Проблемы интеллектуальной собственности

<

032014 0342 1 Проблемы интеллектуальной собственности

1 Теоретические основы исследования института интеллектуальной собственности

1.1 Определение интеллектуальной собственности как института

Хозяйственная деятельность любого экономического субъекта всегда основана на использовании каких-либо ресурсов, будь это уборка квартиры или производство атомного реактора. С развитием человечества состав затрат усложнялся и расширялся, начиная от собственного труда и объектов природы до сложных полуфабрикатов, наемных рабочих и заемных денежных средств. Также уже давно было отмечено, что в хозяйственной деятельности используются не только материальные, но и нематериальные ресурсы. Роль последних значительно увеличилась в последнее время в связи с углублением научного прогресса, снижением времени и издержек передачи информации. В связи с абсолютной необходимостью использования ресурсов в хозяйственной деятельности, по мере развития человечества между людьми начали складываться отношения по данному поводу, которые в настоящее время мы называем «отношения собственности».

Люди обычно называют собственностью имущество, вещи, принадлежащие кому-нибудь. Однако вещи являются только объектами собственности, но не собственностью, так как собственность не вещь, а отношения, характеризующие принадлежность вещи тому или иному лицу.

Собственность, в самом общем определении, есть отношение между людьми по поводу принадлежности вещей. Оно проявляется в том, что один человек (или группа людей) относится к определенной вещи как к своей, а другие люди относятся к ней как к чужой1.

Следовательно, если рассматривать собственность как систему отношений, можно выделить три основные элемента этой системы, анализ связей которых позволит определить сущность всей системы и направления ее развития:

субъект собственности;

объект собственности;

несобственник (общество).

Субъектом собственности может быть не только человек, но и группы людей в виде общественных организаций и экономических обществ. Причем, предприятия это не просто хаотичный набор людей — это определенные подобия личностей, прежде всего в лице руководителей данных предприятий, которые вступают в правовые отношения (от лица всего коллектива) с другими предприятиями и физическими лицами. Поэтому юридические лица подобны физическим субъектам1.

Обретение субъектом собственности создает ему определенную свободу выбора — распоряжение собственностью. Свое право быть властелином собственности субъект должен заработать, вкладывая в нее свой труд и свою духовную энергию. Целью такого вложения является ожидание обратной отдачи — собственность потом удовлетворит жизненные потребности субъекта. Таким образом, любой экономический субъект становится собственником для того, чтобы через нее максимизировать удовлетворение своих жизненных потребностей.

Объектом собственности может выступать любой объект материального или нематериального мира, в котором нуждаются люди. Отношения собственности связаны с центральной проблемой экономической науки, проблемой редкости, так как установление прав собственности имеет смысл только по отношению к ограниченным (редким) ресурсам: «…без какой-либо предпосылки редкости бессмысленно говорить о собственности»2.

Последний элемент системы собственности — общество. Этот элемент является очень важным, так как именно с позиции общества можно определить редкость объекта. По отношению к объекту субъект может сделать выводы о редкости лишь в терминах «есть» или «нет». То есть субъект может либо иметь, либо не иметь объект, но оценить его редкость не может. Роль общества оценить редкость объекта: насколько необходим данный объект для людей, сколько людей имеют аналогичные объекты, как тяжело получить такой же или аналогичный объект, и т.п. Таким образом, система собственности есть взаимосвязь всех трех основных элементов.

Воля собственника в отношении принадлежащего ему объекта выражается в предоставленных ему обществом правах владения, пользования и распоряжения. Владение означает хозяйственное господство собственника над объектом собственности. В этом волевом акте выражается статика отношений собственности, закрепленность объектов за определенными субъектами. Пользование означает извлечение из объекта полезных свойств путем его производительного и личного потребления. Распоряжение означает совершение в отношении объекта актов, определяющих его судьбу, вплоть до его уничтожения. Распоряжение может осуществляться в форме продажи, сдачи в наем, использования в качестве залога и совершения иных действий. В пользовании и распоряжении выражается динамика отношений собственности.1

Учитывая вышесказанное, можно дать юридическое определение отношениям собственности. Собственность — это общественные отношения по поводу блага, которые выражаются во владении, пользовании и распоряжении им, а также в устранении вмешательства всех третьих лиц в ту сферу хозяйственного господства, на которую простирается власть собственника .

В экономических определениях в качестве функциональной характеристики собственности — владение, пользование и распоряжение — используется категория присвоения, и собственность понимается как общественные от ношения по поводу присвоения экономических благ. Такое понимание собственности восходит к работам К. Маркса и марксистской теории собственности, в общем виде рассматривавшей собственность как исторически определенную форму присвоения, которая реализуется посредством производства материальных благ1.

Так институт права собственности является социальной формой экономических отношений собственности, который упорядочивает данные отношения. Установленные правила поведения приводят к осознанию субъектом его исключительного положения по поводу объекта относительно общества, уверенности в неприкосновенности своей собственности, что придает стабильность всей системе отношений собственности и экономике в целом.

В составе институтов Норт выделяет три главных составляющих:

  1. неформальные ограничения (традиции, обычаи, социальные условности);
  2. формальные правила (конституции, законы, судебные прецеденты, административные акты);
  3. механизмы принуждения, обеспечивающие соблюдение правил (суды, полиция и т. д.).

    Наличие в хозяйственной деятельности дополнительных ограничивающих факторов заставляет экономических агентов прилагать определенные усилия по их устранению или смягчению их действия. Эти усилия сопряжены с осуществлением трансакционных издержек. Классифицировать издержки осуществления рыночных трансакций можно следующим образом:

  4. издержки сбора информации;
  5. издержки ведения переговоров и составления контрактов;
  6. издержки надзора за соблюдением условий контракта;
  7. издержки принуждения выполнения контракта и взыскания убытков;
  8. издержки спецификации и защиты прав собственности, как важнейшего фактора формирования системы стимулов экономических агентов9.

    В основу современных формальных институтов положена англосаксонская правовая традиция, в которой право собственности расщеплено на частичные правомочия. Именно набор правомочий является тем элементом, который выступает связующим звеном современной системы собственности и характеризует содержание субъект-объектных отношений.

    Четко определенные правомочия собственников существуют только в идеале. Идеальный режим собственности предполагает, что все правомочия собственника определены и надежно защищены от чьего бы то ни было вмешательства. Определение «полного» либерального права частной собственности, которое к настоящему времени стало уже хрестоматийным, было предложено английским юристом А. Оноре. Оно включает 11 элементов:

  9. право владения, то есть исключительного физического контроля;
  10. право пользования, то есть личного использования;
  11. право управления, то есть решения, как объект может быть использован;
  12. право на доход, то есть на блага, проистекающие от предшествующего личного пользования или от разрешения другим лицам пользоваться объектом;
  13. право на «капитальную ценность», предполагающее право на отчуждение, потребление, промотание, изменение или уничтожение объекта;
  14. право на безопасность, то есть иммунитет от экспроприации;
  15. право на переход по наследству или по завещанию;
  16. бессрочность;
  17. запрещение вредного использования, то есть обязанность воздерживаться от использования объекта вредным для других способом;

    10)    ответственность в виде взыскания;

    11)    остаточный характер, то есть ожидание «естественного» возврата переданных кому-либо правомочий по истечении срока передачи или в случае
    утраты ею силы по любой иной причине1 .

    Данная система правомочий отражает наиболее полный набор действий, которые может осуществить собственник по отношению к объекту собственности. Все указанные правомочия тесно переплетены друг с другом. Причем, утрата одного из элементов может привести к уничтожению отношений субъект-объект. Например, право пользования не связано жестко с правом на отчуждение вещи. Но обратное неверно: право на передачу вещи неизбежно предполагает, что, по крайней мере, какая-то часть прав на пользование или доход у собственника имеется (иначе обмен с ним ни для кого не имел бы смысла).1

    Все указанные выше правомочия определяют функционирование системы отношений собственности. Перечню правомочий собственника, указанному выше, противостоит симметричный перечень ограничений, распространяющийся на всех несобственников (общество). Это запреты на присвоение ресурса, конфискацию, порчу, загрязнение, пересечение использования без разрешения и др. Они свидетельствуют о признании права собственности данного индивидуума другими членами общества. Правомочия говорят о том, как может поступать собственник, ограничения — о том, что не вправе делать несобственник.

    Из понимания права собственности как набора допустимых экономических решений следует, что любой акт обмена есть не что иное, как обмен правомочиями. Это — базовое представление для всего экономического анализа прав собственности. Следовательно, любой товар — это определенная сумма не только его потребительских или производственных характеристик, но и сопряженных с ним прав и ограничений. Его ценность и денежная цена зависят как от первых, так и от вторых.

    Чем шире набор правомочий, закрепленных за ресурсом, чем точнее они определены и надежнее защищены, тем выше его полезность. Продавец вынужден предлагать в акте обмена большее физическое количество того же самого блага, если закрепленные за ним правомочия серьезно ограничены.

    Отсюда видна связь рынка с рассредоточением прав собственности. Сдвиги в законодательстве фактически меняют состав товаров, выносимых на рынок. Экономические агенты не могут передать в обмене больше правомочий, чем они имеют. Поэтому расширение или сужение имеющихся у них прав будет вести к изменению условий и масштабов обмена (увеличению или уменьшению числа сделок в экономике).

    Таким образом, категория «собственность» включает в себя совокупность правомочий, связанных с владением, пользованием и распоряжением вещью, законно приобретенной субъектом экономических отношений. Собственность воспринимается не как личное чувство владения, а признанные обществом права на вещь и возникающие из этих прав обязанности. Отсюда, собственность — определенный договор индивидуумов уважать права собственника, так как каждый индивидуум является собственником чего-либо и желает такого же отношения к себе.

    Анализируя все выше сказанное можно сделать вывод о том, что собственностью является трехзвенная система, включающая объект, субъект и общество. Системность данным элементам придают взаимосвязи элементов в виде общественных отношений, наиболее значимые из которых отношения между субъектом и обществом. В данных отношениях наиболее важными являются: отношения между субъектом и обществом по поводу присвоения объекта; отношения между субъектом и обществом по поводу хозяйственного использования объекта; отношения между субъектом и обществом по поводу распределения дохода от собственности,

    Определив выше методологическую основу исследования отношений собственности, можно непосредственно перейти к анализу специфики отношений интеллектуальной собственности и соответствующих им институтов.

    Интеллектуальная собственность образует специфический институт в связи с особым видом объекта собственности. Объект имеет идеальный нематериальный характер. Это бестелесные, неосязаемые вещи, связанные с субъектом особым образом. Для определения сущности института интеллектуальной собственности необходимо определить влияние специфичности объекта на содержание общественных отношений.

    Можно выделяется три группы интеллектуальных объектов по степени отношения к индивидууму, которые могут быть объектами собственности:

  • объекты, связанные с характеристиками самого индивидуума — интеллект, знания, память, талант и т.п.;
  • объекты, удовлетворяющие духовные потребности людей, связанные с творческой, интеллектуальной деятельностью личности и ее результатами — научные открытия, литературные, музыкальные и другие произведения;
  • объекты, создаваемые для удовлетворения производственных потребностей, связанные с экономической деятельностью людей — промышленные образцы, полезные модели, ноу-хау и т.п.

    Субъектов интеллектуальной собственности можно разделить на группы по раду признаков:

    1)    экономическая функция: создатель, пользователь, владелец;

    2)    степень общности: индивидуум, коллектив, общество;

    3)    институциональная форма: физическое лицо, хозяйственные общества, общественные организации,    государство.

    В перечне субъектов интеллектуальной собственности выделяется категория «создатель». Специфика интеллектуального объекта такова, что создатель является вечным «совладельцем», так как может воспроизвести точную копию с большой долей вероятности с минимальными затратами. Рабочий тоже может воспроизвести сделанную им вещь. Однако он не является совладельцем полученного предмета, поскольку для ее воспроизводства нужны другие ресурсы, которыми он не владеет. Исторически сложились нормы производственных отношений, при которых созданный продукт переходит в собственность распоряжающегося ресурсами субъекта — предпринимателя. Рабочий получает неполную компенсацию за использование его человеческого ресурса при производстве каждого созданного при помощи его продукта, выражающуюся в норме заработной платы. Предприниматель получает право распоряжаться результатами производства и вправе в любой момент остановить данный процесс. Создатель выпускает интеллектуальные объекты при помощи внутренних интеллектуальных ресурсов. Поэтому для воспроизводства ему нет необходимости привлекать ресурсы со стороны. Продав свой объект он не теряет создавших его ресурсов. Именно это придает создателю такие существенные качества.

    Анализ специфичности общественных отношений интеллектуальной собственности необходимо начать с отношений присвоения. Набор актов присвоения данных объектов собственности, не отличается от выше перечисленных актов, свойственных материальным объектам, но все же имеет свою специфику.

    Характеристики индивидуума являются наиболее спорными объектами интеллектуальной собственности. На основе анализа соответствия таких объектов ключевым элементам отношений собственности можно сделать вывод о том, что для того, чтобы знания стали ценны для кого-либо еще, кроме самой личности, она должна затратить массу интеллектуального труда.1 Причем труд не обязательно должен быть связан с наукой. Простое созерцание и познание мировых законов формирует человеческий интеллект, обогащает память. Врожденные способности становятся талантом только посредством деятельности. Необходимое условие для признания их объектами собственности — пригодность к обмену. Обмен выражает общественную необходимость данного объекта и подчеркивает его ограниченность. Существует несколько форм обмена знаниями, навыками и умениями, например, обучение.

    Анализируя акты присвоения интеллектуальных объектов, приходим к выводу, что труд имеет приоритетное значение в ходе установления от ношений интеллектуальной собственности. Интеллектуальные объекты не могут быть дарами природы, они являются только результатом работы интеллекта. Другие виды актов присвоения применимы для установления отношений собственности, но в большинстве случаев также требуют интеллектуальных усилий для овладения объектом. Так, без осознания заложенных в отношения по поводу интеллектуальных объектов не имеют смысла.

    Специфичность объекта, субъекта и способов присвоения интеллектуальной собственности создает специфические характеристики использования объекта. Набор правомочий, закрепленных за собственником, меняется. Право владения, традиционно трактующееся как исключительный физический контроль над вещью, не может относиться в полном объеме к нематериальным объектам. Для них не всегда нужен физический носитель. Поэтому данный вид правомочий связан с признанием общества факта владения интеллектуальным объектом.

    Право пользования, означающее возможность личного использования, также характерно больше для вещей. Сущность данного права заключается в том, что собственность дает возможность удовлетворить потребности собственника. Большинство потребностей людей удовлетворяются физическими объектами: пища, одежда, дом. Пользование данными объектами обусловлено временными и пространственными рамками. Нематериальные объекты могут удовлетворить только нематериальные потребности, независимо от формы существования. Однако большая часть нематериальных объектов создается для того, чтобы быть использованной в обмене.

    Распоряжение собственностью состоит в возможности определения судьбы объекта — быть использованным лично, либо принести доход в результате передачи объекта другому субъекту. Право распоряжения характерно для всех видов собственности. Именно это право и дает то чувство свободы, которое испытывает собственник, принимая решение о будущем своей собственности. Оно основано на санкционировании обществом права исключить из доступа к объекту других субъектов. Однако, приняв решение о получении дохода от передачи всех прав другому субъекту, собственник не может окончательно расстаться с объектом. Поэтому право распоряжения может быть использовано неоднократно по отношению к одному и тому же интеллектуальному объекту.

    Главной проблемой системы интеллектуальной собственности является проблема распределения дохода (см. таблицу 1).

    Вид дохода и способ его получения отличается в зависимости от того, в какой форме выступает объект интеллектуальной собственности: готового товара — передача самого объекта для использования в производстве копий его материального носителя, или ресурса, используемого в самостоятельной производственной деятельности.

     

    Таблица 1 – Распределение доходов от объектов интеллектуальной собственности в зависимости от вида объекта и субъекта

    Объект ИС

    Субъект ИС

    Форма использования объекта ИС

    Особенности распределения дохода

    Характеристики индивидуума

    Создатель (индивид)

    Ресурс

    Доходом является заработная плата, получаемая индивидуумом в соответствии с его навыками, умениями, знаниями и значимостью для производственного процесса.


     


     

    Товар

    Доходы от передачи знаний, навыков и умений в процессе обучения учеников.

    Авторские Права

    Создатель (автор)

    Ресурс

    Доходов нет, так как сами по себе идеи не участвуют в обмене. Доход приносит конечный результат в виде книги, киноленты, картины и т.д.


     


     

    Товар

    Доход автора от тиражирования объекта, обычно прямо пропорционален количеству выпушенных копий.


     

    Физическое лицо

    Ресурс

    Доход от продажи созданных физических носителей, пропорционален количеству проданных копий,


     


     

    Товар

    Доход от продажи права воспроизведения и создания материальных носителей другому субъекту.


     

    Юридическое лицо

    Ресурс

    Доход от продажи созданных физических носителей, пропорционален количеству проданных копий.


     


     

    Товар

    Доход от продажи права воспроизведения и создания материальных носителей другому субъекту


     

    Государство (общество)

    Ресурс

    Доход в виде повышения морального и интеллектуального состояния общества. Не измерим денежными единицами


     


     

    Товар

    Налоговые поступления от функционирования рынка объектов авторского права

    Промышленная собственность

    Физическое лицо

    Ресурс

    Доход в виде личного использования собственного знания в производственном процессе. Пропорционален количеству проданных товаров, созданных с использованием данного объекта. Продажа другому лицу права использования в производственном процессе данного объекта — лицензия

    Товар

    Продажа объекта (патента) целиком — без возможности индивидуального использования объекта в качестве капитала

     

    Соответственно доходы поступают в форме платежей от продажи самого ресурса или за материальные объекты, созданные при помощи данного ресурса. Процесс передачи объективно необратим, поэтому арендная плата за временное использование интеллектуальной собственности для большинства форм объектов не применима. Из-за идеальности объекта интеллектуальной собственности доход от ее использования является частью дохода от продажи копии вещественной формы объекта.

    Таким образом, специфический объект отношений интеллектуальной собственности приводит к появлению самостоятельной системы с характерными для нее отношениями между субъектом и объектом и субъектом и обществом. Так, невозможно говорить о полной передаче прав на объект в процессе обмена, так как с объектом связан неотделимый субъект — создатель, который может воспроизвести объект с минимальными издержками. Способы присвоения хотя и не отличаются от системы материальной собственности, но также носят специфический характер.

    Международное определение объектов интеллектуальной собственности основано на конвенции, учредившей Всемирную организацию интеллектуальной собственности (World Intellectual Property Organization), подписанной в Стокгольме в 1967 году. В соответствии с ней, объектами собственности являются права, относящиеся к конкретным результатам творческой деятельности в производственной, научной и художественной областях. Гражданский Кодекс РФ, который также оперирует данным понятием, раскрывает в общем виде его содержание в ст. 138 ГК РФ. Под интеллектуальном собственностью в российском законодательстве понимается не что иное, как совокупность исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, а также некоторые иные приравненные к ним объекты, в частности средства индивидуализации участников гражданского оборота и производимой ими продукции (работ, услуг). Перечня конкретных объектов правовой охраны, подпадающих под понятие интеллектуальной собственности, Кодекс не содержит. Однако из ст. 138 ГК РФ однозначно следует, что соответствующая правовая охрана результатов интеллектуальной деятельности и других, приравненных к ним объектов, обеспечивается лишь «в случаях и в порядке, установленных настоящим Кодексом и другими законами». Это означает, что для отнесения того или иного результата интеллектуальной деятельности к интеллектуальной собственности требуется прямое указание закона.

    Отсутствие в ГК РФ РФ указания на конкретные виды объектов интеллектуальной собственности предоставляет возможность путем принятия соответствующих законов или внесения в них изменений и дополнений относить к их числу те или иные результаты интеллектуальной деятельности, т.е. более оперативно и не меняя самого ГК РФ решать такие вопросы. Как показывает мировой опыт последних двух-трех десятилетий, число и виды охраняемых результатов интеллектуальной деятельности постоянно расширяются. Так, только за последние пять лет круг охраняемых в Российской Федерации объектов интеллектуальной собственности пополнился полезными моделями, наименованиями мест происхождения товаров, топологиями интегральных микросхем, программами для ЭВМ, базами данных, служебной и коммерческой тайной, объектами смежных прав. Напротив, такие результаты интеллектуальной деятельности, как открытия и рационализаторские предложения, лишились практической охраны, хотя вопрос о них в законодательном плане до сих пор пока окончательно не решен. Так или иначе, конкретный состав объектов интеллектуальной собственности не находится в застывшем состоянии, а, напротив, постоянно уточняется и конкретизируется.

    Основные отличия от материальной собственности в данном подходе видятся в следующем. Во-первых, объектом выступают творения человеческого разума, то есть они идеальны. Во-вторых, чтобы быть объектом общественных отношений и быть доступными для восприятия другими людьми, они должны быть представлены в объективной форме, то есть, зафиксированы каким-либо способом на материальных носителях (запись на бумаге, магнитном носителе и т.д.) и иметь возможность практически неограниченного тиражирования, распространения и преобразования этой формы, В-третьих, по поводу данных объектов возникают два вида отношений: имущественные права (основанные на стоимостной оценке блага) и неимущественные права (основанные на нравственных и иных социальных оценках). В состав неимущественных (личных) прав независимо от имущественных прав входят права на:

авторство — то есть право считаться автором интеллектуального объекта;

имя — то есть право определять форму указания имени автора объекта: под своим именем, условным (псевдонимом) или анонимно;

неприкосновенность — то есть право на защиту объекта и имени от всякого рода искажений или иных посягательств, способных нанести ущерб чести и достоинству автора1.

Таким образом, интеллектуальная собственность выражает общественные экономические отношения по поводу результатов интеллектуального труда и интеллектуальных ресурсов . Принимая во внимание институциональную основу общественных отношений, институтом интеллектуальной собственностью являются формально или неформально установленные правила и нормы, упорядочивающие общественные отношения по поводу результатов интеллектуального труда и интеллектуальных ресурсов, а также механизмы принуждения соблюдения установленных правил.

Носителем риска является субъект, но причина заключается как в объекте, так и в субъекте:

Риски, связанные с особенностью объекта:

  1. неопределенности создания — заключается в том, что не всегда можно получить готовый конечный объект. Любое исследование может привести к неразрешимой на сегодняшний день задаче. Поэтому нет 100% уверенности в конечном результате;
  2. воспроизводимости — заключается в том, что может быть воссоздан как при помощи автора, так и независимыми исследователями сходный, но не идентичный интеллектуальный объект;
  3. технологический — заключается в невозможности материальной фиксации или промышленного применения полученного объекта.

    Риски, связанные с особенностью субъекта:

  4. предпринимательский — заключается в неэффективном технологическом использовании полученного объекта, либо в неприятии рынком полученных товаров;
  5. государственный — изъятие интеллектуальных объектов, как стратегически важных;
  6. правовой — связан с воспроизводимостью интеллектуальных объектов и слабой законодательной защитой интеллектуальных прав как внутри государства, так и за его пределами.

    Величина риска позволяет покупателям интеллектуальной продукции снизить ее стоимость. Эта характерно для всех объектов интеллектуальной собственности. Занижение капитальной стоимости делает использование объектов интеллектуальной собственности сверхприбыльным. Причины данной несправедливости кроются не только в вероятностном исходе получения прибыли от использования данных объектов, но и отношение их создателей и владельцев, которые, как правило, готовы забрать хоть какие-то материальные блага, не вдаваясь в расчеты предполагаемой прибыли. Последнее утверждение особенно остро чувствуется в переходной экономике России.

    Запрещение вредного использования для интеллектуальной собственности также очень специфично. На примере с изобретателем разберем, какие виды ущерба можно нанести вредным использованием интеллектуальной собственности (таблицу 2).

    Из всего выше сказанного можно сделать вывод, что отношения интеллектуальной собственности являются специфическими и не вписываются в полной мере в систему отношений по поводу материальных вещей. Разобраться в специфике системы можно только при детальном анализе интеллектуальной собственности как института.

    Возникновение института интеллектуальной собственности основано на специфике объектов. Отношения по поводу интеллектуальных объектов требуют упорядочивания, поскольку права индивидов на них не вытекают естественным образом из процесса создания.

     

     

    Таблица 2 – Виды ущерба от вредного использования интеллектуальной собственности

     

    Прямой

    Косвенный

    Материальный

    Если изобретатель продает изобретение кому-то еще, не прибегая к его кардинальной переработке. Это приводит к созданию аналогичных товаров конкурентами, потере монопольного положения по созданию данных товаров и потере прибыльности предприятия.

    Изобретатель на основе своего изобретения создает новый интеллектуальный объект. Данный объект понизит эффективность функционирования первоначального изобретения. В случае продажи нового объекта конкуренту понизится конкурентоспособность первоначального покупателя.

    Нематериальный

    Потеря эффективности вложения средств в приобретенный интеллектуальный объект приведет к снижению заинтересованности покупателя в обновлении интеллектуальных объектов, снижению инвестиций в НИОКР.

    Вероятность такого поведения изобретателя ухудшает деловую среду на рынке интеллектуальных объектов, повышает риски и понижает инвестиционную привлекательность всей инновационной сферы.

     

    Для того, чтобы уменьшить отрицательные последствия конфликтных ситуаций, вызванных интеллектуальными объектами, общество пришло к необходимости упорядочить данные отношения, продумать «правила игры» и стимулировать выполнение данных правил.

     

     

    1.2 Классификация объектов интеллектуальной собственности

     

    Согласно российскому законодательству, объекты интеллектуальной собственности делятся на:

  7. промышленная собственность: патенты на изобретения, свидетельства на полезные модели, патенты на промышленные образцы, свидетельства на товарные знаки, фирменные наименования, свидетельства на право пользования наименования места происхождения и пресечение недобросовестной конкуренции
  8. авторская собственность: научные публикации, литературные, музыкальные, хореографические, драматические, аудиовизуальные, архитектурные, фотографические произведения, географические и другие карты и планы, программы для ЭВМ, базы данных, топология интегральных микросхем и другие произведения.

    Некоторые исследователи, например С.А. Смирнов, останавливаются на перечислении вышеуказанных объектов в качестве классификации, даже не объясняя признак классификации, который явно не указан в законодательстве, но очевиден: участие объектов в различных отраслях человеческой жизни1.

    Промышленная собственность непосредственно участвует в процессе производства товаров и услуг, а авторская собственность приносит скорее удовлетворение моральных потребностей, но также может быть использована в производстве. Особняком стоит группа объектов, называемых «ноу-хау». Согласно данной классификации, эту группу можно отнести к промышленной собственности. Однако на ноу-хау нельзя оформить патент, ибо он должен содержать исчерпывающую информацию об объекте, что непременно приведет к раскрытию сути секрета. Суть ноу-хау — это закрытие определенной информации промышленного характера к доступу третьим лицам. То есть ноу-хау должно содержаться в голове индивидуума или группы индивидуумов. Поэтому есть классификации, где ноу-хау выделены в отдельную группу объектов, содержащую коммерческие, технологические, технические, финансовые, организационные, медицинские, биотехнологические и другие секреты2 .

    Используется также классификация на основе принципа отношения к сфере общественного использования объектов:

  • объекты авторского права;
  • объекты промышленной собственности;
  • научные открытия1.

    Названные классификации не отходят от правового определения интеллектуальной собственности как обладания исключительными правами на результаты интеллектуальной деятельности. Авторы указанных выше классификаций исследуют формальные действующие институты и объектом анализа, в основном, является какой-то другой аспект интеллектуальных объектов — описательно-содержательный, стоимостной и др.

    Таким образом, выделяемые авторами интеллектуальные объекты напрямую зависят от цели исследования. Так, Н.А. Мягкова исследует роль интеллектуальной собственности в воспроизводстве научно-технического потенциала, соответственно анализируя наиболее эффективных собственников и проводя классификацию интеллектуальных объектов по видам собственности: индивидуальная, частная, коллективная, общественная, смешанная2.

    Анализируя интеллектуальную собственность в широком философском восприятии, не ограничиваясь материальной оболочкой и делая упор на знание как объект, A.M. Орехов выделяет:

    по месту нахождения: субъективную и объективную интеллектуальную собственность;

    по степени известности: общеизвестную и новооткрытую интеллектуальную собственность;

    при комбинировании предыдущих критериев: субъективную общеизвестную, объективную общеизвестную, субъективную новооткрытую и объективную новооткрытую;

    по степени редкости: общую и специфическую интеллектуальную собственность1. Соответственно, чтобы проводить исследование отношений интеллектуальной собственности или института интеллектуальной собственности, необходимо искать всевозможные критерии классификации указанных объектов для наибольшего выявления их видов.

    Подход к поиску критериев классификации интеллектуальных объектов основан на самом определении интеллектуальных объектов. Так, трактуя объекты интеллектуальной собственности как фиксированные результаты интеллектуальной деятельности, участвующие в экономических отношениях, Н.А. Шаранова выделяет следующие критерии и соответствующие им виды отношения и объекты интеллектуальной собственности (таблицы 3,4)2.

     

    Таблица 3 – Классификация интеллектуальной собственности

     

    Критерий классификации

    Вид интеллектуальной собственности (или объекта интеллектуальной собственности)

    1

    Характер хозяйственной деятельности, в процессе которой создается и используется объект интеллектуальной собственности

    интеллектуальная собственность научно-
    технической сферы,

    интеллектуальная собственность гуманитарной
    сферы

    2

    Характер творческой деятельности по созданию объекта интеллектуальной собственности

    формообразующая направленность (например,
    произведения искусства)

    содержательная направленность (например, большинство объектов промсобственности)

    3

    Принцип оборотоспособности (отделимости от конкретного субъекта права)

    оборотоспособная,

    необоротоспособная

    4

    По юридическому статусу владельца

    интеллектуальная собственность юридических
    лиц,

    интеллектуальная собственность физических лиц

    5

    По количеству авторов-создателей, владельцев

    коллективная интеллектуальная собственность,

    индивидуальная интеллектуальная собственность

    6

    По форме собственности

    государственная интеллектуальная собственность

    частная интеллектуальная собственность

     

    Анализируя данные классификации, можно прийти к выводу, что отношения интеллектуальной собственности соответствуют одной из общественных сфер (научно-технической или гуманитарной), имеют определенное направление интеллектуальной деятельности (форма или содержание), могут и не возникнуть (оборотоспособность) и зависят от субъекта собственности.

    Наиболее интересным критерием, является оборотоспособность, под которой автор понимает отделимость от субъекта. Однако среди видов объектов интеллектуальной собственности нет соответствующего необоротоспособным отношениям объекта. Такое внутреннее противоречие возникает из авторского определения объектов — если они фиксируемы, то значит они оборотоспособны.

     

    Таблица 4 – Классификация объектов интеллектуальной собственности

    Критерий классификации

    Вид объекта интеллектуальной собственности

    1

    Характер интеллектуальной деятельности, в процессе которой был создан объект интеллектуальной собственности

    научный результат,

    изобретательская работа,

    проектно-конструкторская работа,

    управленческая работа,

    программный продукт,

    •    работа в области литературы и искусства и др,

    2

    Характер объективной формы представления результата интеллектуальной деятельности:

    монография,

    статья,

    чертеж,

    нотная запись,

    описание изобретения и др.

    3

    Характер и перспектива использования объекта интеллектуальной собственности в процессе воспроизводства

    конструкторская документация

    технологическая документация,

    эксплуатационная документация и т.д.

     

    Когда исследователь снимает ограниченность формального определения интеллектуальных объектов, то классификации объектов становятся более широкими. Так Н.О. Старкова и А.Н. Костецкий, трактуя интеллектуальные объекты как объекты интеллектуальной собственности в формальном понимании и другие интеллектуальные активы фирмы, выделяют следующие критерии классификации и соответствующие им объекты (таблица 5).

     

    Таблица 5 – Классификация интеллектуальных активов предприятия

    Признак классификация

    <

    Интеллектуальные собственники

    1. По среде образования и

    аккумулирования

    1.1.    Внутренние (во внутренней среде предприятия: технологии, производственные ноу-хау, организационная культура предприятия)

    1.2.    Внешние (во внешней среде предприятия: имидж, репутация торговой марки, влияние на распределительные каналы и т.д.)

    2. По источнику образования

    2.1.    Преобразованы из потока информации внешней среды (технологии,
    нововведения и т.д.)

    2.2.    Преобразованы из внешнего корпоративного потока информации(имидж, репутация торговой марки и т.д.)

    2.3.    Преобразованы из внутреннего корпоративного потока информации (организационная культура, внутренний имидж, управленческие навыки и т.д.)

    3. Сфера применения

    3.1.    Для внутреннего применения

    3.2.    Для накопления на фирме

    3.3.    Для продажи

    4. Частота использования

    4.1.    Одноразовые

    4.2.    Многоразовые

    5. Метод создания

    5.1,    Прямые

    5.2.    Косвенные

    6. По потенциалу

    6.1.    Радикальные (базовые)

    6.2.    Комбинаторные (используемые в различных сочетаниях)

    6.3.    Дополняющие

    7. Стадия жизненного цикла, на которой используются интеллектуальные активы

    7.1,    Интеллектуальные активы, используемые на стадии технической подготовки, НИОКР, внедрения

    7.2.    Интеллектуальные активы, используемые на стадии производства

    7.3.    Интеллектуальные активы, используемые на стадии реализации (включая тактический маркетинг)

    7.4.    Интеллектуальные активы, используемые на стадии послепродажного сервиса, осуществляемого изготовителем

    8. По формам

    8.1.    Эксплицитные (поддающееся формализации)

    8.2.    Имплицитные (не поддающееся формализации)

     

    Обобщив вышеперечисленные подходы к классификации объектов интеллектуальной собственности можно выделить классификацию интеллектуальной собственности по виду существования объекта:

  1. овеществленные в материальном носителе и носящие объективный характер — отношения по поводу результатов интеллектуальной деятельности;
  2. неовеществленные в материальном носителе, но зафиксированные в интеллекте — отношения по поводу интеллектуальных ресурсов .

     

     

    1.3. Противоречия процесса формирования формального института интеллектуальной собственности

     

    Целью спецификации прав собственности на интеллектуальные объекты является получение дохода при распоряжении своей собственностью. То есть причиной для установления отношений собственности является соотнесение субъектом предполагаемых выгод и издержек, связанных с данным объектом. Таким образом, что критерием необходимости возникновения отношений собственности является экономическая целесообразность спецификации прав. Соблюдение данного критерия должно быть достаточно для проведения спецификации прав.

    Если же трактовать интеллектуальные объекты как продукт свободного труда, соединяющего собственно труд с использованием принадлежащих автору интеллектуальных ресурсов, то основным оценочным аргументом определения дохода от объекта является предполагаемый поток будущих прибылей и издержек. Используя данный подход, собственник должен персонально определять стоимость книги для конкретного покупателя или стоимость посещений уроков для данного ученика. Причем, чем выше врожденный интеллект контрагента, тем выше уровень использования данных объектов, тем выше предполагаемый уровень будущих доходов. Следовательно, людям с большими способностями было бы сложнее получать образование и вести научные исследования. Очевидный прямой эффект от данной стратегии — торможение научно-технического прогресса и всей мировой экономики в целом. В настоящее время данное противоречие решается достаточно просто: данные объекты либо вообще не признаются объектами интеллектуальной собственности (знания, идеи), либо, признаваясь таковыми (научные открытия) де-юре, не являются ими де-факто (находятся вне поля формальных «правил игры»). Эффективное разрешение данного противоречия является одной из основных задач исследования проблем интеллектуальной собственности.

    Однако данные общественные издержки свойственны не только интеллектуальным ресурсам человеческой личности. Так, уже существующие институты интеллектуальной собственности являются тормозом научного и технического прогресса. Объекты института авторского права и промышленной собственности называются основным препятствиями развития человечества. Например, нормой авторского права является лицензирование. Это дает возможность продавать не интеллектуальный объект, а лицензию на выполнение с ним определенных действий и при этом сохранить свои авторские права на него. «Получается что-то вроде сказочной неразменной монеты: ты ее отдал, а она снова у тебя в кармане. Именно так создаются майкрософты всего мира: они бесконечно продают право использования чего-то, ничего при этом не теряя. Неудивительно, что людям очень нравится владеть собственностью такого рода»1.

    Существует мнение, что авторское право было создано специально, чтобы защитить издателей, а не собственно авторов2. Так как именно издатель берет на себя риск распространения готовых для потребления объектов интеллектуальной собственности, он получает прибыль в случае удачного распространения произведения. Желая защитить себя, вернее свою прибыль, издатели договорились установить такие нормы, регулирующие отношения с авторами, обществом и между собой, чтобы коммерчески успешные проекты оставались в их праве монопольного функционирования. С одной стороны ничего противоестественного в этом нет — издатель является предпринимателем. Он приобретает необходимые для производства товара ресурсы: текст (интеллектуальный ресурс), печатный станок, бумагу (материальный ресурс), нанимает рабочих и организовывает производство. Готовый товар -книга, которая удовлетворяет духовные потребности человека — возможно, не будет куплен в том количестве, которое компенсирует понесенные расходы и принесет нормальную прибыль. Если к этому прибавить и еще то, что главный производственный ресурс — текст, может быть кем-то получен без согласия на то предпринимателя, уже заплатившего автору за право издания текста, то данный бизнес становится очень рискованным. Авторам, конечно, даются определенные права — они должны участвовать в процессе создания и распространения своих произведений, но основной упор сделан на неправомерное использование данного интеллектуального объекта в качестве ресурса другими субъектами.

    Однако при анализе процесса потребления интеллектуальных объектов становится, очевидно, что удовлетворение приносит не физический носитель, а сам интеллектуальный объект. Единственным необходимым условием удовлетворения потребностей становится наличие канала связи между объектом и пользователем. В качестве канала связи выступает материальный носитель и связанные с его созданием расходы: типографские, хранение, доставка. Пользователь, конечно, должен их компенсировать.

    Но вот если отделить текст книги от носителя? Сколько он будет стоить тогда? Когда произведение не востребовано, оно товаром не является, а значит, его меновая стоимость равна нулю. Но парадокс состоит в том, что по мере того, как этот роман, первоначально стоимости не имеющий, приобретает популярность, его меновая стоимость растет1.

    К интеллектуальным объектам применимо в точности обратное отношение по сравнению с материальным товаром: «Привычное более ценно, чем редкое. Совершенно уникальная информация очень часто товаром во-

    Однако институт интеллектуальной собственности становится инструментом эксплуатации потребителя интеллектуальных продуктов. Потребители зажаты рамками авторского права и других институтов. Причем реальные положительные эффекты получает небольшая часть индивидуумов и большая часть корпораций. «Ясно, что лишь немногие индивидуумы получают патенты. А вот компании получают их тоннами. Это хорошее оружие для защиты от других компаний, которые грозят подать в суд за использование их патентов. Современная патентная система — это по существу холодная война, где вместо ядерного оружия используется интеллектуальная собственность. И эта война немногим лучше той»1.

    Особенно обострилось такое негативное отношение к интеллектуальной собственности в последнее время в связи с появлением компьютеров и глобальных сетей, таких как Internet. Эти сети являются каналом передачи интеллектуальных объектов потребителям практически с нулевыми издержками. Механизмы принуждения к соблюдению норм авторского права стали не действенными, в том числе и из-за несогласия потребителя оплачивать услуги издателя, прибыли которого становятся сверхбольшими. Особенно показательна борьба мирового компьютерного сообщества с продуктами компании «Майкрософт». Данная фирма монополизировала права на специфическую компьютерную программу — операционную систему. Данная программа необходима для «превращения» компьютера из груды железа в машину, удовлетворяющую потребности человека.

    Решение данного противоречия лежит в расширении институтов интеллектуальной собственности. Так, спецификация прав собственности, согласно теореме Коуза, приведет к тому, что экономические агенты будут поступать наиболее эффективным для них образом. Под спецификацией можно понимать перераспределение правомочий между собственником и обществом в такой пропорции, в которой собственник был бы заинтересован, в том числе и экономически, в создании интеллектуальных объектов, несобственник мог бы использовать данные объекты, не нарушая интересов собственника для поддержания научного и экономического прогресса. Способ решения данного противоречия, на наш взгляд, достаточно прост и вытекает из самой логики экономических отношений. Поскольку спецификация интеллектуальной собственности ведет к денежным расходам, то затраты на формализацию и содержание объективно ограничиваются. Эксплуатация интеллектуальных объектов должна привести владельца к получению новых продуктов, технологий, квалификации рабочих, способов организации. Конечный эффект — рост производительности труда, снижение издержек и рост денежных доходов. Финансовое ограничение затрат фирмы на содержание интеллектуальных объектов проводится на уровне общественно нормальной окупаемости, что позволяет не опасаться «тотальной спецификации» прав. Поэтому в частной собственности оказываются интеллектуальные объекты, приносящие желаемый доход и уровень окупаемости вложений. Если интеллектуальные объекты являются неэффективными с точки зрения инвестиций, их содержание должно осуществляться за счет общественных расходов. Следовательно, увеличив расходную часть функционирования интеллектуальной собственности за счет высоких издержек формализации, можно ограничить перевод в частую собственность интеллектуальных объектов. Конечно, увеличивать расходы только за счет регистрационных сборов не является эффективным, так как это уменьшает вероятность воспользоваться плюсами формализации мелкими собственниками, которые не смогут себе позволить пройти процесс формализации в виду недостатка финансовых ресурсов. Это еще больше увеличит всесилие большого бизнеса, ибо создатели должны будут искать инвесторов только в среде крупных корпораций, что может привести к несправедливому перераспределению дохода от данной собственности в пользу инвестора. Это также не будет способствовать увеличению заинтересованности в творческой деятельности, которая является источником объектов интеллектуальной собственности и научно-технического прогресса.

    Итак, интеллектуальная собственность является специфическим видом отношений собственности, основанной на особой форме существования объекта. Объекты интеллектуальной собственности имеют идеальный нематериальный характер существования. Это бестелесные, неосязаемые вещи, связанные с субъектом особым образом.

    Выделяются три группы объектов интеллектуальной собственности:

  3. объекты, связанные с характеристиками самого индивидуума;
  4. объекты, связанные с творческой, интеллектуальной деятельностью личности и ее результатами, создаваемые для удовлетворения духовных потребностей;
  5. объекты, связанные с экономической деятельностью людей, создаваемые для удовлетворения производственных потребностей.

    Все виды интеллектуальных объектов обладают специфическими характеристиками: неотделимость от создателя, минимальные издержки копирования и передачи, возможность многоразового использования без изменения качественных характеристик, возможность одновременного получения и использования разными субъектами.

    Идеальная форма существования интеллектуальных объектов меняет содержание отношений присвоения, владения, пользования, распоряжения и распределения дохода. Специфичность данных отношений интеллектуальной собственности состоит в: необходимости интеллектуального труда в процессе присвоения объекта; непривязанности владения и использования в пространстве и времени к материальному носителю; не формальном характере и обратимости распоряжения; опосредованности получения дохода.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    2 Проблемы развития института интеллектуальной собственности в российской экономике

     

    2.1 Формы объектов интеллектуальной собственности и соответствующие им институты в РФ

     

    Как уже было указано выше, современное определение интеллектуальной собственности дано Всемирной организацией интеллектуальной собственности. Объектами собственности являются права на объекты, являющиеся результатом творческой деятельности в производственной, научной и художественной областях:

  6. литературные, художественные произведения и научные труды;
  7. исполнительская деятельность артистов, фонограммы и радиопередачи;
  8. изобретения во всех областях человеческой деятельности;
  9. научные открытия;

    5)    промышленные образцы;

  10. товарные знаки, знаки обслуживания и коммерческие наименования и обозначения;
  11. пресечение недобросовестной конкуренции

    Необходимо отметить, что данный перечень не является исчерпывающим. Каждая страна может дополнить его соответствующим законодательным актом. Причем нужно отметить, что данные акты могут касаться как правовых проблем функционирования интеллектуальных объектов, так и экономических. Для настоящего исследования большую значимость имеет именно экономический аспект.

    В Конституции Российской Федерации указано, что интеллектуальная собственность охраняется законом1. Расшифровку понятия «интеллектуальная собственность» в общих чертах дает Гражданский Кодекс РФ: исключительное право (интеллектуальная собственность) гражданина или юридического лица на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации юридического лица, индивидуализации продукции, выполняемых работ или услуг (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания и т.п.). Использование результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, которые являются объектом исключительных прав, может осуществляться третьими лицами только с согласия правообладателя, Правила и нормы отношений по поводу формальных объектов интеллектуальной собственности установлены Законами о каждом виде объектов.

    Анализ современных форм интеллектуальных объектов необходимо начать с авторских прав, так как именно объекты этой категории исторически стали первыми институтами интеллектуальной собственностью.

    Авторское право «копирайт» распространяется на произведения науки, литературы, искусства, которые являются результатом творческой деятельности, независимо от назначения и достоинства произведения, а также способа его выражения1.

    Объектом авторского права выступают:

  12. литературные и литературно-художественные произведения (книги, брошюры и другие письменные произведения), научные, научно-технические, в том числе топология интегральных микросхем, учебные и публицистические произведения, программы для ЭВМ, базы данных, речи, лекции, доклады и т.д.;
  13. драматические и музыкально-драматические произведения, музыкальные произведения с текстом и без него;
  14. хореографические произведения и пантомимы;
  15. аудиовизуальные произведения (кино-, теле-, видеофильмы и программы, слайдфильмы, диафильмы и другие кино- и телепроизведения);
  16. произведения живописи, скульптуры, графики, дизайна, графические рассказы, комиксы и другие произведения изобразительного искусства;
  17. произведения декоративно-прикладного и сценографического искусства;
  18. произведения архитектуры, градостроительства и садово-паркового искусства;
  19. фотографические произведения и произведения, полученные способами, аналогичными фотографии;
  20. географические, геологические и другие карты, эскизы, пластические произведения, относящиеся к географии, топографии и т.д.;

    10)    другие произведения.

    Правомочие владения принадлежит автору — создателю произведения, либо принадлежит группе авторов (соавторство), независимо от того, образует ли такое произведение целое или состоит из частей, каждая из которых имеет самостоятельное значение.

    Правомочие распоряжения содержит право на изготовление и распространение его копий либо самим автором, либо с разрешения последнего, а также право автора пресекать любые искажения своего произведения и получать в течение всей жизни и 50 (пятидесяти) лет после смерти, как наиболее справедливый баланс между сохранением экономических прав, принадлежащих автору, и потребностью общества в доступе к явлению науки, культуры и искусства. То есть правомочие бессрочности по отношению к автору — абсолютно, по отношению к наследникам — ограничено.

    Авторское право распространяется на оригинальные обнародованные и необнародованные произведения, находящиеся в следующих объективных формах своего выражения:

    – письменная (рукопись, машинопись, нотная запись и др.);

    – устная (публичное выступление, публичное произнесение и т.д.);

    – звуко- или видеозапись (механическая, магнитная, цифровая, оптическая и т.д.);

    – объемно-пространственная (скульптура, модель, сооружение, макет и т.д.);

    – изображения (рисунок, эскиз, картина, план, чертеж, кино-, теле-, видео- или фотокадр и т.д.);

    – других формах.

    Анализ объективных форм выражения приводит к выводу о включении в данных перечень всех возможных способов человеческого общения, включая и нематериальные, например устная форма. То есть Закон не отрицает существования вербальной формы пространственно-временной фиксации объектов. Таким образом, под нематериальными формами фиксации подразумевается существование в уме индивидуума. Исходя из определения, собственность возникает только в процессе общения, а все способы общения в Законе перечислены. Следовательно, любая идея может быть объектом авторского права.

    Однако в Законе сказано, что авторское право не распространяется на идеи, принципы, методы, процессы, системы, способы, концепции, сообщения о событиях и фактах, лежащих в основе охраняемых авторским правом произведений. Авторское право на произведение не связано с правом собственности на материальный объект, в котором произведение выражено. Следовательно, объектом является определенный набор слов, символов, знаков и т.п. Таким образом, получается, что «при перемене мест слагаемых сумма изменяется», то есть при формулировке одной и той же идеи в разных словесных формах имеются разные объекты авторского права. То есть содержание объекта авторского права — это фиксированная форма идеи автора.

    Охрана авторского произведения не зависит от его качества: оно может быть плохим или хорошим в эстетическом плане, но любое незаконное использование такого произведения (за исключением тех случаев, когда имеется разрешение автора или владельца «копирайта») может вызвать различные санкции.

    Авторские права очень тесно связаны с категорией «смежных прав». Смежные права — это права связанные с материализацией авторских прав. Субъектами смежных прав могут выступать: исполнители произведений; изготовители копий, фонограмм; организации эфирного и кабельного вещания.

    Все эти субъекты смежных прав осуществляют свои права на распространение, копирование, исполнение в пределах прав, полученных по договору с автором данного произведения, независимо от способа и формы выражения.

    В основу выделения и выявления «ноу-хау» положены критерии ХХП сессии Европейской экономической комиссии (Женева, 1969 г.):

  21. конфиденциальный характер;
  22. научно-технические знания и опыт;
  23. ценность;
  24. возможность практического применения;
  25. правовая защищенность на национальном и международном уровне.

    Правила и нормы об отношениях по поводу прав на знания о рынке воплощаются в институтах товарного знака, указаний на место и источник происхождения, фирменные наименования.

    Товарный знак и знак обслуживания — обозначения, служащие для индивидуализации товаров, выполняемых работ или оказываемых услуг юридических или физических лиц1. Товарные знаки могут быть:

  26. словесные;
  27. изобразительные;
  28. объемные;
  29. и другие обозначения или их комбинации в любом цвете или цветовом сочетании.

    Товарные знаки указывают, кто несет ответственность за качество предлагаемых населению товаров. Функции товарного знака:

  30. указать покупателю на качество товара (услуги);
  31. распознать свои товар (услугу);
  32. распознать владельца товара (услуги);
  33. отличить данный товар (услугу) от аналогичных.

    Правовая защищенность товарного знака как вида собственности обеспечена:

    а)    путем доказательства акта регистрации;

    б)    предоставлением права запрета на использование товарных знаков
    другими лицами без разрешения официальных владельцев.

    Если товарный знак связан с предоставлением услуг, то это знак обслуживания и используется он отелями, ресторанами, турбюро, прачечными, химчистками, авиакомпаниями, агентствами по прокату и др.

    Деловая репутация фирмы (английское название — «goodwill») — стоимостная категория, представляющая разницу между стоимостью фирмы как единого целостного имущественно-финансового комплекса и стоимостью всех ее активов1. Законодательного определения данного объекта нет. Определение указанное нами основывается на методе оценки деловой репутации. Деловая репутация предприятия (фирмы) складывается годами. Факторами, ее определяющими являются: эффективность деятельности, высокая кредитоспособность, первоклассные кадры, культура обслуживания, порядочность руководства. Если контрактная цена превышает рыночную стоимость всех активов, возникает «гудвилл положительный». И наоборот, если контрактная цена ниже рыночной стоимости всех активов, возникает «гудвилл отрицательный». Гражданский Кодекс предусматривает компенсацию при нанесении ущерба деловой репутации, но законодательно не установлено методик расчета оценки величины ущерба. Поэтому данный институт в Российской Федерации также не работает полноценно. Он является как бы собирательной статьей учета всех субъективных интеллектуальных объектов. Появиться такой объект может только при купле-продаже предприятия как единого хозяйственного комплекса. То есть до акта купли-продажи такого объекта просто не может быть в составе активов предприятия. Следовательно, невозможно и оценить ущерб, нанесенный деловой репутации. Поэтому механизм принуждения данного института также не соответствует экономическим реалиям.

    Еще один институт интеллектуальной собственности связан с научными открытиями. Научное открытие — признание явлений, свойств или законов материального мира, которые до сих пор не были познаны и не допускали проверки. Согласно Женевскому договору о международной регистрации научных открытий (1978 г.), объектом открытия признается неизвестное ранее свойство или закономерность материального мира, выражающиеся в виде законов, закономерностей, эффектов и т.п. В российском законодательстве научное открытие не является объектом интеллектуальной собственности. Поэтому нет формальных норм, регулирующего отношения по этому поводу-

    Указанные выше объекты вступают в общественные, в том числе и экономические отношения. Существование некоторых объектов должно быть официально подтверждено уполномоченными структурами в виде патентов или лицензий. Экономические отношения между агентами оформляются в строго определенной форме в виде договоров, подтверждающих передачу определенного вида правомочий на данные объекты с указанием факта государственной регистрации. Такими документами являются авторские или лицензионные договоры. Данные договоры видоизменяются в зависимости от объема передаваемых правомочий и являются правилами установления, поддержания и прекращения отношений интеллектуальной собственности, а также содержат описание механизмов принуждения к соблюдению установленных правил.

    В связи с обязательной привязкой формы отношений интеллектуальной собственности к патентам, свидетельствам, лицензионным и авторским договорам, в настоящее время в РФ действующие правила бухгалтерского учета к объектам нематериальных активов (интеллектуальной собственности предприятия) относят:

    – исключительное право патентообладателя на изобретение, промышленный образец, полезную модель;

    – исключительное авторское право на программы для ЭВМ, баз данных;

    имущественное право автора или иного правообладателя на топологии интегральных микросхем;

    – исключительное право владельца на товарный знак и знак обслуживания, наименование места происхождения товаров;

    – исключительное право патентообладателя на селекционные достижения1.

    Объект, относимый к одной из выше перечисленных категорий также должен выполнять следующие условия:

  34. отсутствие материально-вещественной структуры;
  35. возможность идентификации организацией от другого имущества;
  36. использование в производстве продукции (работ, услуг) либо для управленческих нужд;
  37. срок полезного использования должен превышать 12 месяцев;
  38. организация не предполагает дальнейшую перепродажу данного имущества;
  39. способность приносить доход;
  40. наличие надлежаще оформленных документов, подтверждающих существование самого актива и исключительного права на него у организации.

    К нематериальным активам не относятся интеллектуальные и деловые качества персонала организации, их квалификация и способность к труду, а также не давшие положительных результатов или незаконченные научно-исследовательские, опытно-конструкторские и технологические работы.

    В результате выявлен круг экономических противоречий функционирования интеллектуальной собственности: нематериальные активы в бухгалтерском определении равны интеллектуальной собственности в юридическом понимании; интеллектуальные ресурсы больше, чем интеллектуальная собственность в юридическом понимании, так как неучтенными остаются неотделимый от человека и организации капитал; интеллектуальная собственность должна включать все нематериальные активы, используемые в производстве, поэтому человеческий капитал и неотделимый от фирмы интеллектуальный капитал должны быть признаны объектами интеллектуальной собственности. Основные проблемы включения данных объектов в состав интеллектуальной собственности: фиксация объекта в пространственно-временном срезе; значимость для производственного процесса; эффективность использования; полнота отражения в балансе.

     

     

    2.2. Проблемы формирования интеллектуальной собственности в научно-технической сфере и пути их решения

     

    Научно-техническая сфера общества аккумулирует огромное количество объектов интеллектуальной собственности в широком определении автора, так как большая часть используемых ресурсов и получаемых продуктов связана со знанием во всех его проявлениях. Исследуя объект собственности как ресурс или продукт производства, можно выделить основные ресурсы и продукты, специфичные для науки.

    Научными институтами используются следующие основные ресурсы:

  • общеизвестные знания, созданные предыдущими поколениями ученых;
  • знания, накопленные в каждом конкретном институте (научные школы);
  • интеллектуальные способности научных кадров;
  • здания, сооружения и земельные участки;
  • научное оборудование, предназначенное для проведения исследований;
  • другие материальные ресурсы.

    Специфичность отрасли заключается также в конечном продукте, выдаваемом предприятиями. Для научных организаций конечными продуктами в широком определении являются:

  1. знания обучающихся в данном институте — это основной и самый массовый продукт производственной деятельности учебно-научного заведения;
  2. теоретическое знание работников о законах окружающего мира, возможность словесного описания происходящих процессов, построение математических моделей;
  3. практическое знание работников об организации и функционировании отдельных процессов, способность к их воспроизводству;
  4. новые вещества или товары, их отдельные функции или качественные показатели;
  5. описание новых технологических процессов, инженерные чертежи, опытно-конструкторские установки;
  6. новые виды оборудования для проведения научных исследований, для создания новых товаров, для создания нового оборудования;
  7. побочные материальные продукты, не связанные с созданием вышеперечисленных продуктов, например, оказание транспортных услуг третьим лицам, сдача помещений в аренду и т.п.

    Как видно из вышеперечисленных видов ресурсов и конечных продуктов научных институтов, большая часть из них связана с интеллектом как работников, так и обучающихся в данном заведении. Исходя из задач, ставящихся перед научной сферой общества, можно сделать вывод о наиболее важных продуктах и необходимых для их производства ресурсах (таблица 6.).

    Основным продуктом научной сферы являются знания учащихся. Этот продукт является основным в натуральном выражении — количество выпускаемых учеников не сравнимо с количеством других продуктов, например, выдвинутых теорий, выявленных закономерностей, созданных технологий и т.п. Подтверждением этого является и соотнесение затрат ресурсов для выпуска соответствующих продуктов.

    Из анализа таблицы видно, что для получения продуктов, не связанных с основной деятельностью науки, используются только материальные активы, в то время как основные продукты не могут быть получены без использования интеллектуальных ресурсов, связанных со знанием каждого отдельного ученого и всего коллектива в совокупности.

     

    Таблица 6 – Интеллектуальные продукты и ресурсы научной сферы

    Продукты научной сферы

    Ресурсе, требуемые для производства интеллектуальных средств

    знания обучающихся в институте — это основной и самый массовый продукт производственной деятельности учебно-научного заведения;

    1)    общеизвестные знания, созданные предыдущими поколениями ученых;

    2)    знания, накопленные в каждом конкретном институте (научные школы);

    3)    интеллектуальные способности научного состава института;

    4)    здания, сооружения и земельные участки;

    теоретическое знания о законах окружающего мира, возможность словесного описания происходящих процессов, построение математических моделей;

    1)    общеизвестные знания, созданные предыдущими поколениями ученых;

    2)    знания, накопленные в каждом конкретном институте (научные школы);

    3)    интеллектуальные способности научного состава института;

    4)    здания, сооружения и земельные участки;

    практическое знание об организации и функционирования отдельных процессов, способность к их воспроизводству одно- или многократно;

    1)    общеизвестные знания, созданные предыдущими поколениями ученых;

    2)    знания, накопленные в каждом конкретном институте (научные школы);

    3)    интеллектуальные способности научного состава института;

    4)    здания, сооружения и земельные участки;

    5)    научное оборудование, предназначенное для
    проведения исследований;

    новые вещества или товары, их отдельные функции или качественные показатели;

    1)    знания, накопленные в каждом конкретном институте (научные школы);

    2)    интеллектуальные способности научного состава института;

    3)    здания, сооружения и земельные участки;

    4)    научное оборудование, предназначенное для проведения исследований;

    описание новых технологических процессов, инженерные чертежи, опытно-конструкторские

    установки;

    1)    знания, накопленные в каждом конкретном институте (научные школы);

    2)    интеллектуальные способности научного состава института;

    3)    научное оборудование, предназначенное для
    проведения исследований;

    новые виды оборудования для проведения научных исследований, для создания новых товаров, для создания нового оборудования;

    1)знания, накопленные в каждом конкретном институте (научные школы);

    2)интеллектуальные способности научного состава института;

    3)здания, сооружения и земельные участки;

    4) научное оборудование, предназначенное для проведения исследований;

    побочные материальные продукты, несвязанные с создание вышеперечисленных продуктов, например, оказание транспортных услуг третьим лицам, сдача помещений в аренду и т.п.

    1)здания, сооружения и земельные участки; 2)другие материальные ресурсы

     

    Исходя из предположения, что основные продукты и основные ресурсы, получаемые и используемые в каждом производстве должны стать объектом собственности, проанализируем справедливость данного утверждения для научной сферы.

    Очевидно, что общая доля времени, потраченная всем коллективом научной организации на передачу и контроль знания обучающимся, значительно больше того, что было потрачено на проведение исследований. Конечно, данная закономерность соответствует не всем научным структурам. Например, конструкторское бюро создано не для передачи знаний ученикам. Однако, нельзя отрицать, что даже в такой специфичной организации процесс обучения идет постоянно. Он просто имеет специфичную форму — обучение происходит во время работы. Причем точно выделить то время, которое было потрачено на обучение учеников, нельзя. Да и собственно процесс создания нового продукта или технологии в таком КБ связан с непрерывным самообучением. В процессе исследования работники многократно приходят к неправильным результатам, которые не могут быть использованы в конечном продукте. Это становится их знанием о предмете исследования, то есть совокупный продукт КБ больше конечного выдаваемого результата на величину полученного знания. Таким образом, можно говорить о том, что знание учеников является самым большим продуктом научной сферы.

    Встает вопрос о возможности отнесения этого продукта к объектам собственности. Очевиден вывод, что если этот продукт и будет собственностью, то лишь только самого обучаемого, а не учебного заведения. То есть по отношению к учебному заведению самый главный продукт принимает форму услуги. Поставщик услуги не может быть собственником результата. Как парикмахер не может стать собственником подстриженных волос клиента, так и учитель не может стать собственником знаний своего ученика.

    Однако если парикмахер заключит контракт со своим клиентом о том, что если последний будет подстрижен со скидкой или совсем бесплатно, то он должен будет выступать какое-то время в качестве живой модели и рекламировать парикмахера. Если издержки заключения контракта низки: альтернативные издержки времени парикмахера окупятся дополнительным притоком клиентов в период рекламной компании, и альтернативные издержки времени клиента будут меньше стоимости стрижки, то такой контракт вполне возможен. Будут ли тогда волосы клиента являться собственностью парикмахера? Скорее, ответ будет отрицательным. Проблема отделимости объекта от субъекта перевешивает все возможные доказательства с точки зрения спецификации правомочий достаточной для формирования объекта собственности. Поскольку объект неотделим от субъекта, эффективность пресечения оппортунистического поведения минимальна.

    Пример парикмахера можно перенести на научную сферу при исследовании продуктов второго и третьего вида перечисленных выше. Здесь имеются ученики высшего порядка, начиная с аспирантов и заканчивая академиками. Процесс образования на этом уровне неотделим от создания новых теоретических или практических разработок. Роль учителя здесь играет сама научная организация. Вопрос приобретает новую плоскость: является ли научная организация собственником новых теорий или практических знаний об организации отдельных процессов? Ответ зависит от формы объекта собственности. Если под объектом понимать знания каждого отдельного научного работника, то получим рассмотренный выше результат: собственником знания является его носитель. Если брать в качестве объекта самого носителя знаний, то на первый взгляд это ничего не меняет. Однако все зависит от плоскости рассмотрения данного объекта. Поскольку мы живем не в рабовладельческом обществе, то никто не может быть собственником индивида. Но для современного общества характерна контрактная система организаций. Сторонами контракта в научной организации является она сама и ученый-работник. Если объектом собственности рассматривать сам контракт, в нем равноправно участвуют две стороны. Объектом такого контракта является не сам ученый, как индивид, а его способности к научной деятельности и его знания, как неотъемлемая часть способностей, то можно сделать вывод о том, что объектом контракта являются знания конкретного ученого. Возможна ли собственность на контракт? Контракт не является производственным ресурсом. Однако он несет в себе возможность распоряжаться ресурсом. Организация может распоряжаться возможностями человека в рамках контракта: уволить (уничтожить ресурс), перевести на другую должность, перевести в другое структурное подразделение, сменив тем самым направление деятельности (поменять использование ресурса) и т.п. То есть через контракт организация владеет человеческим ресурсом. Но вот использовать сам контракт в качестве объекта собственности научная организация не может.

    Так продать титул стороны контракта невозможно. Но вот создать при помощи контракта эффективный институт интеллектуальной собственности возможно. В других сферах общественной жизни такие примеры уже есть. Например, спортсмены, заключившие контракты со своими командами, фактически становятся «собственностью» команды, так как они могут быть обменены или уволены. Причем на это практически не требуется согласие другой стороны контракта. То есть такой контракт специфицирует права собственности на человеческие ресурсы спортсмена.

    Это яркий пример неформального института интеллектуальной собственности. Его существование приводит к всесторонней экономической оценке человеческого ресурса. Так появляется возможность привлечения инвестиций под приобретение определенного спортсмена. Возможно, данный контракт не может быть заложен в банке для получения займа, но вот привлечение других видов инвестиций под такой контракт вполне возможно. Объем инвестиций будет равен дисконтированной величине зрительского интереса, вызванного появлением данного спортсмена в команде, выраженной величиной прироста продажи билетов. Это приносит доход не только владельцам команды, но и инвесторам. Контракт не является объектом собственности. Он является нормой регулирования отношений по поводу человеческого ресурса. Следовательно, даже неотделимые от индивида ценные человеческие ресурсы могут быть объектом собственности. Проблема заключается в нахождении адекватных содержанию отношений между субъектом и объектом юридических форм фиксации данных отношений и создание механизмов принуждения к соблюдению достигнутых договоренностей.

    Похожая ситуация наблюдается и в науке при рассмотрении способности человеческих знаний привлечь инвестиции. Не секрет, что инвесторы более охотно вкладывают средства в научную разработку, если она ведется под руководством известного ученого, добившегося определенных успехов в данной области. Однако нет института, регулирующего отношения в этой сфере. Нет механизма принуждения соблюдения обязательств, который был бы универсален для всего научного сообщества. Это объясняется специфичностью отрасли. Главная задача не привлечь как можно больше зрителей на стадион, а создать новое знание, которое вовсе не обязательно будет оценено общественным большинством, а, следовательно, оно и не будет коммерчески успешно. К тому же деятельность большинства научных организаций финансируется государством независимо от эффективности их работы. Малая вероятность коммерческого успеха научной деятельности и государственное финансирование позволяют собственникам интеллектуальных ресурсов не беспокоиться об эффективности его использования. Сами научные работники наверняка воспротивятся тому, что будут выступать в качестве объекта торговли без их согласия. Поэтому в настоящей среде контракт научной организации и ученого-работника выступать базой создания отношений собственности не может.

    Таким образом, приходим к выводу, что основные продукты производства научной сферы (ученики, теоретические и практические знания) не являются собственностью научной организации. Для формирования системы собственности на данные объекты не хватает общественного признания наличия субъект-объектных связей. Потенциальная возможность отнесения указанных продуктов к объектам собственности есть. При смене общественной оценки взаимосвязи субъекта и объекта такие продукты станут полноценными объектами собственности.

    Двойственность субъектов возникает в связи с двойственностью используемых ресурсов при создании соответствующих продуктов. Из таблицы 6. видно, что для создания всех научных продуктов используются как материальные, так и интеллектуальные ресурсы. Необходимо отметить, что отдельное использование ресурсов не приведет к желаемому результату.

    Собственность на материальные ресурсы, в том числе и финансовые средства, принадлежит в той или иной форме научной организации. Соединяя собственные материальные ресурсы с интеллектуальным ресурсом, научная организация получает интеллектуальные продукты. Следовательно, без интеллектуального ресурса научное производство невозможно. В свою очередь, интеллектуальный ресурс не может самостоятельно достичь экономически эффективных результатов, поскольку создание научного продукта -процесс очень долгий и требует определенного масштаба.1

    Необходимо отметить, что интеллектуальный ресурс организации не равен сумме интеллектуальных ресурсов сотрудников. Интеллектуальный ресурс организации состоит из трех частей. Во-первых, есть общедоступное, общеизвестное знание, созданное предыдущими поколениями. Во-вторых, есть некое организационное знание, появляющееся только при функционировании организации, обозначенное нами как «научная школа». Некоторые авторы относят сюда также корпоративную культуру организации, ее интеллектуальную среду и используемые информационные технологии2. И, в-третьих, интеллектуальные способности работников.

    Интеллектуальные способности работников являются самым важным производственным ресурсом всех научных организаций. Однако указание данного ресурса в качестве объекта собственности в настоящее время невозможно. Это обусловлено следующими чертами интеллектуальных ресурсов:

    1) интеллектуальные ресурсы человека неотчуждаемы и, соответственно, являются неликвидными;

  8. интеллектуальные ресурсы нехранимы, они существует только в текущее время и время, в течение которого они не используются, упущено навсегда;
  9. интеллектуальные ресурсы являются ресурсами «двойственного назначения» — они используются не только в процессе производства, но и в быту, поэтому инвестиции в этот капитал неотделимы от расходов на потребление;
  10. интеллектуальные ресурсы двойственны с точки зрения их рыночной стоимости: формирование цены базируется на доходности ресурса для владельца и нанимателя;
  11. в процессе формирования интеллектуальных ресурсов задействованы врожденные и сформированные в процессе жизни способности личности.

    Интеллектуальный ресурс самой организации не может быть зафиксирован в качестве объекта собственности по двум причинам. Во-первых, невозможно точно определить все составляющие данного ресурса. Названные нами интеллектуальная среда, корпоративная культура и информационные технологии являются далеко не полным перечнем. Во-вторых, даже из названных нами составляющих, описать, оценить и зафиксировать возможно только информационные технологии. Издержки спецификации интеллектуальной среды и корпоративной структуры будут слишком велики, чтобы оправдать существование соответствующих объектов.

    В итоге, можно прийти к выводу, что из всех интеллектуальных ресурсов научных организаций, формальным объектом собственности, хотя и косвенно, является только общедоступное знание. Остальные ресурсы не являются формальными объектами собственности из-за невозможности точно определить объект (ресурсы самой организации) и общественной неприемлемости возможных форм существования данных объектов (ресурсы работников).

    Проблемы отождествления объектов собственности и противоречия между субъектом, объектом и обществом составляют внутрисистемные противоречия, свойственные для всех типов экономик. Данные проблемы характерны нынешнему общественному пониманию данной системы и не могут быть решены в современных условиях. Необходимо пересматривать всю систему не на уровне отдельных государств, а на уровне международных институтов, на уровне «глобальных правил игры». Причем, формирование института может идти даже на основе установления неформальных правил игры. Но это невозможно потому, что наука лежит в сфере стратегических интересов государства.

    Спецификация прав на общественные ресурсы и передача их в частную собственность может привести к торможению научно-технического прогресса в обществе. В частности, можно сказать, что поиск дополнительных доходов в распоряжении интеллектуальной собственностью может вызвать изменения:

    – в ориентации и открытости исследования;

    – в организации государственных исследовательских структур и целях научных программ;

    – в условиях для конкуренции и сотрудничества как внутри академических организаций, так и в частном секторе.

    Основным положительным эффектом перевода научных продуктов в частный сектор является: привлечение инвестиций в научные разработки, подъем престижа научной деятельности, увеличение благосостояния научных работников. В противовес высказываются опасения, что это не позволит достичь правильного баланса между социальными и экономическими целями, которые общество ставит перед научной сферой.

    Государство, как основной источник финансирования научных работ, активно занимается получением экономической и социальной выгоды от финансируемых им исследований. В прошлом оно довольствовалось получением такой выгоды путем финансирования фундаментальных исследований и созданием положительного внешнего или сопутствующего эффекта, например, перемещения ученых и исследователей в сферу производства или публикации научных результатов в академических изданиях.

    В России научные организации принадлежат государству. Поэтому вся собственность этих организаций также принадлежит государству. Институты и университеты, как юридические лица, имеют право использования данного имущества. Государственные органы принимают ключевые решения о судьбе всего имущества научных институтов. Это связано, прежде всего, с поиском любых источников получения доходов в бюджеты. Поскольку государство финансирует научные организации и является собственником всего имущества, то оно и является собственником произведенной продукции.1

    Специфика научной сферы, как в России, так и за рубежом, заключается в производстве общественных благ как основного продукта. Доступ к этим благам должен быть либо свободен, либо доступен для большинства населения. Как уже было сказано, основным продуктом науки является знание. Задачами, стоящими перед научной сферой являются не только распространение знаний среди населения, но и создание таких объектов, которые могут быть использованы для производства других общественных благ, таких как здравоохранение, культура, оборона и т.п. В связи с социальной важностью конечных продуктов, российская научная сфера контролируется государственными органами намного сильнее, по сравнению с другими странами.

    Исторически сложилось, что направленность доминирующей части передовых исследований российских институтов имела военный характер. То есть имеющееся передовое знание, способное привлечь частных инвесторов, имеет четкую военную специфику. В конечном счете, любое знание может использоваться для решения разных задач, как военного, так и гражданского характера. Однако если оно было использовано для решения военных задач, то оно становится интеллектуальной собственностью военного назначения. Это приводит к ограниченности доступа к таким объектам: результаты исследований не публикуются, патентование таких изобретений не ведется и разглашение информации является преступлением. Несмотря на то, что большинство технологий может быть применено в гражданских целях, распространение знаний все равно запрещено. Решение о возможности гражданского использования интеллектуальной собственности двойного назначения относится к компетенции государственных структур (Минобороны, ФСБ и т.д.), не заинтересованных в распространении таких знаний.

    Другой значительный аспект, создающий специфику российской научной сферы, заключается в чрезмерном контроле государства за деятельностью научных институтов при использовании финансовых средств и другой материальной собственности. Так, институты могут использовать свою собственность только для решения своих основных задач: обучения студентов и проведения исследований, заказанных государством. Дополнительно привлеченные средства подлежат как налогообложению в общем порядке, так и жесткому контролю использования. Все интеллектуальные продукты, созданные научной организацией, также переходят в руки государства на основании договорного начала выполнения НИОКР. Даже ученые, создавшие данные продукты, в связи со служебным характером работы, не имеют никакой возможности влиять на судьбу данных объектов. Собственником объекта должен стать заказчик.

    Государство становится владельцем единоличного права присвоения интеллектуальных объектов в научной сфере. Соответственно, права распоряжения и получения дохода также принадлежат государству. Все экономические отношения необходимо устанавливать с государственными органами. Однако большинство исследований проводится в рамках планового бюджетного финансирования. Кто в таком случае является заказчиком — Минфин или курирующее институт министерство? Да и отдельно взятый орган исполнительной власти не может быть субъектом собственности. Это приводит к тому, что иногда от имени государства некому решать вопросы, связанные с распоряжением интеллектуальными объектами79. Научные учреждения, не имеющие экономической самостоятельности, являются создателями таких объектов и заинтересованы в их дальнейшем распространении не только экономическим, но и профессиональным мотивам.

    Эти специфические особенности приводят к размыванию прав на интеллектуальные продукты и ресурсы научных организаций. Поэтому единственным экономически эффективным доступом к интеллектуальным объектам является переход к трактовке этих объектов как общественных благ. Неэффективные экономические механизмы принуждения в действующих институтах являются причиной остановки развития института интеллектуальной собственности. Активные экономические агенты заинтересованы в создании эффективных правил и норм, регулирующих отношения по поводу интеллектуальных ресурсов научных организаций. Но научные организации не влияют на судьбу данных объектов. Ее определяют не руководители научных организаций, а государственные чиновники.1

    Российская специфика управления научной сферой тормозит процесс формирования института интеллектуальной собственности. Пытаясь не допустить корыстного использования интеллектуальной собственности научными работниками, государство не ограничивает такое использование чиновниками. Необходимо отметить, что государство не может совсем не учитывать мнение научной организации при распоряжении интеллектуальными объектами вследствие указанных выше особенностей интеллектуальных объектов. Однако общая эффективность научной сферы из-за этого падает. Российские научные организации не могут конкурировать с западными университетами при привлечении частных инвесторов. Это приводит к отрыву научных раз-работок от требований рынка и техническому отставанию страны в целом. На наш взгляд, необходимо минимизировать степень участия государства в спецификации прав на интеллектуальные объекты.

     

     

    2.3 Противоречия функционирования института интеллектуальной собственности в производственной сфере

     

    Перспективы развития института интеллектуальной собственности зависят от эффективности использования интеллектуальных объектов в производственном процессе. Необходимость использования таких объектов в производстве определяет их полезность как экономических ресурсов и, соответственно, существенным образом влияет на определение их редкости и стоимости.

    Интеллектуальные ресурсы являются неотъемлемой частью современного производства и одними из его важнейших факторов. Так, по мнению некоторых экономистов, при помощи интеллекта создается три четверти добавленной стоимости, создаваемой в промышленности США . Несмотря на это, в настоящее время в экономической теории нет четкого определения места интеллектуальных ресурсов в общепринятой классификации производственных факторов. Как уже было отмечено, это связано со специфическими свойствами интеллектуальных объектов, которые резко выделяют их из ряда других факторов производства. Так в них «противоречиво сочетаются подлинная безграничность с редкостью высшего уровня, объективный характер с беспрецедентным субъективизмом, невоспроизводимость с тиражируемостью; неэкономическая мотивация их обретения вызывает очевидные и вполне экономические по своей сути последствия» .

    Важность ресурса в структуре производства определяется по нескольким критериям, основными из которых являются функции, выполняемые такими ресурсами, а также специфика этих ресурсов как объектов экономических отношений собственности. Это приводит к тому, что интеллектуальные ресурсы приобретают все большее значение в производственной деятельности и вызывают необходимость формирования новых форм института собственности.

    Суммируя все выявленные в ходе исследования специфические особенности интеллектуальных объектов, связанные с их нематериальной или идеальной природой, можно показать двойственность их экономической сущности. С одной стороны, они — результат мыслительной деятельности человека, тесно связанный с человеческим капиталом. Они интенсифицируют процесс человеческого труда и могут выступать как элемент трудовых ресурсов, но при этом нельзя забывать, что речь идет не только о труде. С другой стороны, будучи уже отделенными от самого мыслительного процесса, интеллектуальные ресурсы фиксируются в общественных отношениях. Выражаясь языком классической политэкономии, можно сказать, что они «овеществляются». Только в данном случае под «овеществлением» нужно понимать не превращение в материальную вещь, а превращение живого умственного труда в нематериальное экономическое благо, которое может использоваться другими людьми с таким же успехом, как и материальные вещи. Причем данное благо имеет долгосрочный характер: может использоваться в производстве в течение длительного периода времени, участвуя не в одном производственном цикле, постепенно перенося свою стоимость на стоимость производимой продукции. При этом обеспечивается также и прирост стоимости, что характеризует интеллектуальные объекты как производительный фактор производства, осуществляющий свой вклад в процесс создания добавленной стоимости наряду с другими факторами.

    Таким образом, интеллектуальные ресурсы приобретают «капитальную» форму. Данная характеристика позволяет выделять интеллектуальные объекты наряду с основными средствами как составную часть капитала -первичного производственного ресурса. Как и основные средства, они являются средством производства, способом воздействия человека на предметы труда в производственном процессе. Отождествление интеллектуальных объектов с основным капиталом наблюдается в современных правилах бухгалтерского учета, где объекты интеллектуальной собственности выступают в качестве нематериальных активов и относятся к внеоборотным активам предприятия наряду с основными средствами.

    Большинство экономистов, исследуя интеллектуальные объекты, используемые предприятиями в хозяйственной деятельности, называют их «интеллектуальным капиталом». Это вызвано необходимостью разграничить юридически зафиксированные объекты интеллектуальной собственности и другие интеллектуальные объекты, не подходящие под юридическое определение, но используемые в производственной деятельности, создающие добавленную стоимость и увеличивающие рыночную стоимость компании. Таким образом, экономисты склонны трактовать интеллектуальный капитал как более широкую категорию, вмещающую в себя объекты формальной интеллектуальной собственности и другие интеллектуальные ресурсы, не прошедшие формализацию по разным причинам. Однако при этом используется юридическая трактовка интеллектуальной собственности в ее узком понимании обладания исключительными правами на ряд объектов творческой деятельности людей. На наш взгляд, такой подход снимает противоречия между официальным определением интеллектуальной собственности и ее экономическим содержанием. Но вследствие этого термин «интеллектуальный капитал», не имеет однозначного, общепринятого значения. В толкованиях различных авторов встречаются определенные расхождения.

    Интеллектуальная собственность — есть право принимать решение о судьбе любого интеллектуального ресурса, принадлежащего фирме. Такое понимание интеллектуальной собственности ближе к категории «интеллектуальный капитал», нежели к юридической категории «интеллектуальная собственность».

    Принимая во внимание эти определения, а также выявленные выше существенные признаки интеллектуальных объектов, можно сделать следующий общий вывод; интеллектуальный ресурс является первичным производственным ресурсом и может быть выделен в качестве самостоятельной группы факторов производства.

    В пользу этого вывода свидетельствует также анализ комбинации факторов производства, учитываемых при построении современных моделей экономического роста. Во многих экономических теориях, исследующих производство и его закономерности, уделялось немало внимания проблемам научно-технического прогресса. Его связь с рассматриваемой нами проблемой очевидна: научно-технический прогресс напрямую зависит от реализации отношений интеллектуальной собственности, степени распространения в экономике и уровня воспроизводства интеллектуальных объектов.

    Фактор технологического прогресса в стоимостном виде может быть представлен интеллектуальным капиталом. Поскольку он является элементом научно-технического прогресса, то функциональная зависимость останется верной. Вместе с тем, интеллектуальный капитал, участвующий в производстве, имеет стоимостную оценку. Будучи представлен таким образом, фактор технологического прогресса может быть измерен не эмпирическим путем, а на основе тщательных экономических расчетов. Тем самым, может быть с наибольшей степенью вероятности оценен вклад данного фактора в стоимость производимой продукции, причем как на макро- так и на микроуровне. Таким образом, подтверждается сделанный ранее вывод о том, что интеллектуальный капитал является важным самостоятельным фактором производственного процесса.1

    Теоретики в области интеллектуального капитала, как уже говорилось выше, выделяют в нем две основные части: человеческий капитал и структурный капитал. Основное отличие между двумя этими частями в том, что человеческий капитал полностью неотчуждаем от тех людей, в которых он заключен, и не может быть скопирован в другой организации. Структурный капитал в целом или отдельные его части могут быть скопированы, воспроизведены или отчуждены в пользу другой фирмы.

    Данное деление дает возможность выявить носителей данных ресурсов. Так как обе части участвуют в производственном процессе и определяют ценность компании, то они должны быть учтены в балансе организации. Что касается структурного капитала, то его части обнаруживаются в форме юридически зафиксированных интеллектуальных объектов: патентов или лицензий, либо выступают в качестве затрат на НИОКР или ноу-хау. Однако человеческий капитал так зафиксировать невозможно. «Фундаментальная особенность человеческого капитала состоит в том, что люди могут быть наня-ты, но не приобретены в собственность» . Поэтому, «человеческий капитал не может быть отнесен не только к собственным средствам фирмы, но и вообще не может быть рассмотрен как одна из статей ее активов; он может считаться лишь временно привлеченными средствами, принадлежащими к пассивам подобно долговым обязательствам или выпущенным акциям, и вследствие своей неосязаемости не может быть подтвержден стоимостными оценками» .

    Острота поставленной проблемы увеличивается при переходе к макроэкономическому анализу. Неадекватность балансов предприятий их реальному положению приводит к искажению национальной статистики и динамики экономического развития.

    Причина такого положения дел не в недостаточной глубине анализа интеллектуальной собственности, а в применении денежных методов оценки. Однако отказаться от денежной оценки на современном уровне общественно-экономического развития невозможно. На ней держится сегодняшняя форма организации бизнеса. Акционеры оценивают свои взносы, на которые приобретаются определенные активы, заключаются контракты на поставку ресурсов, необходимых для получения продукции, которая потом реализуется в обмен на деньги, используемые для расчетов с поставщиками и акционерами. То есть все держится на деньгах, как всеобщей мере стоимости.

    Оценить человеческий капитал работника фирмы на основании заключенного с ним контракта объективно невозможно. Правильной оценкой будет не будущая выплаченная ему заработная плата — приведенный поток расходов, а принесенные данным работником доходы. Оценить данные доходы в денежной форме невозможно. Во-первых, как уже было сказано, тяжело определить степень вовлечения конкретного работника в производство каждой единицы продукта. Во-вторых, работник, кроме создания продукта, вовлечен в создание других интеллектуальных ресурсов самой организации — усовершенствованной технологии, организации процесса принятия каких-либо решений, создания микроклимата организации, поддержании торговой марки и т.п. Это приводит к некоему застою в исследованиях основ интеллектуальной собственности и закреплению большинства интеллектуальных ресурсов в виде нефиксированного «интеллектуального капитала».

    Концепции, рассматривающие интеллектуальную собственность в узком смысле в виде зарегистрированных интеллектуальных объектов, исследуют эти объекты со стороны защиты прав на них от недобросовестного использования и вовлечения их в научно-технический прогресс. Эти права даются государством, как блюстителем общественных интересов. Соответственно защищать объекты собственности возможно только тогда, когда они четко определены, зафиксированы и оценены. Иначе невозможно оценить принесенный оппортунистическим поведением ущерб, наказать нарушителя и сохранить систему общественных отношений собственности.1

    Таким образом, производственные отношения накладывают следующие характерные черты на формирование института интеллектуальной собственности.

    1.    Невозможно однозначно фиксировать потребителя большинства интеллектуальных объектов, поэтому даже зарегистрированные объекты невозможно полностью защитить от несанкционированного использования: будучи обнародованными, интеллектуальные объекты становятся достоянием общества. Институт интеллектуальной собственности должен включать такие нормы, которые позволяли бы снизить издержки защиты интеллектуальных объектов.

    2.    Невозможно однозначно денежно оценить большинство интеллектуальных объектов. На рынке исходят из здравого смысла: интеллектуальные объекты стоят столько, сколько за них платят. Поэтому возможна ценовая дискриминация. При формировании института интеллектуальной собственности необходимо создать правила, запрещающие ценовую дискриминацию и позволяющие защитить обманутую в процессе обмена сторону.

  12. Невозможно достоверно сказать в каком виде и насколько данный объект будет использован для производства товаров, что приводит к неопределенности полезности интеллектуальных объектов. Поэтому необходимо, чтобы нормы, запрещающие ценовую дискриминацию, не стали способом шантажа после завершения процесса обмена.
  13. Старение некоторых интеллектуальных объектов происходит не в зависимости от времени, а в зависимости от количества обладающих данными объектами субъектов экономической деятельности. Чем больше владельцев у интеллектуального объекта, тем меньше его ценность. То есть амортизация протекает не пропорционально времени использования данного объекта в производстве, а пропорционально распространению среди других экономических агентов. Поэтому, при формировании института интеллектуальной собственности, должны быть разработаны новые правила учета, оценки и амортизации интеллектуальных объектов.

    Указанные особенности свойственны сегодняшнему уровню развития института интеллектуальной собственности для всех стран. Глобальные тенденции характерны и для России, но, также как и в анализе интеллектуальных объектов в научной сфере, необходимо определить российские особенности промышленного применения интеллектуальных объектов.1

    Стагнация интеллектуальной активности связана с невозможностью точной спецификации права на полученные объекты. Даже если вы полностью зафиксируете все правомочия, то пресечение недобросовестного использования интеллектуальных объектов остается самым слабым звеном правовой системы страны. Большую роль в слабой инновационной активности играет противоречие промышленной и налоговой политики. Подталкивая к более интенсивному использованию в производстве интеллектуальных объектов через механизмы промышленной политики, государство не подкрепляет данные действия финансовыми стимулами.

    Отсутствуют в России нормы, позволяющие привлекать финансовые ресурсы под залог уже имеющихся интеллектуальных объектов. Российские банки просто не знают, что делать с этими активами в случае невозврата кредита. У нас нет развитого рынка интеллектуальных объектов, нет людей, готовых оценить такие объекты и взяться за их реализацию в случае необходимости. Поэтому кредитование в российской экономике происходит под залог материальных активов, которые легче отождествить, оценить и продать. Следовательно, фирмы, обладающие большим интеллектуальным потенциалом, не могут привлечь заемные средства под эти основные активы.

    Привлекать сторонних инвесторов также проблематично. Основной источник финансирования инновационных проектов, связанных с созданием интеллектуальных объектов, венчурные фонды. Венчурная индустрия в Россию была привнесена извне. Ее возникновение оказалось следствием не целенаправленной частной инициативы, откликающейся на внутренние потребности развития местного предпринимательства и рынка, а результатом политико-административных решений, за которыми стояло стремление привить трансформирующейся экономике страны ростки рыночного хозяйства. Это не привело к созданию действующего механизма перераспределения финансовых ресурсов в инновационные проекты. Бизнес просто не видел экономической эффективности в таких проектах.

    Тормозом в развитии венчурных инвестиций и интеллектуально развитых компаний стала также и необдуманная налоговая политика. В большинстве развитых стран существуют налоговые льготы и преференции предприятиям, создающим новые товары и услуги с высокой добавленной стоимость, способные конкурировать с иностранными производителями. В России нет не только соответствующих льгот, но и существуют налоги на интеллектуальные объекты, приводящие к потерям. Например, налогом на имущество облагаются товарные знаки, которые к тому же не амортизируются. Это приводит к тому, что предприниматели не хотят регистрировать товарные знаки, что делает возможным незаконное использование их наименований, символики и т.п.

    Анализируя все выше сказанное, можно сделать неутешительный вывод, что российская экономическая действительность не способствует формированию эффективного института интеллектуальной собственности. Функционирование интеллектуальной собственности в научной сфере связано с высокой степенью государственного вмешательства практически во все экономические отношения. Следствием такой политики является размывание прав на интеллектуальные продукты научной сферы. Российские научные организации не заинтересованы в анализе имеющихся у них интеллектуальных ресурсов и выпускаемых ими интеллектуальных продуктов для создания системы управления такими объектами. Сложность отождествления и оценки объектов интеллектуальной собственности влияет на конечный результат, что приводит к игнорированию существования такой собственности вообще. Издержки, связанные с формализацией и защитой интеллектуальных объектов, не покрываются полученной прибылью из-за не равенства тех субъектов, которые несут издержки и тех, кто получает прибыль.

    Нецелесообразно предлагать полный выход государства из участия в отношениях интеллектуальной собственности на результаты научной работы. Наука находится в сфере стратегических интересов государства, потому что создает знания, необходимые для развития самого общества. Это приводит к формированию противоречия создания интеллектуальных объектов: размывание прав из-за необходимого участия государства в процессе установления отношений с создателем — научной организацией и потребителем объекта.

    На наш взгляд, необходимо минимизировать степень участия государства в спецификации прав на интеллектуальные объекты.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    3 Пути решения проблем интеллектуальной собственности

     

    3.1 Государственная система стимулирования и развития новационной и инновационной деятельности населения

     

    Суть модернизации российской государственной «системы стимулирования…» должна состоять в том, чтобы, во-первых, переориентировать деятельность государственных органов, задействованных в данной системе, с задачи (политики) сохранения интеллектуальной собственности и управления ею, на задачу (политику) стимулирования и развития новационной и инновационной деятельности российского населения, а во-вторых, обеспечить соответствующие изменения в понимании (новой) государственной политики в данной области всеми российскими гражданами, способными к творческой деятельности: необходимо обеспечить переориентацию их приоритетов, в смысле нацеленности на удовлетворение своих материальных и духовных потребностей не любым (как правило, спекулятивным, или кустарным, или мистическим, или незаконным) путем, а путем использования любой возможности для создания новаций и инноваций, развивая на этой (цивилизованной) основе свою деятельность и обеспечивая таким образом свое благосостояние.

    Возможны два подхода к осуществлению такой модернизации.

    Подход первый может базироваться на идее внесения как можно меньших изменений в действующие нормативно-правовые и административно-управленческие акты. 73 В этом случае, кажется, что в качестве основы можно почти полностью сохранить действующую правовую систему, дополнив ее актами разъяснительного характера, в которых вместо прежнего понимания интеллектуальной собственности ввести ее новое, научное понимание как «системы стимулирования…».

    Однако, при таком подходе неизбежно возникнут большие затруднения, которые проявятся в ходе практической реализации данного проекта и негативно отразятся на эффективности модернизированной системы. Речь идет о необходимости преодоления, при таком подходе, двух мощных традиций.

    Традиция специалистов. В самом деле, в мышлении и в практической деятельности наиболее квалифицированных российских специалистов, имеющих большой практический опыт работы в органах данного ведомства (руководителей, экспертов, патентоведов, консультантов и др.), с советских времен глубоко укоренилась традиция нематериального понимания объектов, являющихся результатом новационной и инновационной деятельности — у многих специалистов эта традиция, закреплена в процессе работы по системе авторских свидетельств в течение всей их жизни.

    В процессе перестройки отечественные специалисты сравнительно легко восприняли введение (взамен системы авторских свидетельств) патентной системы, внешне оформленной по западным образцам, но фактически основанной на привычном нематериальном понимании объектов патентного права. Такому легкому восприятию весьма способствовало использование в основных документах новой российской правовой системы термина «интеллектуальная собственность», которую мало кто из специалистов понимал (и признавал) в качестве собственности (хотя бы и особого рода), но, при этом, почти все специалисты привычно поняли (и признали) ее в качестве чего-то интеллектуального, в смысле нематериального, например, в качестве результатов интеллектуальной (в смысле, умственной, духовной) деятельности.

    Однако, в современной обстановке, при предполагаемой модернизации, ситуация резко меняется. Поскольку частная собственность стала в России реальностью, то в этих новых условиях, как мы выяснили, развитие государства возможно только при условии создания «системы стимулирования…», в которой используется материальное понимание новаций и инноваций, соответственно, термин «интеллектуальная собственность», закрепленный в правовой системе, не может использоваться ни в значении чего-либо интеллектуального (нематериального), ни в значении особого рода (нематериальной) собственности.

    Научное значение термина «интеллектуальная собственность» 75 возможно только в том случае, если его использовать для обозначения обнаруженного нами общественного института — государственной системы стимулирования и развития новационной и инновационной деятельности населения. Однако, научное значение интеллектуальной собственности несовместимо с традиционным восприятием и пониманием специалистами данного ведомства термина «интеллектуальная собственность» — «система стимулирования» будет пониматься и восприниматься как нечто нематериальное, духовное. Преодолеть эту традицию будет весьма непросто.

    Традиция населения. С другой стороны, если проект модернизации будет основан на максимальном сохранении формулировок действующих законов, то практическая работа по его реализации должна будет направляться на изменение традиционного понимания большинством населения страны термина «интеллектуальная собственность», закрепленного и в Конституции РФ, и в Гражданском кодексе РФ. Традиционное понимание данного термина основано на вполне естественном «отбрасывании» непонятного для неспециалиста слова «интеллектуальная» и столь же естественном восприятии слова «собственность», значение которого, «отшлифованное» в течение тысячелетий и подкрепляемое в процессе каждодневных отношений с окружающими людьми, укоренилось и в индивидуальном и в общественном сознании только применительно к материальным объектам. Нематериальные же «объекты» собственности воспринимаются большинством населения как фикция, причем происходит это непроизвольно (подобно приобретенному рефлексу) на основе житейского опыта. Преодолеть эту традицию будет гораздо сложнее, чем названную выше традицию специалистов, если вообще такой результат может быть достигнут.

    Подход второй может базироваться на необходимости обеспечения как можно более благоприятных условий для переориентации населения на обеспечение своего благосостояния преимущественно путем развития новационной и инновационной деятельности. При таком подходе необходимо провести соответствующую ревизию правовой системы, в части, относящейся к «системе стимулирования…», с тем условием, чтобы по возможности исключить трудности, сопряженные с преодолением указанных выше традиций во время осуществления такого проекта.

    Конечно же, не имеет смысла использовать крайние меры, например, менять все законодательство в этой сфере — безусловно, должна сохраняться преемственность — однако, необходимо обязательно освободиться от тех элементов действующей правовой системы, сохранение которых может вызвать противодействие на почве указанных выше традиций.

    Самым важным, в указанном смысле, элементом действующей правовой системы, ее своеобразным «камнем преткновения», является использование в качестве правового понятия термина «интеллектуальная собственность». Ведь именно с ним, как мы показали, сопряжены предполагаемые трудности в процессе осуществления проекта предстоящей модернизации государственной «системы стимулирования…».

    Принимая во внимание сказанное, напрашивается решение о выводе термина «интеллектуальная собственность» за пределы правовой системы. 76 Можно иметь уверенность, что при исключении термина «интеллектуальная собственность» из основных российских законов, опытные специалисты не будут испытывать дополнительных трудностей в части выполнения ими своих государственных обязанностей. Напротив, поскольку из правовой системы будет устранен источник неопределенности, должна ожидаться позитивная реакция. 77 То же самое можно сказать и в отношении тех сложностей, которые мы рассматривали в связи с традицией населения.

    Принимая во внимание результаты данного анализа, считаем, что модернизацию действующей российской правовой системы в части стимулирования и развития новационной и инновационной деятельности населения необходимо проводить на основе второго из рассмотренных нами подходов.

    В этой связи, предлагаем включить в Конституцию Российской Федерации в Главу 1. «Основы конституционного строя» (ориентировочно после Статьи 8) отдельную статью следующего содержания:

    «1. Государство стимулирует развитие новационной и инновационной деятельности населения, используя для этого, по мере необходимости, любые государственные органы и сотрудничая с общественными организациями. Государственная система стимулирования и развития новационной и инновационной деятельности устанавливается законами Российской Федерации, в которых содержится указание об их принадлежности к данной системе.

    2. При заключении (при пересмотре, изменении) международных конвенций, предполагающих изменения в указанных в пункте 1. настоящей статьи действующих законах, государство гарантирует предварительное изменение указанных законов до вступления в силу соответствующей международной конвенции на территории России.»

    (Для краткости, данное предложение мы будем называть «наш проект поправки». При использовании данного предложения за пределами настоящей работы следует называть его «Проект поправки Барякина».)

    Далее, предлагаем основные подходы к соответствующему усовершенствованию Гражданского Кодекса Российской Федерации (ниже приведенные предложения, конечно же, не могут являться рабочими формулировками):

    1)Исторические корни. Государственная система стимулирования и развития новационной и инновационной деятельности населения объединяет мировой исторический опыт в сферах, традиционно называемых «развитием науки», «охраной промышленной собственности» и «охраной авторских прав».

    2) Констатация состояния. В Гражданском Кодексе РФ должен быть приведен перечень базовых Законов РФ и Международных соглашений, составляющих Правовую основу Государственной системы стимулирования и развития новационной и инновационной деятельности населения. Возможен вариант создания специального закона «О государственной системе стимулирования и развития новационной и инновационной деятельности», который будет выполнять функцию объединительного правового акта.

    Предполагается расширение Правовых основ системы по мере ее совершенствования.

    3) Открытость системы. Государственная система стимулирования и развития новационной и инновационной деятельности населения не ограничивается правовыми нормативами, она включает в себя политические, экономические, морально-нравственные и иные меры государственного влияния на достижение поставленной цели. (Имеются в виду деятельность спецслужб, целевые государственные программы, государственные премии и награды, деятельность общественных организаций, и т.п.)

    4) Материальное понимание объектов. Для сферы рыночных отношений утверждается материальное (вещественное) понимание новаций и инноваций, предполагающее возможность их изготовления и использования, а также возможность исследования на основе естественнонаучных методов.

    5) Специализация. Государственная система стимулирования и развития новационной и инновационной деятельности населения предполагает возможность создания специальных разделов системы, предназначенных для конкретных сфер общественной жизни. Например: в сфере естественных государственных монополий может действовать раздел системы, основанный на авторских свидетельствах; в сфере рыночного регулирования экономики — раздел системы, основанный на патентах.

    6) Ограничения в присвоении. Положения Кодекса о приобретении права собственности должны предусматривать особые ограничения в части присвоения охраняемых государством новаций и инноваций.

    7) Присвоенные результаты новационной и инновационной деятельности функционируют в обществе как любые иные объекты собственности.

    8) Принятие новаций и инноваций под государственную охрану (признание изобретением, государственная регистрация и пр.) осуществляется специализированным ведомством, имеющим статус политического органа Правительства России.

    9) Споры, возникающие в связи с новационными и инновационными объектами, охраняемыми государством, рассматриваются гражданскими судами. При необходимости, к расследованию подключаются органы прокуратуры, технические эксперты и иные специалисты.

    10) Патент может получить только автор изобретения.

    При наличии письменного задания (или договора) на разработку объекта, в котором содержится вся совокупность существенных признаков объекта, получившего впоследствии государственную охрану, патент выдается автору, а юридическое лицо получает право преждепользования данным объектом с условием выплаты автору доли получаемой прибыли от использования данного изобретения, устанавливаемой либо по взаимному договору сторон, либо по суду.

    11) Коллективное соавторство признается только при наличии объективных доказательств действительного участия всех соавторов в совместном творчестве; решение о признании коллективного соавторства принимается коллегиально.

    12) Запрещается заключать сделки, объектами которых является уступка предполагаемого патента или авторских прав на объекты будущих результатов новационной или инновационной деятельности.

    На этом разработка предложений по изменению российской правовой системы завершается. К сказанному можно добавить, что понимание научного значения интеллектуальной собственности, как государственной системы стимулирования и развития новационной и инновационной деятельности населения, существенно повлияет и на принципы осуществления экспертизы изобретений, и на принципы подходов к рассмотрению дел в судах, и на принципы организации соответствующей деятельности на предприятиях, в учебных и научно-исследовательских заведениях, деятельности отдельных предпринимателей и общественных организаций.

     

    3.2 Эффективность и оценка предлагаемых мероприятий

     

    На основе имеющихся данных рассчитаем основные параметры для оценки эффективности вложенных средств, необходимых для внедрения мероприятий по решению проблем интеллектуальной собственности в стране(таблица 7).

     

    Таблица 7 – Расчет прогнозируемых денежных поступлений

    Показатель

    2008 г

    20099 г

    2010 г

    2011 г

    2012 г

    Чистые денежные поступления

    3261,9

    1363,84

    2880,97

    2521,03

    3799,64

    Множитель дисконтирования при ставке 10%

    0,909

    0,826

    0,751

    0,683

    0,621

    Дисконтированные чистые денежные поступления

    2965,1

    1126,5

    2163,6

    1721,9

    2359,6

     

    1. Установим значение чистого приведенного эффекта

    NPV = PV –I = 2965,1 +1126,5 +2163,6 +1721,9 +2359,6 – 10300 = = 36,7 тыс. руб.

    где PV – настоящая стоимость денежных поступлений (доходов) от проекта после дисконтирования;

    I – сумма инвестиций (капиталовложений), направленных на реализацию проекта.

    2. Определим внутреннюю норму доходности (убыточности)

    IRR = NPV/I * 100% = 36,7 / 10300*100 = 0,36%

    3. Вычислим дисконтированный индекс доходности

    DPI = (2965,1 +1126,5 +2163,6 +1721,9 +2359,6) /10300 =

    = 1,0036.

    4. Установим дисконтированный период окупаемости

    DPP = 10300/(2965,1 +1126,5 +2163,6 +1721,9 +2359,6)/5 = 5 лет

    5. Установим простую норму прибыли

    ARR = (2965,1 +1126,5 +2163,6 +1721,9 +2359,6)/5/10300/2*100% = 40,11%.

    Таким образом, данный проект рентабелен и экономически обоснован.

     

     

     

     

    Список использованных источников

     

  14. Женевский договор о международной регистрации научных открытий (1978 г.) // КонсультантПлюс.
  15. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 года (с изм.) // КонсультантПлюс
  16. ГК РФ : Часть Первая от 30.10.1994 // КонсультантПлюс
  17. Федеральный Закон «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименования мест происхождения товаров» от 23 сентября 1992 года №3520-1.
  18. Положение по бухгалтерскому учету «Учет нематериальных активов». ПБУ 14/2000.
  19. Бовин А.А., Чередникова Л.Е. Интеллектуальная собственность: экономический аспект (учебное пособие). – Москва-Новосибирск: ИНФРА-М- НГАЭиУ, 2007.
  20. Валдайиев СВ., Завлин П.Н., Миндели Л.Э. Нематериальные активы в науке: оценка и использование // Бюллетень ВАК России. 2006. №2.
  21. Голубева А.Р. Исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности как объект обращения взыскания //Черные дыры в российском законодательстве. 2007, № 2, С. 394-397.
  22. Гражданское право. Учебник. Часть I /Под ред. А.П. Сергеева, Ю.П. Толстого. — М.: Проспект, 2008.
  23. Губайловский В. Авторское право и интернет // Новый Мир. 2003. №5.
  24. Истоки общественного прогресса: философское исследование интеллектуальной собственности. –Нижний Новгород: «Гражданская идеология», 2005.
  25. Капелюшников Р. Экономическая теория прав собственности. – М.: Препринт ИМЭМО, 2006.
  26. Кириченко Е.А., Шабаше в В.А. Структура института интеллектуальной собственности / Вестник Кемеровского государственного университета. Кемерово, 2006. № I (9).
  27. Климов С. М. Интеллектуальные ресурсы организации. –С-Пб.: Знание. 2000.
  28. Лоскутов В.И. Экономические отношения собственности и политическое будущее России // http :/Л oskuto v. murmansk.ru/index.htinl
  29. Макаров В. Контуры экономики знаний // Вопросы экономики. 2003, №3. С.12.
  30. Мягкова Н.А. Интеллектуальная собственность в воспроизводстве научно-технического потенциала. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата экономических наук. Тоск, 2008.
  31. Нуреев Р. Теории развития: новые модели экономического роста (вклад человеческого капитала) //Вопросы экономики. 2005. №9.
  32. Орехов A.M. Интеллектуальная собственность как объект философского исследования //Вестник Московского университета. Серия 7. Философия. 2007. № 1. С. 34.
  33. Орлов А. Международное соглашение по защите интеллектуальной собственности // Мировая экономика и международные отношения. 2004. №5. С. 23-30.
  34. Оценка интеллектуальной собственности / Под ред. С.А. Смирнова. – М.: Финансы и статистика, 2008.
  35. Политическая экономия: Словарь /Под ред. О.И. Ожерельева и др. — М.:Политиздат, 2005.
  36. Семенов Т. Рынок и российская интеллектуальная собственность // Вопросы экономики. 2003. №3. С. 19.
  37. Спиркин А.Г. Философия: учебник. –М.: Гардарики, 2008.
  38. Торвальдс Л. Ради удовольствия.– М.: ЭКСМО-Пресс, 2002.
  39. Шабашев В.А., Кириченко Е.А. Интеллектуальный ресурс как источник формирования интеллектуальной собственности / Природные и интеллектуальные ресурсы Сибири (СИБРЕСУРС-7-2007): Доклады 7-й Международной науч.-практич. конфер. – Барнаул: Изд-во Томского университета, 2007.
  40. Шарапова Н.А. Коммерциализация интеллектуальной собственности в современных условиях. Диссертация на соискание ученой степени кандидата экономических наук. М., 2006.
  41. Экономическая теория. Учебник // Под ред. А.И. Добрынина. – М,: ИНФРА-М, 2008.
  42. Якутии Ю.В, Российские корпорации и институт интеллектуальной собственности // РЭЖ. 2005. №3.
  43. Яши П. Об эффекте автора: современное авторское право и коллективное творчество / http://www.1ibertarium.ru/

     

     

     

     


     

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.2MB/0.00057 sec

WordPress: 23.24MB | MySQL:114 | 3,670sec