Соотношение частного и публичного в гражданском законодательстве

<

032614 0034 1 Соотношение частного и публичного в гражданском законодательстве В период разработки ГК РФ многими учеными высказывалось суждение о необходимости отказа от включения в Кодекс норм, направленных на учет интересов государства и всего общества, т.е. публичных интересов. Обосновывалось это тем, что гражданское право — это исключительно частное право. Так, С.Алексеев утверждал, что «до тех пор пока гражданское законодательство, законы о собственности, предпринимательстве, все аналогичные законы не будут признаны и конституированы в общественном и юридическом бытии в качестве частного права, у нас не будет действительной частной собственности, предпринимательства, частной инициативы, права крестьян на землю» (Алексеев С.С. Гражданское право как частное право. В кн.: Проблемы развития гражданского законодательства и методология преподавания, Гражданско-правовых дисциплин. Харьков, 1993. С.21). В какой-то мере данная позиция объяснялась необходимостью преодоления в тот период внедренной в жизнь общества установки В.И.Ленина, что «… мы ничего «частного» не признаем, для нас все в области хозяйства есть публично-правовое, а не частное» (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т.44. С.398).

В настоящее время новое гражданское законодательство в основном сформировано и есть возможность проанализировать, насколько оно является частно-правовым. Удалось ли отказаться от включения в него норм, ориентированных на учет публичных интересов? В качестве аргументов, доказывающих частно-правовую природу гражданского законодательства, обычно приводят следующие: неприкосновенность собственности, свобода договора, возможность беспрепятственного осуществления гражданских прав и т.д. Однако анализ соответствующих норм показывает, что все эти положения далеко не категорично свидетельствуют о частно-правовой природе гражданского права.

В ст.421 ГК закреплен принцип свободы договора. В то же время в Кодексе есть множество изъятий из данного принципа, когда о свободе договора можно говорить весьма условно (или даже об отсутствии такой свободы). Пример — содержание ст.426 ГК о публичном договоре, согласно которой один из субъектов гражданского оборота обязан заключать договор с контрагентом под страхом понуждения его к заключению договора в судебном порядке и возмещения убытков потерпевшей стороне. He в пользу свободы договора свидетельствует и ст.428 ГК о договоре присоединения, в котором одна из сторон не участвует в разработке его условий.

Содержание ст.445 ГК («Заключение договора в обязательном порядке») убедительно подтверждает, что гражданское законодательство в принципе допускает возможность понуждения к заключению договоров в определенных ситуациях. Здесь же следует отметить, что в законе установлены обязательные для участников гражданского оборота требования в отношении формы договоров, его государственной регистрации, обязательных условий и т.д. Достаточно жестко определен порядок заключения, изменения, расторжения договора. Все это позволяет сделать вывод, что участники гражданского оборота если и свободны при заключении договора, то не в той степени, которая позволила бы утверждать лишь о частно-правовом характере соответствующих норм.

Весьма категорично утверждается, что действующее законодательство основывается на принципе неприкосновенности собственности. Однако при внимательном анализе содержания некоторых норм ГК можно усомниться в истинности такого суждения. В ст.235 ГК закреплено множество оснований, по которым имущество может быть принудительно изъято у собственника, в том числе реквизиция, конфискации, отчуждение недвижимого имущества в связи с изъятием земельного участка для государственных или муниципальных нужд либо из-за ненадлежащего использования земли, выкуп государством бесхозяйственно содержимых культурных ценностей и т.д. Конфискация возможна также в ряде случаев признания сделки недействительной (ст.ст.169, 179 ГК). При этом ст.169 ГК предусматривает столь серьезные последствия за совершение сделки, заведомо противной основам правопорядка и нравственности. Из этого видно, что общественная мораль поставлена выше интересов частного собственника. В ст.235 ГК предусмотрена возможность национализации имущества. В итоге можно сделать вывод, что в действительности собственность не так уж и неприкосновенна. Наоборот, она существенно ограничена действующим законодательством в публичных интересах. Кстати, в западной литературе исследователи давно уже отметили тенденцию ограничения государством права собственности.

<

Суждения о беспрепятственном осуществлении субъектами своих прав в доказательство частно-правовой природы гражданского законодательства существенно корректируются нормами права о пределах осуществления субъективных гражданских прав, о недопустимости использования их в целях ограничения конкуренции и т.д.

Следует отметить и необходимость регистрации недвижимости, юридических лиц и предпринимательской деятельности физических лиц; жесткость законоположений в части признаков юридических лиц и замкнутого перечня их организационно-правовых форм; порядок формирования уставного капитала, причем в ряде случаев с обязательной оценкой вкладов независимым оценщиком; лицензирования большого круга видов предпринимательской деятельности и т.д.

Но и сказанного уже достаточно для вывода: несмотря на явное намерение разработчиков Гражданского кодекса минимизировать включение в него положений, учитывающих публичный интерес, их замысел не осуществился. Действующее гражданское законодательство содержит множество норм, направленных на учет и обеспечение публичных интересов.

На мой взгляд, есть объективные причины, обусловившие необходимость известной публицизации гражданского права. Прежде всего, участниками гражданских отношений могут быть и такие особые субъекты, как Российская Федерация, субъекты Федерации, муниципальные образования. Хотя при регулировании отношений с их участием используются нормы, применяемые к юридическим лицам, это возможно только в случае, если иное не вытекает из закона или особенностей соответствующих субъектов (п.2 ст.124 ГК). Специфика ответственности Российской Федерации и субъектов Федерации в отношениях с участием иностранных юридических лиц, граждан и государств определяется законом об иммунитете государства и его собственности (ст.127 ГК). Оно является носителем властных полномочий, что предопределяет его особое место в гражданских правоотношениях. Российская Федерация провозглашена в качестве социального государства, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека (ст.7 Конституции РФ). Из этого вытекает, что государство обязано осуществлять определенные социальные программы, например, жилищную, охрану семьи и детства и т.д. Для выполнения социальных программ используется известная часть государственного имущества. Есть немало и других общественных целей, для достижения которых необходимо использование государственной собственности. В связи с этим ее можно охарактеризовать как публичную, что, кстати, принято во многих странах. В связи с этим нормы, регулирующие отношения с участием Российской Федерации, субъектов Федерации и муниципальных образований, можно считать в известной степени публично-правовыми.

В целях обеспечения условий функционирования гражданского оборота и его устойчивости было необходимо определить в законодательстве правовое положение физических и юридических лиц, наделить их право- и дееспособностью, решить вопрос о возрастных границах, устанавливающих объем дееспособности и т.д., что также обусловило публичный характер ряда гражданско-правовых норм.

Особая значимость для общества некоторых объектов гражданских правоотношений предопределила необходимость установления особых правил регулирования отношений. Это касается земли, природных ресурсов, оружия, ядов, наркотических средств, валюты и т.д.

Еще одной причиной публицизации гражданского права является потребность общества в обеспечении защиты интересов экономически слабой стороны. Здесь можно особо отметить нормы, регулирующие отношения с участием граждан-потребителей. Наконец, необходимость развития нормальных рыночных отношений обусловила ограничение деятельности монополий, пресечение недобросовестной конкуренции. Таким образом, гражданское законодательство не может не включать норм, направленных на учет и обеспечение публичных интересов. Поэтому говорить только о частном характере гражданского права представляется ошибочным.

Довольно распространено мнение, что гражданское законодательство царской России являлось частным и не было подвержено публицизации. Однако в работах исследователей того периода приводятся данные о наличии публичных элементов. Например, Г.Шершеневич упоминал об обязанности купцов вести торговые книги, о необходимости представления выписки из договора о создании полного товарищества в городскую управу (Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права (по изданию 1914 года). М., 1994. С.83, 113). Н.Нерсесов, исследуя отношения представительства, ясно высказался в пользу учета общественных интересов: «В представительстве проявляется… предпочтение интересов общества интересам частных лиц. Представительство именно основано на идее предпочтения общественного интереса пред частным» (Heрсесов Н.О. Избранные труды по представительству и ценным бумагам в гражданском праве. М., 1998. С.25).

Гражданское законодательство имеет частно-публичную направленность. Если же следовать прежним установкам, проявившимся при разработке нового гражданского законодательства, а именно — что оно является только частным правом, в котором не может быть ничего публичного, нашему обществу и дальше будут угрожать социальные потрясения. Забвение публичных интересов в угоду частным уже явилось причиной нежелательных эксцессов в обществе. Например, первоначально требования вкладчиков банков и других кредитных учреждений в случае их ликвидации удовлетворялись лишь в пятую очередь. И это сразу же вызвало недовольство значительных масс населения. В результате в ноябре 1995 г., т.е. спустя почти год после вступления в силу части первой ГК РФ, очередность удовлетворения требований была изменена и в настоящее время при ликвидации банков или других кредитных учреждений, привлекающих средства граждан, требования вкладчиков-граждан удовлетворяются в первую очередь. He лучше ли было при разработке Кодекса сразу отдать приоритет публичному, а не частному интересу? Известная напряженность в обществе возникла и при решении вопроса о примате интересов при определении очередности удовлетворения требований кредиторов при недостатке средств на счете должника (ст.855 ГК).

Если квалифицировать гражданское право как частное, это дезориентирует и правотворческую, и правоприменительную деятельность. Впрочем, судебная практика вносит коррективы, когда отдельные нормы применяются с учетом публичных интересов. Так, при наличии оснований для применения ст.333 ГК арбитражный суд уменьшает размер взыскиваемой неустойки независимо от того, заявлялось ли такое ходатайство ответчиком. В настоящее время суды, согласно ст.333 ГК РФ, вправе уменьшать и проценты за пользование чужими денежными средствами, взыскиваемыми в соответствии со ст.395 ГК. Эти примеры судебного толкования явно направлены на устранение внеэкономических способов обогащения.

Очень важные изменения в гражданское законодательство в направлении его дальнейшей публицизации вносятся законодателем. Так, ошибки в приватизации государственного имущества, вследствие чего резко обозначилась грань между небольшой кучкой богатых и остальной частью населения страны, были в известной мере исправлены Федеральным законом от 19 июля 1998 г. «Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)», который направлен на устранение резкой поляризации акционеров как в доходах, так и в участии их в управлении обществом.

В то же время признание наряду с частным также и публичного характера гражданского законодательства будет ориентировать на вдумчивое отношение как к разработке нормативных актов, так и к их применению. В этом случае усилия будут направлены на достижение баланса интересов — частного и публичного. Это поможет предупредить эксцессы в обществе, а также позволит более адекватно регулировать имущественные отношения, обеспечит возможность усиления роли государства в экономике страны.

Довольно продолжительное время некоторыми учеными отстаивалась позиция о недопустимости участия государства в регулировании экономических процессов. Государству отводилась лишь роль «ночного сторожа». Экономический результат такого подхода налицо. Переориентирование во взглядах на роль гражданского права, признание за ним функции не только частного, но и публичного регулятора общественных отношений позволит обеспечить более эффективное влияние государства на экономические процессы.

 

Е.Богданов,

Доктор юридических наук, профессор (г.Белгород)


 

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.91MB/0.00030 sec

WordPress: 23.15MB | MySQL:120 | 3,399sec