ПРОБЛЕМЫ В ОБЛАСТИ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНА

<

082714 2357 1 ПРОБЛЕМЫ В ОБЛАСТИ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА И ГРАЖДАНИНАПринятие Конституции Российской Федерации 1993 г. стало основой формирования новой государственности и правовой системы России. Конституция – очень важный исторический, правовой и политический документ, отражающий реалии того времени, когда он был принят. Любой правовой акт реализуется в конкретном обществе людьми, институтами власти, коллективами. Их зрелостью в конечно итоге и определяется то, как воплощается в жизнь конституционные положения, какие изменения вносятся в жизнь в ходе развития общества. Именно уровень развития общественных отношений предопределяет характер, структуру и систему конституционного права. Основной закон является ядром правовой системы, но сам по себе конституция не может полностью гарантировать, что все граждане, органы публичной власти, должностные лица все рангов будут действовать всегда в точном соответствии с ее установлениями. Для этого требуется длительная и кропотливая работа по преодолению правового нигилизма как среди граждан, так и среди чиновников, основательные усилия по развития политической и юридической культуры.

Актуальность темы исследования определяется тем, что в настоящее время в России продолжается сложный процесс формирования качественно новой демократической системы гражданского общества. Общепризнанным считается факт, что Конституция составляет ядро правовой системы государства, она является базой для развития всего законодательства. Не случайно вторым сопутствующим названием Конституции является – Основной Закон государства. Современные конституции большинства государств по меньшей мере закрепляют два важнейших аспекта: провозглашение и гарантирование прав и свобод человека и гражданина; организацию государственной власти (определение основ конституционного строя, формы правления, государственного устройства). Характеризуя конституционное развитие страны, необходимо видеть не только новые аспекты социально-экономических и политических отношений, но и те актуальные противоречия, от которых зависит нынешнее состояние общества и государства, а также перспективы их развития. Конституция очерчивает устройство, структуру и форму государства. В России утвердилась федерация, но нельзя не замечать и некоторых спорных моментов. Так, провозглашая равноправие субъектов (ст. 4), Конституция тут же его и отрицает, обосновывая ассиметричность федерации и разностатусность субъектов – республик, краев, областей, автономий. Первым, к примеру, присущи некоторые атрибуты государства – в том числе возможность иметь свой государственный язык.

Цель исследования – провести анализ, выявить и дать характеристику современных проблем конституционного развития Российской Федерации.

Задачи исследования:

– рассмотреть проблемы в области прав и свобод человека и гражданин;

– исследовать политико-правовые противоречия становления развития российского федерализма;

– охарактеризовать проблемы в сфере разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Федерации.

Теоретическая основа курсовой работы представлена трудами таких авторов, как Авакьян С.А., Алексеев С.С., Баглай М.В., Безуглов А.Л., Габричидзе Б.Н., Жученко А.А., Енгибарян Р.В., Козлова И.А., Кутафин О.Е., Степанов И.М., Страшун Б.А., Чиркан В. Е. и др.

Конституция Российской Федерации 1993 г. исходит из того, что соблюдение прав и свобод, чести и достоинства – главная обязанность государства. В первой статье Конституции Российская Федерация провозглашается правовым государством. В основном законе закреплены не только идеи, но и принципы, присущие правовому государству.

В главе 2 Конституции РФ устанавливаются основные права человека. Здесь подтверждается, что Российская Федерация признает и гарантирует права и свободы согласно общепризнанным принципам и нормам международного права (ч. 1 ст. 17 Конституции РФ).

Все права и свободы человека и гражданина объявляются непосредственно действующими (ст. 18 Конституции), т.е. все законы и вся деятельность государственных органов и органов местного самоуправления должны обеспечивать и защищать их. Конечно, законодательного закрепления положений, составляющих основу правового государства, еще недостаточно для его фактического построения. Необходимо, в том числе, преодолеть многие пробелы в правовом сознании и культуре российских граждан. Как определяет С.С.Алексеев в книге «Государство и право»: «Правосознание – это отношение людей к праву … Ключевой пункт правосознания – осознание людьми ценностей естественного права, прав и свобод человека и одновременно представления о действующем позитивном праве, о том, насколько оно соответствует естественному праву, правовым ценностям и идеалам. Правовая культура — это общее состояние законодательства, работы суда, других правоохранительных органов, правосознание всего населения страны, выражающее уровень развития права и правосудия, их место в жизни общества, усвоение правовых ценностей, их реализацию на практике, осуществление требования верховенства права. Одним из показателей правовой культуры является правовая воспитанность каждого человека, т.е. … стремление в любом деле утвердить правовые начала как высшие ценности цивилизации»1.

Для любого гражданина страны со сложившимися демократическими традициями сам термин «права человека» понятен, поскольку выросли поколения людей, образ жизни которых впитал в себя принцип уважения прав других людей. В российском государстве население воспитано на догматическом, пренебрежительном и поверхностном отношении к правам человека. Дефицит правовой культуры ощущается повсеместно. В деле формирования правовой культуры нашего общества необходимо использовать накопленный человечеством опыт взаимоотношений личности и государства.

Признание у нас приоритета общечеловеческих ценностей, демократизация и гуманизация общественных процессов поставили на повестку дня вопрос о новых подходах в работе по формированию правовой культуры граждан. Очевидно, что прежние подходы, связанные с воспитанием законопослушных членов общества, явно недостаточны для создания демократического правового государства.

Закрепление прав человека и основных свобод как одной из основ современного государственного строя предполагает многообразие и свободный выбор взглядов, жизни и деятельности личности, ограниченный только одним условием: запретом действий, разрушающих личные права других людей. Уважение и защита прав человека – это фундамент, на котором строится демократизм государственной власти, политическая структура человеческой свободы. Свобода человека, оберегаемая государством, порождает волю и способность к экономическому и социальному прогрессу, который, в свою очередь, обеспечивает подлинный мир и расцвет всего человечества. Знание своих прав и обязанностей, умение их активно отстаивать и защищать, четкое представление о месте человека в государственной структуре, понимание взаимной ответственности личности и государства, способность использовать имеющиеся государственные механизмы для защиты своих законных прав и интересов — вот что в настоящее время должно быть включено в характеристику правовой культуры каждого человека. Правовое воспитание и правовая информированность населения призваны повысить компетентность граждан и должностных лиц, сформировать новый тип правового мышления личности как необходимое условие ее жизнедеятельности.

Более детально в этой связи, следует остановиться на указанном в классификации прав человека праве на образование, а также рассмотреть принятую в 1989 году Конвенцию о правах ребенка , так как уважение прав человека начинается, несомненно, с отношения общества к своим детям. Половину населения мира сегодня составляют дети. Им предстоит продолжать созидание справедливого и гуманного социального мирового порядка. Демократическое общество заботится об обеспечении свобод, равенства для подрастающего поколения, создает условия, при которых дети смогут в полной мере раскрыть свои способности и заложить основы для полноценной и плодотворной жизни в последующие годы. Конвенция о правах ребенка (1989 г.) одинаково актуальна для народов всех регионов мира. В документе установлены общие нормы, учтены различные культурные, социальные, экономические и политические реалии отдельных государств. И на основе этих общих для всех правовых норм каждое конкретное государство может выбирать свои собственные национальные средства для воплощения их в жизнь. Основная цель Конвенции состоит в максимальной защите интересов ребенка. Охватывая весь комплекс прав человека, Конвенция признает, что осуществление одного права неотделимо от осуществления других. Конвенция состоит из пятидесяти четырех статей, детализирующих индивидуальные права каждого человека в возрасте до восемнадцати лет на полное развитие своих возможностей в условиях, свободных от голода, нужды, жестокости, эксплуатации и других форм злоупотреблений.

Конвенция, ставшая результатом десяти лет переговоров, вступила в силу 2 сентября 1990 г., после ратификации документа тем или иным государством Конвенция приобретает на его территории статус закона, контроль за соблюдением которого осуществляется Комитетом ООН по правам человека. Конвенция о правах ребенка делает шаг вперед по сравнению с многими другими действующими международными документами, в том числе и Декларацией прав ребенка 1959 г. Она увязывает права ребенка с правами и обязанностями родителей и других лиц, несущих ответственность за жизнь детей, их развитие и защиту, и предоставляет ребенку право на участие в принятии решений, затрагивающих его настоящее и будущее. В числе наиболее остро стоящих проблем, рассматриваемых в Конвенции (а есть и такие, которые впервые подняты в рамках международного документа), необходимо отметить обязательства по отношению к детям, живущим в наиболее неблагоприятных условиях (статья 22),защиту от сексуальной и других видов эксплуатации (статьи 34 и 36),наркоманию (статья 33), детскую преступность (статья 40), межгосударственную практику усыновления (статья 21),положение детей в вооруженных конфликтах (статья 38 и 39), потребности детей-инвалидов (ст. 23), а также дети меньшинств и коренных народов.

Говоря о значении Конвенции о правах ребенка, необходимо подчеркнуть, что сила этого международного документа в его гибкости, способности сохранять свою действенность, несмотря на широкое разнообразие подходов государств к решению общих задач. Не оставляя в стороне наиболее деликатные сферы жизни, Конвенция ориентируется на различные культурные, религиозные и иные ценностные системы, предполагающие свои пути решения общих для всех детей проблем.

Защита государством как самой мощной социальной силой придает правам человека и гражданина основательную надежность и гарантии
их реального осуществления в наиболее полном объеме.    

Но эта гарантия не абсолютная. Не следует забывать, что само государство, как это показывает история, может нарушить права и свобод граждан и при этом избежать ответственности за причиненный становясь источником произвола, нарушения элементарных прав человека и гражданина. Принятие в 1934 г. высшими властями СССР печально известного постановления, имевшего силу закона, о борьбе с «врагами народа» стало юридической основой для массовых репрессий второй половины 30-х годов. Этим постановлением подсудимый лишался права на защиту и обжалование приговора, была ликвидирована открытость судебного разбирательства.    

Конституция РФ предусматривает возможность человека защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

Формами защиты прав граждан в России являются1:

защита прав граждан органами государственной власти и местного самоуправления;

защита прав граждан общественными объединениями;

самозащита прав человеком, включающая:

обращения в государственные органы и органы местного самоуправления;

обжалование в суд действий (бездействий) должностных лиц, нарушающих права граждан;

обращения в средства массовой информации и правозащитные организации, общественные объединения;

публичные выступления граждан в защиту своих прав;

обращения в международные органы по защите прав человека.

Государственная защита прав и свобод понимается как деятельность управомоченных государственных органов и должностных лиц по соблюдению, обеспечению и охране прав и свобод человека и гражданина.

Защита прав и свобод государством является основным, главным способом во всем правозащитном механизме. Это обусловлено рядом причин.

Во-первых, государство располагает системой органов, которые обязаны осуществлять деятельность по защите прав и свобод.

Во-вторых, государство имеет в своем распоряжении набор эффективных средств не только для защиты и восстановления нарушенных прав и свобод, но и для недопущения подобных нарушений.

В-третьих, только акт государственного органа обладает необходимой обязательной силой в отношении всех иных актов.

В-четвертых, государство располагает аппаратом принуждения с целью привлечения виновных в нарушении прав и свобод личности к ответственности. Все остальные способы зашиты прав и свобод дополняют, но не подменяют государственную защиту.

Обязанность по защите прав и свобод граждан призваны выполнять как Российская Федерация, так и все входящие в нее субъекты, органы государственной власти и органы местного самоуправления. Они должны обеспечить права и свободы гражданина в пределах своих полномочий присущими им способами, методами и средствами на всей территории России.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ГЛАВА 2 ПОЛИТИКО-ПРАВОВЫЕ ПРОТИВОРЕЧИЯ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОГО ФЕДЕРАЛИЗМА

 

Федерация (от позднелат. foederatio — союз, объединение), наряду с унитарной формой, представляет собой одну из основных форм территориальной организации государства. Как форма государственного устройства, она предполагает особый характер отношений между федеральными органами власти и органами составляющих федеративное государство территориальных частей — субъектов федерации.

 

2.1. Конституционные принципы государственного устройства Российской Федерации

 

Федерация — это юридически единое союзное государство, в состав которого входят определенные государства или государственные образования, обладающие властью и полномочиями в решении тех вопросов, которые не относятся к компетенции федеральной власти. Ее характеризуют следующие признаки. Федерация — единое союзное государство, существующее наряду и над теми государствами, которые входят в его состав. Федерация обладает суверенитетом. Федерация имеет необходимые государственно-правовые институты, т. е. законодательные и исполнительные органы, которые избираются населением всех субъектов федерации, причем парламенты федерального типа, как правило, с двухпалатной структурой. Наряду с общей палатой, которая выражает интересы всего государства, существует палата, выражающая интересы субъектов федерации1.

Акты федеральных органов, являются обязательными на всей территории федерации. Они не подлежат утверждению со стороны органов субъектов федерации и адресованы непосредственно населению. Субъекты федерации не имеют права отмены актов Федерации.

Федерация обладает единой территорией и единым гражданством. Причем, территория федерации может состоять из территорий ее субъектов, но вместе с тем может существовать общефедеральная территория, которая в состав субъектов не входит.

Федерация обладает компетенцией компетенции. Это означает, что она сама, без согласия входящих в нее субъектов может расширять или сужать круг своих полномочий, что и закрепляется в ее конституции.

Федерация юридически нерасторжима, т.е. ее субъекты не обладают суверенитетом и не имеют права сецессии (выхода из состава федерации).

Наиболее отчетливо признаки федеративного государства проявляются в их сравнении с признаками, характеризующими конфедерацию. Конфедерация с юридической точки зрения — это постоянный союз государств, не имеющий общих органов власти и управления или же имеющий один или несколько таких органов, предназначенных для осуществления целей конфедерации. Подобными целями могут быть экономические, торговые задачи, создание единого таможенного пространства, цели внешнеполитического характера, обороны и т.п. Конфедерация — это не единое государство, а союз государств, который создан на договорной основе соответствующими субъектами, и поэтому данные субъекты обладают суверенитетом и могут выступать на международной арене самостоятельно.

Конфедерация может не иметь общих законодательных и исполнительных органов. Органы, которые в ней создаются, призваны служить целям конфедерации, и образуются они правительствами стран, входящих в конфедерацию. Акты общих органов (если они созданы) адресованы не населению непосредственно, а правительствам государств — членов конфедерации, которые могут утвердить эти акты и распространить их действие на свою территорию (право рецепции). Вместе с тем они могут не утвердить эти акты, отвергнуть их (право нуллификации). Конфедерация не обладает единой территорией и единым гражданством. Конфедерация представляет собой расторжимый союз, иначе говоря, субъекты конфедерации как сохраняющие свой суверенитет государства обладают правом сецеcсии, т.е. правом выхода из союза.

На примере Российской Федерации выделяются следующие конституционные принципы правового регулирования федеративных отношений:

  1. суверенитет Российской Федерации над всей ее территорией
    (ст. 4, 71);
  2. верховенство на всей территории Российской Федерации Конституции РФ и федеральных законов (ст. 67);
  3. целостность государственной территории (ст. 1, 3, 67);

    4) прямое действие Конституции РФ на всей территории Федерации (ст. 15);

  4. конституционное закрепление порядка изменения внешних внутренних границ государства (ст. 67, 71, 131);    
  5. единство правового режима территории Российской Федерации в вопросах экономики (единство экономического пространства), свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств на всей территории, поддержки конкуренции и свободы экономической деятельности (ст. 8).        В качестве основных конституционных формул построения Российской федеративной государственности следует признать ч. 1 ст. 1 «Российская Федерация — Россия есть демократическое федеративно-правовое государство с республиканской формой правления», а также положение ч. 1 ст. 4 Конституции РФ: «Суверенитет Российской Федерации распространяется на всю ее территорию»1. Эти конституционные положения определяют правовые предпосылки разграничения полномочий между федеральными органами власти и местными. С другой, — служат однозначным подтверждением территориального единства Российской Федерации, распространения единой государственной власти на всю территорию России без изъятий, вне зависимости от позиции региональных властей.

    «Федеративное устройство Российской Федерации основано на ее государственной целостности…» (ч. 3 ст. 5 Конституции РФ) 1. Федерация в отличие от конфедерации как международно-правового по своему характеру союза государств — единое союзное государство, в составе которого имеются определенные национально-государственные и административно-территориальные образования, обладающие властью и полномочиями в отношении тех вопросов, которые не входят в компетенцию федеральной власти.

    Закрепленная Конституцией РФ новая система территориальной организации попыталась придать постоянство старой структуре, прибавив к ней жесткость и неизменность границ между субъектами федерации. И все же это уже не национально-государственная организация с различным статусом составляющих ее элементов, а государственно-территориальная федерация, пусть и асимметричная. Согласно ч. 1 ст. 5 Конституции Российская Федерация состоит из республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов — равноправных субъектов Российской Федерации.

     

    2.2. Проблемы развития российского федеративного государства

     

    Формирование на части территории Российской империи федеративного государства — РСФСР — было декларировано Конституцией РСФСР 1918г. Однако разделение этого государства на составные части — субъекты Федерации — происходило на основе Конституции с учетом двух требований (причем именно в этой последовательности): удобство администрирования; учет этнического фактора.

    Ни один субъект Федерации не входил в состав РСФСР на основе договора (особый случай — Тыва, вошедшая в 1944 г. в Союз ССР на правах АО в составе РСФСР).

    Российская Федерация является конституционной федерацией. В тысячелетней истории российской государственности нельзя найти некий нормативный акт, документ, которым бы создавалось Российское государство. Россия — исторически сформировавшееся государство, разделение которого на административные составляющие происходит на основе конституционных актов. Принятию Конституции России 1993 г., закрепившей федеративную форму ее государственного устройства, предшествовало подписание 31 марта 1992 г. Федеративного договора. Этот документ по своему содержанию не соответствует названию. Сутью договора является разграничение предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами власти субъектов Российской Федерации. Речь не шла об образовании федеративного государства. Форма Федеративного договора была использована в политических целях для стабилизации взаимоотношений центральной и региональных элит.

    По сути, это было соглашение между федеральными органами государственной власти России, с одной стороны, и органами власти субъектов Федерации, с другой. Сопряжение двух тенденций — конституционное стремление восстановить правовое единство страны, с одной стороны, и предусмотренное Федеративным договором разграничение полномочий между Федерацией и ее субъектами по конкретным предметам ведения, с другой, — привели к усилению конфликта между федеральной правовой системой и правовыми системами целого ряда субъектов Федерации1.

    Изначально процесс разработки и обсуждения Федеративного договора проходил наряду с ходом выработки нового Союзного договора. Необходимость заключения федеративного договора была законодательно закреплена постановлением Президиума Верховного Совета РСФСР от 17 июля 1990 г. «О конкурсе на лучший вариант проекта Федеративного договора РСФСР». Но постепенно работа над проектом Федеративного договора была свернута.

    С прекращением в августе-декабре 1991 г. существования Советского Союза вопрос о взаимоотношениях республик в составе России федеральной властью потребовал активизации работы по подготовлению соглашения о разграничении полномочий. В республиках начали появляться сепаратистские тенденции, попытки передела собственности и власти приняли характер, опасный для российской государственности. Рабочая группа предложила в этих условиях подписать Соглашение по разграничению предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации органами власти республик в составе РФ1.

    Однако руководители большинства республик отвергли такой ход и выступили за подписание Федеративного договора: Требован все больших прав и полномочий, раздававшиеся из столиц республик — субъектов Федерации, сводились к минимизации роли федеральных органов власти, увеличению прав местных правящих элит 31 марта 1992 г. был подписан (не «заключен») Федеративный договор который на том этапе развития позволил избежать нарастания противостояния, сгладить противоречия, закрепить сложившееся на том историческом этапе соотношение сил.

    Зафиксированный Федеративным договором отказ республик определения себя в качестве автономий, признание их суверенными республиками в составе России нашли свое конституционное выражение в Законе Российской Федерации от 21 апреля 1992 г. «Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного закона) Российской Советской Федеративной Социалистической Республики». В сравнений с текстом Конституции РСФСР 1978 г. это была кардинальная смени представлений: до внесения указанных изменений Конституций РСФСР определяла автономии как социалистические государства, самостоятельность которых обеспечивалась рядом гарантий экономического характера. Территория республики не могла быть изменена без ее согласия. Однако о суверенитете республик ранее никогда не упоминалось.    При всех сложностях, предшествовавших ее принятию, и при всей неоднозначности того этапа российской новейшей истории Конституция РФ объективно способствовала выходу страны из государственно-правового кризиса, документальным воплощением которого стала подписание Федеративного договора.

    <

    И сегодня процесс формирования Российской Федерации еще далеко не завершен как в контексте наполнения прав и полномочий субъектов РФ, закрепления стабильного и уверенного положения федеральных органов власти, так и в вопросе формирования самих субъектов РФ. Российская Федерация представляет собой уникальное явление в государственно-правовой практике: это единственная страна в мире, в которой на федеральный уровень власти непосредственно выходят 89 субъектов. Отсутствие промежуточных звеньев затрудняло государственное управление страной, взаимодействие различных властных уровней, уменьшало возможности центральной власти при осуществлении эффективного контроля над процессами в регионах, усложняло функционирование системы органов власти. Одним из вариантов преодоления подобных недостатков является формирование дополнительного уровня власти — межрегионального1.

    Начиная с 1994 г. в России сформировалась система межрегиональных ассоциаций, в которые входили соседствующие субъекты Федерации. В 2000 г. были образованы федеральные округа: Центральный (центр — г. Москва), Северо-Западный (г. Санкт-Петербург), Южный (г. Ростов-на-Дону), Приволжский (г. Нижний Новгород), Уральский (г. Екатеринбург), Сибирский (г. Новосибирск), Дальневосточный (г. Хабаровск). Указом Президента Российской Федерации от 13 мая 2000 г. было утверждено «Положение о полномочном представителе Президента РФ в федеральном округе». На территории России было образовано семь федеральных округов во главе с Полномочными представителями Президента РФ, что было направлено на восстановление вертикали исполнительной власти.

    Что касается самих федеральных округов, то на современном этапе развития Российской государственности, их следует признать лишь неоговоренным Конституцией РФ механизмом реформирования системы государственного управления, а вовсе не изменением государственного устройства страны или территориальной организации государственной власти.

    Ключевым при оценке процесса формирования реальной федеративной структуры государственного устройства страны, является конституционное положение о том, что субъекты РФ «находятся» в составе России (ч. 1 ст. 65 Конституции РФ) и ни в коей мере не образуют и не объединяются в федерацию.

    Среди причин неэффективного управления государством следует назвать:

    — отсутствие четко очерченного круга прав и обязанностей органов власти на всех уровнях;

    — излишняя регламентация деятельности органов государственной власти субъектов Федерации в федеральном законодательстве;

    — перегруженность центра несвойственными ему функциями;

    — наличие громоздкого аппарата управления на всех уровнях власти;

    — вмешательство центра в компетенцию органов государственной власти субъектов Федерации;

    — несоблюдение органами государственной власти субъектов Федерации норм федеральных Конституции и законов;

    — отсутствие научно обоснованного прогноза развития современной федеративной модели государственного устройства России1.

    Недостаточное законодательное обеспечение российского федерализма и имеющиеся различия в подходах, темпах и качестве развития федерального и регионального законодательства, сложность и противоречивость процессов разграничения предметов ведения и полномочий по предметам совместного ведения создают определенные трудности в укреплении подлинного федерализма в России.

    На современном этапе сохраняются нерешенными следующие проблемы российского федерализма:

    — незавершенность процесса разграничения полномочий по предметам совместного ведения;

    — несовершенство действующей модели бюджетного федерализма;

    — различия в темпах и качестве развития федерального и регионального законодательства;

    — отрицательное влияние психологии и многовековых традиций унитаристского мышления. Естественная децентрализация власти, делегирование ответственности нижестоящим органам, диалог различных уровней власти, свойственные демократическому государству, подчас воспринимаются в России как признак слабости федерального центра1.

     

    2.3. Конституционные основы равноправия субъектов РФ

     

    В соответствии со ст. 65 Конституции РФ в Российской Федерации 89 субъектов, в том числе 21 республика, 6 краев, 49 областей, два города федерального значения, одна автономная область и 10 автономных округов. С 1 декабря 2005 г. их число уменьшилось до 88 в связи с образованием нового субъекта — Пермского края.

    Статус субъектов РФ характеризуется следующими общими чертами2:

    1) правовой статус субъектов РФ устанавливается федеральными и региональными учредительными актами. Статус республики определяется Конституцией РФ и конституцией республики. Статус края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа определяется Конституцией РФ и уставом соответствующих субъектов. Федеральная Конституция закрепляет основополагающие элементы статуса субъектов. Республики, края, области, города федерального значения, автономная область, автономные округа, в соответствии с ч. 1 ст. 5 Конституции РФ, входят в состав Российской федерации и являются равноправными субъектами. Часть 4 ст. 5 гарантирует равноправие субъектов во взаимоотношениях с федеральными органами государственной власти. Статус субъекта РФ может быть изменен по взаимному согласию Российской Федерации и субъекта РФ в соответствии с федеральным конституционным законом;

    2)    субъекты Федерации имеют собственное наименование, закрепленное в ч. 1 ст. 65 Конституции РФ. В связи с изменением наименования субъекта РФ новое наименование включается в Конституцию РФ Указом Президента РФ. В качестве примера можно привести такие указы глав субъектов РФ, как Указ от 9 января 1996 г. об изменении на именования Республики Ингушетия и Северная Осетия — Алания, Указ от 25 июля 2003 г. об изменении наименования Ханты-Мансийского автономного округа на Ханты-Мансийский автономный округ — Югра и др.;

  6. субъекты РФ включаются в единое правовое пространство. Согласно ч. 2 ст. 4 Конституции РФ Конституция РФ и федеральные законы имеют верховенство на всей территории Российской Федерации. Согласно ч. 1 ст. 15 Конституция РФ имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применение на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты (в т.ч. акты субъектов Федерации) не должны противоречить Конституции РФ;
  7. субъекты РФ самостоятельно разрабатывают и принимают свои
    Конституции (Уставы). Конституции (Уставы) не требуют утверждения со стороны федеральных органов государственной власти. В соответствии с Федеральным законом «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», конституция (устав) субъекта РФ, поправки к ним принимаются большинством не менее 2/3 голосов от установленного числа депутатов;

    5) субъекты РФ обладают собственной территорией, которая включается в состав государственной территории (ч. 1 ст. 67 Конституции).
    Границы между субъектами могут быть изменены с их взаимного согласия. Если между субъектами достигнут консенсус, Совет Федерации Федерального Собрания утверждает изменение границ (ч. 1 п. «а» ст. 102 Конституции). Согласно Федеральному конституционному за кону «О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Российской Федерации» 2001 г. образование в составе Российской Федерации нового субъекта может повлечь за собой прекращение существование субъектов РФ, территории которых подлежат объединению. Вопрос об образовании нового субъекта подлежит вынесению на референдум заинтересованных субъектов РФ;

    6) субъекты РФ формируют собственную правовую базу. В соответствии с федеральными законами по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ региональные органы государственной власти принимают законы и иные нормативно-правовые акты. Вне пределов ведения Российской Федерации, совместного ведения Федерации и ее субъектов республики, края, области, городу федерального значения, автономная область и автономные округа в полном объеме осуществляют собственное правовое регулирование; (ч. 4 ст. 76 Конституции РФ). Конституция устанавливает гарантии верховенства федеральных законов. Законы и иные нормативные правовые акты субъектов не могут противоречить федеральным законам, принятым по предметам ведения РФ и предметам совместного ведения. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон (ч. 5 ст. 76 Конституции РФ): В случае противоречия между федеральным законом и нормативным правовым актом субъекта РФ, изданным вне пределов ведения Федерации, совместного ведения Федерации и ее субъектов, действует нормативный акт субъекта РФ (ч. 6 ст. 76);    

    7)    субъекты РФ имеют по два представителя в верхней палате российского парламента — Совете Федерации Федерального Собрания РФ;

    8)    субъекты РФ участвуют в законотворческом процессе на федеральном уровне (ч. I ст. 104 Конституции РФ). В соответствии с Федеральным законом от 4 июля 2003 г. «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» проекты федеральных законов по предметам совместного ведения после их внесения в Государственную Думу направляются в законодательные и высшие исполнительные органы государственной власти субъектов для представления ими в Государственную Думу в тридцатидневный срок отзывов на указанные законопроекты. Если законодательные и высшие исполнительные органы государственной власти более чем одной трети субъектов РФ выскажутся против принятия соответствующего федерального закона, по решению Государственной Думы создается согласительная комиссия. Отзыв органов государственной власти субъекта РФ считается положительным в случае, если законодательный и высшей исполнительный органы государственной власти субъекта РФ выскажутся за принятие данного проекта федерального закона;

    9)    субъекты РФ самостоятельно устанавливают систему органов государственной власти в соответствии с основами конституционного
    строя Российской Федерации и, общими принципами организации представительных и исполнительных органов государственной власти, утвержденными федеральным законом;

  8. субъекты РФ (в лице законодательных и исполнительных органов власти этих субъектов) обладают правом обращения в Конституционный Суд РФ, в частности, с запросом о соответствии Конституции РФ конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов РФ, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти Российской Федерации и совместному ведению органов государственной власти РФ и органов государственной власти субъектов РФ, а также с ходатайством разрешить спор о компетенции между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ, между высшими государственными органами субъектов РФ. По запросам органов законодательной власти субъектов Российской Федерации Конституционный Суд РФ дает толкование Конституции РФ;
  9. субъекты РФ вправе заключать двусторонние и многосторонние договоры с органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти других субъектов РФ (ч. 3 ст. 11 Конституции РФ). Вопрос о конституционности указанных договоров вправе решать Конституционный Суд РФ;
  10. субъекты РФ принимают участие в процедуре принятия поправок к Конституции РФ (ст. 136 Конституции РФ). В соответствии с Федеральным законом от 4 марта 1998 г. «О порядке принятия и вступления в силу поправок к Конституции Российской Федерации» законодательный орган субъекта РФ в порядке, устанавливаемом данным органом самостоятельно, обязан рассмотреть закон Российской Федерации о поправке к Конституции РФ в срок не позднее одного года со дня его принятия. Законодательный (представительный) орган субъекта РФ в течение 14 дней со дня принятия постановления о законе РФ о поправке к Конституции РФ направляет данное постановление в Совет Федерации. Законодательный орган власти субъекта РФ в течение семи дней со дня принятия постановления Совета Федерации об установлении результатов рассмотрения закона РФ о поправке к Конституции РФ вправе обжаловать указанное постановление в Верховный Суд РФ, который рассматривает такие споры в соответствии с гражданско-процессуальным законодательством РФ. Поправки к гл. 3—8 Конституции РФ вступают в силу после их одобрения органам законодательной власти не менее чем 2/3 субъектов РФ;    

    13) республики, края, области, города федерального значения, автономная область, автономные округа обладают ограниченной правосубъектностью. Согласно Федеральному закону от 4 января 1999 г. «О координации международных и внешнеэкономических связей субъекты РФ в пределах полномочий, предоставленных им Конституцией РФ, федеральным законодательством и договорами между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов РФ о разграничении предметов ведения и полномочий, обладают правом на осуществление международных и внешнеэкономических связей с субъектами иностранный федеративных государств, административно-территориальными образованиями иностранных государств, а также на участие в деятельности международных организаций в рамках органов, созданных специально для этой цели. Субъекты РФ с согласия Правительства РФ могут осуществлять такие связи и с органами государственной власти иностранных государств. Международные и внешнеэкономические связи субъектов Российской Федерации предполагают сотрудничество субъектов РФ с иностранными партнерами в торгово-экономической, научно-технической, экологической, гуманитарной, культурной и иных областях.

    Органы государственной власти субъекта РФ в пределах полномочий, предоставленных Конституцией РФ, имеют право на ведение переговоров с иностранными партнерами, а также на заключение с ними соглашений.    

    Указанный Федеральный закон устанавливает процедуру согласования проектов соглашений об осуществлении международных и внешнеэкономических связей. Органы государственной власти субъекта РФ заблаговременно обязаны уведомлять соответствующие федеральные органы исполнительной власти о вступлении в переговоры о его заключении соглашений об осуществлении международных и внешнеэкономических связей. Проект соглашения об осуществлении международных и внешнеэкономических связей, заключаемого органами государственной власти субъекта РФ, не позднее, чем за месяц до подписания представляется для согласования в Министерство иностранных дел РФ, а при необходимости и в другие федеральные органы исполнительной власти.

    Министерство иностранных дел РФ и другие федеральные органы исполнительной власти информируют орган государственной власти субъекта РФ о результатах рассмотрения проекта соглашения об осуществлении международных и внешнеэкономических связей, как правило, не позднее чем через 20 дней после получения проекта указанного соглашения. Регистрация соглашений об осуществлении международных и внешнеэкономических связей производится в порядке, установленном Правительством РФ.

    Федеральные органы государственной власти оказывают органам государственной власти субъектов РФ необходимую правовую и экспертно-консультативную помощь в развитии международных и внешнеэкономических связей, в организации и ведении переговоров, в выработке текстов соглашений об осуществлении международных и внешнеэкономических связей.

    Субъекты РФ в целях реализации соглашений об осуществлении международных и внешнеэкономических связей по согласованию с Министерством иностранных дел РФ открывать свои представительства за пределами Российской Федерации. Органы государственной власти субъекта РФ по согласованию с Министерством иностранных дел РФ вправе давать разрешение на открытие на территории данного субъекта представительств субъектов иностранных федеративных государств и административно-территориальных образований иностранных государств. Представительства субъектов РФ на территориях иностранных государств, а равно иностранные представительства на территории субъекта РФ не обладают статусом дипломатических представительств.

    Закон определяет порядок разрешения споров, возникающих между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов РФ в отношении соглашений об осуществлении международных и внешнеэкономических связей;

    14) каждый субъект РФ вправе иметь свою символику: флаг, герб, гимн, а также столицу (центр) субъекта РФ. Например, в соответствии со ст. 19 Степного Уложения (Конституции) Республики Калмыкия от 14 сентября 1995 г. в редакции от 25 июня 2004 г. устанавливается, что Республика Калмыкия имеет свои республиканские символы — флаг, герб и гимн; их описание и порядок официального использования устанавливается законодательством. Столицей Республики Калмыкия является город Элиста. Аналогичные положения содержат конституции (уставы) других субъектов РФ.

    Субъекты РФ участвуют в деятельности региональных ассоциаций. Ассоциации экономического взаимодействия субъектов РФ выступает в качестве элемента построения новой системы федеративных отношений в России. Они обеспечивают экономическую самостоятельность регионов, формирование единого рынка.

     

     

     

    ГЛАВА 3. ПРОБЛЕМЫ В СФЕРЕ РАЗГРАНИЧЕНИЯ ПРЕДМЕТОВ ВЕДЕНИЯ И ПОЛНОМОЧИЙ МЕЖДУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИЕЙ И ЕЕ СУБЪЕКТАМИ

     

    Как показывает практика государственно-правового развития России, договорные, согласительные, координационные и иные механизмы, направленные на достижение взаимопонимания между Федерацией и ее субъектами, далеко не всегда достигают поставленных целей. Ответственность субъектов федеративных отношений за неисполнение или ненадлежащее исполнение возложенных на них обязанностей в сфере государственного управления и регулирования остается одной из наименее разработанных проблем. Отсутствие теоретически обоснованной и адекватно применяемой в государственной практике концепции ответственности субъектов федеративных правоотношений препятствует выполнению поставленных перед современной Россией задач государственного строительства.

     

    3.1. Проблема федерального вмешательства

     

    В условиях игнорирования властями ряда субъектов РФ требований и законных интересов Федерации последняя вынуждена прибегать к использованию принудительных мер обеспечения государственного и правового единства страны. Подобное обращение к мерам федерального принуждения вполне допустимо и является нормальным правовым инструментом в том случае, если меры подобного принуждения предварительно прописаны в конституционном законодательстве и все субъекты федеративных правоотношений осведомлены о возможном применении инструментов правового воздействия1.

    Безусловное право Федерации на применение всего комплекса мер по защите своего государственного, экономического и правового единства является неотъемлемым элементом ее статуса. Однако при неразработанности механизмов регулирования федеративных отношений любые, даже самые целесообразные и оправданные действия Федерации и ее властей по защите интересов единой государственности могут быть расценены и зачастую расцениваются как внеправовые.

    Общефедеративные, общегосударственные и общенациональные интересы заключаются в поддержании целостности государства, утверждении единого суверенитета федерации, сохранении общего экономического пространства, соблюдении однородности правового статус человека и гражданина на всей территории страны.    

    Инструменты защиты интересов Федерации и санкции в отношении субъектов федеративных правоотношений должны быть четко прописаны в законодательстве. Можно с высокой долей уверенности утверждать, что современное российское право не содержит необходимых механизмов, гарантирующих государственное и правовое единство страны. Это опасно. ‘Поэтому российское правоведение призваны разработать и предложить власти возможные государственно-правовые средства преодоления кризисов и противоречий, складывающихся в федеративных отношениях.

    Среди наиболее типичных нарушений федеральных правовых норм субъектами РФ следует выделить1:

    установление права самостоятельно, зачастую вопреки решениям федеральных властей, определять политику в области экономического, социального, культурного развития, природопользования, национальных отношений;

    закрепление в региональном законодательстве права заключать
    ратифицировать международные договоры, права на участие в международных отношениях вопреки требованиям федерального законодательства;    

    деформация структуры исполнительных органов власти и фактическое переподчинение себе региональных подразделений федеральных органов власти;

    подрыв единства экономического пространства страны, установление препятствий движению капиталов и ресурсов;

    провозглашение исключительного права собственности субъекта РФ на ресурсы;    

    игнорирование конституционных положений о единстве правового статуса гражданина РФ вне зависимости от его нахождения на территории того или иного субъекта РФ;

    нарушение принципов избирательного права, выражающееся в установлении не предусмотренных Конституцией РФ цензов пассивного избирательного права: оседлости, языкового, возрастного.

    Конституция РФ и конституционное законодательство прямо не предусматривают института федерального вмешательства (федеральной интервенции) в дела субъектов РФ. Вместе с тем можно утверждать, что прерогативы Президента РФ, закрепленные в ст. 80 Конституции РФ: принятие мер по охране суверенитета Российской Федерации, ее независимости и государственной целостности, обеспечения согласованного функционирования и взаимодействия органов государственной власти (ч. 2 ст. 80) — предоставляют возможность осуществления федерального вмешательства в целях пресечения попыток субъекта РФ выйти из-под контроля Федерации. Речь идет о своего рода не прописанных детально «скрытых» прерогативах Президента РФ по охране суверенитета и государственной целостности, предусмотренных ст. 71, ч. 4 ст. 78, ч. 2 ст. 80, ст. 82, ч. 1 ст. 87, ч. 3 ст. 90 Конституции РФ. Реализацией данного подхода в практике Конституционного Суда РФ следует признать постановление Конституционного Суда РФ от 31 июля 1995 г., в котором были признаны обоснованными действия Президента РФ по наведению конституционного порядка в Чеченской Республике. Правда, при принятии этого постановления семь из 18 судей Конституционного Суда РФ высказали свое особое мнение.

    Система баланса прав и ответственности Федерации и ее субъектов предполагает1:

    обеспечение полного и безусловного осуществления функций, отнесенных к исключительному ведению Российской Федерации, только федеральными органами государственной власти;

    перенос акцента в сфере совместных предметов ведения на регулирующую, координирующую и контролирующую роль федерального центра;

    законодательную конкретизацию конституционного понятия единства системы исполнительной власти в Российской Федерации;

    политику дифференцированного делегирования исполнительно-распорядительных функций в сфере совместных предметов ведения органам власти субъектов под их полную ответственность.

    Ответственность субъекта РФ за нарушение федеральной конституции и федерального законодательства надлежит определить как последствия нарушения федеративной дисциплины. Это — ответственность за ненадлежащее осуществление публичной власти. Очевидно, что при систематическом и грубом нарушении органами государственной власти субъектов федерации требований федеральной конституции и федерального законодательства в отношении них должны бы применены соответствующие меры ответственности.    

    Главной функцией федерального вмешательства выступает именно стремление восстановить конституционную законность в сфере федеративных отношений.    

    Институт федерального вмешательства предстает как установленная и санкционированная государством в лице его федеральных органов власти совокупность правовых, политических, экономических мер и процедур, направленных на восстановление государственного и правового единства страны, обеспечения государственной безопасности и территориальной целостности.    

    Этот перечень образуют: объявление режима чрезвычайного положения; введение прямого президентского правления; перераспределение полномочий между федеральными органами власти и органами власти субъектов РФ; использование процедуры импичмента; роспуску законодательных (представительных) органов власти; меры финансового воздействия; перевод под непосредственное подчинение федерального правительства подразделений милиции, внутренних войск, иных силовых ведомств субъектов РФ; отмена незаконных решений органов законодательной (представительной) и исполнительной власти субъектов РФ.

    Остановимся на механизмах, которые могут быть применены в от-, ношении органов власти и управления субъектов РФ или их актов.

    1. Возможность отрешения от должности (импичмента) главы исполнительной власти субъекта РФ. Законом «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» предусмотрено право Президента РФ на отрешение от должности высших должностных лиц субъектов РФ.

    Отметим, что процедура отрешения может применяться для привлечения к ответственности не только президентов или глав администраций субъектов РФ и иных представителей исполнительной власти, но и федеральных судей и депутатов законодательных органов субъектов Федерации. Под ответственностью высших должностных лиц субъектов Федерации понимается не уголовная ответственность этих лиц за превышение или злоупотребление властью, не гражданско-правовая ответственность за причиненные их действиями убытки, а ответственность за характер их деятельности на посту руководителя субъекта Федерации1.

    2. Закрепление за Президентом РФ права на роспуск законодательных (представительных) органов субъектов РФ и назначение новых
    выборов. До внесения 29 июля 2000 г. изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных
    (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации»2 возможность роспуска представительных органов государственной власти как на федеральном уровне, так и на уровне субъектов Федерации допускалась федеральной Конституцией и конституциями субъектов Федерации, но не как мера федерального вмешательства, а как средство преодоления политического кризиса. Этим законом достаточно подробно описывается порядок досрочного прекращения полномочий законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ, закрепляются права и полномочия Президента РФ, высших должностных лиц субъектов РФ, самих представительных органов власти субъектов РФ при использовании данной меры.

    Однако и ранее (в условиях отсутствия законодательно закрепленных механизмов) федеральная власть была вынуждена прибегать к роспуску представительного органа власти субъекта РФ. К приостановлению деятельности и роспуску привело стремление Вологодского областного Совета народных депутатов созыва 1991—1993 гг. принять документ под названием «Конституция Вологодской области», и попытка Свердловского областного Совета провозгласить 1 июля 1993 г. на территории Свердловской области Уральскую республику.

    3.    Отмена незаконного решения органов законодательной (представительной) и исполнительной власти субъектов РФ. В соответствии с ч. 2 ст. 85 Конституции РФ Президент РФ вправе приостанавливать действие актов органов исполнительной власти субъектов Федерации в случае их противоречия федеральной Конституции и законам, между народным обязательствам РФ или нарушения прав и свобод граждан. По отношению к актам законодательных органов субъектов РФ Президент РФ подобными полномочиями не обладает. Как показывает анализ практики применения Президентом РФ данного полномочия, оно использовалось в случае превышения главами исполнительных органов субъектов РФ своих конституционных полномочий, их вмешательства в сферу компетенции федеральных органов власти и управления. Так было приостановлено действие целого ряда указов президентов и постановлений глав администраций Ингушетии, Республики Саха (Якутия), Чувашии, Воронежской области, Башкортостана, Краснодарского края, Ненецкого автономного округа и др.

    В современной российской практике до недавнего времени начало развитие совершенно противоположное явление: конституции ряда субъектов РФ предусматривали возможность приостановления действия федеральных нормативных правовых актов. В частности, «действие федеральных законов и других правовых актов Российской Федерации, противоречащих суверенным правам и интересам Республики Дагестан, может быть приостановлено Республикой Дагестан на своей территории» (ч. 5 ст. 65 Конституции Республики Дагестан), а «законы и иные нормативные правовые акты органов государственной власти и управления Российской Федерации правомерны на территории Республики Ингушетия, если они не противореча суверенным правам Республики Ингушетия» (ч. 2 ст. 7 Конституции Республики Ингушетия). В настоящее время эти противоречия устранены.

    При осуществлении мер федерального вмешательства следует просчитывать психологические моменты поведения жителей территории в отношении которой подобное вмешательство осуществляется. Нельзя недооценивать степень воздействия средств массовой информации пропагандистские рычаги, которые могут быть как использованы в интересах Федерации, так и направлены против них, возможность провоцирования органов власти федерации на применение жестких силовых мер. Результатом вмешательства может стать рост симпатий населения к экстремистским организациям, усиление оказываемой им материальной и моральной поддержки.

    Выработка методов федерального воздействия, так называемой федеральной интервенции, представляется одной из насущных задач современного российского правоведения. Основное предназначение федерального вмешательства состоит в обеспечении государственного единства Российской Федерации и осуществляемого на ее территории правового регулирования. Можно надеяться, что со временем процедуры федерального вмешательства будут постепенно заменяться российском государственном строительстве механизмами согласования деятельности Федерации и ее субъектов в достижении их совместных задач. Но и в этом случае способы федерального вмешательств должны сохраниться в праве в качестве гарантий, которые могут быть приведены в действие в случае угрозы целостности и единству правового пространства России.

     

     

     

     

    3.2. Проблемы конституционно-правового способа регулирования отношений между Российской Федерацией и ее субъектами

     

    Согласно ч. 3 ст. 5 Конституции РФ разграничение предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов РФ является одним из конституционных принципов российского федерализма.

    Оптимальное разграничение предметов ведения и полномочий представляет собой сложный политико-правовой процесс, испытывающий на себе влияние исторических, национальных, экономических и политических факторов развития федерации. Указанные факторы определяют степень централизации и децентрализации федеративных отношений. Федерация, построенная на демократических началах, обусловливает наличие у федерального Центра конституционно установленного строго определенного перечня предметов ведения и полномочий, выход за пределы которых недопустим. С другой стороны, закрепление полномочий субъектов РФ создает предпосылки самостоятельного развития на региональном и местном уровнях.

    Существуют два основных способа регулирования отношений между Федерацией и субъектами: конституционно-правовой и договорный.

    Российская Конституция устанавливает три сферы предметов ведения и полномочий:

    1) предметы исключительного ведения Российской Федерации (ст. 71);

  11. предметы совместного ведения Федерации и ее субъектов (ст. 72);
  12. полномочия субъектов РФ (ст. 73).

    В юридической литературе и действующем законодательстве отмечается необходимость разграничения понятий «предмет ведения», «компетенция» и «полномочия». Они не тождественны. Их смешение приводит к негативным последствиям, в частности, нарушению конституционных предписаний.

    Предмет ведения Российской Федерации — сфера общественных отношений, регулирование которых отнесено Конституцией РФ исключительно к компетенции Российской Федерации.

    Предмет ведения Федерации и ее субъектов — это круг конституционно зафиксированных вопросов, по которым, в зависимости от формы правления государства, соответствующие государственные органы федерации и ее субъектов компетентны принимать решения.

    Компетенция органа государственной власти — совокупность полномочий органа государственной власти по предметам ведения, установленным Конституцией РФ и принятыми в соответствии с Конституцией РФ, Конституциями (Уставами) субъектов РФ.

    Полномочия органа государственной власти — права и обязанности органа государственной власти в отношении принятых правовых актов, а также осуществления иных государственно-властных действий.

    Помимо трех сфер предметов ведения и полномочий в практике федерализма существуют три юридических инструмента закреплен различных полномочий между Федерацией и субъектами:

  13. закрытые или списочные полномочия;
  14. открытые полномочия;
  15. остаточные полномочия.

    В ст. 71 и 72 Конституции РФ дан закрытый перечень предметов ведения Российской Федерации, предметов совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов. Он подлежит расширению (изменению) только в порядке, предусмотренном для внесения поправок к Конституцию РФ. Согласно ст. 73 Конституции остальные предмет ведения отнесены полностью к ведению субъектов РФ.

    Правовое регулирование по предметам ведения Российской Федерации осуществляется федеральными конституционными законами федеральными законами, имеющими прямое действие на всей территории Российской Федерации.

    Предметы ведения Российской Федерации можно условно подразделить на следующие группы:    

    1) учредительные: принятие и изменение Конституции РФ федеративное устройство и территория Российской Федерации; установлении системы федеральных органов законодательной, исполнительной и судебной власти, порядка их организации и деятельности; формирование федеральных органов государственной власти; метеорологическая служба; стандарты, эталоны, метрическая система и исчисление времени; геодезия и картография; наименования географических объектов; официальный статистический и бухгалтерский учет; государственные награды и почетные звания; федеральная государственная служба;

  16. законодательные и правоохранительные: принятие и изменение
    федеральных законов; регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина; гражданство в Российской Федерации; регулирование и зашита прав национальных меньшинств; судоустройство, прокуратура; уголовное, уголовно-процессуальное и уголовно-исполнительное законодательство, амнистия и помилование; гражданское, гражданско-процессуальное и арбитражно-процессуальное законодательство; правовое регулирование интеллектуальной собственности; федеральное коллизионное право;
  17. социально-экономические: федеральная государственная собственность и управление ею; установление основ федеральной политики и федеральные программы в области государственного, экономического, экологического, социального, культурного и национального развития Российской Федерации; установление правовых основ единого рынка; финансовое, валютное, кредитное, таможенное регулирование, денежная эмиссия, основы ценовой политики; федеральные экономические службы, включая федеральные банки; федеральный бюджет; федеральные налоги и сборы; федеральные фонды регионального развития; федеральные энергетические системы, ядерная энергетика, расщепляющие материалы; федеральный транспорт, пути сообщения, информация и связь; деятельность в космосе;
  18. военные: оборона и безопасность; оборонное производство; определение порядка продажи и покупки оружия, боеприпасов, военной техники и другого военного имущества; производство ядовитых веществ, наркотических средств и порядок их использования; определение статуса и защита государственной границы, территориального моря, воздушного пространства, исключительной экономической зоны и континентального шельфа Российской Федерации;

    5) внешнеполитические и внешнеэкономические: внешняя политика и международные отношения Российской Федерации; международные
    Договоры Российской Федерации; вопросы войны и мира; внешнеэкономические отношения Российской Федерации.

    По мнению ряда ученых-государствоведов, предметы ведения Российской Федерации не всегда сформулированы удачно. Например, п. «б» ст. 71 Конституции РФ к ведению Федерации относит территорию Российской Федерации. Два неравнозначных понятия «территориальное устройство РФ» и «территориальное устройство субъектов РФ» соединены в одно. Территориальное устройство субъектов представляет административно-территориальное деление, которое устанавливается субъектами самостоятельно.

    Аналогично п. «а» ст. 71 Конституции Р.Ф к ведению Российской Федерации относит принятие и изменение Конституции РФ. Вместе с тем, в соответствии со ст. 136 Конституции поправки к главам Конституции принимаются в порядке, предусмотренном для принят федерального конституционного закона, и вступают в силу после одобрения органами законодательной власти не менее чем двух третей субъектов РФ.

    До принятия федеральных законов по вопросам, отнесенным к предметам совместного ведения, а также по вопросам совместного ведения, не урегулированным федеральными законами, законами субъекта Российской Федерации, могут устанавливаться не указанные в федеральных законах полномочия органов государственной власти субъекта РФ, осуществляемые данными органами самостоятельно счет и в пределах средств бюджета субъекта РФ.

    Федеральное законодательство предусматривает процедуры участия субъектов РФ в федеральном законодательном процессе. После принятия Государственной Думой в первом чтении проекта федерального закона по предметам совместного ведения он направляется в органы государственной власти субъектов для возможного внесен» предложений замечаний в месячный срок. До истечения указанное срока рассмотрение законопроекта во втором чтении не допускается.

    Не следует смешивать понятие «совместное ведение» и «совместные полномочия». Совместные полномочия органов государственной власти РФ и субъектов могут осуществляться не только по предмета совместного ведения, но и по предметам ведения Российской Федерации.

    К предметам совместного ведения согласно ст. 72 Конституции РФ относятся:

    1) учредительные: установление общих принципов организации системы органов государственной власти и местного самоуправления;

    2) правозащитные и правоохранительные: защита прав и свобод человека и гражданина; защита прав национальных меньшинств; обеспечение законности, правопорядка, общественной безопасности; режим пограничных зон; защита исконной среды обитания и традиционной образа жизни малочисленных этнических общностей, охрана памятников истории и культуры; обеспечение соответствия конституций и законов республик, уставов, законов и иных нормативных правовых актов краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов Конституции РФ и федеральным законам; кадры судебных и правоохранительных органов, адвокатура, нотариат; осуществление мер по борьбе с катастрофами, стихийными бедствиями, эпидемиями, ликвидация их последствий;

    3)    законодательные: административное, административно-процессуальное, трудовое, семейное, жилищное, земельное, водное, лесное
    законодательство, законодательство о недрах, об охране окружающей среды;

    4)    экономические: разграничение государственной собственности, установление общих принципов налогообложения и сборов в Российской Федерации;

  19. социальные: общие вопросы воспитания, образования, науки,
    культуры, физической культуры и спорта; координация вопросов здравоохранения; защита семьи, материнства, отцовства и детства; социальная защита, включая социальное обеспечение;
  20. природоресурсные: вопросы владения, пользования и распоряжения землей, недрами, водными и другими природными ресурсами;
    природопользование; охрана окружающей среды и обеспечения экологической безопасности; особо охраняемые природные территории;
  21. международные: координация международных и внешнеэкономических связей субъектов РФ, выполнение международных договоров Российской Федерации.

    Процесс разграничения предметов ведения в сфере совместного ведения осложняется тем, что термин «предметы ведения» используется в Конституции РФ в различных значениях. Им обозначаются отрасли законодательства (административное, семейное, жилищное), отрасли деятельности государства (здравоохранение, образование, социальное обеспечение), меры, предпринимаемые государством (меры по борьбе с катастрофами, стихийными бедствиями) и т.д.

    Кроме того, не все вопросы, определяющие взаимоотношения между Федерацией и ее субъектами, подвергались конституционному разграничению. Например, ст. 71 и 72 не упоминают, к какому виду предметов ведения (исключительные, совместные) относятся вопросы: размещения производительных сил, агропромышленного комплекса, конверсии оборонного производства, установления особых экономических зон, регулирования институтов экономического взаимодействия субъектов РФ (ассоциации экономического взаимодействия субъектов), антимонопольного законодательства, защиты конкуренции, актов гражданского состояния, беженцев, вынужденных переселенцев и т.д.; в Конституции РФ отсутствует регламентация процессуального аспекта (механизма) разграничения предметов ведения и полномочий в рамках реализации ст. 72.

    Предмет ведения субъекта РФ — сфера общественных отношений регулирование которых отнесено Конституцией РФ к компетенции субъектов РФ.

    Статья 73 Конституции РФ устанавливает, что вне предметов: ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации к предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъекта. Ее субъекты РФ обладают всей полнотой государственной власти. Полномочия органов государственной власти субъекта РФ по предметам ведения субъектов РФ осуществляются данным органами самостоятельно за счет средств бюджета субъекта РФ (за исключением субвенций федерального бюджета).    

    Федеральная Конституция наделяет субъектов правом самостоятельно устанавливать систему органов государственной власти (ст. 71 государственные языки (ст. 68), осуществлять собственное правой регулирование (ч. 3 ст. 67, ч. 4 и 5 ст. 76), обращаться в Конституционный Суд РФ с запросом о толковании Конституции (ч. 5 ст. 125), одобрять поправки к гл. 3—8 Конституции (ст. 136), участвовать в законодательном процессе на федеральном уровне (ч. 1 ст. 104) и т.д.

    Нормотворчество субъектов РФ касается вопросов функционирования механизма государственной власти, выборов в органы власти субъектов, организации законодательного процесса, административно-территориального деления, режима собственности субъектов и муниципальной собственности, муниципального образования, здравоохранения, экономики, инфраструктуры, форм непосредственной демократии на местном уровне и т.д.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ

     

    Решение названных в данной курсовой работе проблем рассматривается как фундамент для проведения государственной политики, обеспечивающей защиту прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации, сочетание интересов центра и субъектов, различных социальных и     этнических групп, повышение эффективности экономики, управляемости государственных органов, комплексное развитие как Российской Федерации в целом, так и отдельных субъектов Российской Федерации и муниципальных образований.

    В заключение следует сделать следующие выводы.

    1. Принятие Конституции Российской Федерации в 1993 г. стало началом нового этапа в построении реального российского федерализма в качестве одного из основных направлений демократизации государственной власти.  Конституция 1993 года определила правовой статус Российской Федерации как государства в целом, так и ее субъектов.  В соответствии с действующими конституционными нормами государственное устройство Российской Федерации базируется на трехуровневой организации публичной власти: уровень государственной власти Российской Федерации (федеральный), уровень государственной власти субъектов Российской Федерации (региональный), уровень местного самоуправления (муниципальный). Все три уровня публичной власти являются относительно самостоятельными формами осуществления власти народа. Взаимодействие и соподчиненность федеральной, региональной и муниципальной властей осуществляется через принятие законов, регламентирующих деятельность органов соответствующего уровня власти, через действие правовых механизмов контроля, а также через закрепленные в Конституции договорные процедуры.

    2. Конституция Российской Федерации заложила основы построения федерации: суверенитет Российской Федерации на всей ее территории; государственная целостность страны; подчиненность деятельности институтов публичной власти требованиям
    обеспечения защиты прав и свобод человека и гражданина; федеративное устройство и гарантии местного самоуправления; наличие собственных предметов ведения и полномочий у каждого из уровней публичной власти; единство системы государственной власти; высшая юридическая сила, прямое действие и применение на всей территории страны Конституции Российской Федерации; верховенство на всей территории страны федеральных законов по предметам ведения Российской Федерации и совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ; верховенство нормативных правовых актов субъектов РФ, принятых по предметам их ведения; разграничение предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов РФ Конституцией Российской Федерации и договорами; равноправие и самоопределение народов в Российской Федерации; юридическое равноправие республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов как субъектов Российской Федерации, (все субъекты равны в правах; все субъекты равны между собой в отношениях с федеральными органами государственной власти) и закрепление особенностей статусов различных субъектов; самостоятельность уровней публичной власти в определении своих организационных структур; единство экономического пространства, признание и защита равным образом частной, государственной (федеральной и субъектов Российской Федерации) и муниципальной собственности.

    3. Среди причин неэффективного управления государством следует назвать: отсутствие четко очерченного круга прав и обязанностей органов власти на всех уровнях; излишняя регламентация деятельности органов государственной власти субъектов Федерации в федеральном законодательстве; перегруженность центра несвойственными ему функциями; наличие громоздкого аппарата управления на всех уровнях власти; вмешательство центра в компетенцию органов государственной власти субъектов Федерации; несоблюдение органами государственной власти субъектов Федерации норм федеральных Конституции и законов; отсутствие научно обоснованного прогноза развития современной федеративной модели государственного устройства России.

    4.  Наличие противоречий между нормами Конституции Российской Федерации и федеральным законодательством, а также законодательством Российской Федерации и ее субъектов является современной политической реальностью.

    Приведение федерального и регионального законодательства в соответствие с Конституцией РФ является залогом становления России как правового государства.

    Формирование единого правового пространства Российской Федерации должно базироваться на следующих основах:

    1) приоритет федеральных законов по предметам ведения Российской Федерации и совместного ведения Федерации и ее субъектов, из которого следует необходимость обеспечения соответствия федеральным законам всех нормативных правовых актов субъектов РФ в указанных сферах;

    2) осуществление «встречного движения» федеральной и региональных властей, то есть решение проблемы через изменения как федеральных, так и региональных норм законодательства;

    3) приоритет законов субъектов Федерации, принятых по предметам ведения, отнесенным Конституцией Российской Федерации к ведению субъектов РФ.

     

     

     

     

     

     

     

     

    СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

     

  22. Конституция Российской Федерации: Принята на всенародном референдуме 12 декабря 1993 г. // Российская газета от 25 декабря 1993 г.
  23. Декларация о государственном суверенитете РСФСР от 12 июня 1990 г. // ВВС РФ. 1990. № 2 Ст. 22.
  24. Декларация прав и свобод человека и гражданина от 22 ноября 1991 г. // ВВС РФ. 1991. №52. Ст. 1865.
  25. Федеральный конституционный закон от 26 февраля 1997 г. «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» // СЗ РФ. 1997. № 9. Ст. 1011.
  26. Федеральный конституционный закон от 17 декабря 2001 г. «О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Российской Федерации» // СЗ РФ. 2001. № 52 (ч. 1). Ст. 4916.
  27. Федеральный конституционный закон от 25 марта 2004 г. «Об образовании в составе Российской Федерации нового субъекта Российской Федерации в результате объединения Пермской области и Коми- Пермяцкого автономного округа» // СЗ РФ. 2004. № 13. Ст. 1110.
  28. Федеральный закон от 4 марта 1998 г. «О порядке принятия и вступления в силу поправок к Конституции Российской Федерации» // СЗ РФ. 1998. № 10, Ст. 1146.
  29. Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных
    (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» от 6 октября 1999 г. № 184-ФЗ ( в ред. ФЗ от 04.07.2003 г. № 95-ФЗ) // Российская газета. 15 окт. 1999 г.
  30. Авакьян С.А. Конституция России: природа, эволюция, современность. — М.: Российский Юридический Издательский Дом. 1997.
  31. Авакьян С.А. Проблемы реформы Конституции//Российский конституционализм: проблемы и решения (материалы международной конференции). — М.: Ин-т государства и права РАН. 1999.
  32. Авакьян С.А. Проблемы современного конституционного развития Российской Федерации//Проблемы реализации норм права: Материалы международной конференции (27-28 мая 1999 года). Челябинск, 1999.
  33. Алексеев С.С. Государство и право. М., 2000.
  34. Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации. М., 2005.
  35. Безуглов АЛ., Саддамов С.А. Конституционное право России: Учебник. М., 2001.
  36. Габричидзе Б.Н., Ким-Кимэн А. Н., Чернявский А. Г. Конституционное право: Учебник. М., 2005.
  37. Жученко А.А. Порядок изменения конституций и уставов субъектов федерации и Конституции России // Конституционное и муниципальное право. — 2001. N 1.
  38. Енгибарян Р.В., Тадевосян Э. В. Конституционное право: Учебник. М., 2005.
  39. Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право Российской Федерации: Учебник. М., 2005.
  40. Конюхова И.А. Конституционное право Российской Федерации: Курс лекций. М., 2004.
  41. Конституционное право субъектов Российской Федерации / Отв. ред. В.А. Кряжков. М., 2002.
  42. Степанов И.М. Уроки и парадоксы российского конституционализма. — М.: Манускрипт. 1996.
  43. Страшун Б.А. Проблемы реализации новой Конституции Российской Федерации//Право и жизнь. — 2000. N 5.
  44. Червонюк В.И. Конституционное право России: Учебное пособие. М., 2003.
  45. Чиркан В.Е. Конституционное право: Россия и зарубежный опыт. М., 2003.
  46. Яценко И.С. Конституционное право Российской Федерации. М., 2003.

     


     

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.05MB/0.00146 sec

WordPress: 23.12MB | MySQL:122 | 2,028sec