Понятие, признаки и виды сделок. Условия действительности сделок, признание их недействительными

<

032214 0153 1 Понятие, признаки и виды сделок. Условия действительности  сделок, признание их недействительнымиВоля участников сделки, отражающая их намерение совершить сделку, должна получить определенное внешнее выражение и закрепление. Это необходимо, чтобы содержание сделки было ясно ее участникам, условия сделки были зафиксированы, и можно было без затруднений разрешать споры между сторонами сделки, если они возникнут. Способ, посредством которого выражается воля сторон при совершении сделки, называется формой сделки. Существует несколько таких способов. Сделка может быть совершена устно, путем словесного выражения воли.

При таком выражении воли участник сделки на словах формулирует свою готовность совершить сделку и условия ее совершения. Сделка, которая может быть совершена устно, считается совершенной, и при отсутствии словесного выражения воли, если она совершается путем консолюдентных действий, т.е. когда из поведения лица (или лиц) явствует его воля совершить сделку. Сделка может быть совершена и путем молчания, только если это предусмотрено в законе или в соглашении сторон. Так, законодатель после истечения срока действия договора аренды может не возражать против дальнейшего пользования арендатором имущества. В этом случае договор считается возобновленным на неопределенный срок (п. 2 ст. 621 ГК). Молчание арендодателя рассматривается в законе как форма его согласия совершить сделку.

В отношении устных сделок в Гражданском кодексе сначала указано, что любая сделка, для которой законом не установлена письменная форма, может быть совершена устно (п. 1 ст. 159 ГК). Но в последующих статьях (ст. 161, 163, 164 и др. ГК) довольно широко определен круг сделок, которые должны совершаться в письменной форме. Поэтому в Гражданском кодексе в дополнение к общему правилу, о котором указано выше, особо выделены два случая, когда сделки могут совершаться устно.

В устной форме могут совершены сделки, исполняемые при самом их совершении (п. 2 ст. 150 ГК).

Сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (ст. 153 ГК).

Впервые в литературе научное определение сделки было сформулировано М.М Агарковым1 в 1946 г. В последствие был опубликован ряд работа (Генкин Д.М., Новицкий И.Б.)2, в которых понятие сделки получило дальнейшее развитие.

Сделки — осознанные, целенаправленные, волевые действия физических и юридических лиц, совершая которые они стремятся к достижению определенных правовых последствий. Это обнаруживается даже при совершении массовидных, обыденных действий. Например, предоставление денег взаймы влечет за собой возникновение улица, давшего взаймы (заимодавца), права требовать возврата займа, а у лица, взявшего взаймы (заемщика), — обязанности возвратить деньги или вещи, взятые взаймы.

По мнению Хейфец Ф.С. «… в сделке следует различать два элемента: волю (субъективный) и волеизъявление (объективный). Оба элемента совершенно необходимы и равнозначны. Только в их единстве заложена сущность сделки. Отсутствие любого из этих элементов означает отсутствие сделки»3.

По мнению Илларионовой Т.И., Гончало Б.М., Плетнева В.А.
4«… сделка есть юридический факт, на основании которого возникают, изменяются или прекращаются права и обязанности. Однако сделкой является не любой юридический факт, а только юридическое действие… сделка – это волевой акт, который предполагает наличие у лица определенного уровня сознания и воли, позволяющих ему отдавать отчет в своих действиях и руководить ими».

А.Г. Калпина, А.И. Масляева А.И. считают, что «сделка – действие, направленное на достижение правового результата. Направленность воли субъекта, совершающего сделку, отличает ее от юридического поступка»1.

Сущность сделки составляет волеизъявление субъекта, имеющее своей основой его волю. Воля — детерминированное и мотивированное желание лица достичь поставленной цели. Воля есть процесс психического регулирования поведения субъектов2. Содержание воли субъектов сделки формируется под влиянием социально-экономических факторов: лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность, заключают сделки, чтобы обеспечить сбыт товаров, оказание услуг с целью получения прибыли; граждане посредством совершения сделок удовлетворяют материальные и духовные потребности и т.п.

Волеизъявление — выражение воли лица вовне, благодаря которому она становится доступной восприятию других лиц. Волеизъявление — это суть самой сделки. Поэтому, по общему правилу, именно с волеизъявлением связываются юридические последствия, так как только волеизъявление как внешне выраженная (объективированная) воля может быть подвергнуто правовой оценке. Поэтому справедливо утверждается, что воля, не объективированная вовне, не имеет значения для права3.

В некоторых случаях для того, чтобы сделка породила правовые последствия, необходимо не только волеизъявление, но и действие по передаче имущества.

Например, для возникновения сделки дарения вещи, не сформулированной как обещание подарить вещь в будущем, необходимо помимо волеизъявления дарителя одарить и волеизъявления одаряемого принять дар также действие дарителя по передаче вещи одаряемому.

По мнению В.А. Белова: «… сделка – это такое действие, которое не просто направлено на достижение гражданско-правовых последствий, но и которое неизбежно порождает именно те самые последствия, на которые она направлено…»4.

Сделка — это волеизъявление, адресованное субъектом третьим лицам. Нельзя совершить сделку в отношении самого себя. К сделкам относимо лишь то волеизъявление субъекта, которое совершено с целью создания, изменения или прекращения прав и обязанностей субъекта во взаимоотношениях с третьими лицами.

Воля субъекта должна быть выражена (объективирована) каким-либо образом, чтобы быть ясной для окружающих. Способы выражения, закрепления или засвидетельствования воли субъектов, совершающих сделку, называются формами сделок. Воля может быть изъявлена:

– устно;

– письменно;

– совершением конклюдентных действий;

– молчанием (бездействием).

Признание формы сделки способом выражения (объективирования) воли субъекта делает извечным вопрос: чему следует придавать определяющее значение при определении действительных намерений и целей участников сделки — воле или волеизъявлению, сделанному в одной из вышеуказанных форм. Именно здесь возникает проблема толкования сделки. Данная проблема — из категории вечных проблем цивилистики. «Борьба между словом и волей стороны проходит через всю классическую юриспруденцию». Этот тезис был сформулирован И.С.Розенталем1 при освещении имевшего место в истории римского права наследственного процесса, известного как сайка Сипапа. Некто оставил завещание, в котором написал: «Если у меня родится сын и он умрет, не достигнув совершеннолетия, то я желаю, чтобы Курий был моим наследником». Случилось так, что сын вовсе не родился. Бывший верховный жрец Квинт Муций Сцевола доказывал, что по буквальному тексту завещания Курий в данном случае не имеет прав, а наследство должно перейти к наследникам по закону. Известный оратор Красе ссылался на волю завещателя, на смысл завещания и отстаивал права Курия. Курий выиграл процесс.

В российской цивилистике проблема приоритета воли или волеизъявления в сделке исследовалась достаточно глубоко, в результате чего были сформулированы три позиции. Согласно первой — при расхождении между волей и волеизъявлением при условии, что воля распознаваема и сделка вообще может быть признана состоявшейся, предпочтение должно быть отдано воле, а не волеизъявлению1. Согласно второй — в силу того, что сделка есть действие, то, как правило, юридические последствия связываются именно с волеизъявлением, благодаря чему и достигается устойчивость сделок и гражданского оборота в целом2. Согласно третьей — воля и волеизъявление одинаково важны, ибо закон ориентирует на единство воли и волеизъявления как обязательное условие действительности сделки3.

Действующее законодательство при решении вопросов о действительности или недействительности сделок в определенных случаях отдает приоритет действительной воле субъекта, а не его волеизъявлению. Наиболее ярко это видно при описании притворной сделки, то есть совершенной с целью прикрыть другую сделку (п. 2 ст. 170 ГК). Сама притворная сделка, в которой нашло воплощение волеизъявление лица, всегда ничтожна. Приоритет получает действительная воля лица, которая кроется в прикрываемой сделке. Поэтому закон говорит, что в этих случаях необходимо применять правила, относящиеся к прикрываемой сделке.

Вместе с тем можно констатировать, что в действующем гражданском законодательстве в качестве общего правила признается приоритет волеизъявления перед волей. В соответствии со ст. 431 ГК при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом. Если изложенные правила не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом во внимание принимаются все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон.

Как видно, предписываемые законом методы толкования договора в первую очередь нацелены на выяснение содержания волеизъявления сторон, и только при невозможности этого выяснению подлежит их действительная воля.

Наличие у всех сделок общих признаков не исключает их подразделения на виды:

а) односторонние, двусторонние и многосторонние;

б) возмездные и безвозмездные;

в) реальные и консенсуальные;

г) каузальные и абстрактные;

д) фидуциарные и не фидуциарные.

Сделки могут быть классифицированы и иным образом в зависимости от цели, которая ставится при проведении классификации. Так, по способу закрепления волеизъявления сторон сделки могут быть разделены на вербальные (устные) и литеральные (письменные). По особенностям юридического механизма действия сделок их можно разделить на сделки, совершенные под условием или без такового и т.д. По особому порядку совершения сделки, обусловленному целью предотвращения конфликтов между членами корпорации и ее исполнительными органами, пресечения злоупотреблений имущественными правами лицами, заинтересованными в совершении сделки, можно выделить крупные сделки и сделки, совершенные с заинтересованными лицами (см.: ст. 78—84 Закона РФ «Об акционерных обществах», ст. 45, 46 Закона РФ «Об общества с ограниченной ответственностью»).

Действительность сделки означает признание за ней качеств юридического факта, порождающего тот правовой результат, к которому стремились субъекты сделки.

Действительность сделки определяется законодательством посредством следующей системы условий:

а) законность содержания;

б) способность физических и юридических лиц, совершающих ее, к участию в сделке;

в) соответствие воли и волеизъявления;

г) соблюдение формы сделки.

Законность содержания сделки означает ее соответствие требованиям законодательства. Содержание сделки должно соответствовать требованиям Гражданского кодекса РФ, принятых в соответствии с ним федеральных законов, указам Президента РФ и других правовых актов, принятых в установленном порядке. В случаях коллизии между нормами, содержащимися в вышеперечисленных правовых актах, законность содержания сделок должна определяться с учетом иерархической подчиненности правовых актов, установленной ст. 3 ГК.

При решении вопроса о законности содержания сделки следует иметь в виду, что гражданское законодательство РФ прямо допускает аналогию права (ст. 6 ГК). Действия субъектов, признаваемые сделками по аналогии закона, порождают гражданско-правовые последствия потому, что их содержание не противоречит существу норм гражданского законодательства, регулирующих сходные отношения. Действия субъектов, признаваемые сделками по аналогии права, подлежат правовой защите потому, что их содержание соответствует общим началам и смыслу гражданского законодательства, требованиям добросовестности, разумности и справедливости. Следовательно, содержание действий субъектов, признаваемых сделками по аналогии закона или аналогии права, является законным, так как санкционировано общими нормами гражданского законодательства.

Поэтому в настоящее время неприменимо положение, согласно которому «противозаконность сделок может заключаться не только в нарушении той или иной конкретной нормы закона, но и в том, что под данную сделку нельзя подвести какое-либо законное основание»1.

Способность лиц, совершающих сделку, к участию в ней. Поскольку сделка — волевое действие, совершать ее могут только дееспособные граждане. Лица, обладающие частичной или ограниченной дееспособностью, вправе самостоятельно совершать только те сделки, которые разрешены законом. Юридические лица, обладающие общей правоспособностью, могут совершать любые сделки, не запрещенные законом. Юридические лица, обладающие специальной правоспособностью, могут совершать сделки, не запрещенные законом, за исключением противоречащих установленным законом целям их деятельности. Отдельные виды сделок могут совершаться юридическими лицами при наличии специального разрешения (лицензии). Например, для заключения договора подряда на капитальное строительство требуется наличие у подрядчика лицензии на строительные работы.

Волю юридического лица при совершении сделки выражает его орган. При этом по общему правилу правовые последствия возникают у юридического лица, если орган действовал в пределах правомочий, предоставленных ему в соответствии с законом, иными правовыми актами. Отдельные изъятия из этого правила предусмотрены законом, например, в нормах ст. 173, 174 ГК РФ.

Способность лица к участию в сделке нельзя сводить к вопросу о дееспособности или недееспособности физического лица либо к вопросу о характере правоспособности юридического лица. Она шире и заключается в легитимности (соответствующей закону способности) лица к совершению сделки. Поэтому способность лица к участию в сделке также означает наличие у лица права распоряжения имуществом, являющимся предметом сделки. Так, для совершения сделки залога вещи залогодатель должен владеть ею на праве собственности, а для совершения сделки субаренды лицо должно обладать правами арендатора. Если сделку совершает от имени государства государственный орган, то его способность к участию в сделке означает наличие необходимой для этого компетенции, установленной актами, определяющими статус этого органа.

<

Соответствие воли и волеизъявления участника сделки. Действительность сделки предполагает совпадение воли и волеизъявления. Несоответствие между действительными желаниями, намерениями лица и их выражением вовне может служить основанием признания сделки недействительной. При этом следует учитывать, что до обнаружения судом указанного несовпадения действует презумпция совпадения воли и волеизъявления.

При несоответствии между волей и волеизъявлением субъекта сделки его воля формируется свободно, но он совершает волеизъявление, несовпадающее с этой волей. Например, субъекты под видом договора купли-продажи совершают дарение вещи. Налицо притворная сделка. Действительная, свободно сформированная воля субъектов такой сделки направлена на безвозмездную передачу вещи, а волеизъявление, сформулированное ими, говорит о другом — возмездной передаче вещи.

Несоответствие между волей и волеизъявлением субъекта может быть как результатом ошибок или существенного заблуждения относительно предмета и условий сделки, так и умышленных действий, например, субъектов, совершающих притворные и мнимые сделки.

Случаи несоответствия между волей и волеизъявлением субъекта необходимо отличать от случаев упречности (дефектности) воли лица, совершающего сделку. Упречная (дефектная) воля субъекта формируется несвободно под влиянием обмана, насилия, угрозы, стечения тяжелых обстоятельств или искажается в результате злонамеренного соглашения представителя субъекта с другой стороной. Такая воля может совпадать с волеизъявлением, но она формируется несвободно или искажается представителем. Упречная (дефектная) воля не отражает действительные желания и устремления субъекта. Поэтому упречность (дефектность) воли лица, совершающего сделку, также является основанием для признания сделки недействительной.

 

 

 

 

 

 

 

 

2. Понятие и правовые основы конкуренции. Недобросовестная конкуренция

 

Основным нормативным актом, регулирующим конкурентную среду в Российской Федерации Закон «О защите конкуренции» от 26 июля 2006 г., который дает следующее определение конкуренции в п. 7 ч. 4 ст. 1: конкуренция — соперничество хозяйствующих субъектов, при котором самостоятельными действиями каждого из них исключается или ограничивается возможность каждого из них в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товаров на соответствующем товарном рынке.

В ст. 1 ФЗ «О защите конкуренции» определено, что недобросовестная конкуренция — любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам — конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации.

Закон «О защите конкуренции» от 26 июля 2006 г. дает следующее определение конкуренции в п. 7 ч. 4: конкуренция — соперничество хозяйствующих субъектов, при котором самостоятельными действиями каждого из них исключается или ограничивается возможность каждого из них в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товаров на соответствующем товарном рынке.

В этой же статье определено, что недобросовестная конкуренция — любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности, противоречат законодательству Российской Федерации, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам — конкурентам либо нанесли или могут нанести вред их деловой репутации.

При этом законодатель так определяет монополистическую деятельность — злоупотребление хозяйствующим субъектом, группой лиц своим доминирующим положением, соглашения или согласованные действия, запрещенные антимонопольным законодательством, а также иные действия (бездействие), признанные в соответствии с федеральными законами монополистической деятельностью, а систематическое осуществление монополистической деятельности — осуществление хозяйствующим субъектом монополистической деятельности, выявленное в установленном настоящим Федеральным законом порядке более двух раз в течение трех лет.

Раскрывая глубинную сущность монополистической деятельности, законодатель указывает на ее основные признаки:

1) злоупотребление хозяйствующим субъектом доминирующим положением на рынке. Доминирующим признается положение хозяйствующего субъекта в том случае, если доля его товара на рынке составляет 65 % и более, за исключением тех случаев, когда хозяйствующий субъект докажет, что его положением на рынке не является доминирующим. В то же время не признается доминирующим положение хозяйствующего субъекта, если его доля на рынке определенного товара не превышает 35 %.

Закон о конкуренции запрещает хозяйствующим субъектам, занимающим доминирующее положение, такие действия (бездействие), которые могут иметь своим результатом недопущение, ограничение или устранение конкуренции. К числу таких действий (бездействия) Закон, в частности, относит: изъятие товаров из обращения с целью создания или поддержания дефицита на рынке с последующим повышением цен; навязывание контрагенту условий договора, не выгодных для него или не относящихся к предмету договора; создание условий доступа на товарный рынок, которые ставят в неравное положение одних хозяйствующих субъектов по сравнению с другими (дискриминация); создание входных (выходных) барьеров на рынок и с рынка; установление и поддержание монопольно высоких (низких) цен и др.

В то же время Закон предусматривает действия (бездействие) хозяйствующего субъекта, которые в исключительных случаях могут быть признаны правомерными, если хозяйствующий субъект докажет, что положительный эффект от его действий превысит негативные последствия для рассматриваемого товарного рынка;

2) соглашения или согласованные действия хозяйствующих субъектов, ограничивающие конкуренцию. Законом запрещается заключение договоров или осуществление согласованных действий хозяйствующими субъектами, действующими на рынке одного товара либо взаимозаменяемых товаров (субститутов), которые приводят или могут привести к поддержанию цен (тарифов), скидок, надбавок, наценок; повышению, снижению или поддержанию цен на аукционах и торгах, разделу рынка по территориальному принципу, по объему продаж или закупок, по ассортименту реализуемых товаров; ограничению доступа на рынок или устранению с него других хозяйствующих субъектов в качестве продавцов определенных товаров или их покупателей, отказу от заключения договоров с определенными продавцами и покупателями.

Однако, если совокупная доля хозяйствующих субъектов на рынке определенного товара не превышает 35 %, то вышеуказанные положения к ним не применяются.

В качестве монополистической может быть признана также любая координация предпринимательской деятельности коммерческих организаций, если она имеет или может иметь своим результатом ограничение конкуренции.

3) акты и действия федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, если они направлены на отграничение конкуренции. Органам власти всех уровней запрещается принимать акты или совершать действия, которые ограничивают самостоятельность хозяйствующих субъектов, создают дискриминационные условия деятельности отдельных хозяйствующих субъектов, если такие акты или действия имеют либо могут иметь своим результатом недопущение, ограничение, устранение конкуренции и ущемление интересов хозяйствующих субъектов.

4) соглашения или согласованные действия федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, если они направлены на ограничение конкуренции.

Поэтому Законом о конкуренции запрещается заключение в любой форме соглашений при осуществлении согласованных действий федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, в результате которых имеются или могут иметь недопущение, ограничение, устранение конкуренции и ущемление интересов хозяйствующих субъектов (ст. 8 Закона о конкуренции).

Условием свободы конкуренции является ст. 8 Конституции РФ, дающая правовые гарантии единства экономического пространства, свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств, поддержки конкуренции и свободы экономической деятельности. Беспрепятственное осуществление предпринимательской деятельности и запрещение экономической деятельности, направленной на монополизацию и недобросовестную конкуренцию, закреплено в ст. 34 Конституции РФ, а ст. 74 этой же Конституции запрещает установление таможенных границ и сборов, а также иных препятствий, затрудняющих свободное перемещение товаров и услуг.

В систему нормативно-правовых актов, регулирующих конкуренцию и монополистическую деятельность на рынке товаров и услуг, входят отдельные нормы ГК РФ. Так, п. 1 ст. 10 ГК РФ не допускает использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребления доминирующим положением на рынке, а п. 1 ст. 1033 ГК РФ по договору коммерческой концессии предусматривает возможность обязать пользователя не конкурировать с правообладателем на территории, на которую распространяется действие договора. Если же будет установлено, что эти ограничительные условия противоречат антимонопольному законодательству, то по требованию антимонопольного органа они могут быть признаны недействительными.

Определение недобросовестной конкуренции содержится в ст. 4 Закона о конкуренции и означает любые направленные на приобретение преимуществ в предпринимательской деятельности действия хозяйствующих субъектов, которые противоречат положениям действующего законодательства, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и могут причинить (или причинили) убытки другим хозяйствующим субъектам-конкурентам либо нанести ущерб их деловой репутации.

Известный русский юрист Г.К. Гинс под недобросовестной конкуренцией понимал «пользование принадлежащим каждому правом соревнования, которое сопровождается способами, морально недопустимыми, понижающими деловую порядочность купцов в отношении друг к другу и подрывающими доверие к купцам со стороны потребителей».

Конкретные формы проявления недобросовестной конкуренции содержатся в ст. 14 Закона о конкуренции.

Первая форма — распространение ложных, неточных или искаженных сведений, способных причинить убытки другому хозяйствующему субъекту или нанести ущерб его деловой репутации.

Вторая форма недобросовестной конкуренции — введение потребителей в заблуждение относительно характера, способа и места изготовления, потребительских свойств, качеств товара.

Третья форма — некорректное сравнение хозяйствующим субъектом производимых или реализуемых им товаров с товарами других хозяйствующих субъектов, в основе которого лежат ненавязчивые, но искаженные представления о качестве товара, его потребительских свойствах, т.е. преувеличение его действительных достоинств.

Четвертая форма, обозначенная в Законе, — продажа товаров с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполнения работ, услуг.

Пятая форма — получение, использование, разглашение научно-технической производственной или торговой информации, в том числе коммерческой тайны, без согласия ее владельца.

Перечень запрещенных форм недобросовестной конкуренции, установленных в Законе о конкуренции, не является исчерпывающим. В частности, к формам недобросовестной конкуренции относится также ненадлежащая реклама, т.е. недобросовестная, недостоверная, неэтичная, заведомо ложная и иная реклама, в которой допущены нарушения требований к ее содержанию, времени, месту и способу распространения, установленных законодательством Российской Федерации.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3. Понятие договора коммерческой концессии. Обязанности сторон. Изменение и прекращение договора

 

По договору коммерческой концессии одна сторона (правообладатель) обязуется предоставить другой стороне (пользователю) за вознаграждение на срок или без указания срока право использовать в предпринимательской деятельности пользователя комплекс исключительных прав, принадлежащих правообладателю (п. 1 ст. 1027 ГК).

По своей юридической природе данный договор является консенсуальным, возмездным, двусторонним.

Необходимо подчеркнуть, что данный договор может использоваться исключительно в сфере предпринимательской деятельности, в связи с чем его сторонами могут быть лишь коммерческие организации и индивидуальные предприниматели (п. 3 ст. 1027 ГК). Это — один из немногих сугубо предпринимательских договоров. Поэтому к отношениям между его участниками применимы специальные правила ГК об обязательствах при осуществлении предпринимательской деятельности.

Предмет договора коммерческой концессии составляет, во-первых, комплекс исключительных прав, закрепленных за правообладателем и индивидуализирующих либо его (право на фирменное наименование или коммерческое обозначение), либо также производимые им товары, выполняемые работы или оказываемые услуги (право на товарный знак или знак обслуживания). Договором может быть предусмотрено предоставление пользователю прав на использование других объектов «интеллектуальной собственности» — изобретений, промышленных образцов, программ для ЭВМ и т. д. Во-вторых, предметом договора является возможность использования принадлежащей правообладателю и охраняемой им коммерческой информации (ноу-хау), не подлежащей какой-либо специальной государственной регистрации (ст. 139 ГК), а также его деловой репутации и коммерческого опыта, в том числе в виде различной документации по организации и ведению предпринимательской деятельности. Коммерческое обозначение представляет собой незарегистрированное, но общеизвестное наименование предпринимателя или результатов его деятельности, охраняемое без специальной регистрации именно в силу его общеизвестности (ст. 6-bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности), например «Мерседес» или «Кока-кола».

В-третьих, франчайзинг предполагает постоянное техническое и консультационное содействие пользователю со стороны правообладателя с целью обеспечения необходимого качества производимых им по договору (т. е. под маской правообладателя) товаров, выполняемых работ или оказываемых услуг. Российский закон, однако, не считает это условие обязательным, ставя его в зависимость от усмотрения сторон (п. 2 ст. 1031 ГК). Обязательной составной частью предмета концессионного договора в соответствии с п. 1 ст. 1031 ГК является инструктаж пользователя и его работников по всем вопросам, связанным с осуществлением переданных ему правообладателем прав.

Таким образом, в концессионном договоре можно обнаружить элементы лицензионного договора (разрешение на использование объектов исключительных прав), договора об оказании возмездных услуг (консультативное и техническое содействие), договора простого товарищества (сотрудничество при исполнении договора для достижения общих предпринимательских целей) и даже договора купли-продажи (приобретение необходимой технической и деловой документации). Вместе с тем такой договор не содержит элементов представительства, комиссии или агентского договора, так как пользователь всегда действует не только от своего имени и за свой счет, но и в своих интересах, осуществляя самостоятельную предпринимательскую деятельность.

Однако договор коммерческой концессии (франчайзинга) не относится к числу смешанных (комплексных) договоров в смысле п. 3 ст. 421 ГК. Не является он и разновидностью известных гражданскому праву договоров, на базе которых он развивался. В соответствии с ГК договор коммерческой концессии представляет собой вполне самостоятельный вид гражданско-правового договора (что исключает субсидиарное применение к регулируемым им отношениям каких-либо правил о перечисленных договорах).

Концессионный договор должен быть заключен в письменной форме под страхом ничтожности (п. 1 ст. 1028 ГК). Кроме того, он подлежит государственной регистрации в органе, осуществившем регистрацию правообладателя (как юридического лица или в качестве индивидуального предпринимателя). Если же правообладатель зарегистрирован в иностранном государстве, то концессионный договор, предполагаемый к исполнению в России, необходимо зарегистрировать в органе, осуществившем регистрацию пользователя (регистрация договора в органе, осуществившем регистрацию правообладателя, в этом случае не требуется). Необходимость такой регистрации вызывается использованием зарегистрированными ранее средствами индивидуализации предпринимателей или производимых ими товаров и услуг, что затрагивает интересы других участников имущественного оборота, прежде всего потребителей.

При отсутствии такой регистрации заключенный в письменной форме концессионный договор не приобретает силы в отношениях с третьими лицами (абз. 3 п. 2 ст. 1028 ГК), но связывает заключивших его участников (ср. п. 3 ст. 433 ГК).

Концессионный договор как предпринимательский всегда является возмездным. При этом он должен содержать конкретные условия определения и выплаты вознаграждения правообладателю. Закон допускает различные формы такого вознаграждения; разовые (паушальные) или периодические (роялти) платежи, отчисления (проценты) от выручки на оптовую цену товаров и т. п. (ст. 1030 ГК). Возможно и сочетание этих способов, обычно состоящее в единовременной выплате после заключения договора и в периодических выплатах оговоренной части прибыли (отчислений от выручки). Вместе с тем вознаграждение в рассматриваемом договоре не может устанавливаться в соответствии с общим правилом п. 3 ст. 424 ГК, а является его существенным условием, которое стороны обязаны согласовать.

Существенными условиями концессионного договора являются императивно сформулированные законом обязанности правообладателя (п. 1 ст. 1031 ГК). К ним относятся:

– обязанность передать пользователю документацию и иную информацию, необходимую для осуществления предоставленных ему прав;

– обязанность проинструктировать пользователя и его работников по вопросам, связанным с осуществлением этих прав;

– обязанность обеспечить оформление необходимых лицензий (т. е. регистрацию договора в патентном ведомстве) и передачу их пользователю.

На правообладателя возлагаются и другие обязанности, если, однако, иное прямо не предусмотрено соглашением сторон (п. 2 ст. 1031 ГК). В их число включены:

– обязанность обеспечить регистрацию договора (в органе, осуществляющем регистрацию юридических лиц);

– обязанность оказывать постоянное техническое и консультативное содействие пользователю;

– обязанность контролировать качество товаров и услуг, производимых или оказываемых пользователем на основании договора.

Перечисленные обязанности сформулированы диспозитивным правилом закона и не относятся к числу существенных условий договора. Они, следовательно, могут и отсутствовать в конкретном договоре, а регистрация договора (например, с иностранным правообладателем) может даже стать обязанностью пользователя. Исключение составляет обязанность контроля правообладателя за качеством товаров пользователя в случае передачи ему права использования товарного знака, которая в соответствии с ч. 2 ст. 26 Закона о товарных знаках всегда составляет существенное условие соответствующего договора.

Императивно сформулированные законом обязанности пользователя также являются существенными условиями концессионного договора. В соответствии со ст. 1032 ГК к ним относятся:

– обязанность использования фирменного наименования и коммерческого обозначения правообладателя лишь строго определенным в договоре способом;

– обязанность неразглашения конфиденциальной коммерческой информации, полученной от правообладателя;

– обязанность обеспечить соответствие качества производимых товаров или оказываемых услуг качеству аналогичных товаров или услуг, производимых или оказываемых правообладателем;

– обязанность соблюдать инструкции и указания правообладателя, направленные на обеспечение такого соответствия;

–обязанность оказания потребителям дополнительных услуг, которые предоставляет своим потребителям правообладатель;

– обязанность информировать потребителей очевидным для них способом об использовании средств индивидуализации правообладателя в силу концессионного договора.

Кроме того, пользователь обязан уплачивать правообладателю обусловленное договором вознаграждение. По соглашению сторон на пользователя могут быть возложены и иные обязанности. Концессионный договор может предусматривать определенный срок использования полученных от правообладателя прав либо заключаться без указания срока. Следовательно, срок не относится к числу его существенных условий.

Концессионный договор может быть изменен сторонами в течение срока его действия по общим правилам об изменении гражданско-правовых договоров. Однако любые изменения этого договора подлежат обязательной государственной регистрации в том же порядке, что и его заключение. Лишь с момента такой регистрации соответствующие изменения приобретают силу для третьих лиц, в том числе для потребителей (контрагентов) пользователя (если, конечно, указанные лица ранее не знали и не должны были знать о таких изменениях).

При изменении или замене правообладателем своего фирменного наименования или коммерческого обозначения, используемых пользователем по концессионному договору (например, в случаях преобразования, изменения основного профиля деятельности и т. д.), договор сохраняет силу в отношении нового наименования (обозначения), но лишь при условии согласия на это пользователя (который в соответствии со ст. 1039 ГК вправе в этом случае потребовать расторжения договора и возмещения причиненных ему убытков). При этом договор должен быть соответствующим образом изменен и перерегистрирован (как и право пользования новым фирменным наименованием или обозначением) за счет правообладателя. Пользователь, кроме того, вправе требовать соразмерного уменьшения вознаграждения, причитающегося правообладателю, поскольку новое наименование последнего обычно не пользуется такой же коммерческой репутацией, как и прежнее.

Концессионный договор, заключенный без указания срока его действия, прекращается по заявлению одной из сторон при условии уведомления об этом контрагента не менее чем за шесть месяцев (договором может предусматриваться и более продолжительный срок). Концессионный договор, заключенный на срок, прекращается по общим основаниям прекращения договорных обязательств. При этом досрочное прекращение такого договора, как и расторжение договора, заключенного без указания срока, подлежит обязательной государственной регистрации.

Кроме того, договор коммерческой концессии прекращается:

– при прекращении принадлежащих правообладателю прав на фирменное наименование или коммерческое обозначение без замены их новыми аналогичными правами (в том числе в случаях ликвидации или реорганизации юридического лица либо неиспользования коммерческого обозначения в течение длительного срока) (п. 3 ст. 1037 ГК);

– при изменении правообладателем своего фирменного наименования или коммерческого обозначения и отсутствии согласия пользователя на, продолжение действия договора в измененном виде (ст. 1039 ГК);

– при объявлении одного из участников договора банкротом (поскольку при этом такой участник лишается статуса предпринимателя) (п. 4 ст. 1037 ГК);

– в случае смерти правообладателя — физического лица при отказе его наследников от наследства или неполучении ими регистрации в качестве предпринимателя в течение срока для принятия наследства (абз. 1 п. 2 ст. 1038 ГК).

Добросовестный пользователь вправе добиваться заключения договора франчайзинга на новый срок на тех же условиях (п. 1 ст. 1035 ГК). Это правило защищает интересы пользователя как более слабой стороны договора, оказывающейся после его расторжения в весьма невыгодном положении: ему необходимо продолжать предпринимательскую деятельность, не имея более возможности пользоваться фирмой и коммерческим опытом правообладателя. Между тем место пользователя в коммерческой системе правообладателя сможет занять новый предприниматель, который получит необоснованные выгоды от созданного прежним пользователем положения, не говоря уже о том, что, по существу, за счет последнего и сам правообладатель расширил сферу свой деятельности. Кроме того, возобновление договора франчайзинга может служить интересам потребителей на устоявшемся рынке товаров или услуг.

С другой стороны, такое право пользователя не может быть безусловным, ибо это вредило бы законным интересам правообладателя, который, например, может утратить интерес к рынку, где работал пользователь. Поэтому возможность понуждения правообладателя к возобновлению договорных отношений с пользователем ограничивается законом. Разумеется, правообладатель может отказать в возобновлении договора пользователю, ненадлежащим образом исполнявшему свои обязанности по ранее действовавшему договору (п. 1 ст. 1035 ГК). Добросовестному пользователю правообладатель может отказать в заключении договора и без объяснения причин, если в течение трех лет он не будет заключать аналогичные договоры с другими пользователями (или соглашаться на заключение аналогичных договоров субконцессии) на территории, где действовал прежний договор (п. 2 ст. 1035 ГК).

В ином случае правообладатель обязан либо заключить такой договор с прежним пользователем (причем на не менее благоприятных для пользователя условиях, чем содержал прекратившийся договор), либо возместить ему все убытки, включая упущенную выгоду.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Задача

 

При регистрации производственного кооператива ему было высказано замечание о необходимости изменить в учредительных документах вид деятельности, которым он собирается заниматься, так как станций техобслуживания транспортных средств в городе уже достаточно и деятельность создаваемого кооператива будет нецелесообразна. Обосновано ли замечание? По каким причинам могут отказать в регистрации юридического лица?

 

Ответ

 

Данное замечание является неправомерным, так как в соответствии с ч. 1 статьей 15 Закона «О защите конкуренции» устанавливается запрет на ограничивающие конкуренцию акты и действия (бездействие) федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, иных осуществляющих функции указанных органов или организаций, а также государственных внебюджетных фондов, Центрального банка Российской Федерации в части: 1) введение ограничений в отношении создания хозяйствующих субъектов в какой-либо сфере деятельности, а также установление запретов или введение ограничений в отношении осуществления отдельных видов деятельности или производства определенных видов товаров;

2) необоснованное препятствование осуществлению деятельности хозяйствующими субъектами, в том числе путем установления не предусмотренных законодательством Российской Федерации требований к товарам или к хозяйствующим субъектам;

3) установление запретов или введение ограничений в отношении свободного перемещения товаров в Российской Федерации, иных ограничений прав хозяйствующих субъектов на продажу, покупку, иное приобретение, обмен товаров;

4) дача хозяйствующим субъектам указаний о первоочередных поставках товаров для определенной категории покупателей (заказчиков) или о заключении в приоритетном порядке договоров;

5) установление для приобретателей товаров ограничений выбора хозяйствующих субъектов, которые предоставляют такие товары;

6) предоставление хозяйствующему субъекту доступа к информации в приоритетном порядке;

В соответствии с ч. 1 ст. 51 ГК РФ отказа регистрации возможен только в установленных законом случаях. Согласно ст. 23 ФЗ от 8 августа 2001 года N 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц» отказ в государственной регистрации допускается в случае:

а) непредставления определенных настоящим Федеральным законом необходимых для государственной регистрации документов;

б) представления документов в ненадлежащий регистрирующий орган;

в) предусмотренном пунктом 2 статьи 20 или пунктом 4 статьи 22.1 данного федерального закона;

г) несоблюдения нотариальной формы представляемых документов в случаях, если такая форма обязательна в соответствии с федеральными законами;

д) подписания неуполномоченным лицом заявления о государственной регистрации или заявления о внесении изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в едином государственном реестре юридических лиц;

е) выхода участников общества с ограниченной ответственностью из общества, в результате которого в обществе не остается ни одного участника, а также выхода единственного участника общества с ограниченной ответственностью из общества.

Список использованной литературы

 

  1. Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 г. // Российская Газета. – 25 декабря 1993г.
  2. Гражданский Кодекс РФ. Ч. 1 от 30 ноября 1994 г.// СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.
  3. Гражданский кодекс РФ. Ч. 2 от 26 января 1996 г.// СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410.
  4. О защите конкуренции: ФЗ № 135-ФЗ от 26 июля 2006 г. (в ред. Федеральных законов от 01.12.2007 №318-ФЗ, от 29.04.2008 № 58-ФЗ, от 30.06.2008 № 108-ФЗ, от 08.11.2008 № 195-ФЗ, от 17.07.2009 № 164-ФЗ, от 17.07.2009 № 173-ФЗ, с изм., внесенными Федеральным законом от 18.07.2009 № 181-ФЗ)// Российская газета августа 2006 г.
  5. О государственной регистрации юридических лиц: ФЗ от 8 августа 2001 года № 129-ФЗ (в ред. Федеральных законов от 23.06.2003 № 76-ФЗ, от 08.12.2003 № 169-ФЗ, от 23.12.2003 № 185-ФЗ, от 02.11.2004 № 127-ФЗ, от 02.07.2005 N 83-ФЗ, от 05.02.2007 № 13-ФЗ, от 19.07.2007 № 140-ФЗ, от 01.12.2007 № 318-ФЗ, от 30.04.2008 № 55-ФЗ, от 23.07.2008 № 160-ФЗ, от 30.12.2008 № 311-ФЗ, от 30.12.2008 № 312-ФЗ, от 30.12.2008 № 315-ФЗ, от 19.07.2009 № 205-ФЗ, с изм., внесенными Федеральным законом от 27.10.2008 № 175-ФЗ) // СЗ РФ.2001. №33(часть 1). Ст. 3431.
  6. Агарков М.М. Понятие сделки по советскому гражданскому праву //Советское государство и право. 1946. № 3– 4.
  7. Белова А.В. Гражданское право. Общая и Особенная части: учебник. М., 2008.
  8. Генкин Д.М. Недействительность сделок, совершенных с целью, противной закону // Ученые записки ВИЮН. Вып. 5. 1947;
  9. Гражданское право / Под общ. ред. Т.И. Илларионовой, Б.М. Гончало Б.М., Плетнева В.А.. М., 2007.
  10. Гражданское право: учебник / Под ред. А.Г. Калпина, А.И. Маслякова. М., 2005.
  11. Гражданское право: Учебник /Под ред. Суханова Е.А. В 2-х тт.- Т.1. М., 2006.
  12. Гражданское право. Т. 1. 2-е изд. / Отв. ред. Е. А. Суханов. М., 2008.
  13. Гражданское право / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2007.
  14. Ойгензихт В.А. Воля и волеизъявление (Очерки теории, философии и психологии права). Душанбе. 1983.
  15. Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. М, 1954.
  16. Римское частное право: Учебник / Под ред. И.Б. Новицкого и проф. И.С. Перетерского. М. 1996.
  17. Хейфец Ф.С. Недействительность сделок по российскому гражданскому праву». М., 2000.
<

Комментирование закрыто.

WordPress: 22.67MB | MySQL:118 | 1,649sec