Управление федеральной собственностью

<

032614 0038 1 Управление федеральной собственностью
Нормы гражданского законодательства


Право оперативного управления


Право доверительного управления

 

Основной закон и гражданское законодательство РФ содержат положения, с одной стороны, предоставляющие органам государственной власти право выступать от имени РФ при управлении федеральной собственностью, но, с другой — ограничивающие или вообще не признающие такого права. Чтобы снять это противоречие либо констатировать его реальное существование, необходимо, уяснить каким образом трактуется управление федеральной собственностью в Конституции РФ и гражданском законодательстве.

В Конституции РФ управление закономерно и обоснованно понимается в широком смысле как совокупность самых разных способов и форм воздействия на объект управления, включая и гражданско-правовые. Но дословно об управлении говорится всего дважды — в связи с федеральной собственностью. В частности, подп.»д» ст.71 определяет, что в ведении РФ находятся: «федеральная государственная собственность и управление ею», а ст.114 устанавливает, что Правительство РФ «осуществляет управление федеральной собственностью».

На вопрос о том, может ли орган государственной власти осуществлять от имени РФ право управления федеральной собственностью, Основной закон отвечает утвердительно. В силу ч.1 ст.78 Конституции РФ «федеральные органы исполнительной власти для осуществления своих полномочий могут создавать свои территориальные органы и назначать соответствующих должностных лиц». В соответствии с ч.2 ст.78 Конституции РФ «федеральные органы исполнительной власти по соглашению с органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации могут передавать им осуществление части своих полномочий, если это не противоречит Конституции Российской Федерации и федеральным законам». Это относится и к полномочию Правительства РФ по управлению федеральной собственностью в силу подп.»г» ст.114 Конституции РФ.

При этом передача осуществления части полномочий федеральными органами исполнительной власти органам исполнительной власти субъектов Федерации возможна только в случае соблюдения как минимум трех обязательных условий. Во-первых, жестко обозначается объем передаваемых полномочий: ч.2 ст.78 Конституции РФ предусматривает возможность передачи лишь части полномочий. То есть попытка Правительства РФ передать субъектам все полномочия на объект федеральной собственности была бы незаконна. Во-вторых, такая передача производится только по соглашению между федеральными органами исполнительной власти и соответствующими органами субъекта Федерации. В-третьих, данное соглашение должно соответствовать нормам Конституции РФ и федеральных законов.

 

Нормы гражданского законодательства

 

ГК РФ ничего не говорит об управлении федеральной собственностью в широком, конституционно-правовом понимании управления, но подтверждает право государственных органов РФ выступать от имени РФ в отношениях по управлению федеральной собственностью. Правда, описано это право языком и в понятиях гражданского права: в рамках своей компетенции органы государственной власти от имени РФ могут приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права и обязанности и выступать в судах (ст.125 ГК РФ).

<

Обращает на себя внимание, однако, то обстоятельство, что в ГК РФ ничего не сказано о возможности передачи государственными органами РФ своих прав и обязанностей по гражданскому обороту органам государственной власти субъектов РФ (равно как и наоборот). Отсюда возникают два следствия: либо управление федеральной собственностью, и в частности передача полномочий по управлению такой собственностью государственным органам низших уровней, осуществляется только в негражданском порядке (например, властными актами), либо ГК РФ допускает возможность передачи органам государственной власти субъектов РФ прав управления федеральной собственностью посредством гражданско-правовых договоров продажи, мены, дарения, безвозмездного пользования и т.п. сделок. Но в таком случае у РФ могут возникнуть имущественные обязательства, выполнение которых способно противоречить конституционным принципам разграничения предметов ведения РФ и субъектов РФ, а также сфер компетенции государственных органов.

Вместе с тем ГК РФ содержит существенное отличие от Конституции РФ в сфере управления федеральной собственностью. Он предусматривает возможность передачи права такого управления не только органу государственной власти (чем ограничивается Конституция РФ), но и частному лицу — юридическому или физическому. Управление собственностью частным лицом, не обладающим полномочиями публичной власти, принципиально меняет методы и формы управления. Частное лицо неизбежно вынуждено управлять федеральной собственностью частными, т.е. гражданско-правовыми, методами.

 

Право оперативного управления

 

ГК РФ дважды использует выражение «управление имуществом». Один раз оно относится к институту права оперативного управления. Это право лица, которое не является собственником имущества, но получило от собственника право владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом. Передачу такого имущества и прав на него осуществляет орган государственной власти, который от имени РФ обладает полномочиями собственника федерального имущества, а лицом, которому передается право оперативного управления, является унитарное казенное предприятие.

Федеральный закон от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ «О государственных и муниципальных предприятиях» (далее — Закон) придает новую жизнь этому правовому институту, существование которого в российском праве ранее рассматривалось как дань потребностям не сформировавшейся, переходной экономики.

Дело в том, что казенное предприятие за рубежом (во Франции, Германии и др. странах) — это специализированное подразделение государственного органа управления (министерства или иного ведомства), правда, обладающее отдельным, «дополнительным» или «присоединенным» бюджетом (budget — annexe, annexed budget) и самостоятельной, собственной отчетностью. Но в гражданском обороте участвует не само предприятие, а административная структура, в состав которой оно входит. Министерство или иное ведомство приобретает права и обязанности, несет полную гражданско-правовую ответственность по своим обязательствам, связанным с хозяйственной деятельностью подведомственного казенного предприятия.

Не вдаваясь в особенности трактовки казенного предприятия по российскому и зарубежному праву, подчеркнем, что согласно Закону права собственника имущества федерального унитарного предприятия от имени РФ осуществляют органы государственной власти РФ. В отличие от ГК РФ (п.7 ст.114) Закон запрещает унитарному предприятию «размножаться», т.е. создавать дочерние унитарные предприятия, передавая им свое имущество. С этой же целью Закон запрещает создание унитарных предприятий на основе объединения имущества, находящегося в собственности РФ, субъекта РФ или муниципальных предприятий.

Особого внимания заслуживают нормы п.2 ст.20 Закона, в соответствии с которыми правомочия собственника имущества унитарного предприятия, имущество которого находится в собственности РФ, не могут быть переданы субъекту РФ или муниципальному образованию. Хотя эти нормы формально не противоречат положениям ст.78 Конституции РФ о возможности передачи государственными органами РФ осуществления части своих полномочий органам государственной власти субъектов РФ, они все же не совсем соответствуют либеральному духу Основного закона, которым пронизаны положения Конституции РФ о собственности и правах собственника.

Закон требует также, чтобы ликвидация унитарного предприятия осуществлялась посредством его прекращения без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам. Это значит, что право управления федеральной собственностью, закрепленной за ликвидируемым предприятием, вновь возвращается к Правительству РФ или иному уполномоченному федеральному государственному органу.

 

Право доверительного управления

 

Это второй случай, когда ГК РФ буквально использует выражение «управление имуществом». В отличие от правового института оперативного управления доверительное управление федеральной собственностью пока не получило практического воплощения в российской экономике. Сама трактовка доверительного управления как обязательственного права остается спорной.

Позиция ГК РФ сводится к тому, что субъекты РФ не могут быть доверительными управляющими. Согласно п.2 ст.1015 ГК РФ имущество не подлежит передаче в доверительное управление государственному органу или органу местного самоуправления.

Запрет на передачу имущества в доверительное управление государственному органу позволяет избежать «скрытой» передачи имущества в «доверительное управление» кому-нибудь из должностных лиц. Важно также и то, что запрет на осуществление доверительного управления государственными органами субъектов РФ связан с возможной ответственностью управляющего по обязательствам из договора доверительного управления принадлежащим ему имуществом (ст.1022 ГК РФ). Ограниченным характером прав государственных органов на закрепленное за ними имущество это исключается.

По этим причинам гражданское законодательство четко устанавливает, что доверительным управляющим может быть индивидуальный предприниматель или коммерческая организация, за исключением унитарного предприятия (п.1 ст.1015 ГК РФ). Это еще одно ограничение положений п.1 ст.124 ГК РФ в сфере управления федеральной собственностью. В случаях когда доверительное управление имуществом осуществляется по основаниям, предусмотренным законом, доверительным управляющим может быть гражданин, не являющийся предпринимателем, или некоммерческая организация, за исключением учреждения.

Лица, назначенные государственным органом Федерации управлять федеральной собственностью, расположенной на территории субъекта Федерации, должны прежде всего руководствоваться указаниями собственника, то есть указаниями федеральной власти, и быть ответственными перед ней. Никакой совместной компетенции, или совместной собственности, здесь нет. Нет здесь и совместного ведения, так как объект управления, федеральное имущество, остается в федеральной собственности.

Федеральный государственный орган может назначить управляющего собственностью РФ из числа кандидатур, предложенных субъектом Федерации. Но Федерация вправе как принять, так и отвергнуть предлагаемые кандидатуры и назначить собственного управляющего. Это исключительное право собственника, вытекающее из ст.209 ГК РФ.

То есть, например, в силу п.»д» ст.71 и п.»г» ст.114 Конституции РФ лицо, назначенное Правительством РФ непосредственно управлять федеральной собственностью, является уполномоченным агентом Правительства РФ. Субъект РФ к этой собственности отношения не имеет.

Таким образом, исходя из норм Конституции РФ, ГК РФ и других нормативных актов, на возникшие вопросы могут быть даны следующие ответы:

1) передача субъекту РФ в доверительное управление объектов федеральной собственности невозможна;

2) государственные органы субъекта РФ не могут выступать в качестве доверительного управляющего;

3) передача прав субъекту РФ по управлению объектами федеральной собственности должна оформляться иным, не гражданско-правовым, способом, т.е. в рамках конституционно-правовых или административно-правовых отношений. Что касается целостного правового механизма передачи прав на объекты федеральной собственности, то такой механизм целесообразно предусмотреть в специальном федеральном законе или постановлении Правительства РФ с учетом изложенных правовых аспектов.

 

С. Мареева,

аспирантка ИГП РАН

 

«эж-ЮРИСТ», N 7, февраль 2003 г.

<

Комментирование закрыто.

WordPress: 21.85MB | MySQL:120 | 1,385sec