ФАКТОРЫ И ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО И ЮЖНЫХ ОКРУГОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

<

083114 0357 1 ФАКТОРЫ И ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ СЕВЕРО КАВКАЗСКОГО И ЮЖНЫХ ОКРУГОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИПринятие Конституции Российской Федерации 1993 г. стало основой формирования новой государственности и правовой системы России. Конституция – очень важный исторический, правовой и политический документ, отражающий реалии того времени, когда он был принят. Любой правовой акт реализуется в конкретном обществе людьми, институтами власти, коллективами. Их зрелостью в конечно итоге и определяется то, как воплощается в жизнь конституционные положения, какие изменения вносятся в жизнь в ходе развития общества. Именно уровень развития общественных отношений предопределяет характер, структуру и систему конституционного права. Основной закон является ядром правовой системы, но сам по себе конституция не может полностью гарантировать, что все граждане, органы публичной власти, должностные лица все рангов будут действовать всегда в точном соответствии с ее установлениями. Для этого требуется длительная и кропотливая работа по преодолению правового нигилизма как среди граждан, так и среди чиновников, основательные усилия по развития политической и юридической культуры.

Актуальность темы исследования определяется тем, что в настоящее время в России продолжается сложный процесс формирования качественно новой демократической системы гражданского общества. Общепризнанным считается факт, что Конституция составляет ядро правовой системы государства, она является базой для развития всего законодательства. Не случайно вторым сопутствующим названием Конституции является – Основной Закон государства. Современные конституции большинства государств по меньшей мере закрепляют два важнейших аспекта: провозглашение и гарантирование прав и свобод человека и гражданина; организацию государственной власти (определение основ конституционного строя, формы правления, государственного устройства). Характеризуя конституционное развитие страны, необходимо видеть не только новые аспекты социально-экономических и политических отношений, но и те актуальные противоречия, от которых зависит нынешнее состояние общества и государства, а также перспективы их развития. Конституция очерчивает устройство, структуру и форму государства. В России утвердилась федерация, но нельзя не замечать и некоторых спорных моментов. Так, провозглашая равноправие субъектов (ст. 4), Конституция тут же его и отрицает, обосновывая ассиметричность федерации и разностатусность субъектов – республик, краев, областей, автономий. Первым, к примеру, присущи некоторые атрибуты государства – в том числе возможность иметь свой государственный язык.

Предмет исследования – политические, социальные и экономические отношения, определяющие состояние и современное развитие Северо-Кавказского и Южного регионов.

Цель исследования – провести сравнительный анализ современных проблем развития Северо-Кавказского и Южного округов Российской Федерации анализ.

Задачи исследования:

– провести анализ социально-экономической ситуации в Северо-Кавказском и Южном округах;

– охарактеризовать факторы и выделить проблемы развития Северо-Кавказского и Южного округов;

– сделать выводы и провести итоговый сравнительный анализ современных проблем развития Северо-Кавказского и Южного округов;

 

ХАРАКТЕРИСТИКА СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО И ПОЛИТИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО И ЮЖНОГО ОКРУГОВ

 

1.1. Анализ социально-экономической ситуации в Северо-Кавказском округе

 

Большинство субъектов Российской Федерации, входящих в состав Северо-Кавказского федерального округа, в социально-экономическом плане уже с начала 1990-х годов в силу ряда причин объективного характера оказались в числе субъектов Российской Федерации, наиболее подверженных кризису. Объемы промышленного производства в Северо-Кавказском федеральном округе к концу 1990-х годов сократились до 17 — 24 % (по сравнению с уровнем 1990 года) при общероссийском сокращении значения этого показателя в среднем до 48%.1

Темпы экономического роста в 2005 — 2009 годах свидетельствуют о том, что органам исполнительной власти в ряде субъектов Российской Федерации, входящих в состав Северо-Кавказского федерального округа, удалось правильно определить экономические приоритеты (среди лидеров можно назвать Республику Дагестан, Кабардино-Балкарскую Республику и Республику Северная Осетия — Алания). Однако процесс позитивных преобразований идет крайне медленно.

На текущий момент реальный сектор экономики Северо-Кавказского федерального округа развит слабо:

– доля аграрного сектора в валовом региональном продукте достигает 22 % (по Российской Федерации — 5 %);

– доля продукции обрабатывающих производств не превышает 15 % (по Российской Федерации — 19 %).

Основной вклад в валовой региональный продукт вносит сектор государственного управления и сфера социальных (в том числе коммунальных) услуг, доля которых в валовом региональном продукте составляет до 55 процентов (по Российской Федерации — 16 процентов).

Безработица в Северо-Кавказском федеральном округе остается крайне высокой — ее официальный уровень варьируется от 8 до 55 процентов, что в 1,5 — 9 раз превышает среднероссийский уровень. Имеет место скрытая безработица и высокий процент занятости населения в низкооплачиваемых секторах экономики.

В большинстве отраслей экономики Северо-Кавказского федерального округа значения показателей производительности труда ниже средних значений этих показателей по Российской Федерации.

Все субъекты Российской Федерации, входящие в состав Северо-Кавказского федерального округа, имеют низкие показатели качества жизни населения.

Бюджеты Республики Дагестан, Республики Ингушетия, Карачаево-Черкесской Республики и Чеченской Республики являются высоко дотационными. За последние 10 лет объем средств федерального бюджета, ежегодно выделяемых Правительством Российской Федерации для оказания финансовой поддержки бюджетам субъектов Российской Федерации, входящих в состав Северо-Кавказского федерального округа, существенно увеличился. 1

Значения и долговременная динамика большинства основных социально-демографических показателей в Северо-Кавказском федеральном округе существенно отличаются от соответствующих значений и динамики показателей в среднем по Российской Федерации.

В последние десятилетия в результате возросшей рождаемости, снижающейся смертности и интенсивных миграционных процессов общая демографическая ситуация стабилизировалась. В Северо-Кавказском федеральном округе численность населения с конца 1990 до конца 2009 года увеличилась на 1,68 млн. человек. На начало 2010 года численность населения составила 13,437 млн. человек.

По итогам 2009 года естественный прирост населения Северо-Кавказского федерального округа составил 75,6 тыс. человек. Кроме того, в структуре населения высока доля лиц моложе трудоспособного возраста.

Характерной тенденцией последнего десятилетия является резкое сокращение доли русского населения в Северо-Кавказском федеральном округе вследствие уменьшения рождаемости и увеличения миграционного оттока в другие регионы Российской Федерации.

Одновременно отмечается устойчивый рост численности представителей титульных наций в республиках Северо-Кавказского федерального округа как за счет более высоких демографических показателей, так и за счет оттока русского населения.

Такие процессы приводят к существенным изменениям в структуре населения субъектов Российской Федерации, входящих в состав Северо-Кавказского федерального округа. Наиболее заметно это проявляется в Чеченской Республике, в которой доля нечеченского населения уменьшилась в несколько раз, а также в Республике Ингушетия, что позволяет некоторым экспертам говорить об этих республиках как о моноэтнических. 1

По показателям рождаемости Северо-Кавказский федеральный округ занимает 1-е место в стране. Что касается динамики, то в последние годы траектория изменения значения показателя рождаемости в Северо-Кавказском федеральном округе совпадает с траекторией изменения значения этого показателя в целом по стране, но на более высоком уровне (до 2000 года — падение, после — устойчивый рост).

Традиционной серьезной проблемой для Северо-Кавказского федерального округа является высокая младенческая смертность, хотя успехи здравоохранения последних лет привели к значительному улучшению этого показателя.

Значение показателей продолжительности жизни населения Северо-Кавказского федерального округа также является самым высоким в Российской Федерации.

Если в целом по Российской Федерации с 1995 по 2006 год происходила естественная убыль населения, то достаточно высокий уровень рождаемости и относительно низкий уровень смертности в Северо-Кавказском федеральном округе позволили обеспечить позитивную динамику показателя естественного прироста населения. Самые высокие показатели естественного прироста населения наблюдались в этот период в Чеченской Республике, Республике Ингушетия и Республике Дагестан. В Кабардино-Балкарской Республике отмечался низкий естественный прирост. В Карачаево-Черкесской Республике прирост населения начался в 2004 году, в Республике Северная Осетия — Алания — в 2006 году, а в Ставропольском крае — в 2008 году. 1

Традиционная сельскохозяйственная специализация Северо-Кавказского федерального округа предопределяет низкий уровень урбанизации населения округа. Доля сельского населения в этом федеральном округе на 1 января 2009 г. составляла 51,2 процента, а на 1 января 2010 г. — 51,1 процента или 4729,1 тыс. человек (в среднем по Российской Федерации — 26,9 процента). В Республике Дагестан, Республике Ингушетия и Карачаево-Черкесской Республике сельское население составляет 56 — 57 процентов всего населения этих республик, а в Чеченской Республике — 64,7 процента. Большинство сельских жителей проживают на территориях, имеющих слабо развитую транспортную инфраструктуру, что затрудняет развитие трудовой мобильности населения и обусловливает сравнительно низкий уровень жизни населения. В Республике Дагестан и Карачаево-Черкесской Республике численность сельского населения продолжает расти. Такая ситуация, с одной стороны, играет позитивную роль в условиях высокой безработицы, которая значительно легче переносится в селе, чем в городе. С другой стороны, эта структура предопределяет низкий уровень налоговых поступлений и, как следствие, дотационность региональных бюджетов.

Еще одной негативной тенденцией в 1990-х годах в Северо-Кавказском федеральном округе стала миграция, в том числе вынужденная. Горячие точки, военные конфликты в ближнем зарубежье, сложные межэтнические отношения, с одной стороны, и благоприятные климатические условия, с другой стороны, сделали эту территорию перекрестком миграционных потоков.

В 2008 году в целом по Северо-Кавказскому федеральному округу миграционная убыль составила 11,9 тыс. человек, в том числе в Республике Дагестан — 9,8 тыс. человек, Кабардино-Балкарской Республике — 2,9 тыс. человек, Республике Северная Осетия — Алания — 2,7 тыс. человек, Карачаево-Черкесской Республике — 1,9 тыс. человек и Чеченской Республике — 1 тыс. человек. 1

Миграционный прирост отмечался в Ставропольском крае (5,5 тыс. человек) и Республике Ингушетия (0,9 тыс. человек).

Более одной трети общей численности населения Северо-Кавказского федерального округа составляет молодежь (приблизительно 2,8 млн. человек).

Серьезной проблемой Северо-Кавказского федерального округа является низкий уровень развития системы здравоохранения. Во всех субъектах Северо-Кавказского федерального округа отмечается нехватка больниц и поликлинических учреждений, а также врачей и среднего медицинского персонала. В Кабардино-Балкарской Республике, Республике Северная Осетия — Алания, Чеченской Республике и Ставропольском крае участковые врачи-терапевты, участковые врачи-педиатры и врачи скорой медицинской помощи широко применяют практику совместительства. Ситуация продолжает ухудшаться в связи с оттоком молодых специалистов в другие регионы Российской Федерации.

Общий образовательный уровень экономически активного населения в Северо-Кавказском федеральном округе несколько ниже средних показателей по Российской Федерации. Так, занятое население, имеющее высшее образование, составляет 26,2 процента общей численности населения (по Российской Федерации — 27,1 процента), среднее профессиональное — 22,2 процента общей численности населения (по Российской Федерации — 26,7 процента). При этом в ряде субъектов Российской Федерации, входящих в состав Северо-Кавказского федерального округа, уровень образования даже превосходит среднероссийский, например, в Республике Ингушетия — 43,6 процента общей численности населения.

Основной социальной проблемой, присущей всем субъектам Российской Федерации, входящим в Северо-Кавказский федеральный округ в равной степени, является низкий уровень обеспеченности жильем. Наиболее благоприятная ситуация наблюдается в Республике Северная Осетия — Алания, где в 2008 году обеспеченность жильем составляла 26,1 кв. метра на человека (по Российской Федерации — 22 кв. метра на человека). В Ставропольском крае и Карачаево-Черкесской Республике этот показатель в 2008 году составил 21,2 и 20,1 кв. метра на человека соответственно. Более сложная ситуация с жилым фондом наблюдается в Кабардино-Балкарской Республике и Республике Дагестан, где в 2008 году на одного человека приходилось 16,9 и 16,5 кв. метра соответственно. В Республике Ингушетия и Чеченской Республике значения показателя обеспеченности жильем одни из самых низких в Российской Федерации — 10,9 кв. метра 13,4 кв. метра на человека соответственно. 1

Крайне неблагополучной является ситуация на рынке труда во всех субъектах Российской Федерации, входящих в состав Северо-Кавказского федерального округа.

По состоянию на 1 мая 2010 г. общее количество безработных граждан (по методологии Международной организации труда) в Северо-Кавказском федеральном округе составляет 766,6 тыс. человек или 18%  численности экономически активного населения (в среднем по Российской Федерации — 8,2 %). Наиболее высокий уровень безработицы  отмечается в Республике Ингушетия — 53 %, Чеченской Республике — 42 % и Республике Дагестан — 17,2 %.

При этом уровень безработицы на селе значительно выше уровня безработицы среди городского населения. Более половины безработных составляет молодежь. Доля продолжительности безработицы в Северо-Кавказском федеральном округе превышает среднюю по Российской Федерации, так доля длительно безработных (более 1 года) составляет 27,7 % (по Российской Федерации — 12,2 %).

Сложный характер проблем в социально-экономической сфере Северо-Кавказского федерального округа определяет необходимость целенаправленной политики государства по этому вопросу.

Северо-Кавказский федеральный округ отличается сложным, разнообразным этническим составом, сконцентрированным на относительно небольшой территории, что обусловливает прямую зависимость состояния общественно-политической обстановки от ситуации в сфере межнациональных отношений.

В настоящее время на территории Северо-Кавказского федерального округа проживают 2743 тыс. русских (29,9% от общей численности населения), 1485,2 тыс. чеченцев (16,2% от общей численности населения), 785,3 тыс. аварцев (8,5% от общей численности населения), 511,7 тыс. кабардинцев (5,6% от общей численности населения), 488,8 тыс. даргинцев (5,3% от общей численности населения), 476,5 тыс. осетин (5,2% от общей численности населения), 462,2 тыс. ингушей (5% от общей численности населения), 399,1 тыс. кумыков (4,3 процента общей численности населения), 359,5 тыс. лезгин (3,9 % общей численности населения), 187,6 тыс. карачаевцев (2 % общей численности населения), 148 тыс. лакцев (1,6 процента общей численности населения), 106,8 тыс. балкарцев (1,2% общей численности населения), а также представители других национальностей. 1

Промышленность Северо-Кавказского федерального округа представлена добывающей и обрабатывающей отраслями, обеспечивающими существенный вклад в решение проблем занятости населения и увеличения налоговых доходов субъектов Российской Федерации, входящих в состав Северо-Кавказского федерального округа. Доля промышленных отраслей в экономике Северо-Кавказского федерального округа (по данным 2008 года) составляет 11 процентов как в структуре валового регионального продукта, так и в структуре занятости.

В 2009 — 2010 годах доля налоговых поступлений, обеспеченная промышленными предприятиями, в общем объеме налоговых поступлений составляет в Ставропольском крае 22 %, а в Чеченской Республике — 69 %.

Производственный потенциал преимущественно представлен производством нефтепродуктов (29 процентов в структуре выручки обрабатывающей и добывающей промышленности), а также пищевой и химической промышленностью, машиностроением, металлургической промышленностью и производством стройматериалов. На добычу полезных ископаемых приходится 6 процентов в структуре выручки обрабатывающей и добывающей промышленности.

Доля Северо-Кавказского федерального округа в объемах запасов и добычи топливно-энергетических ресурсов Российской Федерации незначительна, а доля выручки компаний Северо-Кавказского федерального округа в этой сфере деятельности составляет менее 1%. Наибольший вклад в общий объем выручки вносит Ставропольский край, Чеченская Республика и Республика Дагестан, на которые приходится более 97 % добычи топливно-энергетических ресурсов в Северо-Кавказском федеральном округе. При этом в структуре отгруженной продукции промышленного производства добыча топливно-энергетических ресурсов имеет наибольшую долю в Чеченской Республике (36,5 %), Республике Ингушетия (25,4 %) и Республике Дагестан (4,6 %).

На Северо-Кавказский федеральный округ в 2009 году пришлось 0,6 % добычи нефти и 0,2 % добычи газа в общих объемах добычи этих полезных ископаемых в Российской Федерации.

Запасы углеводородов Северо-Кавказского федерального округа характеризуются высокой степенью выработки, однако в последние годы почти не производились геолого-разведочные работы, что привело к стагнации добычи нефти и падению добычи газа.

Почти весь объем балансовых запасов природного газа сосредоточен на месторождениях в Республике Дагестан, Чеченской Республике и Ставропольском крае. В указанных субъектах Российской Федерации (по данным 2009 года) добывалось около 1,3 млрд. куб. метров газа.

 На территории Северо-Кавказского федерального округа расположены источники руд цветных, благородных и редких металлов (медь, вольфрам, молибден, свинец, цинк, кобальт, золото, серебро, платиноиды, рений и другие). В этом федеральном округе расположены такие предприятия цветной металлургии, как Тырныаузский вольфрамо-молибденовый комбинат (Кабардино-Балкарская Республика), гидрометаллургический завод «Гидрометаллург» (г. Нальчик) и завод «Электроцинк» (г. Владикавказ).

В Северо-Кавказском федеральном округе расположен ряд предприятий, обладающих достаточным потенциалом для обеспечения нужд судостроительной промышленности в комплектующих изделиях, — открытое акционерное общество «Каспийский завод точной механики», г. Каспийск (Республика Дагестан), открытое акционерное общество «Нептун», г. Ставрополь (Ставропольский край), и открытое акционерное общество «Завод «Дагдизель» (Республика Дагестан). Для поддержки указанного сектора представляется целесообразным расширить номенклатуру выпускаемых товаров, а также модернизировать указанные предприятия.

Реализация продукции, выпускаемой химической промышленностью, обеспечивает около 14% выручки обрабатывающей промышленности Северо-Кавказского федерального округа, при этом основной вклад в производство химической продукции вносит Ставропольский край. Более 70% производства в отрасли приходится на удобрения, 14% — на синтетические смолы, 5% — на фармацевтические препараты.

Учитывая наличие значительных запасов нефти и газа, а также инвесторов, готовых разрабатывать указанные ресурсы, предполагается развитие нефтехимического производства на территории Северо-Кавказского федерального округа.

В объеме отгрузки лесной и деревообрабатывающей промышленности Российской Федерации Северо-Кавказский федеральный округ занимает незначительную долю — от 0,2 до 1%. При этом основным поставщиком продукции указанной отрасли является Ставропольский край, доля которого в общем объеме отгрузки по Северо-Кавказскому федеральному округу составляет 67%.

Лесопромышленный комплекс включает производство мебели, представленное в основном малыми и средними предприятиями, для которых характерна узкая специализация.

Ограничением для развития лесопромышленного комплекса является отсутствие сырьевой базы. Северо-Кавказский федеральный округ является федеральным округом, наименее обеспеченным лесными ресурсами.

В структуре валового регионального продукта субъектов Российской Федерации, входящих в состав Северо-Кавказского федерального округа, добывающая и обрабатывающая промышленность занимают от 4 до 17 п% (по Российской Федерации – 29%), что отражает низкую степень индустриализации указанного федерального округа.

Опережающие темпы роста импорта над экспортом промышленной продукции и незначительная доля Северо-Кавказского федерального округа во внешнеэкономической деятельности Российской Федерации свидетельствуют о постепенном снижении конкурентоспособности промышленной продукции указанного федерального округа.

Очевидны территориальные диспропорции в развитии промышленности Северо-Кавказского федерального округа. Наиболее развитым промышленным субъектом Российской Федерации в этом федеральном округе является Ставропольский край (42 % выручки добывающей и обрабатывающей промышленности по данным 2008 года). Во всех субъектах Российской Федерации, входящих в состав Северо-Кавказского федерального округа, промышленное производство сосредоточено в 1 — 2 промышленных зонах, остальные территории являются преимущественно сельскохозяйственными.

При этом в Республике Дагестан приоритетными отраслями экономики являются производство строительных материалов, пищевая промышленность, добыча минералов и руд, топливная промышленность и легкая промышленность, в Республике Ингушетия — легкая и топливная промышленности, производство строительных материалов, в Кабардино-Балкарской Республике — легкая промышленность, добыча минералов и руд и металлургическая промышленность, в Карачаево-Черкесской Республике — легкая промышленность, добыча минералов и руд, производство строительных материалов и металлургия, в Республике Северная Осетия — Алания — производство строительных материалов, легкая промышленность, металлургия, добыча минералов и руд и химическая промышленность, в Чеченской Республике — производство строительных материалов, топливная, пищевая и легкая промышленности, в Ставропольском крае — практически все сектора промышленности, наиболее перспективными из которых являются химическая промышленность, машиностроение и производство строительных материалов.

Агропромышленный комплекс, включающий сельское хозяйство и пищевую промышленность, является важнейшим сектором экономики Северо-Кавказского федерального округа. Вклад сектора в валовой региональный продукт указанного федерального округа в 2008 году составил 18%, из которых 15% приходятся на сельское хозяйство и 3% — на пищевую промышленность. В Кабардино-Балкарской Республике и  Карачаево-Черкесской Республике вклад агропромышленного комплекса в валовой региональный продукт федерального округа достигает 26%. Агропромышленный комплекс обеспечивает рабочими местами 24% населения, занятого в экономике Северо-Кавказского федерального округа. В некоторых субъектах Российской Федерации, входящих в указанный федеральный округ, налоговые отчисления агропромышленного комплекса составляют основу налоговых поступлений в бюджеты. По данным за первое полугодие 2010 г., доля агропромышленного комплекса в налоговых поступлениях Кабардино-Балкарской Республики составляет 37,4%, в Карачаево-Черкесской Республике и Ставропольском крае продукция агропромышленного комплекса формирует более одной третьей поступлений от внешней торговли.

Агропромышленный комплекс Северо-Кавказского федерального округа обеспечивает весомый вклад в продовольственную безопасность всей страны —  45 % собираемого в Российской Федерации урожая винограда, более 10 % зерна, плодов, ягод и овощей, а так же более 5 процентов сахарной свеклы.

По объемам выпуска пищевых продуктов субъекты Российской Федерации, входящие в состав Северо-Кавказского федерального округа, значительно отстают от других субъектов Российской Федерации, что свидетельствует о недостаточном уровне развития перерабатывающей промышленности. Пищевая промышленность Северо-Кавказского федерального округа представлена производством алкогольных напитков и минеральной воды. Республика Дагестан занимает 1-е место по выпуску коньяка и 4-е место по выпуску шампанского в Российской Федерации, Кабардино-Балкарская Республика — 4-е место по выпуску водки и ликероводочной продукции и 3-е место по выпуску вин, Республика Северная Осетия — Алания — 3-е место по выпуску шампанского, а Ставропольский край — 2-е место по выпуску коньяка и вин.

Производительность труда в Северо-Кавказском федеральном округе в отдельных субъектах Российской Федерации составляет 13%  среднероссийского уровня в сельском хозяйстве и 7 % — в пищевой промышленности.

Уровень продовольственной самообеспеченности в Северо-Кавказском федеральном округе неравномерен.

Отличительной чертой сельскохозяйственной отрасли Северо-Кавказского федерального округа является преобладание доли личных подсобных хозяйств.

Уникальность и разнообразие природно-климатических ресурсов территории Северо-Кавказского федерального округа создают благоприятные условия как для постоянного проживания, так и для развития туристско-рекреационного комплекса.

По температурному режиму Северо-Кавказский федеральный округ  является одним из самых привлекательных регионов России как в летний, так и в зимний период. Средняя температура января — 3,2°С (в горах — до -10°С), июля — от +20,4°C (в горах — до +14 °C). Осадки составляют 300 — 500 миллиметров в год (на равнине), в предгорьях — свыше 600 миллиметров.

По территории Северо-Кавказского федерального округа проходят главные направления Северо-Кавказской железной дороги — филиала открытого акционерного общества «Российские железные дороги», включающие такие напряженные участки, как Ростов-на-Дону — Минеральные Воды, Махачкала — Самур, Махачкала — Олейниково. Общая протяженность железнодорожных магистралей в Северо-Кавказском федеральном округе составляет около 3 тыс. километров.

Протяженность автомобильных дорог общего пользования Северо-Кавказского федерального округа составляет 24788 километров, в том числе федеральных — 2577 километров, региональных — 22211 километров. Основными автодорожными узлами на территории Северо-Кавказского федерального округа являются Ставрополь, Минеральные Воды, Нальчик, Грозный и Махачкала.

Махачкалинский морской торговый порт является одним из основных звеньев системы транспортной коммуникации на Каспийском море с перспективой подключения к сотрудничеству в рамках международного транспортного коридора «Север — Юг».

Вместе с тем в субъектах Российской Федерации, входящих в состав Северо-Кавказского федерального округа, существует недостаток соответствующей инфраструктуры и услуг в сфере транспорта и логистики, сдерживающих планируемый экономический рост, мобильность населения, а также реализацию транзитного потенциала Северо-Кавказского федерального округа.

Система международных коридоров в Северо-Кавказском федеральном округе включает:

– автодорожные и железнодорожные участки международного транспортного коридора «Север — Юг» по направлениям Москва — Ростов-на-Дону (Астрахань) — Махачкала — Дербент и далее на Иран и в страны Персидского залива;

– ответвления международного транспортного коридора «Север — Юг» (от автомагистрали М-29) от Беслана на Грузию;

– в морском сообщении — от Махачкалы на Актау (Республика Казахстан), Туркменбаши (Туркмения) и Амир-Абад (Иран) — «Транскаспийский» маршрут. 1

Международный транспортный коридор «Север — Юг» является одним из глобальных проектов, направленных на интеграцию Российской Федерации в мировую систему грузовых перевозок. Основными преимуществами международного транспортного коридора «Север — Юг» являются сокращение в 2 и более раза расстояния и стоимости перевозок,  а также наличие развитой инфраструктуры железнодорожного, морского, автомобильного видов транспорта, имеющей выход на транспортные системы прикаспийских государств.

Северо-Кавказский федеральный округ является энергопрофицитным (электробаланс в 2008 году составил 1 млрд. кВт.ч), дополнительную устойчивость снабжению электроэнергией обеспечивают связи с энергосистемами Поволжья, Урала, Южного федерального округа. Вместе с тем наблюдается резкое снижение объема профицита электробаланса с 3189 млрд. кВт.ч в 2005 году до 1029 млрд. кВт.ч в 2008 году (среднегодовое сокращение составило 31 процент). При этом большинство субъектов Российской Федерации, входящих в состав Северо-Кавказского федерального округа, являются дефицитными по обеспеченности электроэнергией. 1

<

В Северо-Кавказском федеральном округе осуществляют деятельность 316698 субъектов малого и среднего предпринимательства.

Значительная часть субъектов малого и среднего бизнеса сосредоточена в торговле и в наиболее приоритетных секторах экономики Северо-Кавказского федерального округа — строительстве, агропромышленном комплексе и туризме.

Особенностью Северо-Кавказского федерального округа является высокая численность индивидуальных предпринимателей. Если количество индивидуальных предпринимателей соответствует среднероссийскому показателю — 280 человек на 10 тыс. жителей, то количество малых и средних предприятий по субъектам Российской Федерации, входящим в состав Северо-Кавказского федерального округа, в 2 — 7 раз ниже, чем в среднем по Российской Федерации.

В 2010 году на территории Северо-Кавказского федерального округа функционировало 58 кредитных организаций, из которых 52 кредитные организации зарегистрированы в субъектах Российской Федерации, входящих в состав Северо-Кавказского федерального округа.

По количеству вкладов Северо-Кавказский федеральный округ не достигает среднего по Российской Федерации уровня. Наиболее развит рынок депозитов физических лиц в Ставропольском крае и Республике Северная Осетия — Алания. Общий объем вкладов кредитных организаций Северо-Кавказского федерального округа составляет 119,8 млрд. рублей — менее 1,5 % общероссийского объема. Большая часть кредитов физическим и юридическим лицам выдается в Ставропольском крае. Общий объем кредитов составляет 1,2% общероссийского объема. Наибольшее число кредитных организаций по состоянию на май 2010 г. зарегистрировано в Республике Дагестан — 32 единицы, большая часть которых приходится на г. Махачкалу. По числу человек на 1 кредитную организацию наиболее обеспеченными являются Республика Дагестан и Карачаево-Черкесская Республика.

Суммарный внешнеторговый оборот (экспорт и импорт) товаров в Российской Федерации в 2008 году составил 73,5 млрд. долларов. Доля Северо-Кавказского федерального округа в этом обороте составила 0,4 %. Экспорт товаров Северо-Кавказского федерального округа в 2005 — 2008 годах увеличивался в среднем на 7,7 % в год и достиг 1,7 млрд. долларов.

Наиболее существенную долю в экспорте Северо-Кавказского федерального округа в денежном выражении в 2005 году занимала продукция топливно-энергетического комплекса (38 %) и химической промышленности (33 %), а также агропромышленного комплекса (17 %). В 2008 году доля продукции агропромышленного комплекса выросла до 29 %, а доля химического сектора — до 44 %. При этом доля продукции топливно-энергетического комплекса существенно сократилась — с 38 до 4 %.

Присутствие иностранных инвесторов в Северо-Кавказском федеральном округе остается крайне низким. Объем иностранных инвестиций  в 2008 году составил меньше 1 млрд. долларов США, то есть не составляет половины процента общего объема иностранных инвестиций в Российской Федерации. При этом внимание иностранных инвесторов сосредоточено в основном на Ставропольском крае и Республике Дагестан.

Доля безвозмездных поступлений в структуре доходов консолидированных бюджетов субъектов Российской Федерации, входящих в состав Северо-Кавказского федерального округа, превышает 50 процентов, за исключением Ставропольского края (38 процентов). При этом в Чеченской Республике и Республике Ингушетия указанная доля достигает 91 %. В целом в Северо-Кавказском федеральном округе доля безвозмездных поступлений в структуре доходов составляет 69 % (по остальным федеральным округам наибольшую долю безвозмездных поступлений в структуре доходов консолидированных бюджетов имеет Дальневосточный федеральный округ — 45 %).

Налоговые поступления в бюджеты субъектов Российской Федерации, входящих в состав Северо-Кавказского федерального округа, незначительны. Крайне низка доля налоговых поступлений Северо-Кавказского федерального округа в бюджетную систему Российской Федерации. Доля Северо-Кавказского федерального округа в общероссийском объеме налоговых поступлений составляет 0,9 %.

Расходы консолидированных бюджетов субъектов Российской Федерации, входящих в состав Северо-Кавказского федерального округа, в 2009 году составили 283,8 млрд. рублей.

Обводненность нефти (около 80%) влечет сокращение объемов и эффективности добычи. В наиболее проблемных в экологическом отношении субъектах Российской Федерации, входящих в состав Северо-Кавказского федерального округа, — в Республике Дагестан и Чеченской Республике, загрязнение в меньшей степени зависит от объемов добычи, нежели от возраста месторождений и числа скважин.

На сегодняшний день во многих субъектах Российской Федерации, входящих в состав Северо-Кавказского федерального округа, отсутствует инфраструктура, позволяющая эффективно перерабатывать и уничтожать отходы жизнедеятельности человека, агропромышленного комплекса и медицинских учреждений.

1.2. Оценка социально-экономической ситуации в Южном округе

 

Южный федеральный округ (ЮФО) объединяет в своем составе шесть субъектов Российской Федерации: Республику Адыгея, Республику Калмыкия, Краснодарский край, Астраханскую область, Волгоградскую область и Ростовскую область. Округ расположен на крайнем юге европейской зоны России, занимая южную часть Восточно-Европейской равнины, северо-запад Прикаспийской низменности и западную часть Большого Кавказского хребта. Территория ЮФО составляет 420,9 тыс.кв.км.

Главными особенностями Южного федерального округа являются:

— выдающееся в масштабах Евразии транспортно-географическое положение, обусловленное наличием Волго-Каспийского пути из Северной и Центральной Европы в страны Средней, Юго-Западной и Южной Азии, а также наличием Транссибирско-Черноморского пути, связующем страны АТР (Китая, Кореи, Японии) со странами средиземноморского бассейна. Уникальный транспортно-транзитный потенциал ЮФО должен стать важнейшим фактором развития данного макрорегиона;

— наиболее благоприятные для проживания, отдыха и для сельского хозяйства природно-климатические условия и природно-ресурсный потенциал. Высокая социально-экономическая привлекательность ЮФО определяет стабильно положительную динамику демографических и миграционных процессов в нем. Как следствие, по плотности населения ЮФО занимает 3 место среди федеральных округов страны (после Северо-Кавказского и Центрального), по росту численности населения – 2 место (после Северо-Кавказского), по масштабам, уровню и темпам развития санитарно-курортной и туристической сфер хозяйства – 1 место;

— достаточно мощный промышленно-производственный потенциал, занимающий в некоторых отраслях АПК, сельхозмашиностроения, металлургии, химии и нефтехимии, пищевой промышленности ведущие позиции в стране. При этом наблюдается положительный вектор структурного развития экономики: по обороту малых предприятий товаропроизводящих отраслей на душу населения ЮФО занимает третье место в России (после Северо-Западного и Приволжского федеральных округов);

— формирующийся спортивно-рекреационный и транспортно-инфраструктурный Сочинский олимпийский комплекс. Он уже стал катализатором социально-экономического развития Краснодарского края, а в перспективе – после окончания работ на олимпийских объектах – его основные производственные звенья: трудоресурсное, строительное, технико-технологическое могут и должны стать экономической базой развития инфраструктуры международных транспортных коридоров на всей территории округа.1

Вместе с тем выделяется существенная региональная неоднородность ЮФО, объективно разделяющегося на две части: Азовско-Черноморскую и Волго-Каспийскую.

Азовско-Черноморский регион ЮФО включает Краснодарский край с Республикой Адыгея и Ростовскую область. Здесь проживает примерно 9,85 млн чел с плотностью населения 53,5 чел/км2. Именно этот регион отличается наиболее благоприятными природно-климатическими условиями и социально-экономической привлекательностью для проживания.

Волго-Каспийский регион ЮФО включает Волгоградскую и Астраханскую области, а также Республику Калмыкию с общим числом жителей около 3,9 млн чел и плотностью населения – 16,4 чел/км2 (в три с лишним раза ниже, чем в Азово-Черноморском регионе), что свидетельствует о значительном различии природно-климатических условий, социально-демографического и экономического потенциала этих двух регионов ЮФО.

В то же время, последовательное развитие транспортно-энергетической инфраструктуры, в первую очередь международных транспортных коридоров (МТК) способно обеспечить интеграцию отдельных частей ЮФО на основе взаимосвязанного, комплексного развития его территории с существенным социально-экономическим эффектом.

Численность населения ЮФО (13713,5 тыс .чел. на 01.01.2010 г.) составляет немногим менее 10% от населения РФ и, несмотря на некоторое её снижение, имевшее место в последнее десятилетие, по основным демографическим характеристикам округ положительно отличается от среднероссийских показателей. Так, более высокий уровень рождаемости и более низкий уровень смертности (относительно средних по стране) обеспечили увеличение естественного прироста населения округа в последние годы, хотя его абсолютный прирост все еще остается отрицательным. Практически все входящие в состав округа регионы находятся в первой двадцатке субъектов Российской Федерации по ожидаемой продолжительности жизни при рождении. В то же время, следствием перечисленных положительных тенденций естественного движения населения становится высокий уровень демографической нагрузки на трудоспособное население в ЮФО.1

Округ отличается высокой миграционной динамикой населения, причем по характеру миграции наблюдаются серьезные региональные различия. В частности, Республика Калмыкия отличается значительным оттоком населения, увеличившимся с 2004 года практически вдвое, что компенсируется в масштабах округа высоким уровнем миграционного притока населения в Краснодарский край, Республику Адыгея и Астраханскую область.

Южный федеральный округ, находясь в большей своей части в наиболее благоприятных среди всех регионов страны природно-климатических условиях, играет выдающуюся роль в обеспечении продовольственной безопасности Российской Федерации. Здесь сосредоточена почти шестая часть всех посевных площадей страны, на которых выращивается около четверти общероссийского валового сбора зерновых культур, половина всего сбора семян подсолнечника, почти пятая часть урожая овощей.

Топливно-энергетические и минерально-сырьевые ресурсы ЮФО включают месторождения природного газа (5,8% общероссийских запасов), угля (3,4%), нефти, включая газовый конденсат (0,24%), газовой серы (около 90% от запасов РФ), гелия (свыше 5%), соли поваренной (15%), ртути (7%), стекольного сырья (7%), значительные запасы местных строительных материалов. Омывающие территорию округа воды Каспийского, Азовского и Черного морей богаты биоресурсами, прежде всего, крупнейшими запасами осетровых рыб.

Важнейшими секторами экономики округа, имеющими общероссийское и межрегиональное значение, выступают агропромышленный комплекс, туристско-рекреационный комплекс, транспортный комплекс и торговля.

В настоящий период экономика ЮФО сохраняет сильные конкурентные позиции на общероссийском рынке по достаточно широкой номенклатуре промышленных товаров. Агропромышленный комплекс ЮФО обеспечивает 12,5% от общего по стране объема производства мяса и мясопродуктов, почти 11% — яиц и цельномолочной продукции, около 12% — животного масла, 46% — растительного масла, 33% — сахара-песка. Существенное развитие в округе получила легкая промышленность, в значительной степени ориентированная на поставки в другие регионы страны. На территории ЮФО производится десятая часть всех трикотажных изделий Российской Федерации и 28% обуви. 1

Вместе с тем, в настоящее время по отдельным товарным группам устойчивые конкурентные позиции сохраняют металлургический и машиностроительный комплексы ЮФО. Предприятия округа производят 21% общероссийского объема стальных труб, 13% — металлорежущих станков, почти 19% — тракторов, 9% — экскаваторов, около 7% — легковых автомобилей. В свою очередь, быстрорастущий инвестиционный спрос и стабильно развивающийся строительный комплекс ЮФО требуют дальнейшего наращивания производства строительных материалов. В настоящий период здесь производится около 18% общероссийского объема цемента, 15% — строительного кирпича, почти 10% всего объема сборных железобетонных конструкций и изделий.

На внешних товарных рынках наиболее сильные позиции предприятий округа отмечаются по продукции агропромышленного комплекса. Удельный вес ЮФО в совокупном по России объеме экспорта продовольственных товаров и сельскохозяйственного сырья превышает 28%, в экспорте продукции машиностроительного комплекса составляет почти 7%, металлургического комплекса – более 4%.

Положение ЮФО на пересечении двух основных евроазиатских транспортных направлений Восток-Запад и Север-Юг обусловливает перспективы развития его транспортной инфраструктуры.

Транспортно-логистическая инфраструктура округа, относительно развитая в настоящий период, с учетом роста транспортных потребностей производства и населения, а также роста объемов внешней торговли без инновационной модернизации и значительных инвестиций не сможет обеспечить в перспективе необходимого уровня транспортной доступности и качества услуг, сдерживая реализацию транзитного потенциала территории и развитие транспортно-логистических технологий, снижая пространственную мобильность и возможности роста уровня и качества жизни населения.

Для снятия инфраструктурных ограничений должно быть обеспечено комплексное развитие опорной транспортной сети федерального значения, развитие существующих и формирование новых международных транспортных коридоров, создание современной логистической инфраструктуры.

Развитие транспортной инфраструктуры ЮФО будет обеспечиваться выполнением программных мероприятий по модернизации и развитию аэропортовых комплексов, транспортных узлов, участков автомобильных и железных дорог и объектов на них, а также инфраструктуры внутренних водных путей, что позволит повысить уровень интеграции округа в единое экономическое пространство России и обеспечить его подключение к глобальной транспортной системе.

В настоящее время ЮФО является энергодефицитным регионом. Его энергетические системы относятся к старым энергосистемам России, в связи с чем основное оборудование характеризуется высокой степенью износа.

Стратегической целью развития энергетического комплекса на период до 2020 г. будет являться преодоление дефицитности округа по электроэнергии путем дальнейшего развития, обеспечения надежности и устойчивости регионального энергетического комплекса. Формирование рациональной структуры генерирующих мощностей в ЮФО предполагается обеспечить за счет расширения, модернизации и нового строительства 32 объектов. Стратегическими целями развития сетевого сектора являются: модернизация электросетевого комплекса на основе новых технологий; повышение эффективности и инвестиционной привлекательности энергокомпаний; осуществление полного комплекса производственно-технологических операций по передаче электроэнергии по распределительным сетям в необходимом объеме с высокой надежностью и качеством.

Темпы роста производства в ЮФО в последнее десятилетие превышали среднероссийские, рост ВРП составил в округе в 2009 году 165,7% по отношению к 2000 году, рост промышленного производства – 153,4% (средние по стране показатели составляли соответственно 159,2% и 135%).

Тенденции развития экономики ЮФО и факторы, их определяющие в 2000-2009 годах, в целом совпадали с общероссийскими. К числу таких тенденций относятся:

— рост внутрирегионального спроса на товары отечественного производства и импорт;

— усиление влияния конечного потребления домашних хозяйств на рост;

— снижение влияния экспортного спроса на общерегиональную динамику;

— рост импорта и его доли в удовлетворении регионального спроса.1

Динамика макроэкономических показателей в округе складывалась под действием ряда структурных факторов и особенностей экономического развития регионов, имеющих долгосрочный характер.

Структура производимой в округе валовой добавленной стоимости отличается от среднероссийской высокой долей сельского хозяйства (раздел А «Сельское и лесное хозяйство, охота» ОКВЭД), удельный вес которого в ЮФО почти втрое превосходит средний по стране, высокими долями транспорта и связи, последняя складывается за счет двух регионов – Краснодарского края и Астраханской области, располагающих мощнейшими на юге страны транспортными комплексами международного и межрегионального значения, а также высокой долей сектора социальных услуг (в первую очередь государственного управления, а также здравоохранения, образования), предоставляющего в большинстве своем услуги нерыночного характера. Доля социальных услуг выше средней по стране во всех южных регионах, кроме Волгоградской области, особенно велика она в Республиках Адыгея и Калмыкия, где в силу низкого экономического потенциала сектор бюджетных услуг является существенным фактором занятости и формирования доходов.

Несмотря на высокую долю социальных услуг, удельный вес сервисного сектора в целом в ЮФО ниже, чем в других федеральных округах, доля наиболее высокодоходных услуг коммерческого характера в ВДС во всех регионах ЮФО ниже среднероссийской, исключая Краснодарский край. Для трудоизбыточного региона с относительно дешевой рабочей силой, которая может быть эффективно занята в сервисных отраслях, это отражает, с одной стороны, недостаточный уровень развития сферы рыночных услуг в округе, с другой стороны, вероятно, недоучет доходов в сервисном секторе округа за счет теневого бизнеса и нерегистрируемой экономической деятельности.

Региональные особенности структуры производства являются важным фактором формирования его эффективности. Выработка ВДС на одного занятого в экономике ЮФО составляет 65% от средней по стране, с учетом межрегиональной дифференциации цен – 70%, вклад структурного фактора в это отклонение составляет 25%, 75% определяется различиями в абсолютных показателях производительности труда по видам деятельности, которые ниже средних по стране по всем агрегированным ВЭД, исключая сельское хозяйство (при учете ценового фактора средняя по РФ выработка ВДС на одного занятого достигается в строительстве и по ВЭД «гостиницы и рестораны»). Средняя заработная плата в ЮФО в 2008 году составляла 73% от средней по РФ, отклонение на 80% определяется разницей заработной платы по отдельным видам деятельности, примерно на 20% — особенностями структуры производства.

ЮФО и все входящие в его состав субъекты Российской Федерации относятся к числу ввозящих регионов, чистый ввоз добавленной стоимости в округ составляет порядка 20% от ее производства, в динамике масштабы перераспределения ВДС в пользу ЮФО обнаруживают тенденцию к росту. Объемы используемой в округе валовой добавленной стоимости превышают объемы ее производства и достаточны только для покрытия текущего потребления домашних хозяйств и органов государственного управления, ресурсы, необходимые для формирования накопления, завозятся в округ извне. Это означает сильное влияние на региональную динамику инвестиционной привлекательности регионов ЮФО и возможностей привлечения в регион бюджетных инвестиций.

Доминирующим фактором, определявшим динамику развития округа в 2000-2008 годах, являлись текущий спрос домашних хозяйств и органов государственного управления, хотя доля инвестиционного спроса в динамике увеличивается, тем не менее, конечное потребление домашних хозяйств, определяемое ростом доходов населения, вероятно, и в будущем останется основным фактором, определяющим региональную динамику.

Номинальные среднедушевые показатели доходов населения и конечного потребления домашних хозяйств в ЮФО ниже средних по стране, при учете межрегиональных различий в ценах разница сокращается, в динамике отмечается тенденция к росту доли конечного потребления домашних хозяйств в российских показателях, при стабильной доле округа в социальных трансфертах.

В структуре денежных расходов населения покупка товаров и услуг составляет лишь 84,5% при среднем по стране показателе 74,1%, это — самый высокий среди федеральных округов показатель. ЮФО имеет низкие показатели прироста финансовых активов населения и расходов на приобретение недвижимости, при том, что ввод жилья на 1000 человек населения в южных регионах (кроме Республик Адыгеи и Калмыкии) выше средних по стране. Важным фактором, определяющим эту черту экономики ЮФО, является приток денежных средств, направляемых на текущее потребление домохозяйств и на накопление, из других регионов. В результате спрос на недвижимость в южных регионах, также как и потребительский спрос, сильно зависят от притока денежных ресурсов из-за пределов региона.

Доля валового накопления в используемой в округе ВДС определяет масштабы инвестиционного спроса в регионах. За счет инвестиционного спроса в ЮФО формируется порядка 20-25% внутрирегионального спроса. Характерной особенностью структуры накопления в округе является высокая доля инвестиций в жилища, в результате чего доля инвестиций в пассивную часть основных фондов в ЮФО оказывается значительно выше средней по стране. Это означает повышенный спрос на продукцию строительства и, соответственно, строительные материалы, с другой стороны, высокая доля инвестиций в жилища не ведет напрямую к росту производительности труда в регионе, инвестиции в здания и сооружения могут влиять на рост производительности косвенно, через улучшение инфраструктуры, низкая доля инвестиций в активную часть основных фондов консервирует отставание региона по уровню производительности труда.

Современное социально-экономическое развитие Южного федерального округа характеризуется преобладанием позитивных процессов постепенного преодоления имевшей место в 2008 – 2009 гг. глубокой рецессии в отечественной экономике, произошедшей в результате глобального финансово-экономического кризиса.

В 2009 г. общий уровень экономической активности на территории ЮФО (в совокупности отражающий ее уровень по важнейшим отраслям экономики: промышленности, сельскому хозяйству, строительству и торговле) по сравнению с уровнем 2008 г. сократился на 10,7% на фоне снижения экономической активности по России в целом на 7,7%. Наряду с этим, в течение 2009 г. существенно обострилась ситуация на рынке труда в большинстве регионов ЮФО. В целом по округу общий уровень безработицы (рассчитанный по методологии МОТ) возрос с 6,5% в 2008 г. до 8,6% в 2009 г., при том, что по РФ он увеличился с 6,3 до 8,4%.

В то же время, произошедший в первой половине 2010 г. перелом в развитии экономики страны позволил существенно улучшить тенденции социально-экономического развития Южного федерального округа и всех входящих в его состав регионов. Так, индекс динамики экономической активности в I полугодии 2010 г. по сравнению с аналогичным периодом 2009 г. по ЮФО в целом составил 107,7% против 104,9% — по Российской Федерации, причем абсолютно по всем регионам ЮФО данный индекс за указанный период также превысил среднероссийское значение.

В сфере промышленного производства за первые шесть месяцев 2010 г. рост продукции по округу составил 8,6%, что несколько ниже, чем в среднем по России (10,2%). Существенно выше среднероссийского значения за отмеченный период оказался в ЮФО прирост продукции сельского хозяйства, составивший 6,0% против 2,9% по РФ.

В свою очередь, в настоящий период активизация инвестиционной деятельности на территории округа в значительной степени локализована в пределах Краснодарского края (в связи с подготовкой к зимней Олимпиаде 2014г.), что обусловило рост объема строительных работ в ЮФО на 11,6% на фоне его снижения по России в целом на 3,1%.

Относительно высокими темпами в текущем году развивается в ЮФО региональный потребительский рынок. Оборот розничной торговли по округу увеличился в первом полугодии 2010 г. на 7,7% (при 3,4% прироста по РФ в целом). Наметившаяся положительная тенденция на региональном потребительском рынке ЮФО подкреплена адекватным ростом реальных денежных доходов населения, который составил по округу 7,4%, что существенно выше среднероссийского показателя (4,5%).

Вместе с тем, сохраняющаяся неустойчивость текущего социально-экономического положения регионов ЮФО отражается в виде отсутствия позитивного тренда в финансовом положении значительной части организаций. Доля прибыльных организаций в экономике по итогам января-июня 2010 г. уменьшилась в округе по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года с 67,7 до 66,0% (в РФ — рост с 64,5% до 65,6%).

Среднесрочные перспективы устойчивого социально-экономического развития Южного федерального округа, стабильного роста уровня жизни его населения в существенной мере определяются современным уровнем конкурентоспособности региональной экономики, отражающим достигнутую степень фактической реализации в текущих рыночных условиях всего комплекса конкурентных преимуществ округа и имеющихся ограничений его хозяйственного развития.

Интегральный индекс конкурентоспособности экономики ЮФО, рассчитанный по совокупности восьми важнейших характеристик регионального развития за 2009 г. и их приростных величин за 2008 – 2009 гг., составил 0,365, что лишь немного ниже аналогичного показателя по Российской Федерации (0,375). По его величине среди федеральных округов России ЮФО занимает шестое место, превосходя Сибирский и Северо-Кавказский федеральные округа.

Среди субъектов РФ Южного федерального округа по общему уровню текущей конкурентоспособности заметно выделяется Краснодарский край (интегральный индекс – 0,410). Также выше среднероссийского значение указанного интегрального индекса в Волгоградской области (0,379). Более низкий уровень конкурентоспособности экономики (ниже как среднего по округу, так и среднего по России) в 2009 г. наблюдался в Ростовской (0,333) и Астраханской (0,327) областях, Республиках Адыгея (0,342) и Калмыкия (0,336).

Существенное позитивное влияние на формирование итогового показателя конкурентоспособности регионов в условиях рецессии оказала менее резкая, чем в большинстве других субъектов РФ, понижательная тенденция в изменении ключевых ее параметров. При этом по основным компонентам текущей конкурентоспособности Южный федеральный округ пока заметно уступает Российской Федерации и большинству других федеральных округов. Так, уровень производительности труда в 2009 г. составил по округу только 65% от среднероссийского показателя, величина денежных доходов населения (с учетом уровня покупательной способности) – 79%, среднедушевой объем частных инвестиций в основной капитал – 87%, суммарный среднедушевой объем собственных бюджетных доходов регионов ЮФО (с учетом уровня покупательной способности) – 65%, величина экспорта на душу населения – лишь 29% от соответствующего показателя по РФ.

В то же время, относительно низкая доходность большинства предприятий округа обусловила существенное отставание ЮФО по величине сальдированного финансового результата на 1 занятого в экономике (21,7 тыс.руб. против 62,1 тыс.руб. по России).

Для экономики округа в настоящий период характерен в целом низкий уровень инновационной активности, сводный индекс которой достигает не более 60% от среднего показателя по Российской Федерации.

В свою очередь, только по уровню развития малого предпринимательства в товаропроизводящем секторе экономика ЮФО соответствует среднероссийским условиям. Среднедушевой оборот малых предприятий по совокупности отраслей материального производства составляет 103,2% к аналогичному показателю по РФ.

Дальнейший рост конкурентоспособности экономики ЮФО и входящих в его состав субъектов РФ, обеспечение их сильных конкурентных позиций в глобальной экономике на долгосрочную перспективу потребуют значительного наращивания экономического потенциала, формирования высокоэффективных транспортной, энергетической и информационно-телекоммуникационной инфраструктур, осуществления последовательной диверсификации и инновационной модернизации хозяйственного комплекса округа, значительного повышения качества человеческого капитала.

 

 

 

2.1 Факторы нестабильности в Северо-Кавказском регионе

 

Северный Кавказ – территория с особыми местными обычаями и традициями, сильно отличающаяся от других частей России. Это одна из причин, почему здесь могут возникать институты и правовые нормы, не укладывающиеся в рамки общероссийского законодательства. В каждом из подобных случаев федеральным властям следует тщательно взвешивать, насколько подобные институты и нормы соответствуют цели межнационального мира и спокойствия на Северном Кавказе и не пойдет ли их ломка только во вред. Приспособление демократических норм, правил, институтов к местным нормам и традициям должно быть постепенным.

Спорный вопрос – нужно ли идти на поводу у сложившихся традиций, приспосабливать к ним федеральные законы и нормы, но максимальная осторожность в отношении их необходима.

В целом, федеральному Центру не удалось пока найти формы своего представительства, адекватные сложности проблем в регионе, хотя известный позитивный опыт и накоплен. Главная беда – в отсутствии четкой стратегии и скоординированных действий разных федеральных структур по ее реализации, в недостаточном учете местной специфики и реактивности, запаздывании. Что касается традиционного баланса постов, занимаемых представителями тех или иных этнических групп, то это проблема, в которой лучше предоставить разбираться самим северокавказским народам и не вмешиваться без чрезвычайных причин в сложившиеся традиционные институты.

Часть местных политических новаций может быть предложена другим образованиями для разрешения противоречий. Заслуживает внимания дагестанский опыт создания особых этнических округов в многоэтничных районах: при правильном использовании они дают возможность сочетать устоявшиеся традиции и формировавшиеся десятилетиями системы сдержек и противовесов с нормами представительной демократии. То же можно сказать о дагестанской системе этноквотирования должностей. Правда, при этом нужно следить за соблюдением равенства прав и возможностей различных национальностей.

Современная общественно-политическая и этнополитическая обстановка в Северо-Кавказском федеральном округе  характеризуется рядом выраженных негативных социальных тенденций, проявлениями этнополитического и религиозного экстремизма, а также высоким конфликтогенным потенциалом. Данные факторы негативно сказываются на экономическое и социальное положение данного региона.

Внешними факторами, дестабилизирующими этнополитическую и межконфессиональную ситуацию в Северо-Кавказском федеральном округе, являются следующие факторы:

– активность международной террористической сети, использующей этнический и религиозный факторы;

– стремление ряда радикальных международных организаций к эскалации этнополитической и межконфессиональной напряженности, включая стремление к переделу административно-территориальных границ указанного федерального округа;

– импорт радикальных форм ислама на территорию указанного федерального округа.

Внутренними факторами, способствующими обострению этнополитической ситуации в Северо-Кавказском федеральном округе, являются следующие факторы:

– широкое распространение коррупции;

– проявление этнополитического и религиозно-политического экстремизма;

– неурегулированность земельных отношений, порождающая большинство межнациональных конфликтов, в том числе на бытовом уровне;

– межэтническая напряженность на фоне слабой общегражданской идентичности;

– популяризация экстремистской идеологии в силу высокого уровня безработицы и социальной необустроенности населения;

– продолжающийся отток русского населения.

Негативное влияние на современную социально-экономическую ситуацию в некоторых республиках Северо-Кавказского региона оказали события последнего десятилетия ХХ века. «Бурные» 90-е гг. прошлого века отбросили Северный Кавказ (особенно три республики — Дагестан, Чечню и Ингушетию) на многие десятилетия назад. Можно говорить о более ярко выраженных процессах деиндустриализации и демодернизации (автор вкладывает в это понятие несколько иное содержание, нежели неолибералы) в регионе. К примеру, падение промышленного производства в регионе за период 1991–1999 гг. составило цифру порядка 4,5–5 раза, тогда как по стране в целом — только два раза. Разница ощутимая, качественная. Нельзя сбрасывать со счетов и влияние сепаратистской Чечни и первой чеченской кампании в те годы.1

В настоящее время, во многих районах в Чечне и отчасти в Ингушетии система шариатских судов носит узаконенный характер. В Дагестане также в некоторых районах и населенных пунктах «де факто» функционирует подобная альтернативная система правосудия. Можно говорить о явлении «архаизации», но в условиях тотального недоверия к официальным судам люди и ищут выход из такого положения, возвращаясь к «корням» — к системе, которая была ликвидирована в приказном порядке в 1927 г.

Данные факторы оказывают негативное влияние на социально-политическую ситуацию в регионе, что, в свою очередь, крайне отрицательно влияет на экономическую ситуацию.

Общественно-политическая и социально-экономическая значимость предотвращения оттока русского населения и создание условий для его возвращения и безопасного и комфортного проживания на территории Северо-Кавказского федерального округа была обозначена Президентом Российской Федерации Д.А.Медведевым, а также общественными лидерами этого федерального округа 19 мая 2010 г. на заседании Совета по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека, посвященном ситуации на Северном Кавказе.

За период с 1989 по 2002 год субъекты Российской Федерации, входящие в состав Северо-Кавказского федерального округа, покинули около 300 тыс. русских (27,5% от общей численности населения). В последние годы темпы оттока несколько снизились, но обозначилась тенденция оттока русского населения из некоторых районов Ставропольского края.

Общий экономический кризис, охвативший Россию, не позволяет сегодня руководителям отдельных республик Северного Кавказа и их национальных общественных движений увидеть в перспективе негативные последствия вынужденной миграции русских и представителей других не титульных национальностей. Определение действенной миграционной политики, способной если не прекратить, то хотя бы уменьшить масштабы вынужденной миграции русских из республик Северного Кавказа и тем самым устранить вероятность ее негативных последствий, невозможно без разработки специальной комплексной программы, направленной на снятие межнациональной напряженности, а через нее и стабилизацию этнополитической ситуации в регионе.1

Сегодня прекращение оттока и возвращение русского населения на территорию Северо-Кавказского федерального округа является стратегической задачей. Русское население для Северо-Кавказского федерального округа не только важнейший фактор стабилизации этнополитической ситуации, но и источник высококвалифицированных кадров, необходимых для обеспечения устойчивого развития этого федерального округа и достижения его инвестиционной привлекательности.

Высокой уровень безработицы, достигающих в некоторых районах региона, 50% – заставляет, особенно молодых людей, искать альтернативные источники заработка. При этом прямое и значительное финансирование региона из центрального федерального бюджета является крайней негативным и низкоэффективным, так большинство финансовых ресурсов не доходит до низших слоев населения ввиду высокой коррумпированности административной власти региона.

Экономической проблемой региона является и то, что на текущий момент реальный сектор экономики Северо-Кавказского федерального округа развит слабо: доля аграрного сектора в валовом региональном продукте достигает 22 % (по Российской Федерации — 5 %); доля продукции обрабатывающих производств не превышает 15 % (по Российской Федерации — 19 %).

К проблемам данного региона следует отнести и низкую производительности труда.

Ограничением для развития лесопромышленного комплекса является отсутствие сырьевой базы. Северо-Кавказский федеральный округ является федеральным округом, наименее обеспеченным лесными ресурсами

Очевидны территориальные диспропорции в развитии промышленности Северо-Кавказского федерального округа. Наиболее развитым промышленным субъектом Российской Федерации в этом федеральном округе является Ставропольский край (42 % выручки добывающей и обрабатывающей промышленности по данным 2008 года). Во всех субъектах Российской Федерации, входящих в состав Северо-Кавказского федерального округа, промышленное производство сосредоточено в 1 — 2 промышленных зонах, остальные территории являются преимущественно сельскохозяйственными.

Изношенные основные фонды промышленных предприятий Северо-Кавказского федерального округа требуют обновления. В первую очередь это касается Чеченской Республики, Республики Дагестан и Республики Ингушетия.

Причинами низкого показателя частных инвестиций в Северо-Кавказском федеральном округе являются:

– высокие риски, недостаток инфраструктуры и стимулов для инвесторов (прежде всего внешних);

– отсутствие крупных потенциальных инвесторов на внутреннем рынке;

– отсутствие финансовых средств на проработку проектов у предприятий и предпринимателей, осуществляющих деятельность на территории субъектов Российской Федерации, входящих в состав Северо-Кавказского федерального округа;

– неразвитый сектор предпринимательства.

Серьезной социальной проблемой Северо-Кавказского федерального округа является низкий уровень развития системы здравоохранения. Во всех субъектах Северо-Кавказского федерального округа отмечается нехватка больниц и поликлинических учреждений, а также врачей и среднего медицинского персонала. В Кабардино-Балкарской Республике, Республике Северная Осетия — Алания, Чеченской Республике и Ставропольском крае участковые врачи-терапевты, участковые врачи-педиатры и врачи скорой медицинской помощи широко применяют практику совместительства. Ситуация продолжает ухудшаться в связи с оттоком молодых специалистов в другие регионы Российской Федерации. В 2009 году начал функционировать Северо-Кавказский многопрофильный медицинский центр Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации, который является современным хорошо оснащенным медицинским учреждением. Необходимо отметить, что центр еще не полностью вышел на запланированные проектные мощности. 

Основной социальной проблемой, присущей всем субъектам Российской Федерации, входящим в Северо-Кавказский федеральный округ в равной степени, является низкий уровень обеспеченности жильем. Наиболее благоприятная ситуация наблюдается в Республике Северная Осетия — Алания, где в 2008 году обеспеченность жильем составляла 26,1 кв. метра на человека (по Российской Федерации — 22 кв. метра на человека). В Ставропольском крае и Карачаево-Черкесской Республике этот показатель в 2008 году составил 21,2 и 20,1 кв. метра на человека соответственно. Более сложная ситуация с жилым фондом наблюдается в Кабардино-Балкарской Республике и Республике Дагестан, где в 2008 году на одного человека приходилось 16,9 и 16,5 кв. метра соответственно. В Республике Ингушетия и Чеченской Республике значения показателя обеспеченности жильем одни из самых низких в Российской Федерации — 10,9 кв. метра 13,4 кв. метра на человека соответственно.

По обеспеченности объектами спортивной инфраструктуры и учреждениями культуры Северо-Кавказский федеральный округ также существенно отстает от других федеральных округов.

Отмечается нехватка стадионов, спортивных площадок и полей, спортивных залов, плавательных бассейнов.

Обобщая проблемы развития Северо-Кавказского региона и факторы, оказывающие на стабильность политической, социальной и экономической ситуации, можно выделить несколько ключевых факторов и системных связей»контуров», выявляющих источники и условия нестабильности.

Первый «контур» связан с системой следующих факторов и условий (рис. 1): внутриконфессиональный конфликт — поиск «смысла и справедливости» в альтернативной идеологии и рост рядов внесистемной оппозиции — правоохранительно-силовой фактор и неадекватность методов борьбы с терроризмом — дальнейшая легитимация в некоторых слоях населения экстремистского подполья.

083114 0357 2 ФАКТОРЫ И ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ СЕВЕРО КАВКАЗСКОГО И ЮЖНЫХ ОКРУГОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Стрелки «→» означают причинно-следственные (прямые) связи статистического характера: к примеру, чем больше неизбирательности, рутинности вреализации контртеррористических операций — КТО (фактор № 5), тем больше фундаменталистских (и радикально-»ваххабитских») настроений и недовольства властью в местных общинах (фактор № 4). Стрелки «– →» означают обратную связь. К примеру, чем меньше законности и справедливости, чем меньше беспристрастности власти во внутриконфессиональном конфликте (фактор № 3), тем больше приходится проявлять антиваххабитскую активность (в идеологической и силовой сферах) — фактор № 2

 

Рис. 1. Модель воспроизводства нестабильности и влияния фактора

экстремистского подполья1

 

Ситуация внутриконфессионального конфликта во всем его драматизме и напряженности до сих пор недооценивается. Реальностью сегодняшнего дня является вялотекущая гражданская война с отчетливыми религиозными

мотивами2.

Государство — в лице правоохранительных и силовых структур — в целях профилактики взяло на вооружение метод «превентивной ликвидации (нейтрализации)» подозрительных элементов, без соответствующей оперативноследственной работы. В данном случае очевидны признаки некритического усвоения методологии и практики операций КТО, испытанные спецслужбами на Западе и Ближнем Востоке, где решались совершенно иные стратегические задачи.

В результате, вместо интеграции большинства и изоляции меньшинства экстремистов получается отчуждение и рост внесистемной оппозиции и социального напряжения в обществе. Второй «контур» нестабильности связан с фактором местных олигархических групп (рис. 2).

083114 0357 3 ФАКТОРЫ И ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ СЕВЕРО КАВКАЗСКОГО И ЮЖНЫХ ОКРУГОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Рисунок 2 – Модель воспроизводства нестабильности и влияния фактора экстремистского подполья

 

Фактор № 4 (Ф.Н.) – это фундаменталистские настроения и недовольство властью. В одном случае — это борьба за власть и доступ к ресурсам в республиканском масштабе. Как правило, такой вызов власти связан с фигурами мэров столиц республик, редко — крупных районных центров-городов. В другом случае, это борьба за власть на уровне МСУ за должность мэра города. Ситуация конфликта интересов и борьбы за власть приобретает ассиметричный вид: если главы республик опираются на официальную систему власти и права, то амбициозные местные олигархи, как правило, опираются и на теневую власть, и на право, на неформальные ресурсы — в том числе, и психологического свойства. Паралич некоторых структур власти (судебно-правоохранительной) — как следствие теневых возможностей — затрудняют республиканским властям нейтрализацию данного фактора дестабилизации. Такое положение подвигает некоторых экспертов к идее авторитаризма и даже диктаторских полномочий для отдельных глав республик.

Третий «контур»
нестабильности связан с конфликтом на уровне местного самоуправления (МСУ) местных общин и власти. Дестабилизация происходит на локальном уровне.

Но иногда, после перекрытия федеральной трассы возмущенными общинами или после многочисленных митингов протеста, ситуация получает резонанс уже на республиканском уровне. Как правило, конфликты связанны со злоупотреблениями властью со стороны местных глав районов или населенных пунктов в вопросах землепользования, с хищениями бюджетных средств и коррупцией.

Четвертый (специфический) «контур» нестабильности связан с этнически окрашенными конфликтами вокруг земли, властных ресурсов и национального равноправия. Регион буквально напичкан множеством потенциальных и актуальных конфликтных «точек» с этнической начинкой — от границы с Азербайджаном, где не снята с «повестки дня» проблема «разделенных» народов Дагестана, и до Ставропольского края и КЧР, где периодически дают о себе знать этнополитические и этнотерриториальные вопросы. Всего таких конфликтных «очагов» насчитывается порядка девяти.

Все вышеперечисленные очаги межэтнического напряжения и источники нестабильности могут представить благодатную почву для геополитических соперников России.

 

 

 

 

2.2. Проблемы развития Южного округа

 

Возможности устойчивого социально-экономического развития Южного федерального округа в долгосрочной перспективе определяются характером и полнотой использования всего комплекса его конкурентных преимуществ, благоприятных внутренних (региональных) и внешних (макроэкономических и внешнеэкономических) факторов экономического роста, а также возможностями преодоления имеющихся ограничений и решения ключевых проблем регионального развития.

Особое место в системе факторов регионального развития занимают территориально локализованные конкурентные преимущества ЮФО, имеющие устойчивый характер и не зависящие от внешних условий.

К числу ключевых конкурентных преимуществ Южного федерального округа относятся:

— наиболее благоприятные в Российской Федерации природно-климатические условия для жизнедеятельности людей;

— высокая миграционная привлекательность территории округа (прежде всего, Краснодарского края) для экономически активного населения других регионов страны, в т.ч. высококвалифицированных кадров;

— исключительно выгодное геополитическое и геоэкономическое положение территории округа, определяемое его приграничным характером по отношению к стратегически важным для России государствам Кавказского макрорегиона, Украине и Казахстану, а также непосредственным выходом к морским транспортным коммуникациям, соединяющим РФ со странами Средиземноморского, Азово-Черноморского и Каспийского бассейнов;

— сравнительно развитая и продолжающая интенсивно развиваться в настоящий период транспортная инфраструктура, в т.ч. включающая широко разветвленную сеть автомобильных дорог с твердым покрытием, портовую инфраструктуру (морской и речной транспорт), железнодорожные пути, аэропорты, трубопроводную сеть;

— наличие на территории округа ряда развитых и развивающихся кластеров с высоким потенциалом роста в различных отраслях и секторах экономики;

— значительные размеры внутреннего (регионального) рынка, определяемые сравнительно высокой численностью и концентрацией населения;

— относительно низкая стоимость рабочей силы;

— высокий уровень обеспеченности округа местными строительными материалами.

На уровень текущей конкурентоспособности экономики ЮФО и входящих в его состав регионов ощутимое воздействие оказывает также весь комплекс внешних факторов, в т.ч. характер структурной и региональной политики Правительства РФ, текущие темпы инфляции, валютный курс рубля, ставка рефинансирования Центрального Банка РФ, размер и стабильность тарифов на услуги естественных монополий, общий уровень либерализации экономики, состояние конъюнктуры на глобальных рынках товаров и услуг, наличие нетарифных ограничений во внешней торговле и т.д.

Вместе с тем на развитие ЮФО и его регионов заметное влияние (прежде всего в краткосрочной и среднесрочной перспективе) будут оказывать также факторы, препятствующие их устойчивому экономическому росту. В составе данных факторов, отражающих основные проблемы развития ЮФО, следует выделить:

— слабо диверсифицированную отраслевую структуру окружной экономики;

— сравнительно низкий уровень производительности труда в ключевых отраслях и секторах экономики;

— крайне низкую степень инновационной активности и незначительное присутствие в округе высокотехнологичных видов деятельности;

— отсутствие на территории округа лидирующих инновационно-образовательных кластеров;

-сохраняющееся несоответствие профессионально-квалификационного состава рабочей силы долгосрочным приоритетам развития округа;

— значительные межрегиональные и межмуниципальные различия по степени экономической активности и уровню жизни населения;

— относительно низкий уровень энергообеспеченности территории округа;

— недостаточно развитую инженерную инфраструктуру округа;

— территориальную близость к районам с нестабильной социально-экономической ситуацией, повышенными угрозами террористической деятельности и межнациональных конфликтов.

Отмеченные проблемы социально-экономического развития округа должны быть в основном решены в среднесрочной перспективе преимущественно на базе использования различных механизмов государственно-частного партнерства, что позволит создать необходимую основу для реализации приоритетов инновационной модернизации экономики ЮФО на долгосрочную перспективу.

Главный геополитический риск, наиболее существенная внешняя угроза безопасности страны в ЮФО связана с близостью зон потенциальных конфликтов на Северном Кавказе.

Важнейшая внутренняя угроза состоит в утрате былой привлекательности и престижности южнороссийских регионов для проживания, которая в существенной степени обусловила динамику их развития в советские годы. В новых условиях открытости России миру многие южнороссийские курорты оказались неконкурентоспособными, проигрывают по соотношению цены и качества турецким, хорватским, греческим и черногорским аналогам. Объективное позитивное действие природных факторов может быть нейтрализовано и даже аннулировано плохим состоянием социальной, досуговой, транспортной инфраструктуры округа.

Другая угроза состоит в продолжающемся оттоке профессиональных и энергичных кадров из регионов ЮФО. На фоне уменьшения трудоресурсного потенциала во многих соседних российских регионах и в странах СНГ это может усилить кадровый дефицит на юге России и затруднить реализацию амбициозных проектов общероссийского масштаба на территории округа.

Еще одна угроза связана с неблагоприятной для местной экономики демографической структурой населения – когда доля детей и пенсионеров постоянно возрастает на фоне падающей доли трудоспособного населения. При более высокой, чем в России в целом, средней продолжительности жизни населения Юга, более высокой рождаемости и более низкой смертности, это означает постоянный рост демографической нагрузки на трудоспособное население — производительность труда которого, к тому же, невысока.

Южные регионы России имеют более высокую долю теневой занятости, нелегальной миграции, большие размеры теневой экономики. Деструктивное воздействие теневого сектора может составить заметную угрозу национальной безопасности страны и личной безопасности ее граждан, особенно в форс-мажорные периоды.

Уникальную возможность для развития территорий ЮФО дает подготовка и проведение XXII Олимпийских и XI Паралимпийских зимних игр 2014 года в Сочи. Для обеспечения максимального позитивного эффекта от зимней Олимпиады для ЮФО необходимо трансформировать задачу создания глобально конкурентоспособного всесезонного горного курорта мирового уровня в Краснодарском крае в сверхзадачу превращения Олимпийских игр-2014 в катализатор постиндустриальной трансформации и инновационной диверсификации экономики всего Южного федерального округа. С учетом опыта зарубежных стран на российском черноморском побережье, на базе части олимпийских объектов, должны быть созданы новый технопарк и другие интеллектуальные территории как форпосты новой экономики знания на юге России.

 

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Проблемы отдельных северокавказских республик сильно отличаются от проблем прочих субъектов ЮФО. К ним необходим особый подход, нужна новая команда, которая будет иначе мыслить, способная по-иному реагировать на насущные социально-экономические и прочие вызовы. Старые взгляды, старые подходы тут уже не помогают. образование нового округа должно решить проблемы региона.

Образование Северо-Кавказского федерального округа — это серьезный шаг к решению имеющихся на южном направлении проблем. Новый федеральный округ, в который вошло семь субъектов федерации, пожалуй, самый сложный в России. На фоне обострённой криминогенной ситуации уровень безработицы в Ингушетии, к примеру, 55%. В Ставропольском крае и в Северной Осетии, островков благополучия, — в 5-6 раз меньше.

Средняя зарплата в регионе самая высокая в Чечне — около 12 тысяч рублей. В Дагестане – 7,5 тысяч. Здесь проживает 6% населения страны, и регион лидирует по уровню рождаемости: к примеру, в Дагестане родилось 49 тысяч детей в 2008 году, далее следуют Чеченская республика и Ставропольский край. Наличие запасов нефти и отсталая структура производства, а зачастую просто её отсутствие.

В среднем по округу уровень валового регионального продукта составляет 80 миллиардов рублей. В пересчёте на душу населения это чуть более 62,5 тысяч рублей. Тогда как в среднем по России эта цифра почти в 4 раза больше.

В то же время, проблемы Северо-Кавказского округа тесно переплетаются с проблемами Южного региона и частично обуславливают их. Криминогенная и нестабильная политическая и социальная обстановка в большинстве республик Северо-Кавказского округа ведут к появлению напряженности в Южном регионе.

Несмотря на значительные финансовые потоки из центрального федерального бюджета в республики Северо-Кавказского округа (за исключением Ставропольского края), уровень и качество жизни значительно ниже, чем в соседнем Южном регионе, что связано с неразвитостью социально-культурными и экономическими отраслями в данном регионе.

Высокий уровень безработицы, достигающий порядка 50% от экономического активного населения в Северо-Кавказского регионе ведет к социальной напряженности, повышение криминальной обстановке не только в регионе, но и в соседних областях Южного региона.

Северо-Кавказский федеральный округ отличается сложным этническим составом, сконцентрированным на относительно небольшой территории, что обуславливает прямую зависимость состояния общественно-политической обстановки в сфере межнациональных отношений на фоне роста титульных наций и оттоком русского населения.  Много русских трудоспособного возраста покидают не только республики Северного Кавказа, но и даже Ставропольский край. Такой массовый отъезд подрывает возможности экономической модернизации и ведет к диспропорциям в системе высшего образования и управления . Данный факт превращает данный регион в своеобразный «огнеопасный» анклав, который требует особого административного управления. Южный федеральный округ также населен более сотней национальностями, в то же время население округа также ощущает процессы, протекающие в соседнем регионе, так как часть населения из Северо-Кавказского региона эмигрирует в ЮФО, что приведет к росту напряженности, связанной с обеспечением занятости, ростом криминогенности.

В то же время, основным финансовым источников поступлений в Северо-Кавказский федеральный округ являются транши из федерального бюджета, а частные инвесторы не хотят рисковать средствами, вкладываясь в нестабильный регион, Южный федеральный регион более привлекателен именно для частных инвесторов, что определяется как более стабильной обстановкой, так и строительством Олимпийских объектов на территории Краснодарского края.

Общей проблемой развития двух регионов, на наш взгляд, является высокая коррупционность органов власти на всех уровнях, что тормозит как решение отдельных проблем, так и экономическое развитие региона.

Решение всей совокупности проблем Северо-Кавказского региона должно лежать в плоскости решения целой системы проблем, как данного региона, так и соседнего Южного региона.
Необходимо продолжить работу по формированию общероссийской идентичности. Следует убрать разграничения, сложившиеся не только между Кавказом и Россией, но и между народами Кавказа.

Последние десятилетия определили, что проблемы обеспечения безопасности, базируясь на экономической и социальной нестабильности, нельзя решить только силовыми методами. Нужен поход, основанный на решение насущных жизненных проблем, решить проблемы жилья, безработицы, образования, медицинского и социального обеспечения. Одним из направлений является обеспечение эффективности направляемых в регион финансовых средств, потому что происходит определенное изменение, скажем, модели взаимодействия с Северным Кавказом. Если раньше апробировались две схемы, то есть силовая и административная, то в настоящий момент силовая формально считается не слишком актуальной, может быть, только для ряда субъектов, потому в целом, конечно, можно говорить об активности террористов, но нельзя говорить об опасностях масштабной экстремисткой деятельности, и поэтому на федеральном центре было принято решение, что силовая составляющая, что называется, будет скорее оперативная, а не стратегическая. И поэтому сейчас предпринимаются попытки более плотно включить эти республики во внутриэкономические российские взаимосвязи, обеспечить относительную прозрачность трат выделяемых регионам средств, и в этой ситуации, конечно, можно говорить об относительной прозрачности, потому что ясно будет, что все равно, так или иначе, значительная часть средств будет расходоваться нецелевым образом. Но это специфика региона, здесь уже, наверное, вряд ли что-либо можно сделать. С другой стороны роль нового полномочного представителя президента здесь не только как кризис-менеджера, но и как такого, относительно эффективного переговорщика, которому необходимо наладить более гибкие и конструктивные взаимоотношения между федеральным центром и региональными элитами и одновременно попытаться преодолеть конфликты внутри региональных элит, потому что здесь присутствуют конфликты совершенно многосоставные.

Таким образом, изучение опыта взаимодействия этнополитической мобилизации с процессом демократизации в республиках Северного Кавказа – самом многонациональном и поликонфессиональном регионе России, позволило определить условия, при которых сохранилась целостность российского полиэтнического государства:

– устойчивое, исторически сложившееся взаимодействие этносов, культур и цивилизаций при доминирующей роли русского народа;

– сохранение сильной вертикали исполнительной власти в центре и регионе, способной влиять на этнополитическую ситуацию в субъектах федерации и блокировать внешние угрозы региональной и национальной безопасности;

– использование элементов «демократии согласия», позволяющей в условиях транзита обеспечивать права и интересы национальных меньшинств и нетитульных наций в органах власти и управления;

– компромисс власти с либеральными типами национализма и маргинализация на этой основе представителей классического национализма и сепаратизма;

— гарантии этнокультурной безопасности этносов;

— исключение из политического процесса религиозной мобилизации, при соблюдении прав верующих и гарантий религиозного возрождения;

— эволюционные, а не скачкообразные изменения центральной и региональной политической системы;

– блокирование внешних угроз, включая международный терроризм.

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Конституция Российской Федерации: Принята на всенародном референдуме 12 декабря 1993 г. // Российская газета от 25 декабря 1993 г.
  2. Декларация о государственном суверенитете РСФСР от 12 июня 1990 г. // ВВС РФ. 1990. № 2 Ст. 22.
  3. Декларация прав и свобод человека и гражданина от 22 ноября 1991 г. // ВВС РФ. 1991. №52. Ст. 1865.
  4. Федеральный конституционный закон от 26 февраля 1997 г. «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» // СЗ РФ. 1997. № 9. Ст. 1011.
  5. Федеральный конституционный закон от 17 декабря 2001 г. «О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Российской Федерации» // СЗ РФ. 2001. № 52 (ч. 1). Ст. 4916.
  6. Федеральный конституционный закон от 25 марта 2004 г. «Об образовании в составе Российской Федерации нового субъекта Российской Федерации в результате объединения Пермской области и Коми- Пермяцкого автономного округа» // СЗ РФ. 2004. № 13. Ст. 1110.
  7. Федеральный закон от 4 марта 1998 г. «О порядке принятия и вступления в силу поправок к Конституции Российской Федерации» // СЗ РФ. 1998. № 10, Ст. 1146.
  8. Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных
    (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ // Российская газета. 15 окт. 1999 г.
  9. Указ Президента Российской Федерации от 13 мая 2000 г. № 849 «О полномочном представителе Президента Российской Федерации в федеральном округе» // Российская газета. 15 мая 2000.
  10. Указ Президента Российской Федерации от 19 января 2010 г. N 82 «О внесении изменений в перечень федеральных округов, утвержденный Указом Президента Российской Федерации от 13 мая 2000 г. № 849, и в Указ Президента Российской Федерации от 12 мая 2008 г. № 724 «Вопросы системы и структуры федеральных органов исполнительной власти» // Российская газета. 21 января 2010.
  11. Авакьян С.А. Конституция России: природа, эволюция, современность. — М.: Российский Юридический Издательский Дом. 2007.
  12. Авакьян С.А. Проблемы реформы Конституции // Российский конституционализм: проблемы и решения (материалы международной конференции). — М.: Ин-т государства и права РАН. 2005.
  13. Авакьян С.А. Проблемы реформы Конституции//Российский конституционализм: проблемы и решения (материалы международной конференции). — М.: Ин-т государства и права РАН. 2006.
  14. Аствацатурова М. Создание федерального Северо-Кавказского округа .// Вестник Института антропологии и этнологии Российской академии наук. М., 2010. Март.
  15. Безуглов А.Л., Саддамов С.А. Конституционное право России: Учебник. М., 2010.
  16. Жученко А.А. Порядок изменения конституций и уставов субъектов федерации и Конституции России // Конституционное и муниципальное право. 2008. № 6.
  17. Полномочный представитель Президента РФ в Южном федеральном округе В.В.Устинов об экономических итогах уходящего 2010 года // Молот. 2010. 26 декабря.

  18. Проблемы Северо-Кавказского федерального округа. Материалы круглого стола. — М.: Научный эксперт, 2010.
  19. Стенограмма совещания Председателя Правительства Российской Федерации В.В.Путин провел совещание по развитию Северо-Кавказского федерального округа 23 февраля 2010 г. [Официальный сайт Председателя Правительства Российской Федерации] // http://premier.gov.ru/events/news/9114/
  20. Стратегия социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа: Электронный ресурс: http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/ 175166. Дата обращения: 30.03.2011. 
  21. Стратегия социально-экономического развития Южного федерального округа на период до 2020 года. М., 2010. Декабрь
  22. Халидов Д.Ш. Кризис на Северном Кавказе: что делать? К вопросу формирования новой «повестки дня» для Полпредства СКФО// Проблемы Северо-Кавказского федерального округа. Материалы круглого стола. — М.: Научный эксперт, 2010.
  23. Халидов Д.Ш. Социальная нестабильность на Северном Кавказе. Модельвоспроизводства и исламский фактор // Наука. Культура. Обществ. 2005. № 2.
  24. Юханов Н.С. Актуальные проблемы реформирования федеративных отношений в России // Актуальные проблемы политологии: Сборник научных работ студентов и аспирантов Российского университета дружбы народов. / Отв. ред.: д.ф.н., проф. В.Д. Зотов. – М.: МАКС Пресс, 2001. – С. 99–112.
<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.08MB/0.00156 sec

WordPress: 23.21MB | MySQL:117 | 1,997sec