Защита субъективных прав

<

032614 1741 1 Защита субъективных прав

1. РАЗВИТИЕ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ЗАЩИТЫ СУБЪЕКТИВНЫХ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ

 

Российская Федерация находится на этапе становления развитой рыночной экономики. Новые модели экономических отношений требуют эффективного правового обеспечения. По этой причине в России кардинально меняется гражданское законодательство, призванное урегулировать эти отношения на основе признания равенства их участников, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты. В процессе создания правовых основ рыночной экономики принимаются новые законы, как комплексного характера, так и охватывающие отдельные институты гражданского права.
Для выявления особенностей содержания субъективного права собственности как вещного права его необходимо сопоставить с правами на чужие вещи (ограниченными вещными правами). В отличие от других вещных прав право собственности предоставляет своему носителю в отношении объекта права такое число юридических возможностей, какое только может быть установлено правовой нормой в пользу обладателя права на вещь. Хотя гражданское законодательство и допускает отдельные ограничения применительно к субъективному праву собственности, само это право всегда остается наиболее полным вещным правом.

Наличие в праве собственности наибольшего числа юридических возможностей, позволяющих собственнику всесторонне воздействовать на вещь, вызывает сложности в определении этого субъективного права, в точной обрисовке его границ.

В римском праве доклассического периода отсутствовало общее определение права собственности; указывались лишь отдельные возможности, предоставленные собственнику в отношении вещи: ius utendi (право пользования), ius fruendi (право извлечения плодов и доходов) и ius abutendi (право распоряжения). В классическом римском праве правом собственности признавалась полная власть (исключительное господство) лица над вещью (plena in ге potestas). При этом некоторые из римских юристов пытались вычленить отдельные элементы в содержании этого права (Павел), а другие -настаивали на единстве господства собственника над вещью и всеобщности содержания его права (Ульпиан)1. Jus possidendi (право владения вещью) не упоминалось римскими юристами в числе элементов права собственности. И это имело свою причину. Дело в том, что в отличие от других возможностей, упоминаемых в источниках римского права, которые существовали лишь в качестве юридических, владение зачастую появлялось в виде чисто фактического состояния. Поэтому ему посвящались специальные правила, учитывающие как фактическую, так и юридическую сторону владения, в том числе и неотделимую от права собственности2. Источники римского права не содержат определения права собственности через перечисление указанных выше возможностей лица в отношении вещи. Однако предполагалось, что собственник бесспорно обладает всеми этими возможностями. Само право собственности определяло их существование, а не наоборот, так как упомянутые возможности не являлись и не могли являться исчерпывающими элементами этого наиболее полного вещного права. Собственнику дозволялось совершать в отношении вещи все, что прямо не было запрещено законом3.

В продолжение римской традиции Code civil определяет право собственности как «право пользоваться и распоряжаться вещами наиболее абсолютным образом с тем, чтобы пользование не являлось таким, которое запрещено законами или регламентами» (art. 544). Следуя по пути установления наиболее значимых для собственника юридических возможностей, французский законодатель выделяет в составе субъективного права собственности возможность пользования и возможность распоряжения вещью любым не противоречащим закону способом. Упомянутая в легальном определении абсолютность права собственности подразумевает наибольшую полноту его содержания по сравнению с любыми другими правами на вещь, а также независимость собственника при осуществлении принадлежащего ему права от воли других лиц.

Свойства независимости и полноты субъективного права собственности получили признание и в русском гражданском законодательстве. Традиционная для отечественной цивилистики «триада» правомочий собственника (юридические возможности владения, пользования и распоряжения объектом права) была отражена в ст. 420 т. Х ч. 1 Свода законов Российской империи. Содержащаяся здесь норма гласила, что право собственности имеет тот, «кто получил власть в порядке, гражданскими законами установленном, исключительно и независимо от лица постороннего владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом». Эта «триада» получила закрепление и в последующих гражданских законах России: Гражданском кодексе РСФСР 1922 г. (ст. 58), Гражданском кодексе РСФСР 1964 г. (ст. 92), Законе РСФСР «О собственности в РСФСР» от 24 декабря 1990 г. (ст. 2) и ныне действующем Гражданском кодексе РФ (ст. 209).

Признавая за собственником юридические возможности по владению, пользованию и распоряжению имуществом, ГК РФ не раскрывает содержания каждой из них. Однако оно не вызывает споров в юридической литературе. Различные авторы дают практически одинаковое описание юридических возможностей собственника, входящих в «триаду».

Субъективное право собственности предоставляет своему носителю два правомочия, а именно: управомочие на совершение определенных действий самим управомоченным, слагающееся из юридических возможностей по владению, пользованию и распоряжению вещью; 2)правомочие требования, которое обязывает третьих лиц воздерживаться от совершения действий, которые бы мешали собственнику владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащей ему вещью. Каждая из возможностей, входящих в состав первого правомочия, есть нечто меньшее, чем правомочие собственника на совершение собственных положительных действий.

Осуществление собственником указанных субправомочий может быть ограничено по ряду причин, в том числе в результате возникновения в отношении принадлежащей ему вещи ограниченного вещного права, заключающего в себе аналогичные субправомочиям собственника юридические возможности. При этом сам собственник в той или иной мере ограничивается в осуществлении своих субправомочий по владению, пользованию и распоряжению вещью. Однако, будучи ограниченным в осуществлении этих юридических возможностей, собственник все же не утрачивает их. Так, например, с передачей имущества в пользование или аренду собственник хотя и лишается фактической возможности непосредственно использовать это имущество, но сохраняет возможность извлекать из него полезные свойства путем получения платы за пользование (арендной платы), т. е. известным образом пользуется вещью. Точно так же при передаче имущества другому лицу и возникновении у последнего права пожизненного наследуемого владения, хозяйственного ведения или оперативного управления, собственник не лишается субправомочия владения этим имуществом. В противном случае гражданский закон запрещал бы собственнику истребовать вещь от лица, похитившего ее у титульного владельца. Между тем п. 1 ст. 302 ГК РФ предоставляет право на виндикацию не только законному владельцу, но и собственнику имущества.

 

 

2. ПОНЯТИЕ И ФОРМЫ ЗАЩИТЫ СУБЪЕКТИВНЫХ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РФ

 

 

Всякое право, в том числе и любое субъективное гражданское право, имеет для субъекта реальное значение, если оно может быть защищено как действиями самого управомоченного субъекта, так и действиями государственных или уполномоченных государством органов.

В общем виде право на защиту можно определить как предоставленную управомоченному лицу возможность применения мер правоохранительного характера для восстановления его нарушенного или оспариваемого права. Правовая квалификация данной возможности вызывает споры в литературе. Согласно традиционной концепции право на защиту является составной частью самого субъективного права наряду с правом на собственные действия, а также правом требовать определенного поведения от обязанных лиц1. По мнению ряда ученых, обеспеченность субъективного права возможностью государственного принуждения — это его неотъемлемое качество, и такая возможность существует не параллельно с другими, закрепленными в субъективном праве возможностями, а свойственна им самим, так как без этого они не были бы юридическими возможностями2. Несмотря на некоторые различия, существующие между этими точками зрения, принципиальных расхождений между ними нет, так как в обоих случаях право на защиту рассматривается в качестве обязательного элемента самого субъективного права.

Такому пониманию права на защиту противостоит получающее все большее распространение в литературе мнение, в соответствии с которым право на защиту представляет собой самостоятельное субъективное право3. Данное право в качестве реальной правовой возможности появляется у обладателя регулятивного гражданского права лишь в момент нарушения или оспаривания последнего и реализуется в рамках возникающего при этом охранительного гражданского правоотношения.

Право на защиту является элементом — правомочием, входящим в содержание всякого субъективного гражданского права. Поэтому субъективное право на защиту — это юридически закрепленная возможность управомоченного лица использовать меры правоохранительного характера с целью восстановления нарушенного права и пресечения действий, нарушающих право. При этом следует иметь в виду, что в юридической науке имеет место точка зрения, согласно которой право на защиту является самостоятельным субъективным правом1.

Как и любое другое субъективное право, право на защиту включает в себя, с одной стороны, возможность совершения управомоченным лицом собственных положительных действий и, с другой стороны, возможность требования определенного поведения от обязанного лица. Право на собственные действия в данном случае включает в себя такие меры воздействия на нарушителя, как, например, необходимая оборона, применение так называемых оперативных санкций и т.д. Право требования определенного поведения от обязанного лица охватывает в основном меры воздействия, применяемые к нарушителю компетентными государственными органами, к которым потерпевший обращается за защитой нарушенных прав.

Предметом защиты являются не только субъективные гражданские права, но и охраняемые законом интересы (ст. 3 ГПК). Субъективное гражданское право и охраняемый законом интерес являются очень близкими и зачастую совпадающими правовыми категориями, в связи с чем они не всегда разграничиваются в литературе, В самом деле, в основе всякого субъективного права лежит тот или иной интерес, для удовлетворения которого субъективное право и предоставляется управомоченному. Одновременно охраняемые интересы в большинстве случаев опосредуются конкретными субъективными правами, в связи с чем защита субъективного права представляет собой и защиту охраняемого законом интереса. Так, например, интерес арендатора в пользовании имуществом выступает в форме субъективного права владения и пользования имуществом, защитой которого обеспечивается и защита соответствующего интереса.

Содержание права на защиту, т.е. возможности управомоченного субъекта в процессе осуществления права, определяется комплексом материальных и процессуальных норм, устанавливающих:

а)    содержание правоохранительной меры, применяемой для защиты права;

б)    основания ее применения;

в)    круг субъектов, уполномоченных на ее применение;

г)    процессуальный и процедурный порядок ее применения;

д)    права субъектов, по отношению к которым применяется данная мера.

Гражданско-правовые правоохранительные меры — это закрепленные либо санкционированные законом способы воздействия на правонарушителя или его имущество, применяемые органами государства или уполномоченными им органами, либо самим управомоченным лицом в целях:

пресечения правонарушения;

устранения последствий правонарушения путем восстановления
правового положения, имущественной сферы потерпевшего, существовавших до его совершения;

возложения имущественных обременении на правонарушителя;

понуждения правонарушителя к совершению действия неимущественного характера в интересах потерпевшего.

Примерный перечень способов зашиты гражданских прав указан в ст. 12 ГК. Она предписывает, что защита гражданских прав осуществляется путем:

  1. Конституция РФ: Принята 12 дек. 1993 г. М., 1993.
  2. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 г. № 95-ФЗ // СЗ РФ. 2002. № 30 Ст. 3012
  3. Гражданский Кодекс РФ. Ч. 1 от 30 ноября 1994 г.// СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.
  4. Гражданский кодекс РФ. Ч. 2 от 26 января 1996 г.// СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410.
  5. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЗ, Российская газета № 220 от 20.11.2002 г.
  6. Кодекс об Административных Правонарушениях РФ: Принят 30 дек. 2001 г. Вступил в действие 01 июля 2002 г.// СЗ РФ. 2002. №. Ст. 1.
  7. УК РФ от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ (в ред. ФЗ от 08.12.03 № 169-ФЗ) // СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2954
  8. УЖД РФ от 10 января 2003 // СЗ РФ. 2003. № 2. Ст. 70
  9. Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации»: Принят 31 декабря 1996 г. // СЗ РФ. 1997.№ 1. Ст. 1.
  10. Федеральный закон «О третейских судах в Российской Федерации» от 24 июля 2002 г. // СЗ РФ, 2002. № 30. Ст. 3019.
  11. Патентный закон Российской Федерации: Закон РФ № 3571-1 от 23 сентября 1992 г. в ред. ФЗ от 24.12.2002 № 176-ФЗ // Ведомости СНД РФ и ВС РФ. 1992. № 42. Ст. 2319.
  12. Об авторских и смежных правах: Закон РФ № 5351-1 от 9 июля 1993 г. в ред. ФЗ от 20.07. № 72-ФЗ // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993 № 32. Ст. 1242.
  13. Постановление Конституционного Суда РФ от 14 мая 1999 г. № 8-П «По делу о проверке конституционности положений части первой статьи 131 и части первой статьи 380 Таможенного кодекса РФ» // СЗ РФ. 1999. № 21. Ст. 2669.
  14. Постановление Пленума ВАС РФ от 25 февраля 1998 г. № 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» // ВВАС. 1998. № 10.
  15. Приложение к информационному письму Президиума ВАС РФ от 28 апреля 1997 г. № 13 «Обзора практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» // КонсультантПлюс
  16. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. М., 2005.
  17. Братусь С. Я. Юридическая ответственность и законность. М., 2006.
  18. Бутнев В.В. К понятию механизма защиты субъективных прав //Субъективное право: Проблемы осуществления и защиты. Владивосток. 2003.
  19. Витрянский В. В. Защита права собственности // Закон. 2005. № 5.
  20. Власова А. В. Структура субъективного гражданского права. Ярославль. 2008.
  21. Гражданское право / Под ред. Е.А.Суханова. М., 2007. Т. 1.
  22. Гражданское право. Ч. 1. Учебник / Под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. М., 2007.
  23. Гражданское право. Общая часть. Т. 1 / Отв. ред. Е.А. Суханов. М., 2007.
  24. Гражданское право России. Часть первая: Учебник / Под ред. 3. И. Цыбуленко. М., 2007.
  25. Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав // Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав (серия «Классика российской цивилистики»). М., 2004.
  26. Добровольский А.А., Иванова С.А. Основные проблемы исковой зашиты права. М., 2006.
  27. Зимина О. Иски о праве собственности // Хозяйство и право. 2006. № 4. С.15.
  28. Елисейкин П. Ф. Правоохранительные нормы: Понятие, виды, структура // Защита субъективных прав и гражданское судопроизводство. Ярославль, 2007.
  29. Комментарий к Гражданскому кодексу РФ, части первой (постатейный) / Под ред. О.И. Садикова. М, 2007.
  30. Красавчиков О.А. Ответственность, меры защиты и санкции в советском гражданском праве // Сборник ученых трудов. Вып. 39. Екатеринбург, 2005.
  31. Крашенинников Е.Л. Структура субъективного права и право на защиту// Защита субъективных прав и гражданское судопроизводство. Ярославль, 2007.
  32. Крашенинников П.В. Право собственности на жилые помещения. М., 2006.
  33. Люшня А.В. Проблема применимости негаторного иска для защиты сервитутов в российском праве // Законность. 2006. № 1.
  34. Новицкий И.Б. Римское право. М., 2008.
  35. Ромовская З.В. Проблемы защиты в советском семейном праве. Автореф. дисс. доктора юрид. наук. Харьков, 1987.
  36. Российское гражданское право: Учебник/ Под ред. З. Г. Крыловой, Э. П. Гаврилова; Гаврилов Э. П.; Гуреев В. И.; Куник Я. А.; Зайцев И. Ф. и др. М., 2007.
  37. Семенова А.В. Особенности подготовки дела, возбужденного арбитражным судом по негаторному иску, к судебному разбирательству // Практика, обзоры, комментарии Федерального арбитражного суда Уральского округа. 2005. № 3 (23).

  38. Советское гражданское право/ Под ред. О. А. Красавчикова. В 2-х т. М, 1985. Т. 1. С. 408
  39. Советское гражданское право / Под ред. В. Ф. Маслова и А. А. Пушкина. В 2-х ч. Харьков, 1983. Ч. 1.
  40. Суханов Е.А. Лекции о праве собственности. М., 2003.
  41. Толстой Ю.К. Собственность и оперативное управление // Проблемы гражданского права / Под ред. Ю. К. Толстого, А. К. Юрченко, Н. Д. Егорова. Л., 2005..
  42. Постановление Федерального арбитражного суда Уральского округа от 13.12.2001 по делу № Ф09-2407/2001-ГК.

     


     

<

Комментирование закрыто.

WordPress: 22.91MB | MySQL:118 | 1,609sec