Субъективное право на защиту

<

030814 1815 1 Субъективное право на защиту

1. ПОНЯТИЕ И СОДЕРЖАНИЕ СУБЪЕКТИВНОГО ПРАВА НА ЗАЩИТУ

 

Всякое право, в том числе и любое субъективное гражданское право, имеет для субъекта реальное значение, если оно может быть защищено как действиями самого управомоченного субъекта, так и действиями государственных или уполномоченных государством органов.

В общем виде право на защиту можно определить как предоставленную управомоченному лицу возможность применения мер правоохранительного характера для восстановления его нарушенного или оспариваемого права. Правовая квалификация данной возможности вызывает споры в литературе. Согласно традиционной концепции право на защиту является составной частью самого субъективного права наряду с правом на собственные действия, а также правом требовать определенного поведения от обязанных лиц1. По мнению ряда ученых, обеспеченность субъективного права возможностью государственного принуждения — это его неотъемлемое качество, и такая возможность существует не параллельно с другими, закрепленными в субъективном праве возможностями, а свойственна им самим, так как без этого они не были бы юридическими возможностями2. Несмотря на некоторые различия, существующие между этими точками зрения, принципиальных расхождений между ними нет, так как в обоих случаях право на защиту рассматривается в качестве обязательного элемента самого субъективного права.

Такому пониманию права на защиту противостоит получающее все большее распространение в литературе мнение, в соответствии с которым право на защиту представляет собой самостоятельное субъективное право3. Данное право в качестве реальной правовой возможности появляется у обладателя регулятивного гражданского права лишь в момент нарушения или оспаривания последнего и реализуется в рамках возникающего при этом охранительного гражданского правоотношения.

Право на защиту является элементом — правомочием, входящим в содержание всякого субъективного гражданского права. Поэтому субъективное право на защиту — это юридически закрепленная возможность управомоченного лица использовать меры правоохранительного характера с целью восстановления нарушенного права и пресечения действий, нарушающих право. При этом следует иметь в виду, что в юридической науке имеет место точка зрения, согласно которой право на защиту является самостоятельным субъективным правом1.

Как и любое другое субъективное право, право на защиту включает в себя, с одной стороны, возможность совершения управомоченным лицом собственных положительных действий и, с другой стороны, возможность требования определенного поведения от обязанного лица. Право на собственные действия в данном случае включает в себя такие меры воздействия на нарушителя, как, например, необходимая оборона, применение так называемых оперативных санкций и т.д. Право требования определенного поведения от обязанного лица охватывает в основном меры воздействия, применяемые к нарушителю компетентными государственными органами, к которым потерпевший обращается за защитой нарушенных прав.

Предметом защиты являются не только субъективные гражданские права, но и охраняемые законом интересы (ст. 3 ГПК). Субъективное гражданское право и охраняемый законом интерес являются очень близкими и зачастую совпадающими правовыми категориями, в связи с чем они не всегда разграничиваются в литературе, В самом деле, в основе всякого субъективного права лежит тот или иной интерес, для удовлетворения которого субъективное право и предоставляется управомоченному. Одновременно охраняемые интересы в большинстве случаев опосредуются конкретными субъективными правами, в связи с чем защита субъективного права представляет собой и защиту охраняемого законом интереса. Так, например, интерес арендатора в пользовании имуществом выступает в форме субъективного права владения и пользования имуществом, защитой которого обеспечивается и защита соответствующего интереса.

Содержание права на защиту, т.е. возможности управомоченного субъекта в процессе осуществления права, определяется комплексом материальных и процессуальных норм, устанавливающих:

а)    содержание правоохранительной меры, применяемой для защиты права;

б)    основания ее применения;

в)    круг субъектов, уполномоченных на ее применение;

г)    процессуальный и процедурный порядок ее применения;

д)    права субъектов, по отношению к которым применяется данная мера.

Гражданско-правовые правоохранительные меры — это закрепленные либо санкционированные законом способы воздействия на правонарушителя или его имущество, применяемые органами государства или уполномоченными им органами, либо самим управомоченным лицом в целях:

пресечения правонарушения;

устранения последствий правонарушения путем восстановления
правового положения, имущественной сферы потерпевшего, существовавших до его совершения;

возложения имущественных обременении на правонарушителя;

понуждения правонарушителя к совершению действия неимущественного характера в интересах потерпевшего.

Примерный перечень способов зашиты гражданских прав указан в ст. 12 ГК. Она предписывает, что защита гражданских прав осуществляется путем:

  • признания права;
  • восстановления положения, существовавшего до нарушения права и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;
  • признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий не действительности ничтожной сделки;
  • признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления;
  • самозащиты права;
  • присуждения к исполнению обязанности в натуре;
  • возмещения убытков;
  • взыскания неустойки;
  • компенсации морального вреда;
  • прекращения или изменения правоотношения;
  • неприменения судом акта государственного органа или органа
    местного самоуправления, противоречащего закону;
  • иными способами, предусмотренными законом.

    Содержание указанных и иных способов защиты и порядок их применения конкретизируются в нормах действующего законодательства, а также в договорных соглашениях в случаях, разрешенных законом.

    Однако субъекты гражданского права могут обладать и такими интересами, которые не опосредуются субъективными правами, а существуют самостоятельно в форме охраняемых законом интересов и как таковые подлежат защите в случае их нарушения. Примерами могут служить требования о защите чести и достоинства, об охране жилищных интересов членов семьи нанимателя при принудительном обмене, о признании сделки недействительной и т.д. Защита охраняемого законом интереса, а не собственно субъективного права имеет место и в тех случаях, когда в результате правонарушения само субъективное право прекращается. Например, при уничтожении вещи право собственности на нее не может быть защищено, так как его уже не существует. Следовательно, речь может идти лишь о защите охраняемого законом интереса бывшего собственника вещи в восстановлении своего имущественного положения, который обеспечивается с помощью иска из причинения вреда или иного адекватного взаимоотношениям сторон способа защиты. Таким образом, охраняемый законом интерес нередко выступает в гражданском праве в качестве самостоятельного предмета защиты.

    Способы защиты гражданских прав необходимо подразделять на меры государственно-принудительного порядка, обладающие признаками мер гражданско-правовой ответственности, и на меры защиты в узком смысле слова, не обладающие признаками гражданско-правовой ответственности. Разделение гражданско-правовых способов защиты гражданских прав на собственно меры защиты и меры ответственности обосновано цивилистической наукой1.

    Возмещение убытков (вред), взыскание неустойки, имущественная компенсация морального вреда являются мерами гражданско-правовой ответственности. Другие меры защиты гражданских прав именуются мерами защиты гражданского права в узком смысле слова. Такое разделение строится на следующих предпосылках. Во-первых, меры ответственности реализуют компенсаторно-восстановительную функцию гражданского права. Ответственность носит ретроспективный характер. Она может возлагаться только за совершенное гражданское правонарушение. Применение мер гражданско-правовой ответственности восстанавливает либо имущественную сферу потерпевшего, либо является имущественной компенсацией за моральный вред. В отличие от мер ответственности, меры защиты гражданских прав (в узком смысле) реализуют помимо восстановительной функции превентивные и пресекательные функции. Иными словами, меры защиты гражданских прав в узком смысле слова могут применяться для предупреждения и пресечения правонарушения. Например, предусмотренный ст. 1065 ГК иск о запрете деятельности, создающей опасность причинения вреда в будущем, служит как предотвращению деликтов (причинения вреда) в будущем, так и пресечению неправомерной деятельности, несущей угрозу причинения вреда. Это означает, что если меры гражданско-правовой ответственности применяются по поводу нарушенного субъективного гражданского права, то меры защиты права в узком смысле слова применяются в связи с оспариваемым или нарушаемым субъективным гражданским правом. Иначе говоря, применение мер гражданско-правовой ответственности имеет место при свершившемся или длящемся гражданском правонарушении, а применение мер защиты в узком смысле слова может иметь место при длящемся правонарушении или угрозе нарушения субъективного гражданского права. Во-вторых, применение мер гражданско-правовой ответственности в форме возмещения убытков (ущерба) и (или) выплаты неустойки всегда означает для правонарушителя претерпевание юридически обязательных обременительных имущественных обязанностей. Это обусловлено тем, что отрицательные для правонарушителя имущественные последствия в форме возложения на него обязанностей по возмещению убытков и причинению вреда представляют собой гражданско-правововые санкции за правонарушение. Применение мер защиты в узком смысле слова никаких юридически обязательных обременительных обязанностей у субъектов, к которым они применяются, не создают.

    Так, владение вещью без законных оснований является длящимся правонарушением. При виндикации вещи незаконный владелец теряет вещь, которая, строго говоря, по закону ему не принадлежит, то есть ту вещь, которую он не имел бы, если бы не нарушил чужого права собственности. Конечно, у незаконного владельца могут иметь место имущественные потери в связи с истребованием вещи, например, расходы по перевозке, хранению и т.п. Но эти убытки не являются для него юридически обязательными. Следовательно, при применении мер защиты в узком смысле слова правонарушитель юридически теряет то, что по праву ему не принадлежит, и никаких других юридически обязательных обременительных имущественных последствий у него не возникает.

    В-третьих, меры гражданско-правовой ответственности имеют только им присущие отраслевые особенности, ибо каждой отрасли права присущи свои меры ответственности. Меры защиты гражданских прав могут носить универсальный межотраслевой характер. Например, такая мера, как признание недействительным ненормативного акта государственного органа или органа местного самоуправления может быть использована лицом не только для защиты гражданских прав, но и для защиты от уголовного преследования. Гражданин, добившись в суде решения о признании недействительным акта налогового органа о якобы имевшихся недоимках, не только защищает свое право собственности, но и свою личную свободу, ибо такое решение суда лишает компетентные государственные органы возможности привлечь его к уголовной ответственности.

    Меры защиты гражданских прав, допускаемые законом, отличаются друг от друга по юридическому и материальному содержанию, формам и основаниям применения. По этим признакам их можно классифицировать на следующие виды:

    а) фактические действия управомоченных субъектов, носящие признаки самозащиты гражданских прав;

    б)    меры оперативного воздействия на нарушителя гражданских прав;

    в)    меры правоохранительного характера, применяемые к нарушителям гражданских прав компетентными органами государства или уполномоченными им органами (государственно-принудительные меры).

    Порядок и пределы применения конкретного способа защиты гражданского права зависят как от содержания защищаемого субъективного права, так и от характера его нарушения. Так, если коммерческое юридическое лицо незаконно использует чужой товарный знак, то от такого нарушения можно защититься судебным запретом незаконного использования товарного знака, но отнюдь не фактическими действиями потерпевшего по воздействию на правонарушителя. Из этого ясно, что применение мер защиты не может носить произвольный характер. Они должны применяться при наличии обстоятельств, указанных в законе или в условиях договора, санкционированных законом.

    Обстоятельства, с которыми закон или договор связывает возможность применения той или иной меры защиты, именуются основаниями применения мер защиты. Например, виндикация вещи имеет своим основанием нахождение вещи собственника в чужом незаконном владении. Основанием для применения такой меры защиты, как признание права авторства, может быть плагиат — опубликование чужого произведения под собственным именем.

    Иногда одно основание порождает возможность одновременного применения меры защиты и меры ответственности. Так, в результате нарушения должником обязательства по оплате вещи кредитор получает возможность удерживать её (ст. 359 ГК), а также право на взыскание неустойки.

    При взаимосвязанности оснований, то есть когда одно основание, которое можно назвать главным, порождает другое — производное, закон допускает возможность субсидиарного применения наряду с главной мерой защиты дополнительной меры защиты. Так, в соответствии с нормой п. 1 ст. 303 ГК при истребовании имущества из чужого незаконного владения собственник вправе потребовать от недобросовестного владельца возврата или возмещения всех доходов, которые он извлек или должен был извлечь за все время владения. В такой ситуации собственник может ставить вопрос о взыскании с недобросовестного владельца помимо доходов неосновательного сбережения» возникшего в результате безвозмездного использования чужой вещи без достаточных оснований. Такая возможность вытекает из нормы ст. 1003 ГК, разрешающей, поскольку иное не вытекает из существа соответствующих отношений, применение правил о неосновательном обогащении к требованиям об истребовании имущества из чужого незаконного владения. При этом нужно видеть, что главное основание — владение чужой вещью — породило производное — неосновательное обогащение одно лица за счет другого.

    Защита субъективных гражданских прав и охраняемых законом интересов осуществляется в предусмотренном законом порядке, т. е. посредством применения надлежащей формы, средств и способов защиты.

    Каждый способ защиты гражданского права может применяться в определенном процессуальном или процедурном порядке. Этот порядок именуется формой защиты гражданского права. Под формой защиты понимается комплекс внутренне согласованных организационных мероприятий по защите субъективных прав и охраняемых законом интересов1.

    В науке гражданского права различают юрисдикционную и неюрисдикционную форму защиты прав2. Несомненно, что такая терминологическая градация форм защиты носит условный характер, но она весьма удобна для практического разграничения форм защиты.

    Юрисдикционная форма защиты — это защита гражданских прав государственными или уполномоченными государством органами, обладающими правоприменительными полномочиями. Юрисдикционная форма защиты в соответствии с действующим законодательством допускает возможность защиты гражданских прав в судебном или административном порядке.

    Судебная форма защиты гражданских прав наиболее полно соответствует принципу равенства участников гражданских правоотношений. В п. 1 ст. И ГК говорится, что защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляет в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством, суд, арбитражный суд или третейский суд.

    Судебная система РФ устанавливается Конституцией РФ и Федеральным конституционным законом «О судебной системе Российской Федерации»1 и состоит из федеральных судов, конституционных (уставных) судов и мировых судей субъектов РФ.

    Третейские суды не включены в судебную систему РФ. Они относятся к числу органов, уполномоченных государством для отправления правосудия2.

    При судебной форме защиты права лица используют свое право на иск. Под правом на иск следует понимать возможность субъекта реализовать свое материально-правовое требование в исковой форме3. В науке гражданско-процессуального права более точным считается термин «право
    на предъявление иска». Следует отметить, что иск относится к числу ключевых понятий теории и практики гражданского и арбитражного процесса и в силу этого обстоятельства является категорией, обсуждению которой посвящено большое число научных публикаций4.

    Защита гражданских прав в административном порядке возможна только в случаях, предусмотренных законом, и означает:

    а)    принятие государственным органом, наделенным правоприменительными полномочиями, решения о применении определенной меры защиты гражданского права с соблюдением установленной законом и иными правовыми актами процедурой;

    б)    возможность обжалования действий должностных лиц и актов государственных органов в вышестоящий по отношению к ним орган исполнительной власти или вышестоящему должностному лицу.

    Государственные органы, не являющиеся судами, осуществляют правоприменительные функции в ограниченном числе случаев. Например, дела об отказе в выдаче патента рассматриваются Палатой по патентным спорам Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам. Решение Палаты по патентным спорам утверждается руководителем федерального органа исполнительной власти по интеллектуальной собственности, вступает в силу с даты утверждения и может быть обжаловано в суд (п. 9 ст. 21 Патентного закона).

    Федеральная антимонопольная служба и ее территориальные органы в случаях нарушения субъектами предпринимательской деятельности запретов на злоупотребление доминирующим положением и правил добросовестной конкуренции могут возбудить дело как по заявлению заинтересованных лиц, так и по собственной инициативе. Приняв решение по делу, эти органы направляют нарушителям обязательные для исполнения предписания1.

    Следует иметь в виду, что решение, касающееся защиты гражданских прав и принятое в административном порядке, в любом случае может быть обжаловано в суд (п. 2 ст. 11 ГК). Обращение заинтересованного лица в вышестоящий в порядке подчиненности орган или к должностному лицу не является обязательным условием для подачи заявления в суд (ст. 247 ГПК РФ).

    Неюрисдикционная форма защиты гражданского права — это защита гражданского права самостоятельными действиями управомоченного лица без обращения к государственным и иным уполномоченным государством органам. Такая форма защиты имеет место при самозащите гражданских прав и при применении управомоченным лицом мер оперативного воздействия к правонарушителю.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    2. САМОЗАЩИТА ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ. НЕОБХОДИМАЯ ОБОРОНА И ДЕЙСТВИЯ В УСЛОВИЯХ КРАЙНЕЙ НЕОБХОДИМОСТИ КАК СПОСОБЫ САМОЗАЩИТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ

     

    <

    Под самозащитой гражданских прав понимается совершение управомоченным лицом действий фактического порядка, соответствующих закону, и направленных на охрану материальных и нематериальных благ. Определение самозащиты гражданских прав как фактических действий управомоченного лица дано В.П. Грибановым1.

    При самозащите гражданских прав речь в первую очередь идет о фактических действиях, выражающихся в воздействии лица на свое собственное или находящееся в его титульном (законном) владении имущество. Они могут быть весьма разнообразными: устройство различных охранных приспособлений для защиты дома от нежелательного проникновения в него третьих лиц; клеймение домашних животных; проставление факсимиле на книгах из собственной библиотеки и т. п. Главное, чтобы эти действия соответствовали закону, или, иначе говоря, не были прямо запрещены им.

    Другую группу фактических действий по самозащите гражданских прав составляют действия, непосредственно воздействующие на личность правонарушителя или его имущество. Такие действия могут использоваться лицом как для защиты от посягательств на свое или находящееся в его законом владении имущество, так и для защиты нематериальных благ: жизни, здоровья, личной неприкосновенности, свободы передвижения.

    В иных случаях самозащита в форме непосредственного воздействия на личность правонарушителя или его имущество применяться не может. В частности, она не может использоваться при нарушении авторских прав; исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности; чести, деловой репутации, а также для защиты права требования к должнику по обязательству. Подобные действия с учетом конкретных фактических обстоятельств могут рассматриваться как преступное самоуправство (ст. 330 УК РФ).

    В связи со сказанным представляется весьма спорным существующее в литературе понимание самозащиты не только как фактических действий управомоченного лица по защите прав, но и всяких допускаемых законом односторонних действий заинтересованного лица в целях обеспечения неприкосновенности права1. По мнению Суханова Е.А.2, при таком подходе объединяются качественно различные правовые явления — фактические односторонние действия, направленные на личность правонарушителя и его имущество, и меры оперативного воздействия, применяемые самим управомоченным лицом как субъектом обязательственного правоотношения и направленные на изменение правового положения должника, вследствие чего они являются мерами юридического порядка.

    Фактические действия по самозащите гражданских прав, непосредственно воздействующие на личность правонарушителя или его имущество, должны обладать признаками необходимой обороны или крайней необходимости.

    Норма ст. 1066 ГК гласит, что не подлежит возмещению вред, причиненный в состоянии необходимой обороны, если при этом не были нарушены ее пределы. Следовательно, необходимой обороной признаются такие действия по самозащите гражданских прав, которые хотя и причиняют вред их нарушителю, но не влекут обязанности обороняющегося по его возмещению, поскольку они признаются действиями правомерными (допустимыми).

    Институт необходимой обороны является комплексным, регламентированным как гражданским (ст. 1066 ГК), так и уголовным правом (ст. 37 УК). Понятие необходимой обороны в гражданском праве по содержанию несколько шире, чем в уголовном. Если в уголовном праве под необходимой обороной понимаются действия обороняющегося, хотя и содержащие признаки состава преступления, но не признаваемые преступлением, то в гражданском праве к необходимой обороне относятся также и действия обороняющегося, не содержащие признаков уголовного преступления, но подпадающие под признаки гражданского правонарушения.

    Основанием применения необходимой обороны является общественно опасное посягательство на личность обороняющегося или его имущество, обладающее признаками преступления или гражданского правонарушения. Основание для применения необходимой обороны отсутствует, когда действие нападающего формально содержит признаки какого-либо уголовного деяния, но заведомо не является опасным для обороняющегося лица в силу его малозначительности. Например, несовершеннолетние дети совершают из озорства похищение ягод и фруктов из сада.

    Общественно опасное посягательство как основание необходимой обороны должно быть действительным (реальным). Если действие ошибочно воспринимается обороняющимся лицом в качестве преступного общественно опасного деяния, то говорят о мнимой обороне. Вред, причиненный обороняющимся лицом в рамках мнимой обороны, подлежит возмещению на общих основаниях.

    Необходимая оборона обладает целым рядом признаков. Во-первых, необходимая оборона — это действие, заключающееся в причинении вреда жизни, здоровью или имуществу лица, посягающему на личность или имущество обороняющегося. Во-вторых, вред должен быть причинен только лицу, преступно посягающему на личность обороняющегося или его имущество. В-третьих, необходимая оборона должна быть своевременной, то есть она должна осуществляться с момента начала общественно опасного посягательства до его окончания. В-четвертых, необходимая оборона осуществляется лицом только в целях зашиты от посягательства. Иначе говоря, если обороняющийся спровоцировал действия посягающего липа с целью причинения ему вреда, то он должен нести ответственность за причиненный вред на общих основаниях.

    В гражданском праве (ст. 1066 ГК) говорится о недопустимости превышения пределов необходимой обороны в качестве общего правила. Вместе с тем в новейшем уголовном законодательстве вопрос о превышении пределов необходимой обороны не возникает при защите лица от общественно опасного деяния, сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия (п. 1 ст. 37 УК РФ). Но он имеет значение при защите от посягательств, не сопряженных с насилием, опасным для жизни, либо с непосредственной угрозой такого насилия. Из нормы п. 2 ст. 37 УК вытекает, что сама защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой такого насилия, является правомерной. Однако при этом не должно допускаться превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства.

    Следовательно, если при защите гражданского права лицо находилось в состоянии необходимой обороны от посягательства, сопряженного с насилием, опасным для его жизни, либо с непосредственной угрозой такого насилия, то оно во всех случаях не отвечает за вред, причиненный посягавшему лицу. Если лицо, находясь в состоянии необходимой обороны от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для его жизни, либо непосредственной угрозы применения такого насилия, превысило пределы необходимой обороны, то оно будет нести ответственность за вред, причиненный посягавшему лицу, на общих основаниях. При этом следует иметь в виду, что не являются превышением необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности поведения посягающего лица (п. 3 ст. 37 УК).

    Одним из способов самозащиты гражданских прав являются действия управомоченного лица в условиях крайней необходимости. Под действиями, совершенными в состоянии крайней необходимости, понимаются действия лица, причиняющие кому-либо вред, но совершаемые для устранения опасности, угрожающей самому причинителю вреда или другим лицам, если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена иными средствами (ст. 1067 ГК). Как и при необходимой обороне, действия в условиях крайней необходимости могут приниматься не только как средство самозащиты прав и интересов управомоченного лица и других лиц, но и для защиты интересов государства и общества (п. 1 ст. 39 УК РФ). Примером самозащиты в условиях крайней необходимости может служить следующая ситуация. Субъект для тушения пожара, охватившего дом, принадлежащий ему на праве собственности, использует дорогостоящие строительные материалы соседа. Этим самым он причиняет соседу существенный в денежном выражении вред. Но действия собственника дома как совершенные в условиях крайней необходимости будут признаваться правомерными.

    Основанием для самозащиты в условиях крайней необходимости является угроза жизни, здоровью, неприкосновенности обороняющегося лица, его имущественным интересам. Источниками угрозы могут быть самые разнообразные действия и события. В их числе — стихийные и общественные бедствия, неисправность механизмов, особое состояние организма человека вследствие болезни и т.п. Угроза может возникнуть и в результате преступного поведения лица.

    Действия в условиях крайней необходимости имеют ряд признаков. Во-первых, при таких действиях причиняется вред либо лицу, не связанному с созданием угрозы, либо лицу, связанному с этим. При крайней необходимости вред может быть причинен не только здоровью человека, его собственности, но и государству, общественному порядку. Во-вторых, действия по устранению угрозы должны совершаться своевременно — с момента ее возникновения до ее прекращения. В-третьих, угроза интересам защищающегося субъекта не могла быть устранена иначе как причинением вреда. В-четвертых, причиненный вред должен быть меньшим, чем предотвращенный.

    При самозащите гражданских прав, осуществляемой путем действий в условиях крайней необходимости, управомоченное лицо не должно превышать пределов крайней необходимости. Превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожающей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный (п. 2 ст. 39 УК РФ). С точки зрения гражданского права это означает, что лицо, превысившее пределы крайней необходимости, должно, безусловно, возместить причиненный вред.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    3. МЕРЫ ОПЕРАТИВНОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ НА НАРУШИТЕЛЯ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ

     

    Под мерами оперативного воздействия понимаются такие юридические средства правоохранительного характера, которые применяются к нарушителю гражданских прав и обязанностей непосредственно управомоченным лицом как стороной в гражданском относительном правоотношении, без обращения за защитой права к компетентным государственным органам. Эта дефиниция, по сути, воспроизводит определение В.П. Грибанова — автора теории мер оперативного воздействия.1

    Выделение мер оперативного воздействия в качестве самостоятельной классификационной группы мер защиты гражданских прав опирается на особые юридические свойства и признаки, присущие им. Меры оперативного воздействия, как и меры самозащиты, реализуются односторонними действиями самих управомоченных лиц. Однако они существенно различаются. Во-первых, меры самозащиты направлены на защиту определенной группы абсолютных имущественных прав и на защиту таких нематериальных благ, как жизнь, здоровье, личная неприкосновенность и свобода передвижения. Меры оперативного воздействия используются только для защиты относительных имущественных гражданских прав. Во-вторых, фактические действия по самозащите гражданских прав не преследуют юридических целей, то есть не являются сделками. В отличие от них действия по применению мер оперативного воздействия всегда являются односторонними сделками. Их применение в обязательном порядке влечет соответствующее изменение прав и обязанностей участников относительного гражданского правоотношения.

    Основные особенности мер оперативного воздействия следующие. Во-первых, названные меры являются мерами правоохранительными.

    Правоохранительный характер этих мер находит свое выражение в том, что они применяются управомоченным лицом лишь тогда, когда обязанная сторона допустила те или иные нарушения, например, не выполнила обязательства в установленный срок, уклоняется от выполнения тех или иных действий, систематически задерживает платежи и т.п. Поэтому односторонние действия управомоченных субъектов, не связанные с нарушением обязанностей его контрагентов по относительному правоотношению, нельзя относить к мерам оперативного воздействия, несмотря на их большое внешнее сходство. Таково, например, предусмотренное ст. 717 ГК право заказчика отказаться в любое время без объяснения причин от исполнения договора до сдачи ему результата работы с уплатой подрядчику части установленной цены пропорционально части работы, выполненной до получения извещения об отказе заказчика от исполнения договора.

    Меры оперативного воздействия призваны осуществлять пресекательные и превентивные функции. Применение их управомоченным субъектом устраняет возможность возникновения у него убытков в будущем. Так, например, отказ от договора поставки товара в случае систематической просрочки поставки предотвращает убытки, которые могли бы возникнуть у покупателя в связи с утратой рынком интереса к этому товару.

    Во-вторых, особенность мер оперативного воздействия состоит в том, что их применение носит односторонний характер. Они применяются к правонарушителю непосредственно самим управомоченным субъектом без обращения к государственным юрисдикционным органам. Поэтому они именуются мерами оперативного характера. Во всех случаях меры оперативного воздействия применяются управомоченным субъектом в качестве стороны относительного правоотношения.

    В-третьих, односторонний характер мер оперативного воздействия определяет и особый характер гарантий их правильного применения. Это предполагает в первую очередь точное описание в законе или в договоре содержания каждой меры оперативного воздействия и условий их применения. Также требуется точное описание прав субъектов, по отношению к которым применяются меры оперативного характера.

    В-четвертых, главная функция рассматриваемых мер состоит в обеспечении, стимулировании надлежащего исполнения обязанностей участниками гражданского оборота. Любая мера оперативного воздействия, оставаясь средством защиты интересов управомоченного субъекта, по своей сути выступает в качестве иного способа обеспечения надлежащего исполнения обязательств, помимо тех, которые указаны в ст. 329 ГК. Возьмем, к примеру, право продавца товара на приостановку передачи товаров, предусмотренное п. 5 ст. 486 ГК. Оно явно имеет своей целью обеспечение исполнения обязательства покупателя по полной оплате всех ранее переданных товаров.

    В-пятых, применение мер оперативного воздействия не может вызвать возникновение на стороне правонарушителя юридически обязательных обременительных имущественных последствий. Вместе с тем, применение мер оперативного воздействия может вызвать юридически необязательные имущественные потери.

    Меры оперативного воздействия многочисленны и разнообразны. Они могут быть подразделены на следующие виды. Первый вид — это меры оперативного воздействия, связанные с исполнением обязательств за счет должника. Общая норма, касающаяся данного вида мер оперативного воздействия, установлена ст. 397 ГК. Согласно ей, если должник не исполняет обязательства по изготовлению и передаче вещи в собственность (в хозяйственное ведение или оперативное управление), либо по передаче вещи в пользование кредитору, либо выполнению для него определенной работы или оказания ему услуги, то кредитор вправе в разумный срок поручить выполнение обязательства третьим лицам за разумную цену либо выполнить его своими силами (если иное не вытекает из закона, иных правовых актов, договора или существа обязательства) и потребовать от должника возмещения понесенных им необходимых расходов и других убытков.

    В нормах, касающихся отдельных видов обязательств, содержание и условия применения указанных мер оперативного воздействия конкретизируются. Так, если во время выполнения работы станет очевидным, что она будет выполнена ненадлежащим образом, заказчик вправе назначить подрядчику разумный срок для устранения недостатков. При неисполнении подрядчиком в назначенный срок этого требования заказчик вправе поручить исправление работ другому лицу за счет подрядчика (п. 3 ст. 715 ГК).

    Второй вид — это меры оперативного воздействия, связанные с обеспечением встречного удовлетворения. Целью данных мер является либо понуждение неисправного контрагента к предоставлению встречного удовлетворения, либо обеспечение возможности кредитора получить удовлетворение за счет имущества должника, находящегося во владении кредитора. Функционирование указанной группы мер оперативного воздействия опирается на два принципиальных предписания действующего законодательства.

    Первое из них гласит, что в случае непредставления обязанной стороной обусловленного договором исполнения либо наличия обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что такое исполнение не будет произведено в установленный срок, сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение своего обязательства. Если обусловленное договором исполнение обязательства произведено не в полном объеме, сторона, на которой лежит встречное исполнение, также вправе приостановить исполнение своего обязательства (п. 2 ст. 328 ГК).

    Данное общее положение конкретизируется в многочисленных нормах, регламентирующих отдельные виды обязательства. Так, в случаях, когда продавец по договору купли-продажи обязан передать покупателю не только товары, которые покупателем не оплачены, но и другие товары, продавец вправе приостановить передачу этих товаров до полной оплаты всех ранее переданных товаров, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором (п. 5 ст. 486 ГК). В случаях, когда нарушение заказчиком обязанностей по договору подряда (в частности, непредоставление материала, оборудования, технической документации, вещи, подлежащей переработке или обработке) препятствует исполнению договора подрядчиком, а также при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что исполнение указанных обязанностей не будет произведено в установленный срок, подрядчик вправе не приступать к работе, а начатую работу приостановить (ст. 719 ГК).

    Второе принципиальное нормативное положение сформулировано в ст. 359 ГК. В соответствии с ним кредитор, у которого находится вещь, подлежащая передаче должнику либо лицу, указанному должником, вправе в случае неисполнения должником в срок обязательства по оплате этой вещи или возмещения кредитору связанных с нею издержек и других убытков удерживать ее до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено. Это положение тоже конкретизируется в многочисленных нормах. Так, заказчику предоставляется право на удержание результата работ (ст. 712 ГК); комиссионер вправе удерживать находящиеся у него вещи, подлежащие передаче комитенту. Данные права направлены на обеспечение прав подрядчика и комиссионера по их денежным требованиям к контрагентам по обязательствам.

    Весьма интересная мера обеспечения подобного рода предусмотрена ст. 30 УЖД РФ от 10 января 20031. Согласно этому правилу до внесения грузополучателем всех причитающихся перевозчику платежей вагоны и контейнеры, не выданные грузополучателю, находятся на его ответственном простое на железнодорожной станции назначения и с него взимается плата за пользование этими вагонами и (или) контейнерами.

    Третий вид — это меры оперативного воздействия, связанные с отказом от совершения определенных действий в интересах неисправного контрагента (меры отказного характера). К ним относятся:

    а)    отказ от договора;

    б)    отказ от принятия ненадлежащего исполнения;

    в)    отказ во встречном удовлетворении.

    Отказ от договора как мера оперативного воздействия направлен на прекращение обязательства между управомоченным субъектом и его неисправным контрагентом. Отказ от договора приравнивается законом к одностороннему отказу от исполнения договора. Согласно п. 3 ст. 450 ГК в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается соответственно расторгнутым или измененным. Следовательно, при отказе от договора должны учитываться правила ст. 310 ГК о том, что односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом. Односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, и одностороннее изменение условий такого обязательства допускаются также в случаях, предусмотренных договором, если иное не вытекает из закона или существа обязательства.

    Отказ от принятия ненадлежащего исполнения и отказ во встречном удовлетворении по причине ненадлежащего исполнения обязательства существенно отличаются от отказа от договора. Их применение не влечет прекращения относительного правоотношения между управомоченным субъектом и лицом, по отношению к которому они применяются, в то время, как отказ от договора влечет прекращение договорных правоотношений.

    Отказ от принятия ненадлежащего исполнения и отказ во встречном удовлетворении по причине ненадлежащего исполнения обязательства возможны, например, в случае передачи продавцом предусмотренных договором купли-продажи товаров в ассортименте, не соответствующем договору. Если это произойдет, покупатель вправе отказаться от их принятия и оплаты (п. 1 ст. 468 ГК).

    Меры отказного характера весьма многочисленны в нашем гражданском законодательстве. Субъекты предпринимательской деятельности могут определять в договорах иные случаи, служащие основанием для применения мер отказного характера (ст. 310 ГК).

     

     

     

     

     

     

    4. МЕРЫ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОГО ХАРАКТЕРА, ПРИМЕНЯЕМЫЕ К ПРАВОНАРУШИТЕЛЯМ ГОСУДАРСТВОМ

     

     

    Возможность обратиться к компетентным государственным органам за защитой права — важнейший элемент содержании принадлежащего управомоченному лицу права на защиту. И хотя обеспечительную сторону права нельзя сводить только к применению мер государственного принуждения, следует признать, что подключение управомоченным лицом к реализации своего права аппарата государственного принуждения — важное условие реальности и гарантированности прав граждан и юридических лиц.

    К мерам правоохранительного характера, применяемым к нарушителям гражданских прав компетентными государственными органами, относятся те способы защиты гражданских прав, которые реализуются в юрисдикционной форме — в судебном или административном порядке. Эти меры можно разделить на две группы:

    а)    государственно-принудительные публичные меры защиты гражданских прав;

    б) собственно гражданско-правовые государственно-принудительные меры защиты гражданских прав, не обладающие признаками гражданско-правовой ответственности.

    К данной группе мер можно отнести следующие способы защиты гражданских прав:

    а)    признание недействующим нормативного акта государственного органа, органа местного самоуправления или должностного лица (ст. 13 ГК);

    б)    признание недействительным ненормативного акта, решений, действий (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, нарушающих права и свободы лица;

    в)    выдача предписаний внесудебными административными органами,
    обладающими правоприменительными (юрисдикционными) полномочиями.

    Порядок признания недействующими нормативных актов государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц определен действующим законодательством.

    Федеральные законы, нормативные акты Президента РФ, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства РФ могут быть признаны не соответствующими Конституции РФ только Конституционным Судом Российской Федерации. Признание перечисленных правовых актов несоответствующими Конституции РФ осуществляется в порядке, определенном Федеральным Конституционным законом от 21 июля 1994 г. «О Конституционном Суде РФ»1. Признание Конституционным Судом РФ правового акта не соответствующим Конституции РФ полностью или в части соответственно.

    Осуществление и зашита гражданских прав означает, что он утрачивает силу (перестает действовать) полностью или в части. Это — весьма эффективная мера защиты гражданских прав. Так, благодаря постановлению Конституционного Суда РФ от 14 мая 1999 г.2 № 8-П «По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 131 и части первой статьи 380 Таможенного кодекса РФ» и его расширительному толкованию в определении от 27 ноября 2001 г. об официальном разъяснении постановления Конституционного Суда РФ от 14 мая 1999 г. № 8-П3 была прекращена практика, при которой приобретенные по договорам купли-продажи транспортные средства, в отношении которых таможенное оформление не было завершено, подлежали конфискации даже у добросовестных приобретателей.

    Нормативные акты иных государственных органов, органов местного самоуправления и должностных лиц при их несоответствии федеральным законам признаются недействующими судами общей юрисдикции и арбитражными судами в порядке, предусмотренном нормами главы 24 ГПК и главы 23 АПК. Предметом оспаривания в указанных случаях являются подзаконные нормативные акты. Граждане и юридические лица вправе обратиться в суд с заявлением о признании недействующим нормативного правового акта, принятого государственным органом, органом местного самоуправления, должностным лицом, если полагают:

    – что оспариваемый нормативный правовой акт или отдельные его положения не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту, обладающему большей юридической силой, и нарушают их гражданские свободы, права и законные интересы;

    – незаконно возлагают на них какие-либо обязанности или создают
    иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной
    деятельности (п. 1 ст. 251 ГПК, п.1 ст. 192 АПК).

    Установив, что оспариваемый нормативный правовой акт или его часть противоречит федеральному закону либо другому нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, суд признает нормативный правовой акт недействующим (не подлежащим применению) полностью или в части (п. 2 ст. 253 ГПК, п. 5 ст. 195 АПК).

     

    Признание недействующим (недействительным) нормативно-правового акта играет двоякую роль. С одной стороны, пресекаются имеющиеся нарушения прав и свобод, с другой стороны превентивно исключается их совершение в будущем. Признание недействительными ненормативных актов, решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, нарушающих права и свободы лица, составляет вторую группу рассматриваемых мер защиты гражданских прав.

    Согласно ст. 13 ГК ненормативный акт государственного органа или органа местного самоуправления, не соответствующий закону или иным правовым актам и нарушающий гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, может быть признан судом недействительным. Следовательно, по буквальному тексту ст. 13 ГК объектом обжалования является ненормативный акт. Однако системное толкование норм ст. 16,1069 ГК, норм главы 25 ГПК РФ и норм главы 24 АПК показывает, что предметом обжалования являются как облеченные в письменную форму решения (указания, распоряжения, приказы, предписания), так и действия (бездействие) государственного органа или органа местного самоуправления, должностных лиц и муниципальных служащих. Указанные формы актов являются административно-правовыми, вытекают из отношений власти и подчинения, но зачастую служат возникновению, изменению или прекращению гражданских прав и обязанностей. Поэтому их оспаривание в суде также есть мера защиты гражданских прав и свобод.

    Ненормативные акты, решения, действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, нарушающих права и свободы лица, могут быть признаны недействительными как в судебном, так и в административном порядке.

    Судебное признание недействительным ненормативных актов, решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, нарушающих права и свободы лица, осуществляется судами общей юрисдикции и арбитражными судами в порядке, предусмотренном нормами главы 25 ГПК и главы 24 АПК.

    Граждане и юридические лица вправе оспорить в суде ненормативные акты, решения, действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих при условии их несоответствия закону. Иными словами, основанием их оспаривания выступает то обстоятельство, что эти акты нарушают гражданские свободы, права и законные интересы указанных лиц, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной деятельности (п. 1 сх 254 ГПК, п. 1 ст. 198 АПК).

    Заявление о признании недействительными указанных актов должно быть подано в суд в течение трех месяцев со дня, когда лицу стало известно о нарушении его прав и свобод (п. 1 ст. 256 ГПК, п. 4 ст. 198 АПК). Пропуск данного трехмесячного срока не является для суда основанием для отказа в принятии заявления. Причины пропуска срока выясняются в судебном заседании и при неуважительности могут явиться основанием для отказа в удовлетворении заявления.

    Суд, признав заявление обоснованным, принимает решение и обязывает в нем соответствующий орган государственной власти или орган местного самоуправления устранить в полном объеме допущенное нарушение прав и свобод заявителя. Решение суда в порядке, установленном законом, направляется для устранения допущенного нарушения закона руководителю органа государственной власти или органа местного самоуправления.

    Признание недействительными ненормативных актов, решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих, нарушающих права и свободы лица, не только пресекает нарушение прав и свобод, но и восстанавливает правовое положение, существовавшее до их появления. Аналогичные функции реализуются, например, при признании незаконными действий судебного пристава, органа по регистрации прав на недвижимое имущество, безосновательно отказавшего в регистрации перехода права собственности на нежилое помещение, и т.п.

    При признании незаконности ненормативных актов, решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных или муниципальных служащих нарушенные права подлежат восстановлению способами, предусмотренными в ст. 12 ГК.

    Третьим видом из группы рассматриваемых мер зашиты гражданских прав являются предписания, выдаваемые внесудебными административными органами, обладающими правоприменительными (юрисдикцион-ными) полномочиями. Такие предписания могут выдаваться названными органами в случаях, указанных в законе.

    Обязательность отмеченных предписаний обеспечивается штрафными санкциями, установленными на случай их неисполнения антимонопольным законодательством, законодательством об административных правонарушениях, а также возможностью судебного принуждения субъектов к их исполнению. Несомненно, что реализация подобных предписаний служит защите гражданских прав и свобод граждан и юридических лиц.

    К таким мерам защиты можно отнести: признание права; негаторный и виндикационный иски; признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности; восстановление положения, существовавшего до нарушения права; применение последствий ничтожной сделки; присуждение к исполнению обязанности в натуре; прекращение или изменение правоотношения; истребование неосновательного обогащения; иски об освобождении имущества от ареста (исключение из описи); истребование имущества собственником, явившимся после объявления его умершим; отказ в защите права при совершении злоупотребления правом; иные меры, предусмотренные законом.

    Данные меры являются собственно гражданско-правовыми, потому что они, во-первых, применяются судом только к участникам гражданских правоотношений, в которых правонарушитель и потерпевший находятся в отношениях равенства, а не субординации, и, во-вторых, их применение, по общему правилу, возможно только по инициативе субъекта, права и законные интересы которого нарушаются или могут быть нарушены.

    Признание права как самостоятельный способ обычно используется для защиты исключительных прав. В авторском и патентном праве присутствуют нормы, позволяющие действительному автору произведения или изобретения требовать от нарушителя признания своего исключительного авторского права на произведение или изобретение (ст. 49 Закона об авторском праве и смежных правах, ст. 31 Патентного закона). Иначе говоря, если автор сталкивается с плагиатом (литературным воровством), в результате которого произведение, созданное им и переданное для прочтения другому лицу, вдруг оказывается опубликованным за именем последнего, он может требовать в суде от нарушителя признания своего авторского права.

    При защите иных имущественных прав признание права может быть как самостоятельным способом защиты, так и необходимым составным элементом других способов защиты. Например, если гражданин, который совместно с другими гражданами, но без должного оформления договорных отношений с ними, принимал участие в строительстве дома, вкладывая в это свой труд и деньги, не будет зарегистрирован сособственником дома, то он может заявить в качестве самостоятельного иска требование о признании права собственности на дом.

    Однако чаще признание права является составным элементом многих способов защиты. Так, при решении вопроса о виндикации вещи суд в первую очередь должен признать право собственности истца на эту вещь и уже потом решать вопрос о наличии или отсутствии условий для ее виндикации. При предъявлении негаторного иска судом решается аналогичная задача. Ведь закон говорит, что именно собственник может требовать устранения всяких нарушений своего права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения (ст. 304 ГК).

    Признание права также является элементом иска об освобождении имущества от ареста (исключении из описи). Такой иск применяется в следующих случаях. При аресте имущества должника судебным приставом-исполнителем, произведенным в целях обеспечения требований истца, в составе арестованного имущества может оказаться имущество, принадлежащее на праве собственности не должнику, а другому лицу. При таких обстоятельствах действительный собственник предъявляет иск об освобождении имущества от ареста (исключении из описи) к должнику и взыскателю. В случае, если арест имущества произведен в связи с конфискацией имущества, в качестве ответчиков привлекаются лицо, чье имущество подлежит конфискации, и соответствующий государственный орган. В случае, если арестованное или включенное в опись имущество уже реализовано, иск предъявляется также к приобретателю имущества. Очевидно, что иск об освобождении имущества от ареста (исключении из описи) может быть удовлетворен только при признании судом права собственности истца на незаконно арестованное имущество.

    Управомоченное лицо может использовать признание права как самостоятельный способ защиты права лишь при условии, что требование адресуется к конкретному нарушителю его права. Поэтому суд не может признать право собственности по требованию лица, которое добросовестно, открыто и непрерывно владело как своим собственным недвижимым имуществом в течение пятнадцати лет (п. 1 ст. 234 ГК), если его владение никем не оспаривается. В данном случае при отсутствии спора добросовестный давностный владелец в соответствии со ст. 218 АПК и со ст. 264 ГПК должен обратиться в суд с требованием об установлении факта, имеющего юридическое значение — факта владения и пользования недвижимым имуществом как своим собственным. Согласно п. 3 ст. 222 АПК и ст. 268 ГПК решение суда об установлении факта владения и пользования недвижимым имуществом как своим собственным является основанием для регистрации права собственности на это имущество в государственном реестре.

    Восстановление положения, существовавшего до нарушения права, как способ защиты права может быть использован за счет реализации различных мер защиты. Для защиты прав участников корпоративных правоотношений может применяться такая мера, как признание недействительными юридически значимых действий органов корпоративных юридических лиц. Решения общих собраний хозяйственных обществ как юридически значимые действия гражданско-правового характера могут быть признаны судом незаконными (недействительными). При признании судом недействительным решения общего собрания участников корпоративного юридического лица восстанавливается положение, существовавшее до его принятия. Так, если недействительным признается решение общего собрания акционеров о реорганизации общества, то исполнительный орган общества перестает быть обязанным совершать сделку по реорганизации, кредиторы общества теряют право на досрочное исполнение обязательств и т.п.

    Прекращение или изменение правоотношения как способ защиты гражданских прав реализуется судом за счет применения мер, направленных на устранение разногласий между участниками гражданских правоотношений, возникших при определенных обстоятельствах. К ним относятся, в частности:

    – определение судом долей в праве общей собственности на строение
    или иное имущество, либо реальный раздел имущества, если этого
    требуют стороны и имущество может быть разделено без ущерба его
    прямому назначению;

    – установление судом справедливого объема цены за оказанные услуги;

    – определение судом объема содержания гражданину по договору
    пожизненного содержания с иждивением;

    – расторжение судом договора при его существенном нарушении
    какой-либо из сторон и т.п.

    Такие гражданско-правовые меры государственно-принудительного характера, как негаторный и виндикационный иски; признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности; применение последствий ничтожной сделки; присуждение к исполнению обязанности в натуре; истребование неосновательного обогащения и иные.

    Они весьма разнообразны по содержанию, по основаниям применения, но все они используются для пресечения нарушения права, устранения неясности в правовом положении субъектов, для восстановления положения, существовавшего до правонарушения, путем устранения его правовых последствий.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ

     

     

    Как мы видим, в современном российском обществе, которое активно создает систему рыночной экономики, проблема защиты гражданских прав стоит достаточно остро. От эффективности действий по защите своих субъективных прав в конечном счете зависит успех коммерческой деятельности как физических, так и юридических лиц, что является важным показателем для всей экономики государства.

    К сожалению, законодатель недостаточно подробно регламентирует осуществление конкретных способов защиты права (в частности, Гражданский кодекс не регламентирует порядок осуществления и пределы самозащиты, а лишь указывает, что такой способ защиты права допускается). Нередки и расхождения норм законодательства с мнением авторитетных ученых-теоретиков (например, законодатель относит самозащиту права к способам защиты гражданских прав, в то время как отдельные цивилисты считают ее не способом, а формой защиты).

    Достаточно актуален для нашего общества и вопрос о пределах защиты гражданских прав. Необходимо четко представлять себе (особенно при осуществлении неюрисдикционных способов защиты) ту грань, которая отделяет защиту субъективного права от самоуправства. В обратном случае лицо, чье право было нарушено, рискует тем, что его действия могут быть расценены как злоупотребление правом. Пределы защиты гражданских прав должны быть четко обозначены, защита лицом своего субъективного права не должна нарушать субъективных прав и интересов других лиц.

    Интересен тот факт, что вопросы осуществления гражданских прав достаточно широко освещено в литературе, особенно советского периода, в то время как вопросы их защиты не так популярны среди ученых, хотя следует отметить, что в последнее время при всей скудности научных исследований вообще (о чем свидетельствует, например, почти полное отсутствие монографий), теме защиты субъективных прав уделяется все большее и большее место. Должное внимание оказывает вопросам защиты нарушенных прав и законодатель, и судебная практика. И все равно проблема еще не изучена на должном уровне.

    Необходимо уделять большее внимание способам защиты гражданских прав как на законодательном, так и на доктринальном уровне. Особое значение при этом имеет регламентация неюрисдикционных способов защиты (в первую очередь, самозащиты гражданских прав и мер оперативного воздействия), как наиболее доступных для участников гражданского оборота способов защиты их субъективных прав.

    СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

     

     

  1. Конституция РФ: Принята 12 дек. 1993 г. М., 1993.
  2. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 г. № 95-ФЗ // СЗ РФ. 2002. № 30 Ст. 3012
  3. Гражданский Кодекс РФ. Ч. 1 от 30 ноября 1994 г.// СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.
  4. Гражданский кодекс РФ. Ч. 2 от 26 января 1996 г.// СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410.
  5. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЗ, Российская газета № 220 от 20.11.2002 г.
  6. Кодекс об Административных Правонарушениях РФ: Принят 30 дек. 2001 г. Вступил в действие 01 июля 2002 г.// СЗ РФ. 2002. №. Ст. 1.
  7. УК РФ от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ (в ред. ФЗ от 08.12.03 № 169-ФЗ) // СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2954
  8. УЖД РФ от 10 января 2003 // СЗ РФ. 2003. № 2. Ст. 70
  9. Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации»: Принят 31 декабря 1996 г. // СЗ РФ. 1997.№ 1. Ст. 1.
  10. Федеральный закон «О третейских судах в Российской Федерации» от 24 июля 2002 г. // СЗ РФ, 2002. № 30. Ст. 3019.
  11. Патентный закон Российской Федерации: Закон РФ № 3571-1 от 23 сентября 1992 г. в ред. ФЗ от 24.12.2002 № 176-ФЗ // Ведомости СНД РФ и ВС РФ. 1992. № 42. Ст. 2319.
  12. Об авторских и смежных правах: Закон РФ № 5351-1 от 9 июля 1993 г. в ред. ФЗ от 20.07. № 72-ФЗ // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993 № 32. Ст. 1242.
  13. Постановление Конституционного Суда РФ от 14 мая 1999 г. № 8-П «По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 131 и части первой статьи 380 Таможенного кодекса РФ» // СЗ РФ. 1999. № 21. Ст. 2669.
  14. Басин Ю.Г. Основы гражданского законодательства о защите субъективных гражданских прав // Проблемы применения Основ гражданского законодательства и Основ гражданского судопроизводства СССР и союзных республик. Саратов, 1971.
  15. Братусь С. Я. Юридическая ответственность и законность. М., 1976.
  16. Бутнев В.В. К понятию механизма защиты субъективных прав //Субъективное право: Проблемы осуществления и защиты. Владивосток. 1989.
  17. Власова А. В. Структура субъективного гражданского права. Ярославль. 1998.
  18. Гражданское право / Под ред. Е.А.Суханова. М., 2007. Т. 1.
  19. Гражданское право. Ч. 1. Учебник / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. М., 2007.
  20. Гражданское право. Общая часть. Т. 1 / Отв. ред. Е.А. Суханов. М., 2007.
  21. Гражданское право России. Часть первая: Учебник / Под ред. 3. И. Цыбуленко. М., 2007.
  22. Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав // Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав (серия «Классика российской цивилистики»). М., 2000.
  23. Добровольский А.А., Иванова С.А. Основные проблемы исковой зашиты права. М., 1979.
  24. Елисейкин П. Ф. Правоохранительные нормы: Понятие, виды, структура // Защита субъективных прав и гражданское судопроизводство. Ярославль, 1977
  25. Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части первой (постатейный) / Под ред. О.И. Садикова. М, 2007.
  26. Красавчиков О.А. Ответственность, меры защиты и санкции в советском гражданском праве // Сборник ученых трудов. Вып. 39. Свердловск, 1975.
  27. Крашенинников Е.Л. Структура субъективного права и право на защиту// Защита субъективных прав и гражданское судопроизводство. Ярославль, 1977.
  28. Советское гражданское право / Под ред. В. Ф. Маслова и А. А. Пушкина. В 2-х ч. Харьков, 1983. Ч. 1.
  29. Ромовская З.В. Проблемы защиты в советском семейном праве. Автореф. дисс. доктора юрид. наук. Харьков, 1987.
  30. Российское гражданское право: Учебник/ Под ред. З. Г. Крыловой, Э. П. Гаврилова; Гаврилов Э. П.; Гуреев В. И.; Куник Я. А.; Зайцев И. Ф. и др. М., 2007.

     


     

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.02MB/0.00126 sec

WordPress: 23.01MB | MySQL:121 | 1,710sec