Встречный иск в гражданском и арбитражном процессах

<

022314 0712 1 Встречный иск в гражданском и арбитражном процессах

1. Понятие и правовые признаки встречного иска

Встречный иск является одним из средств защиты нарушенного или оспариваемого субъективного права. Наряду с возражениями, которые ответчик вправе представить по заявленным к нему исковым требованиям, он обладает и правом предъявления встречного иска. Встречное исковое требование основывается на материально-правовом требовании ответчика, которым тот обладает по отношению к истцу. Именно это материально-правовое требование и есть проявление существующей связи ответчика с истцом, предъявившим первоначальный иск.

В российском дореволюционном праве встречный иск однозначно трактовался как «защита нападением». В Энциклопедическом словаре Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона 1содержится следующее определение: встречный иск (Widerklage, reconvention) — такой иск, который предъявлен ответчиком к истцу в том же судебном установлении, где самим истцом предъявлен иск к ответчику и начатое по требованию истца дело еще производится; при этом встречный иск составляет не опровержение требований истца, а самостоятельное требование, направленное ответчиком к истцу. Цель встречного иска большею частью заключается в том, чтобы произвести зачет и тем самым уменьшить требование первоначального иска или даже совершенно погасить его; но в конечном результате может получиться отказ по первоначальному и присуждение по встречному иску.

В международном праве не существует как такового понятия встречного иска (дефиниции). Наличествует, в том числе и в модельных законах, лишь предписания о порядке возбуждения такого иска, регламентируются основания для него и субъекты, имеющие на это право. Из международной судебной практики можно выделить четыре общепринятых элемента как иска вообще, так и встречного: материальный объект иска (subject-matter), требуемое средство судебной защиты (relief claimed), стороны (parties) и основания иска (cause of action). При этом определения этих элементов отсутствуют. Следует заметить, что, принцип встречности, если его можно так назвать, в западных государствах пронизывает весь процесс – встречное заявление — встречный иск — встречная апелляция – встречная ревизия (в порядке надзора), что представляется более демократичным и, хотя и утяжеляет и затягивает процесс, но позволяет в итоге реализовать основополагающие процессуальные принципы, установить истину и правильно учесть интересы сторон, в т.ч. использование ими всех возможностей своей защиты.2

Институт встречного иска получил свое освещение в статьях 38, 51, 66, 132, 135,132,170, 266 АПК РФ и статьи 136, 137 ГПК РФ

Принцип равноправия сторон в арбитражном и гражданском процессе (статья 8 АПК РФ, статья 6 ГПК РФ) выражается в наделении их равными процессуальными правами. Ответчику дается полная возможность защищать свои интересы как путем процессуальных или материальных правовых возражений, так и путем предъявления встречного иска (статьи 41, 131, 132 АПК РФ, статьи 136, 137 ГПК РФ). Таким образом, встречный иск является способом и средством защиты интересов ответчика. Встречным он называется потому, что предъявлен к истцу в уже возникшем процессе. Это самостоятельное материально-правовое требование ответчика к истцу, этим оно отличается от материально-правовых возражений.

«Встречным» такое требование называется потому, что, предъявленное (предполагаемым) нарушителем, оно предусматривает наличие между первоначальным требованием (требованием субъекта защиты права) и встречным требованием (требованием предполагаемого нарушителя) определенной «точки соприкосновения». Иными словами, «встречным» требование будет, в частности, в следующих случаях.3

Во-первых, это ситуации, когда требование (предполагаемого) нарушителя направлено к зачету первоначального требования (требования субъекта защиты).

Зачет встречного требования применяется на практике в качестве прекращения (полностью или частично) требований, вытекающих из обязательственных правоотношений, чаще всего – денежных обязательств. С учетом этого предъявление встречного требования, направленного к зачету первоначального, должно соответствовать правилам о прекращении обязательства зачетом, установленным ст. 410 – 412 ГК РФ. Например, недопустим зачет встречных требований, если по заявлению другой стороны к требованию подлежит применению срок исковой давности и этот срок истек, а также в иных случаях, прямо предусмотренных законом или договором.

В рассматриваемой ситуации встречное требование должно содержать однородное первоначальному требование (предполагаемого) нарушителя к субъекту защиты, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования. Понятие однородности первоначального и встречного требования не исключает возможности предъявления к зачету требований, возникших из различных договоров и внедоговорных обязательств. Существо понятия однородности заключается в наличии одного и того же объекта требований: деньги, аналогичная работа, передача одинаковых вещей. Предъявляя, таким образом, встречное требование, (предполагаемый) нарушитель соглашается с обоснованностью предъявленного к нему субъектом защиты требования, но указывает на наличие у него самостоятельных требований к субъекту защиты и предлагает произвести зачет встречного требования. Так, субъект защиты потребовал от нарушителя уплаты конкретной денежной суммы в качестве санкций за несвоевременное исполнение последним обязанностей по договору. Нарушитель, в свою очередь, предъявил требование о зачете к первоначальному требованию существующей перед ним задолженности субъекта защиты по другому договору.

Во-вторых, к встречным требованиям относятся те случаи, когда исполнение встречного требования исключает полностью или в части исполнение первоначального требования (требование субъекта защиты). Исключает исполнение первоначального требование такое встречное требование, которое опровергает или подрывает фактическое основание первоначального требования. Среди таких случаев можно назвать преждевременность предъявленного требования: предъявляя такое требование, сторона не сделала того, что должна была сделать со своей стороны. Например, требованию кредитора (субъекта защиты) о возмещении нарушителем убытков, причиненных просрочкой исполнения договора, противопоставляется требование нарушителя о возмещении убытков, причиненных просрочкой кредитора (п. 3 ст. 405, п. 2 ст. 406 ГК РФ). И если в рассмотренном выше примере встречное требование не преследует цели исключить исполнение первоначального требования, данный пример демонстрирует иную задачу: он направлен на исключение (полностью или в части) возможности реализации первоначального требования. 1

Практика может обнаруживать и другие случаи, когда между встречными и первоначальными требованиями имеется взаимная связь. Как и первоначальное исковое требование, встречное требование может иметь непосредственной целью:

– констатацию наличия или отсутствие субъективного гражданского права или правоотношения в целом (подтверждающее средство);

– принуждение нарушителя к совершению какого-либо конкретного действия или воздержания от действия (исполнительное средство);

– изменение, прекращение или уничтожение правоотношения (преобразовательное средство).

В том случае, если спор передан на рассмотрение суда, заявляемое ответчиком встречное требование именуется встречным иском и оформляется исковым заявлением с соблюдением предусмотренных законом требований (ч. 2 ст. 132 АПК РФ, статья 137 ГПК РФ). Истец по первоначальному иску указывается в нем в качестве ответчика по встречному иску, а ответчик по первоначальному иску — в качестве истца по встречному иску. В силу общих правил подсудности встречный иск независимо от его подсудности предъявляется в суд по месту рассмотрения первоначального иска (ч. 10 ст. 38 АПК РФ, часть 2 статьи 31 ГПК РФ); встречный иск должен быть оформлен самостоятельным исковым заявлением и отвечать требованиям ст.ст. 125, 126 АПК РФ или статьям 131 ГПК РФ, 132 ГПК РФ; на него полностью распространяются основания для оставления искового заявления без движения, предусмотренные ст. 128 АПК РФ, ст. 136 ГПК РФ, и возращения искового заявления, установленные ст. 129, ч. 4 ст. 132 АПК РФ или ст. 135 ГПК РФ; в процессе рассмотрения обоих исков в суде первой инстанции допустимы изменения как первоначального, так и встречного исков (ст. 49 АПК РФ, ст. 39 ГПК РФ). При решении вопроса о возможности принятия встречного иска суд в первую очередь исходит из необходимости и целесообразности совместного рассмотрения в одном производстве двух разнонаправленных исковых требований, оценивает способность встречного искового требования влиять на юридическую судьбу первоначального искового требования. 1

Но по сравнению с возражениями встречный иск имеет преимущества, поскольку резолютивная часть решения суда должна содержать выводы о его удовлетворении или об отказе в удовлетворении (статья 170 АПК РФ ст. 198 ГПК РФ). Таким образом, смысл совместного рассмотрения первоначального и встречного исков состоит в более быстром и правильном разрешении спора, что исключает возможность вынесения противоречивого решения в том случае, если бы был предъявлен и рассмотрен самостоятельный иск ответчика. Если же принятие встречного иска приведет лишь к неоднократному отложению рассмотрения дела или приостановлению производства по нему (например, для проведения экспертизы) и в итоге – затягиванию судебного процесса, в принятии встречного иска должно быть отказано. Хотя закон и не предусматривает прямой обязанности суда по разъяснению ответчику его права на предъявление встречного иска, мы считаем, что при очевидной юридической неосведомленности ответчика судья может, руководствуясь задачами судопроизводства (статья 2 АПК РФ, статья 2 ГПК РФ), разъяснить ответчику его право на предъявление такого иска.

В нормах арбитражного и гражданского процессуального права содержатся гарантии законного разрешения экономических и иных споров судами. Они обеспечивают максимальную защиту нарушенных или оспариваемых субъективных прав и охраняемых законом интересов хозяйствующих субъектов. АПК и ГПК РФ наделяют стороны равными процессуальными правами, им обеспечены равные правовые гарантии по доказыванию своих требований и утверждений. Суд обеспечивает оказание помощи сторонам в истребовании необходимых доказательств.1

С этих позиций институт встречного иска в гражданском и арбитражном процессах России в полной мере обеспечивается принципами диспозитивности и состязательности или, другими словами, конкуренции, т.е. целым комплексом прав, предоставленных ответчику для отстаивания своей позиции в споре.

Встречный иск должен быть рассмотрен и тогда, когда в удовлетворении первоначального иска отказано, или же он оставлен без рассмотрения, или же производство по делу прекращено в связи с отказом истца от иска.

С учетом современного нормативного регулирования встречного иска в арбитражном и гражданском процессуальном законе (ст. 132 АПК РФ, ст. 137 ГПК РФ) под ним, следует понимать иск, заявленный ответчиком до принятия решения по первоначальному иску для совместного рассмотрения с последним и содержащий обращенные к арбитражному суду и суду общей юрисдикции требования либо о зачете первоначального требования, либо полностью или в части исключающие его удовлетворение, либо иным образом связанные с первоначальным иском, в силу чего их совместное рассмотрение приведет к более быстрому и правильному разрешению спора.

Из указанного определения видны как общие для встречного иска и иных исков в арбитражном и гражданском процессе признаки, так и особенные черты, присущие только встречным искам.

Главный из общих признаков тот, что встречный иск, как и всякий иной, обращен к арбитражному суду и суду общей юрисдикции за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, а также охраняемых законом интересов заявляющего лица.

В то же время встречный иск характеризуется определенной спецификой, отличающей его от иных видов исков (в том числе и от первоначального). Речь идет о следующем.

Во-первых, право заявления встречного иска имеет не всякий участник арбитражного и гражданского процесса, а лишь ответчик по первоначальному иску. Предъявляется же он к первоначальному истцу.

Во-вторых, предъявление встречного иска возможно лишь до вынесения решения арбитражного суда и суду общей юрисдикции по первоначальному иску.

В-третьих, встречный иск имеет целью защиту от первоначального иска либо осуществлением зачета, либо путем опровержения его в части или полностью, либо рассмотрением в одном арбитражном и гражданском процессе хотя и различных, но взаимосвязанных требований.1

Проблема защиты против иска имеет, несомненно, практическое значение. Правильная организация защиты против иска, включающая в себя и выбор способа этой защиты, служит интересам не только ответчика, но и суда, призванного осуществлять правосудие. Установление объективной истины по каждому рассмотренному судом делу невозможно без полного и все­стороннего исследования всех обстоятельств дела. Одним из непременных условий такого исследования является активная деятельность ответчика в рамках избранного им для себя способа защиты. Поэтому суд, обязанный оказывать сторонам всемерное содействие в защите их прав, прямо заинтересован в надлежащем выборе ответчиком способа своей защиты.2

Предъявление встречного искового требования является реализацией принципа экономичности процесса. Устанавливая данный институт, законодатель, с одной стороны, оптимизирует процедуру разрешения материально-правовой коллизии, существующей между истцом и ответчиком, а с другой стороны, стремится к исключению противоречивых судебных решений, которые могут иметь место вследствие различных судебных дел по одним и тем же правовым основаниям, связывающим стороны по делу.

Поскольку встречное исковое требование обладает всеми родовыми характеристиками иска, то оно должно удовлетворять всем тем требованиям, которые предъявляются к основному иску3.

 

§ 2. Встречный иск как средство возражения и защиты ответчика

В юридической литературе имеется немало попыток отграничить возражения от встречного иска. При отграничении возражений от встречного иска речь может идти только о материально-правовых, но не процессуальных возражениях. В качестве признака, отличающего встречный иск от возражения, некоторые процессуалисты указывают на «самостоятельность» требования, заявленного во встречном иске.1 Вместе с тем требования ответчика, заявленные в виде возражений, также иногда называются «самостоятельными». В частности, об этом говорится в работах Н. И. Клейна2, С. Н. Абрамова3, М. П. Ринга.

Возможность заявления одного и того же требования ответчика как встречным иском, так и возражением приводит к мысли о том, что если требование, заявленное в виде возражения, и отличается от требования, выраженного во встречном иске, то отнюдь не «самостоятельность», а формой, в которую оно облечено. Из сказанного следует, что «самостоятельность» требования, поскольку не раскрыто содержание этого понятия, не является признаком, характеризующим только встречный иск и определяющим способ защиты ответчика против иска.

В качестве следующего признака, который позволил бы ответчику правильно выбрать способ своей защиты, выдвигается общность или различие правовых оснований возражения и встречного иска. В методическом пособии по гражданскому процессу4 авторы его приходят к выводу, что если требование ответчика иного правового основания, чем основание иска, то необходим встречный иск. Аналогичной точки зрения придерживаются Н. И. Клейн5, Б. С. Антимонов6 и С. Л. Герзон.

Общим в высказываниях упомянутых авторов являются утверждения о том, что ответчик может использовать для своей защиты возражение только при наличии у первоначального и встречного требования общего правового основания, а встречный иск – независимо от этого признака, т. е. как при общем, так и при различном основании.

Положение о том, что правовые основания первоначального и встречного исков могут быть как общими, так и различными, представляется правильным, соответствующим сложившейся судебной практике и не нуждается в дальнейшей аргументации. Однако с утверждением о допустимости использования возражения лишь при общности правовых оснований первоначального и встречного требований согласиться нельзя. Сторонники его упускают из виду ряд судебных дел, где ответчик, защищаясь против иска при помощи возражений, утверждает о наличии у него собственного права, несовместимого с правом истца, и тем самым ставит на судебное рассмотрение новое правоотношение, о котором истец не заявлял. Правовое основание такого возражения отлично от правового основания иска.

Таковы, например, случаи, когда ответчик противопоставляет иску о признании самостоятельного права на жилую площадь возражение о том, что истец является временным жильцом, и, наоборот, иску о выселении как временного жильца — возражение, что он является членом семьи основного съемщика; иску о выселении за неплатеж квартирной платы — возражение о том, что он является собственником занимаемого им помещения; иску о признании права собственности на дом по праву наследования — возражение о том, что дом принадлежит ответчику по праву общей собственности с умершим.

Во всех этих случаях правовые основания заявлений истца и ответчика различны.

Поэтому общность или различие правового основания также не может быть признаком, помогающим ответчику при выборе способа своей защиты.

Наконец, в качестве основного и решающего признака, позволяющего провести различие между возражением и встречным иском, обычно указывают те процессуальные последствия, к которым может привести заявленное в определенной форме требование.1 Соображениями о процессуальных последствиях ответчик может руководствоваться только в тех случаях, когда выбор способа защиты зависит от его усмотрения. Но так бывает далеко не всегда.

Поэтому следует сразу оговориться, что при попытке провести грань между возражением и встречным иском речь может идти: 1) не о всех возражениях, а только о тех, которые содержат ссылку на собственное право ответчика; 2) не о всех встречных исках, а только о тех, которые заявляются ответчиком с целью защиты против первоначального иска1; 3) среди всех требований ответчика, заявляемых с целью защиты против иска и содержащих ссылку на собственное право ответчика, следует выделить требования о присуждении чего-либо в его пользу. Эти требования, как совершенно справедливо, в полном соответствии с судебной практикой отмечалось в юридической литературе, могут быть заявлены только встречным иском.

В результате произведенных исключений можно сказать, что выбор способа защиты против иска предоставлен ответчику в случаях:

а) когда ответчик, возражающий против иска, противопоставляет ему свое требование к истцу. По своему характеру это встречное требование является положительным требованием о признании за ним собственного права (правоотношения), о существовании которого ответчик заявляет. В основании такого встречного требования лежат правообразующие факты;

б) когда ответчик заявляет о недействительности сделки, брака, записи об отцовстве и т. д.

Требования ответчика — это отрицательное требование о признании несуществующим утверждаемого истцом права (правоотношения). В основании этого встречного требования будут лежать право-препятствующие или право-погашающие факты.

Говоря о последствиях, которые могут наступить для ответчика, использующего в этих случаях тот или иной способ защиты, следует различать процессуальные и материальные последствия. Если ответчик заявляет возражения, не содержащие ссылки на его собственное право, и суд согласится с ними, то процессуальным последствием этого явится решение об отказе в иске. Материальным же последствием — придание правоотношениям сторон нового качества бесспорности и определенности.

Если же ответчик, заявляя возражение, ссылается при этом на свое собственное право, решение суда может иметь для него еще одно материальное последствие. Суд может признать установленным существование между сторонами тех правоотношений, о которых говорит ответчик.

В силу преюдиции факты и правоотношения, на которые ссылается в своем возражении ответчик, не могут быть предметом вторичного обсуждения суда, если они положены судом в основание решения. Суждение суда по вопросу о существовании фактов или правоотношений имеет предрешающее значение для всех споров, которые могли бы возникнуть впоследствии.1 Поэтому заявление ответчика о своем требовании к истцу в виде возражений влечет для ответчика те же материальные последствия, как если бы он предъявил их встречным иском.

В силу преюдиции требование, заявленное ответчиком в форме возражения, если оно было обсуждено судом и суд высказал о нем в решении свое мнение, не может быть предметом вторичного рассмотрения суда. Прекращая производство по таким, вторично заявленным искам, судебные коллегии вышестоящих судов исходят из того, что возражения в той же мере обеспечивают защиту интересов ответчика, как и встречный иск.

Наоборот, заявляя возражения, ответчик не гарантирован от того, что суд не выскажет о них своего мнения. Такое положение может создаться в случаях, 1) если суд, выслушав ряд возражений ответчика, сочтет заслуживающим внимания только одно и положит его в основание решения об отказе в иске, 2) если суд сочтет необходимым отказать в иске по основаниям, вообще ответчиком не заявленным.

Поскольку цель, преследуемая ответчиком, заявляющим возражение, — добиться отклонения иска, суд исследует возражения только под этим углом зрения. Поэтому, признав какое-либо возражение достаточным для отказа в иске, суд вправе сослаться на него в решении и обойти молчанием все остальные.

Если же суд установит, что ответчик не умеет или не хочет организовать надлежащим образом свою защиту и не ссылается на обстоятельства, способные привести к отклонению иска и достаточные для этого, суд, заинтересованный в установлении истины по делу, может положить эти обстоятельства в основание решения суда об отказе в иске независимо от того, что ответчик на них не ссылался.

Суд может оставить возражения ответчика без рассмотрения и потому, что признает требования истца недоказанными или заявленными с пропуском срока исковой давности. Во всех этих случаях суд выносит решение об отказе в иске. Однако требования ответчика о признании за ним собственного права останутся без ответа. Защита собственного права ответчика в этих случаях может быть осуществлена при помощи самостоятельного иска.

Предъявление встречного иска гарантирует ответчику получение от суда ответа по существу заявленных им требований. Если же суд признает встречный иск неосновательным, он тем не менее вправе вынести решение об отказе в исковых требованиях по иным основаниям. Поэтому, заявляя встречный иск, ответчик не только добивается такого же материального результата, как если бы он заявил возражение, но больше того, он получает гарантию тому, что суд обязательно выскажет свое мнение по поводу заявленного им требования к истцу.

Хотя ответчик противопоставляет иску заявление о существовании у него спорного права с целью добиться отказа в иске, тем не менее, определенное значение для него имеет и защита этого собственного права. Судебное признание собственного права ответчика может иметь для него значение, выходящее за рамки данного конкретного дела. Поэтому ответчик, избирая для себя ту или иную форму защиты против иска, не может не учитывать еще одного процессуального последствия заявления возражений, а именно того, что рассмотрение возражения целиком зависит от судьбы иска.

При отказе истца от иска суд не вправе рассматривать и возражения ответчика. Тот же результат наступает и в случае прекращения производства по иску.

Уменьшение истцом размера иска может привести к тому, что требования ответчика о зачете получат только частичное удовлетворение. А это значит, что если он хочет защитить свое право, то вынужден будет заявить встречный иск; что же касается встречного иска, то он должен быть всегда рассмотрен судом независимо от того, как сложится судьба первоначального иска.

Возражение может быть заявлено ответчиком как в устной, так и в письменной форме в любое время судебного рассмотрения спора до вынесения решения. Встречный иск должен быть надлежащим образом оформлен, оплачен госпошлиной и заявлен в определенное время.

В том случае, если надлежащим образом не оформлен встречный иск, содержащий требование ответчика о признании наличия или отсутствия между сторонами спорного правоотношения, защита интересов ответчика вполне может быть обеспечена при помощи возражения.

Все сказанное позволяет прийти к некоторым выводам относительно тех правил, которыми следует руководствоваться при выборе способа защиты против иска.

1.Если защищаясь против иска, ответчик не ссылается на собственное право, способом его защиты может быть только возражение. Если ответчик, защищаясь против иска, ссылается на собственное право, на основании которого просит о присуждении чего-либо в его пользу, способом его защиты может быть только встречный иск.

2.Если ответчик, защищаясь против иска, ссылается на собственное право, на основании которого просит признать наличие или отсутствие между ним и ответчиком определенных правоотношений, формой его защиты может быть как встречный иск, так и возражение.

При этом следует учитывать, что а) суд не обязан давать ответ по существу заявленных возражений и может отклонить иск по основаниям, на которые ответчик не ссылался, в то время как по существу встречного иска суд обязан дать ответ в резолютивной части решения, б) рассмотрение возражения зависит от судьбы первоначального иска, рассмотрение встречного иска не зависит от судьбы первоначального иска, в) возражение ответчика может быть заявлено в устной и письменной форме в любое время до вступления решения в законную силу, без оплаты госпошлиной. Встречный иск должен быть заявлен, как правило, не позднее последнего дня слушания дела в письменной форме и оплачен госпошлиной.

Суд не вправе отказать в приеме встречного иска для совместного рассмотрения с первоначальным иском, если защита ответчика не может быть обеспечена при помощи возражения, а решение по встречному иску имеет предрешающее значение для первоначального иска.

Ответчик, заявляя требование о зачете, не превышающее суммы иска, добивается тем самым только отказа в иске. Поэтому способом его защиты может быть возражение. Если же требование ответчика по размеру превышает требование истца, то оно сводится уже к требованию о присуждении чего-либо в его пользу, и, следовательно, способом его защиты может быть только встречный иск.

 

§ 3. Предъявление встречного иска, требования и условия его принятия

В соответствии со статьей 38 АПК РФ и статьей 30 ГПК РФ встречный иск независимо от его подсудности предъявляется в суд по месту рассмотрения первоначального иска. Встречный иск, как уже было сказано выше, является одним из средств защиты против первоначального иска, поэтому с точки зрения правовой природы встречного иска и процессуальной экономии вполне логично, что он должен рассматриваться по месту рассмотрения первоначального иска и совместно с ним.

В статье 132 АПК РФ и статье 137 ГК РФ указано, что ответчик вправе до принятия судом первой инстанции судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, предъявить к истцу встречный иск для рассмотрения его совместно с первоначальным иском. Такое указание на момент предъявления иска, пожалуй, нельзя признать удачным. Более правильной была бы формулировка «до удаления суда в совещательную комнату для принятия судебного акта». Но, во всяком случае, встречный иск следует заявлять заблаговременно, а не в последнюю минуту перед удалением суда в совещательную комнату; в противном случае это повлечет перенос рассмотрения дела на новый срок и может не только затянуть, но и осложнить судебный процесс.

Так, при рассмотрении одного из дел председательствующий в судебном заседании после исследования всех доказательств обратился с вопросом: не желают ли стороны чем-либо дополнить материалы дела (статья 164 АПК РФ, статья 190 ГПК РФ)? В ответ представитель ответчика неожиданно заявил ходатайство о предъявлении встречного иска («А копию искового заявления вручим истцу сейчас!»). Тут возможно или принятие встречного иска, или отказ.

Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора и выступающие на стороне ответчика, не могут предъявлять встречный иск, на что прямо указано в части второй статьи 51 АПК РФ, части первой статьи 43 ГПК РФ.

При подготовке дела к судебному разбирательству, а также в предварительном судебном заседании судья рассматривает со сторонами и (или) их представителями вопрос о принятии встречного иска. Признав дело подготовленным, он выносит определение о назначении к судебному разбирательству. В соответствующем определении должен быть разрешен вопрос и о принятии встречного иска (пункт 5 части первой статьи 135, статья 136, часть вторая статьи 132 АПК РФ, статьи 150, 151, ГПК РФ).

По одному из дел истец — Дальневосточная база морского рыболовства (г. Находка Приморского края) — получил определение арбитражного суда о принятии встречного иска за два дня до слушания дела. В телеграмме, адресованной судье, истец попросил отложить дело в связи с поздним получением копии встречного искового заявления и невозможностью своевременно направить отзыв и запрошенные судом документы. Несмотря на указанные обстоятельства, дело было рассмотрено судом в полном объеме, а встречный иск удовлетворен в отсутствие представителя истца, его отзыва и вопреки его просьбе о переносе слушания дела. Постановлением Президиума ВАС РФ от 16.05.2000 № 7475/99 решение суда, постановление апелляционной и кассационной инстанций по встречному иску были отменены, и дело в этой части направлено на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Если решение отменено кассационной или надзорной инстанцией с передачей дела на новое рассмотрение, то при новом рассмотрении дела ответчик может использовать свое право на предъявление встречного иска.  При рассмотрении дела в апелляционной инстанции, арбитражный суд повторно рассматривает дело, однако здесь не применяются правила о предъявлении встречного иска (часть третья статьи 266 АПК РФ), поскольку при повторном рассмотрении дела по апелляционной жалобе суд проверяет законность и обоснованность решения, принятого без предъявления и рассмотрения встречного иска. В суде общей юрисдикции в апелляционном суде ответчик вправе предъявить встречный иск. Представляет определенный интерес разрешение вопроса о возможности в суде апелляционной инстанции предъявления встречного иска ответчиками. Спорным является вопрос о возможности предъявления в суд апелляционной инстанции встречного иска.

Согласно ст. 138 ГПК РФ судья принимает встречный иск в случае, если: встречное требование направлено к зачету первоначального требования; удовлетворение встречного иска исключает полностью или в части удовлетворение первоначального иска; между встречным и первоначальным исками имеется взаимная связь и их совместное рассмотрение приведет к более быстрому и правильному рассмотрению споров.

Требование о необходимости совпадения предмета доказывания в суде первой и апелляционной инстанций исключает возможность предъявления встречного иска в суде апелляционной инстанции.

Однако, в случаях, когда удовлетворение встречного иска исключает полностью или в части удовлетворение первоначального иска и лицо, участвующее в деле, было лишено возможности предъявления встречного иска у мирового судьи (в связи с тем, что оно не принимало участия в рассмотрении дела), он (иск) должен быть принят судом апелляционной инстанции и рассмотрен по существу.

Так, Побединская Л. А. обратилась к мировому судье судебного участка №1 г. Бийска с иском к Побединскому А. А. об определении порядка пользования общим имуществом: жилым домом и автомобилем. Определением мирового судьи необоснованно отказано в принятии встречного искового заявления Побединского А. А. к Побединской Л. А. о разделе указанного имущества. Президиум краевого суда, отменяя апелляционное решение в части вынесения нового решения, указал на необоснованность отказа мировым судьей в принятии встречного иска, поскольку его удовлетворение исключает полностью или в части удовлетворение первоначального иска, и на обязанность суда апелляционной инстанции в данном случае принять и рассмотреть встречное исковое заявление в суде апелляционной инстанции. Однако в связи с тем, что во встречном исковом заявлении содержится требование, заявленное к лицам, не привлеченным к участию в деле в суде первой инстанции, дело направлено на новое рассмотрение мировому судье (Восточный районный суд г. Бийска, судья Потякина А. Н.). 1

«Доводы жалобы — это аргументы, которые приводятся в доказательство того, что решение мирового судьи не может быть признано законным и обоснованным. При изложении доводов жалобы лицо, ее подавшее, вправе ссылаться на любые доказательства, в том числе и те, которые мировым судьей не исследовались. В этом проявляется одно из отличий апелляционной жалобы от кассационной, поскольку в последней ссылка на новые доказательства, которые не были представлены в суд первой инстанции, допускается только в случае обоснования в жалобе, что эти доказательства невозможно было представить в суд первой инстанции (ст. 339 ГПК). В то же время в апелляционной жалобе не могут содержаться требования, не заявлявшиеся мировому судье, поскольку целью апелляции является проверка правильности решения с точки зрения законности и обоснованности. Если же в апелляционной инстанции истец изменяет предмет или основание иска, то и проверка решения суда первой инстанции теряет всякий смысл. При рассмотрении дела в апелляционном порядке нельзя изменять не только предмет и основание иска, но и их размер. Требования истца, а также встречные требования ответчика должны сохраняться в том виде, в каком они существовали на момент вынесения решения мировым судьей. Состав лиц, участвующих в деле, в первой и апелляционной инстанциях также должен совпадать, за исключением случаев правопреемства.»2

По мнению некоторых ученых3, предъявление встречного иска ответчиком является единственным способом защиты своих интересов, поэтому встречный иск необходимо принять и рассмотреть в апелляционной инстанции. В связи с тем, что суд апелляционной инстанции не имеет права отменить решение и направить дело на новое рассмотрение мировому судье, удовлетворение встречных требований исключает полностью или в части удовлетворение первоначального иска (абз. 3 ст. 138 ГПК РФ). Шакирьянов соглашается с такой точкой зрения, однако, по его мнению, ее необходимо уточнить.1 Судом первой инстанции встречный иск может быть принят для совместного рассмотрения с первоначальным иском при наличии оснований, указанных в ст. 138 ГПК РФ. Представляется, что встречный иск в суде апелляционной инстанции подлежит обязательному принятию к производству, если он «направлен на подрыв первоначального иска»2, либо ведет к зачету или отклонению первоначального требования, т.е. при наличии оснований, указанных в абз. 2 и 3 ст. 138 ГПК РФ. Следует учесть, что необоснованный отказ мирового судьи в принятии встречного иска может послужить основанием для отмены вынесенного по делу решения. Это обстоятельство препятствует самому мировому судье принять правильное решение. Поэтому указания закона о неизменности требований истца, рассмотренных мировым судьей, не относятся к случаям, когда в судебном заседании те или иные требования сторон по делу мировым судьей необоснованно оставляются без рассмотрения. Таким образом, встречный иск в апелляции по ГПК возможен по первым двум условиям, а также, если мировым судьей он был отклонен необоснованно. В то же время ГПК не предусматривает возможности отмены решения мирового судьи и возобновления слушания
дела с вынесением нового решения по заявленному встречному иску, не являвшемуся предметом рассмотрения в первой инстанции. По итогам рассмотрения апелляционной жалобы апелляция по ГПК может отменить решение мирового судьи и вынести новое. Право же апелляционной инстанции рассматривать поданную жалобу по правилам первой инстанции касается только права собирать новые доказательства и проводить их изучение. Дело же было рассмотрено по существу первой инстанцией, поэтому право на предъявление встречного иска во второй инстанции утрачено. Отказ в принятии встречного заявления в арбитражном процессе основывается на ч. 7 ст. 268 АПК, согласно которой новые требования, которые не были предметом рассмотрения в арбитражном суде первой инстанции, не принимаются и не рассматриваются арбитражным судом апелляционной инстанции, а по своей сущности встречный иск в апелляционном процессе можно отнести к новым требованиям.

Принятие встречного иска, заявленного в судебном заседании, возможно и без вынесения судом отдельного письменного определения в совещательной комнате. Достаточно занести в протокол сведения о ходатайстве ответчика и определении суда (статья 155 АПК РФ, статья 229 ГПК РФ). Если же суд обсуждает ходатайство и считает необходимым обстоятельно мотивировать причины отказа в его удовлетворении, то, на наш взгляд, целесообразно вынести письменное определение с соблюдением требований по содержанию этого судебного акта (статья 185 АПК РФ, статья 225 ГПК РФ). В любом случае определение суда по встречному иску не обжалуется: если иск принят — интересов других лиц, участвующих в деле, этот акт суда не нарушает, если встречный иск не принят — ответчик вправе предъявить его в качестве самостоятельного.

При установлении предельного срока для предъявления встречного иска важно учитывать следующие факторы.

1. Необходимость завершения рассмотрения спора в целом в сроки, установленные законодательством. Исходя из того, что для рассмотрения первоначального иска ГПК РФ устанавливает двухмесячный срок, а АПК РФ — месячный, то правильным будет в тот же срок рассматривать и встречный иск, поскольку смысл предъявления встречного иска заключается именно в совместном, а не в последовательном рассмотрении первоначального и встречного исков. Неограниченное же право ответчика в любое время до вынесения решения по делу предъявить встречный иск по сути сводит на нет такое совместное рассмотрение исков в тех случаях, когда на завершающей стадии судебного разбирательства и даже после рассмотрения иска по существу от ответчика поступает встречный иск. Безусловно, вряд ли найдется достаточное число оснований, необходимых для предъявления нескольких встречных исков, да еще таких, которые потребуют длительного времени для изучения их судом и истцом по первоначальному иску. Однако на практике не единичны случаи, когда в рамках рассмотрения первоначального иска ответчик выдвигает несколько встречных требований (например, о признании договора недействительным и о взыскании стоимости недостачи поставленной продукции).

Вместе с тем нельзя недооценивать тот факт, что встречный иск подлежит принятию судом не только в случаях, когда встречное требование направлено к зачету первоначального требования или полностью или частично исключает его удовлетворение, но и в случаях, когда между встречным и первоначальным исками имеется некая взаимная связь и их совместное рассмотрение по усмотрению суда приводит к более быстрому и правильному рассмотрению спора. То есть ответчик не лишен возможности предъявлять встречный иск и в случаях, когда взаимосвязь взаимных требований сторон не является ярко выраженной. Вопрос о том, до какой степени предъявление ответчиком нескольких встречных требований, объединенных в одном иске, может затянуть судебный процесс, носит дискуссионный характер. Ответ на него во многом зависит от опыта и квалификации судьи, рассматривающего конкретный спор, а также от позиции истца по первоначальному иску. Последний может как проигнорировать заявляемые встречные иски (т.е. не представлять по ним каких-либо возражений), так и потребовать отложения рассмотрения дела для сбора и представления соответствующих доказательств.1

2. Необходимость предоставления времени для изучения и подготовки встречного иска к рассмотрению. Если встречный иск будет предъявлен, например, на одном из последних заседаний, судья будет лишен возможности надлежащим образом рассмотреть его и будет вынужден либо отложить рассмотрение дела, либо принять решение по встречному иску в сжатые сроки, что увеличит возможность судебной ошибки. Поэтому целесообразно предоставлять судье разумный срок для исследования заявленных ответчиком требований. То же самое можно утверждать и в отношении истца, который нередко узнает о встречных требованиях ответчика только с его слов в ходе судебного заседания, без получения какого-либо письменного документа. Такое положение дел обусловлено тем, что встречный иск предъявляется ответчиком по общим правилам, т.е. для его принятия судом достаточно, чтобы к такому иску прилагалась почтовая квитанция о его отправке другой стороне. А то, что такое почтовое отправление может прийти к истцу по первоначальному иску уже после окончания судебного процесса, не является основанием для отказа в принятии встречного иска.

3. Возможность предъявления встречного иска за пределами установленного законом срока. Установление каких-либо ограничений в сроках предъявления встречного иска в любом случае не исключит ситуаций, когда ответчик по уважительным причинам вовремя не сумеет этого сделать. Например, если право на иск возникнет у него только после изменения истцом предмета или основания исковых требований или же в результате изменения самих обстоятельств после направления вышестоящей инстанцией дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции и т.д. Лишение ответчика возможности предъявить встречный иск в случае пропуска установленного срока по уважительной причине в конечном счете приведет к нарушению основополагающих принципов судебного процесса — диспозитивности и равноправия сторон. В связи с этим полагаем, что ограничение предельного срока предъявления встречного иска не должно исключать возможность его восстановления при наличии к тому объективных факторов.

4. Необходимость максимальной формализации (регламентации) случаев для целей ограничения судебного усмотрения при решении вопроса принятия встречного иска за пределами установленного законом срока. Практика показывает, что суды нередко отказывают в принятии встречных исков по делу, если, по их мнению, такое совместное рассмотрение может каким-либо образом усложнить или замедлить разрешение судебного дела. Такое положение дел является подтверждением высказанной в процессуальной литературе точки зрения, согласно которой отдельные действия судьи (с известной долей условности) можно квалифицировать как разновидность злоупотребления судебным усмотрением в сфере процессуальных отношений.

Ограничение сроков предъявления встречного иска, во-первых, позволит ответчику своевременно получить все необходимые данные для решения вопроса о необходимости и целесообразности его предъявления, ведь в ходе проведения заседания, на котором дело начинает рассматриваться по существу, стороны уточнят свои позиции и предъявят все имеющиеся у них дополнительные доказательства. Во-вторых, у суда будет возможность ознакомиться со встречными исковыми требованиями ответчика при отсутствии надобности в переносе слушания дела по собственной инициативе. В-третьих, первоначальный истец также будет располагать необходимым временем для подготовки своей защиты и уточнения правовой позиции.

Изучение судебной практики показало, что по ряду дел судья, получив заявление о встречном иске по почте, приобщал его к делу, но не решал судьбы встречного иска: рассмотрение дела неоднократно откладывалось и назначалось после подачи встречного иска, а определения о принятии иска или об отказе так и не выносились. Лишь при вынесении решения по существу первоначального иска в протоколе судебного заседания отражалось, что ходатайство о принятии встречного иска отклонено. Считаем, что в таких случаях судья грубо нарушал нормы арбитражного и гражданского процесса и процессуальной этики, длительное время оставляя ответчика в полной неопределенности в отношении его ходатайства.

<

В соответствии со статьей 46 АПК РФ и статьей 40 ГПК РФ иск может быть предъявлен совместно несколькими истцами или к нескольким ответчикам, каждый из которых в процессе выступает самостоятельно.

Практика показывает, что в случаях процессуального соучастия суд допускает предъявление встречного иска только к одному из нескольких истцов или лишь одним из соответчиков. Это представляется правильным исходя из экономии времени судебного процесса, так как при множестве заявителей и ответчиков по встречным искам разбирательство дела будет осложнено и затянуто.

В деле, где участвуют несколько ответчиков, на наш взгляд, недопустимо предъявление встречного иска одним из ответчиков к другому ответчику. В статье 132 АПК РФ и статье 137 ГПК РФ указано, что такой иск предъявляется именно к истцу (поэтому он и называется встречным). Однако судьи даже в вышестоящей инстанции не всегда обращают на это внимание.

Так, коммерческий банк предъявил иск к брокерской фирме и акционерному обществу о взыскании с них солидарно задолженности по кредитному договору, заключенному между банком и брокерской фирмой. Возврат кредита был обеспечен договором поручительства, заключенным между истцом и ответчиками. Акционерное общество предъявило встречный иск к банку и брокерской фирме о признании недействительным договора поручительства. Арбитражный суд не принял встречный иск к рассмотрению, сославшись на то, что к нему не были приложены доказательства уплаты госпошлины и направления копии встречного иска лицам, участвующим в деле. Решением суда первоначальный иск банка удовлетворен в полной сумме.

Апелляционная инстанция решение оставила без изменения. В кассационной жалобе акционерное общество просило решение отменить и дело направить на новое рассмотрение в первую инстанцию. Одним из оснований для отмены решения податель жалобы, указывая нa незаконность отказа суда в принятии встречного иска, поскольку, по его мнению, госпошлина по иску была уплачена своевременно, а лица, участвующие в деле, копии встречного искового заявления получили.

Кассационная инстанция согласилась с выводами акционерного общества, решение отменила и направила дело в суд первой инстанции для рассмотрения первоначального иска совместно со встречным. Представляется, что вывод кассационной инстанции не соответствует положениям части первой статьи 132 АПК РФ, поскольку предъявление встречного иска к ответчику законом не предусмотрено. В данном случае, чтобы найти выход из положения, акционерному обществу следовало бы заявить самостоятельный иск о признании недействительным договора поручительства по общим правилам предъявления исков (статья 125 АПК РФ) и при принятии его судом к производству (статья 127 АПК РФ) заявить ходатайство о приостановлении производства по предыдущему делу по иску банка на основании пункта 1 части первой статьи 143 АПК РФ, то есть до разрешения другого дела.

Встречный иск предъявляется по общим правилам предъявления исков: заявление должно отвечать форме и содержанию, изложенным в статье 125 АПК РФ или статье 131 ГПК РФ, должны быть выполнены требования части третьей статьи 125 (части 4 статьи 131 ГПК РФ) и статьи 126 АПК РФ (статьи 132 ГПК РФ).

Если встречный иск заявлен не в судебном заседании (например, заявление пришло по почте), то-судья вправе вынести письменное определение о принятии иска или же при нарушении требований, установленных статьями 125 и 126 АПК РФ (статьям 131, 132 ГПК РФ), оставить исковое заявление без движения. Возможно, на наш взгляд, и возвращение встречного иска по основаниям, предусмотренным частью первой статьи 129 АПК РФ (части первой статьи 135 ГПК РФ). Согласно части четвертой статьи 132 АПК РФ суд вправе возвратить встречный иск, если отсутствуют условия его принятия, предусмотренные частью третьей указанной статьи (по правилам статьи 129 АПК РФ). Согласно статье 137 ГПК РФ предъявление встречного иска осуществляется по общим правилам предъявления иска, следовательно, возвращение встречного иска производится по нормам статьи 135 ГПК РФ.

В этом случае необходимо выносить письменное определение, которое в соответствии со статьей 129 АПК РФ и частью 3  статьи 135 ГПК РФ может быть обжаловано.

Согласно части третьей статьи 66 АПК РФ при изменении обстоятельств, подлежащих доказыванию в связи с предъявлением ответчиком встречного иска и принятием его судом, арбитражный суд вправе установить срок представления дополнительных доказательств по делу. Аналогичного положения в ГПК РФ нет.

Каждое из условий принятия встречного иска, изложенных в части третьей статьи 132 АПК РФ и статьи 138 ГПК РФ, указывает на наличие определенной связи между первоначальным и встречным исками.

Для принятия встречного иска достаточно наличия любого из этих условий. Рассмотрим каждое из них отдельно.

1) Встречный иск принимается, если встречное требование направлено к зачету первоначального требования (пункт 1 части третьей статьи 132 АПК РФ, статья 138 ГПК РФ).

Зачет – это один из видов прекращения обязательства. Условия, при которых он возможен, изложены в статьях 410 – 412 ГК РФ. Требование должно быть однородным – это непременное условие к возможности зачета по предмету обязательства. Например, требования о взыскании денежных сумм или передаче в натуре однородного имущества.

Вариантами зачета могут быть обязательства по одинаковым договорам, когда в одном договоре сторона выступает должником денежного обязательства, другая – кредитором, а во втором договоре взаимоотношения между ними строятся наоборот; по разным договорам — например, договор поставки и договор подряда; возможен зачет и по внедоговорным обязательствам. Но во всех случаях обязательства должны являться встречными. Кроме того, должна быть однородной и природа обязательства. Например, арбитражный суд не признал однородными требования к зачету о перечислении задолженности за выполненные подрядные работы по одному договору и взыскании санкций за просрочку поставки товаров по второму договору.

В другом случае суд не принял встречный иск ответчика о взыскании с истца неустойки за просрочку работ, вытекающей из договора подряда по первоначальному иску о взыскании с ответчика основного долга за выполненные работы по этому же договору. Высший Арбитражный Суд РФ также признал неоднородными и не подлежащими зачету обязательства между коммерческими банками возвратить полученную сумму кредита одной стороны и возникшее из поручительства субсидиарное по своему характеру обязательство другой стороны (постановление Президиума № 6538/95 от 19.12.951).

Прекращение обязательства зачетом возможно, когда срок исполнения его наступил, либо срок исполнения не указан, или определен моментом востребования.

Поскольку в соответствии со статьей 410 ГК РФ для зачета достаточно заявления одной стороны, то такое заявление может быть выражено и в форме возражения ответчика, а не в форме встречного иска. Однако, исходя из положений указанной статьи, суд может согласиться с таким возражением и принять зачет, если только он равен или меньше суммы первоначального иска. Если же требование о зачете больше суммы первоначального иска, то оно должно оформляться встречным иском.

2) Встречный иск принимается, если удовлетворение его исключает полностью или в части удовлетворение первоначального иска (пункт 2 части третьей статьи 132 АПК РФ, статья 138 ГПК РФ).

Говоря иными словами, встречный иск ведет к подрыву первоначального. В данном случае возможны наиболее часто встречающиеся и самые различные по содержанию встречные иски. Нередко такой иск может полностью опровергать притязания истца: например, истец требует выселить ответчика из занимаемого здания (помещения), а ответчик во встречном иске доказывает, что он является собственником здания (помещения). Или же в деле по иску о взыскании задолженности по договору цессии ответчик предъявляет истцу встречный иск о признании недействительным этого договора. В других случаях удовлетворение встречного иска, даже не опровергающего непосредственно притязания истца, тем не менее, делает невозможным удовлетворение первоначального иска.

Налоговая инспекция предъявила иск к предпринимателю о взыскании налоговой санкции, а предприниматель заявил встречный иск о признании недействительным акта налогового органа за пропуском срока привлечения к ответственности.

3) Встречный иск принимается, если между встречным и первоначальным исками имеется взаимная связь и их совместное рассмотрение приведет к (белее быстрому и правильному разрешению спора (пункт 3 части третьей статьи 132 АПК РФ, статьи 138 ГПК РФ).

Пункты 1 и 2 части третьей статьи 132 АПК РФ, статья 138 ГПК РФ указывают на вполне определенные условия, при которых встречный иск принимается к производству. Но, если бы в процессуальном законодательстве были оставлены только эти два условия, это могло сковать инициативу суда и ограничить возможности защиты ответчиком своих интересов. В таком случае при всем многообразии оснований встречных исков принцип равноправия сторон для ответчика был бы неоправданно сужен. Поэтому пункт 3 части третьей статьи 132 АПК РФ, и последнее условие статьи 138 ГПК РФ, в отличие от пунктов 1 и 2 тех же статей, указывают лишь на общее основание условий принятия встречного иска: взаимная связь между первоначальным и встречным исками должна быть такой, при которой их совместное рассмотрение приведет к более быстрому и правильному разрешению обоих споров. Это также характерно и для взаимосвязи, указанной в пунктах 1 и 2 части третьей статьи 132 АПК РФ, в положениях статьи 138 ГПК РФ, но пункт 3 статьи 132 АПК РФ и положения статьи 138 ГПК РФ предоставляет ответчику право в любых других случаях заявлять встречный иск для совместного рассмотрения с первоначальным.

Таким образом, предоставляя суду широкие полномочия по принятию встречного иска, закон обязывает его одновременно проверять целесообразность разбирательства в одном деле совместных притязаний сторон друг к другу. Если взаимная связь между первоначальным и встречным исками отсутствует или же их совместное рассмотрение не позволяет привести к более быстрому и правильному рассмотрению спора, то встречный иск не может быть принят. В арбитражный суд был заявлен иск стекольным заводом к другому стекольному заводу о взыскании 240 тысяч рублей основного долга за монтаж оборудования. В ходе рассмотрения дела ответчик предъявил встречный иск о взыскании с истца 970 тысяч рублей убытков за изготовление по другому договору некачественных форм по производству стекла. Ответчиком было заявлено ходатайство о назначении по его иску судебно-технической экспертизы проектно-сметной документации и форм по производству стекла. Суд принял встречный иск, назначил экспертизу и приостановил производство по делу. Впоследствии в связи со встречным иском рассмотрение дела неоднократно откладывалось. Вместо установленного законом срока рассмотрения дело в производстве суда только первой инстанции находилось свыше шести месяцев.

В данном случае суду следовало отказать ответчику в принятии встречного иска, так как в связи с назначением экспертизы и доказыванием убытков совместное рассмотрение исков заведомо должно привести к неоправданному затягиванию процесса судопроизводства по делу.

 

 

 

ГЛАВА 2. анализ проблем процессуальной практики встречного производства в гражданском и арбитражном процессах

§ 1. Встречный иск в гражданском и арбитражном процессах

Встречный иск является самостоятельным и эффективным средством защиты против первоначального иска. Их совместное рассмотрение позволяет быстрее разрешить все спорные вопросы сторон, устраняет возможность вынесения противоречивых решений, упрощает исполнительное производство по делу.

Право предъявления встречного иска предоставлено ответчику по первоначальному иску. Встречный иск может быть предъявлен только к истцу, т.е. к организации или гражданину, предъявившему первоначальный иск в своих интересах или в интересах которых предъявлен иск прокурором либо государственным органом или органом местного самоуправления. Встречный иск не может быть предъявлен к третьему лицу, а также к прокурору или государственному органу, выступающим в процессе.

В случае наличия нескольких ответчиков или истцов возможно предъявление встречного иска одним из ответчиков по первоначальному иску или к одному из истцов, а также совместное предъявление встречного иска несколькими ответчиками по первоначальному иску к нескольким или всем истцам. Встречный иск может быть предъявлен только в суде первой инстанции, в том числе и при повторном рассмотрении дела после отмены решения. Исключением является принятие встречного иска в суде общей юрисдикции при рассмотрении дела в апелляционном порядке.

Встречный иск к истцу может быть предъявлен ответчиком до принятия решения по делу. Практически это означает, что право на предъявление встречного иска может быть реализовано ответчиком до удаления суда в совещательную комнату для вынесения решения. Вместе с тем необходимо иметь в виду, что предъявление встречного иска в стадии судебного разбирательства, и тем более после исследования доказательств, приведет к отложению разбирательства дела и неоправданной затяжке его разрешения. Поэтому еще в стадии подготовки дела к судебному разбирательству судья должен разъяснить ответчику его право предъявить встречный иск и выяснить его намерение на этот счет.

Встречный иск в судебном процессе является одним из способов защиты прав ответчика. В соответствии со ст. 132 АПК РФ и статьей 137 ГПК РФ ответчик до принятия судом первой инстанции судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, вправе предъявить истцу встречный иск для рассмотрения его совместно с первоначальным иском.

Встречный иск принимается судом, если:

1) встречное требование направлено к зачету первоначального требования;

2) удовлетворение встречного иска исключает полностью или в части удовлетворение первоначального иска;

3) между встречным и первоначальным иском имеется взаимная связь и их совместное рассмотрение приведет к более быстрому и правильному рассмотрению дела.1

Ответчик при предъявлении встречного иска обязан выполнить требования о форме и содержании искового заявления, направить его копии и копии приложенных к нему документов лицам, участвующим в деле.

Встречный иск может быть принят к производству суда только при наличии условий, указанных в законе.

а) Суд принимает встречный иск, если встречное требование направлено к зачету первоначального. Следует иметь в виду, что зачет взаимных требований возможен только в том случае, если они однородны по своему характеру, например требования взыскать денежные суммы, передать в натуре однородное имущество (зерно, строительный песок, цемент одной и той же марки и т.п.).

При полном или частичном удовлетворении первоначального и встречного исков в резолютивной части решения указывается сумма, подлежащая взысканию в результате зачета.

б) Встречный иск принимается, если его удовлетворение полностью или в части исключает удовлетворение первоначального иска.

По этим основаниям в суде могут предъявляться самые разнообразные иски.

Такой иск может быть направлен на опровержение притязаний истца. Например, против требования освободить здание (помещение) может быть заявлен встречный иск о признании недействительным договора, по которому к истцу перешло право собственности на это здание (помещение).

Встречный иск может непосредственно и не опровергать первоначальный иск по существу, но тем не менее делает невозможным его удовлетворение. Так, организация, к которой предъявлен иск об освобождении здания, просит признать за ней право собственности на него. В случае удовлетворения встречного иска первоначальный удовлетворен быть не может.

в) В п. 3 ч. 3 ст. 132 АПК РФ и в статье 138 ГПК РФ сформулировано общее правило, предоставляющее судье широкие полномочия решать в каждом конкретном случае вопрос о принятии (непринятии) встречного иска.

Положительно решить его можно только в том случае, если между встречным и первоначальным иском имеется взаимная связь. При выявлении такой связи следует учитывать, в частности, однородность заявленных требований, общность оснований этих исков и др.

Ответчик по первоначальному иску располагает рядом процессуальных средств отстаивания собственных интересов: заявление встречного иска, представление возражений, подача ходатайств и т. д. При рассмотрении дела он вправе самостоятельно выбирать процессуальные способы защиты своих прав и законных интересов. Основные из них при этом — представление возражений на иск и заявление встречных исковых требований. Каждый из этих процессуальных способов, которыми располагает ответчик, — и представление возражений, и заявление встречного иска — имеет как свои преимущества, так и недостатки. Выбор оптимального способа защиты зависит от тех или иных конкретных правоотношений, связывающих истца и ответчика, от того, достижение каких целей в рамках возникшего спора ставит перед собой ответчик, и т. д.

Однако есть определенные общие соображения, которые следует учитывать ответчику, если он выбирает в качестве процессуального способа защиты представление возражений либо заявление встречного иска.

Во-первых, у суда в силу ст. 125 АПК РФ и ст. 131 ГПК РФ нет прямой обязанности давать ответ по существу заявленных ответчиком возражений. Это связано с тем, что суд может отклонить иск и по иным соображениям, чем те, которые содержатся в соответствующих возражениях1.

Во-вторых, встречный иск должен быть заявлен с обязательным соблюдением правил, установленных ст. 102 –106, 125-126, 132 АПК РФ (в письменной форме, с оплатой госпошлины и т. д.) или статей 89 – 94, 131 – 132, 137 – 138 ГПК РФ. Что касается возражений, то они могут заявляться без оплаты госпошлины как в устной, так и в письменной форме до вступления решения в законную силу.

В-третьих, встречный иск может быть предъявлен только в первой инстанции в арбитражном процессе. В гражданском процессе возможно принятие встречного иска и на апелляционной стадии. Возражения же против иска могут приводиться в любой инстанции, хотя допустимость тех или иных возражений определяется с учетом установленных законом пределов рассмотрения дела в соответствующей инстанции: например, в кассационной не допускаются ссылки на недоказанность исковых требований (ст. 268АПК РФ, статья 347 ГПК РФ), здесь возможно лишь оспаривание иска путем ссылки на отсутствие правовых оснований для его удовлетворения (ст. 288 АПК РФ, статьи 362 – 364 ГПК РФ).

В-четвертых, ст. 49 АПК РФ и статья 39 ГПК РФ позволяет истцу изменить предмет или основания иска; это положение, естественно, распространяется и на истца по встречному иску. Однако, определившись с предметом и основаниями встречного иска, его заявитель впоследствии связан избранными им предметом и основаниями, в то время как защищаясь от иска с помощью возражений, ответчик вправе, не отказываясь от прежних, приводить все новые и новые возражения, которые могут быть никак не связаны между собой, кроме того, что все они являются средством защиты против иска. Единственное ограничение здесь состоит лишь в проблеме доказывания обстоятельств, на которые ответчик ссылается в своих возражениях. В тех случаях, когда новые возражения выдвигаются, например, в апелляционной инстанции, ответчик может представлять новые доказательства в подтверждение обстоятельств, на которые он ссылается, лишь обосновав невозможность их представления в первой инстанции по независящим от него причинам (268 АПК РФ).

Но есть обстоятельства, которые фактически во многом предопределяют выбор ответчиком одного из двух указанных процессуальных способов защиты1. Так, в том случае, когда ответчик, защищаясь против иска, ссылается не на наличие собственного права, а лишь на отсутствие соответствующего права у истца, способом защиты должно быть представление возражений.

Например, защищаясь от иска о взыскании по договору, который, по мнению ответчика, является ничтожной сделкой, вовсе необязательно облекать свои возражения против иска, возникшего из этого договора, в форму встречного иска о признании данного договора ничтожным. В случае с ничтожной сделкой суд обязан оценить соответствующие доводы ответчика, а истец по первоначальному иску — опровергнуть их. Следовательно, обстоятельства, относящиеся к ничтожности сделки, входят в предмет доказывания по иску независимо от того, указаны ли они в качестве оснований встречного иска или сформулированы как возражения по первоначальному иску.2

Если у ответчика есть собственное право, основываясь на котором он просит о присуждении в его пользу чего-либо (недвижимого имущества, денежных средств и т. д.), то надлежащий способ защиты при этом — заявление встречного иска. Так бывает, например, когда ответчик, защищаясь от денежных требований истца, предъявляет направленный к зачету иск о взыскании денежных сумм с самого истца. Или другой случай. Как известно из судебной практики, предъявление иска о признании договора недействительным — достаточно распространенный способ защиты против иска, возникшего в связи с неисполнением этого договора. Если речь идет об оспоримой сделке, иск о признании недействительным соответствующего договора должен быть предъявлен как встречный. Дело в том, что применительно к оспоримой сделке ответчик по первоначальному иску может противопоставить материально-правовому требованию истца свои возражения, основанные на недействительности договора, лишь сформулировав их как встречный иск (в противном случае соответствующие доводы ответчика по существу не должны оцениваться и истцу нет необходимости их опровергать).

И наконец, если при защите от иска ответчик ссылается на некое свое право, на основании которого просит о признании наличия (либо, напротив, отсутствия) между ним и истцом определенных правоотношений, то способом защиты может быть и заявление встречного иска, и представление возражений на первоначальный иск.

Одна из наиболее актуальных процессуальных проблем — усмотрение суда при решении вопроса о принятии встречного иска.

Как следует из ст. 132 АПК РФ, статьи 138 ГПК РФ, при наличии любого из условий, предусмотренных ч. 3 этой статьи, встречный иск должен быть принят в обязательном порядке (естественно, если нет других препятствий к принятию данного иска по основаниям, предусмотренным ст. 128 и 129 АПК РФ, ст.ст. 134, 135 ГПК РФ). Этот вывод подтверждается и статьи 127 АПК РФ (статьи 133 ГПК РФ), предусматривающей, что судья обязан принять к производству исковое заявление, поданное с соблюдением требований, предусмотренных Кодексом. Данное положение, как представляется, в полной мере относится и к встречному иску; единственная особенность применения этой нормы в данном случае состоит в том, что при направлении иска как встречного должны быть соблюдены не только общие требования, предъявляемые к любому иску (ст. 127 АПК РФ), но и требования, содержащиеся в ст. 132 АПК РФ. В ГПК РФ не установлено обязанность судьи принять исковое заявление, но согласно статьи 133 ГПК РФ судья в течение пяти дней со дня поступления искового заявления в суд обязан рассмотреть вопрос о его принятии к производству суда. О принятии заявления к производству суда судья выносит определение, на основании которого возбуждается гражданское дело в суде первой инстанции.

Изложенное означает, что решение вопроса о принятии встречного иска по закону зависит не от усмотрения судьи, а от наличия предусмотренных законом (ст. 132 АПК РФ, статей 132, 133 ГПК РФ) условий, при которых допускается предъявление встречного иска.

Однако судебная практика демонстрирует иные подходы. Обобщая ее применительно к трем условиям принятия встречного иска, предусмотренным ч. 3 ст. 132 АПК РФ, статьи 138 ГПК РФ, можно сделать следующие выводы.

Применительно к зачетным искам (п. 1 ч. 3 ст. 132 АПК РФ, статья 138 ГПК РФ) суды принимают их как встречные, как правило, в тех случаях, когда требования по первоначальному и встречному искам вытекают из оснований, в составе которых имеются одни и те же юридические факты (например, требования из одного и того же договора).

Требования, вытекающие из иных оснований, чем по первоначальному иску, в качестве встречного иска судами обычно не принимаются: например, в случаях, когда истец по первоначальному иску просит взыскать с ответчика его задолженность перед истцом по одному договору, а ответчик во встречном иске просит взыскать с истца задолженность по другому договору.

По отношению к опровергающим искам (п. 2 ч. 3 ст. 132 АПК РФ, статьи 138 ГПК РФ) суды принимают их как встречные лишь в наиболее очевидных случаях – когда, например, ответчик по иску о взыскании долга по договору предъявляет встречный иск о признании его недействительным.

Иски, не направленные к зачету, не вызывающие отказ в первоначальном требовании, а связанные с первоначальным иском иным образом (п. 3 ч. 3 ст. 132 АПК РФ, статья 138 ГПК РФ) в основном принимаются судами, если они возникают из одного правоотношения, в основаниях требований лежат одни и те же факты. Для подтверждения этого приведем пример из арбитражной практики.

Истец (коммерческий банк) предъявил требование о признании недействительной сделки купли-продажи иностранной валюты, по которой истец продал ответчику иностранную валюту, и взыскании с ответчика приобретенной им по данной сделке валюты. Требование о признании сделки Недействительной мотивировалось банком тем, что она была совершена в условиях заинтересованности без получения согласия совета директоров банка (ст. 81-84 Федерального закона «Об акционерных обществах»).

Ответчик, не оспаривая факта недействительности сделки по заявленным банком основаниям, предъявил встречный иск о взыскании с банка рублевых сумм, переданных банку в оплату купленной по той же сделке у банка валюты. Предъявление данного иска как встречного ответчик мотивировал тем, что он направлен к зачету первоначального.

Возражая против принятия встречного иска, банк указал, что требования по первоначальному и встречному искам не являются однородными (ст. 410 ГК РФ), так как банк требует с ответчика не рубли, а валюту. Соответственно валютные требования банка к ответчику не могут быть прекращены путем зачета встречных рублевых требований ответчика к банку, а значит, предусмотренное п. 1 ч. 3 ст. 132 АПК РФ условие принятия встречного иска как направленного к зачету первоначального отсутствует.

Предполагая возможность принятия данного иска как встречного по основаниям п. 3 ч. 3 ст. 132 АПК РФ, банк указал, что наличие связи между исками как возникшими из одного правоотношения само по себе является недостаточным для принятия встречного иска. Ведь в п. 3 ч. 3 ст. 132 АПК РФ помимо обязательного наличия взаимной связи между первоначальным и встречным исками указано и другое условие принятия иска как встречного, а именно: если их совместное рассмотрение приведет к более быстрому и правильному рассмотрению спора.

Между тем в данном случае принятие встречного иска никак не может привести к скорому рассмотрению спора, ибо встречный иск заявлен непосредственно в судебном заседании, после того как дело один раз уже откладывалось. Принятие и рассмотрение встречного иска в этой ситуации объективно приведет к затягиванию процесса.

Что же касается обоснованного рассмотрения спора, то правильность решений по обоим искам именно в случае их совместного рассмотрения ставится под сомнение, так как при их раздельном рассмотрении решение по иску, заявленному как встречный, может быть иным, чем при рассмотрении его в качестве встречного.

В обоснование этой позиции банк привел следующие доводы.

Требования банка о признании сделки недействительной как сделки с заинтересованностью и взыскании в его пользу полученной ответчиком валюты по существу являются бесспорными, поскольку, фактические обстоятельства совершения в относимый период нескольких однородных сделок в условиях заинтересованности без получения согласия совета директоров уже установлены вступившими в законную силу решениями суда, которыми аналогичные сделки были признаны недействительными.

При этом установлено, что совет директоров банка не проводил заседания в период, когда совершались эти сделки (включая оспариваемую). Соответственно для удовлетворения в данном процессе требования о возврате банку полученного по сделке нет никаких препятствий.

Что же касается возможности рассмотрения одновременно и требования ответчика о возврате ему полученных банком рублевых средств, то возможность реституции применительно к ответчику не очевидна и связана с наличием у банка возражений против возврата рублевых средств ответчику, основанных на том, что банк полагает данную сделку не только совершенной в условиях заинтересованности (что вполне достаточно для удовлетворения его исковых требований), но, кроме того, еще и кабальной (ст 179 ГК РФ).

Обстоятельства же, относящиеся к кабальной сделке, не входят в предмет доказывания в рамках иска о признании сделки недействительной как сделки с заинтересованностью.

Между тем при предъявлении к банку иска о возврате полученных им рублевых средств банк намерен воспользоваться своим правом защищаться против этого иска доводом о кабальности сделки, поскольку, если она будет признана таковой, в требовании о возврате полученного банком должно быть отказано. В силу ст. 179 ГК РФ полученное по кабальной сделке потерпевшей стороной не реституируется другой стороне, а подлежит взысканию в доход Российской Федерации. Соответственно ответчик по требованию банка о возврате полученного по недействительной сделке будет являться ненадлежащим истцом при предъявлении им встречного требования о возврате полученного банком.

В случае предъявления ответчиком такого требования в качестве самостоятельного иска банк может защищаться от него встречным (опровергающим) иском, в котором потребует признания данной сделки кабальной, что исключает удовлетворение требования о возврате полученных банком рублевых средств.

Если же суд примет данный иск ответчика как встречный, то в таком процессе банк будет лишен возможности защищаться против него.

Во-первых, он не может защищаться с помощью возражений, основанных на доказывании кабальности сделки, которая оспорима. Во-вторых, он не может защищаться путем предъявления встречного иска о признании сделки кабальной на встречный иск ответчика, так как ст. 132 АПК РФ не предусматривает возможности подачи встречного иска на встречный иск, даже когда второй встречный иск направлен на опровержение первого. В-третьих, банк лишен возможности в данном процессе таким образом изменить свой первоначальный иск, чтобы он мог опровергнуть встречный, поскольку это было бы связано с изменением как оснований, так и предмета поданного банком иска, что в силу ст. 59 АПК РФ не допускается. Кроме того, банку нет никакого практического резона отказываться от своих по сути бесспорных требований, основанных на недействительности сделки с заинтересованностью, в пользу более труднодоказуемого требования о признании сделки кабальной.

Следовательно, допустимый способ защиты для банка в этой ситуации — предъявить самостоятельный иск о признании той же сделки недействительной как кабальной и на этом основании ходатайствовать о приостановлении производства по делу до рассмотрения этого иска банка.

Если такое ходатайство будет удовлетворено, это, безусловно, приведет к затягиванию процесса, что не согласуется с положением п. 3 ч. 3 ст. 132 АПК РФ о быстром рассмотрении спора; если же в таком ходатайстве будет отказано и встречный иск будет рассмотрен и удовлетворен, в случае последующего удовлетворения самостоятельного иска банка о признании сделки кабальной пострадает правильность решения, что станет основанием для пересмотра решения об удовлетворении встречного иска.

Суд не согласился с этими доводами, принял встречное исковое заявление ответчика со ссылкой на п. 3 ч. 3 ст. 132 АПК РФ и по собственной инициативе отложил рассмотрение дела.

Предположительно суд руководствовался в данном случае не столько буквой закона, сколько собственными представлениями о справедливости.

Статья 167 ГК РФ предусматривает двустороннюю реституцию при признании сделки недействительной. И хотя Гражданский кодекс не содержит указаний на то, что такая реституция должна производиться обязательно одновременно в отношении полученного сторонами по недействительной сделке (требования сторон подлежат рассмотрению судом по мере предъявления ими соответствующих исков), однако временной разрыв в удовлетворении взаимных требований истца и ответчика в условиях падения курса рубля давал истцу определенные экономические преимущества: в случае отказа в принятии встречного иска ответчику пришлось бы предъявлять его заново, уже после вынесения решения о взыскании с него валютных средств. За время до удовлетворения рублевых требований ответчика к истцу их реальный объем в валютном исчислении уменьшится, в результате чего реституция не будет эквивалентной, что, вероятно, по мнению суда, нельзя признать правильным.

Но, с другой стороны, анализируя применение судом п. 3 ч. 3 ст. 132 АПК РФ, нельзя не отметить, что в самой конструкции этой нормы законодателем заложено известное внутреннее противоречие, на что небезосновательно указывалось в литературе. Аналогичное относиться и к положениям статьи 138 ГПК РФ

Например, Д. А. Фурсов отмечал, что «встречный иск никогда не может привести к более быстрому рассмотрению первоначального, как того требует закон. Встречный иск всегда обременяет первоначально заявленное требование»1.

Полагаем, что этот вывод может быть отнесен не ко всем случаям, когда закон допускает принятие встречного иска (пп. 1-3 ч. 3 ст. 132 АПК РФ, статьи 138 ГПК РФ), а только к встречным искам, принимаемым по п. 3 ч. 3 ст. 132 АПК РФ (по третьему условию статьи 138 ГПК РФ).

Применительно к зачетным и опровергающим искам возможность их принятия закон вовсе не связывает с более быстрым рассмотрением спора.

Между тем на практике отказ в принятии и зачетных, и опровергающих исков суды нередко связывают, во-первых, с тем, что первоначальный и встречный иски возникли из разных оснований, а во-вторых, с тем, что между первоначальным и встречным исками отсутствует взаимная связь со ссылкой на п. 3 ч. 3 ст. 132 АПК РФ (статья 138 ГПК РФ), что, как представляется, не основано на законе.

Рассматривая эту аргументацию, необходимо отметить: между первоначальным и встречным исками всегда существует взаимная связь. Именно ее наличием и объясняется правовой феномен встречного иска. Однако характер связей между первоначальным и встречным исками может быть различным. Эти связи могут исходить из общности оснований, а могут и не иметь такой общности. Как справедливо отмечала Н. И. Клейн1, «предметом встречных исков о праве, исключающем право первоначального истца, и исков, подрывающих основание первоначального иска, могут быть требования, вытекающие как из общего с первоначальным требованием правового основания, так и из различных оснований. Однако для этих исков характерно не наличие близости оснований. Связь подобных встречных исков с первоначальным иском заключается прежде всего в таком их соотношении, когда удовлетворение встречного требования исключает удовлетворение первоначального требования полностью или в части.

То же самое можно сказать о характере связи первоначального и встречного требования, предъявленного к зачету.

Встречные требования, заявленные к зачету, и первоначальные требования могут вытекать как из разных оснований, так и из оснований, в составе которых имеются одни и те же юридические факты.

Однако сущность связи между первоначальным и встречным требованием в такого рода случаях заключается именно в возможности прекращения требования истца путем зачета требований ответчика».

Данные выводы остаются справедливыми и применительно к действующим АПК РФ и ГПК РФ, которые в пп. 1 и 2 ч. 3 ст. 132 и статье 138 соответственно полагают наличие зачетного или опровергающего требования, заявленного в виде встречного иска, самостоятельным основанием для его принятия, поскольку связь таких требований с первоначальным иском очевидна и самодостаточна, в отличие от иных связей между обоими исками (п. 3 ч. 3 ст. 132 АПК РФ, статьи 138 ГПК РФ), признание которых достаточными для принятия встречного иска фактически целиком зависит от усмотрения судьи и его собственных представлений о том, приведет ли его принятие к более быстрому и правильному рассмотрению дела.

Между тем судья объективно не может на этой стадии просчитать весь ход процесса, поскольку он будет зависеть, в том числе, и от дальнейших процессуальных действий лиц, участвующих в деле. Суду неизвестно, какие именно шаги будут ими предприняты, а, следовательно, предположения судьи о возможностях более быстрого и правильного рассмотрения дела всегда условны и субъективны.

При таких обстоятельствах, как признают в некоторых случаях и сами судьи, «часто суд использует любые поводы к тому, чтобы встречный иск не принимать к производству и рассмотрению одновременно с первоначально заявленным иском»1. Д. А. Фурсов по этому поводу замечает: «суд часто принимает все меры к отказу в принятии встречного иска. В большинстве случаев мотивы выносимого судебного акта бывают надуманными. На этом основании судей упрекают в непрофессионализме, поскольку в данных условиях имеет место явная или скрытая форма отказа в правосудии»2.

С этими наблюдениями не соглашается Приходько И., Пацация М.3, приводя следующие обоснования своей позиции. В литературе помимо внутреннего противоречия, содержащегося в ч. 3 ст. 132 АПК РФ и статье 138 ГПК РФ, о чем говорилось выше, называются также следующие обстоятельства, по которым суды не принимают встречные иски.

Во-первых, все доказательства, которые ответчик намерен предъявить во встречном иске, по причине обязательного наличия взаимной связи между первоначальным и встречным исками ответчик имеет возможность представить и по первоначально заявленному требованию.

Во-вторых, ответчик не лишен возможности обратиться со встречными требованиями в самостоятельном порядке и при необходимости заявить ходатайство о приостановлении производства по ранее заявленному иску до вступления в законную силу решения по более позднему иску, предъявленному ответчиком в адрес истца.

В-третьих, по смыслу процессуального закона встречный иск может быть подан в любое время, на любой стадии развития процесса до удаления суда в совещательную комнату в целях вынесения судебного акта по существу первоначально заявленного спора.

Подача встречного иска как одностороннее процессуальное действие ответчика неизбежно порождает множество трудностей для всех других лиц, участвующих в деле, и для суда, поскольку требуется предоставить необходимое время для подготовки к слушанию встречного иска лицам, участвующим в деле, исследовать новые доказательства, заслушать объяснения сторон. Это несовместимо с требованиями процессуального закона о рассмотрении спора в общеустановленный процессуальный срок, который не может при названных условиях быть изменен либо приостановлен.

В-четвертых, по смыслу процессуального закона вопрос о предъявлении встречного иска инициируется стороной по делу, а решается в части его принятия либо непринятия судом1.

В то же время, Приходько И., Пацация М.2 отмечают, что ответчик не всегда может представить по первоначальному требованию все доказательства, которые он намерен предъявить во встречном иске. Например, без предъявления встречного иска о признании недействительной оспоримой сделки, на которой основан первоначальный иск, суд, полагаем, не должен принимать и оценивать представляемые ответчиком доказательства, подтверждающие недействительность оспоримой сделки.

Возможность обратиться со встречными требованиями в самостоятельном порядке совсем не тождественна реальности предъявления встречного иска. Во-первых, это связано со сроками исковой давности, во-вторых, с возможным обесцениванием предмета встречного требования или утратой предмета иска, в-третьих, с тем, что удовлетворение самостоятельного иска не предотвращает взыскания по первоначальному (при зачетных требованиях) и т. д. Что же касается условия приостановления производства по ранее заявленному иску, то подобные процессуальные игры являют собой значительную возможность для недобросовестного затягивания процесса ответчиком: сначала он может предъявить в качестве самостоятельного иск о признании недействительным договора, на котором основан ранее заявленный иск, оставить его без рассмотрения вследствие собственной неявки, затем обжаловать определение об оставлении иска без рассмотрения; после этого снова предъявлять тот же самый иск по тем же основаниям, затем — по другим и т. д.

Если в течение всего этого времени производство по первоначальному иску будет оставаться приостановленным, фактический отказ в правосудии будет относиться уже не к ответчику, у которого суд не принял встречный иск, а к истцу по ранее заявленному иску, поскольку его требование не будет рассмотрено до тех пор, пока ответчик не исчерпает все возможные основания для оспаривания сделки, на которой основан этот иск.

При принятии встречного иска подобные процессуальные действия хотя и не исключены полностью, однако все же существенно затрудняются — истец по встречному иску связан основаниями и предметом иска, в случае изменения им оснований иска дело рассматривается в одном процессе, заявление ответчиком в этой ситуации также и самостоятельного иска по другим основаниям вряд ли будет для суда убедительным доводом в пользу приостановления производства по делу. Все свои доводы, которыми ответчик был намерен защищаться от первоначального иска, он имел возможность реализовать в иске встречном.

Полагаем, что действительными причинами непринятия встречного иска являются объективное усложнение и удлинение процесса, к чему судья в условиях неизменности срока рассмотрения дел вряд ли может быть побужден.

В судебной практике встречаются случаи, когда, оставляя без рассмотрения первоначальный иск (либо прекращая производство по нему), суд оставляет без рассмотрения и иск встречный (либо прекращает производство). При этом суды ссылаются на то, что встречный иск в силу ст. 132 АПК РФ и статьях 137 и 138 ГПК РФ заявляется для совместного рассмотрения с первоначальным. Поскольку последний оставлен без рассмотрения (либо производство по нему прекращено), ввиду отсутствия «совместности» и встречный иск должен быть оставлен без рассмотрения (либо производство по нему должно быть прекращено).

Подобная практика, на наш взгляд, не может быть признана правомерной. Несмотря на то, что встречный иск имеет специфические черты, он тем не менее принадлежит к разновидностям исков, предусмотренных АПК РФ и ГПК РФ. И, следовательно, на него распространяются общие правила как принятия исков (статей 102 – 132 АПК РФ, статей 89 – 94, 107 – 112, 131 – 138 ГПК РФ), так и, например, такого варианта завершения производства по конкретному делу, как оставление иска без рассмотрения либо прекращение производства по иску.

Итак, оставление любого (в том числе и встречного) иска без рассмотрения либо прекращение производства по нему должно производиться лишь при наличии оснований, исчерпывающим образом изложенных соответственно в ст. 144, 148 АПК РФ, в статьях 220, 221 ГПК РФ. В случае их отсутствия оставление встречного, как и любого иного, иска без рассмотрения либо прекращение производства по нему нельзя признать правомерным.

С учетом этого полагаем правильным, что встречный иск остается предметом рассмотрения суда и в том случае, когда первоначальное требование (иск) не будет рассмотрено ввиду неявки первоначального истца в судебное заседание, его отказа от иска или по каким-либо иным основаниям, указанным в ст. 144 и 148 АПК РФ и в статьях 220, 221 ГПК РФ. Не случайно Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в постановлении от 26 января 1999 года № 4436/98 указал, что «доводы протеста о том, что Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации… не предусматривает возможности прекращения производства по делу по встречному иску в связи с прекращением производства по первоначальному иску, являются правильными»1.

Следовательно, можно утверждать, что факт принятия встречного иска, соединения его с первоначальным для совместного рассмотрения возлагает на суд обязанность дать мотивированный ответ по каждому из заявленных (и принятых судом к рассмотрению) требований: и первоначальному, и встречному. Отсутствие ответа по существу в решении, принятом впоследствии судом на требование, заявленное в качестве встречного иска, нельзя признать правомерным. В этом случае заключительный судебный акт невозможно считать полным, поскольку в нем суд без наличия оснований, указанных в процессуальном законе, уклонился от ответа на заявленное и принятое к рассмотрению встречное требование — встречный иск.

Норма последнего абзаца ч. 1 ст. 127 АПК РФ и статьи 133 ГПК РФ, в которой зафиксировано, что суд решает, подлежит ли иск удовлетворению, на наш взгляд, относится к иску не только первоначальному, но и встречному. И ее несоблюдение применительно к встречному иску следует рассматривать как основание для пересмотра состоявшегося решения. Ведь суд не выполнил императивно возложенной на него обязанности:

Одно из значительных отличий встречного иска ответчика от его возражений состоит в том, что последние полностью поглощаются судьбой первоначального иска, в том числе его оставлением без рассмотрения (либо прекращением производства по нему).

Между тем в силу ст. 127 АПК РФ и статьи 133 ГПК РФ по требованию ответчика по первоначальному иску, которое им заявлено в качестве встречного, суд безусловно обязан дать ответ в принятом решении. Причем этот ответ суда в силу ст. 127 АПК РФ и статьи 133 ГПК РФ должен содержаться в его резолютивной части. Что касается возражений, то их оценка в лучшем случае может содержаться лишь в мотивировочной части решения.

Дискуссионным остается вопрос о последствиях рассмотрения судом возражений ответчика для возможности последующего обращения его в суд с самостоятельным иском по тем же основаниям, на которых базировались его же возражения против ранее предъявленного к нему иска.

Так, Н. И. Клейн указывала, что «возможность использования ответчиком возражения для предъявления в процессе требования к истцу означает, что суд и арбитраж не вправе оставить без рассмотрения это требование только по тем мотивам, что оно не оформлено в качестве встречного иска»1. Из этого в большинстве случаев справедливого (с определенными оговорками) и сегодня вывода Н. И. Клейн делает следующее заключение: «Решение, вынесенное по требованию ответчика к истцу, заявленному в виде возражений, вызывает те же последствия, что и решение по встречному иску — придание правоотношениям определенности и бесспорности. Факты и правоотношения, установленные судом или арбитражем как при рассмотрении встречного иска, так и при рассмотрении возражений, имеют преюдициальное значение для всех споров, которые в дальнейшем возникают между теми же сторонами и не могут быть вторично предметом обсуждения суда или арбитража» 1.

Следовательно, заключает Н. И. Клейн, рассмотрение судом требования, предъявленного в форме возражения, лишает ответчика права предъявить по нему самостоятельный иск.

Прежде всего, необходимо отметить, что, говоря о рассмотрении встречного требования, заявленного в форме возражений, Н. И. Клейн фактически имеет в виду лишь отрицательное требование ответчика, а именно заявление об отказе в иске (полностью или частично), поэтому о встречном требовании, выдвинутом в форме возражений, в принципе можно говорить лишь с известной долей условности, имея в виду указанную оговорку.

Применительно к действующему АПК РФ и ГПК РФ наличие преюдициальных связей между уже рассмотренным и вновь возбуждаемым делом не служит процессуальным препятствием для предъявления нового иска и его рассмотрения судом. В силу п. 1 ст. 148 АПК РФ и ч. 2 ст. 134 ГПК РФ таким препятствием является наличие вступившего в законную силу принятого по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям решения или определения о прекращении производства по делу либо об утверждении мирового соглашения арбитражного суда или суда общей юрисдикции.

Следовательно, если хотя бы один из этих трех элементов (состав лиц, предмет и основания иска) меняется, для отказа в принятии искового заявления по ст. 148 АПК РФ и ч. 2 ст. 134 ГПК РФ нет оснований.

Установленность же судебным решением по ранее рассмотренному делу некоторых обстоятельств, имеющих значение при рассмотрении другого дела, в силу ч. 2 ст. 69 АПК РФ и статья 61 ГПК РФ не требует их повторного доказывания в этом деле, если в нем участвуют те же лица.

Таким образом, наличие преюдиции может повлиять на конечный исход другого дела, но не на возможность принятия соответствующего иска.

С другой стороны, говорить как об установленных судом обстоятельствах применительно к обстоятельствам, на которые ответчик ссылался как на основание своих возражений по иску, также можно лишь с известной долей условности.

Закон не определяет четко, касаются ли установленные в другом деле обстоятельства только фактической основы ранее вынесенного решения или же под установленными судом обстоятельствами подразумевается также и юридическая квалификация, данная им судом. Например, суд, установив факт отгрузки товара, его оплаты, наличие переписки между сторонами, пришел к выводу о том, что между сторонами оформлен договор купли-продажи. Вывод о заключении договора купли-продажи относится к юридической квалификации фактических действий сторон. Если фактическая основа вступившего в законную силу решения неизменна, то юридическая квалификация отношений сторон в другом деле связана, прежде всего, с предметом рассматриваемого в этом деле иска и определяемого им предмета доказывания.

Соответственно при ином предмете доказывания может меняться круг фактических обстоятельств, подлежащих доказыванию в новом деле: в частности, в него могут входить обстоятельства, не входившие в предмет доказывания по ранее рассмотренному делу. В подтверждение этих обстоятельств, как представляется, вполне допустимо ссылаться на факты, которые могут опровергать факты, установленные в ранее рассмотренном деле, где предмет доказывания и относимые к нему доказательства были иными.

Юридическая квалификация спорных взаимоотношений в другом деле может быть иной.

Как представляется, «установленность обстоятельств» в принципе может относиться только к установленным фактам. В отношении же фактов недоказанных возможно сделать лишь вывод об их недоказанности, но не об установленности факта их отсутствия, поскольку такой задачи суда АПК РФ и ГПК РФ не предусматривает. Косвенно это подтверждается нормой ст 168 АПК РФ и ст. 196 ГПК РФ: в числе вопросов, разрешаемых судом при принятии решения, называется определение имеющих отношение к делу обстоятельств как установленных и не установленных. К последним, очевидно, и относятся недоказанные обстоятельства.

Значит, недоказанность ответчиком оснований его возражений против иска не создает и преюдиции в отношении них, когда они выступают основаниями предъявленного им впоследствии самостоятельного иска.

Отрицательная оценка судом в ранее рассмотренном деле этих возражений ввиду их недоказанности не создает и преюдициальных препятствий к их доказыванию в рамках последующего самостоятельного иска.

Поскольку после принятия судом встречного иска он, как и первоначальный иск, должен быть рассмотрен в полном соответствии с нормами процесса, то и выносимое решение в отношении его должно основываться на принципах законности, обоснованности и мотивированности (часть третья статьи 15 АПК РФ, статья 195 ГПК РФ). Вводная, описательная и мотивировочная части решения также должны содержать необходимые для этих частей сведения о встречном иске (статья 170 АПК РФ, статья 198 ГПК РФ).

При полном или частичном удовлетворении первоначального и встречного исков в резолютивной части решения указывается сумма, подлежащая взысканию в результате зачета. Например, резолютивная часть может быть изложена таким образом:

«Взыскать с общества с ограниченной ответственностью «Алком» в пользу закрытого акционерного общества «Рикторг». 1000 рублей основного долга, в остальной части иска отказать.

По встречному иску взыскать с закрытого акционерного общества «Рикторг» в пользу общества с ограниченной ответственностью «Алком» 1200 рублей основного долга, в остальной части иска отказать.

Произвести зачет встречных требований.

В результате зачета взыскать с закрытого акционерного общества «Рикторг» в пользу общества с ограниченной ответственностью «Алком» 200 рублей основного долга. Выдать исполнительный лист…».

Вместе с тем в ходе разбирательства дела суд может прийти к выводу о необходимости оставить встречный иск без рассмотрения или прекратить производство по делу в части встречного иска. Иногда судьи в резолютивной части решения по первоначальному иску так и записывают: «… по встречному иску (наименование ответчика) производство по делу прекратить» или «…встречный иск оставить без рассмотрения…». Это неправильно. В резолютивную часть решения нельзя включать выводы суда по той части исковых требований, по которым не выносится решение по существу. Часть третья статьи 184 АПК РФ (статьи 224 ГПК РФ) в корреспонденции со статьями 149 и 151 АПК РФ (статьями 221 и 223 ГПК РФ) предусматривает, что в таких случаях должно выноситься определение в виде отдельного акта. В п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении» «…согласно части 3 статьи 196 ГПК РФ суд принимает решение только по заявленным истцом требованиям. Выйти за пределы заявленных требований (разрешить требование, которое не заявлено, удовлетворить требование истца в большем размере, чем оно было заявлено) суд имеет право лишь в случаях, прямо предусмотренных федеральными законами.
Например, суд вправе выйти за пределы заявленных требований и по своей инициативе на основании пункта 2 статьи 166 Гражданского кодекса РФ применить последствия недействительности ничтожной сделки (к ничтожным сделкам относятся сделки, о которых указано в статьях 168-172 названного Кодекса).
Заявленные требования рассматриваются и разрешаются по основаниям, указанным истцом, а также по обстоятельствам, вынесенным судом на обсуждение в соответствии с частью 2 статьи 56 ГПК РФ.
При этом следует иметь в виду, что при рассмотрении и разрешении дел, возникших из публичных правоотношений, суд не связан основаниями и доводами заявленных требований, т.е. обстоятельствами, на которых заявитель основывает свои требования (часть 3 статьи 246 ГПК РФ).»1

Бывает, что спор рассмотрен по существу, но вынесено решение только по первоначальному иску, а относительно встречного иска в резолютивной части решения ничего не указано. В этом случае необходимо в порядке статьи 178 АПК РФ (статьи 201 ГПК РФ) принять дополнительное решение по встречному иску. Иначе при обжаловании решения в вышестоящую инстанцию это может быть основанием к отмене всего решения с передачей дела на новое рассмотрение.

По встречным искам допускает ошибки и апелляционная инстанция. Так, по одному делу решением суда исковые требования по первоначальному иску были удовлетворены полностью, во встречном иске отказано. Апелляционная инстанция решение отменила и в удовлетворении первоначального иска отказала.

Кассационная инстанция отменила апелляционное постановление, а дело передала на новое рассмотрение апелляционную инстанцию того же суда в связи с тем, что апелляционная инстанция, отменив решение и отказав в удовлетворении первоначального иска, новое решение по встречному иску не приняла.

По другому делу апелляционная инстанция при рассмотрении жалобы ответчика сделала зачет встречного однородного требования (суммы убытков), хотя в первой инстанции встречный иск ответчиком не заявлялся. Поэтому кассационная инстанция по жалобе истца обоснованно отменила постановление апелляционной инстанции, оставив в силе решение суда первой инстанции.

 

§ 2. Встречный иск как элемент досудебной подготовки дела в судебной и апелляционной инстанции

На взаимосвязь моментов представления исковых требований и доказательств обращал внимание К.П. Победоносцев1, говоря о том, что «суд не вправе отказать в принятии искового прошения только на том основании, что оно не подкреплено доказательствами, ибо рассмотрение доказательств иска может последовать лишь при обсуждении его по существу». Это означает, что доказательства должны стать известными, т.е. раскрыты до подобного обсуждения.

Раскрытие доказательств и обмен состязательными документами характерны для состязательного и диспозитивного процесса, поэтому в российском судопроизводстве, долгое время ориентированном на следственные начала, регулирование этих отношений отсутствовало и, соответственно, не исследовалось. Хотя указание на существование института раскрытия доказательств или на необходимость этого можно найти еще в русском дореволюционном процессе. Так, Е.А. Нефедьев писал, что «для того, чтобы подтвердить правильность своего утверждения о существовании права, истец должен представить суду доводы и доказательства, а представление их служит даже побудительной причиной для деятельности суда»1.

Взаимосвязь этих процессуальных институтов означает, что в судебном заседании после получения ответчиком иска и выбора им формы защиты должны исследоваться только те доказательства, с которыми другие лица, участвующие в деле, имели возможность ознакомиться до начала судебного заседания. Для обеспечения такой возможности суд наделен полномочиями при подготовке дела к судебному разбирательству предлагать сторонам раскрыть доказательства.

Сначала следует разобраться с тем, что означает термин «раскрытие доказательств». По мнению Попова В.В.2, это означает полное представление сторонами на стадии подготовки дела к судебному разбирательству всех имеющихся у них доказательств в любой форме на этот момент с предусмотренными последствиями невыполнения этого. В англо-американском процессе, откуда и воспринят данный институт, эта стадия называется «discovery» в числе «pre-trial», т.е. досудебных конференций, и существует возможность с одобрения суда воспользоваться привилегией и не открывать некоторые доказательства до их рассмотрения, если это обосновано стороной по делу. Раскрытие доказательств происходит сразу после обмена состязательными документами, что дает возможность предварительно сформировать предмет доказывания по делу. По сути, обмен требованиями и следующее раскрытие доказательств являются одной стадией, настолько эти институты взаимозависимы. Впоследствии ни одна сторона не вправе предъявлять в суде доказательства тех материальных фактов, которые не были указаны в состязательных бумагах. Если сторона не раскрыла доказательства, суд может отказать ей в принятии этих доказательств, либо на нее могут быть возложены любые расходы, возникшие из-за нераскрытия доказательств.

Здесь очень важно, чтобы к этому времени уже имелся избранный вид защиты ответчика. Если известно, что он заявил встречный иск и раскрыты все доказательства с обеих сторон, то каждый из участвующих в деле может оценить крепость своей позиции и имеющиеся шансы.

Столкновение первоначального и встречного исков в детально разработанном процессе раскрытия доказательств во многом предрешало бы их рассмотрение по существу, т.е. примерный ход дальнейшего судебного процесса становится понятным и известным каждому. Не случайно, что именно в этот момент может родиться мировое соглашение или иной вид урегулирования спора. Такое сочетание видов защиты ответчика и раскрытия доказательств или обмена ими может помочь значительно разгрузить суды. Такая практика существует сейчас в большинстве стран мира, существовала и в России до 1917 г. Но при этом следует предусмотреть последствия представления новых, ранее не раскрытых доказательств. На наш взгляд, это возможно лишь в случае их последующего появления, или когда они стали известны уже после стадии раскрытия, и их принятие надлежит оставить на мотивированное усмотрение суда.1

Именно такое положение, по мнению Попова В.В., наиболее полно соответствовало бы реализации принципа равенства сторон. Стоит отметить, что поскольку не прописана процедура раскрытия доказательств, постольку и практика по данному вопросу весьма разнообразна и неоднозначна.2

В российском гражданском и арбитражном процессах правосудие осуществляется так же, как и до появления понятия «раскрытие доказательств». Этот этап даже так не именуется, происходит обычный обмен копиями документов, приложенными к состязательным документам, что и отражается в протоколе. Нет и речи о предварительном получении показаний свидетелей, опросе лиц, участвующих в деле, выявлении и поиске иных, имеющихся у сторон, доказательств.

Например, из 114 изученных гражданских дел в Арбитражном суде Воронежской области ни по одному из них в определениях о принятии дела, протоколах судебного заседания нет отметок о стадии, этапе или элементе раскрытия доказательств. Выносится, как правило, одно определение сразу о принятии искового заявления к производству, подготовке дела к судебному разбирательству и о назначении предварительного судебного заседания. И это объяснимо, так как суд не может официально потребовать от сторон выполнения подготовительных мероприятий, не находясь в заседании. Однако из самих подобных определений, вынесенных в предварительных заседаниях, не ясны причины невыполнения этих требований и вина лиц, участвующих в деле. Даже термин «обмен доказательствами» не употребляется, речь идет лишь о представлении их сторонами, а не об их ознакомлении с ними. 1

Вместе с тем, в протоколах по всем делам есть упоминание лишь об их представлении, что никак не препятствовало появлению впоследствии новых доказательств. Лишь по двум делам (2, 28%) заявлялся и принимался судом встречный иск, причем на стадии судебного разбирательства. При досудебной подготовке дела нет отметок о разъяснении ответчику права предъявления встречного иска. У сторон при представлении новых доказательств не выяснялись причины, по которым они не заявили их ранее. В тех же редких случаях (2, 2%), когда предпринимались попытки выяснения, заявленные причины не подвергались проверке. Отсутствуют факты раскрытия или представления электронных документов. Существующее законодательное закрепление этого процесса никак не стимулирует и не ориентирует суд и лиц, участвующих в деле и призванных этим заниматься. На практике отсутствует ясное понимание смысла и целей раскрытия доказательств.2

Так, Арбитражным судом Воронежской области при подготовке дела по заявлению индивидуального предпринимателя Р. об отмене постановления ОММ ВАИ Левобережного РУВД г. Воронежа о привлечении заявителя к административной ответственности, в течение всего срока досудебной подготовки дела и неоднократными определениями предварительных заседаний, обеим сторонам предлагалось представить дополнительные доказательства, но добиться этого удалось только в ходе судебного разбирательства. Причины такого поведения сторон не выяснялись, штрафные санкции к ним также не применялись.1

По мнению В.С. Анохина2, стороны, как правило, не выполняют мероприятий по подготовке дела к судебному разбирательству и даже не являются на предварительное судебное заседание. Поэтому весь процесс сбора и представления доказательств, возражений по ним начинается только в основном судебном заседании.

Между тем представление доказательств или обмен ими и их раскрытие — совершенно разные процессы по смыслу, правовой природе, целям и методике осуществления. Раскрытие доказательств — это целенаправленный поиск и добывание информации, в них содержащейся, о существе и обстоятельствах возникшего спора, и это не всегда добровольный процесс, а, зачастую, преодоление с помощью суда сопротивления противоположной стороны и ее представителей.

В США, например, 95% гражданских дел урегулируется на стадии досудебной подготовки, в основном благодаря обмену состязательными документами и последующего раскрытия доказательств, а также потому, что предстоит дорогостоящий и длительный процесс, но при этом гарантировано объективное и всестороннее рассмотрение, так как нет ограничений по срокам рассмотрения. Применение встречного иска по некоторым категориям дел доходит до 75%.3

В российском процессе все происходит наоборот в основном из-за низких ставок пошлин, поэтому стороны в большинстве проходят процесс до конца, стремясь в любом случае получить судебное решение. В связи с существующими сжатыми сроками рассмотрения дел встречный иск принимается в очень редких случаях. По мнению ученых-практиков, «…эти сроки нереальны и являются тупиковыми, а дешевое правосудие становится предпосылкой для злоупотребления правом». Имеющееся законодательное закрепление нелогичного и во многом случайного применения встречного иска и раскрытия доказательств лишь усугубляет сложившееся положение.

В развитых странах предъявление встречного иска на раннем этапе, т.е. в момент обмена состязательными документами, означает, что и сам встречный иск должен быть раскрыт в числе прочих доказательств и документов, его подкрепляющих.

Существует точка зрения, что исходя из толкования статей 135, 136 АПК РФ (статей 149, 150 ГПК РФ) о подготовке дела к судебному разбирательству и соответствующих статей ГПК РФ, предоставление доказательств и их раскрытие возможно лишь на этой стадии, а, следовательно, если соблюдать данный порядок, то можно добиться эффективности работы института раскрытия доказательств и процессуальной экономии.1

С этим нельзя согласиться, так как требования пункта 1 статей 159, 165 АПК РФ и соответствующей статей 166 ГПК РФ, предусматривающих возможность появления дополнительных доказательств в ходе судебного процесса, практически сводят на нет целесообразность и смысл введения института раскрытия доказательств. В то же время в ч. 2 статье 191 ГПК РФ в случае, если суд во время или после судебных прений признает необходимым выяснить новые обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, или исследовать новые доказательства, он выносит определение о возобновлении рассмотрения дела по существу. После окончания рассмотрения дела по существу судебные прения происходят в общем порядке.

Не следует забывать, что и предъявление встречного иска возможно вплоть до ухода суда в совещательную комнату, а значит и неизбежность в связи с этим появления новых доказательств. Кроме того, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в пункте 35 своего информационного письма от 13 августа 2004 г. № 82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации»2 разъяснил, что доказательства, не раскрытые лицами, участвующими в деле, до начала судебного заседания, представленные ими на стадии исследования доказательств, должны быть исследованы Арбитражным судом первой инстанции независимо от причин, по которым нарушен порядок раскрытия доказательств.

Изучая мировой и российский опыт взаимодействия этих процессуальных институтов, следует признать, что такой, не всегда последовательный подход к реализации принципов диспозитивности, состязательности и равенства сторон приводит к несбалансированности и нелогичному процессу, препятствует процессуальной экономии и явно противоречит заявленным законодателем целям быстрого и правильного рассмотрения дела. Одним из последствий этого является предоставление определенного преимущества ответчику в тактике ведения процесса и использовании возможностей его затягивания.

Так, при рассмотрении дела по иску Воронежской областной организации РОСТО (ДОСААФ) к ООО «К.» о взыскании 122374 рублей 22 копеек, в том числе 55092 рублей 31 копейки задолженности по арендной плате и коммунальным платежам по договору аренды1, лишь через три месяца после заявления иска ответчик заявил встречный иск о признании части договора аренды нежилого помещения недействительным и представил соответствующие доказательства, признанные истцом, стороны активно в течение двух дней выработали и представили мировое соглашение, которое и было утверждено Арбитражным судом. При надлежащей досудебной подготовке спор на этой стадии мог быть урегулирован.

Между тем встречный иск по своей природе является процессуальной формой выражения или реализации доказательств, имеющихся у ответчика, и они должны сочетаться между собой, в том числе и по времени предъявления.

Так, в деле по иску индивидуального предпринимателя К. к предпринимателю Б. о взыскании задолженности по договору аренды четырех АЗС благодаря своевременно представленным и раскрытым доказательствам и заявленному ответчиком на досудебной стадии встречному иску удалось своевременно установить, что фактически имущество ответчику передано не было. Истец не представил бесспорных доказательств такой передачи, что исключает какие-либо обязанности ответчика по уплате арендной платы или возмещению стоимости утраченных предметов. В то же время доказательства, раскрытые ответчиком, убедительно опровергли доводы истца о передаче имущества по договору. Проведение на стадии подготовки дела раскрытия доказательств и принятие встречного иска способствовало вынесению Арбитражным судом Воронежской области обоснованного решения об отказе в первоначальном и удовлетворении встречного иска, с чем согласилась и апелляционная инстанция.1

Однако соответствующая процедура по раскрытию доказательств, как известно, в законе не закреплена. Более того, неопределенность по времени предъявления встречного иска приводит к многочисленным необоснованным отказам в его принятии по мотивам соблюдения жестких сроков рассмотрения дела.

Так, Арбитражный суд отклонил встречный иск ЗАО «Т.» к ООО «Б.» о признании ничтожным договора о возмездной передаче права требования в связи с тем, что «отсутствует целесообразность рассмотрения обоих исков совместно, так как это не привело бы к более быстрому и правильному урегулированию спора, тем более, что первоначальный иск был предъявлен 21.01.2004, а встречный иск — 07.04.2004».

При рассмотрении дела по иску АК Сбербанка к ОАО «М.» о взыскании 567022 рублей 37 копеек задолженности по кредитному договору, ответчиком был заявлен встречный иск в порядке зачета о взыскании с истца 500000 рублей основного долга, 68048 рублей процентов в связи с нарушением банком правил совершения расчетных операций. Арбитражный суд Воронежской области иск возвратил в связи с тем, что «у основного и встречного исков различные основания — кредитный договор и договор банковского счета соответственно, различные доказательства оснований требований». Кроме того, суд посчитал, что «принятие встречного иска на стадии судебного разбирательства приведет к отложению разбирательства дела и неоправданному нарушению сроков его рассмотрения». Но, как известно, для встречного иска в порядке зачета и не требуется однородность оснований с первоначальным.2

Обмен исками и раскрытие в англо-американском процессе стремятся преодолевать неравенство информации, имеющейся у сторон. Цель раскрытия состоит в том, чтобы обеспечить стороны всем доступным документальным свидетельством во владении каждой стороны, чтобы предотвратить проблемы в судебном испытании. Открытие вовлекает обмен списками документов между сторонами, в большинстве проверенными показаниями под присягой. Каждая сторона может тогда обратиться к другой для осмотра непривилегированных документов, изложенных в показании под присягой.

Основные методы раскрытия.

Письменные вопросы – на которые нужно ответить истцу, ответчику и иным лицам в пределах некоторого периода времени. Эти вопросы находятся в пределах от основной информации относительно того, где участник процесса живет до очень сложных вопросов относительно того, каковы причины и обстоятельства возникшего спора, размеры ущерба и т.д.

Запросы о производстве могут требовать копии документов, сообщений, примечания, фотографии, проведение экспертиз и другой информации. Важно обратить внимание, что стороны часто обязаны обеспечивать информацию об обстоятельствах, которые они будут пытаться использовать, чтобы или объяснить, или минимизировать возможный урон, понесенный противоположной стороной.

Показания — это часто наиболее существенный аспект в период раскрытия. Это возможность для поверенных сторон получения расшифрованных утверждений сторон и свидетелей под присягой. Полученные данные, по существу, эквивалентны доказательству в судебном процессе с прямой и взаимной проверкой поверенными. Однако это обычно происходит в зале заседаний адвоката, а не в суде.

Таким образом, после регистрации состязательных документов раскрытию, обмену и проверке подвергается весь объем информации о споре, который предполагается использовать в суде. Конечно, после такого трудоемкого процесса нелогично предполагать появление и принятие новых доказательств или встречного иска.

Между прочим, институт встречного иска или институт встречных требований (жалоб), как его принято называть в Западной Европе и США, и раскрытие в той или иной форме доказательств являются одними из основных и немногих элементов, объединяющих гражданский процесс континентальной Европы, регламентированный гражданско-процессуальными кодексами, и правила гражданской процедуры (Rules of civil procedure) США и Великобритании, ориентированных на прецедент. Тем не менее, может идти речь и о злоупотреблении возможностями раскрытия. Каждой стороне необходимо предоставить достаточную возможность реагировать на раскрытые документы и всю другую раскрытую информацию в течение процесса и в разумный срок, а это не всегда возможно, поэтому существуют ограничения, налагаемые судом.

В английском и американском гражданском процессе суд в необходимых случаях оказывает содействие в реализации права на раскрытие доказательств противной стороной. Так, если сторона отказывается раскрыть доказательство, противная сторона в соответствии с правилом 37 (a) Федеральных правил о гражданском процессе может ходатайствовать о выдаче судом распоряжения о понуждении к раскрытию доказательства (order compelling discovery). Если сторона не выполняет распоряжение суда о понуждении к раскрытию доказательства, суд может обязать раскрывающую сторону покрыть разумные расходы противной стороны в связи с получением такого распоряжения суда, например, сумму вознаграждения адвокату за составление ходатайства.1

Таким образом, гражданский процесс или процедура в Великобритании и Соединенных Штатах Америки разделяет и продолжает традицию общего права и частной гражданской тяжбы, в которой сами стороны исследуют, развивают и представляют факты, способные разрешить их спор по правилам, провозглашенным и предписанным судом, основываясь на прецеденте. В то же время, в континентальном гражданском процессе, например в ФРГ, существуют ограничения для более позднего предоставления доказательств. Если сторона не представляет их в срок, то потом это возможно лишь при условии, что не затягивает процесс. В случаях, если сторона не может представить доказательства, или представленное доказательство никакого значения для решения споров не имеет, или, если сторона не может обосновать, почему доказательство не было представлено ранее, судья имеет возможность отказать в этом по мотивам задержки процесса. Здесь очень значима подготовка дела к судебному разбирательству. Срок предстоящего процесса заранее планируется и готовится, в том числе предоставляется возможность предъявления встречного иска заранее.1

Можно вполне обоснованно утверждать, что установление жестких сроков и правил для предъявления встречного иска и обмена доказательствами и их раскрытия на стадии досудебной подготовки дела приведет к тому, что они еще более будут взаимосвязаны и дополнять друг друга, определяя весь судебный процесс как логическую цепь процессуальных действий и способствуя достижению целей правосудия. В подтверждение этого можно привести несколько доводов.

Во-первых, эти процессуальные институты являются инструментами воздействия для урегулирования спора и примирения сторон, активизации поиска судом альтернативных способов разрешения спора, начиная со стадии принятия дела к производству.

Во-вторых, обе процессуальные формы в полной мере реализуют принцип состязательности, который также, по существу, требует заблаговременного обмена состязательными документами, предоставления и раскрытия доказательств сторонами. Особенно важно, что этот принцип в целом носит конституционный характер, что подчеркивает значимость его реализации всеми доступными и законными способами. В действующем гражданском и арбитражном процессе это означает, что лица, участвующие в деле, вправе знать об аргументах друг друга до начала судебного разбирательства. Данное право сочетает в себе несколько элементов: право иметь информацию обо всем происходящем в процессе, право реагировать на все происходящее и право быть выслушанным и услышанным в суде.

Именно об этом писал в свое время К.П. Победоносцев: «Существенно в суде, чтобы сторонам предоставлена была вполне и равномерно законная возможность объяснить обстоятельства дела, требования и возражения во взаимном состязании. Где эта возможность устранена или неподлежаще ограничена, или одной стороне дано преимущество перед другою, там правильного суда не было»1. Говоря о современном процессе, следует заметить, что, являясь разделенными и неопределенными по времени применения, указанные институты эффективно не работают, то есть упомянутая «равномерно законная возможность… во взаимном состязании» представляется сомнительной.

В-третьих, встречный иск и раскрытие доказательств, будучи реализованными своевременно, напрямую влияют на выполнение требований статьи 6 Европейской конвенции по правам человека о рассмотрении дела в разумный срок и соблюдению принципа процессуальной экономии. Данные институты исключают возможность манипулирования ими для затягивания процесса и определяют направление и предполагаемый результат разрешения спора.

В-четвертых, эти институты аналогично реализуют и принцип диспозитивности, так как движение дела во многом зависит от волеизъявления самих сторон. Практически это проявляется в возбуждении дела, определении объема и формы требований, распоряжении правами и способами защиты этих прав, включая доказательства.

В-пятых, изучаемые институты, при названных условиях, являются также прямой реализацией процессуальной справедливости, хотя этот принцип никак не закреплен нормой права, но он напрямую вытекает из двух вышеназванных, но имеет несколько иное содержание и направленность. Право на справедливое судебное разбирательство, также закрепленное в Европейской конвенции, является общепризнанной международно-правовой нормой, непосредственно относящейся к правам человека, и наиболее адекватным органом, способным его обеспечить, является суд. В понятие процессуальной справедливости, на наш взгляд, входят не только формальное, но и фактическое равенство сторон; обоснованность, прозрачность и проверяемость судебных решений как промежуточных, так и итоговых; судебная этика, объективность, профессионализм и обоснованность судебного усмотрения и т.д. Вопрос о выборе между эффективностью и справедливостью процесса, по сути, сводится к определению оптимального распределения прав и обязанностей сторон, баланса процессуальных действий и стадий, исходя из границ их возможной полезности и эффективности.

Решетникова И.В.1 справедливо отмечает, что институт раскрытия доказательств воспринят российским арбитражным и гражданским процессом в усеченном виде, причиной чему можно считать отсутствие в каждом деле представителя высокого профессионального уровня. Тот же довод должен быть принят во внимание при установлении санкций за нарушение обязанности раскрыть доказательства. Но на деле АПК РФ и ГПК РФ не содержит запрет на принятие судом доказательств, которые не были раскрыты на стадии подготовки к судебному разбирательству. Никаких негативных последствий для лиц, участвующих в деле, за нарушение обязанности раскрыть доказательства фактически не установлено, если только суд не расценит такие действия как злоупотребление своими процессуальными правами.2

Таким образом, процессуальная справедливость относится не только к результату или решению, достигнутому благодаря правильно функционирующему механизму отправления закона, но и к самому процессу достижения результата или принятия решения. При этом довольно ясно, что совершенная процессуальная справедливость редка, если вообще возможна, в случаях, где большую роль играет практический интерес. По мнению Джона Ролза, «…суд есть пример несовершенной процедурной справедливости»3. Характерной особенностью несовершенной процессуальной справедливости является то, что в то время как есть независимый критерий правильности результата, не существует возможной процедуры, которая наверняка вела бы к нему. Поэтому предлагаемые изменения по применению институтов встречного иска и раскрытия доказательств, как правило, лишь на стадии подготовки дела к судебному разбирательству придают процессу разрешения споров более системный и стройный характер, должны и могут способствовать обретению процессуальной справедливости и достижению целей правосудия.4

Закрепление норм о раскрытии доказательств и почти одновременном выборе форм защиты ответчика может оказаться шагом вперед, развивающим состязательные начала и иные процессуальные принципы в судопроизводстве, повышающим управляемость и предсказуемость процесса, усиливающим их роль в процессе.

§ 3. Встречный иск и требования о зачете в коммерческих спорах

В настоящее время распространена точка зрения, суть которой в том, что, если встречный иск направлен к зачету первоначального требования, ответчик согласен с иском и желает только уменьшить сумму взыскания. В юридической литературе указывается, что, «предъявляя встречный иск, направленный к зачету первоначального требования, ответчик не имеет своей целью опровержение основного иска, как при заявлении возражений против иска. Более того, истец по встречному иску (ответчик) исходит из того, что первоначальный иск обоснован, поскольку совершить зачет можно только против существующего действительного требования… В случае, если суд признает встречное исковое требование ответчика обоснованным, удовлетворяющим материально-правовым условиям осуществления зачета, он произведет его зачет с первоначальным требованием»1. Приведенная позиция позволяет сделать два вывода:

1) при предъявлении встречного иска, направленного к зачету первоначального требования, суд проверяет материально-правовые основания только встречного иска, поскольку согласно ч. 3 ст. 70 АПК РФ признание стороной обстоятельств, на которых другая сторона основывает свои требования или возражения, освобождает другую сторону от необходимости доказывания таких обстоятельств;

2) встречный иск нельзя использовать тогда, когда в отзыве на исковое заявление содержится требование отказать в удовлетворении иска.

С данными выводами не соглашается Ларина Н.В., которая полагает2, что при предъявлении встречного иска, в том числе направленного к зачету первоначального требования, сущность действий ответчика состоит не в признании иска, а в предъявлении собственных требований. Поэтому при наличии встречного иска суд должен в любом случае исследовать доводы истца и ответчика, изложенные как в первоначальном, так и во встречном иске. Предъявление отзыва на исковое заявление, в котором ответчик указывает, что он не признает исковые требования, не исключает подачу встречного иска. Более того, отзыв в ряде случаев является возможностью для ответчика дополнительно указать на непризнание иска.

На практике в связи с применением норм о встречных исках возникают и другие вопросы. В соответствии с ч. 3 ст. 132 АПК РФ встречный иск принимается, если между встречным и первоначальным исками имеется взаимная связь и их совместное рассмотрение приведет к более быстрому и правильному рассмотрению дела. Актуальным является вопрос: может ли судья отказать в принятии встречного иска в связи с тем, что совместное рассмотрение исков приведет к затягиванию процесса? Очевидно, совместное рассмотрение первоначального и встречного исков в любом случае окажется более длительным, чем разбирательство одного лишь основного иска. Означает ли это абсолютную свободу судейского усмотрения при решении вопроса о принятии встречного иска? В этой связи, по нашему мнению, следует выделить два принципиальных момента:

1) формулировка закона «быстрое и правильное рассмотрение» предполагает необходимость анализа данных критериев в совокупности;

2) встречный иск может быть принят арбитражным судом и судом общей юрисдикции, если совместное рассмотрение первоначального и встречного исков будет более быстрым, чем рассмотрение обоих исков в отдельности.

Интересной для рассмотрения является также следующая проблема: возможно ли в одном процессе предъявление нескольких встречных исков, вытекающих из различных оснований? Представляется, что по смыслу нормы ст. 132 АПК законодатель предполагает один встречный иск. Однако при этом в него могут быть включены различные требования при условии их соответствия ч. 3 ст. 132 АПК. В случае, если данные требования связаны с первоначальным иском, но не связаны между собой, судья может возвратить заявление на основании ч. 1 ст. 129 АПК. На практике в подобной ситуации обычно предъявляется встречный иск с одним из требований, остальные же подаются в обычном порядке с ходатайством об объединении дел в одно производство.

Согласно действующему арбитражному и гражданскому процессуальному законодательству вопрос о принятии или отказе в принятии встречного иска ответчика разрешается по усмотрению суда. судебная практика исходит из следующего: определение об отказе в принятии встречного иска не отвечает условиям, установленным ст. 188 АПК РФ для определений, которые могут быть обжалованы отдельно от обжалования судебного акта, а именно:

– согласно ст. 132 АПК РФ обжалование данного определения не предусмотрено;

– данное определение не препятствует дальнейшему движению дела;

– отказ в принятии встречного иска не препятствует обращению ответчика в суд с соответствующим исковым заявлением.

В научной юридической литературе неоднократно указывалось на необходимость предоставления ответчику возможности обжаловать определение об отказе в принятии встречного иска отдельно от жалобы на само решение. Некоторые исследователи, в частности, считают, что отказ в принятии встречного иска препятствует дальнейшему движению дела, поэтому ответчик имеет право обжаловать данное определение1. Однако, следуя логике данных авторов, необходимо признать и право истца обжаловать определение суда о принятии встречного иска, что создаст угрозу максимального затягивания процесса.2

В материалах арбитражной практики можно встретить различные правовые позиции относительно возможности обжалования отказа в принятии встречного иска. Так, например, в производстве Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа имелось два подобных спора. По материалам одного дела отдел вневедомственной охраны при Прионежском РОВД обратился в Арбитражный суд Республики Карелия с иском к обществу с ограниченной ответственностью «Падослес» о взыскании задолженности за оказанные услуги по охране объектов общества. До принятия решения по делу ООО «Падослес» предъявило отделу встречный иск о взыскании суммы ущерба, возникшего у общества в связи с ненадлежащим исполнением отделом своих обязательств по договору. В связи с отсутствием условий, предусмотренных ч. 3 ст. 132 АПК РФ, арбитражный суд Определением от 18 мая 2003 г. возвратил встречный иск. Решением от 19 мая 2003 г. исковые требования отдела удовлетворены в полном объеме. В кассационной жалобе общество просит решение отменить, как принятое с нарушением норм процессуального права, и направить дело на новое рассмотрение в Арбитражный суд Республики Карелия, ссылаясь на следующее: арбитражный суд необоснованно возвратил встречный иск общества и не стал рассматривать доводы ответчика о зачете долга (произведенном удержании), чем нарушил принципы состязательности и равноправия сторон в арбитражном процессе, что повлекло за собой принятие решения, не соответствующего обстоятельствам дела. Арбитражный суд кассационной инстанции при проверке дела указал: Определение арбитражного суда от 18 мая 2003 г. об отказе в принятии встречного иска по мотиву отсутствия условий, предусмотренных ст. 132 АПК РФ, не подлежит обжалованию в порядке, указанном в названном процессуальном законе, поскольку не препятствует предъявлению обществом самостоятельного иска в арбитражный суд1.

По другому делу отдел вневедомственной охраны при УВД Петроградского района Санкт-Петербурга (далее – ОВО) обратился в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к специализированной юридической консультации «НЭК», являющейся структурным подразделением Санкт-Петербургской городской коллегии адвокатов (далее — Коллегия), о взыскании задолженности по оплате услуг. Определением от 24 декабря 2002 г. суд возвратил Коллегии встречное исковое заявление о взыскании с ОВО 3181 руб. ущерба, причиненного имуществу Коллегии сотрудником ОВО. Решением от 30 декабря 2002 г. с Коллегии в пользу ОВО взыскано 3181 руб. задолженности и 1081 руб. 54 коп. пеней. В кассационной жалобе Коллегия просит отменить Определение от 24 декабря 2002 г. и передать встречное исковое заявление в первую инстанцию арбитражного суда для решения вопроса о принятии его к производству, ссылаясь на нарушение судом ст. 132 АПК РФ и на неправомерный отказ суда в принятии встречного искового заявления. Проверив законность обжалуемого судебного акта, кассационная инстанция не находит оснований для его отмены. Возвращая Коллегии встречное исковое заявление, суд первой инстанции указал на его несоответствие требованиям, предусмотренным ч. 3 ст. 132 АПК РФ. В соответствии с названной нормой права встречный иск принимается арбитражным судом в случае, если встречное требование направлено к зачету первоначального требования; удовлетворение встречного иска исключает полностью или в части удовлетворение первоначального иска; между встречным и первоначальным исками имеется взаимная связь и их совместное рассмотрение приведет к более быстрому и правильному рассмотрению дела. Как видно из материалов дела, ОВО оспаривает факт причинения им Коллегии какого-либо ущерба. Таким образом, требование, заявленное Коллегией к ОВО во встречном исковом заявлении, подлежит доказыванию. Вместе с тем Коллегия признает отсутствие оплаты услуг, оказанных ОВО в феврале 2001 г., в размере 3181 руб. При таких обстоятельствах следует признать, что совместное рассмотрение первоначального и встречного исков не может привести к более быстрому и правильному рассмотрению дела. Возмещение ОВО причиненных убытков может являться предметом самостоятельного иска, заявленного Коллегией1.

Как видим, в первом случае суд исходил из того, что определение об отказе в принятии встречного иска не подлежит обжалованию, а по второму делу — обжалуемое определение было исследовано судом кассационной инстанции по существу.

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

 

Нормативные правовые акты

Конституция Российской Федерации. – М., 2009.

Арбитражный процессуальный кодекс РФ от 24 июля 2002 г. № 95-ФЗ (от 03.12.2008 № 229-ФЗ) // Российская газета. 2002. 27 июля.

Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЗ (в ред. Федерального закона от 09.02.2009 № 7-ФЗ) // Российская газета № 220 от 20.11.2002 г.

 

Специальная юридическая литература

Абрамов С. Н. Советский гражданский процесс. – М., 1952.

Анисимова, Л. И. Встречный иск и возражения против иска // Правоведение. – 1961. – № 1. – С. 143 – 147.

Анохин В. С. Проблемы и пути совершенствования арбитражного процессуального законодательства// Арбитражная практика. – 2006. – № 7.

Антимонов Б. С., Герзон С. Л. Адвокат в советском гражданском процессе. – М., 1954.

Брокгауз Ф.А., Ефрон И.А. Энциклопедический словарь. – М., 2003.

Гражданское право / Под ред. С.С. Алексеева. М., 2009.

Гражданское право России / Под ред. О.Н. Садикова.-М.: Юристъ, 2009.

Гражданское право / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М., 2007.

Гражданское право / Отв. ред.Е.А. Суханов. М., 2007. Т. 1.

Гражданское право; Учебник для вузов / Под ред. Т.И.Илларионовой, Б.М.Гонгало, О.А.Плетнева. М., 2008.

Гражданское право современной России / Под ред. Н.Коршунов. М., 2007.

Гурвич М. А. Решение советского суда в исковом производстве. – М., 1955.

Джон Ролз Теория справедливости. – Новосибирск, 1999.

Добровольский А.А., Иванова С.А. Основные проблемы исковой формы защиты права. – М., 1979.

Дробязкина И. В. Международный гражданский процесс: проблемы и перспективы. – СПб., 2005.

Клейн Н.И. Встречный иск в суде и арбитраже. – М., 1964.

Клейн Н. И. Встречный иск в советском гражданском процессе. Автореф. канд. дисс. – М., 1951.

Комментарий к Гражданскому процессу Российской Федерации / Сост. Зайцев В.Ю. – М., 2003.

Ларина Н. В. Встречный иск в арбитражном процессе // Журнал российского права, 2004. № 8.

Лукьянова И. И. Раскрытие доказательств в арбитражном процессе// Экономическое правосудие на Дальнем Востоке России. – 2005. – № 2.

Мазавина А. А. Способы противодействия затягиванию судебного разбирательства // Арбитражная практика. – 2006. – № 7.

Макеева Т.И., Кресс В.В. О практике разрешения Арбитражным судом Томской области гражданско-правовых споров, связанных с зачетами и взаимозачетами // Вестник ВАС РФ. – 2000. – № 11.

Научно-практический комментарий к Гражданскому процессуальному кодексу РФ / Под редакцией В.М. Жуйкова, В.К. Пучинского, М.К. Треушникова. – М., 2003.

Нефедьев Е. А. Учебник русского гражданского судопроизводства. М., 1904. – Вып. 2.

Победоносцев К. П. Судебное руководство. – М., 2004.

Попов В.В. Проблемы взаимосвязи институтов встречного иска и процессуальных сроков // Воронежский государственный университет, 2008.

Попов В. В. Раскрытие доказательств и встречный иск как элемент досудебной подготовки дела //Арбитражные споры. – 2007. – № 1.

Подготовка адвокатом материалов по гражданским делам. Методическое пособие / Под ред. проф. Амфитиатрова К. – М., 1944.

Попов В.В. Встречный иск как форма реализации принципов гражданского процессуального права // Безопасность бизнеса. — 2007. – № 2.

Приходько И., Пацация М. Встречный иск в арбитражном процессе // Хозяйство и право. – 2000. – № 8.

Решетникова И. В. Состязательная система доказывания: новеллы АПК РФ // Российская юстиция. – 2003. – № 9.

Ринг М. П. Вопросы гражданского процесса в практике Верховного суда СССР. – М., 1957.

Рожкова М.А. Способы и средства правовой защиты сторон коммерческого спора. – М., 2006.

Рябикин В. И. Иск и защита ответчика против иска в индийском гражданском процессе // Правоведение. 1992. – № 1.

Светланов А. Г. Международный гражданский процесс. Современные тенденции. – М., 2002.

Шакирьянов Р. В. Полномочия суда апелляционной инстанции // Правосудие в Татарстане. – 2004. – № 1.

Шварц М.З. Постатейный научно-практический комментарий к Федеральному закону «О третейских судах в Российской Федерации. – М., 2004.

Yeazell Stephen С. Judging Rules, Ruling Judges. law.duke. edu/iimals/lcp/articles/lcp61dSummer1998.P.229.htm

James S.Kaktik, Deborah R.Hensler, Daniel McCaffrey, Marian Oshiro, Nicholas M.Pace, Mary E.Vaiana. Discovery Management. Ferther analysis of the Civil Justice Reform Act еvaluation data. Santa Monica. – Washington, 1998.

Stempel Jeffrey W. Politics and Sociology in Federal Civil Rulemaking: Errors of Scope; law.ua.edu/ lawreview/stempel522.ritm. United Kingdom — Changes in Civil Procedure: ladas.com/ BULLETINS/1999/ BULLETIN.0899.htm

 

Судебная практика

Обобщение судебной практики рассмотрения районным (городскими) судами гражданских дел в апелляционном порядке (соблюдение норм процессуального законодательства) // Архив Центрального районного суда г. Барнаула. 21 июня 2007 г.

Постановление Президиума № 6538/95 от 19.12.95 // Вестник ВАС РФ. 1996. №4.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. № 23 «О судебном решении» // Российская газета. 26.12.03 № 260.

Консультант-Арбитраж. Справочно-правовая система. Документ № 88-14.

Информационное письмо от 13 августа 2004 г. № 82 Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» // Вестник ВАС РФ.№ 10. 2004. КонсультантПлюс: ВерсияПроф, 6/н — 49121.

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 9 сентября 2003 г. Дело № А26-1931/03-14.

Решение арбитражного суда Воронежской области по делу № 114-5341/20006/213/19 /Архив арбитражного суда Воронежской области

Решение арбитражного суда Воронежской области по делу № А14-9332/2004/352/32| Архив арбитражного суда Воронежской области.

Решение арбитражного суда Воронежской области по делу № А14-4015/2004/136/30 // Архив арбитражного суда Воронежской области.

Решение арбитражного суда Воронежской области по делу № А14-951-04/34/12 // Архив арбитражного суда Воронежской области.

Решение арбитражного суда Воронежской области по делу № А14-4288-03/120/5 // Архив арбитражного суда Воронежской области.

Постановление ФАС Северо-Западного округа от 3 марта 2003 г. Дело № А56-30257/02.

 


 

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.17MB/0.00053 sec

WordPress: 23.11MB | MySQL:120 | 2,200sec