Правовые ограничения при осуществлении права собственности – запреты, предписания и обременения

<

031914 0247 1 Правовые ограничения при осуществлении права собственности – запреты, предписания и обременения Право собственности является наиболее древним из вещных прав. Оно наделяет своего носителя способностью владеть, пользоваться и, кроме того, дает ему власть распоряжаться вещью так, как ему заблагорассудится. Существование права собственности объясняется необходимостью удовлетворения потребностей человека. Существование потребностей, необходимость их удовлетворения сознаются одинаково во всех обществах, и поэтому право собственности везде признается особенно важным, считается неприкосновенным.

Представляется необходимым выделить в праве собственности два существенных момента. Первый – «господство», которое представляет собой абсолютную и независимую власть собственника над вещью. Второй – «принадлежность», означающий, что объект собственности принадлежит носителю этого права полным и исключительным образом1.

Любое проявление человеческой свободы не может быть неограниченным. Право собственности – не исключение. Как правильно отмечает Д. И. Мейер «неограниченное юридическое господство лица над вещью даже неудобомыслимо: право есть понятие о мере ограничения свободы, так что понятие об ограничении лежит в самом понятии о праве; право собственности есть только вид права, следовательно и на нем должен отразиться и, действительно, отражается характер ограниченности»2.

Действительно, абсолютная свобода собственника должна иметь определенные границы, установление которых преследует главную цель – обеспечение прав и законных интересов других лиц, в том числе и государства.

Ограничения права собственности имели место еще в римском праве и подразделялись на две группы: ограничения в интересах соседей землевладельца и ограничения, осуществляемые в интересах государства1.

Известный романист П. Бонфанте высказывает мысль о том, что нельзя смешивать отношения соседства и ограничения собственности. Выражение «отношения соседства» означает абстрактную категорию, то есть комплекс принципов, которые регулируют отношения между земельными участками, принадлежащими различным собственникам. Отношения между соседями могут регулироваться либо в духе абсолютной независимости, уважения собственности, либо в духе взаимной зависимости, то есть господствует или «режим земельной свободы, или режим земельной солидарности»2.

Только во втором случае можно говорить об ограничениях собственности.

Российской правовой доктрине и законодательству термин «соседское право» не знаком, а редкое упоминание в текстах гражданско-правовых норм слова «соседи» ориентировано на бытовое, обиходное понимание его смысла3. Тем не менее, обращение к истории российского законодательства позволяет выявить «ограничения для пользы соседних домов». Законами о постройке домов в Санкт-Петербурге хозяевам смежных дворовых мест предписывалось соблюдать определенные правила по отношению друг к другу. Так, хозяин дома может требовать, чтобы сосед 1) обращал скат своей кровли на свою сторону, а не на сторону соседа; 2) не делал окон и дверей в брандмауре (сплошная каменная стена немного превышающая крышу дома и не имеющая дверей), отделяющем кровлю смежных зданий. Кроме того, собственник, строящий дом не отступая от межи не мог выводить окна на сторону соседа без его согласия, при несоблюдении этого положения окна подлежали закладыванию. Согласие оформлялось письменно и носило характер «уступки права собственности».

После совершения такой процедуры ни сам разрешивший вывести окна на свою сторону, ни его наследники не имели права заслонить окна соседу или возвести брандмаур. Строящий же дом с отступление от межи вправе выводить свои окна на сторону соседа, однако последний может возвести стену, даже если она будет препятствием для поступления света в соседние окна1.

В современном гражданском законодательстве нормы, прямо или косвенно регулирующие соседские конфликты, разрозненны. П. 2 ст. 209 Гражданского кодекса РФ устанавливается общий предел осуществления права собственности – права и интересы третьих лиц; в ст. 10 ГК РФ запрещается использовать гражданские права во вред третьим лицам под угрозой отказа в защите права; в п. 3 ст. 292 ГК РФ предусматривается возможность защиты прав членов семьи собственника жилого помещения от любых третьих лиц. При рассмотрении споров об устранении препятствий в пользовании имуществом, следует помнить, что негативные эффекты жизнедеятельности соседей могут быть связаны и с нормальным использованием своей собственности. Правило, устанавливающее обязанность терпеть обычные проявления соседской деятельности были выработаны еще римскими юристами. В случае спора между соседями речь идет о столкновении двух частных интересов, который может быть разрешен при применении цивилистических средств защиты. Важным является совершенствование средств и механизмов применения имеющихся средств.

Одним из способов обеспечения оптимального сочетания публичных и частных интересов является правовой механизм ограничений гражданских прав. Для гражданского законодательства России, а также наиболее развитых стран Европы, Латинской Америки было характерным наличие определенных ограничений права собственности, в особенности на землю.

Причем тенденция законодательного закрепления ограничений за последние два столетия такова, что можно вполне говорить об устойчивом росте ограничений права собственности.

В судебной практике в настоящее время пока не сложилось однообразное толкование категории «ограничение права». В составе института вещных прав, закрепляемого современным гражданским правом России, ограничения права собственности представляются наименее изученным юридическим феноменом, представляющим несомненный теоретический и практический интерес1.

Проблема заключается и в том, что долгое время в научной литературе собственность трактовалась как абсолютное право. Эта концепция восходит к классической римской юриспруденции, которая рассматривала собственность как неограниченное и исключительное господство лица над вещью, как право, свободное от ограничений по самому своему существу и абсолютное по своей защите. В праве Юстиниана собственность обозначалась как полная власть над вещью – plena in re potestas.

Абсолютный характер права собственности отличал его от других вещных прав и был воспринят законодательством (ст. 544 Французского гражданского кодекса 1804 г., § 903 Германского гражданского уложения).

Однако большинство юристов все-таки считают, что собственность – это отношения между людьми, где праву собственника вещи противостоит обязанность всех и каждого воздерживаться от воздействия на вещь.

Объяснение признаку ограниченности права собственности в некоторой степени предлагает концепция собственности, сформулированная в 1912 году Леоном Дюги. Согласно предложенной концепции, субъективное право – это «абстракция, не имеющая реального значения». На смену правовой системе – «метафизической и индивидуалистической» приходит новая – «реалистическая и социальная». Л. Дюги полагал, что человек «обязан исполнить определенную функцию, и действия, которые он предпринимает для этого, должны быть социально защищены».

Соответственно Дюги формулировал и понятие свободы: «Свобода – это не право. Она вытекает из обязанности каждого человека развивать свою индивидуальность, как существенный фактор социальной солидарности».

Фомула собственности, согласно Дюги, сводится к следующему положению: «… собственность уже не является субъективным правом собственника – она стала социальной функцией обладателя имущества… Обязанности собственника: он обязан использовать имущество, которым владеет, в соответствии с социальным назначением этого имущества»1.

Теория социальной функции права, таким образом, отрицает наличие субъективного права, а это в свою очередь ведет к отсутствию субъективного интереса и субъективной воли, что приведет к превращению людей в машины, а общество – к гибели.

Увеличение числа ограничений права собственности ставит вопрос о пересмотре общепринятой конструкции права собственности, ее содержания.

Западные юристы относятся критически к известной триаде правомочий, составляющих ее содержание. Так, итальянские юристы С. Пульятти и Ф. Бартоломеи считают, что собственность охватывает только два правомочия: пользование и распоряжение, при этом, считая правомочие распоряжения «крайним пределом» пользования2. В соответствии с воззрениями других юристов, чтобы дать универсальное определение права собственности необходимо уточнить и расширить перечень правомочий собственников. Так, англичанин А. Оноре предложил определение права собственности, в которое входят следующие одиннадцать элементов:

1) право владения, понимаемое как исключительный физический контроль над вещью или как право исключительного ее использования;

2) право пользования или личного использования, когда оно не включает последующие правомочия;

3) право управления, то есть право решать, как и кем может быть использована вещь;

4) право на доход, то есть на те блага, которые дает реализация двух предыдущих полномочий;

5) право на отчуждение, потребление, трату по своему усмотрению, изменение или уничтожение вещи;

6) гарантия от экспроприации или право на безопасность;

7) право передавать вещь;

8) бессрочность;

9) запрещение использовать вещь во вред другим;

10) возможность отобрания вещи в уплату долга;

11) остаточный характер, то есть существование правил, обеспечивающих восстановление нарушенного правомочия.

Конкретное право собственности может охватывать лишь некоторые из указанных элементов. Следовательно, на одно и то же имущество может существовать несколько прав собственности1.

Представляется, что такое раздробление правомочий, входящих в содержание права собственности нецелесообразно, потому что в каждом конкретном случае будет своеобразная совокупность правомочий, более логичным является выделение только лишь фундаментальных правомочий.

Таким образом, современный подход к вопросу определения права собственности сводится к признанию невозможности законодательного закрепления исчерпывающего перечня правомочий собственника. Это подчеркивается профессором Л. В. Щенниковой: «Право собственности не есть сумма отдельных правомочий. Это возможность наиболее полного господства, которая вполне может быть заключена в формулу «любые действия по своему усмотрению»2.

Представляется, что фундаментальные правомочия собственника необходимо регламентировать в законодательстве. В связи с чем, возможно определить право собственности, как право наиболее полным образом, в установленных правопорядком пределах, владеть, пользоваться и распоряжаться вещью.

Итак, власть собственника не может быть безгранична. При столкновении права собственности с правами и законными интересами иных лиц «на помощь обществу должен прийти закон, устанавливающий ограничения произвола со стороны собственника в интересах всего общества в целом»1. Это и является основной целью правового регулирования отношений собственности.

Представляется необходимым четко разграничить понятия «ограничения» и «границы» права собственности. Ограничение представляет собой грань, предел, рубеж; удержание в известных рамках, границах; правило, ограничивающее какие-либо действия; стеснение определенными условиями2; лимитирование сферы деятельности, сужение возможностей; то, что стесняет, ставит кого-либо, что-либо в какие-либо границы, рамки3.

Гражданское законодательство под ограничениями гражданского оборота предлагает понимать:

– принадлежность объектов гражданских прав определенным участникам оборота;

– получение специального разрешения, допускающего оборот объектов гражданских прав. ЗК РФ и множество других федеральных законов предусматривают немало других ограничений права государственной и муниципальной собственности на земельные участки, связанных с особенностями их гражданского оборота.

К этим ограничениям можно, в частности, отнести:

– возможность совершения с земельными участками, находящимися в государственной и муниципальной собственности, только сделок купли-продажи и аренды, а также предоставления их в безвозмездное срочное пользование;

– возможность предоставления государственных и муниципальных земель в постоянное (бессрочное) пользование и безвозмездное срочное пользование строго ограниченному кругу лиц. Что касается ограничений оборотоспособности земельных участков, находящихся в частной собственности, то законодательство упоминает лишь о возможности обременения права собственности граждан и юридических лиц сервитутом, ипотекой, арендой и т.д.

Под ограничениями (обременениями) понимается наличие установленных законом или уполномоченными органами в предусмотренном законом порядке условий, запрещений, стесняющих правообладателя при осуществлении права собственности либо иных вещных прав на конкретный объект недвижимого имущества (сервитута, ипотеки, доверительного управления, аренды, ареста имущества и др.)

Пределом права собственности будет выступать запрет на осуществление действий, направленных исключительно на причинение вреда другому лицу (п. 1 ст. 10 Гражданского кодекса РФ). Установленное в п. 2 ст. 1 Гражданского кодекса РФ требование учитывать права третьих лиц представляет собой границу субъективного права собственности. Из этого следует, что пределы права собственности представляют собой определенные законом общие границы свободы субъектов этого права в осуществлении принадлежащих им правомочий. Ограничения же устанавливаются внутри общих границ права. Право собственности может быть ограничено путем установления запретов на совершение собственником тех или иных действий.

«Ограничения не исключают отдельные правомочия из содержания права собственности, а стесняют, сдерживают собственника в осуществлении субъективного права. Ограничение это имманентно внутренне присущая характеристика права собственности. Они не могут выходить за его пределы.

С устранением ограничений права собственности свобода собственника восстанавливается в первоначальном объеме без дополнительных управомочивающих актов»1.

Таким образом, при любом виде ограничений прав собственника подлежащее ограничению правомочие не исключается из права собственности, а только не осуществляется во всем его содержании.

Собственник, отмечал В. И. Курдиновский, может осуществлять это правомочие лишь настолько, насколько это возможно при ограничении.

Например, будучи обязан дать полосу земли под публичную дорогу, он может эксплуатировать эту полосу земли, не мешая общему пользованию.

<

При ограничении, таким образом, право собственности сохраняет полноту присущей ему в идее власти. Лишь осуществление этой власти стесняется на более или менее продолжительное время, то есть впредь до отпадения ограничения1.

Под сервитутом понимается право ограниченного пользования чужой вещью. Частный сервитут — сервитут, устанавливаемый в отношении земельного участка или иного объекта недвижимости соглашением между лицом, требующим установления сервитута и в его интересах (собственником земельного участка, обладателем права постоянного (бессрочного) пользования, обладателем права пожизненного наследуемого владения на земельный участок, собственником иного объекта недвижимости), и собственником другого земельного участка или собственником иного объекта недвижимости2.

Следовательно, сервитуты (сервитутные права) могут иметь объектом (обременять в том или ином отношении) не только земельные участки (например, путем предоставления субъекту такого права возможности прохода или проезда через чужой земельный участок и т.п.), но и здания и сооружений3. Указанное определение подтверждается и нормами права: ст. 274, 277 ГК РФ, ст. 1 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»4. При этом для собственника недвижимого имущества, в отношении права которого установлен сервитут, последний выступает в качестве обременения.

Л.В. Щенникова формулирует следующие юридические признаки сервитутов, известные еще в древнеримский период5, в числе которых:

— абсолютный характер;

— неделимость;

— невозможность установления для себя на собственную вещь;

— бессрочность;

— право следования;

— договорный характер.

Некоторые русские цивилисты наделяют право собственности свойством упругости или эластичности. Это выражается в том, что как только прекращается ограничение права собственности, последнее «приобретает свои естественные границы».

Итак, ограничения права собственности – это некоторые стеснения в осуществлении данного права собственности.

Представляется важным провести сравнение между ограничениями права собственности и правами на чужую вещь. Названные институты имеют сходство, выражающееся в определенном стеснении собственника в осуществлении своих прав. Кроме того, и те, и другие устанавливаются с целью урегулирования интересов субъектов права. Тем не менее, ограничения права собственности нельзя смешивать с институтом прав на чужие вещи, в частности, с сервитутами.

Исходя из вышеизложенного определения, право собственности – это право наиболее полного господства лица над вещью. Оно не абсолютно, но гораздо менее ограничено по сравнению с правами на чужие вещи. Степень ограничения свободы субъекта в правах на чужие вещи является разной и зависит от вида ограниченного вещного права. К примеру, эмфитевзис в римском праве очень близко стоит к собственности.

Кроме того, право собственности имеет первичный характер, а ограниченные вещные права имеют производный от права собственности характер. Ограниченные вещные права могут возникать только на то имущество, которое кому-либо уже принадлежит на праве собственности.

Отметим, что некоторые цивилисты, в частности, рассматривая сервитутное право Древнего Рима, считали последнее не только как древнейшее ius in re aliena, но и как древнейшее вещное право вообще, то есть возникшее еще до установления права собственности1. Основным аргументом, подтверждающим такую позицию является то, что пастушеские народы были не в состоянии осуществлять целостное господство над вещью, то есть право собственности, а могли пользоваться и извлекать плоды из земли только в очень ограниченном объеме, то есть осуществлять то, что и составляет фактическое содержание сервитутов.

С изложенной точкой зрения вряд ли можно согласиться, на основании того, что существуют сервитуты, которые не могут возникнуть до установления частной собственности. Можно с полной уверенностью утверждать, что сервитут – это право на чужую вещь, уже присвоенную другим лицом – собственником2.

Выделим несколько положений, на наш взгляд необходимых, которые разграничивают вышеназванные институты.

Во-первых, это цель, ради которой эти институты установлены.

Подтверждение находим у В. И. Синайского: «Различие между ограничениями права собственности и правами на чужую вещь познается из тех целей, ради которых установлены в обороте ограничения права собственности и права на чужую вещь. Первые имеют своей целью, ограничивая понятие права собственности, сделать возможным осуществление права собственности в интересах самих же собственников и вообще в интересах общественного порядка. Вторые – предоставить третьим лицам права на чужую вещь, расширить сферу их частного господства на чужие вещи»3.

Именно из определения целей и вытекает различная юридическая природа ограничений права собственности и прав на чужие вещи.

Во-вторых, существенным отличием является то, что ограничения только стесняют собственника, но никоим образом не предоставляют, например, соседнему земельному собственнику права на этот участок, пусть даже ограниченного.

«Таким образом, – пишет О. А. Самончик, – при сервитутах ограничение власти собственника есть следствие чужого субъективного права, тогда как законное ограничение само является источником права для третьего лица»1.

В-третьих, ограничения права собственности устанавливаются только законами и иными правовыми актами (ст. 209 ГК РФ, п. 6 ст. 3 ГК РФ), а сервитуты – договорной свободой.

В-четвертых, легальные ограничения права собственности уже в момент его возникновения стесняют собственника. Сервитут же обременяет, ставит границы уже возникшему праву собственности.

В-пятых, сервитуты существуют в виду индивидуальных потребностей определенного лица или вещи. Эти потребности определяют объем права, с их исчезновением теряет силу и сервитут, то есть сервитут носит условный временный характер. Законные же ограничения права собственности не зависят от индивидуальности лица или вещи, они устанавливаются в интересах всякого, кто находится в определенном положении и существуют впредь до отмены их законом, а не до исчезновения той или иной потребности2.

Таким образом, ограничения права собственности необходимо разграничивать с правами на чужие вещи, однако, не отрицая их одинаковой сущности, которая выражается в обязанности собственника что-либо терпеть или чего-либо не делать.

 

 

2 ПРОБЛЕМЫ ПЕРЕХОДА ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ В СИЛУ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ПО ОТЧУЖДЕНИЮ ИМУЩЕСТВА

 

Отчуждение имущества — в гражданском праве — передача имущества, принадлежащего одному лицу, в собственность другого лица.

Отчуждение имущества — один из способов осуществления собственником правомочия распоряжения имуществом, осуществляемого возмездно или безвозмездно. Различают: отчуждение по воле собственника: купля-продажа или дарение; отчуждение помимо воли собственника: конфискация, реквизиция или принудительная продажа имущества должника в целях взыскания долга, присужденного по суду.

Принудительное изъятие у собственника принадлежащего ему имущества допустимо только в случаях, прямо перечисленных п. 2 ст. 235 ГК. Перечень таких случаев сформулирован исчерпывающим образом, не допускающим его расширения даже иным законом. В этом состоит одна из важных гарантий прав собственника. Конкретные основания изъятия имущества у собственника помимо его воли и в этих случаях должны быть прямо предусмотрены законом.

Под способом принудительного прекращения права собственности предлагается понимать предусмотренный ГК РФ конкретный правовой механизм прекращения права собственности на объекты гражданских прав.

Для характеристики способов принудительного прекращения права собственности применим классификацию способов прекращения права собственности помимо воли собственника с использованием определенных критериев, предложенную Бутаевой Э.С.:

1) эквивалентность отношений принудительного прекращения права

собственности (возмездное прекращение права собственности; безвозмездное прекращение права собственности);

2) физические характеристики объекта, право собственности на который прекращения (прекращение права собственности на движимое имущество; прекращение права собственности на недвижимое имущество);

3) правовые основания прекращение права собственности помимо воли собственника (прекращение права собственности по решению суда; на основании закона; по решению исполнительных органов государственной власти и органов местного самоуправления);

4) соответствие действий собственника в отношении принадлежащего ему имущества требованию закона (прекращение права собственности вследствие неправомерного отношения собственника к имуществу; прекращение права собственности при правомерном поведении собственника);

5) цель принудительного прекращения права собственности (прекращение права собственности в целях применения наказания за совершение виновного противоправного деяния; прекращение права собственности в целях обеспечения государственных и общественных интересов);

6) форма собственности (прекращение права собственности на объекты, относящиеся к государственной или муниципальной собственности; прекращение права собственности на объекты частной собственности);

7) особенности вводимых особых режимов правового регулирования общественных отношений (прекращение права собственности в связи с введением военного положения; прекращение права собственности в связи с введением чрезвычайного положения).

Изъятие имущества у собственника в названных случаях по общему правилу производится на возмездных основаниях, т. е. с компенсацией собственнику стоимости изымаемой вещи (вещей). Оно допускается:

при отчуждении имущества, которое не может принадлежать данному лицу в силу запрета, имеющегося в законе (вещи, изъятые из оборота или ограниченные в обороте);

при отчуждении недвижимости (зданий, строений и т. п.) в связи с изъятием земельного участка;

при выкупе бесхозяйственно содержимых культурных ценностей;

при выкупе домашних животных в случаях ненадлежащего обращения с ними;

при реквизиции имущества;

при выплате компенсации участнику долевой собственности взамен причитающейся ему части общего имущества при ее несоразмерности выделяемой доле;

при приобретении права собственности на недвижимость по решению суда в случаях невозможности сноса здания или сооружения, находящихся на чужом земельном участке;

при выкупе земельного участка для государственных или муниципальных нужд в соответствии с решением суда;

при изъятии у собственника земельного участка, используемого им с грубым нарушением предписаний законодательства;

при продаже с публичных торгов по решению суда бесхозяйственно содержимого жилого помещения;

при национализации имущества собственников в силу принятия специального закона.

Следует подчеркнуть, что практически в одном из перечисленных случаев речь может идти об изъятии имущества из собственности государства или иного публично-правового образования (выплата компенсации участнику долевой собственности). Все остальные ситуации касаются возможности принудительного прекращения частной собственности граждан или юридических лиц. Поэтому речь здесь почти всегда идет о возможностях изъятия имущества у частных собственников.

Прекращение права собственности на имущество, которое не может принадлежать данному лицу в силу закона (ст. 238 ГК), имеет в виду, прежде всего, защиту публично-правовых интересов. Речь идет о тех видах имущества, которые по прямому указанию закона либо изъяты из оборота, т. е. могут находиться исключительно в государственной собственности, либо ограничены в обороте, в частности подлежат приобретению лишь по специальному разрешению государственных органов.

Если такого рода имущество (например, оружие, сильнодействующие яды и наркотики, валютные ценности и т. д.) оказалось у владельца незаконно, то, разумеется, никаких вещно-правовых последствий, тем более права собственности, это обстоятельство не порождает. Но если данные вещи оказались у частного собственника на законном основании (например, оружие или валютные ценности перешли от одного гражданина к другому в порядке наследования по закону либо от одного юридического лица к другому при реорганизации), однако само это лицо по закону лишено возможности обладать ими на праве собственности, эти вещи подлежат принудительному отчуждению.

Владелец такого имущества вправе сам произвести его отчуждение любым допускаемым законом способом (разумеется, управомоченному на приобретение в собственность лицу) в течение года, если только специальным законом не предусмотрен иной, как правило более краткий, срок. Если этого не произошло, суд может принять решение либо о принудительной продаже такого имущества, либо о его передаче в государственную или муниципальную собственность. Содержание такого решения определяется прежде всего характером и назначением соответствующей вещи. Очевидна, например, нецелессобразность принудительной продажи с публичных торгов оружия или сильнодействующих ядов при отсутствии у их владельца специального разрешения на их хранение или использование. Такие объекты в данной ситуации просто перейдут в публичную собственность. Однако в обоих случаях бывший собственник вправе требовать компенсации за утраченное имущество (либо в виде вырученной от продажи суммы за вычетом необходимых расходов по реализации вещи, либо в виде определенной судом компенсации).

Рассмотрим способы принудительного выкупа имущества

1. Выкуп (продажа с публичных торгов) бесхозяйственно содержимого имущества предусмотрен ГК РФ.1 Указанное имущество в отличие от бесхозяйного имеет собственника, который известен, но относится к нему нерадиво, допуская его порчу и разрушение. Если имущество не представляет значительной ценности и бесхозяйственное обращение с ним не нарушает ничьих  интересов, право вовсе не реагирует на поведение нерадивого собственника.

Иначе обстоит дело, если речь идет об имуществе, представляющем значительную экономическую, историческую, научную, художественную  или иную ценность для общества, или об имуществе, бесхозяйственное   содержание которого угрожает общественным или государственным интересам.1
				

Если собственник культурных ценностей, отнесенных в соответствии с законом к особо ценным и охраняемым государством, бесхозяйственно их содержит, что грозит утратой ими своего значения, такие ценности по  решению суда могут быть изъяты у собственника путем выкупа государством или продажи с публичных торгов. Иск об изъятии ценностей предъявляет государственный орган, к ведению которого относится обеспечение сохранности соответствующего имущества.

В настоящее время норма о преимущественном праве государства на приобретение культурных ценностей содержится только в Федеральном законе «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации», а также в Положении об охране и использовании памятников истории и культуры, продолжающем действовать в силу прямого указания, содержащегося в статье 63 Федерального Закона «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации». Гражданский кодекс РФ такую норму не содержит, что порождает проблему определения права государства на преимущественную покупку при отчуждении культурных ценностей.

2. Выкуп домашних животных при ненадлежащем обращении с ними. Возможность принудительного выкупа домашних животных является новацией ГК РФ. Новые правила позволяют лицу, предъявившему соответствующее требование в суд, изъять у собственника домашнее животное путем его выкупа. Для этого ему необходимо доказать, что собственник домашнего животного обращается с ним в явном противоречии с установленными на основании закона правилами и принятыми в обществе нормами гуманного отношения к животным. Цена выкупа определяется соглашением сторон, а в случае спора — судом.

Понятие домашних животных не получило закрепления в ст. 241 ГК РФ. По мнению Камышанского
В.П. «надо полагать, что к ним не относятся животные, обитающие в условиях естественной свободы. Вместе с тем, положения указанной статьи вполне могут применяться к животным, которые содержатся не только в домашних условиях, но и в искусственно созданной среде обитания. Например, в зверинцах, в цирке, научных и учебных учреждениях, у дрессировщиков»1.

Понятие домашнего животного и безнадзорного животного дается в законодательстве субъектов РФ: в Законе Краснодарского края от 2 декабря 2004 г. № 800-КЗ «О содержании и защите домашних животных в Краснодарском крае» (ст. 2)2; в Законе Тюменской области от 07.04.2003 №130 «О содержании и защите домашних животных и мерах по обеспечению безопасности населения в Тюменской области» (ст. 2)3; в Законе Свердловской области от 26 ноября 1997 года № 68-ОЗ «О содержании домашних животных в Свердловской области»4«Домашние животные, живущие под присмотром — животные, исторически прирученные и разводимые человеком, находящиеся на содержании владельца в жилище или служебных помещениях»

3. Прекращение права собственности на бесхозяйственно содержимое жилое помещение (ст. 293 ГК РФ).    Если собственник жилого помещения использует его не по назначению, систематически нарушает права и интересы соседей либо бесхозяйственно обращается с жильем, допуская его разрушение, орган местного самоуправления может предупредить собственника о необходимости устранить нарушения (например, собственник установил в своем доме оборудование, использование которого нарушает права и  интересы  соседей,  или разместил производство, отходы и выбросы которого причиняют ущерб природной среде). Если собственник и после предупреждения  продолжает  нарушать права и интересы соседей или  использовать жилое помещение не по назначению, либо без уважительных причин не произведет необходимый ремонт, суд по иску органа местного самоуправления может вынести решение о продаже жилого  помещения  с публичных торгов с выплатой собственнику вырученных от  продажи  средств  за вычетом расходов на исполнение судебного решения. Поскольку собственнику передается вырученная от продажи жилого помещения с торгов сумма, он, если речь идет о гражданине, может быть выселен из этого помещения без предоставления жилой площади, хотя бы и не был обеспечен другим жильем.1
				

Контроль за использованием и сохранностью жилищного фонда независимо от его принадлежности, в частности обеспечения прав и законных интересов граждан и государства возложена на Государственную жилищную инспекцию Постановлением Правительства РФ от 26 сентября 1994 г. № 1086 «О государственной жилищной инспекции в Российской Федерации»2.

4. Принудительное отчуждение земельного участка может производиться только на возмездных основаниях (кроме обращения взыскания по обязательствам и при отчуждении земельного участка, который в силу закона не может принадлежать данному лицу).

Институт принудительного прекращения права собственности в пользу государства в гражданском законодательстве именуется как «выкуп» земельного участка для государственных и муниципальных нужд (ст. 279 ГК РФ), что противоречит с ч. 2 ст. 35 Конституции РФ, предусматривающей возможность принудительного изъятия имущества только для государственных нужд.

В Земельном кодексе РФ это понятие сформулировано «как изъятие, в том числе выкуп» земельных участков для государственных и муниципальных нужд. Смысл последней формулировки можно расценивать как желание законодателя рассматривать случаи изъятия более широко, чем выкуп. Складывается впечатление, что может быть изъятие земельного участка без выкупа. Порядок изъятия земельных участков не предусматривает возможность прекращения права частного собственника без условия возмещения его стоимости. С другой стороны, различие в формулировках лишь подчеркивает соответственно гражданско-правовую или административную природу этого института. Несмотря на различия в определениях понятий «изъятие» и «выкуп», содержание их идентично.

По мнению Н.П. Кабытова, выкуп относится к правомерным действиям: юридическим актам, а именно — сделкам. Выкуп земельного участка — это действия продавца (частного собственника земельного участка) и покупателя, направленные на отчуждение прежним собственником участка, приобретение его новым собственником и уплате выкупной цены.

Земельный участок может быть изъят только для государственных и муниципальных нужд. Таким образом, российское законодательство критерий общеполезности устанавливает как нужды государственные или муниципальные. 
					

Изъятие земельных участков с этой целью производится лишь в исключительных случаях, установленных ЗК РФ. 

К ним относятся:

 1. Выполнение международных обязательств РФ;

2. Размещение объектов государственного или  муниципального значения при отсутствии других вариантов возможного размещения этих объектов;

3. Иные обязательства в установленных федеральными законами случаях, а применительно к изъятию, в том числе путем выкупа земельных участков из земель, находящихся в собственности субъектов РФ или в муниципальной собственности.  Принудительное отчуждение земельного участка для государственных и муниципальных нужд может производится только «при условии предварительного и равноценного возмещения стоимости земельного участка на основании решения суда».

Особый случай принудительного изъятия недвижимого имущества предусмотрен ст. 239 ГК. Речь здесь идет о ситуациях, когда земельный участок (либо участок недр, акватории и тому подобных природных объектов) изымается у частного собственника в публично-правовых интересах, например для прокладки магистрали, строительства каких-либо объектов и т. п. Если на таком участке находятся здания, сооружения или иное недвижимое имущество, собственник этих объектов (который вовсе не обязательно совпадает в одном лице с собственником земельного участка) вправе получить за них соответствующую компенсацию.

Для такого частного собственника закон предусматривает следующие гарантии.

Во-первых, выкуп у него такого недвижимого имущества либо его продажа с публичных торгов возможны только по решению суда, но не в административном порядке.

Во-вторых, обязательным условием изъятия является доказанность в суде невозможности использования изымаемого участка без прекращения прав собственника находящейся на участке недвижимости. В-третьих, земельное и иное законодательство может предусмотреть альтернативу изъятию в виде переноса зданий или сооружений на новый участок за счет средств того, в чьих интересах производится изъятие, либо строительства за его счет новых аналогичных сооружений.

Принудительный выкуп у частного собственника бесхозяйственно содержимых культурных ценностей допускается при наличии следующих условий (ст. 240 ГК). Прежде всего, дело должно касаться не любых, а только особо охраняемых государством культурных ценностей. Далее, в судебном порядке требуется установить не только факт бесхозяйственного содержания этих ценностей, но и реальную угрозу утраты ими своего значения в результате соответствующего бездействия или действий их собственника. Это касается только частных собственников, ибо бесхозяйственное содержание особо охраняемых государством культурных ценностей не может стать основанием для их изъятия у публичного собственника и передачи собственнику частному (например, какой-либо общественной организации), поскольку речь тогда шла бы об их приватизации, не предусмотренной законом. Наконец, и при наличии указанных выше обстоятельств, подтвержденных в судебном порядке, собственник изымаемых культурных ценностей все равно получает за них компенсацию – либо в виде вырученной от их продажи суммы, либо в виде иной компенсации, установленной по соглашению с выкупающим их органом государства или решением суда.

Реквизиция, т. е. предусмотренное законом принудительное изъятие у частного собственника его имущества по решению государственных органов в неотложных общественных интересах и с обязательной компенсацией, представляет собой традиционное для всякого правопорядка основание прекращения частной собственности граждан и юридических лиц.

  Реквизиция допустима только в обстоятельствах, носящих чрезвычайный характер (стихийные бедствия, аварии, эпидемии, эпизоотии и т. п.), и может производиться исключительно в интересах общества. Такое изъятие допустимо по решению государственных, но не муниципальных органов и не требует, следовательно, обязательного судебного решения.

Порядок и условия изъятия имущества путем реквизиции должны определяться специальным законом. В качестве дополнительных гарантий защиты интересов собственника реквизированного имущества п. 2 и 3 ст. 242 ГК предусматривают, во-первых, возможность судебного оспаривания размера компенсации, выплаченной за реквизированное имущество; во-вторых, возможность истребования по суду сохранившегося реквизированного имущества при отпадении обстоятельств, послуживших основанием для его реквизиции.

Действующий закон не исключает возможности национализации.Национализация есть обращение в государственную собственность имущества, находящегося в частной собственности граждан и юридических лиц (п. 2 ст. 235, ст. 306 ГК).

Она, однако, может осуществляться лишь на основании специального федерального закона и с возмещением собственнику не только стоимости вещи (имущества), но и всех причиненных этим убытков.

Другим основанием принудительного изъятия имущества у собственника без компенсации является его конфискация.

Конфискация представляет собой санкцию, примененную к частному собственнику в установленном законом порядке за совершение им правонарушения (ст. 243 ГК).

Такая санкция может быть применена к частному собственнику за совершение уголовного преступления (в соответствии с правилами конкретных норм Уголовного кодекса) либо иного правонарушения (обычно – административного). Едва ли не единственный случай применения конфискационной санкции за гражданское правонарушение предусматривает правило ст. 169 ГК, устанавливающей возможность безвозмездного изъятия имущества в доход государства в случае умышленного совершения сделки с целью, противной основам правопорядка и нравственности.

 По общему правилу конфискация осуществляется в судебном порядке. Административный порядок конфискации может предусматриваться законом (например, при изъятии предметов контрабанды таможенными органами, незаконных орудий охоты и лова – органами охраны природы и т. д.). Однако в этом случае изъятие может быть обжаловано в суд, даже если оно произведено на основании норм административного, а не гражданского законодательства, поскольку этим затрагивается право собственности, содержание и многие гарантии которого устанавливает именно гражданский закон.


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Конституция Российской Федерации: Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. М., 2009.
  2. Гражданский Кодекс РФ. Ч. 1 от 30 ноября 1994 г.// СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.
  3. Гражданский кодекс РФ. Ч. 2 от 26 января 1996 г.// СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410.
  4. Федеральный закон от 26 мая 1996 г. № 54-ФЗ «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации» // СЗ РФ. 1996 г. № 22, ст. 2591.
  5. Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»СЗ РФ. 1997. № 30. Ст. 3594
  6. Федеральный закон от 25 июня 2002 г. № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» // СЗ РФ. 2002. № 26 ст. 2519.
  7. Постановление Правительства РФ от 26 сентября 1994 г. № 1086 «О государственной жилищной инспекции в Российской Федерации»// СЗ РФ. 1994, № 23, ст. 2566, 2006. № 37; 2007. № 30 ст. 3943.
  8. Временные методические рекомендации по оценке соразмерной платы за сервитут (утв. Росземкадастром 17 марта 2004 г.) // СПС «Гарант».
  9. Закон Краснодарского края от 2 декабря 2004 г. № 800-КЗ «О содержании и защите домашних животных в Краснодарском крае» // Информационный бюллетень Законодательного Собрания Краснодарского края, № 24 (95) от 30 декабря 2004 г., часть I, стр. 25; № 35 (106) от 28 ноября 2005 г., С. 97.
  10. Закон Тюменской области от 07.04.2003 №130 «О содержании и защите домашних животных и мерах по обеспечению безопасности населения в Тюменской области» //Тюменские известия. 08.04.2003, № 68, № 137-138, 11.07.2003, № 232-233, 14.10.2005.
  11. Закон Свердловской области от 26 ноября 1997 года № 68-ОЗ «О содержании домашних животных в Свердловской области»// СПС «ГАРАНТ», 2008.
  12. Аккуратов И. Ю., Коршунов Н. М., Хореев А. А. К вопросу об ограничениях и обременениях права собственности // Государство и право. 2000. № 10.
  13. Бутаева Э.С. Прекращение права собственности помимо воли собственника / Автореф. дисс… Краснодар, 2008.
  14. Гражданское право. Учебник / Под ред. А.П. Киселева. Часть первая. М., 2009.
  15. Гребенников В. В. Институт собственности в условиях рыночной экономики и социального государства. М., 1996.
  16. Камышанский В.П. Актуальные проблемы права собственности. – Краснодар: НОУ ВПО ИНЭП, 2008.
  17. Камышанский В. П. Право собственности: пределы и ограничения. М., 2000.
  18. Качановский Ю. Римское право в XXI веке // Юрист. 1999. № 11. С. 64.
  19. Ким Д.Ч. Проблемы теории и практики применения частного сервитута // Журнал российского права. 2007. № 6.
  20. Копылов А. В. Сервитуты в римском, русском дореволюционном и современном гражданском праве // Древнее право. 1997. № 1.
  21. Кулагин М. И. Избранные труды по акционерному и торговому праву. М., 2004.
  22. Курдиновский В. И. Об ограничении права собственности на недвижимые имущества по закону (по русскому праву). Одесса., 1994.
  23. Мейер Д. И. Русское гражданское право. СПб, 2005.
  24. Неволин К. А. Полное собрание сочинений. Т. 4. История российских гражданских законов. Ч.2. Кн.2. Об имуществах. СПб., 2007.
  25. Поротикова О. А. Гражданско-правовое регулирование соседских отношений // Законодательство. 2004. № 4.
  26. Самончик О. А. Ограничения права землепользования сельскохозяйственных предприятий. М., 1989.
  27. Санфилиппо Ч. Курс римского частного права. М., 2009.
  28. Синайский В. И. Русское гражданское право. Общая часть и вещное право. Киев, 1994.
  29. Щенникова Л. В. Право собственности в гражданском законодательстве России // Законодательство. 2001. № 1.
  30. Bonfante P.Corso di diritto Romano. Parte I. La proprieta. Milano., 1966.
  31. Cimma M.R. I rapporti di vicinansa nel diritto postclassico: limiti della proprieta // Ius antiquum.2000. № 2.

     


     

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.99MB/0.00136 sec

WordPress: 22.61MB | MySQL:122 | 1,988sec