ФАКТОРЫ НЕСТАБИЛЬНОСТИ В СЕВЕРО-КАВКАЗСКОМ РЕГИОНЕ

<

083114 0348 1 ФАКТОРЫ НЕСТАБИЛЬНОСТИ В СЕВЕРО КАВКАЗСКОМ РЕГИОНЕСеверный Кавказ – территория с особыми местными обычаями и традициями, сильно отличающаяся от других частей России. Это одна из причин, почему здесь могут возникать институты и правовые нормы, не укладывающиеся в рамки общероссийского законодательства. В каждом из подобных случаев федеральным властям следует тщательно взвешивать, насколько подобные институты и нормы соответствуют цели межнационального мира и спокойствия на Северном Кавказе и не пойдет ли их ломка только во вред. Приспособление демократических норм, правил, институтов к местным нормам и традициям должно быть постепенным.

Спорный вопрос – нужно ли идти на поводу у сложившихся традиций, приспосабливать к ним федеральные законы и нормы, но максимальная осторожность в отношении их необходима.

В целом, федеральному Центру не удалось пока найти формы своего представительства, адекватные сложности проблем в регионе, хотя известный позитивный опыт и накоплен. Главная беда – в отсутствии четкой стратегии и скоординированных действий разных федеральных структур по ее реализации, в недостаточном учете местной специфики и реактивности, запаздывании. Что касается традиционного баланса постов, занимаемых представителями тех или иных этнических групп, то это проблема, в которой лучше предоставить разбираться самим северокавказским народам и не вмешиваться без чрезвычайных причин в сложившиеся традиционные институты.

Часть местных политических новаций может быть предложена другим образованиями для разрешения противоречий. Заслуживает внимания дагестанский опыт создания особых этнических округов в многоэтничных районах: при правильном использовании они дают возможность сочетать устоявшиеся традиции и формировавшиеся десятилетиями системы сдержек и противовесов с нормами представительной демократии. То же можно сказать о дагестанской системе этноквотирования должностей. Правда, при этом нужно следить за соблюдением равенства прав и возможностей различных национальностей.

Современная общественно-политическая и этнополитическая обстановка в Северо-Кавказском федеральном округе  характеризуется рядом выраженных негативных социальных тенденций, проявлениями этнополитического и религиозного экстремизма, а также высоким конфликтогенным потенциалом. Данные факторы негативно сказываются на экономическое и социальное положение данного региона.

Внешними факторами, дестабилизирующими этнополитическую и межконфессиональную ситуацию в Северо-Кавказском федеральном округе, являются следующие факторы:

– активность международной террористической сети, использующей этнический и религиозный факторы;

– стремление ряда радикальных международных организаций к эскалации этнополитической и межконфессиональной напряженности, включая стремление к переделу административно-территориальных границ указанного федерального округа;

– импорт радикальных форм ислама на территорию указанного федерального округа.

Внутренними факторами, способствующими обострению этнополитической ситуации в Северо-Кавказском федеральном округе, являются следующие факторы:

– широкое распространение коррупции;

– проявление этнополитического и религиозно-политического экстремизма;

– неурегулированность земельных отношений, порождающая большинство межнациональных конфликтов, в том числе на бытовом уровне;

– межэтническая напряженность на фоне слабой общегражданской идентичности;

– популяризация экстремистской идеологии в силу высокого уровня безработицы и социальной необустроенности населения;

– продолжающийся отток русского населения.

Негативное влияние на современную социально-экономическую ситуацию в некоторых республиках Северо-Кавказского региона оказали события последнего десятилетия ХХ века. «Бурные» 90-е гг. прошлого века отбросили Северный Кавказ (особенно три республики — Дагестан, Чечню и Ингушетию) на многие десятилетия назад. Можно говорить о более ярко выраженных процессах деиндустриализации и демодернизации (автор вкладывает в это понятие несколько иное содержание, нежели неолибералы) в регионе. К примеру, падение промышленного производства в регионе за период 1991–1999 гг. составило цифру порядка 4,5–5 раза, тогда как по стране в целом — только два раза. Разница ощутимая, качественная. Нельзя сбрасывать со счетов и влияние сепаратистской Чечни и первой чеченской кампании в те годы.1

В настоящее время, во многих районах в Чечне и отчасти в Ингушетии система шариатских судов носит узаконенный характер. В Дагестане также в некоторых районах и населенных пунктах «де факто» функционирует подобная альтернативная система правосудия. Можно говорить о явлении «архаизации», но в условиях тотального недоверия к официальным судам люди и ищут выход из такого положения, возвращаясь к «корням» — к системе, которая была ликвидирована в приказном порядке в 1927 г.

Данные факторы оказывают негативное влияние на социально-политическую ситуацию в регионе, что, в свою очередь, крайне отрицательно влияет на экономическую ситуацию.

Общественно-политическая и социально-экономическая значимость предотвращения оттока русского населения и создание условий для его возвращения и безопасного и комфортного проживания на территории Северо-Кавказского федерального округа была обозначена Президентом Российской Федерации Д.А.Медведевым, а также общественными лидерами этого федерального округа 19 мая 2010 г. на заседании Совета по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека, посвященном ситуации на Северном Кавказе.

За период с 1989 по 2002 год субъекты Российской Федерации, входящие в состав Северо-Кавказского федерального округа, покинули около 300 тыс. русских (27,5% от общей численности населения). В последние годы темпы оттока несколько снизились, но обозначилась тенденция оттока русского населения из некоторых районов Ставропольского края.

Общий экономический кризис, охвативший Россию, не позволяет сегодня руководителям отдельных республик Северного Кавказа и их национальных общественных движений увидеть в перспективе негативные последствия вынужденной миграции русских и представителей других не титульных национальностей. Определение действенной миграционной политики, способной если не прекратить, то хотя бы уменьшить масштабы вынужденной миграции русских из республик Северного Кавказа и тем самым устранить вероятность ее негативных последствий, невозможно без разработки специальной комплексной программы, направленной на снятие межнациональной напряженности, а через нее и стабилизацию этнополитической ситуации в регионе.1

Сегодня прекращение оттока и возвращение русского населения на территорию Северо-Кавказского федерального округа является стратегической задачей. Русское население для Северо-Кавказского федерального округа не только важнейший фактор стабилизации этнополитической ситуации, но и источник высококвалифицированных кадров, необходимых для обеспечения устойчивого развития этого федерального округа и достижения его инвестиционной привлекательности.

Высокой уровень безработицы, достигающих в некоторых районах региона, 50% – заставляет, особенно молодых людей, искать альтернативные источники заработка. При этом прямое и значительное финансирование региона из центрального федерального бюджета является крайней негативным и низкоэффективным, так большинство финансовых ресурсов не доходит до низших слоев населения ввиду высокой коррумпированности административной власти региона.

Экономической проблемой региона является и то, что на текущий момент реальный сектор экономики Северо-Кавказского федерального округа развит слабо: доля аграрного сектора в валовом региональном продукте достигает 22 % (по Российской Федерации — 5 %); доля продукции обрабатывающих производств не превышает 15 % (по Российской Федерации — 19 %).

К проблемам данного региона следует отнести и низкую производительности труда.

Ограничением для развития лесопромышленного комплекса является отсутствие сырьевой базы. Северо-Кавказский федеральный округ является федеральным округом, наименее обеспеченным лесными ресурсами

Очевидны территориальные диспропорции в развитии промышленности Северо-Кавказского федерального округа. Наиболее развитым промышленным субъектом Российской Федерации в этом федеральном округе является Ставропольский край (42 % выручки добывающей и обрабатывающей промышленности по данным 2008 года). Во всех субъектах Российской Федерации, входящих в состав Северо-Кавказского федерального округа, промышленное производство сосредоточено в 1 — 2 промышленных зонах, остальные территории являются преимущественно сельскохозяйственными.

Изношенные основные фонды промышленных предприятий Северо-Кавказского федерального округа требуют обновления. В первую очередь это касается Чеченской Республики, Республики Дагестан и Республики Ингушетия.

Причинами низкого показателя частных инвестиций в Северо-Кавказском федеральном округе являются:

– высокие риски, недостаток инфраструктуры и стимулов для инвесторов (прежде всего внешних);

– отсутствие крупных потенциальных инвесторов на внутреннем рынке;

<

– отсутствие финансовых средств на проработку проектов у предприятий и предпринимателей, осуществляющих деятельность на территории субъектов Российской Федерации, входящих в состав Северо-Кавказского федерального округа;

– неразвитый сектор предпринимательства.

Серьезной социальной проблемой Северо-Кавказского федерального округа является низкий уровень развития системы здравоохранения. Во всех субъектах Северо-Кавказского федерального округа отмечается нехватка больниц и поликлинических учреждений, а также врачей и среднего медицинского персонала. В Кабардино-Балкарской Республике, Республике Северная Осетия — Алания, Чеченской Республике и Ставропольском крае участковые врачи-терапевты, участковые врачи-педиатры и врачи скорой медицинской помощи широко применяют практику совместительства. Ситуация продолжает ухудшаться в связи с оттоком молодых специалистов в другие регионы Российской Федерации. В 2009 году начал функционировать Северо-Кавказский многопрофильный медицинский центр Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации, который является современным хорошо оснащенным медицинским учреждением. Необходимо отметить, что центр еще не полностью вышел на запланированные проектные мощности. 

Основной социальной проблемой, присущей всем субъектам Российской Федерации, входящим в Северо-Кавказский федеральный округ в равной степени, является низкий уровень обеспеченности жильем. Наиболее благоприятная ситуация наблюдается в Республике Северная Осетия — Алания, где в 2008 году обеспеченность жильем составляла 26,1 кв. метра на человека (по Российской Федерации — 22 кв. метра на человека). В Ставропольском крае и Карачаево-Черкесской Республике этот показатель в 2008 году составил 21,2 и 20,1 кв. метра на человека соответственно. Более сложная ситуация с жилым фондом наблюдается в Кабардино-Балкарской Республике и Республике Дагестан, где в 2008 году на одного человека приходилось 16,9 и 16,5 кв. метра соответственно. В Республике Ингушетия и Чеченской Республике значения показателя обеспеченности жильем одни из самых низких в Российской Федерации — 10,9 кв. метра 13,4 кв. метра на человека соответственно.

По обеспеченности объектами спортивной инфраструктуры и учреждениями культуры Северо-Кавказский федеральный округ также существенно отстает от других федеральных округов.

Отмечается нехватка стадионов, спортивных площадок и полей, спортивных залов, плавательных бассейнов.

Обобщая проблемы развития Северо-Кавказского региона и факторы, оказывающие на стабильность политической, социальной и экономической ситуации, можно выделить несколько ключевых факторов и системных связей»контуров», выявляющих источники и условия нестабильности.

Первый «контур» связан с системой следующих факторов и условий (рис. 1): внутриконфессиональный конфликт — поиск «смысла и справедливости» в альтернативной идеологии и рост рядов внесистемной оппозиции — правоохранительно-силовой фактор и неадекватность методов борьбы с терроризмом — дальнейшая легитимация в некоторых слоях населения экстремистского подполья.

083114 0348 2 ФАКТОРЫ НЕСТАБИЛЬНОСТИ В СЕВЕРО КАВКАЗСКОМ РЕГИОНЕ

Стрелки «→» означают причинно-следственные (прямые) связи статистического характера: к примеру, чем больше неизбирательности, рутинности вреализации контртеррористических операций — КТО (фактор № 5), тем больше фундаменталистских (и радикально-»ваххабитских») настроений и недовольства властью в местных общинах (фактор № 4). Стрелки «– →» означают обратную связь. К примеру, чем меньше законности и справедливости, чем меньше беспристрастности власти во внутриконфессиональном конфликте (фактор № 3), тем больше приходится проявлять антиваххабитскую активность (в идеологической и силовой сферах) — фактор № 2

 

Рис. 1. Модель воспроизводства нестабильности и влияния фактора

экстремистского подполья1

 

Ситуация внутриконфессионального конфликта во всем его драматизме и напряженности до сих пор недооценивается. Реальностью сегодняшнего дня является вялотекущая гражданская война с отчетливыми религиозными

мотивами2.

Государство — в лице правоохранительных и силовых структур — в целях профилактики взяло на вооружение метод «превентивной ликвидации (нейтрализации)» подозрительных элементов, без соответствующей оперативноследственной работы. В данном случае очевидны признаки некритического усвоения методологии и практики операций КТО, испытанные спецслужбами на Западе и Ближнем Востоке, где решались совершенно иные стратегические задачи.

В результате, вместо интеграции большинства и изоляции меньшинства экстремистов получается отчуждение и рост внесистемной оппозиции и социального напряжения в обществе. Второй «контур» нестабильности связан с фактором местных олигархических групп (рис. 2).

083114 0348 3 ФАКТОРЫ НЕСТАБИЛЬНОСТИ В СЕВЕРО КАВКАЗСКОМ РЕГИОНЕ

Рисунок 2 – Модель воспроизводства нестабильности и влияния фактора экстремистского подполья

 

Фактор № 4 (Ф.Н.) – это фундаменталистские настроения и недовольство властью. В одном случае — это борьба за власть и доступ к ресурсам в республиканском масштабе. Как правило, такой вызов власти связан с фигурами мэров столиц республик, редко — крупных районных центров-городов. В другом случае, это борьба за власть на уровне МСУ за должность мэра города. Ситуация конфликта интересов и борьбы за власть приобретает ассиметричный вид: если главы республик опираются на официальную систему власти и права, то амбициозные местные олигархи, как правило, опираются и на теневую власть, и на право, на неформальные ресурсы — в том числе, и психологического свойства. Паралич некоторых структур власти (судебно-правоохранительной) — как следствие теневых возможностей — затрудняют республиканским властям нейтрализацию данного фактора дестабилизации. Такое положение подвигает некоторых экспертов к идее авторитаризма и даже диктаторских полномочий для отдельных глав республик.

Третий «контур»
нестабильности связан с конфликтом на уровне местного самоуправления (МСУ) местных общин и власти. Дестабилизация происходит на локальном уровне.

Но иногда, после перекрытия федеральной трассы возмущенными общинами или после многочисленных митингов протеста, ситуация получает резонанс уже на республиканском уровне. Как правило, конфликты связанны со злоупотреблениями властью со стороны местных глав районов или населенных пунктов в вопросах землепользования, с хищениями бюджетных средств и коррупцией.

Четвертый (специфический) «контур» нестабильности связан с этнически окрашенными конфликтами вокруг земли, властных ресурсов и национального равноправия. Регион буквально напичкан множеством потенциальных и актуальных конфликтных «точек» с этнической начинкой — от границы с Азербайджаном, где не снята с «повестки дня» проблема «разделенных» народов Дагестана, и до Ставропольского края и КЧР, где периодически дают о себе знать этнополитические и этнотерриториальные вопросы. Всего таких конфликтных «очагов» насчитывается порядка девяти.

Все вышеперечисленные очаги межэтнического напряжения и источники нестабильности могут представить благодатную почву для геополитических соперников России.

 

 

 

 

2. ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ ЮЖНОГО ОКРУГА

 

Возможности устойчивого социально-экономического развития Южного федерального округа в долгосрочной перспективе определяются характером и полнотой использования всего комплекса его конкурентных преимуществ, благоприятных внутренних (региональных) и внешних (макроэкономических и внешнеэкономических) факторов экономического роста, а также возможностями преодоления имеющихся ограничений и решения ключевых проблем регионального развития.

Особое место в системе факторов регионального развития занимают территориально локализованные конкурентные преимущества ЮФО, имеющие устойчивый характер и не зависящие от внешних условий.

К числу ключевых конкурентных преимуществ Южного федерального округа относятся:

— наиболее благоприятные в Российской Федерации природно-климатические условия для жизнедеятельности людей;

— высокая миграционная привлекательность территории округа (прежде всего, Краснодарского края) для экономически активного населения других регионов страны, в т.ч. высококвалифицированных кадров;

— исключительно выгодное геополитическое и геоэкономическое положение территории округа, определяемое его приграничным характером по отношению к стратегически важным для России государствам Кавказского макрорегиона, Украине и Казахстану, а также непосредственным выходом к морским транспортным коммуникациям, соединяющим РФ со странами Средиземноморского, Азово-Черноморского и Каспийского бассейнов;

— сравнительно развитая и продолжающая интенсивно развиваться в настоящий период транспортная инфраструктура, в т.ч. включающая широко разветвленную сеть автомобильных дорог с твердым покрытием, портовую инфраструктуру (морской и речной транспорт), железнодорожные пути, аэропорты, трубопроводную сеть;

— наличие на территории округа ряда развитых и развивающихся кластеров с высоким потенциалом роста в различных отраслях и секторах экономики;

— значительные размеры внутреннего (регионального) рынка, определяемые сравнительно высокой численностью и концентрацией населения;

— относительно низкая стоимость рабочей силы;

— высокий уровень обеспеченности округа местными строительными материалами.

На уровень текущей конкурентоспособности экономики ЮФО и входящих в его состав регионов ощутимое воздействие оказывает также весь комплекс внешних факторов, в т.ч. характер структурной и региональной политики Правительства РФ, текущие темпы инфляции, валютный курс рубля, ставка рефинансирования Центрального Банка РФ, размер и стабильность тарифов на услуги естественных монополий, общий уровень либерализации экономики, состояние конъюнктуры на глобальных рынках товаров и услуг, наличие нетарифных ограничений во внешней торговле и т.д.

Вместе с тем на развитие ЮФО и его регионов заметное влияние (прежде всего в краткосрочной и среднесрочной перспективе) будут оказывать также факторы, препятствующие их устойчивому экономическому росту. В составе данных факторов, отражающих основные проблемы развития ЮФО, следует выделить:

— слабо диверсифицированную отраслевую структуру окружной экономики;

— сравнительно низкий уровень производительности труда в ключевых отраслях и секторах экономики;

— крайне низкую степень инновационной активности и незначительное присутствие в округе высокотехнологичных видов деятельности;

— отсутствие на территории округа лидирующих инновационно-образовательных кластеров;

-сохраняющееся несоответствие профессионально-квалификационного состава рабочей силы долгосрочным приоритетам развития округа;

— значительные межрегиональные и межмуниципальные различия по степени экономической активности и уровню жизни населения;

— относительно низкий уровень энергообеспеченности территории округа;

— недостаточно развитую инженерную инфраструктуру округа;

— территориальную близость к районам с нестабильной социально-экономической ситуацией, повышенными угрозами террористической деятельности и межнациональных конфликтов.

Отмеченные проблемы социально-экономического развития округа должны быть в основном решены в среднесрочной перспективе преимущественно на базе использования различных механизмов государственно-частного партнерства, что позволит создать необходимую основу для реализации приоритетов инновационной модернизации экономики ЮФО на долгосрочную перспективу.

Главный геополитический риск, наиболее существенная внешняя угроза безопасности страны в ЮФО связана с близостью зон потенциальных конфликтов на Северном Кавказе.

Важнейшая внутренняя угроза состоит в утрате былой привлекательности и престижности южнороссийских регионов для проживания, которая в существенной степени обусловила динамику их развития в советские годы. В новых условиях открытости России миру многие южнороссийские курорты оказались неконкурентоспособными, проигрывают по соотношению цены и качества турецким, хорватским, греческим и черногорским аналогам. Объективное позитивное действие природных факторов может быть нейтрализовано и даже аннулировано плохим состоянием социальной, досуговой, транспортной инфраструктуры округа.

Другая угроза состоит в продолжающемся оттоке профессиональных и энергичных кадров из регионов ЮФО. На фоне уменьшения трудоресурсного потенциала во многих соседних российских регионах и в странах СНГ это может усилить кадровый дефицит на юге России и затруднить реализацию амбициозных проектов общероссийского масштаба на территории округа.

Еще одна угроза связана с неблагоприятной для местной экономики демографической структурой населения – когда доля детей и пенсионеров постоянно возрастает на фоне падающей доли трудоспособного населения. При более высокой, чем в России в целом, средней продолжительности жизни населения Юга, более высокой рождаемости и более низкой смертности, это означает постоянный рост демографической нагрузки на трудоспособное население — производительность труда которого, к тому же, невысока.

Южные регионы России имеют более высокую долю теневой занятости, нелегальной миграции, большие размеры теневой экономики. Деструктивное воздействие теневого сектора может составить заметную угрозу национальной безопасности страны и личной безопасности ее граждан, особенно в форс-мажорные периоды.

Уникальную возможность для развития территорий ЮФО дает подготовка и проведение XXII Олимпийских и XI Паралимпийских зимних игр 2014 года в Сочи. Для обеспечения максимального позитивного эффекта от зимней Олимпиады для ЮФО необходимо трансформировать задачу создания глобально конкурентоспособного всесезонного горного курорта мирового уровня в Краснодарском крае в сверхзадачу превращения Олимпийских игр-2014 в катализатор постиндустриальной трансформации и инновационной диверсификации экономики всего Южного федерального округа. С учетом опыта зарубежных стран на российском черноморском побережье, на базе части олимпийских объектов, должны быть созданы новый технопарк и другие интеллектуальные территории как форпосты новой экономики знания на юге России.

 

 

 

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Конституция Российской Федерации: Принята на всенародном референдуме 12 декабря 1993 г. // Российская газета от 25 декабря 1993 г.
  2. Декларация о государственном суверенитете РСФСР от 12 июня 1990 г. // ВВС РФ. 1990. № 2 Ст. 22.
  3. Декларация прав и свобод человека и гражданина от 22 ноября 1991 г. // ВВС РФ. 1991. №52. Ст. 1865.
  4. Федеральный конституционный закон от 26 февраля 1997 г. «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» // СЗ РФ. 1997. № 9. Ст. 1011.
  5. Федеральный конституционный закон от 17 декабря 2001 г. «О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Российской Федерации» // СЗ РФ. 2001. № 52 (ч. 1). Ст. 4916.
  6. Федеральный конституционный закон от 25 марта 2004 г. «Об образовании в составе Российской Федерации нового субъекта Российской Федерации в результате объединения Пермской области и Коми- Пермяцкого автономного округа» // СЗ РФ. 2004. № 13. Ст. 1110.
  7. Федеральный закон от 4 марта 1998 г. «О порядке принятия и вступления в силу поправок к Конституции Российской Федерации» // СЗ РФ. 1998. № 10, Ст. 1146.
  8. Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных
    (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ // Российская газета. 15 окт. 1999 г.
  9. Указ Президента Российской Федерации от 13 мая 2000 г. № 849 «О полномочном представителе Президента Российской Федерации в федеральном округе» // Российская газета. 15 мая 2000.
  10. Указ Президента Российской Федерации от 19 января 2010 г. N 82 «О внесении изменений в перечень федеральных округов, утвержденный Указом Президента Российской Федерации от 13 мая 2000 г. № 849, и в Указ Президента Российской Федерации от 12 мая 2008 г. № 724 «Вопросы системы и структуры федеральных органов исполнительной власти» // Российская газета. 21 января 2010.
  11. Авакьян С.А. Конституция России: природа, эволюция, современность. — М.: Российский Юридический Издательский Дом. 2007.
  12. Авакьян С.А. Проблемы реформы Конституции // Российский конституционализм: проблемы и решения (материалы международной конференции). — М.: Ин-т государства и права РАН. 2005.
  13. Авакьян С.А. Проблемы реформы Конституции//Российский конституционализм: проблемы и решения (материалы международной конференции). — М.: Ин-т государства и права РАН. 2006.
  14. Аствацатурова М. Создание федерального Северо-Кавказского округа .// Вестник Института антропологии и этнологии Российской академии наук. М., 2010. Март.
  15. Безуглов А.Л., Саддамов С.А. Конституционное право России: Учебник. М., 2010.
  16. Жученко А.А. Порядок изменения конституций и уставов субъектов федерации и Конституции России // Конституционное и муниципальное право. 2008. № 6.
  17. Полномочный представитель Президента РФ в Южном федеральном округе В.В.Устинов об экономических итогах уходящего 2010 года // Молот. 2010. 26 декабря.

  18. Проблемы Северо-Кавказского федерального округа. Материалы круглого стола. — М.: Научный эксперт, 2010.
  19. Стенограмма совещания Председателя Правительства Российской Федерации В.В.Путин провел совещание по развитию Северо-Кавказского федерального округа 23 февраля 2010 г. [Официальный сайт Председателя Правительства Российской Федерации] // http://premier.gov.ru/events/news/9114/
  20. Стратегия социально-экономического развития Северо-Кавказского федерального округа: Электронный ресурс: http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/ 175166. Дата обращения: 30.03.2011. 
  21. Стратегия социально-экономического развития Южного федерального округа на период до 2020 года. М., 2010. Декабрь
  22. Халидов Д.Ш. Кризис на Северном Кавказе: что делать? К вопросу формирования новой «повестки дня» для Полпредства СКФО// Проблемы Северо-Кавказского федерального округа. Материалы круглого стола. — М.: Научный эксперт, 2010.
  23. Халидов Д.Ш. Социальная нестабильность на Северном Кавказе. Модельвоспроизводства и исламский фактор // Наука. Культура. Обществ. 2005. № 2.
  24. Юханов Н.С. Актуальные проблемы реформирования федеративных отношений в России // Актуальные проблемы политологии: Сборник научных работ студентов и аспирантов Российского университета дружбы народов. / Отв. ред.: д.ф.н., проф. В.Д. Зотов. – М.: МАКС Пресс, 2001. – С. 99–112.
<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.95MB/0.00146 sec

WordPress: 22.78MB | MySQL:121 | 1,383sec