ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РОССИЙСКОГО ФЕДЕРАЛИЗМ И ЕГО ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ

<

083014 0251 1 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РОССИЙСКОГО ФЕДЕРАЛИЗМ И ЕГО ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫПринятие Конституции Российской Федерации 1993 г. стало основой формирования новой государственности и правовой системы России. Конституция – очень важный исторический, правовой и политический документ, отражающий реалии того времени, когда он был принят. Любой правовой акт реализуется в конкретном обществе людьми, институтами власти, коллективами. Их зрелостью в конечно итоге и определяется то, как воплощается в жизнь конституционные положения, какие изменения вносятся в жизнь в ходе развития общества. Именно уровень развития общественных отношений предопределяет характер, структуру и систему конституционного права. Основной закон является ядром правовой системы, но сам по себе конституция не может полностью гарантировать, что все граждане, органы публичной власти, должностные лица все рангов будут действовать всегда в точном соответствии с ее установлениями. Для этого требуется длительная и кропотливая работа по преодолению правового нигилизма как среди граждан, так и среди чиновников, основательные усилия по развития политической и юридической культуры.

Актуальность темы исследования определяется тем, что в настоящее время в России продолжается сложный процесс формирования качественно новой демократической системы гражданского общества. Общепризнанным считается факт, что Конституция составляет ядро правовой системы государства, она является базой для развития всего законодательства. Не случайно вторым сопутствующим названием Конституции является – Основной Закон государства. Современные конституции большинства государств по меньшей мере закрепляют два важнейших аспекта: провозглашение и гарантирование прав и свобод человека и гражданина; организацию государственной власти (определение основ конституционного строя, формы правления, государственного устройства). Характеризуя конституционное развитие страны, необходимо видеть не только новые аспекты социально-экономических и политических отношений, но и те актуальные противоречия, от которых зависит нынешнее состояние общества и государства, а также перспективы их развития. Конституция очерчивает устройство, структуру и форму государства. В России утвердилась федерация, но нельзя не замечать и некоторых спорных моментов. Так, провозглашая равноправие субъектов (ст. 4), Конституция тут же его и отрицает, обосновывая ассиметричность федерации и разностатусность субъектов – республик, краев, областей, автономий. Первым, к примеру, присущи некоторые атрибуты государства – в том числе возможность иметь свой государственный язык.

Цель исследования – провести анализ, выявить и дать характеристику принципов новой конфигурации федеральных округов и проблемы безопасности Северо-Кавказского региона.

Задачи исследования:

– проанализировать и охарактеризовать конституционные принципы российского федерализма;

– исследовать вопросы организации федеративных округов Российской Федерации;

– охарактеризовать проблемы безопасности Северо-Кавказского региона в свете создания нового федеративного округа.

 

1.1. Конституционные принципы государственного устройства Российской Федерации

 

Федерация (от позднелат. foederatio — союз, объединение), наряду с унитарной формой, представляет собой одну из основных форм территориальной организации государства. Как форма государственного устройства, она предполагает особый характер отношений между федеральными органами власти и органами составляющих федеративное государство территориальных частей — субъектов федерации.

Федерация — это юридически единое союзное государство, в состав которого входят определенные государства или государственные образования, обладающие властью и полномочиями в решении тех вопросов, которые не относятся к компетенции федеральной власти. Ее характеризуют следующие признаки. Федерация — единое союзное государство, существующее наряду и над теми государствами, которые входят в его состав. Федерация обладает суверенитетом. Федерация имеет необходимые государственно-правовые институты, т. е. законодательные и исполнительные органы, которые избираются населением всех субъектов федерации, причем парламенты федерального типа, как правило, с двухпалатной структурой. Наряду с общей палатой, которая выражает интересы всего государства, существует палата, выражающая интересы субъектов федерации1.

Акты федеральных органов, являются обязательными на всей территории федерации. Они не подлежат утверждению со стороны органов субъектов федерации и адресованы непосредственно населению. Субъекты федерации не имеют права отмены актов Федерации.

Федерация обладает единой территорией и единым гражданством. Причем, территория федерации может состоять из территорий ее субъектов, но вместе с тем может существовать общефедеральная территория, которая в состав субъектов не входит.

Федерация обладает компетенцией компетенции. Это означает, что она сама, без согласия входящих в нее субъектов может расширять или сужать круг своих полномочий, что и закрепляется в ее конституции.

Федерация юридически нерасторжима, т.е. ее субъекты не обладают суверенитетом и не имеют права сецессии (выхода из состава федерации).

Наиболее отчетливо признаки федеративного государства проявляются в их сравнении с признаками, характеризующими конфедерацию. Конфедерация с юридической точки зрения — это постоянный союз государств, не имеющий общих органов власти и управления или же имеющий один или несколько таких органов, предназначенных для осуществления целей конфедерации. Подобными целями могут быть экономические, торговые задачи, создание единого таможенного пространства, цели внешнеполитического характера, обороны и т.п. Конфедерация — это не единое государство, а союз государств, который создан на договорной основе соответствующими субъектами, и поэтому данные субъекты обладают суверенитетом и могут выступать на международной арене самостоятельно.

Конфедерация может не иметь общих законодательных и исполнительных органов. Органы, которые в ней создаются, призваны служить целям конфедерации, и образуются они правительствами стран, входящих в конфедерацию. Акты общих органов (если они созданы) адресованы не населению непосредственно, а правительствам государств — членов конфедерации, которые могут утвердить эти акты и распространить их действие на свою территорию (право рецепции). Вместе с тем они могут не утвердить эти акты, отвергнуть их (право нуллификации). Конфедерация не обладает единой территорией и единым гражданством. Конфедерация представляет собой расторжимый союз, иначе говоря, субъекты конфедерации как сохраняющие свой суверенитет государства обладают правом сецеcсии, т.е. правом выхода из союза.

На примере Российской Федерации выделяются следующие конституционные принципы правового регулирования федеративных отношений:

  1. суверенитет Российской Федерации над всей ее территорией
    (ст. 4, 71);
  2. верховенство на всей территории Российской Федерации Конституции РФ и федеральных законов (ст. 67);
  3. целостность государственной территории (ст. 1, 3, 67);

    4) прямое действие Конституции РФ на всей территории Федерации (ст. 15);

  4. конституционное закрепление порядка изменения внешних внутренних границ государства (ст. 67, 71, 131);    
  5. единство правового режима территории Российской Федерации в вопросах экономики (единство экономического пространства), свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств на всей территории, поддержки конкуренции и свободы экономической деятельности (ст. 8).        В качестве основных конституционных формул построения Российской федеративной государственности следует признать ч. 1 ст. 1 «Российская Федерация — Россия есть демократическое федеративно-правовое государство с республиканской формой правления», а также положение ч. 1 ст. 4 Конституции РФ: «Суверенитет Российской Федерации распространяется на всю ее территорию»1. Эти конституционные положения определяют правовые предпосылки разграничения полномочий между федеральными органами власти и местными. С другой, — служат однозначным подтверждением территориального единства Российской Федерации, распространения единой государственной власти на всю территорию России без изъятий, вне зависимости от позиции региональных властей.

    «Федеративное устройство Российской Федерации основано на ее государственной целостности…» (ч. 3 ст. 5 Конституции РФ) 1. Федерация в отличие от конфедерации как международно-правового по своему характеру союза государств — единое союзное государство, в составе которого имеются определенные национально-государственные и административно-территориальные образования, обладающие властью и полномочиями в отношении тех вопросов, которые не входят в компетенцию федеральной власти.

    Закрепленная Конституцией РФ новая система территориальной организации попыталась придать постоянство старой структуре, прибавив к ней жесткость и неизменность границ между субъектами федерации. И все же это уже не национально-государственная организация с различным статусом составляющих ее элементов, а государственно-территориальная федерация, пусть и асимметричная. Согласно ч. 1 ст. 5 Конституции Российская Федерация состоит из республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов — равноправных субъектов Российской Федерации.

     

    1.2. Федеративные округа Российской Федерации и создание нового округа

     

    Формирование на части территории Российской империи федеративного государства — РСФСР — было декларировано Конституцией РСФСР 1918г. Однако разделение этого государства на составные части — субъекты Федерации — происходило на основе Конституции с учетом двух требований (причем именно в этой последовательности): удобство администрирования; учет этнического фактора.

    Ни один субъект Федерации не входил в состав РСФСР на основе договора (особый случай — Тыва, вошедшая в 1944 г. в Союз ССР на правах АО в составе РСФСР).

    Российская Федерация является конституционной федерацией. В тысячелетней истории российской государственности нельзя найти некий нормативный акт, документ, которым бы создавалось Российское государство. Россия — исторически сформировавшееся государство, разделение которого на административные составляющие происходит на основе конституционных актов. Принятию Конституции России 1993 г., закрепившей федеративную форму ее государственного устройства, предшествовало подписание 31 марта 1992 г. Федеративного договора. Этот документ по своему содержанию не соответствует названию. Сутью договора является разграничение предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами власти субъектов Российской Федерации. Речь не шла об образовании федеративного государства. Форма Федеративного договора была использована в политических целях для стабилизации взаимоотношений центральной и региональных элит.

    По сути, это было соглашение между федеральными органами государственной власти России, с одной стороны, и органами власти субъектов Федерации, с другой. Сопряжение двух тенденций — конституционное стремление восстановить правовое единство страны, с одной стороны, и предусмотренное Федеративным договором разграничение полномочий между Федерацией и ее субъектами по конкретным предметам ведения, с другой, — привели к усилению конфликта между федеральной правовой системой и правовыми системами целого ряда субъектов Федерации1.

    Изначально процесс разработки и обсуждения Федеративного договора проходил наряду с ходом выработки нового Союзного договора. Необходимость заключения федеративного договора была законодательно закреплена постановлением Президиума Верховного Совета РСФСР от 17 июля 1990 г. «О конкурсе на лучший вариант проекта Федеративного договора РСФСР». Но постепенно работа над проектом Федеративного договора была свернута.

    С прекращением в августе-декабре 1991 г. существования Советского Союза вопрос о взаимоотношениях республик в составе России федеральной властью потребовал активизации работы по подготовлению соглашения о разграничении полномочий. В республиках начали появляться сепаратистские тенденции, попытки передела собственности и власти приняли характер, опасный для российской государственности. Рабочая группа предложила в этих условиях подписать Соглашение по разграничению предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации органами власти республик в составе РФ1.

    Однако руководители большинства республик отвергли такой ход и выступили за подписание Федеративного договора: Требован все больших прав и полномочий, раздававшиеся из столиц республик — субъектов Федерации, сводились к минимизации роли федеральных органов власти, увеличению прав местных правящих элит 31 марта 1992 г. был подписан (не «заключен») Федеративный договор который на том этапе развития позволил избежать нарастания противостояния, сгладить противоречия, закрепить сложившееся на том историческом этапе соотношение сил.

    Зафиксированный Федеративным договором отказ республик определения себя в качестве автономий, признание их суверенными республиками в составе России нашли свое конституционное выражение в Законе Российской Федерации от 21 апреля 1992 г. «Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного закона) Российской Советской Федеративной Социалистической Республики». В сравнений с текстом Конституции РСФСР 1978 г. это была кардинальная смени представлений: до внесения указанных изменений Конституций РСФСР определяла автономии как социалистические государства, самостоятельность которых обеспечивалась рядом гарантий экономического характера. Территория республики не могла быть изменена без ее согласия. Однако о суверенитете республик ранее никогда не упоминалось.    При всех сложностях, предшествовавших ее принятию, и при всей неоднозначности того этапа российской новейшей истории Конституция РФ объективно способствовала выходу страны из государственно-правового кризиса, документальным воплощением которого стала подписание Федеративного договора.

    И сегодня процесс формирования Российской Федерации еще далеко не завершен как в контексте наполнения прав и полномочий субъектов РФ, закрепления стабильного и уверенного положения федеральных органов власти, так и в вопросе формирования самих субъектов РФ. Российская Федерация представляет собой уникальное явление в государственно-правовой практике: это единственная страна в мире, в которой на федеральный уровень власти непосредственно выходят 89 субъектов. Отсутствие промежуточных звеньев затрудняло государственное управление страной, взаимодействие различных властных уровней, уменьшало возможности центральной власти при осуществлении эффективного контроля над процессами в регионах, усложняло функционирование системы органов власти. Одним из вариантов преодоления подобных недостатков является формирование дополнительного уровня власти — межрегионального1.

    Начиная с 1994 г. в России сформировалась система межрегиональных ассоциаций, в которые входили соседствующие субъекты Федерации. В 2000 г. были образованы федеральные округа: Центральный (центр — г. Москва), Северо-Западный (г. Санкт-Петербург), Южный (г. Ростов-на-Дону), Приволжский (г. Нижний Новгород), Уральский (г. Екатеринбург), Сибирский (г. Новосибирск), Дальневосточный (г. Хабаровск). Указом Президента Российской Федерации от 13 мая 2000 г. было утверждено «Положение о полномочном представителе Президента РФ в федеральном округе». На территории России было образовано семь федеральных округов во главе с Полномочными представителями Президента РФ, что было направлено на восстановление вертикали исполнительной власти.

    Федеральные округа не являются субъектами или иной конституционной частью административно-территориального деления Российской Федерации и были созданы по аналогии с военными округами и экономическим районами, но не совпадали с их количеством и составом.

    В момент их учреждения в 2000 было создано 7 федеральных округов. Первым изменением их количества (увеличением до восьми) и состава стало выделение Северо-Кавказского федерального округа из Южного федерального округа на основании указа президента Д.А.Медведева
    19 января
    2010. Единственным изменением в названиях округов было предшествующее переименование Северо-Кавказского округа в Южный 21 июня
    2000. Мотивами переименования послужили причины географические (Волгоградская и Астраханская области и Калмыкия к Северному Кавказу не причисляются, Ростовская область причисляется условно) и имиджевые (название «Северный Кавказ» могло вызвать ассоциации с идущими на этой территории вооружёнными конфликтами).

    Почти все округа состоят преимущественно или только из административно-территориальных образований (субъектов федерации). Единственным из округов, который почти полностью состоит из национально-территориальных субъектов (республик), является Северо-Кавказский округ.

    В округах определены города-центры, в которых размещаются их руководяще-координирующие органы в виде полномочного представителя президента, его аппарата и управлений федеральных ведомств. Северо-Кавказский округ является единственным, в котором центр не является крупнейшим городом округа, а также административным центром или крупнейшим городом одного из входящих субъектов.

    Полпред Президента РФ в федеральном округе является представителем Президента РФ и работником администрации Президента.

    Руководство округов главенствует над входящими субъектами, не имея конституционных полномочий, но имея соответствующие ведомственные

    Что касается самих федеральных округов, то на современном этапе развития Российской государственности, их следует признать лишь неоговоренным Конституцией РФ механизмом реформирования системы государственного управления, а вовсе не изменением государственного устройства страны или территориальной организации государственной власти.

    Ключевым при оценке процесса формирования реальной федеративной структуры государственного устройства страны, является конституционное положение о том, что субъекты РФ «находятся» в составе России (ч. 1 ст. 65 Конституции РФ) и ни в коей мере не образуют и не объединяются в федерацию.

    <

    Среди причин неэффективного управления государством следует назвать:

    — отсутствие четко очерченного круга прав и обязанностей органов власти на всех уровнях;

    — излишняя регламентация деятельности органов государственной власти субъектов Федерации в федеральном законодательстве;

    — перегруженность центра несвойственными ему функциями;

    — наличие громоздкого аппарата управления на всех уровнях власти;

    — вмешательство центра в компетенцию органов государственной власти субъектов Федерации;

    — несоблюдение органами государственной власти субъектов Федерации норм федеральных Конституции и законов;

    — отсутствие научно обоснованного прогноза развития современной федеративной модели государственного устройства России1.

    Недостаточное законодательное обеспечение российского федерализма и имеющиеся различия в подходах, темпах и качестве развития федерального и регионального законодательства, сложность и противоречивость процессов разграничения предметов ведения и полномочий по предметам совместного ведения создают определенные трудности в укреплении подлинного федерализма в России.

    На современном этапе сохраняются нерешенными следующие проблемы российского федерализма:

    — незавершенность процесса разграничения полномочий по предметам совместного ведения;

    — несовершенство действующей модели бюджетного федерализма;

    — различия в темпах и качестве развития федерального и регионального законодательства;

    — отрицательное влияние психологии и многовековых традиций унитаристского мышления. Естественная децентрализация власти, делегирование ответственности нижестоящим органам, диалог различных уровней власти, свойственные демократическому государству, подчас воспринимаются в России как признак слабости федерального центра.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    2. ПРОБЛЕМЫ БЕЗОПАСНОСТИ СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО РЕГИОНА

     

    2.1. Социально-экономическая ситуация в Северо-Кавказском и Южном федеральном округе

     

    Ю́жный федера́льный о́круг — административное формирование на юге европейской части России. Образован указом президента РФ от 13 мая
    2000 года.

    Указом Д. А. Медведева от 19 января
    20101 из его состава выделен Северо-Кавказский федеральный округ с центром в г. Пятигорск.

    На западе округ имеет с Украиной сухопутные и водные границы, на востоке — с Казахстаном. На юге граничит с Абхазией и с Северо-Кавказским федеральным округом.

    На востоке федеральный округ ограничен Каспийским морем, на западе — Азовским и Чёрным морями

    Федеральный округ не является частью административного деления Российской Федерации (субъектом Российской Федерации)

    Южный федеральный округ (после выделения из него Северо-Кавказского федерального округа) включает 2 республики (Республика Адыгея и Республика Калмыкия), 3 области (Астраханская, Волгоградская, Ростовская) и 1 край (Краснодарский край). Его площадь — 416 тыс. 840 кв. км.

    13 сентября
    2004 президент РФ Владимир Путин заявил, что социально-экономические проблемы северокавказского региона составляют «богатую питательную почву для экстремизма» — безработица в Чечне и Дагестане носит массовый характер, а уровень жизни в регионах округа в 1,5 раза ниже, чем в среднем по стране, а в Ингушетии — в четыре раза.

    По данным на 2004 год, среднемесячная зарплата на одного работника в среднем по России составляла 6739 рублей, в среднем по Южному федеральному округу — 4648 рубля (в том числе в северокавказских республиках — 3 — 3,5 тысячи). Существенно выше были средние заработки в Чечне — 4586 рублей в месяц.

    По данным на 2004 год, долги по зарплате в среднем по России составляли 160 % к фонду оплаты труда предприятий-должников, в Южном округе в целом — 210 %, в Дагестане — 445 %. Младенческая смертность в 2003 году в Ингушетии была самой высокой в России: 27 на тысячу новорождённых (среднероссийский показатель — 12,4). Продолжительность жизни (ожидаемая при рождении) на Кавказе составляла 68—75 лет, тогда как в среднем по стране — только 65 лет.

    В регионах ЮФО наиболее велика доля теневого сектора экономики (в том числе связанного с незаконными видами деятельности). В связи с этим значительная часть социально-экономической статистики является фиктивной и не дает адекватного представления о экономической ситуации.

    За 2005—2007 годы валовой региональный продукт ЮФО повысился на 28,4 % (ВВП России за тот же период вырос на 26,2 %).

    По данным Росстата на начало 2008 года, самый высокий уровень безработицы из российских регионов был в Чечне (53 %) и Ингушетии (47,3 %). В Дагестане, Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии уровень безработицы составлял от 17 % до 20 %. В марте 2008 года директор Института народно-хозяйственного прогнозирования РАН Виктор Ивантер заявил, что «на юге действительно ужасное положение, там преобладает теневая занятость и колоссальная бедность, которая и плодит преступность по всей стране. Там просто необходимы властные рычаги для создания новых рабочих мест и организация сезонных работ. Проведение Олимпиады пойдет, конечно, региону на пользу, но было бы наивно полагать, что ее проведение автоматически избавит южные регионы от проблемы безработицы прежде всего из-за низкой квалификации его жителей».

    По итогам 2008 года, среднемесячная зарплата в Южном федеральном округе составила 11734 рубля (в среднем по России — 17290 рублей), уровень безработицы в округе снизился до 10,2 % (в Чечне — до 35,5 %).

    Северо-Кавка́зский федера́льный о́круг — федеральный округ
    Российской Федерации, выделенный из состава Южного федерального округа указом президента России
    Д. А. Медведева от 19 января
    2010 года. Расположен на юге европейской части России, в центральной и восточной части Северного Кавказа.

    Северо-Кавказский федеральный округ включает Республики Дагестан, Республику Ингушетию, Кабардино-Балкарскую Республику, Карачаево-Черкесскую, Республику Северную Осетию-Аланию, Чеченскую Республику, Ставропольский край.

    С 13 мая по 21 июня
    2000 года название Северо-Кавказский федеральный округ носил Южный федеральный округ.

    Образование данного округа стало первым изменением числа федеральных округов с момента их учреждения в 2000 году президентом России В. В. Путиным.

    Площадь территории округа составляет около одного процента от площади территории Российской Федерации.

    Центр округа — город Пятигорск, единственный из центров округов, который не является ни административным центром субъекта, входящего в округ, ни крупнейшим городом округа (однако входит в крупную Кавказско-Минераловодскую агломерацию

    Федеральный округ не является частью административного деления Российской Федерации (субъектом Российской Федерации).

    Сухопутные границы округ имеет с Абхазией, Азербайджаном, Грузией и Южной Осетией, и только водную с Казахстаном. Также по суше округ граничит с такими субъектами РФ как Калмыкия, Ростовская область и Краснодарский край.

    На востоке федеральный округ ограничен Каспийским морем, на юге — Главным Кавказским хребтом и границами с Грузией и Азербайджаном.

    Новый федеральный округ, в который вошло семь субъектов федерации, самый сложный в России. На фоне обострённой криминогенной ситуации уровень безработицы в Ингушетии, к примеру, 55%. В Ставропольском крае и в Северной Осетии, островков благополучия, — в 5-6 раз меньше.

    Средняя зарплата в регионе самая высокая в Чечне — около 12 тысяч рублей. В Дагестане – 7,5 тысяч. Здесь проживает 6% населения страны, и регион лидирует по уровню рождаемости: к примеру, в Дагестане родилось 49 тысяч детей в 2008 году, далее следуют Чеченская республика и Ставропольский край. Наличие запасов нефти и отсталая структура производства, а зачастую просто её отсутствие.

    В среднем по округу уровень валового регионального продукта составляет 80 миллиардов рублей. В пересчёте на душу населения это чуть более 62,5 тысяч рублей. Тогда как в среднем по России эта цифра почти в 4 раза больше.

     

    2.2. Проблемы обеспечения безопасности Северо-Кавказского региона

     

    С точки зрения текущего положения и перспективы в регионе, выделение из состава Южного Федерального округа (ЮФО) нового Северо-Кавказского округа (СКФО) Северо-Кавказского федерального округа представляет собой верное решение. В новый округ вошли все республики российского Кавказа за исключением Адыгеи. Необходимо вновь отметить, что первоначально ЮФО был назван именно как Северо-Кавказский, что было обусловлено необходимой на тот период управленческой тактикой. О значимости северокавказского компонента в управленческой системе федеральных округов неоднократно высказывались такие известные политики и ученые, как Р. Абдулатипов, В. Зорин, В. Тишков. В этом контексте обсуждались проекты обустройства руководящего центра нового управленческого образования.

    Принятие решения о создании восьмого федерального округа говорит о новом качестве общественно-политических отношений на Северном Кавказе, о преодолении масштабных геополитических и этнополитических рисков. Определенный уровень стабильности достигнут в системе отношений власти, местного самоуправления, политических партий, общественных объединений. При этом весомым фактором всей системы общественных отношений продолжают оставаться фамильные, клановые, тейповые, диаспорные связи, которые реализуются и в позитивных, и в негативных проявлениях.

    Создание Северо-Кавказского федерального округа отвечает общественно-политическим реалиям, сложившимся на Юге России, устойчивой региональной общности исторического прошлого и настоящего населяющих Северный Кавказ народов. В пределах нового федерального округа действуют многочисленные и эффективные общественные миротворческие, национально-культурные организации, объединения казачества, общественные организации фамилий и родов. Активно развиваются институты Русской православной церкви в лице Ставропольской и Владикавказской епархии под руководством архиепископа Феофана, действует Духовное управление мусульман Ставропольского края и Карачаево-Черкесии под руководством Исмаила-хаджи Бердиева, действуют духовные управления мусульман других республик. Здесь же активны институты Армянской апостольской церкви, иудейские общины, католические приходы, руководители которых весьма заметы на поприще гуманитарных и общественных инициатив. В регионах Северного Кавказа сложилась традиция миротворчества, которая имеет всеобъемлющий характер и объединяет усилия органов власти, местного самоуправления, институтов гражданского общества. Регионы Северного Кавказа имеют устойчивые связи с федеральным центром, другими субъектами РФ, а также с государствами Арменией, Азербайджаном, Грецией, Германией, Израилем, Польшей, Турцией, Туркменистаном и др.

    Появление Северо-Кавказского федерального округа свидетельствует о переходе общественно-политических отношений на Северном Кавказе в новое качество и о существенном преодолении геополитических и этнополитических рисков. Современная ситуация в регионе связана с упрочением многих позитивных процессов и тенденций. В регионах Северного Кавказа по инициативе и при поддержке Президента РФ сформирован корпус первых лиц, которые принадлежат к новому поколению управленцев. Также достигнут определенный уровень стабильности в системе отношений власти, местного самоуправления, политических партий, общественных объединений. При этом весомым фактором общественных отношений продолжают оставаться фамильные, клановые, тейповые, диаспорные связи, с их неоднозначным вкладом в общественно-политическую обстановку. В пределах нового федерального округа находятся регионы с очевидным сходством этнокультурных традиций. Вместе с тем, каждая республика отличается своеобразием, особенностями позиционирования в межрегиональном диалоге и во взаимодействии с федеральным центром.

    Закономерным является включение Ставропольского края в состав нового федерального округа. Ставрополье выделяется среди регионов Юга России по своим геополитическим и этнополитическим характеристикам. Край граничит со многими северокавказскими республиками, имеет с ними глубокие исторические связи, активно за последние десятилетия выстраивает социально-экономические отношения с Кабардино-Балкарской Республикой, Карачаево-Черкесской Республикой, Чеченской Республикой, Республикой Ингушетия, Республикой Дагестан. В Ставропольском крае развиты стратегии и тактики взаимодействия с северокавказскими республиками, функционируют их представительства, реализуются целевые программы гармонизации и развития этнических и этноконфессиональных отношений и взаимодействия с соотечественниками за рубежом.

    В Ставропольском крае накоплен большой политико-управленческий опыт в сфере этнических и этноконфессиональных отношений, миграционной политики, формирования национально-культурных институтов гражданского общества, институционализации казачества. Под председательством Б. Калинина успешно действует комитет по делам национальностей и казачества, который работает во взаимодействии с учеными и экспертами края – В. Авксентьевым, М. Аствацатуровой, С. Ивановой, Н. Медведевым, В. Паниным и др. Вместе с тем, формирование федерального обязывает Ставропольский край к разработке и реализации новых политико-управленческих стратегий и тактик именно и непосредственно в диалоге с северокавказскими республиками.

    Расположение центра Северо-Кавказского федерального округа в г. Пятигорске – закономерное решение. Пятигорск является одним из лидеров предкавказских городов (год образования — 1780 г.). В 2010 г. отмечается 230 лет со дня образования Пятигорска. В ситуации сохранения террористической угрозы особенно важен вопрос безопасности. Безопасность Пятигорска обусловливает его инвестиционную привлекательность и является необходимым условием функционирования города как столицы нового округа. Фактор уникальности определяется выгодным географическим положением – в центре Кавказских Минеральных Вод, включающих рекреационные территории Ставропольского края, Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии. Уникальные природные характеристики, широчайший спектр бальнеологических свойств и номенклатура минеральных водоисточников составляют основу непререкаемого авторитета Пятигорска. Также широко известно об уникальном историческом наследии этого города. Фактор престижа определяется статутом курорта федерального значения, а также развитой городской инфраструктурой, разнообразной социальной палитрой и уникальным этнокультурным ландшафтом. Пятигорск является вторым по численности населения городом края после Ставрополя. Население составляет 210 тыс. чел. В городе – 30 санаторно-курортных учреждений, 16 вузов и филиалов, множество учреждений культуры, развита сеть услуг, бизнеса и предпринимательства, коммуникаций, досуга и развлечений.

    Пятигорск является городом со сложным этническим составом жителей. Здесь действуют национально-культурные общественные организации адыгейцев, абазин, кабардинцев, черкесов, армян, болгар, греков, евреев, карачаевцев, немцев, народов Дагестана, осетин, поляков, русских, татар, украинцев, чеченцев, ингушей. Заметную роль в общественных отношениях играет казачество – Горячеводский отдел Терского казачьего войскового общества.

    Пятигорск играет активную роль в системе межрегиональных связей, поддер-живает активные отношения с городами Нальчик, Черкесск, Владикавказ, поддерживает побратимские связи с городами Шверте (Германия), Трикала (Греция), Панагюриште (Болгария), Дебюк (США).

    Придание Пятигорску статуса центра нового федерального округа открывает новые перспективы для развития города и позиционирования его в межрегиональных и федеральных отношениях. В известном смысле «столичный проект» для Пятигорска является своеобразным «олимпийским проектом», реализация которого для города может быть весьма успешной. В городе уже достигнут необходимый уровень развития инфраструктуры – коммуникаций, сфер бизнеса, курортов, туризма, зданий общественного назначения, культурно-развлекательных комплексов, существует база для бизнес- и делового туризма, для проведения совещаний, конференций и форумов крупного масштаба. Вместе с тем, статус центра нового федерального округа обязывает город к более активному поступательному развитию, новому уровню общественного порядка и безопасности.

    В настоящее время социально-политические вопросы жизнедеятельности Северо-Кавказского региона, безопасность в регионе напрямую связаны с вопросами обеспечения социальной, политической, экономическое и военной стабильностью в Северо-Кавказском федеральном округе. Определено пять основных направлений работы по их решению. Во-первых, необходимо разработать стратегию развития Северо-Кавказского региона и на основе ее прописать четкие планы действия по каждому субъекту. Опыт создания подобных документов уже есть — например, Стратегия социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона.

    Во-вторых, местные власти должны улучшить инвестиционный климат, в том числе с помощью образования особых экономических зон и региональных индустриальных парков. «Такие зоны, такие парки важно обеспечить всей необходимой инфраструктурой. Здесь надо установить максимально простые процедуры предоставления земельных участков для размещения предприятий. Оперативно решать вопросы с энергоснабжением и подключением к коммунальным сетям».1 В настоящее время, федеральное правительство планирует вложить в новый округ большие средства и требует жесткого контроля за их расходованием. На данный момент выбрано 18 проектов ан сумму в 270 миллиардов рублей. Третья задача глава состоит в необходимости разработки инвестиционные проекты для СКФО каждого из федеральных министерств: Минтранса, Минэнерго, «Газпрома», РАО «РЖД», «Федеральной сетевой компании» и Минсельхоза. Четвертая задача состоит в обеспечении качества жизни граждан. Средства необходимо направлять на ремонт и реконструкцию жилищно-коммунального хозяйства, строительство дорог, борьбу с безработицей. Безработица является одним из основных источников социальной и политической нестабильности региона. Так, в Ингушетии более 50 процентов трудоспособного населения не имеют работы, в Чечне показатель достигает 30 процентов, в Кабардино-Балкарии — 20 процентов. «Высокий уровень безработицы, конечно, дискредитирует власть, влечет за собой социальную напряженность, создает почву для экстремистских настроений». 2

    И, наконец, пятой задачей является наведение порядка в госаппарате, необходимости провести кадровую реформу. При этом реформирование власти надо начать с территориальных органов федеральных ведомств. «Сегодня они порой живут сами по себе, отстраняются от проблем регионов, часто плодят коррупционность, некомпетентность, административные барьеры, участвуют в межклановых и бизнес-разборках и тем самым дискредитируют государственную власть» 1. Задача это тем более важная, потому как в регион перечисляются колоссальные суммы по разным каналам госфинансирования. Например, объем только федеральных трансфертов в Северо-Кавказский регион в прошлом году составил 177 миллиардов рублей.

    В то же время в округе реализуются три федеральные целевые программы, в рамках которых власти построили и отремонтировали десятки школ, спорт сооружений, детских садов. В регионе вскоре появится новый федеральный университет на базе Ставропольской Высшей школы, а также молодежный лагерь наподобие «Селигера». Уровень газификации в Чечне, Северной Осетии и Ингушетии превысил 90 процентов. В результате газификации появились тысячи рабочих мест в строительстве и других смежных отраслях. «А объем ввода жилья вырос в прошлом году на 65 процентов. Практически заново отстроен Грозный»2.

    Только за 2009 год на строительство жилья израсходовано свыше двух миллиардов рублей, благодаря чему жилье получили более двух тысяч семей. А реализуемая сейчас госпрограмма «Юг России» должна в итоге снизить безработицу почти на 5 процентов и увеличить в 1,7 раза объем валового регионального продукта по сравнению с 2006 годом. Ни в одном субъекте Российской Федерации, вошедшем в новый федеральный округ, объемы ВРП на душу населения не достигают и половины от среднероссийского показателя. Причинами такого положения служат слабая производственная база, неразвитость транспортной и энергетической инфраструктуры.

    Но не только экономические проблемы затрудняют развитие региона, по-прежнему сохраняется и межэтническая напряженность. Много русских трудоспособного возраста покидают не только республики Северного Кавказа, но и даже Ставропольский край. Такой массовый отъезд подрывает возможности экономической модернизации и ведет к диспропорциям в системе высшего образования и управления.

    Последние десятилетия определили, что проблемы обеспечения безопасности, базируясь на экономической и социальной нестабильности, нельзя решить только силовыми методами. Нужен поход, основанный на решение насущных жизненных проблем, решить проблемы жилья, безработицы, образования, медицинского и социального обеспечения. Одним из направлений является обеспечение эффективности направляемых в регион финансовых средств, потому что происходит определенное изменение, скажем, модели взаимодействия с Северным Кавказом. Если раньше апробировались две схемы, то есть силовая и административная, то в настоящий момент силовая формально считается не слишком актуальной, может быть, только для ряда субъектов, потому в целом, конечно, можно говорить об активности террористов, но нельзя говорить об опасностях масштабной экстремисткой деятельности, и поэтому на федеральном центре было принято решение, что силовая составляющая, что называется, будет скорее оперативная, а не стратегическая. И поэтому сейчас предпринимаются попытки более плотно включить эти республики во внутриэкономические российские взаимосвязи, обеспечить относительную прозрачность трат выделяемых регионам средств, и в этой ситуации, конечно, можно говорить об относительной прозрачности, потому что ясно будет, что все равно, так или иначе, значительная часть средств будет расходоваться нецелевым образом. Но это специфика региона, здесь уже, наверное, вряд ли что-либо можно сделать. С другой стороны роль нового полномочного представителя президента здесь не только как кризис-менеджера, но и как такого, относительно эффективного переговорщика, которому необходимо наладить более гибкие и конструктивные взаимоотношения между федеральным центром и региональными элитами и одновременно попытаться преодолеть конфликты внутри региональных элит, потому что здесь присутствуют конфликты совершенно многосоставные.

    Таким образом, изучение опыта взаимодействия этнополитической мобилизации с процессом демократизации в республиках Северного Кавказа – самом многонациональном и поликонфессиональном регионе России, позволило определить условия, при которых сохранилась целостность российского полиэтнического государства:

    – устойчивое, исторически сложившееся взаимодействие этносов, культур и цивилизаций при доминирующей роли русского народа;

    – сохранение сильной вертикали исполнительной власти в центре и регионе, способной влиять на этнополитическую ситуацию в субъектах федерации и блокировать внешние угрозы региональной и национальной безопасности;

    – использование элементов «демократии согласия», позволяющей в условиях транзита обеспечивать права и интересы национальных меньшинств и нетитульных наций в органах власти и управления;

    – компромисс власти с либеральными типами национализма и маргинализация на этой основе представителей классического национализма и сепаратизма;

    — гарантии этнокультурной безопасности этносов;

    — исключение из политического процесса религиозной мобилизации, при соблюдении прав верующих и гарантий религиозного возрождения;

    — эволюционные, а не скачкообразные изменения центральной и региональной политической системы;

    – блокирование внешних угроз, включая международный терроризм.

    Идущая реформа связана с масштабными институциональными сдвигами, пересмотром сфер влияния, переориентацией финансовых потоков. Институту полномочных представителей президента в федеральных округах идет второй год. За прошедшее время стало ясно, что эксперимент был успешен и принес первые значимые результаты. Окружной принцип организации, не ломая регионального, удачно дополняет его. Регионы получили механизм, потенциально стягивающий их в более крупные образования с более серьезными возможностями. В перспективе можно будет говорить о запуске процесса складывания окружных экономик, которые будут иметь собственные программы развития. Важно при этом помнить, что совершенствование административной системы первый, но не единственный необходимый шаг. В российских условиях административная система управления хозяйством может не совпадать с системой экономического управления. Хотя в идеале в будущем границы экономического обособления региона в принципе должны определяться мерами и рыночного, и налогового обособления. Главный вопрос — модель экономических отношений региона с Центром. Система федеральных округов пока еще не поменяла главное — механизм финансовых отношений Центра и региона.

    Территория округов действительно мозаична, неоднородна, иногда относится к различным эпохам хозяйственного развития. Важной закономерностью современного экономического роста в России является его региональная неравномерность, обусловленная процессом последовательного замещения целостных комплексов технологически сопряженных производств — технологических укладов. В настоящее время движение технологических укладов в России связано со структурным кризисом мировой экономики. Регионы России, лидировавшие в предшествующий индустриальный период, сталкиваются с деструкцией накопленного капитала и неадекватностью квалификации трудовых ресурсов. Каждый раз смена доминирующих технологических укладов сопровождается серьезными сдвигами в разделении труда между регионами страны, причем в современных условиях региональное и международное разделение труда становится более связанным. «Мы не ставим вопрос о том, нужно ли рассматривать Северо-Западный и Северный районы как единый регион. Вопрос ставится в совершенно иной плоскости: Большой Северо-Запад, по нашему мнению, представляет собой репрезен тативную модель России. Здесь есть типичные ресурсные районы, богатые самыми разнообразными природными ресурсами, но имеются и ресурсно-дефицитные районы: сочетаются высокоурбанизированные индустриальные и аграрно-промыш ленные территории. Разумеется, есть здесь приграничные и приморские районы, но имеются и так называемые «внутренние» районы, не имеющие выходов к государственным границам России. В состав региона входит даже такой анклав, как Калининградская область, которая имеет только государственные границы, но вообще не имеет непосредственного территориального контакта с Россией

    В связи с мозаичностью экономического пространства можно сделать вывод о том, что это перспективный масштаб интеграции экономики. Каждый округ представляет собой существенную часть национальной экономики, сопоставимую по валовым показателям со многими государствами мира.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ

     

    Принятие Конституции Российской Федерации в 1993 г. стало началом нового этапа в построении реального российского федерализма в качестве одного из основных направлений демократизации государственной власти.  Конституция 1993 года определила правовой статус Российской Федерации как государства в целом, так и ее субъектов.  В соответствии с действующими конституционными нормами государственное устройство Российской Федерации базируется на трехуровневой организации публичной власти: уровень государственной власти Российской Федерации (федеральный), уровень государственной власти субъектов Российской Федерации (региональный), уровень местного самоуправления (муниципальный). Все три уровня публичной власти являются относительно самостоятельными формами осуществления власти народа. Взаимодействие и соподчиненность федеральной, региональной и муниципальной властей осуществляется через принятие законов, регламентирующих деятельность органов соответствующего уровня власти, через действие правовых механизмов контроля, а также через закрепленные в Конституции договорные процедуры.

    Конституция Российской Федерации заложила основы построения федерации: суверенитет Российской Федерации на всей ее территории; государственная целостность страны; подчиненность деятельности институтов публичной власти требованиям
    обеспечения защиты прав и свобод человека и гражданина; федеративное устройство и гарантии местного самоуправления; наличие собственных предметов ведения и полномочий у каждого из уровней публичной власти; единство системы государственной власти; высшая юридическая сила, прямое действие и применение на всей территории страны Конституции Российской Федерации; верховенство на всей территории страны федеральных законов по предметам ведения Российской Федерации и совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ; верховенство нормативных правовых актов субъектов РФ, принятых по предметам их ведения; разграничение предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов РФ Конституцией Российской Федерации и договорами; равноправие и самоопределение народов в Российской Федерации; юридическое равноправие республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов как субъектов Российской Федерации, (все субъекты равны в правах; все субъекты равны между собой в отношениях с федеральными органами государственной власти) и закрепление особенностей статусов различных субъектов; самостоятельность уровней публичной власти в определении своих организационных структур; единство экономического пространства, признание и защита равным образом частной, государственной (федеральной и субъектов Российской Федерации) и муниципальной собственности.

    Среди причин неэффективного управления государством следует назвать: отсутствие четко очерченного круга прав и обязанностей органов власти на всех уровнях; излишняя регламентация деятельности органов государственной власти субъектов Федерации в федеральном законодательстве; перегруженность центра несвойственными ему функциями; наличие громоздкого аппарата управления на всех уровнях власти; вмешательство центра в компетенцию органов государственной власти субъектов Федерации; несоблюдение органами государственной власти субъектов Федерации норм федеральных Конституции и законов; отсутствие научно обоснованного прогноза развития современной федеративной модели государственного устройства России.

    4.  Наличие противоречий между нормами Конституции Российской Федерации и федеральным законодательством, а также законодательством Российской Федерации и ее субъектов является современной политической реальностью.

    Приведение федерального и регионального законодательства в соответствие с Конституцией РФ является залогом становления России как правового государства.

    Формирование единого правового пространства Российской Федерации должно базироваться на следующих основах:

    1) приоритет федеральных законов по предметам ведения Российской Федерации и совместного ведения Федерации и ее субъектов, из которого следует необходимость обеспечения соответствия федеральным законам всех нормативных правовых актов субъектов РФ в указанных сферах;

    2) осуществление «встречного движения» федеральной и региональных властей, то есть решение проблемы через изменения как федеральных, так и региональных норм законодательства;

    3) приоритет законов субъектов Федерации, принятых по предметам ведения, отнесенным Конституцией Российской Федерации к ведению субъектов РФ.

    Именно в создании новых взаимоотношений с регионами заключается создание прочной системы безопасности не только Северо-Кавказского региона, но и всего российского государства.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

     

  6. Конституция Российской Федерации: Принята на всенародном референдуме 12 декабря 1993 г. // Российская газета от 25 декабря 1993 г.
  7. Декларация о государственном суверенитете РСФСР от 12 июня 1990 г. // ВВС РФ. 1990. № 2 Ст. 22.
  8. Декларация прав и свобод человека и гражданина от 22 ноября 1991 г. // ВВС РФ. 1991. №52. Ст. 1865.
  9. Федеральный конституционный закон от 26 февраля 1997 г. «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» // СЗ РФ. 1997. № 9. Ст. 1011.
  10. Федеральный конституционный закон от 17 декабря 2001 г. «О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Российской Федерации» // СЗ РФ. 2001. № 52 (ч. 1). Ст. 4916.
  11. Федеральный конституционный закон от 25 марта 2004 г. «Об образовании в составе Российской Федерации нового субъекта Российской Федерации в результате объединения Пермской области и Коми- Пермяцкого автономного округа» // СЗ РФ. 2004. № 13. Ст. 1110.
  12. Федеральный закон от 4 марта 1998 г. «О порядке принятия и вступления в силу поправок к Конституции Российской Федерации» // СЗ РФ. 1998. № 10, Ст. 1146.
  13. Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных
    (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ // Российская газета. 15 окт. 1999 г.
  14. Указ Президента Российской Федерации от 13 мая 2000 г. № 849 «О полномочном представителе Президента Российской Федерации в федеральном округе» // Российская газета. 15 мая 2000.
  15. Указ Президента Российской Федерации от 19 января 2010 г. N 82 «О внесении изменений в перечень федеральных округов, утвержденный Указом Президента Российской Федерации от 13 мая 2000 г. № 849, и в Указ Президента Российской Федерации от 12 мая 2008 г. № 724 «Вопросы системы и структуры федеральных органов исполнительной власти» // Российская газета. 21 января 2010.
  16. Авакьян С.А. Конституция России: природа, эволюция, современность. — М.: Российский Юридический Издательский Дом. 2007.
  17. Авакьян С.А. Проблемы реформы Конституции // Российский конституционализм: проблемы и решения (материалы международной конференции). — М.: Ин-т государства и права РАН. 2005.
  18. Авакьян С.А. Проблемы реформы Конституции//Российский конституционализм: проблемы и решения (материалы международной конференции). — М.: Ин-т государства и права РАН. 2006.
  19. Аствацатурова М. Создание федерального Северо-Кавказского округа .// Вестник Института антропологии и этнологии Российской академии наук. М., 2010. Март.
  20. Безуглов А.Л., Саддамов С.А. Конституционное право России: Учебник. М., 2010.
  21. Жученко А.А. Порядок изменения конституций и уставов субъектов федерации и Конституции России // Конституционное и муниципальное право. 2008. № 6.
  22. Стенограмма совещания Председателя Правительства Российской Федерации В.В.Путин провел совещание по развитию Северо-Кавказского федерального округа 23 февраля 2010 г. [Официальный сайт Председателя Правительства Российской Федерации] // http://premier.gov.ru/events/news/9114/
  23. Юханов Н.С. Актуальные проблемы реформирования федеративных отношений в России // Актуальные проблемы политологии: Сборник научных работ студентов и аспирантов Российского университета дружбы народов. / Отв. ред.: д.ф.н., проф. В.Д. Зотов. – М.: МАКС Пресс, 2001. – С. 99–112.
<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.01MB/0.00172 sec

WordPress: 22.58MB | MySQL:117 | 1,666sec