Понятие, сущность и содержание имущественных отношений, регулируемых российским гражданским правом

<

021814 1730 1 Понятие, сущность и содержание имущественных отношений, регулируемых российским гражданским правом

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ, СУЩНОСТЬ И СОДЕРЖАНИЕ ИМУЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ, РЕГУЛИРУЕМЫХ РОССИЙСКИМ ГРАЖДАНСКИМ ПРАВОМ

.1. Понятие имущества в гражданском праве

Статья 128 ГК РФ1 в числе объектов гражданских прав указывает и имущественные права. С учетом замечаний, которые нами уже были сделаны относительно наименования данной статьи, об имущественных правах можно говорить лишь в смысле объектов гражданских правоотношений.

Словосочетание «имущественное право» с точки зрения законодательства является вполне устоявшимся и довольно широко употребляемым. Так, в Гражданском кодексе РФ оно встречается 14 раз в первой части и 7 во второй. Однако законодатель не дает определения данного понятия. Нет такого определения и в иных нормативных актах. Несмотря на кажущуюся ясность и понятность данного термина, он, тем не менее, требует пояснения.

Ключевым в словосочетании «имущественное право» является понятие «имущество». Данный термин также относится к числу чрезвычайно широко используемых законодателем. Однако собственно определения имущества Кодекс не дает. Единственным указанием на содержание данного термина является ст. 128 ГК РФ, в соответствии с которой «к объектам гражданских прав относятся вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права…»2.

Для того, чтобы понять, что же есть имущество, попробуем проанализировать текст закона с использованием метода систематического толкования. Прежде всего, следует заметить, что значение термина «имущество» не является постоянным, а именно: в различных конкретных случаях Кодекс понимает под имуществом различный круг явлений. В целом, можно выделить следующие его значения:

– имущество как вещь или совокупность вещей;

– имущество как совокупность вещей и прав;

– имущество как совокупность прав лица;

– Имущество как совокупность прав и обязанностей лица.

Подавляющее большинство норм действующего Гражданского кодекса, содержащих упоминание об имуществе, содержится в разделе II, который озаглавлен «Право собственности и другие вещные права». Так, например, часть 1 ст. 209 ГК РФ «Содержание права собственности» гласит: «Собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом». Отсюда можно сделать вывод: имущество — это нечто, что может находиться в чьей-либо собственности. Согласно традиционной точке зрения право собственности может существовать лишь в отношении вещей. «Традиционная концепция «вещественной» собственности исходит из того, что в основе механизма имущественных отношений лежит право собственности на материальные объекты, вещи, и само понятие имущества приравнивается как адекватное к понятию вещи».

При этом ГК РФ определения вещи не содержит, но в теории традиционно под вещью понимается предмет внешнего (материального) мира, находящийся в естественном состоянии в природе или созданный трудом человека. Вещи занимают в составе имущества центральное место, во-первых, потому, что исторически имущество – это, прежде всего, а поначалу и исключительно, вещи3, во-вторых, вещи представляют собой «наиболее простой, естественный и всем понятный вид имущества, способный удовлетворять потребностям человека непосредственно из самого факта обладания ими»4.

Между тем, нельзя не отметить очевидную непоследовательность законодателя, которая выражается в чрезвычайно широком использовании термина «имущество» наравне с тем, что термин этот в различных случаях носит совершенно различное значение. Указанная позиция вполне приемлема с точки зрения принципа «бритвы Оккама», однако для целей правоприменения вряд ли может быть признана удовлетворительной. Наибольшие возражения вызывает использование термина имущество в различных значениях даже в одной статье. Так, если в части 1 статьи 66
ГК РФ термин имущество должен быть понимаем как вещь, то его значение в части 6 той же статьи только вещами не исчерпывается, а включает в себя также и имущественные права. Причем этот случай не является единичным.

Так, например в п. 3 ст. 63 ГК РФ под имуществом ликвидируемого юридического лица, продаваемым с публичных торгов, понимаются и вещи, и права. В то же время, в п. 7 указывается, что «оставшееся после удовлетворения требований кредиторов имущество юридического лица передается его учредителям (участникам), имеющим вещные права на это имущество или обязательственные права в отношении этого юридического лица». Учитывая, что вещное право может касаться только вещи, термин «имущество» здесь равносилен термину «вещь». Таким образом, вплотную подошли к следующему значению термина имущество, как включающего помимо вещей и права.1

Для имущественного права более характерно для обязательственных правоотношений, в то время как применительно к вещным правоотношениям данный термин по своему содержанию фактически тождествен категории «вещь». Так, в ст. 307 ГК РФ «Понятие обязательства и основания его возникновения» отражена одна из возможных обязанностей должника по обязательству – передать имущество. С учетом норм части первой Кодекса об уступке права требования и положений части второй ГК РФ о договорах купли-продажи, мены, дарения, факторинга, имущество в данном случае не ограничивается вещами, а включает и имущественные права.

Таким образом, одним из критериев, позволяющих выяснить значение термина «имущество» в каждом конкретном случае, является характер отношений, регулируемых соответствующей нормой. Например, в статьях Кодекса о праве собственности, иных вещных правах по большей своей части термин «имущество» равнозначен понятию вещи. Обозначенное значение имущества как совокупности вещей и имущественных прав, принадлежащих определенному лицу, вполне соответствует законодательству (ст. 128 ГК РФ), но, с точки зрения систематического понимания данного термина, вряд ли может быть признано в достаточной степени пригодным, поскольку объединяет совершенно разные категории.

 

1.2. Имущественные отношения как предмет гражданского права

 

Поскольку имущественные права определенного лица составляют его имущество, то, определяя признаки имущества, можно соответственно выявить признаки имущественных прав, и наоборот.

Первым и наиболее явным признаком имущества, а, следовательно, и имущественного права, является его способность принадлежать определенному лицу. Собственно, без этой принадлежности имущества как такого вообще не существует, ведь права без их субъекта представить себе достаточно сложно, да и вряд ли нужно. Хотя отдельные авторы указывают на то, что вопрос этот не так однозначен, придерживаемся мнения о том, что бессубъектных прав не существует. Трудно представить никому не принадлежащую возможность действовать определенным образом (исходя из наиболее общего определения субъективного права).

Указанная принадлежность имущества является его определяющим, неотъемлемым признаком и присуща имуществу уже в силу его природы. Причем она, как мы видели, не требует оформления с помощью субъективного права, например права собственности, поскольку сама является совокупностью прав. В то же время, отдельные права в составе имущества — вещные — оформляют принадлежность вещей определенному лицу, то есть выступают в виде связующего звена между вещью и субъектом, тогда как другие права — обязательственные — никакую принадлежность не оформляют, поскольку действие одного лица никак не может принадлежать другому. Такое различие связано, в том числе и в первую очередь с тем, что одна и та же вещь может принадлежать различным субъектам: например, собственнику и арендатору.

Поэтому важным становится установление правовой связи каждого из субъектов с данной вещью, то есть «отдельное лицо всегда имеет права в отношении отдельных предметов, относящихся к имуществу»1, в то время как каждое отдельное обязательственное право по самой своей природе может принадлежать только одному, определенному субъекту (пожалуй, единственное исключение — солидарные обязательственные права).

Следующим признаком имущественных прав является их способность служить средством реализации имущественного интереса.
Несомненно, что характер имущественного интереса, как «нуждаемости» в некоем благе2, оказывает непосредственное влияние на характер соответствующего права. Так, если интерес состоит прежде всего в сохранении соответствующего имущественного состояния, то он обеспечивается с помощью прав вещных, если же имеется интерес в получении некоего блага, то он опосредуется, как правило, обязательственными правами. Применительно к вещным правам связь между ними и соответствующим интересом достаточно явна и не требует доказательства. В отношении прав обязательственных можно сослаться на мнение A.M. Гуляева, который писал: «Так как обязательство есть право имущественное, то и действие, являющееся предметом обязательства должно отличаться имущественным интересом»3. Сходной позиции придерживается и К.И. Скловский: «Обязательственное же право направлено на конкретное лицо, это право требования, право на исполнение, право на удовлетворение имущественного интереса»4.

Дальнейшие признаки имущественных прав можно выявить на основе противопоставления прав имущественных и личных неимущественных, поскольку с позиций логики они являются понятиями взаимоисключающими. Указанное напрямую следует из ст. 2 ГК РФ, определяющей состав отношений, регулируемых гражданским правом. И несмотря на непрекращающуюся дискуссию о том, регулирует ли гражданское право личные неимущественные права, или только охраняет, их, само их включение в круг отношений, подпадающих под действие гражданского права бесспорно.

Итак, неимущественные права согласно преобладающей точке зрения имеют строго личный характер, принадлежат лицу от рождения или в силу закона, являются неотчуждаемыми и непередаваемы другим лицам иным способом, кроме случаев, предусмотренных законом, а также относятся к числу исключительных и носят абсолютный характер. При этом, отнесение неимущественных прав к группе прав исключительных является неоднозначным и имеет как своих сторонников, так и противников.

Кроме того, в качестве признаков неимущественного права указывается, что это право «не подлежащее точной денежной оценке, тесно связанное с личностью управо-моченного, направленное на выявление и развитие его индивидуальности и имеющее специфические основания возникновения и прекращения».1

На основе противопоставления указанных признаков выделим следующий признак имущества — это возможность его отчуждения, то есть отрыва от личности носителя. На этот признак прямо указывает п. 1 ст. 129 ГК РФ. В современном праве, в отличие от права римского, личность кредитора и должника в большинстве случаев носит второстепенный характер: права и обязанности могут передаваться. В этом смысле современное право требования и долг являются в большей ступени отношениями между двумя имуществами, чем между двумя лицами; кредитор и должник являются только юридическими представителями своих имуществ2.

Таким образом, имущественные права по преобладающему своему большинству — права, не имеющие личного характера. И как указывал К. Кавелин «такие действия (имеются в виду обязательства) в значительной мере теряют свой субъективный характер и приближаются к объективным ценностям»3.

На наш взгляд, возможность отчуждения имущественного права составляет элемент этого самого права и выступает в виде принадлежащего субъекту права правомочия, входящего в состав самого права. Так, С.С.Алексеев отмечал, что обязательственное право «включает возможность распоряжения эти правом»1.

Следует учитывать, что признак отчуждаемости в полной мере проявляет себя применительно к отдельным составляющим имущества. Само имущество, как вся совокупность имущественных прав, принадлежащих лицу, практически не может проявлять себя как объект гражданского оборота. «Имущество образует единство, которое основано на том, что все права, входящие в его состав, принадлежат одному и тому же субъекту права»2. Так, даже если представить ситуацию, связанную с отчуждением всего имущества, то видим, что это в большинстве случаев невозможно: при возмездном отчуждении субъект приобретает право требовать удовлетворения взамен отчуждаемого имущества, а это право, в свою очередь, само является имуществом, безвозмездное же отчуждение всего имущества по нашему законодательству прямо запрещается (п.2. ч.2. ст. 572 ГК РФ). Практически единственным возможным случаем, когда имущество в целом переходит к другому лицу, является переход имущества в порядке наследования, но и здесь к наследнику переходят не все права, входившие в состав имущества наследодателя. Так, имущественные права, неразрывно связанные с личностью наследодателя, к наследникам не переходят (например, право на получение алиментов, право на возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью и др.).

Таким образом, имущество как единое целое отчуждению практически не подлежит, но отдельные права, входящие в его состав такой способностью обладают (за некоторыми исключениями). Наличие же неотчуждаемых прав при условии, что они удовлетворяют иным признакам имущества, скорее подтверждает правило, нежели его опровергает. Эти права также носят имущественный характер, который проявляется в том, что они служат удовлетворению имущественных по своей природе интересов, где средством их удовлетворения чаще всего выступают деньги или иные вещи. Следовательно, объект правоотношения, в котором существуют данные права, — определенное имущество.

Отчуждаемость имущественного права, отсутствие неразрывной связи между правом и личностью его носителя — принципиально важный признак, характеризующий отличие данного права от прав неимущественных, которые всегда носят строго личный характер. Даже когда мы говорим об «отчуждении» неимущественного права, например права на деловую репутацию (типичным примером является договор франчайзинга – ст. 1027 ГК РФ), отчуждения как такового в данном случае не происходит, ибо право на деловую репутацию, да и сама репутация от субъекта не отделяются, просто иное лицо наделяется правом эту репутацию использовать.

Четвертым признаком имущества, который тесно связан с уже выявленными, является возможность денежной оценки имущества. С точки зрения экономики и других социальных наук (не принимая во внимание отдельных радикальных учений), имущество представляет собой определенную ценность, причем ценность прежде всего экономическую. Имущество – это основа любой системы экономических отношений, без него ни о какой экономике не может быть и речи. Но об экономике речь также не может идти и при отсутствии отношений оборота. Развитие же оборота объективно вызывает появление некоей универсальной меры стоимости, способной к обмену на самые разнородные товары, а именно денег. Таким образом, имея собственную ценность, любой объект обращения может быть оценен на деньги как всеобщее мерило этой самой ценности. Не являются исключением и имущественные права. Еще Г.Ф. Шершеневич отмечал, что «с юридической точки зрения под имуществом понимается совокупность подлежащих денежной оценке юридических отношений, в которых находится известное лицо»1. Имущественные права, будучи в конечном итоге связанными с материальными ценностями — вещами, в первую очередь должны были попасть под режим денежной оценки. Как отмечал Р. Саватье «деньги сообщают своему обладателю общую экономическую власть, способную подчинить себе все предметы свободного гражданского оборота»2. На денежный характер имущественных прав указывали также исследователи римского права: «Объектами имущественных прав… могут быть только такие блага, которые поддаются денежной оценке, представляют так называемый денежный интерес»1.

Возможно, признак денежности имущества покажется порочным с логических позиций, ведь деньги сами являются составной частью имущества. Однако он все же необходим. Деньги не могут не являться составной частью имущества, наоборот, они первыми должны были бы войти в понятие имущества. Одновременно все иные составные имущества вполне могут быть оцениваемы на деньги.

Возможность денежной оценки — обязательный признак имущественного права. В этой связи вызывают большое недоумение некоторые законодательные формулировки.

<

Денежной оценкой обладают также и те имущественные права, которые не могут отчуждаться одним субъектом в пользу другого, например, право на получение алиментов. Денежная оценка данных прав производна от их содержания, от оценки объектов, способных удовлетворять интересы субъекта, средством реализации которых как раз и служит это право.

Если проанализировать нормы закона, например п. 6 ст. 66 ГК РФ, то увидим, что помимо термина «имущественные права» законодатель использует выражение «и иные права, имеющие денежную оценку», то есть денежная оценка с точки зрения законодателя присуща не только имущественным, но и некоторым другим правам. Об этих правах речь пойдет ниже.

Следующим признаком имущества, производным от признака отчуждаемости, является то, что оно не является присущим субъекту от рождения, а приобретается на основании определенных сделок, либо иных юридических фактов. Так, даже у новорожденного может иметься определенное имущество, однако оно принадлежит ему не в силу его рождения а, например, по праву наследования, на основании договора дарения и т.д.

Отмеченные нами основные признаки имущественных прав отражают, лишь формальную характеристику рассматриваемого явления. Для того, чтобы определить содержательную сторону понятия «имущественное право», обратимся к нормам закона.

Как уже указывалось, к числу имущественных законодатель относит права вещные и права обязательственные. Несмотря на то, что различные исследователи неоднократно делали вывод об условности подобного деления1, и даже о необходимости выделения группы правоотношений, обладающих смешанными, вещно-обязательственными чертами2, не можем отрицать необходимости и важности такой классификации. Вопрос о самом понимании вещных и обязательственных прав также остается дискуссионным вплоть до настоящего времени. Не вдаваясь в подробный анализ существующих точек зрения, отметим лишь основные черты, отличающие с нашей точки зрения указанные права.

Основное различие между правами вещными и обязательственными заключается в самом их содержании: если вещное право предоставляет своему носителю господство над вещью, выражающееся в возможности совершать любые действия (в пределах законных ограничений) относительно вещи, а также возможность требовать отрицательного поведения от всех других лиц3, то основное содержание обязательственного права сводится к возможности требовать от других (строго определенных) лиц активного поведения, а также совершать иные самостоятельные действия, направленные на реализацию этой возможности. Таким образом, вещное право — право абсолютное, а обязательственное — относительное4. Далее, способы возникновения (приобретения) вещных прав строго определены законодательством5. Вещные правоотношения могут регулироваться только законом6. Кроме того, для вещных прав характерно правомочие следования7. В литературе выделяют и иные признаки вещных прав, но, как нам представляется, все они либо производим от уже приведенных, либо не позволяют провести отличие между указанными видами прав.

Не отрицая наличия некоторого взаимопроникновения вещно-правовых и обязательственно-правовых элементов, примером которых может служить статья 398 ГК РФ, для данного исследования указанное деление будет иметь чрезвычайно большое значение. Дело в том, что для нас важно выяснить, какие из указанных прав могут рассматриваться в качестве объектов правоотношения. Представляется, что данный вопрос однозначно решается применительно к правам обязательственным. Эти права, которые законодатель обозначает как права требования, на сегодняшний день стали неотъемлемым объектом гражданского оборота. И хотя указанное обозначение является не совсем точным, поскольку обязательственное право помимо правомочия требовать содержит еще как минимум правомочие на собственные действия, оно, тем не менее, отражает основное содержание данного права.

Отказавшись от римского принципа непередаваемости обязательственного права, от обязательства как строго личной связи, современное право, следуя тенденции расширения личной свободы, регулирует самые разнообразные сделки по поводу таких благ как обязательственные права: их отчуждение в возмездной или безвозмездной форме, залог, доверительное управление правами. В этой связи уместно привести следующее высказывание известного экономиста X. Маклеона: «Если бы нам задали вопрос: кто сделал открытие, которое оказало самое глубокое воздействие на судьбы людей? — представляется, что после всестороннего размышления мы могли бы со спокойной совестью ответить: человек, который первым открыл, что долг является пригодным для продажи товаром»1.

 

 

ГЛАВА 2. ВИДЫ ИМУЩЕСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ, РЕГУЛИРУЕМЫХ РОССИЙСКИМ ГРАЖДАНСКИМ ПРАВОМ

 

2.1. Вещные правоотношения

 

Под вещным правом принято понимать право, обеспечивающее удовлетворение интересов управомоченного лица путем непосредственного воздействия на вещь, которая находится в сфере его хозяйственного господства.

В числе признаков вещного права чаще всего фигурируют указания на то, что вещное право носит бессрочный характер; объектом этого права является вещь; требования, вытекающие из вещных прав, подлежат преимущественному удовлетворению по сравнению с требованиями, вытекающими из обязательственных прав; вещному праву присуще право следования и что, наконец, вещные права пользуются абсолютной защитой. В то же время вещи могут быть объектом не только вещных, но и обязательственных прав. В то же время объекты вещных прав далеко не всегда сводятся к вещи. Законодательно из всех признаков закреплено только два: право следования и абсолютный характер защиты (пп. 3 и 4 ст. 216 ГК РФ). Суть первого из указанных признаков сводится к тому, что переход права собственности на имущество к другому лицу не является основанием для прекращения других вещных прав на это имущество. Иными словами, право следует за вещью. Отсюда и обозначение этого признака: право следования. Так, залог сохраняется при переходе права на заложенное имущество к другому лицу (ст. 353 ГК РФ). То же имеет место и при переходе к другому лицу права собственности на имущество, сданное в аренду (имущественный наем): договор аренды сохраняет силу и для нового собственника (ст. 617 ГК РФ).1

Другой признак, получивший закрепление в законе, состоит в том, что вещные права лица, не являющегося собственником, защищаются от их нарушения любым лицом в порядке, предусмотренном ст. 305 ГК. Забегая вперед, отметим, что согласно ст. 305 ГК РФ владелец, не являющийся собственником, но имеющий право на владение имуществом по основанию, предусмотренному законом или договором, пользуется против третьих лиц той же защитой, что и собственник. Защита предоставляется ему и против самого собственника.

Оба эти признака (и право следования и абсолютный характер защиты) свидетельствуют о недостаточно точной позиции, занятой законодателем при вычленении вещных прав, поскольку оба они могут быть присущи и правам, которые лишь с большой натяжкой относятся к вещным, а то и вовсе не относятся к ним. Но как бы там ни было, с позицией законодателя в этом вопросе приходится считаться.1

Вещи являются результатами труда, имеющими в силу этого определенную материальную (экономическую) ценность. К ним относятся не только традиционные орудия и средства производства или разнообразные предметы потребления.

Что же касается конкретного понятия вещей, то оно не формулируется в действующем законодательстве, а вырабатывается цивилистической доктриной. Взгляд на это понятие может быть широким, каким, например, он был в римском праве. Им охватывались не только вещи в их обычном смысле материальных предметов внешнего мира, но также юридические отношения и права. Не случайно Гай делил вещи на телесные (corporales), которые можно осязать, и бестелесные (incorporales), которые осязать нельзя. В качестве примеров res incorporales Гай называл наследство, узуфрукт, обязательства, одновременно относя право собственности к категории вещей телесных, поскольку оно никогда не отделялось от телесного объекта, на который было направлено. Но в значении собственно вещей (res), как объекта гражданских прав, правом римским признавалось все то, что представляет собой известное единство и имеет имущественную ценность, а собственно телесную вещь они определяли как ограниченную в пространстве часть природы, не обладающую волей2. Близко по смыслу к этому понятию вещей определение, которое было дано К.Победоносцевым; он говорил, вещь — есть ограниченная часть внешнего чувственного мира или предмет, взятый из несвободной природы1.

С течением времени взгляд на вещь как на просто материальный предмет стало усложняться. В частности, А.Я. Сухарев считал, что вещь – это материальный, физически осязаемый предмет, имеющий экономическую форму товара и потому являющийся объектом гражданского оборота; вещь — это результат труда, имеющий в силу этого определенную материальную ценность2. В число вещей включаются различные виды энергетических ресурсов и сырья, произведенных или добытых человеческим трудом и в силу этого ставших товаром.

А.Я. Сухарев считает признаком принадлежности вещи к объектам гражданских прав ее экономическую ценность, ее выраженность в товаре, причем вещь только тогда станет товаром и, следовательно, объектом гражданского права, когда она будет результатом труда человека либо будет специально приспособлена им, однако если объект не попадает под воздействие рук человеческих, но включен в гражданский оборот хотя бы и на особом правовом режиме, то он просто обязан быть вещью, несмотря на отсутствие у него достаточных признаков3.

С другой стороны, А.Я. Сухарев предупреждает, что не надо всякому объекту, имеющему экономические свойства товара, спешить придавать юридический режим вещи, объявлять его объектом вещного права (чаще права собственности), так как часто не учитывается, что свойствами товара обладает гораздо более широкий круг объектов, нежели вещей4. Вещами, в частности, не являются объекты интеллектуальной собственности – нематериальные результаты творческой деятельности, а также средства индивидуализации товаров и их производителей (так называемые промышленные права, или промышленная собственность) и коммерческая информация, составляющая служебную или коммерческую тайну. О том, что не все предметы материального мира могут считаться вещами, говорят и современные авторы.

Вещи становятся объектами права собственности и других вещных прав. Ряд обязательственных отношений также связан с вещами, имея их объектом соответствующих действий обязанной стороны (должника), например, в обязательствах купли-продажи, аренды, подряда, хранения, перевозки грузов, причинения вреда имуществу. Однако понятие вещей в гражданском праве не безгранично. Как уже отмечалось, не являются вещами входящие в состав имущества права требования и пользования (res incorporales), в том числе безналичные деньги и «бездокументарные ценные бумаги», а также объекты исключительных прав и охраноспособная информация («интеллектуальная собственность»).

Следовательно, говоря об определении вещей как объектов гражданского права Российской Федерации, необходимо выделить те признаки, которые можно считать необходимыми и достаточными1:

1. Материальный характер вещи, т.е. вещи – это лишь ценности материального мира. Такое представление о вещах как об объектах права характерно для стран континентальной системы права. Так, германское, японское законодательство рассматривает в качестве вещи только материальные объекты, французское право делает некоторое исключение и иногда допускает возможность включать в объекты вещного права и нематериальные вещи. В странах общего права (англосаксонского) понятие вещи распространено не только на материальные объекты, но и на имущественные права, или требования, т.е. понятие вещи значительно шире.

2. Доступность, которая характеризуется достаточно реальной возможностью обладания вещью человеком на данном этапе развития человеческой цивилизации.

3. Полезность – дополнительный признак – то есть способность вещи удовлетворять определенные потребности человека. Полезность может быть разной, бывают:

  • общественно полезные вещи;
  • индивидуально полезные вещи;
  • вещи, ранее бывшие полезными, но затем утратившие это свойство, т.е. ставшие бесполезными. Следует напомнить, что от этого они не перестали быть объектами гражданских прав.

    Рассмотрев данные признаки, можно сделать вывод об определении вещи как объекта гражданских прав. Вещь — это часть материального мира, которая имеет внешние границы и доступна человеческому обладанию.

    Выявляя присущие вещным правам признаки, обратим внимание на субъектный состав правоотношений, одним из элементов которых выступает соответствующее право. Носитель вещного права находится не только в абсолютном правоотношении со всеми третьими лицами, но и в относительном правоотношении с собственником, каковы бы ни были основания возникновения и юридическая природа указанного правоотношения. Так, носитель права хозяйственного ведения или права оперативного управления находится в правоотношении с собственником соответствующего имущества. Носитель вещного права может находиться в относительных правоотношениях и с третьими лицами. В случаях, предусмотренных законом, относительные правоотношения могут возникать и между носителями однородных по своей юридической природе вещных прав (например, между участниками общей собственности).1 В п. 2 ст. 216 ГК РФ говорится: «Вещные права на имущество могут принадлежать лицам, не являющимся собственниками этого имущества». Не забывая о том, что вещные права на имущество в первую очередь принадлежат его собственнику, поскольку именно право собственности в системе вещных прав занимает главенствующее место, попытаемся в этом положении разобраться». Это означает, что собственник не может быть одновременно носителем какого-либо ограниченного вещного права на ту же вещь, что было бы несовместимо с полнотой и исключительностью права собственности. Иными словами, одно лицо не может персонифицировать и право собственности и ограниченное по своему содержанию вещное право.

    В ст. 216 ГК РФ к вещным правам отнесены: право собственности; право пожизненного наследуемого владения землей; право постоянного (бессрочного) пользования землей; право хозяйственного ведения; право оперативного управления; сервитуты. Этот перечень носит примерный характер, поскольку он сопровождается оговоркой «в частности». Вероятно, наибольшую трудность представляет вопрос, какие права, помимо перечисленных в ст. 216 ГК РФ, могут быть отнесены к вещным. Исходя из места соответствующих прав в системе гражданского законодательства и природы этих прав, по-видимому, есть известные основания для включения в состав вещных прав: принадлежащего учреждению права самостоятельного распоряжения имуществом (п. 2 ст. 298 ГК РФ); залога недвижимости (ипотеки) (п. 1 ст. 131, п. 2 ст. 334 ГК РФ); права члена кооператива на кооперативную квартиру до ее выкупа; права членов семьи собственника жилого помещения на пользование этим помещением (ст. 292 ГК РФ); права пожизненного проживания в жилом помещении, принадлежащем другому лицу, по договору или в силу завещательного отказа (§ 4 гл. 33 ГК РФ; ст. 1137 ГК РФ). 1

    В числе вещных могут быть выделены права, которые привязаны к определенному имуществу (например, к земельному участку), и права, которые приурочены к определенному лицу (например, право пожизненного проживания в чужом доме); вещные права, которые установлены в публичных интересах (например, публичные сервитуты), и права, которые установлены в частных интересах (например, право пожизненного наследуемого владения земельным участком); права, которые предоставляют право пользования чужой вещью в известном ограниченном отношении (например, сервитуты), и права, которые предоставляют право распоряжения чужой вещью (например, ипотека). Вещные права можно классифицировать по основаниям их возникновения (по договору, одностороннему волеизъявлению, судебному решению и т.д.) и прекращения (например, в случае гибели вещи, обремененной сервитутом, совпадения в одном лице права собственности как на участок, обремененный сервитутом, так и на господствующий участок и т.д.). 2

     

    2.2. Обязательственные отношения

     

    Обязательственное право является наиболее крупной подотраслью гражданского законодательства. Содержащиеся в нем правовые нормы регулируют обширный круг общественных отношений, связанных с приобретением товаров в собственность, сдачей имущества в аренду, удовлетворением потребностей граждан в жилье, сооружением производственных и социально-культурных объектов, перевозкой грузов, пассажиров и багажа, оказанием услуг, кредитованием и расчетами, страхованием, совместной деятельностью, использованием произведений науки, литературы и искусства, охраной жизни, здоровья и имущества граждан и имущества юридических лиц и т.д. При посредстве обязательственного права осуществляется перемещение имущества и других материальных благ из сферы производства в сферу обращения, а из последней — в сферу производительного или личного потребления. Образно говоря, обязательственное право представляет собой кровеносную систему, с помощью которой в гражданско-правовом организме происходит обмен веществ.

    Все многочисленные отношения, регулируемые обязательственным правом, охватываются понятием отношений экономического оборота. Общим для всех отношений экономического оборота является то, что они так или иначе связаны с перемещением материальных благ в виде вещей, денег, выполнения работ, оказания услуг и т. п.1

    Так, при купле-продаже проданная вещь переходит от продавца к покупателю. По договору подряда результаты выполненной подрядчиком работы переходят к заказчику. При аренде имущество поступает во временное владение и пользование от арендодателя к арендатору. По договору поручения имущественные права и обязанности в результате действий поверенного переходят к доверителю и т.д.

    Вместе с тем далеко не всякое перемещение материальных благ опосредуется отношениями экономического оборота. Например, в сфере домашнего хозяйства также имеет место перемещение материальных благ от одного члена семьи к другому. Однако такое перемещение материальных благ не порождает отношений экономического оборота. Отношениями экономического оборота опосредуется перемещение только таких материальных благ, которые выступают в форме товара. Поэтому под отношениями экономического оборота следует понимать отношения, которые устанавливаются в процессе товарного перемещения материальных благ. Именно эти отношения и составляют предмет обязательственного права. 1

    Обязательства опосредуют как нормальные отношения в обществе, связанные с реализацией товаров, производством работ, оказанием услуг и т.п., так и отношения, возникающие вследствие совершения недозволенных действий — причинение вреда или неосновательное обогащение. И в том и в другом случае в форму обязательственного правоотношения отвлекаются однородные общественные отношения, складывающиеся в сфере обращения или распределения, выражающие процесс перемещения имуществ и иных результатов труда, имеющих имущественных характер. Например, обязательство по купле-продаже, перевозке и другие опосредуют главным образом движение имуществ из сферы производства в сферу обращения, а через последнюю – в сферу потребления.

    Обязательства по возмещению вреда основываются на отношениях, связанных с перераспределением материальных благ, когда в целях устранения причиненного вреда часть имущества причинителя передаются потерпевшему. Имущественный характер обязательств предопределяет их сходство с правоотношениями собственности, но в отличие от них обязательственные правоотношения2:

    1) связаны с движением имущества, т.е. его перемещением от одного субъекта к другому;

    2) устанавливают связь управомоченного не со всеми третьими лицами, а с конкретным лицом и являются, следовательно, не абсолютными, а относительными;

    3) порождают для управомоченного лица возможность не столько совершать действия, сколько требовать определенного активного и лишь сопутствующего ему пассивного поведения от обязанного лица.

    Все обязательства устанавливаются ради достижения определенных целей: общих и непосредственных.

    По своим общим целям обязательства ничем не отличаются от других гражданских правоотношений: они служат достижению тех целей, которые выдвигаются государством и обществом.

    Непосредственные цели – это те цели, к достижению которых стремятся участники определенного обязательственного правоотношения. Они могут быть самыми разнообразными: выполнение работ и оказание услуг, удовлетворение материальных и культурных потребностей граждан, обеспечение охраны права собственности, охраны имущественных прав и интересов граждан и др.
        Как любые правоотношения, обязательство включает в себя ряд элементов: субъект, объект, содержание.1

    Субъекты обязательства – это участвующие в нем лица. Их круг широк и разнообразен. Обязательства устанавливаются как между организациями, так и между ними и гражданами, а также между самими гражданами. Субъекты обязательства: кредитор и должник. В большинстве обязательств каждый из их участников одновременно является и кредитором и должником.

    Объектом обязательства признается то, по поводу чего устанавливается обязательственное правоотношение. В этом качестве могут выступать вещи и результаты действий, как отделимые, так и неотделимые от самих действий. Так, в обязательствах по купле-продаже, имущественному найму, займу и т.д. объектом являются вещи. Большинство обязательственных правоотношений по производству работ и оказанию услуг имеют своим объектом результаты действий, отделимые от самих действий. Так, в обязательстве, возникающем из договора-подряда, вещь как его объект отделяется от действий (деятельности по изготовлению вещи). Однако в некоторых обязательствах по оказанию услуг объектом становится сам результат действий, неотъемлемый от самих действий (выступление в концерте артиста, с которым заключен соответствующий договор).

    Содержание обязательства, как и любого иного гражданского правоотношения, образуют правомочия и обязанности его субъектов. В обязательстве правомочие представляет собой право требования, а обязанность — долг. Вот почему кредитор правомочен требовать, а должник обязуется к совершению определенных действий и обусловленному этим воздержанию от каких-либо действий.1

    В результате правового регулирования отношения экономического оборота приобретают правовую форму и становятся обязательственными правоотношениями. В гражданском праве обязательственные правоотношения принято именовать обязательствами.

    Обязательства тесно связаны с правоотношениями собственности, и в реальной жизни наблюдается их постоянное взаимодействие. Реализация собственником правомочия распоряжения ведет к возникновению обязательственного правоотношения, а исполнение обязательств нередко вызывает к жизни правоотношение собственности. Так, осуществляя правомочие распоряжения, собственник заключает договор купли-продажи, из которого возникает обязательство между собственником (продавцом) и покупателем. Покупатель, принимая по обязательству вещь от продавца, становится ее собственником и участником правоотношения собственности и т.д. Вместе с тем между правоотношением собственности и обязательством имеются существенные различия. Правоотношения собственности опосредуют процесс присвоения материальных благ и в силу этого носят абсолютный характер. Обязательства же опосредуют процесс перемещения материальных благ от одного лица к другому и поэтому всегда устанавливаются между строго определенными лицами, т.е. приобретают относительный характер. Обязательство не создает обязанностей для лиц, не участвующих в нем в качестве сторон (для третьих лиц) (п. 3 ст. 308 ГК). Так, обязательство купли-продажи возникает между конкретным продавцом и конкретным покупателем. Только в случаях, предусмотренных законом, иными правовыми актами или соглашением сторон, обязательство может создавать для третьих лиц права в отношении одной или обеих сторон обязательства. 1

    Как и в любом правоотношении, в обязательстве участвуют две стороны: управомоченная и обязанная. Поскольку перемещение материальных благ невозможно без активных действий, управомоченная в обязательственном правоотношении сторона наделена правом требовать от обязанной стороны совершения определенных активных действий. В свою очередь, на обязанную сторону в обязательственном правоотношении возлагается обязанность совершить эти активные действия. Например, в арендном обязательстве арендодатель вправе требовать по истечении установленного срока возврата арендованного имущества, а арендатор обязан в этот срок вернуть имущество арендодателю. В правоотношении же собственности управомоченная сторона (собственник) может требовать от обязанных лиц лишь пассивного воздержания от определенных действий. Принадлежащее управомоченной в обязательстве стороне субъективное право принято именовать правом требования, а сама управомоченная сторона именуется кредитором. Обязанная сторона в обязательстве называется должником, а лежащая на нем обязанность — долгом. Если каждая из сторон в обязательстве несет обязанность в пользу другой стороны, она считается должником другой стороны в том, что обязана сделать в ее пользу, и одновременно ее кредитором в том, что имеет право от нее требовать. Так, в обязательстве купли-продажи продавец является должником перед покупателем, поскольку обязан передать ему проданную вещь, и одновременно выступает в качестве кредитора покупателя, поскольку вправе требовать от него уплаты покупной цены за проданную вещь.

    Право требования кредитора и долг должника составляют юридическое содержание обязательственного правоотношения. В качестве объекта обязательства выступают действия должника. Так, действия подрядчика при выполнении подрядных работ и передаче их заказчику образуют объект обязательства подряда.

    Таким образом, обязательство — это относительное правоотношение, опосредующее товарное перемещение материальных благ, в котором одно лицо (должник) по требованию другого лица (кредитора) обязано совершить действия по предоставлению ему определенных материальных благ1.

    В отличие от приведенного доктринального определения обязательства его легальное определение сформулировано в ст. 307 ГК РФ следующим образом: в силу обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие, как то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности. Недостаток этого определения состоит в том, что оно позволяет подвести под понятие «обязательство» практически любое относительное правоотношение. Это послужило поводом для ряда авторов утверждать, что обязательство — это не гражданско-правовое, а межотраслевое понятие, используемое в различных отраслях права. Отсюда делается вывод о существовании трудовых, финансовых, управленческих, хозяйственных, внутрихозяйственных и других обязательств2.

    Между тем обязательство, как научное понятие, имеет смысл и значение только тогда, когда оно рассматривается в качестве специфической правовой формы опосредования товарно-денежных отношений. В противном случае обязательство становится тождественным другому научному понятию — «относительное правоотношение», которое действительно является межотраслевым понятием.

    В качестве одной из специфических особенностей обязательства обычно выделяется принадлежащее управомоченной стороне (кредитору) право требования. Между тем эта черта присуща любому правоотношению. Так, принадлежащее собственнику субъективное право предоставляет ему возможность требовать от окружающих лиц пассивного воздержания от любых действий, препятствующих собственнику владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащим ему имуществом. Управомоченная в любом правоотношении сторона потому и называется управомоченной по отношению к обязанной, что она вправе требовать от последней соответствующего поведения. Специфика отдельных видов правоотношений проявляется в том, что именно может требовать управомоченная в конкретном правоотношении сторона1. Особенностью обязательственного правоотношения является то, что кредитор вправе требовать от должника совершения действий по предоставлению ему определенных материальных благ. Именно эта особенность нашла отражение в приведенном выше доктринальном определении обязательства.

    Поскольку любое обязательство опосредует перемещение материальных благ в той или иной форме, оно не может быть сведено к пассивному поведению должника. Для перемещения материальных благ должник обязан совершить какие-то активные действия. При этом он может быть обязан к воздержанию от определенных действий, сопровождающему его активные действия, но не заменяющему их. Такое пассивное воздержание не относится к числу существенных признаков обязательства, и поэтому указание на него не должно включаться в определение понятия обязательства.

    В литературе высказывается мнение о возможности существования неимущественных обязательств. Однако приводимые сторонниками этой позиции примеры безвозмездных договоров или отдельных неимущественных обязанностей являются недостаточно убедительными, так как не меняют имущественный характер обязательства в целом, которое так или иначе всегда связано с перемещением определенного материального блага в той или иной форме2.

    В зависимости от основания возникновения все обязательства делятся на два типа: договорные и внедоговорные обязательства. Договорные обязательства возникают на основе заключенного договора, а внедоговорные обязательства предполагают в качестве своего основания другие юридические факты. Значение разграничения всех обязательств на два типа состоит в том, что содержание договорных обязательств определяется не только законом, но и соглашением лиц, участвующих в обязательстве. Содержание же внедоговорных обязательств зависит только от закона или закона и воли одной из сторон в обязательстве. Юридическая общность договорных обязательств позволяет к тому же выделить значительное количество общих норм права, в равной мере применимых ко всем многочисленным и разнообразным договорным обязательствам. Совокупность этих правовых норм образует общую часть института договорного права.

    Как договорные, так и внедоговорные обязательства, в свою очередь, подразделяются на группы обязательств. Так, в рамках договорных обязательств в зависимости от характера опосредуемого ими перемещения материальных благ выделяются следующие группы: обязательства по реализации имущества, обязательства по предоставлению имущества в пользование, обязательства по выполнению работ, обязательства по перевозкам, обязательства по оказанию услуг, обязательства по расчетам и кредитованию, обязательства по страхованию, обязательства по совместной деятельности, смешанные обязательства. Внутри внедоговорных обязательств можно выделить две группы: обязательства из односторонних сделок и охранительные обязательства. Входящие в одну и ту же группу обязательства характеризуются экономической общностью, предопределяющей и общность их правового регулирования. Например, такие обязательства по реализации имущества, как купля-продажа, мена и рента, подчиняются целому ряду общих правил (см. п. 2 ст. 567, п. 2 ст. 585 ГК). 1

     

    СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ НОРМАТИВНЫХ АКТОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

     

    Список нормативных актов

  1. Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.) (с учетом поправок, внесенных Законами Российской Федерации о поправках к Конституции Российской Федерации от 30.12.2008 № 6-ФКЗ и от 30.12.2008 № 7-ФКЗ) // Российская газета. – 25 декабря 1993 г.
  2. Гражданский Кодекс РФ. Часть первая – Федеральный закон от 30.11.1994 г. № 51-ФЗ (в ред. ФЗ от 27.07.2010 № 194-ФЗ). Принят Государственной думой 21.10.1994. // СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.
  3. Гражданский кодекс РФ. Часть вторая – Федеральный закон от 26 01.1996. №14-ФЗ (в ред. ФЗ от 08.05.2010 № 83-ФЗ) Принят Государственной Думой 22.12.1995. // СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410.

    Список специальной юридической литературы

  4. Агарков М.М. Обязательство по российскому гражданскому праву. М., 2007. С. 27.
  5. Алексеев С.С. Односторонние сделки в механизме гражданско-правового регулирования // Антология уральской цивилистики 1925-2005: Сборник статей. М., 2006.
  6. Белов В.А. Сингулярное правопреемство в обязательстве. М., 2008.
  7. Белов В. А. Эволюция понятия обязательства в российском гражданском праве // Гражданско-правовые обязательства. Вопросы теории и практики. Владивосток. 2006.
  8. Брагинский М.И. К вопросу о соотношении вещных и обязательственных правоотношений / В кн.: Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика / Отв. ред. А.Л. Маковский. М., 2008.
  9. Гражданское право: Учебник / Под ред. А. Г. Калпина, А. И. Масляева. 5-е изд. М., 2010. Ч. 1.
  10. Гражданское право; Учебник для вузов / Под ред. Т.И.Илларионовой, Б.М. Гонгало, О.А.Плетнева. М., 2010.
  11. Гражданское право / Отв. ред.Е.А. Суханов. М., 2010.
  12. Гримм Д.Д. Лекции по догме римского права. М., 2006.
  13. Гуляев A.M. Русское гражданское право. Обзор действующего законодательства и проекта Гражданского уложения (Переиздание 1911 г.). СПб, 2010.
  14. Иоффе О.С. Советское гражданское право. М., 1967.
  15. Новицкий И. Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. М., 1950.
  16. Зенин И.А. Гражданское право.–М.: Высшее образование, 2010.
  17. Кавелин К.Д. Права и обязанности по имуществам и обязательствам в применении к русскому законодательству: Опыт систематического обозрения (Переиздание 1879 г.). СПб., 2009.
  18. Козырь О.М. Недвижимость в новом Гражданском кодексе России // В кн.: Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика / Отв. ред. А.Л. Маковский. М. 2008.
  19. Малеина М.Н.О предмете гражданского права // Государство и право. 2007. № 1.
  20. Мозолим В.П., Фарневорт Е.А. Договорное право США и СССР. История и общие концепции. М., 1988.
  21. Мурзин Д.В. Ценные бумаги — бестелесные вещи. Правовые проблемы современной теории ценных бумаг. М., 2008.
  22. Новицкий И. Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве. М., 1950.
  23. Отнюкова Г. Исполнение обязательств // Российская юстиция. 2006. № 3.
  24. Победоносцев К. Курс гражданского права. Ч. 1. Вотчинные права. СПб., 2000. С. 7.
  25. Порошков В. Специфика имущественных прав // Российская юстиция. 2005. № 5.
  26. Прокофьев СВ. Правовое регулирование ипотеки (залога недвижимости) в российском праве. М., 2005.
  27. Ровный В.В. Проблемы объекта в гражданском праве. М., 2006.
  28. Российская юридическая энциклопедия / Ред. А.Я. Сухарев. М., 2007.
  29. Саватье Р. Теория обязательств: юридический и экономический очерк / Пер. с фр. Р. О. Халфиной. — М: Прогресс, 2006.
  30. Скловский К.И. Договоры об уступке требования (факторинга) в судебной практике // Собственность в гражданском праве. М., 2006.
  31. Словарь гражданского права / Под.ред. В. В. Залесского. М., 2008.
  32. Танчук И.А., Ефимочкин В.П., Абова Т.Е. Хозяйственные обязательства. М., 1970.
  33. Чечот Д. М. Субъективное право и формы его защиты. СПб.., 2006.
  34. Щенникова Л.В. Вещные права в гражданском праве России. Учебное пособие. М., 2006. С. 16.
  35. Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 2005. Т. 1.
  36. Хутыз М.Х. Римское право. М., 2007.
<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.99MB/0.00040 sec

WordPress: 24.31MB | MySQL:122 | 1,656sec