Товарищество на вере в гражданском праве

<

032214 2041 1 Товарищество на вере в гражданском праве

1. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ТОВАРИЩЕСТВА НА ВЕРЕ: ПОНЯТИЕ, ПРАВОВОЙ СТАТУС В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ

 

1.1 Понятие товарищества на вере

 

Российский закон, следуя известной европейской (германской) традиции, различает товарищества как объединения лиц (предпринимателей, коммерсантов) и общества как объединения капиталов. В германском праве к объединениям лиц (Personengesellschaften) относятся полные и коммандитные товарищества (формально не признаваемые юридическими лицами, или, точнее, являющиеся «юридическими лицами торгового права», а не «общегражданского права»), называемые также договорными объединениями. Им противопоставляются объединения капиталов (Kapitalgesellschaften), к которым относятся общества с ограниченной ответственностью и акционерные, называемые также уставными объединениями. Аналогичное по сути деление проводится и во многих других развитых зарубежных правопорядках. Так, в англо-американском праве различаются товарищества (general partnership и limited partnership), в принципе примерно соответствующие полному и коммандитному товариществам, и корпорации, или компании (public corporation, public limited company и close corpotation, privat company), примерно соответствующие континентальным европейским понятиям акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью (хотя, например, close corporation американского права формально является небольшим, «закрытым» акционерным обществом).

Исторически товарищества возникли раньше обществ как более простая форма коллективного предпринимательства. Хозяйственные товарищества (объединения лиц) по российскому праву могут создаваться только в двух формах: полных товариществ и товариществ на вере (коммандитных) (п. 2 ст. 66 ГК), а хозяйственные общества — в трех формах: обществ с ограниченной или с дополнительной ответственностью и акционерных обществ (п. 3 ст. 66 ГК).

Хозяйственные товарищества и общества – обычная и наиболее распространенная в нормальном имущественном обороте форма коллективной предпринимательской деятельности. Хозяйственные товарищества относятся к числу основных коммерческих юридических лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью. Эта форма универсальна, в рамках ее может осуществляться любая профессиональная предпринимательская деятельность — производственная, торговая, посредническая, кредитно-финансовая, страховая и т. д.

В товариществах большее, значение имеют личные отношения участников, их взаимное доверие в осуществлении предпринимательской деятельности. Отсюда — более тесная связь участников с товариществом, солидарная ответственность по его обязательствам, в том числе и личным имуществом. Поэтому считается, что товарищество — это прежде всего персональное объединение (объединение лиц), тогда как для хозяйственного общества первостепенное значение имеет объединение капиталов. Имеется и ряд других существенных признаков, отличающих товарищество от общества1.

В соответствии с Гражданским кодексом РФ (ст. 66) существует два вида хозяйственных товариществ: полное товарищество и товарищество на вере. Участники товарищества в целом обязаны непосредственно участвовать в его деятельности, вследствие чего эта деятельность представляет собой объединенные действия участников товарищества, т.е. участники фактически ведут от имени товарищества самостоятельную предпринимательскую деятельность. Именно поэтому в Гражданском кодексе РФ (ст. 66) установлено, что участниками полных товариществ и полными товарищами в товариществах на вере могут быть только индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации, поскольку только эти лица вправе заниматься предпринимательской деятельностью.

Правовое регулирование отношений хозяйственных обществ с другими субъектами гражданского оборота и внутренних отношений между их участниками строится в ГК с учетом практической значимости отдельных организационно-правовых форм. Поскольку полные и коммандитные товарищества нечасто встречаются в практике хозяйственной жизни, законодатель не считал необходимым детальное нормативное регулирование в посвященных им специальных законах. Нормы ГК определяют главные характеристики товариществ и дают возможность детализировать регулирование в локальных корпоративных нормативных актах, каковыми для полного и коммандитного товариществ является учредительный договор (ст. 70 и 83 ГК).

Российский закон, следуя известной европейской (германской) традиции, различает товарищества как объединения лиц (предпринимателей, коммерсантов) и общества как объединения капиталов. В германском праве к объединениям лиц (Personengesellschaften) относятся полные и коммандитные товарищества (формально не признаваемые юридическими лицами, или, точнее, являющиеся «юридическими лицами торгового права», а не «общегражданского права»), называемые также договорными объединениями. Им противопоставляются объединения капиталов (Kapitalgesellschaften), к которым относятся общества с ограниченной ответственностью и акционерные, называемые также уставными объединениями. Аналогичное по сути деление проводится и во многих других развитых зарубежных правопорядках. Так, в англо-американском праве различаются товарищества (general partnership и limited partnership), в принципе примерно соответствующие полному и коммандитному товариществам, и корпорации, или компании (public corporation, public limited company и close corpotation, privat company), примерно соответствующие континентальным европейским понятиям акционерных обществ и обществ с ограниченной ответственностью (хотя, например, close corporation американского права формально является небольшим, «закрытым» акционерным обществом).

Исторически товарищества возникли раньше обществ как более простая форма коллективного предпринимательства. Хозяйственные товарищества (объединения лиц) по российскому праву могут создаваться только в двух формах: полных товариществ и товариществ на вере (коммандитных) (п. 2 ст. 66 ГК), а хозяйственные общества — в трех формах: обществ с ограниченной или с дополнительной ответственностью и акционерных обществ (п. 3 ст. 66 ГК).

Товарищество на вере — это товарищество, в которое входят два типа участников: один или несколько полных товарищей, осуществляющих от имени товарищества предпринимательскую деятельность и отвечающих по обязательствам товарищества всем своим имуществом, т.е. являющихся по статусу предпринимателями, и один или несколько вкладчиков (коммандистов), не участвующих в управлении делами товарищества и несущих риск убытков, связанных с деятельностью товарищества, лишь в пределах сумм внесенных ими вкладов (ст. 82 ГК РФ). Минимальное число участников — двое, при котором один участник — полный товарищ, а другой — вкладчик, максимальное количество участников не ограничено. Полные товарищи в товариществе на вере, так же, как и участники полного товарищества, осуществляют от имени товарищества всю хозяйственную деятельность.

Товарищество на вере, или коммандитное, отличается тем, что состоит из двух групп участников. Одни из них осуществляют предпринимательскую деятельность от имени товарищества и при этом несут дополнительную неограниченную ответственность своим личным имуществом по его долгам солидарно друг с другом, то есть по сути являются полными товарищами и как бы составляют полное товарищество внутри коммандитного. Другие участники (вкладчики, коммандитисты) вносят вклады в имущество товарищества, но не отвечают личным имуществом по его обязательствам. Поскольку их вклады становятся собственностью товарищества, они несут лишь риск их утраты и, следовательно, не рискуют столь сильно, как участники с полной ответственностью. Поэтому коммандитисты отстранены от ведения дел коммандиты1. Сохраняя прежде всего право на получение дохода на свои вклады, а также на информацию о деятельности товарищества, они вынуждены полностью доверять участникам с полной ответственностью в том, что касается использования имущества товарищества. Отсюда традиционное российское название коммандиты — товарищество на вере.

В известном смысле коммандиту можно считать разновидностью полного товарищества, в которой появляется возможность использовать дополнительные капиталы вкладчиков, а не полных товарищей. Этим объясняется распространение на полных товарищей коммандиты правил об участниках полных товариществ (п. 2 ст. 82 ГК), а на коммандитистов – по существу, правил об участниках хозяйственных обществ (объединений капиталов).

Вкладчики товарищества на вере имеют право на – выход из товарищества по окончании финансового года и получении своего вклада в порядке, предусмотренном учредительным договором, а также право на передачу доли или части доли в складочном капитале товарищества вкладчику или третьему лицу. Вкладчики товарищества на вере пользуются преимущественным правом покупки доли или ее части перед третьими лицами. Закон регламентирует возможность передачи доли (части доли) вкладчика другому вкладчику или третьему лицу, а не полному товарищу (подпункт 4 п. 2 ст. 85 ГК РФ), хотя нельзя исключить возможность передачи доли (части доли) от вкладчика к полному товарищу при единогласном решении других полных товарищей. Единогласное решение в этом случае необходимо, поскольку это влечет за собой изменение долевого участия полных товарищей в его складочном капитале.

 

1.2. Основные отличия товарищества на вере

 

В фирменном наименовании товарищества на вере указывается имя (наименование) всех, нескольких или одного полного товарища с добавлением слов «и компания, товарищество на вере» (или «коммандитное товарищество»).

Особенностью коммандиты является и то, что включение в фирменное наименование товарищества на вере имени вкладчика автоматически ведет к превращению его в полного товарища в смысле неограниченной и солидарной ответственности своим личным имуществом по долгам коммандиты (абз. 2 п. 4 ст. 82 ГК). Ведь указание в фирменном наименовании имени участника как в коммандитном, так и в полном товариществе всегда служит важным ориентиром для потенциальных кредиторов.

ГК исходит из принципа истинности фирмы, в соответствии с которым фирменное наименование товарищества должно включать в себя истинные имена (названия) всех его участников. Можно ограничиться и указанием имени (названия) одного из полных товарищей с добавлением к нему слов «… и компания» (например: «Полное товарищество «Жданов и компания»). При изменении персонального состава участников такого товарищества необходимо вносить соответствующие изменения в фирму.

При этом включение в фирменное наименование коммандиты имени (наименования) вкладчика автоматически ведет к превращению его в полного товарища и, следовательно, к его неограниченной солидарной ответственности по долгам товарищества (п. 4 ст. 82 ГК). Ведь указание имени участника в фирменном наименовании товарищества всегда служит важным ориентиром для потенциальных кредиторов.

Иначе говоря, коммандита представляет собой такое объединение лиц, в котором хотя бы один участник отвечает по общим долгам всем имуществом, а другой (или другие) рискует только своим вкладом. Исторически данный вид товарищества возник как способ совершения купцом (предпринимателем) в ходе морской торговли сделок со специально вверенным ему для этих целей капиталом (имуществом) других лиц, а затем использовался для получения предпринимательских выгод лицами, не являвшимися профессиональными коммерсантами (прежде всего дворянами). Термин «коммандита» происходит от commandare (ит.), соответствующего лат. deponere — вверять на хранение, хранить, что характеризует суть взаимоотношений коммандитистов и товарищей2.

Все изложенное объясняет принципиальную возможность применения к товариществу на вере правил о полном товариществе (п. 5 ст. 82 ГК). Ведь в имущественном обороте непосредственно от имени товарищества на вере всегда выступают полные товарищи. Поэтому и единственным учредительным документом коммандиты, как и в полном товариществе, остается учредительный договор, подписываемый всеми полными товарищами и только ими (п. 1 ст. 83). Он и определяет порядок управления делами коммандиты, которое осуществляется исключительно полными товарищами. В этом смысле управление делами товарищества на вере вполне совпадает с управлением делами полного товарищества. Вкладчики не только не принимают участия в управлении делами коммандиты, но и не вправе оспаривать действия полных товарищей (п. 2 ст. 84)1.

Коммандитное товарищество дает возможность объединения имущества для предпринимательской деятельности как предпринимателям (полным товарищам), так и непредпринимателям (вкладчикам), известным образом соединяя в себе свойства объединения лиц (предпринимателей) и объединения капиталов.

Учредительный договор коммандиты должен содержать среди других необходимых условий условие о совокупном размере вкладов коммандитистов. Следовательно, в образовании имущества коммандиты должны принимать участие как полные товарищи, так и вкладчики. Закон не определяет соотношения вкладов коммандитистов и полных товарищей, считая это делом самих участников. Полные товарищи должны сами решить, какой дополнительный капитал от коммандитистов потребуется товариществу для его нормального функционирования.

<

Товарищество на вере ликвидируется по основаниям ликвидации полного товарищества, а также при выбытии из него всех вкладчиков. В последнем случае оставшиеся полные товарищи вправе вместо ликвидации преобразовать его в полное товарищество (абз. 1 п. 1 ст. 86 ГК).

Полные товарищи в товариществе на вере образуют по сути полное товарищество внутри коммандиты, их правовое положение определяется нормами законодательства об участниках полного товарищества. Более того, ГК РФ определяет, что к товариществу на вере применяются правила Кодекса о полном товариществе, если это не противоречит специальным нормам о товариществе на вере (п.5 ст.82).

Таким образом, товарищество на вере, в известном смысле, можно считать разновидностью полного товарищества, в котором появляется возможность привлечения капитала сторонних лиц — вкладчиков. Учитывая это обстоятельство, здесь будет рассмотрено полное товарищество и специфические черты товарищества на вере, отличающие эти организационно-правовые формы предпринимательской деятельности.

 

2. ПОЛНОМОЧИЯ УЧАСТНИКОВ ТОВАРИЩЕСТВА НА ВЕРЕ И ВЕДЕНИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

 

2.1 Правовое положение участников товарищества на вере

 

Как уже отмечалось, лишь полные товарищи непосредственно участвуют в предпринимательской деятельности от имени коммандиты. Поэтому в их роли могут выступать только индивидуальные предприниматели или коммерческие организации, причем только один раз (п. 3 ст. 82 ГК), ибо они не могут быть полными товарищами одновременно ни в другом полном товариществе, ни в другой коммандите. В отличие от этого вкладчиками могут быть как физические, так и юридические лица, не обязательно являющиеся предпринимателями (п. 4 ст. 66).

Минимальное количество участников коммандиты – один полный товарищ и один вкладчик (абз. 2 п. 1 ст. 86 ГК). Это, однако, не означает возможность создания коммандиты одним лицом (полным товарищем), ибо наличие в ней одного участника с полной ответственностью и одного вкладчика по смыслу закона возможно лишь в результате выбытия других участников. Как и полное товарищество, коммандита не может быть создана одним участником (абз. 2 п. 1 ст. 66 ГК), ибо ему не с кем будет заключать учредительный договор — единственный учредительный документ коммандиты.

Коммандитисты (вкладчики), не будучи профессиональными предпринимателями и рискуя лишь своим вкладом, не участвуют в ведении дел и в управлении товариществом. Они сохраняют только право на получение дохода (дивиденда) и на информацию о деятельности товарищества (а также на ликвидационную квоту). Поэтому в вопросах использования имущества товарищества они вынуждены полагаться на полных товарищей, доверять им. Отсюда традиционное российское название коммандиты — товарищество на вере.

В коммандите должен быть по крайней мере один полный товарищ и один вкладчик (абз. 2 п. 1 ст. 86 ГК). Однако такая ситуация может сложиться лишь в результате выбытия из нее других участников. Коммандита, как и полное товарищество, не может быть создана одним участником, ибо ему не с кем будет заключать учредительный договор. В качестве полных товарищей здесь также могут выступать лишь индивидуальные предприниматели или коммерческие организации, а в качестве вкладчиков — любые субъекты гражданского права (за изъятиями, предусмотренными п. 4 ст. 66 ГК).

Обычно речь идет об участии в коммандите в качестве полного товарища общества с ограниченной ответственностью. При этом данное общество может иметь в качестве единственного участника физическое лицо, которое одновременно становится и коммандитистом. В результате такая коммандита, вполне отвечая формальному требованию наличия минимум двух участников, фактически тоже состоит из одного лица, полностью контролирующего ее деятельность. Как товариществу с полной ответственностью хотя бы одного участника такой коммандите предоставляются налоговые и некоторые иные льготы, но по сути такая ответственность отсутствует.

Вместе с тем полным товарищем, причем единственным, в коммандите (как, и в полном товариществе) может стать юридическое лицо — хозяйственное общество, в том числе и само состоящее из одного лица (причем последнее может одновременно являться и единственным коммандитистом). В такой ситуации, известной западноевропейскому праву, участники юридического лица, ставшего полным товарищем, фактически тоже становятся полными товарищами, управляющими всеми делами товарищества, однако не несут по его долгам неограниченной ответственности (перекладывая ее на созданное ими юридическое лицо — полного товарища). При этом особенно отчетливым становится смысл конструкции юридического лица как ограничения ответственности (или риска) его участников.

Не исключается возможность появления коммандиты, в которой единственным полным товарищем будет коммерческая организация, в том числе созданное одним лицом хозяйственное общество, а единственным вкладчиком — учредитель такого общества в качестве физического лица, что уже давно имеет место в западноевропейском праве. Вообще же смысл участия юридического лица в качестве полного товарища коммандиты состоит в том, что учредители такой организации попадают в положение полных товарищей, управляющих всеми делами коммандиты, однако не несут по ее долгам личной имущественной ответственности.

Поскольку вкладчики коммандиты не подписывают учредительный договор и не участвуют в выработке его условий, их отношения с товарищами коммандиты оформляются договорами о внесении вкладов. Поэтому закон специально регулирует правовое положение вкладчиков товарищества на вере.

В образовании складочного капитала товарищества на вере должны принимать участие как полные товарищи, так и вкладчики (а в учредительном договоре должно содержаться условие о совокупном размере вкладов коммандитистов). Однако соотношение вкладов коммандитистов и полных товарищей закон отдает целиком на усмотрение самих участников. Это означает, что полные товарищи сами определяют в учредительном договоре, какой дополнительный капитал потребуется товариществу от вкладчиков и каково будет количество последних.

В развитых правопорядках континентального права, прежде всего во французском и в германском праве, традиционно допускается разделение капитала, вносимого в коммандиту вкладчиками, на акции, что влечет появление акционерной коммандиты. Такое юридическое лицо в действительности обычно представляет собой небольшое акционерное общество, внутренние взаимоотношения участников которого строятся по модели коммандитного товарищества (поскольку один или несколько акционеров принимают на себя неограниченную ответственность по его долгам, становясь в положение полных товарищей, управляющих всеми делами, а другие автоматически попадают в положение не имеющих права голоса коммандитистов, рискующих лишь своим вкладом). Действующее российское законодательство исключает появление такой «смешанной» организационно-правовой формы (ср. п. 2 и 3 ст. 66 ГК).

К числу прав вкладчика относится прежде всего право на получение причитающейся на их долю части прибыли товарищества. По самому смыслу конструкции товарищества на вере это право вкладчиков реализуется преимущественно перед аналогичным правом полных товарищей. Иначе говоря, при распределении прибыли по вкладам и долям в первую очередь должна быть выделена ее часть, подлежащая распределению по вкладам коммандитистов. В этом смысле статус коммандитистов аналогичен статусу владельцев привилегированных акций акционерного общества.

Вкладчик имеет право на информацию о деятельности товарищества, включая право на знакомство с его документацией и бухгалтерскими книгами.

Вкладчик может передать свою долю или ее часть как другому вкладчику, так и третьему лицу, не участвующему в коммандите. Для этого он не нуждается в согласии товарищества или полных товарищей, ибо никаких лично-доверительных отношений с его участием не возникает. Если вкладчик намерен продать свою долю (или ее часть) третьему лицу, у других вкладчиков возникает право ее преимущественной покупки (подп. 4 п. 2 ст. 85, п. 2 ст. 93, ст. 250 ГК). Такое право принадлежит им пропорционально размерам их долей, если иное не установлено учредительным договором товарищества. Разумеется, при продаже своей доли или ее части одним вкладчиком другому никакого права преимущественной покупки у других вкладчиков не возникает.

Наконец, за вкладчиком сохраняется возможность в любое время выйти из товарищества и получить свой вклад (долю в складочном капитале, но не во всем имуществе товарищества). Сроки и характер выплат (или выдач) по вкладу определяются учредительным договором товарищества. В любом случае такой выход, сопровождающийся уменьшением имущества товарищества, допускается только по окончании финансового года (подп. 3 п. 2 ст. 85 ГК).

Учредительный договор товарищества на вере может предусматривать и иные права вкладчиков.

Основную обязанность вкладчиков составляет внесение вкладов в складочный капитал коммандиты. Согласно п. 1 ст. 85 ГК внесение вклада удостоверяется особым свидетельством об участии, которое не является ценной бумагой. Однако его значение выходит за рамки удостоверения внесения вклада, ибо оно удостоверяет статус коммандитиста в целом.

В образовании складочного капитала товарищества на вере должны принимать участие как полные товарищи, так и вкладчики (а в учредительном договоре должно содержаться условие о совокупном размере вкладов коммандитистов). Однако соотношение вкладов коммандитистов и полных товарищей закон отдает целиком на усмотрение самих участников. Это означает, что полные товарищи сами определяют в учредительном договоре, какой дополнительный капитал потребуется товариществу от вкладчиков и каково будет количество последних.

В развитых правопорядках континентального права, прежде всего во французском и в германском праве, традиционно допускается разделение капитала, вносимого в коммандиту вкладчиками, на акции, что влечет появление акционерной коммандиты. Такое юридическое лицо в действительности обычно представляет собой небольшое акционерное общество, внутренние взаимоотношения участников которого строятся по модели коммандитного товарищества (поскольку один или несколько акционеров принимают на себя неограниченную ответственность по его долгам, становясь в положение полных товарищей, управляющих всеми делами, а другие автоматически попадают в положение не имеющих права голоса коммандитистов, рискующих лишь своим вкладом). Действующее российское законодательство исключает появление такой «смешанной» организационно-правовой формы (ср. п. 2 и 3 ст. 66 ГК).

Вкладчики не могут участвовать в управлении делами коммандиты и не вправе выступать от ее имени (если, конечно, не получат от товарищества специальную доверенность). Они не должны разглашать конфиденциальную информацию товарищества, которая может стать известной им в связи с ознакомлением с документацией товарищества.

Права и обязанности участников товарищества, наряду с правомочиями, признаваемыми за участниками всех форм хозяйственных товариществ и обществ, имеют специфические черты. Так, правовой статус полного товарища определяется прежде всего его правами и обязанностями по непосредственному участию в делах товарищества. Полный товарищ независимо от того, уполномочен ли он вести дела товарищества, вправе знакомиться со всей документацией, поскольку независимо от личного участия в предпринимательской деятельности, он несет ответственность по долгам товарищества своим личным имуществом. Наряду с традиционными обязанностями полный товарищ обязан без согласия других товарищей воздержаться от совершения от своего имени в своих интересах или в интересах третьих лиц сделок, однородных с теми, которые составляют предмет деятельности товарищества. Закон устраняет, таким образом, возможную конкурентную деятельность товариществу, поскольку оно является объединением лиц, а не просто «обезличенных» капиталов.

Правовой статус вкладчика определяют его права на получение дохода от деятельности товарищества, поскольку вкладчики не вправе заниматься от имени товарищества на вере предпринимательской деятельностью. Неимущественные права вкладчиков товарищества на вере необходимы им лишь для реализации принадлежащих им имущественных прав. Так, для информированности об успехе коммерческой деятельности товарищества вкладчики имеют право знакомиться с его годовыми отчетами и балансами. Вкладчики товарищества на вере с целью защиты своих имущественных интересов имеют право оспаривать действия полных товарищей по управлению и ведению дел товарищества.

Вкладчики товарищества на вере не подписывают учредительного договора, поскольку они не состоят в обязательственных отношениях с участниками, а связаны такими отношениями только с товариществом. При этом вкладчики должны быть ознакомлены с условиями учредительного договора, ведь он определяет для них ряд важных правовых последствий, в том числе порядок получения части прибыли, своего вклада при выходе из товарищества. Учредительный договор может предусматривать и иные права вкладчиков. Вкладчики товарищества на вере должны в договоре с товариществом (но не в товарищами) или в личном заявлении выразить свою готовность вступить в товарищество, то есть принять на себя обязательство в определенные сроки и размерах внести вклад в его складочный капитал.

Вкладчики товарищества должны быть уведомлены об изменениях условий учредительного договора товарищества на вере, принимаемого единогласным решением полных товарищей. Они могут не согласиться на продолжение участия в товариществе на новых условиях. В этом случае вкладчики могут воспользоваться предоставленным им правом выхода из товарищества.

 

2.2 Деятельность товарищества на вере

 

Для товарищества на вере существует три варианта ведения хозяйственной деятельности: а)каждым полным товарищем; б)совместно (сообща всеми полными товарищами); в) через уполномоченных (т.е. ведение дел поручается отдельному участнику или отдельным участникам).

Если в учредительном договоре вопрос о ведении дел товарищества обойден молчанием, то действует правило: каждый полный товарищ вправе действовать от имени товарищества. Данное положение может быть и специально предусмотрено в тексте названного договора. При этом полный товарищ не является администратором.

При совместном ведении дел товарищества необходимо единое мнение всех полных товарищей по каждому отдельному вопросу (в частности, для совершения любой сделки независимо от ее условий и формы требуется согласие всех полных товарищей). При несогласии (протесте) хотя бы одного из полных товарищей вопрос считается отведенным, и сделка не подлежит заключению. Невыполнение кем-либо из товарищей установленной учредительным договором обязанности совместного ведения дел товарищества противоречит интересам товарищества. Поэтому произвольное уклонение от ведения дел товарищества, явное злоупотребление правом голоса (так называемая шикана) должны рассматриваться как нарушение товарищеских обязанностей, так как согласно п. 1 ст. 73 ГК РФ каждый участник полного товарищества обязан участвовать в его деятельности в соответствии с условиями учредительного договора. Следовательно, на каждом из полных товарищей лежит ответственность за убытки, возникшие вследствие произвольного (полного или частичного) уклонения от совместного ведения дел товарищества. Участие в ведении дел товарищества, когда учредительным договором установлен совместный порядок их ведения, является обязанностью каждого из полных товарищей.

Вкладчики не вправе участвовать в управлении делами и выступать от имени товарищества в целом, если только им не выдается доверенность на совершение каких-либо действий от имени товарищества, т.е. вкладчики принимают пассивное участие в деятельности товарищества. В то же время у них есть одно очень большое преимущество перед полными товарищами: они несут риск убытков, связанных с деятельностью товарищества, в пределах сумм внесенных ими вкладов и, кроме того, в случае ликвидации товарищества на вере имеют преимущественное перед полными товарищами право на получение своих вкладов из имущества товарищества, оставшегося после удовлетворений требований кредиторов.

При совместном ведении дел товарищества полные товарищи сообща (вместе, с общего согласия) должны совершать и все процессуальные действия (предъявлять иски в судебные органы, отвечать по предъявленным к товариществу искам, выдавать доверенности на ведение дел в суде, арбитражном и третейском судах и т.д.).

ГК не предусмотрел права вкладчиков на осуществление текущего контроля за деятельностью товарищества. Однако следует согласиться с замечанием Г.Ф. Шершеневича о том, что «… нельзя отказать им в праве требовать судом осмотра книг во всякое время, если они представят основательные причины подозрения в добросовестности распорядителей»1.

Право выдачи доверенности на ведение дел товарищества принадлежит не только всем полным товарищам вместе (если по учредительному договору кто-либо из них с общего согласия не устранен от ведения дел товарищества), но и каждому в отдельности, поскольку согласно ч. 1 п. 1 ст. 72 ГК РФ каждый участник полного товарищества вправе действовать от имени товарищества единолично.

Если ведение дел товарищества поручается его полными товарищами одному или некоторым из них, остальные участники товарищества для совершения сделок от имени товарищества должны иметь доверенность от участника (участников), на которого (которых) возложено ведение дел товарищества (ч. 3 п. 1 ст. 72 ГК РФ). Как правило, назначение уполномоченного происходит при заключении учредительного договора товарищества, однако можно сделать это и впоследствии при наличии особого (именно по этому поводу) соглашения товарищей в порядке изменения содержания учредительного договора или на основании судебного решения в случаях, предусмотренных п. 2 ст. 72 ГК РФ.

Определение объема прав и обязанностей уполномоченного товарища зависит от решения полных товарищей. Его положения включаются в текст учредительного договора и закрепляются в особой доверенности.

Доверенность, выдаваемая уполномоченному лицу товариществом, во всех случаях должна быть подписана всеми полными товарищами, за исключением того из них, на чье имя доверенность выдается (поскольку последний, чтобы действовать от своего имени, в полномочии других товарищей не нуждается). Свое участие в сделке от имени товарищества уполномоченный может зафиксировать выражением: «за себя лично и по доверенности таких-то» или в преамбуле какого-либо договора указать: «Полное товарищество такое-то (фирменное наименование) в лице такого-то (фамилия, имя, отчество уполномоченного товарища), действующего на основании учредительного договора и по доверенности таких-то (перечислить)…».

С поручением ведения дел товарищества одному или нескольким товарищам остальные товарищи от ведения дел товарищества устраняются. Уполномоченные товарищи должны действовать в рамках предоставленных им полномочий, которые могут быть прекращены судом по требованию одного или нескольких полных товарищей при наличии серьезных к тому оснований, а именно:

а) вследствие грубого нарушения уполномоченным лицом (лицами) своих обязанностей;

б) вследствие обнаружившейся неспособности его к разумному ведению дел товарищества.

Возможны и иные причины, которые не указаны в законе (п. 2 ст. 72 ГК РФ), но судом могут быть признаны достаточно вескими. Истец (истцы) должен доказать предъявляемые обвинения.

При поручении ведения дел товарищества нескольким полным товарищам следует конкретизировать их задачи: либо определить для каждого особую сферу действий (в этом случае ни один из них не вправе будет вмешиваться в работу других уполномоченных), либо предоставить всем уполномоченным одинаковые права (с тем, чтобы каждый из них действовал самостоятельно, независимо от других), либо уполномочить всех действовать сообща. Все эти вопросы должны быть оговорены в учредительном договоре и в выдаваемых доверенностях.

Решение вопроса о ведении дел в товариществе это «внутреннее» дело самого товарищества, поэтому положения учредительного договора, ограничивающие полномочия его участников, не влияют на отношения данной организации с третьими лицами. Исключение составляют случаи, когда товарищество может доказать, что третье лицо в момент совершения сделки знало или заведомо должно было знать об отсутствии у участника товарищества права действовать от имени этой организации (ч. 4 п. 1 ст. 72 ГК РФ).

На практике могут возникнуть ситуации, когда товарищу, не имеющему полномочий, необходимо предпринять в общих интересах (в интересах товарищества) за свой счет некоторые действия. Несовершение им этих действий в данный момент повлечет невыгодные для товарищества последствия, например, имущественный ущерб, привлечение к ответственности (с возмещением убытков, уплатой неустойки и т.д.). Здесь мы имеем дело с ведением дел товарищества без поручения. Исходя из общих правил представительства (ст. 182, 183 ГК РФ), при отсутствии полномочий действовать от имени товарищества или при превышении таких полномочий упомянутая сделка должна считаться заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица, если остальные товарищи впоследствии прямо не одобрят ее. Последующее одобрение сделки всеми полными товарищами создает, изменяет и прекращает гражданские права и обязанности по данной сделке с момента ее совершения. Одобрение действий без поручения может последовать, если действие неуполномоченного товарища было объективно необходимо, целесообразно и совершено в интересах товарищества. Товарищ имеет право требовать вознаграждения за совершенные без поручения действия, если это предусмотрено в учредительном договоре (в данном случае, на наш взгляд, неприменимы правила ст. 980 – 985 ГК РФ, поскольку товарищ действовал не в чужих интересах, а в интересах товарищества, участником которого он сам является).

По-видимому, следует законодательно закрепить срок действия полномочия наведение дел товарищества и более подробные основания его прекращения. Пункт 2 ст. 72 ГК РФ следует, на наш взгляд, изложить в следующей редакции:

«Полномочия на ведение дел товарищества, предоставленные одному или нескольким участникам, сохраняют свою силу в полном объеме:

а)до прекращения (по причине реорганизации или ликвидации) существования товарищества, за исключением случаев отказа уполномоченного лица (лиц) отведения дел товарищества по уважительной причине, принятой остальными товарищами или (в случае спора) установленной судом,

б)до прекращения их судом по требованию одного или нескольких участников товарищества при наличии к тому серьезных оснований: вследствие грубого нарушения уполномоченным лицом (лицами) своих обязанностей, или обнаружившейся неспособности его (их) к разумному ведению дел, или иных оснований, признанных судом. На основании судебного решения в учредительный договор вносятся необходимые изменения».

В основании этого предложения по внесению изменений в действующее гражданское законодательство лежит то общее начало договорного права, по которому отмена или изменение содержания учредительного договора может последовать только с общего согласия всех его участников, а не произволу одного из них, или по решению суда в случае спора между товарищами. Тем самым будет придана наибольшая устойчивость взаимоотношениям товарищей.

Под ведением дел товарищества понимают совершение различного рода действий юридического и фактического характера, которые необходимы как для поддержания существования и деятельности товарищества, так и для достижения его целей. Эти действия могут быть связаны с внутренними и внешними (при установлении юридической связи товарищества с третьими лицами) отношениями такой организации.

Определяя правила ведения дел для товариществ полного и на вере, законодатель исходит из предположения, что если существует общность обособленного имущества (складочный капитал) и общность цели (извлечение прибыли из предпринимательской деятельности), то должно быть единство и в области суждений и действий участников товарищества. Следовательно ст. 72 Гражданского кодекса РФ устанавливает, что каждый участник полного товарищества вправе действовать от имени товарищества (это общее правило), если учредительным договором не установлено, что все его участники ведут дела совместно либо ведение дел поручается кому-то из них. Аналогичный порядок ведения дел товарищества на вере его полными товарищами закреплен в ст. 84 ГК РФ, причем указывается, что вкладчики не вправе участвовать в управлении и ведении дел товарищества на вере, выступать от его имени, не имея доверенности, также они не вправе оспаривать действия полных товарищей по управлению и ведению дел.

Товарищество на вере ликвидируется по тем же основаниям, что и полное товарищество, а также при выбытии из него всех вкладчиков. В последнем случае оставшиеся полные товарищи вместо ликвидации могут преобразовать его в полное товарищество (п. 1 ст. 86 ГК). При этом вкладчики получают право на возврат своих вкладов хотя и после всех кредиторов, но преимущественно перед полными товарищами (т.е. по сути становятся кредиторами последней очереди, что отличает действующую российскую конструкцию коммандиты от классической), а затем участвуют в распределении остатка имущества наряду с полными товарищами (п. 2 ст. 86 ГК), реализуя свое право на ликвидационную квоту.

Однако товарищество на вере сохраняется, когда в нем остался по крайней мере один полный товарищ и один вкладчик. То есть полное товарищество при наличии одного полного товарища подлежит ликвидации, а товарищество на вере при участии одного полного товарища продолжает свою деятельность, если только в его составе есть хотя бы один вкладчик. Специфическим основанием ликвидации товарищества на вере является выбытие всех участвовавших в нем вкладчиков, поскольку при этом субъектный состав участников товарищества перестаёт соответствовать его форме. Полные товарищи при этом вместо ликвидации вправе преобразовать товарищество на вере в полное товарищество.

В товариществах на вере риск предпринимательской деятельности лежит главным образом на полных товарищах. Поэтому при ликвидации товарищества, в том числе в случае банкротства, вкладчики пользуются преимущественным перед полными товарищами правом получения вкладов из имущества товарищества, но после удовлетворения требований кредиторов товарищества. Если после всех указанных выплат в ликвидируемом товариществе останется еще какое-то имущество, оно подлежит распределению между полными товарищами и вкладчиками пропорционально их долям в складочном капитале. Это правило уравнивает в правах полных товарищей и вкладчиков, а их соглашение об ином порядке распределения, предусмотренное абз. 2 п. 2 ст. 86 ГК, делает юридически значимым волеизъявление вкладчиков по вопросу, отнесенному к компетенции полных товарищей. Следовательно, на этапе ликвидации товарищества права вкладчиков расширяются.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Конституция Российской Федерации. – М., 1995.
  2. Гражданский Кодекс РФ. Ч. 1 от 30 ноября 1994 г.// СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.
  3. Гражданский кодекс РФ. Ч. 2 от 26 января 1996 г.// СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410.
  4. О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации: постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 1 июля 1996 г. № 6/8 // Вестник ВАС. 1996. № 9.
  5. Концепция управления государственным имуществом и приватизации в Российской Федерации: утверждена постановлением Правительства РФ от 9 сентября 1999 г. // СЗ РФ. 1999. №39. Ст. 4626.
  6. Белов В.А., Пестерева Е.В. Хозяйственные общества. М., 2002.
  7. Гражданское право: Учебник /Под ред. Суханова Е.А. В 2-х тт.- Т.1. М., 2004.
  8. Гражданское право России / Под ред. О.Н. Садикова.-М.: Юристъ, 2003.
  9. Дозорцев ВЛ. Принципиальные черты права собственности в Гражданском кодексе // Гражданский кодекс России. Проблемы. Теория. Практика. Сборник памяти С.А. Хохлова / Отв. ред. А.Л. Маковский. М., 1998.
  10. Кашинина Т.В. Хозяйственные товарищества и общества: правовое регулирование внутрифирменной деятельности: Учебник для вузов. М., 1995.
  11. Керашев М.А. Экономика предприятия.– Краснодар: КубГТУ, 2002.
  12. Козлова Н.В. Учредительный договор о создании коммерческих обществ и товариществ. М., 1994.
  13. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. М., 2004.
  14. Суханов Е. А.. Гражданское право в 2-х томах. Том 1, М., 2004.
  15. Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права. Т. 1. Введение. Торговые деятели. (Серия «Классика российской цивилистики»). М., 2003.
  16. Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права (по изд. 1907 г.) М., 2000.
  17. Экономика предприятия/ Под ред.В.П. Волков, А.И. Ильин, В.И. Станкевич и др.– М.: Новое знание, 2003.
  18. Экономика предприятия / Под ред. В.Я. Горфинкеля, В.А. Швандера.–М.: Банки и биржи, ЮНИТИ, 2004.
<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.97MB/0.00037 sec

WordPress: 23.09MB | MySQL:118 | 1,719sec