предметом преобразовательного иска служит право истца односторонним волеизъявлением прекратить или изменить правоотношение (например, требовать расторжения брака, договора). Основание преобразовательного иска составляют факты двоякого значения1:

– факты, с которыми связано возникновение правоотношения, подлежащего изменению или прекращению;

– факты, с которыми связана возможность осуществления преобразовательного правомочия на изменение или прекращение правоотношения.

Например, в иске о расторжении договора купли-продажи ввиду недостатков купленной вещи к фактам первой группы относится заключение договора купли-продажи, к фактам второй группы – наличие недостатков в проданном товаре.

Среди преобразовательных исков имеются такие, в которых основание иска не содержит фактов двоякого значения ввиду того, что право требовать преобразования в этих случаях имеется у истца всегда, как постоянное правомочие, в составе правоотношения. Например, право на выдел имущества из общей собственности принадлежит участнику права общей собственности всегда (ч. 2 ст. 252 ГК).

Содержанием преобразовательного иска является требование к суду вынести решение о прекращении или изменении правоотношения (о расторжении брака, разделе общего имущества).

Своим содержанием и предметом преобразовательные иски отличаются от исков о присуждении и о признании. Преобразовательным решением суд не присуждает ответчика к совершению какого-либо действия или к воздержанию от какого-либо действия, так как преобразовательному правомочию (например, правомочию на прекращение правоотношения) не противостоит обязанность противной стороны совершить какое-либо действие или воздержаться от какого-либо действия, которая могла бы быть судом принудительно исполнена. В отличие от решений о признании преобразовательное решение не ограничивается одним подтверждением права истца на преобразование правоотношений, а состоит в осуществлении этого права, вследствие чего правоотношение, на которое данное право направлено, изменяется или прекращается.

Некоторые авторы (А. Ф. Клейнман, А. А. Добровольский, К. С. Юдельсон) отрицают существование преобразовательных исков и решений1. Возражения против преобразовательных исков сводятся к тому, что суд сам не изменяет и не прекращает правоотношения, а только защищает права и охраняемые законом интересы. Поэтому все иски являются исками о присуждении либо исками о признании. С таким утверждением несоглашается М.С. Шакарян, объясняя следующим1. Во-первых, оно не соответствует закону, предусматривающему изменение или прекращение правоотношения как один из способов защиты субъективных гражданских прав (ст. 12 ГК). Кроме того, как показано выше, законодательство устанавливает и конкретные случаи защиты прав таким способом.

Рассматривая преобразовательный иск и вынося по нему преобразовательное решение, суд не создает новых прав, а защищает право истца на изменение или прекращение существующего правоотношения, которое по закону не может быть осуществлено без решения суда. При этом возможны два случая:

1) правоотношение может быть изменено или прекращено только судом (расторжение брака, лишение родительских прав и др.);

2) необходимость обращения в суд вызвана отсутствием согласия одной из сторон на изменение или прекращение правоотношения (расторжение договора купли-продажи, раздел общей собственности и др.)2.

В практике иски различных видов нередко соединяются в одном производстве. Так, иски о признании и преобразовательные часто присоединяются к искам о присуждении. Например, иск о признании сделки недействительной обычно соединяется с иском о присуждении возврата исполненного по договору (ст. 171, 172, 179 ГК). Преобразовательный иск о разделе общего имущества или выделе из него в натуре определенной части сопровождается иском о присуждении к передаче этой части имущества.

Возможность соединения исков различных видов в одном исковом заявлении и процессе повышает значение таких исков. Разрешая дело по данному исковому заявлению, суд должен дать отчетливый и самостоятельный ответ на каждый иск в составе общего для них судебного решения.

 

 

 

§3 Право на предъявление иска как форма реализации права на обращение в суд

 

В гражданском и арбитражном праве слова «иск», «право на иск» означают гражданское субъективное право на принудительное осуществление обязанности должника совершить какое-нибудь действие или воздержаться от него (право на иск в «материальном смысле»).

<

Иск (право на иск) в материальном смысле, или притязание, выступает как указанное истцом и подлежащее судебному рассмотрению право требования истца к ответчику, созревшее в смысле возможности его принудительного осуществления (наступил срок, отлагательное условие, нарушено абсолютное право). Такое право требования истца вместе с соответствующей ему обязанностью ответчика служит предметом иска о присуждении. Установив наличие у истца данного права, суд удовлетворяет его иск, и затем, возможно, принудительное осуществление этого требования; если же право на иск в материальном смысле отсутствует, например, в случае истечения срока исковой давности по неуважительной причине, суд обязан вынести решение об отказе в иске (при ссылке на нее ответчика)1.

Таким образом, право на иск (в материальном смысле) означает право принудительного осуществления субъективного гражданского права.

Право на предъявление иска — одна из форм права на обращение в суд за судебной защитой, провозглашенного и гарантированного Конституцией РФ.

Правом на предъявление иска называется право возбудить и поддерживать судебное рассмотрение определенного конкретного материально-правового спора в суде первой инстанции с целью его разрешения. Это – право на правосудие по конкретному материально-правовому спору.

Судебная защита в гражданском процессе предоставляется гражданам и организациям (ст. 3 ГПК РФ), иностранным гражданам, иностранным предприятиям и организациям, а также лицам без гражданства (ст. 398 ГПК РФ). Она обеспечивается наделением по существу неограниченным правом на предъявление иска. Право на предъявление иска предполагает наличие лишь некоторых минимальных и легко устанавливаемых в каждом случае условий — так называемых предпосылок права на предъявление иска1.

Согласно ст. 2 АПК РФ защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов лиц, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность, а также прав и законных интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, органов государственной власти Российской Федерации, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц в указанной сфере;

2) обеспечение доступности правосудия в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности;

3) справедливое публичное судебное разбирательство в установленный законом срок независимым и беспристрастным судом;

4) укрепление законности и предупреждение правонарушений в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности;

5) формирование уважительного отношения к закону и суду;

6) содействие становлению и развитию партнерских деловых отношений, формированию обычаев и этики делового оборота.

Предпосылки права на предъявление иска — обстоятельства, с наличием или отсутствием которых закон связывает возникновение субъективного права определенного лица на предъявление иска по конкретному делу.

Общие предпосылки права на предъявление любого иска2:

1) Процессуальная правоспособность истца и ответчика, т. е. способность быть стороной в гражданском деле. ГПК 2002 г. не связывает наличие процессуальной правоспособности организаций со статусом юридического лица. Согласно ст. 43 АПК РФ способность иметь процессуальные права и нести процессуальные обязанности (процессуальная правоспособность) признается в равной мере за всеми организациями и гражданами, обладающими согласно федеральному закону правом на судебную защиту в арбитражном суде своих прав и законных интересов. Способность своими действиями осуществлять процессуальные права и исполнять процессуальные обязанности (процессуальная дееспособность) принадлежит в арбитражном суде организациям и гражданам.

2) Подведомственность дела суду (ст. 22 ГПК РФ, статьи 27 – 33 АПК РФ). Заявление должно подлежать рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства. Если оно подлежит рассмотрению и разрешению в ином судебном порядке – дело неподведомственно суду общей юрисдикции.

3) Согласно п. 1 ст. 134 судья не вправе рассматривать и разрешать заявление, поданное от своего имени, в котором оспариваются акты, не затрагивающие права и интересы заявителя (ч. 1 ст. 134 ГПК РФ). Из этого следует, что Закон выделяет в качестве предпосылки права на предъявление иска юридическую заинтересованность заявителя, что, как верно отмечено Г. А. Жилиным1, противоречит конституционному праву на судебную защиту и не согласуется с другими нормами ГПК, например, с ч. 1 ст. 251, ч. 1 ст. 254, ч. 1 ст. 259. Из текста п. 1 ст. 134 ГПК РФ следует также, что судья вправе отказать в принятии заявления ненадлежащему истцу (заявителю), что также неверно2.

4) Отсутствие вступившего в законную силу решения суда по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям или определения суда о прекращении дела в связи с принятием отказа истца от иска или утверждением мирового соглашения сторон (п. 2 ст. 134 ГПК РФ).

5) Отсутствие ставшего обязательным для сторон и принятого по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решения третейского суда, за исключением случаев, когда суд отказал в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда (п. 3 ст. 134 ГПК РФ).

Последствия отсутствия права на иск и права на предъявление иска неодинаковы. Отсутствие права на иск в материальном смысле означает отсутствие самого права требовать определенного поведения от должника (субъективного гражданского права). Установить наличие или отсутствие права на иск можно только в результате рассмотрения дел по существу. Последствием отсутствия этого права является решение суда об отказе в иске.

Право на предъявление иска не зависит от наличия или отсутствия права на иск в материальном смысле. Для предъявления иска достаточно предположения о наличии права на иск. Право на предъявление иска имеется и при отсутствии права на иск в материальном смысле, например, при истечении срока исковой давности (ст. 199 ГК РФ). Наличие или отсутствие необходимых предпосылок права на предъявление иска проверяется судьей при принятия искового заявления. Если отсутствие хотя бы одной из них обнаруживается при подаче искового заявления, то судья отказывает в его принятии. Если же отсутствие предпосылки устанавливается после возбуждения дела или его рассмотрения судом, то производство по делу прекращается.

 

Глава 2 РЕАЛИЗАЦИЯ ПРАВА НА ОБРАЩЕНИЕ В СУД ЗА СУДЕБНОЙ ЗАЩИТОЙ В ФОРМЕ ПОДАЧИ ИСКОВОГО ЗАЯВЛЕНИЯ

 

§1. Общие юридические условия (предпосылки), определяющие возникновение права на обращение в суд

 

Принцип диспозитивности в арбитражном процессе, как и в гражданском, определяет возможность лиц, участвующих в деле, и прежде всего сторон, распоряжаться своими материальными и процессуальными правами и средствами их защиты. При этом указанная возможность направлена на возникновение, развитие процесса, его переход из стадии в стадию, прекращение. Именно эта черта принципа диспозитивности позволяет отграничить его от принципа состязательности, который также предполагает распоряжение лиц, участвующих в деле, своими правами, но направлено такое распоряжение главным образом на формирование доказательственного материала) Принцип диспозитивности достаточно подробно исследован в науке гражданского и арбитражного процессуального права. Но сделано это, во-первых, преимущественно на примере производства в суде первой инстанции, и, во-вторых, в ряде случаев характеристика принципа зачастую начинается применительно к уже начавшемуся судебному процессу, а собственно обращение за судебной защитой «выносится за скобки». Более правильной и полной представляется другая характеристика принципа.

Так, А.Т. Боннер, характеризуя гражданский процесс, указывает, что именно в соответствии с принципом диспозитивности лица, участвующие в деле, реализуют право на обращение в суд за судебной защитой1. Этот тезис вполне применим и к арбитражному процессу, но при этом следует отметить, что обращение в суд за судебной защитой — это не только обращение с исковым заявлением (заявлением), но и обращение в суд вышестоящей инстанции. В.В. Ярков отмечает, что в содержание принципа диспозитивности в арбитражном процессе входят следующие основные элементы: 1) возбуждение дела в арбитражном суде; 2) определение характера и объема исковых требований и возражений, возможность их изменения; 3) распоряжение материальными правами и процессуальными средствами их защиты, в частности отказ от иска, признание иска, заключение мирового соглашения; 4) возбуждение апелляционного, кассационного производства, постановка вопроса о пересмотре дела в надзорном порядке и по вновь открывшимся обстоятельствам; 5) требование принудительного исполнения судебного акта арбитражного суда1.

Право на обращение в суд общей юрисдикции установлен ст. 3 ГПК РФ, согласно которой  заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов. В статье прямо указано, что отказ от права на обращение в суд недействителен. В то же время в ч. 3 данной статьи говорится, что по соглашению сторон подведомственный суду спор, возникающий из гражданских правоотношений, до принятия судом первой инстанции судебного постановления, которым заканчивается рассмотрение гражданского дела по существу, может быть передан сторонами на рассмотрение третейского суда, если иное не установлено федеральным законом.

Данная статья ГПК РФ перекликается со ст. 4 АПК РФ, в которой говорится, что      заинтересованное лицо вправе обратиться в арбитражный суд за защитой своих нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов в порядке, установленном АПК РФ, а в случаях, предусмотренных АПК РФ, в арбитражный суд вправе обратиться и иные лица. Отказ от права на обращение в суд недействителен.

Если для определенной категории споров федеральным законом установлен претензионный или иной досудебный порядок урегулирования либо он предусмотрен договором, спор передается на разрешение арбитражного суда после соблюдения такого порядка.

По соглашению сторон подведомственный арбитражному суду спор, возникающий из гражданских правоотношений, до принятия арбитражным судом первой инстанции судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, может быть передан сторонами на рассмотрение третейского суда, если иное не установлено федеральным законом.

Право на обращение в арбитражный суд является надежной гарантией защиты гражданских, административных и иных материальных прав предприятий, учреждений, организаций, граждан-предпринимателей и государства.

Важным условием обращения за судебной защитой в арбитражные суды вышестоящих инстанций является соблюдение установленных законом процессуальных сроков. Так, апелляционная жалоба может быть подана в течение месяца после принятия обжалуемого решения арбитражным судом первой инстанции (ч. 1 ст. 259 АПК РФ). Кассационная жалоба подается в срок, не превышающий двух месяцев со дня вступления в законную силу обжалуемого судебного акта (ч. 1 ст. 276 АПК). Для обжалования определений, как апелляционного, так и кассационного, установлен месячный срок (ч. 3 ст. 188 АПК). Этот срок повторен в ряде статей АПК применительно к определениям, которые апелляционному обжалованию не подлежат и обжалуются только в кассационном порядке (по делу об оспаривании решения третейского суда, ч. 5 ст. 234 АПК; по делу о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, ч. 5 ст. 240 АПК; по делу о признании и приведении в исполнение решения иностранного суда или арбитража, ч. 3 ст. 245 АПК). Сокращенный месячный срок и возможность только кассационного обжалования установлены для решений об оспаривании нормативных правовых актов (ч. 7 ст. 195 АПК).

Заявление или представление о пересмотре судебного акта в порядке надзора может быть подано в трехмесячный срок со дня вступления в законную силу последнего судебного акта по делу (ч. 3 ст. 292 АПК). Заявление о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам может быть подано в трехмесячный срок со дня открытия обстоятельств, являющихся основанием для пересмотра судебного акта, в суд той инстанции, о пересмотре судебного акта который подается заявление.

Таким образом, судебный акт, не вступивший в законную силу, может быть обжалован только в апелляционном порядке. Обжалование в кассационном порядке, оспаривание в порядке надзора, пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам возможны только в отношении судебных актов, вступивших в законную силу.

Пропущенный срок на подачу апелляционной или кассационной жалобы, как и срок на подачу заявления о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам, может быть продлен по ходатайству лица, обратившегося с жалобой (заявлением), если с даты начала (не окончания!) пропущенного срока прошло не более шести месяцев и суд соответствующей инстанции признает причины пропуска срока уважительными. В отношении надзорной инстанции закон не устанавливает какого-либо аналогичного правила.
Если правом на подачу заявления о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам наделены только лица, участвующие в деле, то правом апелляционного и кассационного обжалования судебных актов, их оспаривания в надзорном порядке обладают: лица, участвующие в деле; лица, указанные в ст. 42 АПК, то есть лица, не участвовавшие в деле, о правах и об обязанностях которых арбитражный суд принял судебный акт; прокурор, не участвовавший в деле на предыдущих стадиях процесса, имеющий право вступить в дело на любой стадии (ч. 5 ст. 52 АПК), но лишь по ограниченному кругу дел, перечисленных в виде закрытого перечня в ч. 1 ст. 52 АПК.

 

§2. Проблемы обеспечения доступа к правосудию

 

Проблемы обеспечения доступности правосудия стали особенно активно обсуждаться в нашей стране в связи со вступлением России в Совет Европы и ратификацией Конвенции о защите прав человека и основных свобод, что возлагает на Российскую Федерацию соответствующие международно-правовые обязательства, в том числе связанные с реализацией положений п. 1 ст. 6 Конвенции, предусматривающих право каждого при определении его гражданских прав и обязанностей на справедливое публичное разбирательство его дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

Российская Федерация признала юрисдикцию Европейского суда по правам человека, являющегося наднациональным судебным органом, решения которого в связи с жалобами на нарушение основных прав и свобод являются обязательными для государств — участников Конвенции. Решения указанного Суда, в том числе связанные с толкованием Конвенции, имеют прецедентный характер. С учетом правовых позиций ЕСПЧ, в том числе по вопросу обеспечения права доступа к суду, должна строиться работа и по совершенствованию российского процессуального законодательства, и по формированию адекватной правоприменительной практики, прежде всего судебной.

Вместе с тем было бы неправильно рассматривать задачу обеспечения доступности правосудия как связанную главным образом с исполнением взятых на себя Россией международно-правовых обязательств (хотя и это, безусловно, весьма важно). Данная задача проистекает прежде всего из потребностей самого российского общества. При всей его расслоенности (в том числе по имущественному признаку) в российском обществе отсутствуют социальные группы, которые бы не были заинтересованы в доступном, справедливом и эффективном правосудии.

Идея правого и справедливого суда является одной из немногих, объединяющих все слои общества. Именно поэтому судебная реформа началась значительно раньше присоединения России к Европейской конвенции. Зримыми результатами этой реформы являются появление независимой судебной власти, принятие новых процессуальных законов, обеспечивающих для любого лица, ищущего судебную защиту, реальную возможность в ее получении.
Проблема обеспечения доступности правосудия является многоаспектной, она имеет судоустройственную, финансовую, организационную и процессуальную стороны.

Доступность правосудия связана с кадровым обеспечением судейского корпуса, аппарата судов, наличием системы квалифицированной юридической помощи, образовательным уровнем населения и уровнем юридического образования в частности.

Проблемы доступности к правосудию в большей степени связаны с постоянным и непрерывным обновлением действующим законодательством, внесением в него разноапеспектных изменений. Как справедливо отмечает Т.К. Андреева, «причины, вызвавшие необходимость внесения изменений и дополнений в Арбитражный процессуальный кодекс РФ, связаны одной общей задачей — задачей обеспечения доступности правосудия в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, повышения эффективности судебной защиты предпринимателей».1

По оценкам специалистов Совета Европы, привлекавшихся в качестве консультантов и экспертов при работе над проектами АПК и ГПК, оба Кодекса в целом соответствуют европейским стандартам. При этом отмечается, что новый АПК является одним из лучших в Европе, он сам может служить примером при совершенствовании процессуального законодательства европейских стран, в особенности государств — новых членов европейского сообщества.
В связи с этим следует отметить, что Россия является страной, одной из первых в Европе создавшей кодифицированный свод правил судопроизводства по гражданским делам — Устав гражданского судопроизводства, принятый в 1864 г. в ходе судебной реформы.

Отечественная цивилистическая наука еще в XIX в. выдвинула целую плеяду блестящих ученых, таких как Е.В. Васьковский, А.Х. Гольмстейн, К.И. Малышев, Е.А. Нефедьев, В.А. Рязановский, И.Е. Энгельман, Т.М. Яблочков и др. Их труды и сегодня не утратили своей актуальности и могут быть использованы для дальнейшего совершенствования гражданского процессуального и арбитражного процессуального законодательства, в том числе, в плане обеспечения доступности правосудия.

Постоянный анализ и обобщение судебной практики позволяют выявлять имеющиеся проблемы (в том числе связанные с доступностью правосудия), находить способы их адекватного разрешения.

В действующих АПК и ГПК учтены выявившиеся в практике применения АПК 1995 г. и ГПК РСФСР трудности, связанные с реализацией права на судебную защиту, а также подходы Европейского суда по правам человека и правовые позиции Конституционного Суда РФ, которые оказали значительное воздействие на совершенствование процессуального законодательства. В новом АПК обеспечение доступности правосудия, как и справедливое публичное разбирательство, впервые включено в число задач судопроизводства в арбитражных судах (п. п. 2 и 3 ст. 2 АПК). Вместе с тем на то, что в основу построения процесса разрешения экономических споров положен принцип доступности правосудия, указывалось еще в период действия АПК 1992 г.1
Есть все основания считать, что доступность правосудия ныне является одним из принципов арбитражного процесса, который реализуется в ряде норм и институтов действуюшего Кодекса.

Вместе с тем, несмотря на очевидные позитивные изменения, еще остается целый ряд проблем, связанных с обеспечением доступности правосудия. Как справедливо отмечает Т.Н. Нешатаева, «создать истинную судебную процедуру очень сложно… Наиболее сложным моментом является не столько законодательное закрепление принципов действия суда, сколько мировоззренческое, психологическое отношение к этой деятельности как самих судей, так и окружающей их социальной среды».2

Трудности в получении судебной защиты возникают не только при обращении в суд, но и в ходе судебного процесса.

Проблема обеспечения доступности правосудия требует системного подхода к анализу соответствующих процессуальных норм и институтов, поиска новых способов ее решения, обновления имеющихся представлений о процессуальных механизмах устранения преград в получении судебной защиты.
Решение задачи обеспечения доступности правосудия в конечном счете связано с выбором приоритетов. По замечанию И.В. Решетниковой, если будет сделан акцент на повышение удобства судебной системы для правоприменителя путем быстрого перехода к состязательной модели судопроизводства, неизбежно снизится ее доступность, возрастет в целом цена правосудия. «Хотя практически нереально создать судебную систему, которая была бы быстрой, эффективной, недорогой, обеспечивала правильное и объективное разрешение дел, была удобна в работе судьям и удовлетворяла бы «потребителя» ее услуг, стремиться к такой цели все же следует. И этому способствует полемика в обществе о судебной системе и путях ее реформирования».1

Е.В. Васьковский отмечал, что существование судов вызвано необходимостью конкретизировать абстрактные нормы права для применения к частным случаям. Судьи являются, таким образом, посредниками между законом и жизнью, посредниками, необходимыми потому, что законы не могут применять себя сами. Устами судей гласит закон2. В то же время, как справедливо указывает Т.Н. Нешатаева, «в решении по конкретному делу судья… всегда руководствуется не только нормами права, но и нормами морали — милосердием, справедливостью, добросовестностью»3.

Е.В. Васьковский в качестве требования, предъявляемого к гражданскому процессу, выделял удобство его для тяжущихся и судей. Порядок судоустройства, по мнению ученого, должен быть таким, чтобы гражданин, нуждающийся в защите своего права, мог быстро и легко получить ее, и в то же время, чтобы суд, к которому гражданин обратился, был в состоянии без излишней траты труда удовлетворить его требования. Чем короче и легче путь от предъявления иска до судебного решения, тем процесс совершеннее.4

Вместе с тем удобство процесса рассматривалось Е.В. Васьковским как имеющее второстепенное по сравнению с правильностью решения значение. «Процесс, в котором дела разрешались бы скоро и легко, но неправильно, не представлял бы для граждан никакой ценности. Они всячески избегали бы обращения к суду и прибегали бы к другим способам разрешения споров: третейским судам, мировым сделкам, самоуправству»1.

Как указывала М.С. Шакарян, объективной предпосылкой доступности и эффективности правосудия является отвечающая потребностям общественных отношений внутренняя согласованность процессуального и связанного с ним материального законодательства. К субъективным предпосылкам М.С. Шакарян относила наличие квалифицированных исполнителей, не только судей и судебных исполнителей, но и всех других работников судов и службы исполнителей.2

Касаясь судоустройственных и судопроизводственных аспектов доступности правосудия, М.С. Шакарян указывала, что «доступность правосудия определяется прежде всего наличием следующих условий:

— гарантированное право на обращение в суд в четко (ясно) установленном порядке, не допускающем субъективизма при применении закона;

— близость суда к населению;

— разумные судебные расходы с правом неимущего быть освобожденным от них;

— разумные сроки рассмотрения и разрешения гражданских дел;

— научно-обоснованные нормативы нагрузки судей;

— простота и ясность процедуры рассмотрения дела;

— гарантия юридической помощи (нуждающимся — бесплатно)»3.

Говоря об основных задачах арбитражных судов, В.Ф. Яковлев сформулировал их следующим образом: «Фактически мы должны улучшить два показателя нашей работы: обеспечение абсолютной доступности правосудия для спорящих сторон и повышение его качества»1. Решение задачи обеспечения доступности правосудия В.Ф. Яковлев связывает, в частности, с дифференциацией судебных процедур, в том числе с упрощенными формами судопроизводства, а также с применением альтернативных методов разрешения споров и примирительных процедур, с созданием квазисудебных органов для досудебного разрешения административных споров. «Судебная защита должна всегда присутствовать, быть гарантирована — в этом ее успешность. Но не все должно начинаться с нее»2. В.М. Лебедев также указывал на упрощение и ускорение судопроизводства как на способ облегчения доступа к правосудию.3

Данный подход разделяется не всеми учеными. Так, говоря о применимости к России Рекомендаций КМСЕ N (81)7 относительно путей облегчения доступа к правосудию в части упрощения судебных процедур, И.Л. Петрухин справедливо отмечал: «Несомненно, эти пожелания имеют значение и для России. Надо только иметь в виду, что Европа давно уже страдает от пресыщения детальными юридическими процедурами, которые из гарантий прав личности превращаются в тяжелую, обременительную обузу. Россия же еще не прошла этого этапа, и существующие процессуальные гарантии недостаточны для защиты прав ее граждан»4.

Е.И. Носырева, анализируя опыт альтернативного разрешения гражданско-правовых споров в США, приходит к выводу о том, что альтернативное урегулирование споров позволяет освободить государственные суды от избыточного количества споров, которые не нуждаются в полномасштабном судебном разбирательстве5. В целях обеспечения доступности и простоты правосудия Е.И. Носырева предлагает, в частности, обратиться к существующей в США практике производства по делам мелких исков, когда не является обязательным участие адвокатов, отсутствуют предварительное производство по делу, обязанность сторон обмениваться состязательными бумагами, составление искового заявления заменено заполнением формуляров, содержащих минимальные сведения, юридически неосведомленным сторонам оказывается помощь в возбуждении дела1.

В.В. Ярков называет следующие основные факторы, определяющие доступ к правосудию: продолжительность судебных процессов; удорожание всей «юридической инфраструктуры», включая сферу представительства; изменение экономических условий деятельности адвокатуры и нотариата; усложнение организации судебной системы и правил судебного процесса; неразвитость общественных институтов, обеспечивающих юридическую защиту различных групп населения. Кроме того, В.В. Ярков отмечает недооценку и недопонимание в обществе, в науке, среди судей, других юристов и лиц, принимающих решения, важности и значения данной проблемы для защиты прав человека, становления независимой и эффективной судебной власти2.

А.Т. Боннер обращает внимание на связь доступности правосудия с соблюдением формы судопроизводства. В частности, он указывал на отсутствие в арбитражном процессе в период действия АПК 1995 г. фигуры секретаря судебного заседания. Совмещение функций судьи и секретаря судебного заседания ученый полагал совершенно недопустимым, а достигаемую при этом экономию — мнимой, ведущей к процессуальному упрощенчеству, дающей дополнительные возможности для нарушения норм АПК, а в отдельных случаях ведущей к полнейшей бесконтрольности и произволу судьи3. Данные замечания А.Т. Боннера были впоследствии учтены в действующем АПК.

На ряд аспектов доступности правосудия, связанных с разграничением подведомственности дел между судами общей юрисдикции и арбитражными судами, со вступлением в дело третьих лиц с самостоятельными требованиями на предмет спора, с введением в арбитражный процесс института собеседования со сторонами в порядке проведения подготовки дела, с ограничениями на судебное представительство, указывала Р.Ф. Каллистратова.1

В литературе отмечается, что доступность правосудия обусловлена не только совершенствованием судоустройства и судопроизводства, но и решением многих связанных с ними организационных проблем, в числе которых указывается на целый ряд вопросов, среди которых вопросы подготовки и отбора кадров для судебной системы, достаточного материального обеспечения судей как минимальной гарантии их неподкупности и беспристрастности, информационного обеспечения всех судебных инстанций, избавления судов от переписки по вопросам, связанным с рассмотрением судебных дел, необходимости создания системы мер по предупреждению и выявлению коррупции внутри судейского сообщества2.

Т.Е. Абова связывает проблему доступности правосудия с альтернативной подведомственностью, справедливо указывая, что альтернативная подведомственность должна быть исключена, а также с возможностью применения процессуальной аналогии3. Рассматривая установленный АПК 2002 г. процессуальный порядок пересмотра судебных актов в порядке надзора, Т.Е. Абова приходит к обоснованному выводу, что доступ к правосудию фактически заканчивается на уровне федеральных арбитражных судов округов4.

Н.Г. Салищева и Н.Ю. Хаманева полагают, что облегченный доступ гражданина к правосудию, устанавливаемый специальной процедурой административного судопроизводства, отражает особенности публично-правовых споров.

Облегченный доступ к суду, по мнению указанных авторов, обеспечивается «путем установления специальных процессуальных сроков обращения в суд, порядка подготовки дела к рассмотрению и самого рассмотрения дела»1. При этом к принципиальным положениям административного судопроизводства Н.Г. Салищева и Н.Ю. Хаманева относят, в частности, положения о «предельных сроках, исключающих возможность обращения с жалобой в суд, и о кратких сроках, отводимых для подготовки дела к рассмотрению и самого рассмотрения дела».2

С данной позицией трудно согласиться, поскольку, если исходить из логики указанных авторов, то нужно признать, что установление кратких сроков, пропуск которых исключает обращение в суд за защитой права, как раз и способствует облегчению доступа к правосудию в публично-правовых спорах.
Некоторые авторы связывают улучшение ситуации с доступностью правосудия в судах общей юрисдикции с созданием административных судов3. Вместе с тем высказы4ваются и противоположные точки зрения. Как справедливо указывает Д. Бахрах, создание таких судов неоправданно усложнит систему административной юстиции и отрицательно скажется на доступности правосудия для населения.

Указанная позиция разделяется и некоторыми другими авторами.5 Э.М. Мурадьян обоснованно связывает доступность правосудия с высоким размером судебных пошлин, а также с судебной волокитой. «Финансовый барьер на пути к судебной защите, — указывает Э.М. Мурадьян, — разъединяет общество … и судебную власть, что противоречит интересу и человека и государства»6.

Весьма важным моментом, на который обращает внимание Э.М. Мурадьян и который имеет непосредственное отношение к доступности правосудия, является отсутствие в процессуальном законодательстве указаний на превентивные иски, направленные на предотвращение действий, угрожающих правам истца и опережающих эти действия. «Превентивный иск нужен не взамен «зрелого иска», а перед ним. Нельзя все сводить к «зрелому иску», предлагать истцу выжидать, пока не проявится полностью вред правонарушающих актов ответчика»1. Следует отметить, что в ГПК 2002 г. идея ученого частично получила отражение: в соответствии с п. 4 ч. 2 ст. 131 ГПК в исковом заявлении должно быть указано, в чем заключается нарушение либо угроза нарушения прав, свобод или законных интересов истца; таким образом, в современном гражданском процессе предъявление превентивных исков не исключается, хотя в теории гражданского процессуального права их существование отрицается.2

Л.В. Туманова в качестве важной гарантии обеспечения доступности правосудия и процессуального равноправия называет возможность ведения дела через представителя. При этом она отмечает важность снятия ограничений на возможность быть представителем в суде, а также необходимость расширения представительства по назначению суда3. В. Замятин видит основную проблему судебной волокиты в отложении и приостановлении дел, в связи с чем предлагает исключить из закона ссылки на уважительность причин для неявки в суд и отложения дела4.

Н.В. Федоренко одним из условий доступности правосудия полагает территориальную приближенность вышестоящей (апелляционной) инстанции арбитражного суда к тяжущимся.5 Данная позиция впоследствии получила реализацию путем создания судебных присутствий арбитражных судов апелляционной инстанции в субъектах РФ.

В.С. Анохин главное в обеспечении доступности правосудия видит в том, что «все или наиболее значимые вопросы должны решаться в судебном заседании при участии спорящих и заинтересованных сторон»1.

М.И. Клеандров видел резерв в облегчении доступа к правосудию в использовании досудебных процедур, заканчивающихся примирением сторон.2

Обоснованию широкого содержания принципа доступности правосудия как начала, на котором строится судоустройство и судопроизводство и которое имеет межотраслевой характер, посвящено специальное исследование В.М. Сидоренко, в котором указанный принцип рассматривается как обеспеченная законом возможность беспрепятственно обратиться в суд и получить судебную защиту3.

Е.Б. Абросимова рассматривает принцип свободного доступа к правосудию как основу современной концепции справедливого или должного правосудия4. Указанный автор выделяет следующие элементы этого принципа:

1) свобода и равенство доступа всех субъектов права к суду (субъектный элемент);

2) универсальность компетенции суда в предметном, территориальном и темпоральном аспектах (компетенционный элемент);

3) правило ординарного суда и должного судьи, включая запрет на существование чрезвычайных судов (институциональный элемент);

4) состязательность судебной процедуры (процессуальный элемент).

Сущность принципа доступа к правосудию, по мнению Е.Б. Абросимовой, заключается в отсутствии чрезмерных, необоснованных правовых и практических препятствий для рассмотрения дела в суде.5

Д. Козак определял доступность правосудия как «наличие институциональных и процессуальных гарантий, обеспечивающих права потенциальных участников процесса получить справедливое правосудие».1

И.Б. Михайловская рассматривает доступность судебной защиты, справедливость судебных процедур и беспристрастность судей как основные критерии оценки состояния судебной власти. «Доступность судебной защиты определяется характером правового регулирования не только порядка обращения в суд, но и всей процедуры рассмотрения дел, а также организационно-техническими факторами, которые влияют на реальную возможность использования права на судебную защиту»2.

Как указывает Т.Н. Нешатаева, право на суд является европейским принципом, который «носит объемный и общий характер, имеющий такие элементы, как: а) право быть выслушанным, б) на основе равноправия сторон, в) с юридическим представительством (юридическая профессиональная привилегия), г) судом, созданным на основе закона, д) судом, действующим беспристрастно, справедливо, независимо в определенной процедуре»3. Кроме того, Т.Н. Нешатаева связывает право на суд с реализацией судебного акта, указывая, в частности, на необходимость создания специального фонда страхования исполнительного производства. «Судебное решение должно быть обеспечено всегда. Отсутствие специализированных фондов, обеспечивающих эту функцию правового государства, свидетельствует лишь о неумении государства защитить интересы своих граждан, что приводит к вовлечению в частный конфликт международного правосудия»4.

Л.А. Прокудина и Дж. С. Сесил видят возможность избежать трудностей доступа к правосудию в создании системы управления движением дела, включающей, в частности, определение режима прохождения дела в суде и графика управления делом, контроль за продвижением дела, обеспечение эффективной связи с представителями сторон, непрерывную оценку работы системы, автоматизацию процесса управления делом1.

Проблему доступности правосудия в контексте справедливой судебной процедуры ряд авторов связывает с надлежащим уведомлением лиц, участвующих в деле, с фиксацией вручения судебных документов или отказа от их получения, с указанием полномочий лиц, получивших судебное извещение от имени адресата2.

Ряд авторов связывает возможность облегчения доступа к суду с внедрением в российский процесс института групповых исков.3

Процессуальный аспект проблемы доступности правосудия в общей форме может быть определен как адекватность процессуального законодательства и практики его применения судами общественным потребностям и ожиданиям в том, что касается возможности получения каждым судебной защиты4.

Доступность правосудия относится к таким правовым категориям, которые пронизывают как процессуальные отношения во всех отраслях судопроизводства, так и в ряде случаев — допроцессуальные отношения. Воззрения на эту категорию и содержание права доступа к суду находятся в постоянной динамике.

По мнению Д. Фицмориса, всякое право доступа к правосудию как таковое, хотя и имеет процессуальный аспект, является главным образом материальным правом основополагающего характера. Даже в своих процессуальных аспектах оно заметно отличается от вопросов, относящихся к порядку судопроизводства. Судопроизводство, по идее, имеет только одно необходимое свойство, а именно то, что суд идет, что судебный процесс движется. Право возбудить дело в суде относится совсем к другому порядку идей.

В настоящее время существование права доступа к суду не ставится под сомнение, хотя вопрос о содержании этого права продолжает вызывать дискуссии. Основной теоретической проблемой, связанной с определением понятия и содержания права доступа к суду, является проблема разграничения таких правовых категорий, как «право на суд», «право на судебную защиту», «право на справедливое судебное разбирательство».

В соответствии со ст. 42 АПК не участвующее в деле лицо, о правах или обязанностях которого принят судебный акт, вправе обжаловать такой судебный акт в вышестоящих судебных инстанциях. Ясно, что это право не охватывается правом возбуждать исковое производство; в данном случае усмотрением и инициативой такого лица возбуждается производство по судебной проверке вынесенного судебного акта.

Наделение не участвующего в деле лица, о правах и обязанностях которого принят судебный акт, правом его обжалования обусловлено тем, что нарушено право такого лица на справедливое судебное разбирательство. В то же время сама возможность обратиться в суд и инициировать возбуждение судебного производства в вышестоящей инстанции имеет прямое отношение к праву доступа к суду.

В Российской Федерации право на суд и право на судебную защиту законодательно не разделяются. Право на судебную защиту включает в себя все аспекты права на суд, в том числе и право доступа к суду. Именно поэтому в ГПК (ст. 2) обеспечение права доступа к суду не выделяется в качестве самостоятельной задачи гражданского судопроизводства. В АПК (п. 2 ст. 2) задача обеспечения доступности правосудия хотя и обозначена, но выполняет функцию средства обеспечения цели судопроизводства — предоставления защиты нарушенному праву или охраняемому законом интересу (п. 1 ст. 2 АПК).
Поэтому применительно к отечественной правовой системе право доступа к суду можно понимать как составную часть права на судебную защиту, а именно как процессуальную составляющую этого права, связанную с реализацией права на судебную защиту при обращении в суд и в ходе судебного производства.
Современными исследователями право суда в ряду других прав рассматривается как право высшего порядка. Как писал известный американский юрист Л. Форер, «доступ всех граждан к правосудию не может быть сопоставлен с правом на обеспечение работой, образованием, жильем, медицинским обслуживанием, какими бы важными они ни были. Справедливое правосудие — основа нашей политической системы»1.

В последнее время Президиум ВАС в своих постановлениях по конкретным делам ссылается не только на нормы закона, но и на принципы арбитражного процесса2, в том числе на нарушение доступности правосудия и связанного с ним права на справедливое судебное разбирательство3.

В концентрированном виде соответствующие подходы Европейского Совета по правам человека изложены в информационном письме от 20 декабря 1999 г. «Об основных положениях, применяемых Европейским судом по правам человека при защите имущественных прав и права на правосудие».4

Основные факторы, влияющие на доступность правосудия
Факторы, затрудняющие реализацию права на суд и связанную с этим возможность получения судебной защиты, весьма разнообразны. Они принадлежат политической, социально-экономической и правовой сферам и связаны с историческими традициями, ментальностью населения, образовательным уровнем, квалификацией судей и адвокатов, уровнем доступности правовой информации.
Исходя из этого, можно выделить следующие основные группы факторов, влияющих на доступность правосудия.

1) Исторические традиции. Несмотря на отмену в 1861 г. крепостного права, Россия вплоть до февральской революции 1917 г. оставалась, по сути, абсолютной монархией. Судебная реформа 1864 г. хотя и являлась важнейшим этапом в становлении адекватной потребностям российского общества судебной системы, тем не менее не могла в таких условиях обеспечить суду те роль и значение, которые ему отводятся в демократическом обществе, основанном на принципе разделения властей. В советский период, характеризовавшийся господством тоталитарного режима, искажением сущности права, институтов, призванных обеспечивать исполнение законов, отсутствием частной собственности и частной инициативы, суду отводилась роль одного из придатков административной системы — соответственно в обществе не сложились исторические традиции, когда суд воспринимается в качестве гаранта защиты прав и свобод граждан, как универсальный институт разрешения правового конфликта.
Судебная реформа 1991 г. начиналась в исключительно сложной социально-экономической ситуации, не позволявшей обеспечить достойное финансирование судебной системы. По этой причине к середине 1990-х гг. ситуация с доступностью правосудия достигла своего критического уровня1. В таких условиях суд хотя и был востребован обществом, но объективно не мог обеспечить его потребностей, что не способствовало формированию отношения к суду как к месту, где можно «найти правду», получить эффективную защиту права.
В настоящее время ситуация изменилась, в обществе постепенно укореняется доверие к судебной власти. Вместе с тем ментальность населения, не имеющего исторических традиций переносить любые спорные вопросы на разрешение суда, удерживает людей от обращения в суд.

В значительной части общества пока доминируют иные предпочтения: по возможности избегать суда, обращаясь в него лишь в случае самой крайней необходимости, если проблему нельзя решить никакими другими способами.
В массовом сознании пока не преодолены складывавшиеся столетиями представления и стереотипы, основанные на всем предшествующем историческом опыте, стереотипы о том, что в спорах с властью суд скорее всего встанет на сторону власти, в спорах с богатым — на сторону богатого, что сам суд — коррумпирован, а законы можно повернуть в любую сторону.

2) Политические факторы. В настоящее время на законодательном уровне решены основные политико-правовые аспекты, связанные с правом на суд. Конституционно закреплены принципы разделения властей, независимости судебной власти, несменяемости судей и подчинения их только закону, право каждого на судебную защиту. Вместе с тем, как и другие институты власти, суд остается продуктом того общества, в котором он существует. Следовательно, реализация потенциала судебной власти связана с развитием и укреплением демократических институтов, и прежде всего институтов гражданского общества . Очень точно на относительность автономности гражданского общества и государства от общества как органической целостности (социального организма) указывает И.Б. Михайловская.1

Как справедливо замечает В.В. Ярков, вопросы о повышении роли судьи в обществе и уважения к судебной власти могут быть разрешены только в процессе эволюционирования и развития самого общества.2

По утверждению Л.С. Мамута, «уровень цивилизационной зрелости государства… детерминируется многими факторами. В большой мере — социальными качествами и политико-правовой культурой, гражданско-нравственной (или безнравственной) позицией членов государства. Каковы в действительности и все вместе взятые — таково и государство, ими образуемое. Оно не лучше их, но и не хуже»3.

«Фактическое разрушение идеологической компоненты, — отмечает И.Б. Михайловская, — еще не означает полного крушения системы властвования. Отсутствие частной собственности (во всяком случае в более или менее развитом виде), горизонтальных структур гражданского общества лишает стабильной основы, а иногда искажает саму сущность институтов, свойственных демократическому государству»4.

Процесс формирования гражданского общества в нашей стране пока далек от завершения, что, в частности, связано с социально-экономическими факторами. По справедливому замечанию И.Б. Михайловской, «именно характер социальной структуры общества, основой которого являются отношения собственности, в конечном итоге определяет и степень развития государства, и уровень развития гражданского общества…»1.

3)Социально-экономические факторы. В современном российском обществе одной из самых острых является проблема бедности. Бедность значительной части населения является одним из основных факторов, по которым правосудие для многих людей остается недоступным. Следовательно, решение проблем доступности правосудия в социально-экономическом плане связано с решением задачи борьбы с бедностью, повышением уровня жизни, ростом доходов населения, расширением социальной базы среднего класса. С другой стороны, решение проблемы бедности связано с завершением судебной реформы. По словам Дж. Вулфенсона, «бедность — это не только проблема отсутствия денег у людей, она связана с защитой прав человека»2.

4) Правовые факторы. Немаловажную роль в создании юридических и фактических препятствий к получению судебной защиты играет несовершенство существующего процессуального и судоустройственного законодательства, а также практики его применения.

 

§3. Порядок обращения с иском в суды общей юрисдикции

 

 

Вопросы, связанные с принятием искового заявления по гражданскому делу, рассматриваются и разрешаются судьей единолично. В течение 5 дней со дня поступления заявления судья по закону должен решить вопрос о возбуждении дела по конкретному исковому требованию. Принятие заявления обусловлено наличием предпосылок права на предъявление иска и соблюдением предусмотренного законом порядка осуществления этого права. При наличии этих условий заявление должно быть принято. Принятие заявления оформляется определением о возбуждении гражданского дела. Если отсутствуют предпосылки права на предъявление иска, судья отказывает в принятии заявления (ст. 134 ГПК). При несоблюдении порядка предъявления иска судья или возвращает исковое заявление (ст. 135 ГПК), или оставляет заявление без движения (ст. 136 ГПК), исходя из того, какие нарушения допущены истцом при предъявлении иска.

Основания, по которым судья отказывает в принятии искового заявления, установлены в ч. 1 ст. 134 ГПК.

В п. 1 ч. 1 ст. 134 предусмотрены три основания отказа в принятии искового заявления:

а) заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства потому, что законом предусмотрен иной судебный порядок рассмотрения и разрешения спора. Применение этого основания связано с разграничением компетенции между различными судами (Конституционный Суд РФ, суды общей юрисдикции, административные суды, арбитражные суды). Таким образом, отказ в принятии заявления связан с неподведомственностью дела общим судам;

б) с заявлением в защиту прав, свобод или законных интересов другого лица обратились государственный орган, орган местного самоуправления, организация или гражданин, которым законом не предоставлено такого права (ст. 46 ГПК);

в) заявление подано лицом от своего имени об оспаривании актов, которые не затрагивают права, свободы и законные интересы самого заявителя.

Согласно п. 2 ч. 1 ст. 134 ГПК основанием к отказу в принятии искового заявления является наличие вступившего в законную силу решения или определения о принятии судом отказа истца от иска или об утверждении мирового соглашения по тождественному делу. Тождественными признаются иски, в которых совпадают стороны, предмет и основание.

По одному и тому же делу в суд можно обратиться только один раз. Если заявитель считает решение суда незаконным или необоснованным, он может обжаловать решение в установленном порядке, но не возбудить производство по тому же самому делу. Возможность одновременного или последовательного ведения по одному делу нескольких процессов привела бы к полной дезорганизации правосудия.

Тождество по субъектному составу (сторон или заявителей и заинтересованных лиц в особом производстве) может быть определено исходя из того, не предъявлен ли иск вторично одним и тем же лицом к тому же ответчику; иски, совпадающие только по предмету и основанию, но заявленные с измененным субъектным составом, не могут считаться тождественными. Тождество сохраняется и при правопреемстве, так как правопреемник заменяет правопредшественника и все процессуальные действия, совершенные правопредшественником, для него обязательны (ст. 146 ГПК РФ)1.

Сохраняется тождество, если стороны поменяются местами, а предмет и основание останутся прежними, а также в том случае, если это связано с предъявлением противоположного требования. Например, иск о признании недействительной сделки, которая ранее была признана действительной; о признании недействительной записи отцовства при наличии решения об установлении отцовства.

Тождество иска сохраняется по субъектному составу и при предъявлении исков прокурором, государственными органами, организациями и гражданами в защиту интересов других лиц, если уже есть решение по требованию самого субъекта спорного правоотношения.

Тождественность предмета сохраняется при изменении размера исковых требований, так как при этом остается неизменным предмет иска.

Замена одного альтернативного требования другим также не может исключить тождества предмета иска.

Не считаются тождественными споры между теми же сторонами, если изменились предмет или основание иска. При этом о тождестве следует судить не только по общим признакам предмета иска, но и по его конкретному содержанию. Если, например, при разделе общего имущества супругов в предыдущем деле не фигурировали определенные вещи, то новый иск об их разделе не тождествен первоначальному. Нельзя усматривать тождества оснований, если истец, предъявляя иск, приводит факты, которые не анализировались и не отражены в ранее вынесенном решении.

При длящихся правоотношениях появляются новые обстоятельства, которые нельзя не учитывать при определении тождества основания предъявляемого требования. Так, вынесение решения об отказе в иске о расторжении брака в связи с возможностью сохранить семью не препятствует повторному обращению в суд, если появились новые признаки необратимого распада семьи. Судья не может отказать в принятии заявления о выселении ввиду невозможности совместного проживания, если истец при наличии решения повторно обратился в суд, указав новые факты нарушения ответчиком правил общежития после вступления решения в законную силу.

Наличие судебного решения, которым отказано в требованиях о возврате ребенка, отмене усыновления, признании лица ограниченно дееспособным или недееспособным, лишении родительских прав, не может служить основанием для отказа в принятии заявления, если в обоснование требования приводятся новые обстоятельства, возникшие после первого рассмотрения дел.

Принятый судом отказ от иска при сохранении существующего правоотношения, которое вызвало обращение в суд, не может препятствовать вторичному обращению в суд с тем же требованием. Например, отказ от иска о взыскании алиментов, расторжении брака и другие не лишает истца права обратиться в суд с тем же иском.

Определение об утверждении мирового соглашения, как основание к отказу в принятии заявления также связано с установлением тождества исков.

Те же стороны не могут обратиться вторично с тем же иском, если было заключено мировое соглашение, утвержденное судом.

Согласно п. 3 ст. 134 ГПК основанием к отказу в принятии искового заявления является наличие решения третейского суда, принятое по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям и ставшее обязательным для сторон. Однако в тех случаях, когда решение третейского суда не исполняется, сторона, в пользу которой принято решение, вправе обратиться в суд с заявлением о выдаче исполнительного листа. Отказ суда в выдаче исполнительного листа не препятствует сторонам повторно обратиться в третейский суд, если такая возможность не утрачена, или в суд (ст. 426, 427 ГПК РФ). Обращение в суд за разрешением спора возможно и в том случае, когда решение третейского суда отменено судом (ст. 421, 422 ГПК РФ).

Основания к отказу в принятии искового заявления, перечисленные в законе, носят исчерпывающий характер и не подлежат расширительному толкованию. Недопустим отказ в принятии искового заявления по другим, не предусмотренным ст. 134 ГПК основаниям.

Отказывая в принятии заявления, судья выносит мотивированное определение, в котором должно быть указано основание, отказа со ссылкой на соответствующий пункт ст. 134. В течение 5 дней со дня поступления заявления в суд определение должно быть вручено или направлено заявителю вместе с заявлением и всеми приложенными к нему документами. Отказ в принятии искового заявления исключает возможность повторного обращения заявителя в суд с тождественным иском.

Заявитель, не согласный с определением об отказе в принятии заявления, может в установленном законом порядке подать частную жалобу.

Возвращение искового заявления предусмотрено законом при несоблюдении истцом некоторых условий, составляющих порядок осуществления права на предъявление иска по конкретному делу согласно ст. 135 ГПК. Основаниями возвращения заявления являются:

– несоблюдение истцом досудебного порядка регулирования спора, установленного федеральным законом или предусмотренного договором, либо непредставление документов, подтверждающих соблюдение этого порядка;

– неподсудность дела данному суду;

– недееспособность истца;

– отсутствие подписи или полномочий на подписание искового заявления и на его предъявление в суд;

– наличие в производстве этого или другого суда либо третейского суда дела по тождественному спору

Для некоторых категорий гражданских дел предусмотрен досудебный порядок разрешения споров. Он может быть установлен федеральным законом, а также договором сторон. В этих случаях его соблюдение становится обязательным до обращения в суд с конкретным требованием.

Необходимость обязательного досудебного порядка разрешения спора в ряде случаев закон предписывает сторонам для согласования взаимных претензий и ликвидации конфликтов до обращения в суд.

ГПК 2002 г. не предусматривает последствий пропуска срока на предъявление претензии. Из этого следует вывод, что претензия может быть предъявлена в любое время. Для суда важен факт предъявления претензии.

Показательно, что, согласно новому транспортному законодательству, претензия

Соблюдение досудебного порядка разрешения спора может быть установлено сторонами в договоре или специальном соглашении.

Применение п. 2 ст. 135 ГПК как основания возвращения искового заявления связано с нарушением правил подсудности (ст. 23—31 ГПК). При этом следует руководствоваться положением ст. 47 Конституции РФ: никто не может быть лишен права на рассмотрение дела в том же суде и тем же судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Возвращение искового заявления по основанию недееспособности заявителя (п. 3 ст. 135 ГПК РФ) может быть применено судьей при достоверном установлении этого обстоятельства. Возвращение заявления совершеннолетнего гражданина возможно лишь при наличии судебного решения о признании его недееспособным. Гражданину, ограниченному в дееспособности, не может быть возвращено заявление.

В соответствии с п. 4 ст. 135 судья, установив при принятии искового заявление отсутствие подписи истца или подпись и подачу заявления лицом, не имеющим полномочий на его подписание и предъявление в суд, возвращает исковое заявление.

Для возбуждения гражданского дела от имени заинтересованного лица у представителя должны быть надлежаще оформленные полномочия на ведение дела, удостоверенные доверенностью или иным документом (ст. 54 ГПК РФ). Заявление подлежит возвращению, если оно подается лицом, которое не может быть представителем (ст. 51 ГПК РФ).

Пункт 5 ст. 135 предусматривает основание, препятствующее возбуждению дела по иску, тождественному уже находящемуся в производстве этого или другого суда, а также третейского суда. Закон не допускает одновременное рассмотрение одного и того же дела в разных судах. Производство по делу должно ограничиваться рассмотрением и разрешением дела только в одном суде, выбранном заявителем в соответствии с надлежащей подсудностью.

В соответствии с принципом диспозитивности от волеизъявления самого заинтересованного лица зависит решение вопроса об обращении в суд за судебной защитой. Подав в суд исковое заявление, истец до вынесения определения судьи о принятии к производству может обратиться с заявлением о его возвращении (п. 6 ст. 135 ГПК РФ).

О возвращении искового заявления судья выносит мотивированное определение (ч. 2 ст. 135 ГПК РФ), в котором указывает, в чем заключаются нарушения порядка предъявления иска, препятствующие принятию заявления, со ссылкой на соответствующий пункт ч. 1 ст. 135. В определении также указывается, как устранить обстоятельства, препятствующие возбуждению дела: в какой суд в соответствии с родовой и территориальной подсудностью нужно обратиться заявителю, если дело неподсудно данному суду; о необходимости соблюдения досудебного порядка разрешения спора либо предоставления документов, подтверждающих его соблюдение, и др. Определение выносится в течение пяти дней со дня поступления заявления в суд и в течение этого же срока должно быть решено: принять заявление или возвратить его заявителю вместе со всеми приложенными документами.

Получив возвращенное судом исковое заявление, истец вправе обратиться в суд повторно с тем же иском, если им будут устранены допущенные нарушения, указанные в определении. Не препятствует повторному обращению в суд и возвращение искового заявления, вызванное распорядительным действием истца (п. 6 ст. 135 ГПК РФ), а также в том случае, если дело, находящееся в производстве другого суда, не могло быть им разрешено, как ошибочно принятое и подлежащее рассмотрению в том суде, который возвратил исковое заявление по п. 5 ст. 135. Истец, не согласный с определением судьи о возвращении заявления, может обратиться в вышестоящий суд с частной жалобой (п. 1 ч. 1 ст. 331, п. 1 ч. 1 ст. 371 ГПК РФ).

Таким образом, сам факт возбуждения гражданского дела вызывает определенные правовые последствия. По характеру и значению их можно разделить на две группы: а) процессуально-правовые; б) материально-правовые.

Основное процессуальное последствие предъявления иска — возникновение гражданского судопроизводства по данному делу, возбуждение гражданского дела. При альтернативной подсудности истец утрачивает право выбора подсудности, поскольку оно использовано предъявлением иска.

В гражданском процессе с вынесением судьей определения судопроизводство по конкретному делу считается начавшимся и с данного момента возникают гражданско-процессуальные и материально-правовые последствия.

Процессуальные последствия ведут к возникновению судопроизводства. Это означает, что в процессе появились истец и ответчик, наделенные соответствующими процессуальными правами, и у суда с участниками процесса складываются гражданские процессуальные правоотношения1.

С момента возбуждения судопроизводства начинают идти процессуальные и служебные сроки и возможно обеспечение иска. При отказе истца от иска после возбуждения процесса и до разрешения дела по существу судебные расходы ему не возмещаются (ч. 1 ст. 101 ГПК РФ). Добровольное удовлетворение ответчиком исковых требований не освобождает его от возмещения истцу всех судебных расходов, в том числе и по оплате помощи адвоката.

К процессуально-правовым последствиям относится утрата заинтересованным лицом права на выбор места рассмотрения дела при альтернативной подсудности и утрата сторонами права на выбор места рассмотрения дела, предусмотренного правилом договорной подсудности

Материально-правовые (гражданско-правовые и семейно-правовые) последствия возбуждения гражданского процесса следующие:

– предъявление иска, т.е. возбуждение гражданского процесса, прерывает течение срока исковой давности. Если иск оставлен судом без рассмотрения, то начавшееся до предъявления иска течение срока давности продолжается в общем порядке;

– алименты, по общему правилу, присуждаются с момента обращения в суд (ч. 2 ст. 107 СК РФ), в исключительных случаях, указанных в законе, они могут быть взысканы и за прошедший период;

– расчеты при возврате имущества из незаконного владения от добросовестного владельца производится со времени, когда он узнал или должен был узнать о неправомерности владения или получил повестку по иску собственника о виндикации имущества (ч. 1 ст. 303 ГК РФ).

В законе могут быть установлены и другие юридические последствия возбуждения гражданского судопроизводства.

Судья вправе после возбуждения производства по конкретному делу обеспечить иск, если есть предположение, что непринятие своевременных мер может затруднить или сделать невозможным реальную судебную защиту нарушенных или оспариваемых субъективных прав истца.

Обеспечение иска является гражданским процессуальным институтом (ст. 139—146 ГПК), регламентирующим временные ограничения ответчика в осуществлении полномочий собственника (в праве владения, пользования и распоряжения имуществом) с целью гарантировать исполнение будущего судебного решения по делу.

Вопросы обеспечения исковых требований разрешаются судьей в день поступления соответствующего заявления истца без извещения ответчика и других лиц, участвующих в деле. Судебного доказывания при этом не проводится, поскольку судья верит либо не верит заявленным доводам истца.

Обеспечение иска оформляется судебным определением, которое может быть отменено или изменено тем же судом или судьей по заявлению ответчика либо инициативе судьи или суда (ст. 144 ГПК РФ), а также обжаловано в частном порядке в суд второй инстанции (ст. 145 ГПК РФ).

Данными мерами достигается оперативность судебной защиты предъявленного иска.

Исковые требования обеспечиваются такими санкционными мерами, как:

—    наложение ареста на имущество, принадлежащее ответчику и находящееся у него или других лиц;

  • запрещение ответчику совершать определенные действия;
  • запрещение другим лицам совершать определенные действия, касающиеся предмета спора, в том числе передавать имущество ответчику или выполнять по отношению к нему иные обязательства;
  • приостановление реализации имущества в случае предъявления иска об освобождении имущества от ареста (исключение имущества из описи);
  • приостановление взыскания по исполнительному документу, оспариваемому должником в судебном порядке (ст. 140 ГПК).

    В необходимых случаях судья или суд может принять иные меры по обеспечению иска, которые отвечают целям, указанным в статье 139 ГПК.

    Судьей или судом может быть допущено несколько видов обеспечения иска, однако меры по обеспечению иска должны быть соразмерны заявленному истцом требованию.

    О принятых мерах по обеспечению иска в зависимости от их вида судья или суд незамедлительно сообщает соответствующим государственным органам или органам местного самоуправления, регистрирующим имущество или права на него, их ограничения (обременения), переход и прекращение (ч. 4 ст. 140 ГПК).

    По иску о взыскании денежной суммы ответчик может взамен мер по обеспечению внести на счет суда спорную сумму (ст. 143 ГПК). Замена одного вида обеспечения иска другим допускается по заявлению лиц, участвующих в деле.

    Указанными мерами достигается действенность судебной защиты предъявленного иска.

    Вопрос об отмене обеспечения иска разрешается в судебном заседании. Меры обеспечения иска действуют до разрешения дела, до вступления решения в законную силу, но в некоторых случаях отмена мер обеспечения происходит ранее — одновременно с постановлением решения или позднее, но до его вступления в законную силу.

    Во всех перечисленных случаях данный вопрос разрешается в судебном заседании с извещением лиц, участвующих в деле, о времени и месте заседания, однако их неявка не является препятствием к рассмотрению вопроса об отмене обеспечения иска (ч. 2 ст. 144 ГПК).

    Если обеспечение иска может причинить ответчику убытки, судья по собственной инициативе должен потребовать от истца гарантий возмещения возможных убытков и при отказе в удовлетворении иска ответчик может в исковом порядке требовать от истца возмещения убытков, причиненных ему мерами по обеспечению иска (ст. 146 ГПК).

     

    §4. Порядок обращения с исковым заявлением в арбитражные суды

     

    Деятельность арбитражного суда по рассмотрению и разрешению споров о праве осуществляется в установленной законом процессуальной форме, которая, с одной стороны, обеспечивает заинтересованным в исходе спора сторонам определенные правовые гарантии правильности разрешения спора, равенство процессуальных прав и процессуальных обязанностей сторон, а с другой — обязывает арбитражный суд рассматривать и разрешать споры в строгом соответствии с нормами арбитражного процессуального права (а также и материального права), устанавливать существенные для дела обстоятельства и выносить законные и обоснованные судебные решения1.

    Основные черты исковой формы защиты права характерны и для арбитражного процесса.

    Большинство дел, подведомственных арбитражному суду, рассматривается по правилам искового производства, которое является основным видом арбитражного судопроизводства.

    Так, число заявлений, поступивших на рассмотрение в арбитражные суды в 2009 г., достигло 951778, а 44% от числа поступивших заявлений — это исковые заявления по экономическим спорам, возникающим из гражданских правоотношений.

    Иск занимает важное место среди других институтов арбитражного процессуального права. Как в суде общей юрисдикции, так и в арбитражном суде иск является важным процессуальным средством защиты нарушенного или оспариваемого права.

    Закон закрепляет право каждого заинтересованного лица обратиться в арбитражный суд с требованием о защите своего нарушенного или оспариваемого права и законного интереса (ч. 1 ст. 4 АПК РФ).

    Предъявление иска происходит путем подачи в суд искового заявления в письменной форме. В исковом заявлении заинтересованное лицо (предполагаемый носитель спорного права) излагает свое требование к другому лицу (предполагаемому нарушителю права истца) — ответчику (ст. 125 АПК РФ).

    Правовая природа иска как процессуального средства защиты права состоит в том, чтобы арбитражный суд, приняв исковое заявление, в определенном процессуальном порядке проверил законность и обоснованность этого материально-правового требования одного лица к другому, которые становятся сторонами процесса и между которыми идет спор о праве.

    В законе неоднократно указывается на требование одного лица к другому, как об исковом требовании (например, ст. 130, 132, п. 4 ч. 2 ст. 125 АПК РФ). В ст. 130 АПК РФ говорится, что истец вправе соединить в одном исковом заявлении несколько требований, связанных между собой. Ясно, что в этом и в подобных случаях арбитражный суд будет рассматривать не обращение, а несколько исковых требований, которые присутствуют в одном обращении истца и которые суд вправе объединить или же выделить одно или несколько соединенных требований (ст. 130 АПК РФ). Во всех этих случаях суд будет соединять требования или же выделять именно требование одного лица к другому, а не обращение,

    Об иске как о требовании одного лица к другому говорится в целом ряде норм арбитражного процессуального права. Так, согласно ч. 1 ст. 132 АПК РФ ответчик может до принятия решения по делу предъявить к истцу встречный иск для совместного его рассмотрения с первоначальным иском.

    Таким образом, иском в арбитражном процессе следует считать спорное правовое требование одного лица к другому, вытекающее из материально-правового отношения, основанное на юридических фактах и предъявленное в арбитражный суд для рассмотрения и разрешения строго в определенном процессуальном порядке

    Без такого понимания иска трудно представить себе и объяснить правовую природу многих институтов арбитражного процесса, таких, например, как цена иска, обеспечение иска, встречный иск, соединение и разъединение нескольких исковых требований и т.д. Будучи сложным правовым понятием, иск имеет две стороны:

    1)    процессуально-правовую — обращение в арбитражный суд с просьбой о разрешении возникшего спора по существу и о защите нарушенного или оспариваемого права или охраняемого законом интереса;

    2)    материально-правовую — спорное материально-правовое требование истца к ответчику, которое указано в исковом заявлении и подлежит рассмотрению по существу в строго установленном законом порядке.

    Нельзя представить себе иск только как обращение в арбитражный суд заинтересованного лица за защитой нарушенного права, не сопровождаемое конкретным требованием истца к ответчику.

    При отсутствии спорного правового требования истца к ответчику нет иска, отсутствует и исковое производство.

    Наличие материально-правового требования истца к ответчику помогает поднять и обосновать существование таких институтов арбитражного процесса, как встречный иск, обеспечение иска, соединение и разъединение исковых требований, цена иска, отказ от иска.

    Вместе с тем материально-правовое требование истца к ответчику должно подлежать рассмотрению и разрешению в строго определенном процессуальном порядке. Трудно согласиться с утверждением, что «сомнительна его (иска) характеристика как двойственного материально-процессуального института».

    Иск как в гражданском, так и в арбитражном процессах — это единое понятие с двумя сторонами, неразрывно связанными между собой, без одной из них не может быть иска.

    Каждый иск имеет составные части, которыми исчерпывается его содержание. Содержание иска составляют два его элемента — основание и предмет иска.

    Значение элементов иска состоит в том, что они являются средством индивидуализации каждого конкретного иска. По элементам иска один иск отличается от другого, в зависимости от элементов иска определяется направленность и объем исследования дела, проводится определение тождества исков. Элементы иска необходимы и для такого важного процессуального института, как изменение предмета или основания иска. Изменяя иск, истец, как правило, изменяет свое требование к ответчику.

    Изменение иска в арбитражном процессе означает возможность изменения как предмета, так и основания иска. Это действие имеет существенное значение для правильного рассмотрения и разрешения хозяйственных споров.

    Предметом иска следует считать то конкретное материально- правовое требование истца к ответчику, которое вытекает из спорного материально-правового отношения и по поводу которого арбитражный суд должен вынести решение по делу (п. 4 ч. 2 ст. 125 АПК РФ). В законе говорится, что в исковом заявлении должно содержаться требование истца к ответчику со ссылкой на законы и иные нормативные правовые акты, а при предъявлении иска к нескольким ответчикам — каждому из них (п. 4 ч. 2 ст. 125 АПК РФ).

    Требование истца к ответчику должно основываться на фактических обстоятельствах по делу. Закон говорит, что в исковом заявлении должны быть указаны обстоятельства, на которых основаны исковые требования и подтверждающие эти обстоятельства доказательства (п. 5 ч. 2 ст. 125 АПК РФ).

    В постановлениях по отдельным категориям хозяйственных споров Высший Арбитражный Суд РФ неоднократно подчеркивал, что в процессе рассмотрения дела суд изучает исковые требования одного лица к другому, основанные на конкретных обстоятельствах дела. Арбитражный суд оказывает защиту спорному праву и удовлетворяет иск, если спорное право подлежит защите, или же отказывает в иске, если требуется защитить право ответчика.

    Высший Арбитражный Суд РФ неоднократно обращал внимание арбитражных судов на необходимость и важность правильного определения предмета иска при разрешении хозяйственных споров по отдельным видам исков. Так, предметом иска о присуждении (о воспрещении) может быть материально-правовое требование истца к ответчикам о запрещении ответчикам совершать действия, нарушающие права истца.

    Изменение истцом предмета иска может в отдельных случаях привести к изменению вида иска

    Уточнение предмета иска возможно в процессе рассмотрения дела.

    Вместе с тем в практике рассмотрения хозяйственных споров встречаются случаи, когда суд не допускает одновременного изменения предмета иска и уточнения исковых требований.

    Основание иска — это юридические факты, на которых истец основывает свои исковые требования к ответчику. Как правило, основание иска — это сложный фактический состав, поскольку трудно представить себе, что основание иска состоит из одного юридического факта, из которого вытекает требование истца к ответчику. Эти юридические факты, фактические обстоятельства составляют фактическое основание иска.

    Неправильное определение основания иска является поводом для отмены решения суда.

    В договоре о переводе долга, который заключается между первоначальным должником, новым должником и предприятием (кредитором), должно быть указано о переводе долга с первоначального должника на преемника с согласия кредитора.

    Изменение основания иска должно произойти до вынесения решения по делу.

    Кроме фактического основания иска, важное значение имеет правовое основание иска. Правовое основание иска—это указание в исковом заявлении на нарушение закона и иных нормативных актов, из которых вытекает требование истца к ответчику. Закон требует от истца, чтобы он указал спорное правоотношение, сделал ссылку на закон и иные нормативные акты, на ту норму права, которая, по его мнению, нарушена ответчиком. Это и будет являться правовым основанием иска. В АПК РФ указывается, что в исковом заявлении должны быть указаны те обстоятельства, на которых основаны исковые требования, а также требования истца со ссылкой на законы и иные нормативные правовые акты (п. 4 и 5 ст. 125 АПК РФ).

    Наряду с предметом и основанием иска в литературе встречается упоминание и о содержании иска как его третьем элементе. Под содержанием иска понимается вид судебной защиты, истребуемый истцом. Следует согласиться с обоснованными возражениями авторов, предлагающих включить вид, истребуемый судебной защиты, в содержание такого элемента иска, как его предмет.

    Ни судебно-арбитражная практика, ни закон не упоминают о содержании иска как его самостоятельном элементе (см., например, ст. 49, 125,148, п. 2 ч. 1 ст. 150 АПК РФ).

    Принято делить иски на виды в зависимости от их процессуальной цели, преследуемой истцом при предъявлении им иска к ответчику, т.е. в зависимости от характера того спорного материально-правового требования, которое предъявляет истец к ответчику.

    Существуют иски о присуждении и иски о признании.

    Наиболее часто в практике рассмотрения споров в арбитражном производстве встречаются иски о присуждении. В тех случаях, когда требование истца к ответчику направлено на присуждение ответчика к исполнению в пользу истца определенной обязанности, вытекающей из спорного правоотношения, речь идет об иске о присуждении, или о так называемом исполнительном иске.

    Когда истец предъявляет требование о возмещении убытков, об истребовании имущества из чужого незаконного владения или о возврате из бюджета денежных средств, списанных органами, осуществляющими контрольные функции, в бесспорном (безакцептном) порядке с нарушением требований закона, или кредитор обращается к банку с требованием об исполнении обязательств по банковской гарантии, либо продавец требует от поручителя исполнения денежного обязательства по оплате товара, или о взыскании штрафов, и это требование направлено на присуждение ответчика к совершению определенных действии в пользу истца либо к воздержанию от совершения каких-либо действий (иск о воспрещении) — это будет иск о присуждении.

    Наиболее часто в практике рассмотрения хозяйственных споров встречаются иски о присуждении: об обязании ответчика освободить здание или нежилое помещение, виндикационные иски об истребовании имущества от покупателя, иски о взыскании убытков.

    Помимо указанных классификаций исков в литературе встречается упоминание о существовании так называемых косвенных (производных исков) и исков о защите неопределенного круга лиц.

    Однако, что касается этих видов исков, то они все по своей классификации могут быть отнесены как к искам о присуждении, так и к искам о признании.

    Как в понятии иска, так и в понятии права на иск выступают два неразрывно связанных между собой правомочия. Право на иск включает в себя право на предъявление иска и право на удовлетворение иска. Таким образом, две стороны (материально-правовая и процессуально-правовая) иска как единого понятия проявляются в двух сторонах права на иск. Оба правомочия — право на предъявление иска и право на удовлетворение иска в арбитражном процессе — тесно связаны между собой.

    Право на иск является самостоятельным субъективным правом истца. Содержание права на иск составляют два правомочия: право на предъявление иска и право на удовлетворение иска. Если у истца имеются в наличии оба правомочия, то он, следовательно, обладает правом на иск и его нарушенное или оспариваемое право получит защиту в арбитражном суде при вынесении решения по делу и может быть реализовано.

    Следовательно, право на иск в конкретном арбитражном процессе реализуется, с одной стороны, как право на возбуждение процесса по спору между сторонами, а с другой — оно проявляется как право на положительный результат процесса по этому спору, т.е. как право на получение защиты нарушенного или оспариваемого материального права в арбитражном суде.

    Значит, право на иск — это не само нарушенное субъективное право, а возможность получения этой защиты в определенном процессуальном порядке, в определенной процессуальной исковой форме и вместе с тем принудительной его реализации.

    Право на судебную защиту в арбитражном процессе реализуется прежде всего в праве на иск в арбитражном процессе.

    Наличие или отсутствие права на предъявление иска, т.е. процессуально-правовая сторона права на иск проявляется при предъявлении иска. Если у истца есть право на предъявление иска, то суд принимает заявление к рассмотрению.

    Материально-правовая сторона права на иск, т.е. право на удовлетворение иска, проверяется в заседании арбитражного суда при разрешении спора. В случае обоснованности требований истца к ответчику как с фактической, так и с юридической стороны, иск будет подлежать удовлетворению, поскольку у истца будет право на удовлетворение иска. В тех случаях, когда у истца отсутствует право на удовлетворение иска, арбитражный суд должен отказать в удовлетворении исковых требований. Так, когда речь идет о пресе-кательных сроках, не подлежащих восстановлению, арбитражный суд должен отказать в удовлетворении требований истца.

    Арбитражный суд рассматривает исковое заявление только при наличии определенных условий, которые получили название в теории предпосылок права на предъявление иска. Отсутствие в действующем законодательстве некоторых важных институтов исковой формы защиты права, в том числе норм, регулирующих основания к отказу в принятии искового заявления, не означает исчезновения такого института как право на иск и предпосылок права на предъявление иска.

    Предпосылками права на предъявление иска являются следующие основания:

    – спор не подлежит рассмотрению в арбитражном суде;

    – имеется вступивший в законную силу принятый по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям судебный акт арбитражного суда, суда общей юрисдикции или компетентного суда иностранного государства, за исключением случаев, если арбитражный суд отказал в признании и приведении в исполнение решения иностранного суда;

    – в производстве суда общей юрисдикции, арбитражного суда, третейского суда имеется спор между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям;

    – имеется принятое по спору между лицами, о том же предмете и по тем же основаниям решение третейского суда, за исключением случаев, если арбитражный суд отказал в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда (ст. 150 АПК РФ).

    Проверка наличия предпосылок права на предъявление иска, т.е. наличие процессуально-правовой стороны права на иск в настоящее время выявляется в стадии рассмотрения дела по существу. Отсутствие их влечет за собой прекращение производства по делу.

    Первая предпосылка на предъявление иска означает, что спор должен быть подведомствен арбитражному суду.

    Следующая предпосылка на предъявление иска – отсутствие вступившего в законную силу решения суда общей юрисдикции, арбитражного суда, вынесенного по тождественному иску, и отсутствие решения или определения суда о прекращении производства по делу либо об утверждении мирового соглашения сторон.

    Третьей предпосылкой права на предъявление иска – отсутствие в производстве суда общей юрисдикции, арбитражного, третейского суда дела по тождественному иску. Во всех этих случаях судья должен проверить тождество исков по предмету, основанию и субъектам спорного правоотношения. Тождество предмета и основания, а также сторон свидетельствует о том, что у сторон отсутствует право на предъявление иска в арбитражный суд. Если отсутствует право на предъявление иска, то вторичное обращение в суд с тождественным иском невозможно.

    Для института права на удовлетворение иска большое значение имеет комплекс вопросов, связанных с исковой давностью. Понятие исковой давности тесно взаимодействует с понятием иска. Соблюдение сроков исковой давности необходимости для того, чтобы сохранить возможность исковой формы защиты права и использовать иск как средство защиты нарушенного или оспариваемого права.

    Исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено (ст. 185 ГК РФ).

    Только сторона по делу может выступить с заявлением в суде об истечении срока исковой давности.

    В соответствии со ст. 203 ГК РФ течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска (п. 13 Постановления Пленума Верховного суда РФ и Высшего Арбитражного суда РФ № 15/18 от 12, ноября 2001 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности».

    Течение срока начинается с момента возникновения права на иск. Срок является институтом как материального, так и процессуального права.

     

    СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ ИСТОЧНИКОВ

     

    Нормативные акты

  1. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года.
  2. Арбитражно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.02 №95-ФЗ // СЗ РФ. 2002. № 30. Ст. 3012.
  3. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть 1 от 30 ноября 1994 г. №51-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. – 1994. — №32. С. 3301.
  4. Гражданский кодекс РФ. Ч. 2 от 26 января 1996 г.// СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410.
  5. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЗ, Российская газета № 220 от 20.11.2002 г.
  6. Гражданский процессуальный кодекс РСФСР от 11 июня 1964 года // Ведомости Верховного Совета РСФСР. – 1964. — №24. — Ст. 407.
  7. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.01. № 195-ФЗ // СЗ РФ. 2002. № 1 (ч. 1) Ст. 1; № 44.
  8. О международном коммерческом арбитраже: Закон РФ от 7 июля 1993 г. № 5338-1 // Ведомости съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. — 12 августа 1993 г. — №32. С. 1240.
  9. О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству: Постановление Верховного Суда РСФСР № 2 от 14 апреля 1988 г. // Сборник постановлений Пленума Верховного Суда РФ. 1961 – 2008 гг. М. , 2008.
  10. О невозможности изменения судом предмета и основания иска без согласия на то истца (извлечение): Определение Судебной Коллегии Верховного Суда РФ от 31 декабря 1992 г. // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1993. №5

     

    Научная литература

  11. Абова Т.Е. Обеспечение юридическим и физическим лицам права на судебную защиту // Проблемы доступности и эффективности правосудия в арбитражном и гражданском судопроизводстве. М., 2008.
  12. Аболонин Г. О. Групповые иски. М., 2001.
  13. Аболонин Г.О. Проблемы доступности и эффективности правосудия на примере прав и интересов многочисленных групп лиц // Арбитражный и гражданский процесс. 2007. № 4.
  14. Амосов С.М. Пути совершенствования процессуального законодательства // Хозяйство и право. 2006. № 3.
  15. Андреева Т.К. Обеспечение доступа к правосудию — главная задача совершенствования Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации // Хозяйство и право. 2006. № 9.
  16. Анохин В.С. Старые проблемы нового АПК РФ // Арбитражная практика. 2006. № 6
  17. Боннер А.Т. Некоторые проблемы доступности правосудия в арбитражном и гражданском судопроизводстве // Проблемы доступности и эффективности правосудия в арбитражном и гражданском судопроизводстве. М., 2007.
  18. Васьковский Е.В. Учебник гражданского процесса. М., 2009.
  19. Власов А.А. Гражданское процессуальное право. М., 2010.
  20. Вулфенсон Дж. Судебная реформа в России поможет преодолеть бедность // Российская юстиция. 2007. № 9.
  21. Гражданский процесс / Под ред. В.А. Мусина, Н.А. Чечиной, Д.М. Чечота. М., 2010.
  22. Гражданский процесс: Учебник / Под ред. М. К. Треушникова. М., 2010.
  23. Гражданское процессуальное право/ Под ред. М.С. Шакарян. М., 2010.
  24. Гражданский процесс: Учебник / Под ред. В. В. Яркова. М., 2010.
  25. Гражданский процесс: Учебник / Отв.ред.проф. В.В. Ярков. М., 2010.
  26. Грось А.А., Дедов Д.И. Проблемы реализации косвенных исков // Закон. 2007. № 3. С. 157 – 162.
  27. Гурвич М. А. Виды исков по советскому гражданскому процессуальному праву // Известия отделения экономики и права АН СССР. 1945. №2.
  28. Гурвич М. А. Учение об иске. М., 2001.
  29. Добровольский А. А. Исковая форма защиты права. М., 2006.
  30. Добровольский А. А., Иванова С. А. Основные проблемы исковой формы защиты права. М., 2006.
  31. Исаенкова О. В. Иск в гражданском судопроизводстве. Саратов, 2007.
  32. Зайдер Н. Б. Основные вопросы учения об иске в советском гражданском процессе. Дис. канд. юрид. наук. Саратов, 1939.
  33. Зубович М.М. Актуальное исследование проблем иска // Вестник юридического института ИГУ. №3.
  34. Замятин В. Как сделать суд скорым // Российская юстиция. 2009. № 10.
  35. Каллистратова Р. Ф. Доступность и эффективность правосудия в проектах АПК и ГПК // Проблемы доступности и эффективности правосудия в арбитражном и гражданском судопроизводстве. М., 2007.
  36. Клеандров М.И. Досудебные формы защиты прав хозяйствующих субъектов // Проблемы доступности и эффективности правосудия в арбитражном и гражданском судопроизводстве. М., 2010.
  37. Козак Д. Суд в современном мире: проблемы и перспективы // Российская юстиция. 2006. №9.
  38. Кочергин В.В., Жолокдзь Ж.В. Справедливое правосудие с точки зрения международного процессуального права и новый Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации // Вестник ВАС РФ. 2004. № 9
  39. Лебедев В.М. Становление и развитие судебной власти в Российской Федерации. М., 2010.
  40. Мамут Л.С. Государство в ценностном измерении. М., 2008.
  41. Машутина Ж.Н. Судебная защита и проблема соотношения материального и процессуального: Автореферат. Томск. 2005.
  42. Несмеянова С. Разграничение компетенции между судами // Российская юстиция. 2006. № 12
  43. Нешатаева Т.Н. Надзорное производство: соблюдение принципа справедливого разбирательства дела и принципа баланса публичных и частных интересов // Вестник ВАС РФ. 2006. № 7.
  44. Нешатаева Т.Н. Первое решение Европейского суда по правам человека по имущественному спору против России: размышления, некоторые выводы // Вестник ВАС РФ. 2004. № 8.
  45. Нешатаева Т.Н. Суд и общепризнанные принципы и нормы международного права // Вестник ВАС РФ. 2006. № 3.
  46. Носырева Е.И. Альтернативное разрешение гражданско-правовых споров в США: Дис. … докт. юрид. наук. Воронеж, 2006.
  47. Осокина Г.Л. Иск (теория и практика). М., 2000.
  48. Осокина Г. Л. Курс гражданского судопроизводства. Общая часть. Томск, 2002.
  49. Осокина Г. Л. Проблемы иска и право на иск. Томск, 1989
  50. Петрухин И.Л. Проблема судебной власти в современной России // Государство и право. 2006. № 8.
  51. Поляков И.Н. Доступность и эффективность гражданского судопроизводства: насущные проблемы и пути их решения // Российская юстиция. 2001. №4.
  52. Прокудина Л.А., Сесил Дж. С. Система управления движением дела — фактор повышения эффективности отправления правосудия // Вестник ВАС РФ. 2006. № 10.
  53. Проблемы доступности и эффективности правосудия в арбитражном и гражданском судопроизводстве. М., 2009.
  54. Пятилетов И. Право суда выйти за пределы исковых требований // Советская юриспруденция. 1978. № 18.
  55. Семенов В. М. К вопросу о ценности гражданского процессуального права и гражданской процессуальной формы // Проблемы совершенствования ГП РФ, Свердловск, 2005.
  56. Сидоренко В.М. Принцип доступности правосудия и проблемы его реализации в гражданском и арбитражном процессе: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2007.
  57. Смычкова М. И. Иск в арбитраже // Вопросы советского государства и права. Томск, 1974.
  58. Судебная власть / Под ред. И.Л. Петрухина. М., 2010.

  59. Судебная реформа в сфере гражданской юрисдикции. Интервью с И.В. Решетниковой и В.В. Ярковым // Хозяйство и право. 2005. № 3
  60. Толковый словарь русского языка / Под ред. С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой. М., 2010.
  61. Рожкова М. Разграничение исков по содержанию // Закон. 2007.
  62. Федоренко Н.В. Работа апелляционной инстанции в арбитражных судах субъектов Федерации: итоги пятилетней деятельности // Вестник ВАС РФ. 2007. № 12.
  63. Фоков А.П. Административные суды повысят доступность правосудия // Российская юстиция. 2007. № 6.
  64. Фурсов Д.А., Харламова И.В. Организационное обеспечение задач судопроизводства в арбитражном и гражданском процессе // Проблемы доступности и эффективности правосудия в арбитражном и гражданском судопроизводстве. М., 2007.
  65. Чернявский В. Проблемы организационного обеспечения деятельности судов // Российская юстиция. 2007. № 9.
  66. Чечина Н.А. Судебная защита и конституционные принципы гражданского процессуального права // Проблемы совершенствования материального и процессуального права. М., 2005
  67. Шакарян М.С. Проблемы доступности и эффективности правосудия в судах общей юрисдикции // Проблемы доступности и эффективности правосудия в арбитражном и гражданском судопроизводстве. М., 2006
  68. Щеглов В. Н. Иск о судебной защите гражданского права. Томск, 1987.
  69. Энциклопедический словарь. Брокгауз и Эфрон. Т. 2. М., 2010.
  70. Юдельсон К. С. Российский гражданский процесс. М., 2006.
  71. Яковлев В.Ф. Выступление на совещании председателей советов судей Российской Федерации в «Президент-отеле» (г. Москва) 16 — 20 июня 2003 г. // Вестник ВАС РФ. 2003. № 9.
  72. Яковлев В.Ф. Интервью // Коммерсантъ. 2006. 27 апр.
  73. Ярков В.В. Цели судопроизводства и доступ к правосудию // Проблемы доступности и эффективности правосудия в арбитражном и гражданском судопроизводстве. М., 2006.

     

    Судебная практика

  74. Постановление Пленума Верховного суда РФ и Высшего Арбитражного суда РФ № 15/18 от 12 ноября 2001 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности»// Правовая система «Консультант».
  75. Постановление № 6074/08 от 12 августа 2008 г. // Вестник ВАС РФ. 2009. № 1. С. 78.
  76. Постановление № 3016/08 от 8 июля 2008 г. // Вестник ВАС РФ. 2008. № 1. С. 47 — 48.
  77. Информационное письмо ВАС РФ от 20 декабря 1999 г. «Об основных положениях, применяемых Европейским судом по правам человека при защите имущественных прав и права на правосудие» // Вестник ВАС РФ. 2000. № 2.
  78. Forer L.G. Money and Justice. New York, 2008.

     


 

<

Комментирование закрыто.

WordPress: 23.98MB | MySQL:118 | 3,105sec