Роль политических партий в избирательном процессе

<

091913 0119 1 Роль политических партий в избирательном процессе

1. Теоретические основы роли политических партий в Российской Федерации в формировании органов государственной власти

 

1.1. Понятие и основное содержание политических партий

 

Политическая жизнь современного общества достаточно насыщенна и разнообразна. В демократическом обществе каждый гражданин может выступать участником формирования и реализации реальной политики и, таким образом, влиять на власть. Тем не менее, в одиночку на государственном уровне чего-то добиться очень тяжело. А вот группе людей с общими ценностями, взглядами и идеалами, может удаваться многое. Эти люди объединяются в партии, и партии играют значительную роль в политической жизни общества.

Сама партия является одним из важнейших механизмов, изобретенных человеком. Тем более, партия — это «самая политическая из всех общественных организаций: её целью является завоевание и удержание власти, осуществление прямых и обратных связей между обществом и государством»1. Причем, обратная связь помогает партиям выполнять роль «агрегирования, согласования, выведения на политический уровень реальных и многообразных интересов, существующих или вновь зарождающихся в обществе»2.

Тема настоящего и будущего партийных систем и партий постоянно подвергается дискуссиям в политологии. Ведь в демократическом обществе партии являются одной из основных «несущих конструкций современной политической системы»3. Партии выступают в качестве наиважнейшего элемента политической системы общества, важной составляющей политики. Ведь партии являются полноправными выразителями интересов и нужд определенных социальных групп и классов. Но партии, как атрибут демократии, всего лишь одна сторона медали. Есть и другая.

В России, точно также как и в других странах, происходят неоднозначные тенденции. Граждане, в целом придерживающиеся позиций демократического пути развития, почему-то отказывают в доверии традиционным демократическим институтам. В России это чётко показано в опросах, проводимых различными фондами изучения общественного мнения. Например, в августе 2010 года ВЦИОМ провёл опрос среди 1600 человек из 153 населённых пунктов в 49 краях, областях и республиках России1, который показал интересную тенденцию. На вопрос: «Нужны ли России многопартийность, сильные политические партии?», 48% ответили утвердительно, а 30% опрошенных дали отрицательный ответ. Но на вопрос: «Как бы Вы оценили значение политических партий в сегодняшней России?», лишь 24% ответили, что политические партии играют важную роль в стране, 36% заявили, что роль партий в России не слишком велика, 28% отметили, что партии не имеют никакого значения. То есть большинство россиян считают, что политические партии, по сути, являются декорацией политического строя России. Что недвусмысленно говорит о кризисе партийной системы страны. Интересно, что в России, как и в Европейских странах, упадок переживают те политические партии, которые считаются оплотом демократии.

Возникновение политических партий относят к концу 17 — началу 18 века. К тому периоду, когда зарождались и формировались политические системы буржуазных государств. Если конкретизировать, то партии возникли в Европе параллельно с началом буржуазных революций. Собственно сами революции и их идеи породили острую необходимость в создании народного представительства во власти. То есть, такой системы народовластия или власти народа, при которой народ смог бы отстаивать свои права и осуществлять власть через выборных представителей.

Дальнейшее развитие политических партий происходило вместе с изменением законодательств в европейских государствах. Введение всеобщего избирательного права подтолкнуло партии к переходу на легальные рельсы, сопряжённые с парламентской формой деятельности.

Отправной точкой для дальнейшего исследования темы диссертации является определение основных понятий термина «политическая партия».

Термин «партия» ведет свое происхождение от латинского «partis» — группа, часть. С точки зрения политической науки партия является специализированной организационно упорядоченной группой, объединяющей наиболее активных приверженцев тех или иных целей (идеологий, лидеров) и служащая инструментом борьбы для завоевания и использования политической власти в обществе. Юристы, к примеру, считают, что «политическая партия -это активная и организованная часть общества, объединенная общими интересами, целями или идеалами и стремящаяся овладеть государственной властью или решающим образом влиять на её осуществление»1. Политологи пытаются представить партию, как «организационно упорядоченную группу, объединяющую наиболее активных приверженцев тех или иных целей (идеологий, лидеров) и служащую для борьбы за завоевание и использование политической власти»2. Философы пытаются разглядеть в партиях «основные организационные формы ассоциативной политической жизни общества, представляющие интересы, взгляды, культурный облик, социальное положение различных слоев и общественных групп социального целого»3.

Либеральная трактовка понятия «партии» подразумевает партию, как носительницу общественного блага или идеала. Марксистское трактование представляет партию в виде выразительницы интересов какого-то класса.

Эта дискуссия в принципе позволяет отразить сущность и характерные черты, отличающие политическую партию от общественного объединения или политического движения. Ибо партия, в отличие от движения, создается на долгосрочную перспективу, обладает собственной программой, идеологией, имеет свой устав (важнейший партийный документ, определяющий внутрипартийную структуру, права и обязанности членов партии). Если суммировать выше сказанное, то политическая партия — это организация с четкой иерархической системой, состоящая из людей с близкими взглядами и политическими убеждениями.

Другое дело, что все точки зрения на политические партии сходятся в одном. Партия должна быть нацелена на власть. Иначе её смысл теряется. Отсюда вытекают особенности функционирования партий. А именно: обнародование своей позиции по отношению к общественно-политическому строю, к властям, собственной программы развития государства, своего места в существующем строе (оппозиционность или лояльность к власти). Естественно, любая партия пытается укрепить собственные позиции в обществе, найти поддержку у населения, расширить свои ряды за счёт новых членов партии.

Есть еще один момент. Яркий тому пример — Великобритания с её устоявшимися парламентскими традициями. Первая волна партий «создавалась изнутри»1, то есть правящими верхушками. Другими словами «они были сформированы внутри парламента фракциями, сложившимися на основе общих интересов. Когда же наступило время всеобщего избирательного права, те же партии ощутили острую потребность в создании централизованных структур, которые могли бы бороться за голоса избирателей. В общем, они ощутили потребность в расширении электоральной базы»2.

Вторая волна партий «создавалась снаружи». Эти партии появилась тогда, когда произошла самоорганизация тех социальных слоев населения, которые не имели парламентского представительства. Здесь ярче всего проявляли себя появившиеся в Европе партии левого толка. К ним относятся и рабочие партии, и социалисты, и коммунисты, и националисты.

Применительно к современной России, можно сказать, что наше государство прошло путь Британии, в частности, и Европейского партийного строительства, как такового, в максимально короткие сроки.

Для понимания сущности политических партий необходимо отталкиваться от их целей и функций. В принципе, любая политическая партия, чьи бы интересы она ни отстаивала, обязана искать компромиссы, дабы обеспечить нормальную работу всей политической системы. Безусловно, правящая партия должна уделять особое внимание тем слоям населения, поддержка которых привела ее к власти. Но и забывать о других слоях она ни в коем случае не должна. В противном случае такая организация будет называться не партией, а сектой или группой влияния, лобби. Таких примеров предостаточно. Самый яркий из них — РСДРП (б). Придя к власти в качестве представителя рабочих и крестьян, ее лидеры не брезговали никакими способами, дабы удержать эту власть в своих руках. В настоящее время о таких партиях говорят как о структурах, действующих за рамками конституции1.

Существует множество подходов к определению сущности политических партий:

1. Первый подход — идущее от либеральной традиции понимание партии как группы людей, придерживающихся одной идеологической доктрины (Б. Констан). В отличие от него традиционное определение партий связывается с избирательным процессом, выдвижением кандидатов и подготовкой профессиональной политической элиты.

2. Второй подход — институциональное понимание политической партии как. организации, действующей в системе государства (М. Дюверже). Не отрицая важности институционального подхода, следует иметь ввиду, что аспекты организации не исчерпывают всей сущности политической партии как сложной структуры, в которой проблема организации неразрывно переплетается с идейными мотивами, доктриной, программой, влиянием на общественное мнение и т.д. Тем более, что абсолютизация институционального подхода в понимании политических партий не является и политически нейтральной, так как этот подход в исследовательском отношении открыто противостоит теории классовой борьбы.

3. Наконец, третий подход — трактовка политической партии как выразителя интересов определенных классов (марксизм). При этом в самой марксистской традиции можно выделить две концепции партии, общим для которых является отнесение возникновения партии пролетариата к этапу его превращения из «класса в себе» в «класс для себя»: а) концепция Маркса и Энгельса, согласно которой партия есть форма общественно- политического существования пролетариата как целостности на высшей стадии его развития; б) ленинская концепция партии как пролетарского авангарда со следующими .чертами: программная ориентация на политическую революцию и установление диктатуры пролетариата; авангардность партии по отношению к другим пролетарским организациям.

Существуют и другие подходы к определению сущности партии. Например:

  1. Партия — носитель идеологии;
  2. Партия — длительное объединение людей.

    В целом же, политические партии представляют собой организованную группу единомышленников, которая выражает политические интересы и потребности определенной части общества, а чаще всего подавляющей части населения. Приход к государственной власти является целью, при достижении которой партия может реализовывать и притворять в жизнь данные ею обещания, а также участвовать в управлении обществом.

    Однако в современных условиях развитой демократии политические партии стали пониматься как «группа людей, которые имеют одинаковые взгляды по тем или иным вопросам политики и участвуют в выборах, чтобы добиться возможности провести своих представителей в государственный аппарат»1. Это определение более всего подходит под нынешнее положение дел в странах с демократической формой правления.

    Собственно под функциями подразумеваются те направления деятельности политических партий, по которым они идут исходя из собственных целей и задач . Даже на примере программ политических партий России можно выделить следующие функции.1

    1. Партия как связной между государством и определёнными социальными слоями (классами). По этому параметру партии представляют собой своеобразный мостик между гражданами и государством. Вернее, между государством и теми социальными слоями, интересы которых представляет та или иная политическая партия. Но, тем не менее, партия ни в коем случае не должна зацикливаться на одной социальной группе. Партии необходимо постоянно расширять, свою электоральную базу.

    2. Партии, как один из субъектов влияния на власть. То есть партия, путём подконтрольных СМИ, пытается оказывать влияние на принимаемые решения. Плюс партия показывает избирателям, как она реагирует на те или иные изменения в государстве. Любая политическая партия вольна выбирать, как относиться к событиям в стране, к политическому курсу, проводящемуся правящей верхушкой. Эта функция позволяет партиям доносить до властей мнение населения, и, опираясь на данное мнение, влиять на корректировку внутри и внешнеполитических решений. В общем, здесь происходит водораздел между проправительственными и оппозиционными политическими объединениями.

    3.Партия, как участник формирования (и последующего контроля) органов исполнительной и законодательной власти. В сущности, партии представляют собой кузницу кадров, способную готовить и выпускать грамотных управленцев. Но для этого во всех без исключения партиях существует жесткий барьер, позволяющий формировать кадровый состав партии с упором на качество, а не только на количество.

    4.Партии как участник выборов на всех уровнях. Ведь именно выборы — это единственный шанс получить представительство во власти для последующего отстаивания интересов своих избирателей. Выборы помогают избегать крайностей, то есть так называемых уличных действий. К примеру, Либерально-демократическая партия России постоянно подчёркивает свою лояльность закону.

    5. Партия как генератор идей, позволяющих разрабатывать и доносить до избирателей курс развития страны, в случае ее прихода к власти.

    6.Партии, как генератор и участник процесса политической стабилизации общества. Это примерно то же самое, о чём писал и говорил в свое время Жан-Жак Руссо. Он утверждал, что политическая стабильность зиждется на «общественном договоре»1.

    7.Партия как пропагандист собственных целей и воззрений. Любая уважающая себя политическая партия ежедневно пытается пополниться новыми членами или сторонниками. Для этого необходимо налаживать активные контакты с гражданами.

    Помимо перечисленных функций, за партиями остаётся право на всевозможную общественно-полезную работу. Партии могут участвовать в создании благотворительных фондов, культурных центров, молодёжных или ветеранских организаций.

    Важное значение при исследовании политических партий приобретает такое понятие как классификация.

    Политические партии, несмотря на различия, обладают схожими чертами. Именно эти черты позволяют классифицировать партии по разным признакам. К примеру, по происхождению, по преследуемым целям, по положению в политической системе и так далее.

    В целом же, обобщение классификаций партийных систем выглядит следующим образом2:

    Первый тип — по доминирующему мотиву объединения членов партии: общность интересов; ориентация на лидера; общность идеологии.

    Второй тип — организационный: кадровые; массовые.

    Третий тип — по характеру внутрипартийных отношений: авторитарные; демократические.

    Четвертый тип — по характеру отношений со своими депутатами:с сильной структурой; со слабой структурой.

    Пятый тип — по типу социального представительства: классовые; национальные; региональные; конфессиональные; аграрные; универсальные; проблемно-целевые.

    Шестой тип — по средствам деятельности: парламентские; внепарламентские.

    Седьмой тип — по отношению к политическому режиму: реформистские; революционные; либеральные; консервативные.

    Восьмой тип — по роли в политической системе: правые, левые, центристы; правящие; оппозиционные.

    Девятый тип — по идеологии: идеологизированные; прагматичные.

    Десятый тип — по форме государственного устройства: унитарные; федералистские; сепаратистские.

    Основоположником классификации партий выступает шотландский философ 13 века Д. Юм, классифицировавший партии по мотиву объединения — партии по интересам, по ориентации на лидера и по принципам. Этот подход развил в своих трудах М. Вебер, вычленив три основания легитимности: рациональное, харизматическое и традиционное. Но самое широкое распространение, тем не менее, получила система классификации партий известного французского политолога М. Дюверже, который разделил партии на «кадровые» и «массовые»1.

    К «кадровым» он отнес те партии, которые начали возникать с середины 19 века из электоральных комитетов и парламентских групп2. Кадровые партии представляют собой объединение авторитетных в обществе лиц, умелых организаторов избирательных кампаний. Их основная задача состоит в том, чтобы подготовиться к выборам, грамотно их провести и сохранять связь с кандидатами.

    К «массовым» Дюверже отрядил те партии, которые возникли на волне рабочего движения в связи с распространением всеобщего избирательного права. Эти партии заинтересованы в количественном пополнении своих рядов, идеологической ориентированностью. Массовые партии характеризуются многочисленностью состава, более тесной и постоянной связью своих членов, централизованной организационной структурой с четко выстроенной иерархией.

    Правда, данное деление сейчас носит весьма условный характер. Ведь и из кадровых партий рождались мощные политические структуры, опиравшиеся на широкую народную поддержку.

    За последнее время политологи сумели выделить еще один тип партий, получивший название «избирательный». В отличие от выше названных структур, эти партии уделяют львиную долю внимания избирателям. Отсюда и ориентир на победу в избирательных кампаниях.

    Тем не менее, наибольшей популярностью пользуется деление на «правых», «левых» и «центристов». В современной России кроме «левых» и «правых» на политической сцене активную роль играют еще и «центристы».

     

    1.2. Конституционно-правовой статус политических партий

     

    В конституциях зарубежных стран можно выделить следующие важнейшие принципы, отражающие положение политических партий. Во-первых, в конституциях закрепляется место и роль партии в общественно-политической жизни. Главными функциями партий признаются: участие в выборах, содействие формированию воли избирателей. Иногда об этом говорится в более общей формулировке. Так, например, п.1 ст.21 Основного закона ФРГ говорит, что партии содействуют формированию политической воли народа.

    На конституционном уровне также гарантируются демократичес-1 кие принципы образования и деятельности всех партий. В частности, в ст. 4 Конституции Франции содержится положение, что «Политические партии и группировки … создаются и осуществляют свою деятельность свободно». Сходные положения имеются также в ст.49 Конституции Италии, ст.47 Конституции Португалии, ст.29 Конституции Греции. В основном законе иногда оговариваются условия, устанавливающие пределы деятельности политических партий. Согласно этим условиям, партии, как отмечает ст.4 Конституции Франции, должны уважать принципы национального суверенитета и демократии. Их несоблюдение дает основания для признания партий противоконституционными.

    Одним из важных направлений регламентации деятельности партий являются законодательные требования, которые выдвигаются к их структуре и внутренней деятельности — их членство, порядок принятия и содержание уставов, партийных программ, формирование руководящих органов. Практика регулирования этих сторон жизни политических партий осуществляется по трем направлениям. Во-первых, путем прямых предписаний, которые содержатся в различных нормативно-правовых актах, в которых выражена воля законодателя. В качестве примера этому можно сослаться на закон о политических партиях ФРГ, который, например, требует, чтобы название партии отличалось от уже имеющихся названий других политических партий. Вместе с общей компетенцией партийных органов в этом законе устанавливается обязанность земельных партийных организаций проводить не реже одного раза в два года партийный съезд, заслушивать на нем отчеты партийных органов, принимать по ним решения, избирать руководство политических партий в лице председателя этой партии, его заместителей, членов советов. Закон также содержит требования, относящиеся к уставам и программам партий. В нем указывается, что каждая партия должна иметь свой письменный устав и письменную программу. Устав партии должен содержать название эмблемы организации, указывать на сферу ее деятельности, права и обязанности членов партии, меры партийного взыскания и поощрения, место расположения партийного руководства, состав и полномочия руководящих партийных органов, порядок принятия и отмены партийных решений. В законе имеется требование к уставу, чтобы этот или иной партийный документ предусматривал порядок разрешения внутрипартийных споров и преодоления разногласий.

    Основные положения конституции и законодательства, посвященные деятельности партий, развиваются и конкретизируются также в избирательных законах. Эти законы содержат нормы, которые регулируют участие партий в выборах. Избирательное законодательство прежде всего устанавливает основания для участия политических партий в выборах. Как правило, для этого партия должна быть зарегистрирована в соответствующем министерстве (МВД или в Министерстве юстиции), а кроме того, ранее участвовать в проведении выборов. Закон о политических партиях, например, устанавливает, что если партия по каким-либо причинам в течение шести лет не выдвигала своих кандидатов на выборах в Бундестаг или Ландтаг, то она теряет правовой статус партии.

    В некоторых государствах существует система совмещения избирательных расходов политических партий. Она распространяется не на все партии, участвующие в выборах, а только на те, которые выполнили определенные условия: выставили своих кандидатов в необходимом количестве избирательных округов (Италия, Норвегия), либо собирают определенный минимум голосов в масштабе всей страны (Швеция — не менее 2%, ФРГ — 0,5%). Партии могут получать от государства средства и в зависимости от количества собранных на выборах голосов. Например, за каждый голос в ФРГ, отданный партии, она получает 3,5 евро. Помимо этого в некоторых странах партии могут получать от государства дополнительные средства на покрытие расходов, связанных с обеспечением работы молодежных организаций, на партийную печать и др.

    Избирательное законодательство может определять порядок использования в период предвыборной борьбы таких средств массовой информации как радио и телевидение.

    Таковы важнейшие направления регламентации статуса политических партий в зарубежных странах.

    В Российской Федерации конституционной основой правового статуса политических партий являются несколько статей Конституции РФ.

    Прежде всего, следует выделить ч. 2 ст. 13 Конституции, в которой закрепляется не только возможность деятельности различных партий (многопартийность), но и их равноправие.

    В соответствии со ст. 30 Конституции РФ, которая закрепляет право на объединение, политические партии могут создаваться свободно без предварительного разрешения. Членство в партии — добровольно и никто не может быть принужден к вступлению в партию или лишен возможности выйти из ее состава.

    Правда, свобода вступления в партию ограничена законом для судей и военнослужащих.

    Конституция РФ (ч. 5 ст. 13) не допускает создание и деятельность политических партий, цели и действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни.

    Кроме того законодательство запрещает создание и деятельность структур политических партий в органах государства (за исключением органов представительной власти), на предприятиях, в вооруженных силах, правоохранительных органах.

    Запрет или приостановление деятельности политических партий на срок до шести месяцев возможен и отнесен к компетенции суда общей юрисдикции.

    Более детальное правовое регулирование деятельности политических партий в России предусматривается урегулировать федеральным законом. Принятие Федерального закона «О политических партиях» было обусловлено необходимостью более четкого определения роли политических партий и их места среди институтов гражданского общества. Согласно Федеральному закону от 11.07.2001 № 95-ФЗ (ред. от 23.07.2011, с изм. от 20.10.2011) «О политических партиях» политическая партия определяется как добровольное объединение граждан РФ, созданное в целях участия в политической жизни общества посредством формирования и выражения политической воли граждан, участия в выборах и представления интересов граждан в законодательных (представительных) органах государственной власти и представительных органах местного самоуправления. Законом устанавливаются требования, предъявляемые к политическим партиям: наличие региональных объединений более чем в половине субъектов Российской Федерации; общая численность членов политической партии — до 1 января 2010 года — не менее пятидесяти тысяч членов политической партии, при этом более чем в половине субъектов Российской Федерации политическая партия должна иметь региональные отделения численностью не менее пятисот членов политической партии в соответствии с пунктом 6 статьи 23 Федерального закона о партиях. В остальных региональных отделениях численность каждого из них не может составлять менее двухсот пятидесяти членов политической партии в соответствии с пунктом 6 статьи 23  Федерального закона о партиях; с 1 января 2010 года до 1 января 2012 года — не менее сорока пяти тысяч членов политической партии, при этом более чем в половине субъектов Российской Федерации политическая партия должна иметь региональные отделения численностью не менее четырехсот пятидесяти членов политической партии в соответствии с пунктом 6 статьи 23 Федерального закона о партиях. В остальных региональных отделениях численность каждого из них не может составлять менее двухсот членов политической партии в соответствии с пунктом 6 статьи 23  Федерального закона о партиях; с 1 января 2012 года — не менее сорока тысяч членов политической партии, при этом более чем в половине субъектов Российской Федерации политическая партия должна иметь региональные отделения численностью не менее четырехсот членов политической партии в соответствии с пунктом 6 статьи 23  Федерального закона о партиях. В остальных региональных отделениях численность каждого из них не может составлять менее ста пятидесяти членов политической партии в соответствии с пунктом 6 статьи 23  Федерального закона о партиях (ст. 3). Политическая партия вправе осуществлять свою деятельность на всей территории РФ (ст. 5). Согласно Закону в РФ не предусматривается создание и деятельность межрегиональных, региональных и местных политических партий, а также иных политических общественных объединений.

    Основными принципами деятельности политических партий провозглашаются законность и гласность, свобода партий в определении своей внутренней структуры, целей, форм и методов деятельности, за исключением установленных законом ограничений. Запрещается создание и деятельность политических партий, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности РФ, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни. Деятельность политических партий также не должна нарушать права и свободы граждан, гарантированные Конституцией и федеральными законами (ст. 8 и 9). В соответствии с Законом политическая партия может быть создана на учредительном съезде политической партии либо путем преобразования в политическую партию общероссийской общественной организации, общероссийского общественного движения при условии, что государственная регистрация преобразуемого общественного объединения осуществлена не позднее чем за 6 месяцев до принятия съездом общественного объединения решения о преобразовании в политическую партию. Для подготовки и проведения учредительного съезда предусматривается создание организационного комитета. В случае же преобразования действующего общественного объединения в политическую партию образование организационного комитета не обязательно (ст. 11-13 Закона). Политические партии и их региональные отделения подлежат государственной регистрации и наделяются в связи с этим правами юридического лица. При этом регистрация региональных отделений осуществляется после регистрации политической партии и должна быть завершена более чем в половине субъектов РФ не позднее чем через 3 месяца со дня регистрации политической партии. Только после этого политическая партия может осуществлять свою деятельность в полном объеме. В противном случае свидетельство о государственной регистрации политической партии утрачивает свою силу, а запись о ее создании, внесенная в единый государственный реестр юридических лиц, аннулируется (ст. 15-19).

    В целях обеспечения демократических принципов в организации и деятельности политических партий Законом предусматриваются требования к их уставам. Соблюдение этих требований позволит обеспечить выборность и сменяемость руководящих органов политических партий, а также демократическую процедуру принятия решений, в том числе при выдвижении кандидатов в ходе проведения выборов в органы государственной власти и органы местного самоуправления.

    Согласно Закону членство в политической партии является добровольным, фиксированным и индивидуальным. Членами политической партии могут быть граждане Российской Федерации, достигшие возраста 18 лет. Не вправе быть членами политической партии иностранные граждане, лица без гражданства, а также лица, признанные судом недееспособными либо содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда. Ограничение права на вступление в политические партии может устанавливаться для определенных категорий граждан РФ федеральными законами. Член политической партии может состоять только в одном региональном отделении данной политической партии — по месту постоянного или преимущественного проживания, основному месту работы или учебы.

    В целях обеспечения финансовой прозрачности деятельности политических партий предусматривается ежегодное государственное финансирование партий по результатам их участия в выборах, а не в период проведения самих выборов. Такая форма финансирования политических партий достаточно широко распространена в мировой практике.

    Поскольку политические партии играют особую роль в организации электоральных процессов, Закон устанавливает, что политические партии являются единственным видом общественных объединений, которые обладают правом самостоятельно выдвигать кандидатов при проведении выборов в органы государственной власти. Одновременно определены критерии, в соответствии с которыми партия признается участвующей в выборах. В случае если в течение пяти лет после создания партии она не принимает участие в выборах, такая политическая партия подлежит ликвидации. Законом предусмотрены и иные основания ликвидации политической партии, а также основания приостановления ее деятельности.

     

    1.3 Советский опыт политических партий в формировании органов государственной власти

     

    Многопартийность — существенная характеристика демократического правового государства. У каждой страны свой путь к демократии, парламентаризму и многопартийности. В России же в силу ее особенностей исторического развития, процесс становления политических партий имел свои отличительные особенности.

    В настоящее время вопрос о периодизации развития правового института политических партий в России не имеет однозначного решения. Нечеткая периодизация исторических этапов развития политических партий во многом определяется тем, что универсальные общепринятые критерии выделения этапов отсутствуют. Поэтому за исходную точку отсчета российской многопартийности обычно берется 1993 год — год первых многопартийных выборов. Так, Б.И. Макаренко выделяет два этапа развития партийной системы: от появления первых конкурентных выборов до принятия Конституции России (1989-1993 годы) и от принятия Конституции до принятия Федерального закона «О политических партиях» (1993-2001 годы)1.

    Попытаемся условно классифицировать исторические этапы развития в России многопаргийной системы на четыре временных отрезка, на каждом из которых процесс правовой и политической институционализации политических партий осуществлялся с разной интенсивностью и подходами. Это:

  3. зарождение правовых основ организации и деятельности политических партий России в 1906 – 1922 годах;
  4. становление института политических партий России в 1989-1993 годах;

    3)развитие многопартийной системы России и эволюция законодательства о политических партиях в 1994 – 2001 годах;

  5. принятие Федеральною закона «О политических партиях» от 11 июля 2001 и обновление партийной системы па новой законодательной основе.

    Началом каждого этапа всегда являлось масштабное юридически значимое событие общественной жизни, предопределявшее процесс правового регулирования деятельности партий. В результате партии обретали новые качественные характеристики, связанные как с их правовым статусом, так и с их реальной ролью в политической жизни общества.

    Как известно, российская партийная система в своем развитии фактически миновала исторический этап либеральной демократии, имевший место в большинстве постфеодальных европейских государств. Поэтому корни российской многопартийности следует искать не в парламентских институтах, которые в политической системе абсолютной монархии XVIII — XIX веков отсутствовали, а в духовно-идеологической сфере. В этой связи особую роль выполняли редакции журналов, вестников, иных периодических изданий, традиционно формировавших общественное мнение высшего образованного слоя. Что касается попыток формирования организаций, ставящих перед собой политические цели, то последние могли существовать лишь в качестве нелегальных внесистемных организаций (тайных обществ), сам факт создания которых уже означал вызов государственному строю. В связи с этим в России процесс организационного оформления политических партий начался значительно позже — на рубеже XIX-XX веков. Лишь с принятием 17 октября 1905 года Манифеста «Об усовершенствовании государственного порядка» населению были дарованы «незыблемые основы гражданской свободы на началах действительной неприкосновенности личности, свободы совести, слова, собраний и союзов».

    В 1905-1906 годах создаются партии «Союз 17 октября», Прогрессивная партия, Конституционно-демократическая партия и др. Политические партии принимали активное участие в выборах депутатов I, II, III и IV Государственной Думы: ряд партий имели в них свои фракции.

    Следует отметить, что признание многопартийности в дореволюционной России было неполным: на практике создание партий имело разрешительный характер, гласный надзор за их деятельностью осуществлялся Департаментом полиции Министерства внутренних дел. Права на вступление в политические партии не имели представители духовенства, военнослужащие, а также лица, находившиеся на государственной службе.

    После прихода к власти Временного правительства в 1917 году порядок создания обществ и союзов был значительно либерализован: их регистрация была передана в ведение окружных судов, единственным основанием для отказа в регистрации стало противоречие устава нормам действующих законов. В 1917 году состоялись выборы в Учредительное собрание, которые впервые в российской истории осуществлялись по пропорциональной системе. Партии выдвигали своих кандидатов по партийным спискам в округах (в каждой губернии создавался свой округ).

    Однако процесс становления института политических партий в России был надолго прерван Октябрьской революцией 1917 года, в результате которой на 70 лет была установлена жесткая однопартийная система и тотальная идеологическая монополия. При этом часть либеральных и консервативных партий либо сами фактически прекратили свое существование, либо были официально запрещены, как антисоветские организации. Так, уже Декретом Совнаркома от 28 ноября 1917 года кадетская партия была объявлена вне закона, а члены руководящих учреждений парши кадетов «как партии врагов народа» подлежали «аресту и преданию революционному суду революционных трибуналов»1.

    В 1918-1919 годах репрессиям подвергаются практически все руководство и актив Партии социалистов-революционеров (эсеров), а также значительная часть меньшевиков.

    Существование однопартийной системы имело и юридическое выражение. Декретом ВЦИК от 12 июня 1922 года было установлено, что съезды или всероссийские совещания различных организаций, союзов и объединений (в том числе и учредительные съезды) могут быть созваны только по предварительному разрешению НКВД. Одновременно НКВД было поручено в двухнедельный срок провести регистрацию всех обществ, союзов и объединений (за исключением профсоюзов) и не допускать образования новых обществ и союзов без регистрации в НКВД. Объединения, не прошедшие перерегистрацию, подлежали ликвидации. С середины 20-х и до конца 80-х годов создание любой некоммунистической политической организации и принадлежность к ней расценивались как антисоветская деятельность и преследовались в уголовном порядке.

    К середине 20-х годов в основном сложилась единая партийно-советская система управления, стержнем которой являлись партийные комитеты компартии, образуемые по территориально-производственному принципу. Принятые в 1930 и 1932 годах совместными постановлениями ЦИК и СНК РСФСР Положения о добровольных обществах и союзах (объединениях, клубах, ассоциациях, федерациях) официально закрепили систему административно-партийного контроля за общественными объединениями. Советы же, номинально совмещавшие исполнительные, контрольные и распорядительные функции, на деле являлись проводниками решений, принимаемых партийными органами. Сложившаяся система правового регулирования, создания и деятельности общественных объединений в целом сохранялась до начала 90-х годов1.

    Пиком официального признания однопартийной системы как базовою принципа организации государственной власти стало принятие в 1977 году Конституции СССР, юридически закрепившей правовой статус КПСС как руководящей и направляющей силы советского общее та, ядра его политической системы. Фактически из политической организации, объединяющей граждан на основе приверженности коммунистическим идеалам и ценностям, КПСС превратилась в монопольную «партию власти» с многослойной внутренней иерархией — «на внешнюю партию», объединяющую в своих рядах огромную массу рядовых членов, и «внутреннюю партию» фактически определяющую стратегию развития КПСС и страны в целом.1

    С 1920 по 1991 — единственная легальная партия в РСФСР и СССР. В 6-й статье Конституции СССР 1977 года сказано, что «вооруженная марксистско-ленинскимучением, Коммунистическая партия определяет генеральную перспективу развития общества, линию внутренней и внешней политики СССР, руководит великой созидательной деятельностью советского народа, придает планомерный научно обоснованный характер его борьбе за победу коммунизма».

    В архивах по личному составу сотрудников различных организаций периодически можно видеть письма из районных (городских) комитетов Партии о том, что райкомы (горкомы) партии не возражают о назначении того или иного лица на руководящую должность.

    Высшим руководящим органом КПСС являлся съезд партии, который изначально созывался ежегодно, но со временем, особенно в течение правления Сталина, стал собираться значительно реже.

    Съезды партии традиционно считались важнейшими событиями в её жизни, на которых определяются основы политики партии, и формируются новые составы органов власти. Всего было проведено 28 съездов. Первым считается учредительный съезд Российской социал-демократической рабочей партии в Минске (1898), последним — 28-й съезд КПСС в 1990-м году.

    Съезд КПСС избирал Центральный комитет, который, в свою очередь, избирал членов Политбюро. При Сталине большинство полномочий в Партии принадлежало Генеральному секретарю, избираемому членами Политбюро. В 1934г должность «Генерального секретаря» была отменена, а в 1952г «Политбюро» получило название «Президиума», но в 1966 Леонид Брежнев вернул в действие первоначальные названия.

    Согласно замыслу, высшую руководящую роль в Партии должен был играть съезд партии, но фактически, после смерти Ленина, высшую руководящую силу получил Генеральный секретарь.

    Высшим координирующим  органом  для всех ветвей было Политбюро ЦК КПСС. Перед распадом КПСС в него входили Генеральный секретарь ЦК КПСС, часть секретарей ЦК, Председатель Совета Министров  СССР   и  его первый заместитель, министры обороны  и  иностранных дед, Председатель Президиума Верховного Совета  СССР   и  его первый заместитель, председатель Комитета  партийного  контроля, впервые секретари Московского горкома, Ленинградского обкома партии  и  первый секретарь ЦК партии Украины, председатели Верховного Совета и Совета Министров РСФСР. Таким образом, Политбюро ЦК КПСС было образовано высшими руководителями всех ветвей власти, кроме контрольной. Это отражало роль права и правоохранительных органов  в функционировании системы управления обществом. Координирующая роль Политбюро ЦК КПСС, если говорить о тактике управления, осуществлялась Пленумом ЦК КПСС, в работе которого принимали участие высшие руководители государства и партии, а также руководители республиканских и областных парторганизаций, деятели науки и культуры.

    Высшим координирующим органом, осуществляющим стратегическое управление, являлся съезд КПСС. В функции съезда входили выборы ЦК КПСС (то есть формирование списка участников пленумов ЦК КПСС с решающими и совещательными голосами) и определение основных направлений политического и экономического развития страны на большие промежутки времени – «пятилетки»

    Генеральный секретарь ЦК КПСС де-факто являлся главой СССР; правительством страны, также де-факто, являлось Политбюро ЦК КПСС. Советский парламент (Совет) (Верховный Совет СССР), и правительство (Совет Министров СССР) играли вспомогательную роль.

    На нижнем уровне партийная организация состояла из Партийных комитетов (или «Парткомов»). Партком возглавлялся избираемым секретарём парткома. На предприятиях, в институтах, колхозах и т. д. существовали свои парткомы. На более высоких уровнях комитеты назывались, соответственно: «райком» на районном уровне, «обком» на областном уровне и уровне автономных республик(прежние название — «губком», «уком», и «волком» до упразднения губернийуездов и волостей), «горком» на городском уровне и т. д.

    Низшим уровнем партийной организации являлась «первичная партийная ячейка »(или просто «партийная ячейка»). Она создавалась в любой организации, где состояли коммунисты. Партийные ячейки управлялись Партийным бюро (или Партбюро). Партбюро руководил избираемый Секретарь партбюро. В самых маленьких партийных ячейках секретари являлись действующими работниками соответствующим заводов\поликлиник\школ и т. д. Крупные ячейки возглавлялись «Освобождённым секретарём», получавшим заработную плату из бюджета партии.

    Исторически партия считала своей важнейшей опорой «первичные ячейки» на фабриках и заводах (фабзавячейки). Особенностью КПСС являлось наличие аналогичных первичных партийных организаций в том числе и в армии. В Вооружённых Силах также существовал набор в партию как офицеров, так и рядовых, образовывались партячейки во главе с «партийными организаторами» — парторгами.

    Для контроля за соблюдением «партийной дисциплины» существовал Комитет Партийного Контроля (КПК), рассматривавший различные проступки членов и кандидатов в члены партии, и имевший полномочия вплоть до исключения из КПСС (однако на практике чаще всего рассматривал апелляции на взыскания, наложенные нижестоящими органами). Формировался на пленарном заседании ЦК КПСС. До 1952 года эти функции осуществляла Центральная Контрольная Комиссия (ЦКК).

    Если в СССР Политбюро ЦК КПСС де-факто контролировал законодательную власть, что юридически было закреплено лишь в Конституции СССР 1977 года, а главой государства являлся Генеральный секретарь ЦК КПСС (исключая период с 1934 по 1955 год), то в отдельных городах реальная власть принадлежала городским партийным комитетам (горкомам) во главе с первым секретарём горкома.

    Такова структура горкомов на примере Ленинградского горкома КПСС (следует учитывать, что структура горкомов сильно менялась со временем, и могла изменяться в зависимости от региона):

    <

    – Оргинструкторский отдел (приём в партию, внутрипартийная работа, подготовка и переподготовка партийных кадров и др.). Разделялся на ряд секторов;

    – Отдел кадров. Разделялся на ряд секторов, состав которых со временем менялся, возглавлялся ответственным инструктором по кадрам: сектор советских кадров; сектор кадров по вузам; сектор кадров по НИИ; сектор кадров снабжения и кооперации; сектор кадров по транспорту, связи и профсоюзам; сектор кадров тяжёлой промышленности; сектор кадров лёгкой промышленности; финансово-хозяйственный сектор (управление делами, финансово-хозяйственная часть); идеологический отдел (кульпропотдел, партийной пропаганды и агитации); сектор политико-воспитательной работы в вузах и НИИ; сектор массового партийного просвещения; газетный сектор; сектор литературы; отдел пищевой промышленности; отдел торговли; отдел машиностроения (машиностроительной промышленности, общего машиностроения); отдел городского хозяйства и городского транспорта; отделы судостроительной промышленности, электростанций и электропромышленности, строительства и др.; отдел военной промышленности (оборонной промышленности, военный отдел); административный отдел (планово-финансово-торговый отдел, отдел административных и торгово-финансовых органов); отдел науки и культуры (науки, школ и культуры, отдел науки и учебных заведений, отдел культуры, и др.) — вопросы работы в учебных заведениях.

    Переход от однопартийной системы к системе, основанной на принципе состязательности различных политических сил, был задан процессами общественных преобразований, осуществлявшихся в России, а также в странах так называемого «социалистического лагеря». Становление российской многопартийности, как известно, осуществлялась довольно бурно.

    Зачатки многопартийности начали формироваться уже с конца 1985 года в виде так называемых альтернативных общественных движений, народных фронтов, представляющих главным образом движения за национальное возрождение в республиках, и иных неформальных объединений. Правовой точкой отсчета на этом пути стала отмена третьим Съездом народных депутатов СССР конституционного положения о руководящей роли КПСС и легализации принципа политического плюрализма.

    Широкомасштабный опрос населения, проведенный в преддверии второго Съезда народных депутатов СССР (декабрь 1989 г.), показал, что лишь 35% опрошенных считали в тот момент необходимым исключить из Конституции СССР положения статьи 6 о руководящей и направляющей роли КПСС. 33% придерживались мнения, что необходимо дополнительно изучить вопрос до принятия окончательного решения, а 19% выступали за сохранение данной статьи.1

    Причем общество оказалось здесь даже более радикальным, чем депутатский корпус: на втором Съезде депутатам не удалось поставить в повестку дня вопрос об обсуждении статьи 6 Конституции 1977 года. По
    данным социологической службы Съезда, лишь 24% депутатов связывали в тог момент перспективы совершенствования политической системы с развитием многопартийности, при этом 30% высказывались за усиление роли КПСС. Большинство же (55%) устраивал более мягкий вариант решения проблемы –«разграничение функций партийных и государственных органов»2.

    Во многом под давлением широкою демократического движения, поддерживаемою рядом влиятельных в обществе средств массовой информации, депутаты проголосовали за изменение Конституции, которое лишало КПСС статуса «руководящей и направляющей силы советского общества, ядра его политической системы» и допускало возможность участия других политических партий в выработке государственной политики, в управлении государственными и общественными делами. А 17 октября 1990 г. был принят Закон СССР «Об общественных объединениях»1, определивший основные правовые параметры создания и деятельности политических партий, придавший дополнительный импульс формированию новых партий и ставший очередной важной вехой на пути развития российской многопартийности. В марте 1991 г. Министерство юстиции РСФСР зарегистрировало уставь. Демократической и Республиканской партий России, а в апреле — уставы КПСС и Либерально-демократической партии СССР. К июню 1993 г. в России было уже 35 всероссийских партий, уставы которых зарегистрированы, и примерно столько же незарегистрированных партий.

    В период, когда эти исторические события в России только начинались развиваться, шансы демократического движения на заметный успех в противоборстве с КПСС казались небольшими. Несмотря на то, что с осени 1988 г. социологи фиксировали резкое падение авторитета КПСС, реальные и потенциальные позиции компартии представлялись все еще очень прочными, вплоть до событий августа 1991 года.

    В целом, советский период следует охарактеризовать как период слияния органов государственной и партийной власти. Хотя советская Конституция и позволяла существовать в обществе многопартийности, с руководящей ролью одной партии – Коммунистической партией Советского Союза, на практике – все хозяйственные и законодательные вопросы решались с обязательным участием руководящих органов партийной власти. На этой же основе формировались и исполнительные и публичные органы власти всех уровней.

     

     

     

     

     

    1.4 Зарубежный опыт    политических партий в формировании органов государственной власти

     

    В подавляющем большинстве современных государств политические партии — главные субъекты избирательного процесса. Они играют решающую роль в президентских, парламентских и местных выборах (лишь в немногих странах, например, в 75% американских штатов партиям запрещено участвовать в местных выборах, так как муниципальные выборы, по мнению законодательных органов США носят неполитический xapaктеp). В этой связи одним из основных источников, регулирующих правовой статус политических партий стало избирательное законодательство (избирательные кодексы).

    В ряде стран конституции ограничивают законодательные полномочия парламента, запрещая ему принимать законы о введении однопартийной системы (Гана, Марокко).1 Определяется общее предназначение политических партий, иногда их задачи и функции, формы участия в избирательном процессе, а в новейших конституциях также и в деятельности парламента (партийные фракции), в образовании правительства и других невыборных государственных органов. Для конституций постсоциалистических стран характерно включение положений, направленных на предотвращение сращивания партий с государственным аппаратом, присвоения ими государственно-властных полномочий (Болгария, Венгрия, Словакия). Закрепляются основные права и обязанности политических партий, а в связи с этим определяются виды партий, образование и деятельность которых запрещаются на основании их природы, целей и методов деятельности, идеологии. Другие конституции ограничиваются лишь выдвижением некоторых требований общего характера, которые должны соблюдать политические партии. Кроме этого предусматриваются формы государственного контроля за деятельностью политических партий (право государственных органов распускать и приостанавливать деятельность партий, порядок его осуществления, финансовый контроль). 1

    Основные функции, осуществляемые политическими партиями, одновременно характеризуют и определяют специфику их роли и места в политической системе.

    Нормативно устанавливаются политические, идеологические и воспитательные задачи и функции политических партий. К политическим относятся: участие в формировании и деятельности государственных органов и органов местного самоуправления; рекрутирование политических кадров (ст. 2 закона ФРГ: партии воспитывают граждан, способных принимать на себя ответственность за дела общества; ст. 2 закона Анголы: подготовка граждан к принятию ими политической ответственности в государственных органах); содействие осуществлению политических прав граждан (ст. 20 закона Мексики: обеспечение социальной активности и демократического участия граждан; ст. 2 закона Португалии: содействие осуществлению гражданами политических прав); осуществление связи между обществом и государством, т. е. посредническая функция (ст. 2 закона ФРГ: забота о постоянной живой связи между народом и государственными органами; ст. 4 закона Кабо-Верде: содействие укреплению связей между народом и органами государства или местных автаркий).

    Таким образом, партии выступают средством борьбы между отдельными соперничающими группами за обладание правительственной властью в центре и на местах.

    Различные социальные группы остро заинтересованы в использовании высших органов государственной власти и муниципалитетов (в федеративных государствах — также органов власти и управления субъектов федерации) для своих целей. Желая получить правительственную власть и влияние в местных и федеральных органах, эти группы делают ставку на ту либо иную политическую партию, с помощью которой они стремятся провести своих представителей в выборные органы.

    Поскольку такая борьба происходит в рамках конституционной законности, главным орудием ее являются политические партии. Это соперничество выливается в форму избирательной борьбы, где силы противников оцениваются по количеству полученных голосов.

    Кроме того, политические партии принимают важнейшее участие в формировании и деятельности всех звеньев государственного аппарата. Выборные органы власти и управления как в центре, так и на местах (президенты, парламенты, представительные органы субъектов федерации, муниципальные советы и др.) создаются при непосредственном участии политических партий. Именно они подбирают кандидатов на выборные должности и проводят избирательные кампании. Таким образом, партии являются учреждениями, в рамках которых воспитываются политические лидеры и государственные деятели. Иными словами, они готовят те кадры, из числа которых формируются правящие элиты.

    В отношении государственного аппарата правящие партии играют особую роль. Руководящие органы таких партий не только формируют правительства, но и определяют персональный состав руководства всех центральных исполнительных ведомств. Наиболее эффективно эта задача решается партиями в странах с парламентарной формой правления (Великобритания, Италия, ФРГ, Швеция, Нидерланды и др.). Там правительства, образованные парламентским путем, по своему персональному составу частично совпадают с руководящим органом правящей партии. Поскольку министрами в этих странах могут быть только члены парламента, руководство партии фактически определяет состав своей фракции, из числа членов которой в случае победы на выборах будет сформировано правительство. В президентских республиках «классического» типа (например, США) партийный состав правительств в меньшей степени зависит от партийного состава парламента, ибо в них действует принцип несовместимости депутатского мандата и министерского портфеля. Однако и при этой форме правления существует непосредственная связь между правящей партией и высшими органами исполнительной властью.

    И, наконец, политические партии принимают прямое или опосредованное участие в разработке, формировании и осуществлении внутри- и внешнеполитического курса государства. Правящие партии через свои руководящие органы, правительства и парламентские функции непосредственно участвуют в принятии политических решений и их реализации. Оппозиционные партии предлагают альтернативные решения, которые в случае изменения политической ситуации могут стать правительственными.

    Важное значение придается идеологической функции — агитационно-пропагандистской деятельности, направленной на формирование общественного мнения (Ангола, Мозамбик, ФРГ) и политического сознания граждан (Ангола, Гвинея-Бисау). Характерно, что законодательство некоторых стран признает агитационно-пропагандистскую деятельность политических партий в качестве постоянной функции, проводя различие между общей и предвыборной агитацией (Австрия, Бельгия, ФРГ). Так, в п. 2 § 4 закона ФРГ говорится о «партийной пропаганде общего характера» и о «предвыборной агитации». Тем самым партии пропагандируют ценности, которые доминируют в обществе, собственные программные установки, занимаются разъяснением своих целей и предвыборных задач.

    К воспитательной функции законодательство относит деятельность, направленную на «содействие патриотическому и гражданскому воспитанию» (Ангола), на «усиление чувства патриотизма и укрепление морали и нации» (Мозамбик), на «информирование и просвещение народа» (Буркина-Фасо).

    Таким образом, как мы видим, определяя функции политических партий, законодательство придает им общественный характер. Как сказано в законе ФРГ, политические партии посредством свободного постоянного участия в политическом волеизъявлении народа… выполняют общественные задачи, возложенные на них и закрепленные за ними Основным законом»

    Но главным образом, партии активно воздействуют на принятие органами государственной власти политических решений, которые, будучи преобразованы в соответствующие нормативные акты, приобретают обязательную силу. Партийная система превращается в существенный фактор формирования центральных органов государственной власти (парламент, правительство, глава государства и т.д.), а также в средство воздействия на их деятельность.

    2 Анализ роли политических партий Российской Федерации в механизме формирования органов государственной власти

     

    2.1. Роль и место политических партий в формировании представительных и исполнительных органов государственной власти (выборы с 2003 по 2007 и выборы президенты в 2005 и в 2008 г.)

     

    Позиция российского законодателя в вопросе о взаимоотношениях государства с партиями имеет двойственный характер. С одной стороны, законодатель декларирует безоговорочное невмешательство государства в деятельность политических партий, оговариваясь при этом относительно права государства регулировать создание и деятельность политических партий. С другой стороны, Федеральный закон «О политических партиях» создает предпосылки для расширения сферы фактического влияния государства на партийную жизнь. Так, закон о партиях допускает возможность членства в политических партиях лиц, замещающих государственные или муниципальные должности (в том числе и Президента
    РФ), хотя в законодательстве, регламентирующем правовой статус этой категории лиц, данный вопрос не получил четкою правового решения.

    В настоящее время взаимодействие с политическими партиями официально закреплено как одно из направлений деятельности государственных органов. Нормы, определяющие формы такого взаимодействия, закреплены в статье 16 Федерального конституционного закона «О Правительстве Российской Федерации», Положении о Министерстве юстиции Российской Федерации, утвержденном Указом Президента Российской Федерации от 13 октября 2004 года, в пункте 6 Положения о полномочном представителе Президента Российской Федерации в федеральном округе, утвержденного Указом Президента РФ от 13.05.2000 года1.

    Функции обеспечения взаимодействия с политическими партиями возложены на соответствующие структурные подразделения государственных органов, ответственные за взаимодействие с политическими партиями. Как уже было отмечено, в ряде субъектов Российской Федерации приняты специальные акты, регламентирующие взаимодействие некоммерческих организаций (в том числе общественных объединений и политических партий) с исполнительной властью.

    Анализ деятельности органов государственной власти, а также положений нормативных актов, регулирующих их деятельность, позволяет выделить следующие формы взаимодействия органов государственной власти и политических партий:

  6. совместное нормотворчество;
  7. взаимоответственное сотрудничество, основанное на соглашении;
  8. правотворческая инициатива политических партий, представленных в органах публичной власти;

    4) совместная деятельность в рамках создаваемых консультативно-совещательных органов.

    Рассмотрим подробнее указанные формы взаимодействия государства и политических партий.

    Первая форма — вовлечение представителей политических партий в работу временных рабочих органов по разработке проектов законодательных и договорных актов. Первым опытом привлечения политических партий к работе таких органов стало проведение Конституционного совещания. В соответствии с Указами Президента Российской Федерации от 31 марта 1993 года и от 20 мая 1993 года «О созыве Конституционного совещания и завершении подготовки проекта Конституции Российской Федерации» представители политических партий были включены в состав участников совещания. Впоследствии, уже после роспуска Верховного Совета Российской Федерации, была создана Общественная палата Конституционного совещания, объединившая представителей партий и иных общественных объединений. В рамках Общественной палаты представители политических партий имели возможность реализовать многие положения своих политических программ либо публично отстаивать свое особое мнение (как, например, это делал лидер ЛДПР В.В.Жириновский, заявлявший о приверженности унитарной, а не федеративной модели территориального устройства России).

    Вторая форма — заключение между органами государственной власти и политическими партиями договоров и соглашений о взаимодействии. Предметом договорных отношений, как правило, являются обязательства органов государственной власти проводить с партиями консультации и учитывать их рекомендации по широкому кругу вопросов. Взамен политические партии обязуются оказывать политическую поддержку и содействие органам государственной власти.

    Так, в апреле 1994 года состоялось подписание Договора об общественном согласии между Президентом, Председателем Правительства, председателями палат Федерального Собрания и представителями общественных организаций, в том числе партий. Договор содержал два раздела: «Политическая стабильность» и «Федеративное устройство» — и фактически представлял собой квазиправовое соглашение, согласно которому его участники брали на себя добровольные ограничения по совершению определенных как правовых, так и организационных действий, определяли конкретные меры по дальнейшему взаимодействию в рамках политического процесса.

    Хотя Договор об общественном согласии и не являлся нормативным правовым документом, он способствовал легитимации системы организации государственной власти, заложенной в Конституции 1993 года. В дальнейшем, однако, политическая ценность этого документа во многом была утрачена: в 1994-1995 годах неоднократно подписывались так называемые дополнительные Договоры представителями неполитических общественных объединений, организаций различной формы собственности, что во многом девальвировало его первоначально высокий статус1.

    С 1994 года заключение подобных соглашений с политическими партиями на федеральном уровне более не практиковалось. Тем не менее, этот опыт в 1996-1999 годах, был воспроизведен на региональном уровне в ряде субъектов Российской Федерации (в Саратовской области в 1996 году, в Республике Мордовия и Вологодской области в 1999 году)1.

    Третья форма — инициирование политической партией процедуры принятия соответствующего нормативного правового акта. Поскольку Конституция Российской Федерации не наделяет политические партии правами субъекта законодательной инициативы, последние могут внести соответствующий законопроект через своих представителей в Государственной Думе. Вместе с тем в ряде субъектов Российской Федерации конституции (уставы) наделяют указанным правом общественные объединения, а также 88
    региональные отделения общероссийских общественных объединений (в том числе и политических партий), что в полной мере соответствует нормам статьи 6 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации»2.

    Четвертая форма — участие политических партий в выработке решений, принимаемых органами государственной власти и органами местного самоуправления в рамках постоянно действующих консультативных органов: советов, общественных палат, «круглых с голов», общественных советов и т. д. В настоящее время общественные консультативные органы с участием представителей политических партий образованы и функционируют при правительствах (администрациях), главах исполнительных органов государственной власти (высших должностных лицах) ряда субъектов Российской Федерации (общественные палаты — в Алтайском крае, Московской, Саратовской, Свердловской, Тамбовской областях, Гражданский форум в Тюменской области и др., политические консультативные советы — в Республике Бурятия, Хабаровском крае, Пензенской, Рязанской, Сахалинской областях, а также консультативный Совет при Губернаторе Тюменской области). В отдельных случаях создаваемые органы имеют свои филиалы в административно-территориальных образованиях субъекта Российской Федерации. Основными функциями таких органов являются:

  • информирование органов государственной власти о происходящих в обществе процессах и позициях политических партий;
  • проведение политических консультаций по широкому кругу общественно значимых вопросов, подготовка и принятие соответствующих рекомендаций;
  • обсуждение по инициативе соответствующих государственных (муниципальных) органов проектов решений по важнейшим социальным и экономическим вопросам;

    — оказание содействия государственным (муниципальным) органам в подготовке либо внесении от их имени проектов нормативных правовых актов.

    Как показывает практика, общественные консультативные opганы образуются и при законодательных (представительных) органах государственной власти субъектов Российской Федерации, что, правда, встречается реже (в Республике Северной Осетии — Алании, Оренбургской и Смоленской областях). В некоторых субъектах Российской Федерации (например, в Новгородской области) общественная палата является органом, действующим одновременно при Губернаторе и при законодательном собрании области. В связи с учреждением института полномочных представителей Президента Российской Федерации в федеральных округах, последние были наделены правом создавать в федеральных округах постоянно действующие совещательные и консультативные органы, в том числе с участием представителей партий. Так, в Северо-Западном федеральном округе действует Общественная палата, филиалы которой (при главных федеральных инспекторах) созданы и действуют в большинстве субъектов Федерации округа. В палату входят более 30 организаций, в том числе региональные отделения «Единой России», СПС, КПРФ и ЛДПР.

    Попытки учреждения консультативных и совещательных органов с участием представителей политических партий неоднократно предпринимались и на общефедеральном уровне. В частности, распоряжением Президента Российской Федерации от 16 февраля 1994 года №78-рп была создана Общественная палата — совещательный орган, в рамках которого должны были осуществляться политические консультации по широкому кругу общественно значимых вопросов.

    В целом же эффективность деятельности Общественной палаты и ПКС серьезным образом ограничивал тог факт, что они создавались не как консультативные структуры, а как противовес оппозиционно настроенной Государственной Думе РФ первого и второго созывов и как средство обеспечения поддержки инициатив главы государства.

    Хочется надеяться, что прозвучавшие в сентябре 2004 года президентские инициативы по усилению вертикали государственной власти и созданию эффективных инструментов общественною контроля за ее деятельностью будут реализованы в полном объеме и вновь сформированная в 2005 году Общественная палата Российской Федерации сможет наладить конструктивный диалог не только с органами государственной власти, но и с политическими партиями.

    Уместно здесь вспомнить замечание Б.Н. Чичерина о том, что совещательные органы образуют лишь первую форму народного представительства, где стороны находятся в заведомо неравном положении – «Если бы дело шло только о взаимном объяснении в любви, то цель могла бы достигаться вполне; но для этого не нужно представительства»1, — писал он. Полагаем, что в современных условиях указанное суждение уже не отвечает потребностям обеспечения диалога политических партий и главы государства, поскольку данный диалог все чаще осуществляется посредством проведения периодических прямых консультаций Президента РФ и руководителей фракций политических партий, имеющих представительство в Государственной Думе РФ. Полагаем, что по мере того, как в субъектах Российской Федерации
    завершится переход к смешанной сисеме выборов депутатов законодательных органов государственной власти субъектов РФ, а Государственная Дума Федерального Собрания РФ будет избрана по пропорциональной избирательной системе, практика создания консультативных органов будет уступать место иным формам прямого диалога Президента, исполнительных органов власти и политических партий.

    Одним из приоритетных направлений взаимодействия политических партий с государством является государственная поддержка деятельности политических партий. Обязанность оказания государственной поддержки Закон возлагает на федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления. Государственная поддержка оказывается партиям на равных условиях, что предполагает единые условия доступа к материально-техническим, финансовым и иным ресурсам, предоставляемым государством как на платной, так и на безвозмездной основе.

    В
    условиях демократии и парламентаризма реальное значение политических партий в политической системе государства главным образом определяется их правовым положением в избирательном процессе. Поэтому, как показывает мировой опыт, законодательство о политических общественных объединениях тесно связано с избирательным законодательством.

    Исходя из основных целей деятельности политических партий, установленных в законодательстве, можно констатировать, что главной функцией партий является электоральная функция, что определяется самой сущностью политических партий как организаций, предназначенных для обретения и осуществления государственной власти. В демократическом обществе эта цель может быть достигнута только легальным путем, то есть участием политических партий в выборах, и прежде всего центральных государственных институтов — главы государства и парламента. Именно поэтому во всех приводившихся законодательных определениях политических партий электоральная функция выдвигается на первый план.

    Но электоральная функция носит публичный характер, и потому ее реализация не только право, но и обязанность политических партий. Доказательство тому — предусмотренное законодательством ряда стран уже упоминавшееся положение о том, что длительное неучастие политической партии в выборах служит основанием для ее ликвидации. В российском законодательстве, как уже отмечалось, обязательное участие партий в выборах не установлено как обязанность партий, но фактически такая обязанность имеет место, так как в случае неучастия партии в выборах любого уровня в течение пяти лет подряд, законом предусматривается применение правовой санкции в 98 виде ликвидации партии (ст. 37 ФЗ «О политических партиях»). При этом согласно закону, партиям для подтверждения своего политического статуса достаточно не чаще одного раза в пять лет выдвигать своих кандидатов на выборах в органы местного самоуправления муниципальных образований.

    Существенные изменения, касающиеся участников избирательного процесса, были внесены в 2001 году Федеральным законом «О политических партиях». Согласно данному закону единственным видом избирательных объединений на выборах в органы государственной власти стали политические партии, к которым предъявляется ряд требований, в том числе минимальная численность членов партии и количество региональных отделений партии. Законом было предусмотрено, что число членов политической партии должно быть не менее 10 тыс., при этом более чем в половине субъектов РФ в ее региональных отделениях должно состоять не менее 100 членов Федеральным законом от 20 декабря 2004 г. № 168-ФЗ1 эти показатели были увеличены соответственно до 50 тыс. и 500 человек.

    Результаты выборов продемонстрировали две особенности избирательной компании 2003 года. Во-первых, явка оказалась ниже, чем на выборах Думы второго и третьего созывов и практически такой же, как на первых выборах 1993 года. В выборах приняли участие 60 633 179 избирателей или 55,67% от числа зарегистрированных избирателей. Во-вторых, 5 процентный избирательный барьер смогли преодолеть только четыре списка, в то время как еще четыре списка набрали от 3,1 до 4,3%. Списки, допущенные к распределению мандатов, получили в сумме 70,66% от числа избирателей, принявших участие в голосовании, или 39,34% от числа зарегистрированных избирателей1. Как и на выборах 1995 и 1999 годов, большая часть объединений и блоков получила менее 1% голосов.

    Решающим фактором политических настроений накануне выборов оказалась фигура действующего президента В.В. Путина и все, что связано с его именем и действиями. Это означало, что на парламентских выборах 2003 года большинство политических партий, за исключением оппозиционных, в той или иной мере пытались искать поддержку или, по крайней мере, конструктивный диалог с В.В. Путиным в части проводимым им политическим курсом.

    В этой связи представляют интерес попытки измерить, как могла повлиять на позиции и степень поддержки избирателями той или иной политической партии поддержка, оказанная Президентом России.

    Результаты массового опроса населения 43 субъектов РФ, проведенному Центром социального прогнозирования в марте 2003 года (см. Приложение № 4) позволяют утверждать, что избиратели готовы были оказать большую поддержку политическим партиям различной ориентации, если этим партиям окажет соответствующую поддержку Президент России В.В. Путин. Как известно, Президент дважды публично высказался в поддержку партии «Единая Россия», которая по итогам голосования по федеральному списку кандидатов получила 37,6 % голосов избирателей.

    Наиболее значимым событием в процессе совершенствования избирательного законодательства и законодательства о политических партиях явилось принятие в мае 2005 года Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» № 51-ФЗ от 18.05.20052. При этом действие Федерального закона от 20 ноября 2002 г. № 175-ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации»1 сохранялось до дня прекращения полномочий Государственной Думы Федерального Собрания РФ четвертого созыва.

    Рассмотрим основные особенности нового федерального закона.

    1. В соответствии с законом выборы депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации следующего, пятого созыва, будут проходить исключительно по партийным спискам, то есть с применением только пропорциональной избирательной системы. Федеральный закон не предусматривает проведение голосования на выборах депутатов Государственной Думы в одномандатных избирательных округах. Таким образом, депутаты Государственной Думы будут избираться по федеральному избирательному округу, пропорционально числу голосов избирателей, поданных за федеральные списки кандидатов.

    2. Согласно Федеральному закону от 18.05.2005 № 51-ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» списки кандидатов в депутаты выдвигаются исключительно политическими партиями, которые в соответствии с Федеральным законом «О политических партиях» имеют право на участие в выборах.

    При этом закон в соответствии с рекомендациями участников парламентских слушаний, проводимых в Государственной Думе совместно с Центральной избирательной комиссией РФ 19 октября 2004 года не предусматривает создание избирательных блоков при проведении выборов депутатов Государственной Думы. Это аргументируется тем, что «в России поступательно укрепляется роль политических партий, и им уже не нужно объединяться в блоки, для того чтобы получить места в органах власти, в том числе в Государственной Думе на парламентских выборах в 2007 году»2.

    В продолжение темы участия политических партий в выборах, рассмотрим некоторые особенности участия партий в выборах Президента Российской Федерации.

    Участие российских политических партий в выборах Президента России — важная политико-правовая форма выражения степени развитости российской демократии. Учитывая положения Конституции Российской Федерации, в соответствии с которой ключевые властные полномочия находятся не в компетенции парламента, а у Президента, избирательная кампания но выборам Президента РФ является главным политическим событием в государстве.

    Выборы Президента — это всегда выбор пути развития государства. Кандидатам, претендующим на столь высокий пост, необходимо иметь свою концепцию преобразований, выстроенную вокруг реальных национальных проблем, основанную на понимании исторической логики развития страны и особенностей ее современного этапа, геополитической ситуации. Предвыборные программы, как правило, раскрывают цели и задачи по преобразованию России, пути решения социально-экономических, политических, национальных, духовных и иных проблем. Предвыборная программа кандидатов должна давать представление об их способностях в области управления экономическими и социальными процессами, о гражданской позиции. Избирательная кампания по выборам Президента Российской Федерации — это особый политический процесс, содержание которого определяет «политическую повестку» для страны на ближайшие годы. Сложившаяся в ходе избирательной кампании расстановка сил, обсуждаемые вопросы, предлагаемые решения — все это, так или иначе, влияет на политический курс страны после выборов1.

    Результаты анализа всех прошедших избирательных компаний по выборам Президента Российской Федерации позволяет утверждать, что на выборах Президента России роль политических партий и движений является не столь очевидной, как на выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации.

    Выборы Президента Российской Федерации 2004 года, также как и предшествующие, проводились в условиях обновленного федерального законодательства о выборах и референдумах. Был принят в новой редакции Федеральный закон «О выборах Президента Российской Федерации» № 19-ФЗ от 10.01.2003 г1. Кроме этого в 2001 году был принят Федеральный закон «О политических партиях», установивший, что единственным видом общественного объединения, которое обладает правом выдвигать кандидатов на должность Президента РФ, является политическая партия. Кроме указанных политических партий, на данных выборах выдвинула своего кандидата и политическая партия «Партия российских регионов» (входящая в блок «Родина»), но в соответствии решением Верховного Суда РФ от 06.02.2004 № ГКПИ 04-142 кандидату В. В. Геращенко, выдвинутого «Партией российских регионов» было отказано, так как указанной партией не осуществлялся сбор подписей избирателей в поддержку кандидата.

    Важнейшей особенностью нового федерального закона о выборах Президента РФ явилось изменение порядка выдвижения кандидатов. Так, право выдвигать кандидатов на должность Президента РФ было предоставлено непосредственно кандидатам (т.е. самовыдвижение), а также политическим партиям, имеющим право в соответствии с ФЗ «О политических партиях» принимать участие в выборах. Кроме этого, закон предоставил право политическим партиям (блокам), допущенным к распределению депутатских мандатов на последних выборах депутатов Государственной Думы, не собирать подписи (в количестве 2 млн.) в поддержку выдвигаемых ими кандидатов на должность Президента РФ.

    В результате, закон о выборах президента 2003 года закрепил за политическими партиями практически монопольное право выдвигать кандидатов на должность Президента Российской Федерации (впоследствии в закон были приняты поправки, лишающие избирательные блоки выдвигать своих кандидатов на должность Президента России).

    Между тем, из 6 кандидатов участвовавших в выборах Президента РФ 2004 года, только трое были выдвинуты политическими партиями это — Председатель Совета Федерации Федерального Собрания РФ СМ. Миронов, выдвинутый «Российской партии ЖИЗНИ», а также Н.М. Харитонов от «КПРФ» и О.А. Малышкин от «ЛДПР». Две последние партии по итогам выборов в Государственную Думу РФ 2003 года были допущены к распределению депутатских мандатов и сбор подписей избирателей в поддержку выдвинутых ими кандидатов не осуществляли.

    Еще одной особенностью избирательной кампании по выборам Президента РФ 2004 года был предсказуемый результат этих выборов. Действующий Президент В.В. Путин, рейтинг которого в период с 2000 по 2004 годы не опускался ниже 70%, не имел равнозначного соперника на выборах1.

    По итогам голосования В.В. Путин набрал 71,2% голосов избирателей, принявших участие в голосовании, опередив ближайшего кандидата на выборах Н.М. Харитонова на 57,5% .

    Партии, которые по закону о политических партиях являются основными участниками политического и избирательного процесса, устранились, по существу, от президентских выборов. Более того, участвующие в выборах кандидаты от политических партий вряд ли составляли реальную конкуренцию действующему Президенту В.В. Путину. Главной целью выдвижения С.М. Миронова было то, чтобы выборы состоялись, поэтому основной идеей избирательной кампании стали популяризация программы Российской партии ЖИЗНИ и поддержка действующего Президента В.В. Путина. Эти цели были достигнуты — Путин одержал убедительную победу и согласился с предвыборным лозунгом партии ЖИЗНИ об «улучшении качества жизни россиян»2.

    Удачным для КПРФ было выдвижение кандидатом Н.М. Харитонова. Несмотря на скромный результат (за него проголосовало 13,7 % избирателей), Харитонов сумел поддержать реноме КПРФ, заняв второе место и победив кандидата С.Ю. Глазьева (набрав в 3 раза больше голосов), лишил последнего возможности выдвижения на следующих президентских выборах.1

    Все кандидаты, независимо от их партийной ориентации, были согласны с тем, что в данной президентской кампании следует отказаться от жесткой борьбы за власть, ибо результаты президентских выборов очевидны. Такая стратегия затрудняла «обратную связь» с электоратом, лишала партии возможности оперативно реагировать на новые общественные запросы.

    Комментируя результаты выборов Президента РФ 2004 года, профессор З.М. Зотова отметила что «неучастие политических партий в главных выборах страны продемонстрировало слабость партий как политического института современной Российской государственности». Действительно, с этой позицией трудно не согласиться. Российские партии, которые в соответствии с Федеральным законом «О политических партиях» являются основными участниками избирательного процесса, по существу, устранились от участия в выборах Президента РФ.

    В выборах не приняли участие большинство политических партий, имеющих право в соответствии с законом выдвигать своих кандидатов на должность Президента РФ, в числе которых блок «Родина», партии «Яблоко», «СПС», «Народная партия России» и т.д. Возможно, низкая активность партий на выборах Президента РФ в 2004 году была обусловлена большой степенью предсказуемости результатов данных выборов.

    Говоря о роли политических партий на выборах Президента РФ, важно иметь в виду, что в тех странах, где, как и в России, президент является главой государства, специфика президентских выборов накладывает отпечаток и на характер участия в них политических партий. Традиционно главный акцент в избирательной кампании на выборах президента — главы государства делается на способности того или иного кандидата быть выразителем общегосударственных интересов и проводить свою политику на основе позиции, приемлемой для большинства граждан. Отсюда и высокая степень персонализации избирательной кампании, определяющей акцент на личностных качествах кандидатов. Применительно к политическим партиям это означает, что они должны максимально постараться предстать перед избирателями в качестве выразителей общей воли и общезначимых интересов, а главное — представить в таком качестве своих кандидатов на должность Президента.

    Если на парламентских выборах партии обычно подчеркивают свою индивидуальность, свое право на выражение интересов определенных социальных групп, то здесь они вынуждены нивелировать свои особенности, сглаживать остроту своей позиции, заимствовать часть лозунгов своих политических оппонентов. Подобные особенности поведения кандидатов, отчетливо проявились на последних выборах, Президента Российской Федерации в 2004 году, а также на выборах, проводимых до этого в 2000 и 1996 годах. В первую очередь эти особенности имели место в процессе выдвижения кандидатов и проведении предвыборной агитации.

    К примеру, следует отметить большие и в целом успешные усилия КПРФ по созданию народно-патриотического блока для выдвижения единого кандидата на выборах Президента РФ в 1996 году. Состоявшийся за неделю до первого тура голосования, Конгресс народно-патриотических сил придал формальную легитимность статусу Г.А. Зюганова как единого кандидата от широкой коалиции политических партий, левой и левоцентрийской направленности1.

    В.В. Путин, поддержавший на парламентских выборах политическую партию «Единая Россия», отказался стать кандидатом от одной партии на президентских выборах 2004 года. Он предпочел остаться «надпартийным», общенациональным лидером, собрать два миллиона подписей избирателей и в ходе избирательной кампании работать со всеми группами электората. Его самовыдвижение поддержала инициативная группа избирателей (700 человек). Что касается предвыборной программы, то В.В. Путин ее озвучил на собрании группы избирателей, поддержавших его выдвижение на должность Президента Российской Федерации, на встрече с доверенными лицами.

    Большое значение фактора личности кандидата на должность президента, характерное для любых президентских выборов, в нашей стране существенно усиливается, поскольку Россия относится к так называемому лидерскому типу общества, традиционно очень сильно зависимому от личностных особенностей главы государства. И хотя в последние годы специалисты отмечают заметное изменение массового сознания россиян с харизматических ориентации на более взвешенное и рациональное отношение к своим политическим лидерам, тем не менее эта тенденция носит, скорее всего, еще весьма поверхностный характер, и было бы неверным недооценивать традиционные взгляды российских избирателей.1

    При рассмотрении вопроса об участии политических партий в выборах Президента Российской Федерации, у многих исследователей вызывает острую дискуссию тезис о возможности членства в политической партии (в том числе на правах ее лидера) Президента России.

    С одной стороны, Президент РФ — гражданин Российской Федерации, который в соответствии со статьей 30 Конституции России, имеет право на объединение. С другой стороны, он не просто гражданин, он еще и лицо, занимающее высшую государственную должность и наделенное Конституцией собственными полномочиями по управлению государством, в том числе определяет его основные направления внутренней и внешней политики (ст.80 Конституции России).

    По всей видимости, данное должностное лицо должно быть независимым от решений, программ, текущей деятельности любой политической партии, и это вполне логично. Между тем, Конституция Российской Федерации не устанавливает для Президента Российской Федерации прямых ограничений возможности быть членом того или иного общественного объединения, участия в партийной деятельности.

    Согласно действующему Федеральному закону «О политических партиях» от 11.07.2001 № 95-ФЗ (ч. 4 ст. 10) Президент Российской Федерации вправе приостанавливать свое членство в политической партии на срок осуществления своих полномочий. С данной позицией законодателя мы склонны не согласиться. В случае, если лидером или сторонником определенной политической партии становится глава государства, вполне возможно это приведет к нарушению равенства других политических партий перед органами государственной власти, так как Президент России, являясь членом партии, в соответствии с требованиями ч. 4 ст. 23 Федерального закона «О политических партиях» обязан участвовать в политической деятельности данной партии. Полагаем, что сам факт участия Президента России в съездах, конференциях, иных политических мероприятиях, проводимых партией в соответствии с ее идеологической программой или избирательной компанией на выборах (даже если при этом Президент не использует преимущества своего должностного положения), предоставляет политической партии, лидером либо членом которой является глава государства дополнительные преференции и лояльность со стороны органов государственной власти. Данное обстоятельство ставит под сомнения конституционный принцип равенства добровольных общественных объединений перед законом и государством (ч. 4 ст. 13 Конституции РФ).

    Представляется, что Президент Российской Федерации в соответствии с Конституцией России, являясь ее гарантом, должен обеспечивать единство внутренней и внешней политики, верховенство прав и свобод граждан, законность, координацию органов государственной власти, сохраняя при этом независимость и нейтралитет по отношению к другим политическим, общественным силам и движениям. В этой связи полагаем, что федеральный закон о политических партиях должен предусматривать обязанность лица, избранного на должность Президента России, приостанавливать свое членство в политической партии в период осуществления им полномочий главы государства.

    Дискуссия о том, может ли действующий Президент Российской Федерации В.В. Путин стать членом какой-либо партии, развернулась после того, как заместитель руководителя администрации Президента РФ – помощник Президента РФ Владислав Сурков в конце июня 2006 года заявил, что беспартийность главы государства в нашей стране — «дело поправимое в ближайшей исторической перспективе»1.

    Комментируя высказанное мнение помощника Президента РФ, обратимся к результатам социологического опроса граждан, проведенного Фондом «Общественное мнение» (ФОМ) в июле 2006 года2. Согласно опросу, на данный момент лишь 18 % граждан России считают, что для их страны будет лучше, если во главе государства будет партийный президент. Одновременно 41 % респондентов уверены, в том, что президентом должен быть человек беспартийный, а потому имеющий возможность быть верховным политическим арбитром и оставаться вне политической борьбы. Еще 41 % затруднились ответить на поставленный вопрос. При этом более всего хотят видеть Президента России партийным лидером, сторонники однопартийной системы, в этой группе их насчитывается более 30 % опрошенных. Всего же высказались за руководящую и направляющую роль только одной политической партии почти четверть (24 %) опрошенных. Сторонников наличия в России многопартийной системы оказалось около 37 % из числа респондентов, еще 39 % затруднились ответить на вопрос: «сколько политических партий нужно России».

    Таким образом, результаты социологического исследования показали, что на сегодняшний день среди населения России относительное большинство граждан не хотели бы видеть Президента Российской Федерации членом какой-либо политической партии.

    Довольно низкий уровень доверия населения к политическим партиям можно объяснить объективными обстоятельствами. Подавляющее большинство российских политических партий долгое время в течение всего избирательного цикла ведут достаточно пассивную политическую деятельность и, как правило, активизируются непосредственно перед избирательными кампаниями. После проведенных выборов многие программные заявления политических партий откладываются в реализации, либо вовсе не исполняются, что не способствует росту доверия к партиям среди избирателей. Существуют и другие объективные причины недостаточного доверия граждан к политическим партиям. В числе указанных причин относительно короткий исторический этап российского парламентаризма (в общей сложности около 30 лет), не достаточное развитие отдельных демократических институтов и гражданского общества, в том числе существующей политической системы, заложенной в действующей Конституции России, о чем было выше отмечено.

    Вместе с тем, поводя итог, отметим, что на протяжении последних семнадцати лет российской истории развитие политических партий неразрывно сопряжено с выборами. Выборы федеральных органов государственной власти России не просто формируют конфигурацию политических сил в партийной системе страны, они фактически формируют саму партийную систему, стимулируя создание новых политических партий, содействуя усилению объединительных тенденций в партийном строительстве, способствуя расширению и укреплению сферы взаимодействия политический партий с государственными и общественными институтами.

    В заключение данного параграфа попытаемся проанализировать отдельные политико-правовые аспекты возможности участия политических партий в формировании высшего исполнительного органа государственной власти России — Правительства Российской Федерации и верхней палаты Федерального Собрания Российской Федерации — Совета Федерации.

    Гражданское общество -это стихия частных, групповых, корпоративных интересов, а парламент — носитель государственного начала, выразитель общей воли, которая и составляет основу закона. В парламенте должны быть представлены не корпоративные интересы тех или иных социальных групп в их чистом виде, а общезначимые, точнее, государственно-значимые аспекты этих интересов. Именно политические партии как государственно-ориентированные организации гражданского общества могут выразить эти общезначимые начала гражданского общества и согласовать различные частные интересы в рамках общей воли1.

    Конечно, институт политических партий, с которым неразрывно связано становление демократии в Западной Европе и Северной Америке, не работает таким же образом в России. Может быть, это связано с тем, что политические партии России реально пока не стали социальным посредником между обществом и властью, обеспечивающим власти легитимность в глазах общества, а обществу контроль над властью.

    Известно, что у нас в стране ни парламентское большинство, ни парламентская коалиция не обладают правом формировать правительство, и поэтому борьба на выборах и сами выборы лишаются того основного смысла, которым они наделены в партийной демократии, где их основная цель — смена утратившего поддержку общества правительства и его курса. Как отмечает А.Н. Кулик, такая победа все равно не дает партии возможность ни реализовать свою программу, ни контролировать правительство и поэтому теряется такой критерий голосования, как оценка деятельности партии по экономическим результатам работы сформированного ею правительства за истекший срок, который является решающим для избирателей в партийной демократии.

    Именно поэтому на парламентские партии, не влияющие на политику правительства и не несущие ответственности за ее социальные последствия, распространяется отношение к Государственной Думе. По данным на февраль 2010 года, только 3% россиян верили в то, что Дума принимает нужные для страны законы и решения, 17% полагали, что хотя Дума обсуждает нужные законы и решения, она все равно не в состоянии обеспечить их реализацию, а 60% — что Дума занимается бесполезным выяснением отношений с исполнительной властью .

    Любая партия, которая приходит к власти, неизбежно стремится получить представительство не только в законодательных, но и в исполнительных структурах власти, что способствует повышению ответственности как партий, так и правительства, а также упорядочивает взаимоотношения между государственными и общественно-политическими организациями.

    Поэтому когда министры официально являются представителями правящей партии, они вместе с ней несут политическую ответственность. Они понимают: если партия не получит доверия избирателей, то и их в правительстве не будет. Одновременно и парламент будет нести ответственность за кабинет, ведь любые ошибки в экономике могут «потянуть» вниз и главную думскую фракцию.

    Полагаем, что именно с этого момента все партии станут реальными участниками борьбы за власть, чего до сих пор они были лишены. Но есть опасность, что в России партия, формирующая Правительство, превратится в самодостаточную политическую силу, способную полностью устранить всяческую конкуренцию.

    Изменение, внесенное в Федеральный конституционный закон «О Правительстве Российской Федерации», в соответствии с которым члены Правительства РФ получили право занимать руководящие должности в политических партиях (до сих пор высшие должностные лица могли лишь состоять в общественных организациях, в том числе в политических партиях, но они были не вправе входить в их руководящие структуры), можно рассматривать как своеобразное политическое «окрашивание» членов правительства и шагом к реализации в России идеи формирования партийного правительства.

    Полагаем, что принцип формирования Правительства РФ с учетом мнения партийного большинства — это не вопрос выживания России, а вопрос развития в ней демократии, полноценных политических партий, которые ответственны за свою работу перед собственным народом. Необходимым условием формирования в стране гражданского общества является то, что общество должно находиться на стабильной стадии развития, чтобы у партии, которая будет формировать правительство, была четкая программа социально-экономического развития, которую она могла бы публично и ответственно перед избирателями реализовать

    Исследуя политико-правовые возможности участия политических партий в формировании Совета Федерации Федерального Собрания РФ, для начала отметим, что Совет Федерации — один из самых трансформируемых органов государственной власти в современной российской государственности. За первые десять лет действия Конституции Российской Федерации были апробированы три различных способа формирования верхней палаты Федерального Собрания РФ, в числе которых: прямые выборы палаты, формирования Совета из числа глав исполнительных и законодательных органов власти субъектов РФ, а также способ делегирования указанными органами субъектов РФ своих представителей в состав Совета Федерации.

    Смешанный характер создания верхней палаты в целом присутствует во многих современных государствах. К примеру, в Италии при формировании сената действует мажоритарная система с элементами пропорциональных выборов. Одновременно пять сенаторов назначаются президентом республики за выдающиеся достижения в социальной, научной, художественной и литературной областях (ст. 59 Конституции Италии).

    Такой вариант формирования Совета Федерации установлен Федеральным законом от 5 августа 2000 года «О порядке формирования Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации»1, половина состава которого назначается руководителями исполнительных органов государственной власти субъектов РФ, а вторая половина избирается большинством голосов законодательного (представительного) органа государственной власти субъектов РФ.

    Согласно Федеральному закону от 5 августа 2000 года член Совета Федерации — представитель от законодательного органа государственной власти субъекта Федерации избирается этим органом на срок его полномочий. Особый порядок касается избрания представителей от законодательных органов субъектов РФ, формируемых путем ротации — на срок полномочий однократно избранных депутатов этого органа. Если член Совета Федерации представляет двухпалатный законодательный орган субъекта Федерации, то его избирают поочередно от каждой палаты на половину срока полномочий соответствующей палаты.

    Кандидатуры для избрания вносятся председателем законодательного органа государственной власти субъекта Федерации или группой депутатов этого же органа, численностью не менее одной трети от общею числа депутатов.

    Решение законодательного органа государственной власти субъекта РФ об избрании представителя в Совете Федерации принимается тайным голосованием и оформляется постановлением данного органа. Если региональный законодательный орган двухпалатный, то совместным постановлением обеих палат.

    Второй представитель в Совете Федерации от исполнительного органа государственной власти субъекта РФ назначается высшим должностным лицом этого субъекта Федерации на срок его полномочий. Данное решение оформляется указом либо постановлением высшего должностного лица субъекта (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Федерации). Указ (постановление) вступает в силу, если на заседании законодательного органа субъекта Федерации две трети от общего числа его депутатов не проголосуют против назначения данного представителя в Совете Федерации. Таким образом, назначение стало подконтрольным законодательному органу субъекта.

    Таким образом, Совет Федерации Федерального Собрания РФ — это тот государственный и политический институт, который все еще находится в стадии реформирования. Причем проводимые преобразования, главным образом, касаются поиска оптимальной модели формирования Совета Федерации.

    Известно, что на протяжении более чем двенадцати лет деятельности Совета Федерации в верхней палате Федерального Собрания РФ так и не сформировались фракции политических партий. Более того, регламент Совета Федерации, принятый в 2002 году, прямо запрещает создание в совете Федерации партийных фракций.

    В российском Совете Федерации сохраняются отдельные элементы многопартийности. Например, 29 марта 2003 года на втором съезде партии «Единая Россия» председатель партии Борис Грызлов заявил, что в действующем составе Совета Федерации не меньше 41 члена «Единой России». Некоторые из членов палаты поддерживают неформальные связи и с другими партиями. Другие более или менее регулярно встречаются с членами думских фракций своих политических партий. Если бы Совет Федерации официально признал партийную принадлежность в качестве элемента функционирования палаты, это существенно повлияло бы на ее деятельность. Полагаем, что в дальнейшем, когда завершится формирование законодательных собраний субъектов РФ с применением голосования по партийным спискам, а политические партии будут активней использовать свое право на внесение Президенту РФ предложения по кандидатуре высшего должностного лица субъекта Федерации, в Совете Федерации Федерального Собрания РФ появится больше сенаторов, представляющих интересы политических партий.

    В избирательном цикле, начавшемся в Российской Федерации в 2003 году, а так же в целом в избирательной системе России произошли большие перемены. В основном они были связаны как с новым законодательством о политических партиях, резко уменьшающим число участников на федеральных выборах по партийным спискам, так и с новым избирательным законодательством, которое установило обязательное применение пропорциональной избирательной системы на выборах в законодательные (представительные) органов власти субъектов Федерации.

    Вместе с тем, несмотря на императивную норму Федерального закона1 субъектам РФ было предоставлено право самостоятельно устанавливать абсолютное число депутатов, подлежащих избранию по пропорциональной системе (увеличивая численность депутатского корпуса либо число депутатов, избираемых по пропорциональной избирательной системе), определять структуру партийного списка, методы распределения депутатских мандатов между списками кандидатов, а также устанавливать величину заградительного пункта. Таким образом, на региональном уровне в зависимости от местной специфики может быть реализован целый спектр известных в правовой практике моделей смешанной мажоритарно-пропорциональной избирательной системы.

    Как уже было отмечено, наличие пропорциональной составляющей в избирательной системе субъектов Российской Федерации — это требование федерального законодательства.

    Важно отметить, что Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»1 достаточно четко закрепил важную новеллу в области стимулирования участия политических партий в политическом процессе, проходящем в субъектах Федерации, однако вопросов и затруднений при применении нового законодательства избежать, пока не удается.

    В ежегодном Послании Президента Российской Федерации Федеральному Собранию Российской Федерации от 25 апреля 2005 года была четко обозначена принципиально новая возможность повышения роли политических партий в современном конституционно-правовом пространстве России. Президентом России В.В. Путиным было предложено: «в целях дальнейшего укрепления роли партий в формировании государственной власти внести на обсуждение Государственного совета России вопрос об уточнении нового порядка наделения полномочиями глав исполнительной власти субъектов Федерации. В качестве кандидата на этот пост Президентом Российской Федерации мог бы предлагаться представитель победившей на региональных выборах партии»2.

    Таким образом, уже 3 октября 2005 года Президентом России был внесен в Государственную Думу Федерального Собрания РФ проект федерального закона «О внесении изменений в статью 18 Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и в Федеральный закон «О политических партиях». 27 декабря данный законопроект был одобрен Советом Федерации Федерального собрания РФ, после чего 31 декабря 2005 года был подписан Президентом РФ.

    Согласно положениям указанного федерального закона политическая партия, список кандидатов которой по результатам выборов в законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта РФ был допущен к распределению депутатских мандатов и получил по итогам распределения наибольшее число депутатских мандатов, вправе инициирован, рассмотрение указанным органом предложения Президенту Российской Федерации о кандидатуре высшего должностного лица субъекта РФ (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти субъекта РФ).

    Если по результатам выборов наибольшее и при этом равное число депутатских мандатов получили списки кандидатов двух и более политических партий, каждая из таких политических партий вправе инициировать рассмотрение предложения Президенту Российской Федерации о кандидатуре высшего должностного лица субъекта РФ.

    Политическая партия в порядке, предусмотренном ее уставом, может предоставить право инициировать рассмотрение предложения Президенту Российской Федерации о кандидатуре высшего должностного лица субъекта РФ своим региональным отделениям.

    В случае, если право инициировать рассмотрение указанного предложения принадлежит более, чем одной политической партии, самостоятельно участвовавшей в выборах (то есть когда две политические партии и более получили наибольшее и при этом равное число депутатских мандатов), законодательным (представительным) органом государственной власти субъекта РФ рассматривается предложение каждой политической партии. После чего Президенту Российской Федерации направляется предложение политической партии, поддержанное наибольшим числом голосов депутатов, которое должно быть не менее чем большинство голосов от числа избранных депутатов указанного органа.

    Таким образом, Федеральным законом от 31.12.2005 № 202-ФЗ был изменен только порядок внесения Президенту РФ предложения о кандидатуре высшего должностного лица субъекта РФ. Вместе с тем, сама процедура наделения гражданина Российской Федерации полномочиями высшего должностного лица субъекта РФ (руководителя высшего органа государственной власти субъекта РФ) в соответствии с указанным законом не изменилась.

    Анализ положений Федерального закона от 31.12.2005 № 202-ФЗ позволяет вывести ряд существенных особенностей наделения гражданина Российской Федерации полномочиями высшего должностного лица субъекта РФ по предложению политических партий.

    Во-первых, внесение политической партией, получившей по итогам выборов наибольшее число депутатских мандатов в законодательном органе субъекта РФ предложения о кандидатуре высшего должностного лица субъекта РФ является «факультативной» стадией в процедуре наделения гражданина РФ полномочиями высшего должностного лица субъекта РФ. То есть, законом предоставлено право политической партии внести предложение о кандидатуре высшего должностного лица. При этом в случае, если политическая партия не реализует предоставленное ей право, действует общий порядок наделения гражданина РФ полномочиями высшего должностного лица субъекта РФ и Президент РФ вносит в законодательный орган государственной власти субъекта РФ свою кандидатуру на указанную должность.

    Во-вторых, для реализации права политической партии выдвинуть на рассмотрение Президента РФ, предложенную ею кандидатуру на должность высшего должностного лица субъекта РФ, данная кандидатура должна быть поддержана большинством голосов депутатов законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ. Таким образом, политической партии, получившей по итогам выборов наибольшее число депутатских мандатов в законодательном органе субъекта РФ для внесения своей кандидатуры на должность высшего должностного лица субъекта РФ необходимо либо контролировать большинство мест в региональном парламенте, либо вступить в коалицию с другими политическими силами, чтобы совместно составить необходимое большинство для поддержки внесенной кандидатуры.

    В-третьих, рассмотрение законодательным органом государственной власти субъекта РФ кандидатуры на должность высшего должностного лица субъекта РФ может быть инициировано региональным отделением политической партии, получившей по итогам выборов наибольшее число депутатских мандатов в законодательном органе субъекта РФ. При этом такое право должно быть предусмотрено в уставе политической партии.

    В-четвертых, в соответствии с федеральным законодательством политическая партия, получившая по итогам выборов наибольшее число депутатских мандатов в законодательном органе субъекта РФ, вправе вносить кандидатуру высшего должностного лица субъекта РФ, не являющего членом данной политической партии. Согласно Указу Президента Российской Федерации от 27.12.2004 № 16031 при рассмотрении Президентом РФ кандидатур на должность высшего должностного лица субъекта РФ, учитываются их авторитет и деловая репутация, опыт публичной (государственной и общественной) деятельности, а также результаты предварительных консультаций с общественными объединениями соответствующего субъекта РФ. Таким образом, отсутствие у кандидата на должность высшего должностного лица субъекта РФ членства в какой либо политической партии не является препятствием для рассмотрения его кандидатуры на указанную должность Президентом Российской Федерации.

    В-пятых, кандидатура на должность высшего должностного лица субъекта РФ, предложенная политической партией и поддержанная законодательным органам государственной власти субъекта РФ, может быть не представлена Президентом РФ для наделения гражданина РФ полномочиями высшего должностного лица субъекта РФ. То есть, Президент Российской Федерации в соответствии с требованиями Указа Президента РФ от 27.12.2004 № 1603 (в редакции от 11.02.2006) должен рассмотреть предложенную политической партией кандидатуру на должность высшего должностного лица, но при этом за Президентом России остается право внести в законодательный орган государственной власти субъекта РФ другую кандидатуру для принятия окончательного решения о наделении гражданина РФ полномочиями высшего должностного лица. Исходя из этого, стадия внесения политической партией предложения о кандидатуре высшего должностного лица субъекта РФ, является по существу рекомендательной для принятия Президентом Российской Федерации окончательного решения о внесении кандидатуры на должность высшего должностного лица субъекта Российской Федерации.

    Поскольку основной целью партий является участие в формировании органов государственной власти, полагаем, что актуальными задачами политических партий на ближайшее время должны стать «выращивание» в своих рядах как кандидатов в законодательные (представительные) органы субъектов РФ, так и кандидатов на должность высшего должностного лица субъекта Российской Федерации.

     

    2.2 Проблемы политических партий в формировании органов государственной власти

     

    В настоящее время в России продолжается формирование партийной системы. В основе ее развития лежит закон «О политических партиях», утвержденный Федеральным Собранием РФ и подписанный Президентом РФ в 2001 году. Тем не менее, законодательная и исполнительная власти продолжают корректировать закон путем внесения изменений и дополнений, повышающих роль политических партий в жизни России.

    Особенности любой партийной системы зависят от ряда признаков, к которым относятся наличие многопартийности, количественный состав партий, уровень конкурентоспособности, а также степени их популярности в обществе и отношения к власти.

    В начале 90-х годов в России появилось огромное количество всевозможных партий и объединений различного толка. Постепенно одни сходили с политической арены, другие находили свою социальную нишу, и только две партии, в силу различных причин, смогли доказать свою состоятельность — КПРФ и ЛДПР. Лишь коммунистам и либерал-демократам удавалась с завидной регулярностью побеждать на парламентских выборах и получать представительство в высшем законодательном органе страны. Именно КПРФ с ЛДПР удачно вписались в новую политическую систему, сложившуюся после выборов в Государственную Думу 2007 года.

    Выборы 2007 года наглядно показали, какие политические силы имеют поддержку в российском обществе и Кремле. Исходя из их итогов, власть в рамках объявленной административной реформы пошла на изменение избирательного законодательства в пользу усиления партийного института в стране1. Это, прежде всего, касается регионального аспекта партийной деятельности. Вместе с тем, появились жесткие условия, соблюдение которых требует от партий более активной деятельности по увеличению своего кадрового ресурса и усилению влияния на массы.

    Новое законодательство четко обозначило те направления, по которым в ближайшее время пойдет развитие партийной системы. Но так ли конкурентоспособна нынешняя партийная система России? Усилится ли роль партий в обществе благодаря законодательным нововведениям? Смогут ли партии, наконец, стать тем самым мостиком между обществом и властью? Ведь в оценке уровня эффективности и жизнеспособности партий нельзя исходить исключительно из результатов выборов в Государственную Думу. Следует самым внимательным образом проанализировать деятельность партий как на федеральном, так и на региональном уровнях. Только тогда можно будет сделать вывод о том, какая партийная система сложилась в России сегодня. И каковы ее перспективы.

    Партийная система на федеральном уровне. Условно эту систему можно разделить по горизонтали и вертикали. Вертикаль включает в себя следующие критерии: численность (крупные, средние, мелкие), степень влияния (участие в работе парламента, в законодательных собраниях регионов, в исполнительной власти), принадлежность к тем или иным слоям общества. Горизонталь включает в себя критерий, определяющий место партии в политическом пространстве (правые, левые, центр).

    На сегодняшний день лишь несколько партий могут уверенно заявить о своей высокой численности. Это КПРФ, «Единая Россия», ЛДПР и «Справедливая Россия». Из них самой стабильной поддержкой населения пользуется КПРФ. ЛДПР зависит исключительно от популярности В.В. Жириновского, «Справедливая Россия» — от популярности и степени сплоченности лидеров партии. «Единая Россия», как и любая другая «партия власти», зависит от популярности исполнительной власти. «Единая Россия» практически напрямую зависит от популярности президента России В.В. Путина.

    К ярким представителям «середняков» относятся СПС и РДП «Яблоко». И те и другие по-прежнему обладают стабильной поддержкой демократически настроенных граждан. Но за последние несколько лет правые, потеряв представительство в парламенте, лишились многих избирателей и членов партии. В эту же группу середняков входят «Аграрная партия России» и недавний блок, состоявший из «Российской Партии Пенсионеров» и «Партии Социальной Справедливости». «Партия пенсионеров» сумела привлечь в свои ряды бывших сторонников КПРФ. В результате последовали локальные успехи на региональных выборах, а также относительный успех на выборах в Государственную Думу 2003 года. На федеральном уровне АПР и ПСС («Справедливая Россия») выступали как самостоятельные политические игроки, но добиться серьезного успеха пока не могли (за исключением парламентских выборов 1993 года, когда АПР преодолела 5% барьер и образовала фракцию в Государственной Думе). Зато в регионах они являются реальной политической силой.1

    Остальные партии малочисленны, а некоторые ассоциируются с маргиналами без широкой народной поддержки. Из них наиболее известны «Национал — Большевистская партия»2 Эдуарда Лимонова и «Национально-державная партия России». НБП справедливо относят к левым радикалам, а НДПР к правым националистам — державникам. Но ни та, ни другая партии не имеют возможности легально участвовать в политической жизни страны. НБП привлекает к себе внимание путем проведения разовых акций против политиков, деятелей искусств и захвата административных зданий. НДПР «прославилась» благодаря антисемитским высказываниям ее лидеров и попыткой объединения националистических партий и движений России. На сегодняшний день эти объединения продолжают осуществлять свою полулегальную деятельность, окончательно потеряв надежду на обретение официального статуса политической партии.

    Справедливости ради стоит упомянуть крохотную партию Валерии Новодворской «Демократический союз». В отличие от тех же НБП и НДПР, ратующих за русский народ, ДС в сущности выступает с антирусских позиций2. Отличие лишь в том, что Новодворской позволяются публичные выступления, выдаются разрешения на митинги, а партиям, старающимся, хотя бы на словах, защитить от произвола русских людей, подвергаются гонениям.2

    Бесспорно, наибольшим влиянием обладают партии, представленные в Государственной Думе. Они имеют возможность непосредственно воздействовать на политическую жизнь страны, располагают правом законодательного голоса, а также доступом к СМИ, через которые могут относительно быстро донести свою позицию до граждан по всем актуальным проблемам. Лишь в одном партии едины: каждая ассоциирует себя с народом. Только СПС и «Яблоко» в союзе с отдельными малочисленными движениями продолжают выступать в поддержку олигархов, неопулярных в обществе.3

    Кстати, именно крупные партии традиционно участвуют в разделе депутатских кресел, будь то федеральные или региональные выборы. Середняки от случая к случаю, вернее, от одной избирательной компании к другой, пробираются в парламент и получают возможность поучаствовать в «дележе» на почетных условиях. При этом, все выборы в Государственную Думу, начиная с 1993 года, заканчивались успехом хотя бы одной политической партии, которую можно причислить к середнякам.

    Но, к сожалению, общероссийские партии, представленные в парламенте, слабо влияют на выработку важнейших политических решений. Так как «роль партий думского большинства в законотворческом процессе немаловажна, но пассивна — в третьей Думе депутаты уступили законодательную инициативу президенту и правительству»1. Хотя нельзя не отметить, что по многим проблемам и злободневным вопросам, на которые исполнительная власть закрывает глаза, партии, обладающие ресурсом на государственном уровне, высказываются довольно открыто и смело, привлекая к ним общественное внимание. Так было с Чечней, с ввозом в Россию ядерных отходов, с положением дел русских, проживающих в Прибалтике.

    К сожалению, не многие партии проходят «решето» думской избирательной компании более одного раза. Лишь КПРФ и ЛДПР, повторимся, участвовали и побеждали во всех парламентских выборах, начиная с 1993 года, и сейчас могут называть себя состоявшимися политическими партиями. Коммунисты вообще «располагают не просто некой политической партией, а самой большой и сильной из всех партий в России»1. ЛДПР живет благодаря известности ее лидера Владимира Жириновского. Что для партии скорее является минусом, чем плюсом. КПРФ не так зависит от степени доверия сторонников и членов партии своему руководителю, как ЛДПР. Настоящую проверку на прочность ЛДПР сможет пройти тогда, когда Жириновский снимет с себя полномочия председателя партии и передаст их другому человеку. Люди, голосующие за КПРФ, выражают поддержку скорее не конкретным людям, стоящим у руля партии, а тем жизненным ценностям, которые имеют для них огромнейшее значение.1

    «Единая Россия», при всей многочисленности, все же зависит от популярности Президента, поэтому судьба этой партии напрямую связана с отношением к ней исполнительной власти. Да, партийные ячейки ЕР «окутали» всю страну, партия имеет возможность проводить помпезные съезды в Кремле, менять по своему усмотрению думский регламент, искусственно создавать парламентское большинство, устраивать огромные митинги по всей стране. Но у «Единой России» нет самого главного — стабильности. Той стабильности, которая присутствует у КПРФ и ЛДПР. «Единая Россия», по сути, держится на чиновниках, практически поголовно вступивших в партию, и авторитете Президента. А такие члены партии весьма не надежны. И если Кремль к очередным думским выборам подойдет с новой «партией власти», то «Единую Россию» моментально покинут люди, еще вчера заявлявшие о своей приверженности самой «народной партии» России.

    Традиционно, российская партийная система подразделяется на правых, левых и центристов.

    Наиболее мощно выглядит центр, представленный пропрезидентской партией «Единая Россия». Но, в добавок к выше изложенному, отметим, что у такой «партии власти» есть и минусы. Во-первых, «единороссы» целиком зависят от популярности В.В. Путина, а также позиции кремлевской администрации. Ведь стало уже традиционно, что перед каждой парламентской избирательной кампанией кремлевские политтехнологи создают новую «партию власти». Такая партия ненадежна и в любой момент может рухнуть. Во-вторых, «Единая Россия» вынуждена, во что бы то ни стало, следовать курсу Председателя Правительства РФ Владимира Путина и поддерживать все его, даже самые непопулярные, решения, то есть у этой партии руки связаны изначально. Результаты подобного рода решений могут пагубно сказаться на имидже, а впоследствии на будущем партии. Ведь исполнительной власти, при случае, никто не помешает спихнуть собственные грехи на свою «карманную» партию парламентского большинства. В подобной ситуации лидерам партии, целиком и полностью зависящим от Кремля, нечего будет ответить. И, в-третьих, в «Единой России» подавляются все попытки разворачивания внутренних дискуссий, что ведет к застою и деградации партии. До настоящего времени предложения о начале внутрипартийных дебатов в ЕР пресекались.

    Достаточно стабильная ситуация на левом фланге. Там продолжают конкурировать КПРФ и «Справедливая Россия»1. В этом споре наиболее отчетливо просматриваются перспективы «Справедливой России». «Справедливая Россия» не ассоциируют себя с коммунистической идеологией и ВКП(б) — КПСС, не сотрудничает с леворадикальными движениями, вроде «Трудовой России» В.И. Ампилова и НБП Э.В. Лимонова. «Справедливая Россия», в отличие от КПРФ, находится на политической арене гораздо меньше и, соответственно, с нее и спросу меньше. Многие избиратели на думских выборах 2003 отдали свои голоса «Родине», основной части «Справедливой России», потому что потеряли доверие к КПРФ. Решающим аргументом в споре «Родины» и КПРФ оказалась национально-патриотическая риторика и антиолигархическая позиция Рогозина-Глазьева. Данный факт говорит о том, что патриотизм с националистическим окрасом способен твердо укрепиться в общественном сознании, в отличие от зюгановских призывов возврата в советское прошлое.

    Но у «Справедливой России» кроме очевидных плюсов, есть и минусы. После победы «Родины» на парламентских выборах 2003 года новоиспеченную партию «затрясло». Начались внутрипартийные «разборки», за которыми последовали оргвыводы и репрессии. На определенном этапе многочисленные сопредседатели «Родины» — Рогозин, Глазьев, Бабурин, Шеин — видели собственную выгоду от сотрудничества. Но после прохождения в Государственную Думу и распределения депутатских кресел, их пути разошлись. Конечно, раскол стал следствием изначального блокового, временного строительства «Родины». Ведь, как таковой партии под названием «Родина» не было. Существовало предвыборное объединение, включавшее в себя небольшие разношерстные объединения. В монолитную политическую партию «Родина» превратилась после выборов. Но к этому времени ее покинули многие известные личности. А раскол фракции «Родина» в Государственной Думе РФ на две части уже вошел в историю новейшего российского парламентаризма. Поэтому, несмотря на перспективность идеологии «Родины», к новым парламентским выборам партия подошла в составе новой коалиционной партии «Справедливая Россия». Сейчас трудно сказать, утвердится ли «Справедливая Россия» на политическом Олимпе. Тем не менее, в настоящий момент конкуренцию КПРФ может составить только «Справедливая Россия».

    Чувствительный удар на выборах принял правый фланг. СПС потерпел прогнозируемое поражение. Лидеры радикал-демократов настолько дискредитировали себя и либеральную идею, что за четыре года пребывания в Государственной Думе, растеряли массу сторонников. А вот поражение РДП «Яблоко» целиком и полностью «заслуга» Г.А. Явлинского. Людям попросту надоел «вечный оппозиционер», который занимался критиканством и ничего не делал. В вину Г.А. Явлинскому можно поставить его постоянное нежелание вступать в единую демократическую коалицию. А ведь блок СПС — РДП «Яблоко» мог преодолеть 5% и 7% барьер на выборах в Государственную Думу 2003 и 2007 годов. Теперь, когда планка для прохождения в нижнюю палату российского парламента возросла с 5% до 7%, Явлинский вроде бы соглашался на создание широкой демократической коалиции, но опять таки, во главе с РДП «Яблоко» и, естественно, с самим собой, хотя открыто об этом не говорилось. Правда, проблем от этого не уменьшится, ибо правый фланг российской партийной системы находится в глубочайшем кризисе, хотя именно СПС и РДП «Яблоко» являются самыми популярными партиями правого политического спектра. Но вот в чем парадокс.

    У правых партий, активно выступающих за всеобщую избираемость губернаторов, Законодательных Собраний и местного самоуправления, зачастую отсутствуют политические, экономические и кадровые ресурсы для участия в выборах. Правые, порой, не выставляют своих избирательных списков на выборах в местные парламенты. В тех регионах, где СПС или РДП «Яблоко» все же принимают участие в борьбе за депутатские мандаты в местных органах власти, они терпят поражения. Необходимо учитывать и позицию «Единой России», которая объявила себя правоцентристской партией, заняв, таким образом, нишу СПС и «Яблока». Сегодня вновь, как было в 1993,1995,1999 и 2003 и 2007 годах, перед правыми встает вопрос об объединении усилий и создании не просто широкой коалиции, а сильной дееспособной партии. В противном случае, на демократах «старой волны» можно будет поставить точку.1

    Рассматривая партийную систему России в целом, нельзя ни в коем случае игнорировать региональный аспект деятельности политических партий1. Ведь не смотря на то, что официальная партийная жизнь проходит в Москве (съезды, конференции, собрания), любая серьезная партия опирается на низовые структуры, называющиеся партийными ячейками или региональными отделениями партий. Региональные отделения играют огромную роль в жизнедеятельности той политической партии, которая претендует на власть, а не на статус «диванного» объединения, напоминающего политический салон 19 века.

    В регионах, к большому сожалению, партии постоянно находятся под прессингом местных лидеров и бизнес элит. Этот прессинг зачастую оказывает негативное влияние на партии, как монолит. Очень часто партийные съезды вынуждены разбираться с «раскольниками» и заниматься поисками компромиссов между враждующими сторонами, вместо разработки стратегии своего дальнейшего развития и взаимоотношений с обществом и властью. Правда, нельзя не отметить, что реформа региональной избирательной системы повлияла на усиление роли партий в регионах. В частности, отныне региональные парламенты разделены на партийцев и мажоритарников1. Для создания фракции в Законодательном Собрании субъекта федерации, политическим партиям придется преодолевать барьер, закрепленный юридическими нормами. Как показала практика, там, где избирательный порог высокий, происходит развитие политических партий. Там, где порог низкий — растут политическая конкуренция и расколы. Тем не менее, по заключению П.В. Панова, исследовавшего региональную деятельность политических партий, переход к смешанной системе выборов «придал мощный импульс развитию партий»2.

    В настоящий момент партии рассматриваются гражданами России как организации, действующие в государственной системе, как часть государственной машины, один из атрибутов российской модели демократии. Избиратели, приходя на участок для голосования, чаще всего не имеют четкого представления о программах политических партий, собирающихся защищать их интересы во власти. Россияне продолжают «голосовать сердцем» или за конкретных людей из первой тройки партийного списка, что говорит об отсутствие гражданского общества в стране. А также о том, что партии не рассматриваются как посредники между властью и обществом. Власть имущие вспоминают о партиях лишь перед выборами. Вся избирательная кампания направлена на создание лояльного исполнительной власти парламента.3

    К сожалению, эту же модель взаимоотношений исполнительной и законодательной властей на федеральном уровне переносят на региональный уровень губернаторы. Конкуренты не стесняются в выборе средств борьбы друг с другом. Подобного рода циничные технологии отталкивают многих потенциальных избирателей от активного участия в политической жизни страны, формируют апатию к выборам и политике. Большинство людей не доверяют партиям, безжалостно уничтожающим оппонентов на выборах при помощи грязных приемов. Они не верят, что известные политики, возглавляющие партии смогут защитить их интересы. Всплески активности ведущих политических партий, к сожалению, проявляются лишь перед выборами.

    Серьезную озабоченность вызывает недоверие россиян партийному институту как таковому. Многие граждане просто не ходят на выборы и не принимают активного участия в политической жизни страны, руководствуясь различными соображениями. Чаще всего можно натолкнуться на две основные точки зрения. Первая заключается в своеобразной формуле «мы люди маленькие и наш голос, даже если мы проголосуем, ни на что не повлияет». Вторые испытали полнейшее разочарование в выборах, пустых обещаниях политиков, и предпочитают рассчитывать на собственные силы, а не ждать «манны небесной» от бесконечных избирательных компаний, бесчисленных депутатов, губернаторов и исполнительной власти.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    3 Повышение роли политических партий РФ в формировании государственных органов власти

     

    Одной из важнейших задач политических партий является выполнение функций «мостика» между обществом и государством. Сама партийная система, наряду с другими механизмами системы сдержек и противовесов может выступать гарантом стабильного и планомерного развития общества. Поскольку, в отличие от бюрократических государственных организаций с мощнейшим чиновничьим аппаратом, партии выгодно отличаются своей открытостью, а также наличием четких программ действий по всем пунктам, касающимся жизни граждан государства. Собственно, состояние партийно-политической системы любой страны говорит о том положении, в котором находится в этой самой стране демократия. Ведь сильные партии бывают только в странах с развитой демократией и сильным гражданским обществом.

    В постсоветской России строительство демократии, гражданского общества, и, соответственно, партийно-политической системы, началось лишь двадцать лет назад. Однако данное строительство имело и имеет отличительную особенность. Развитие этой системы происходило в русле желания властей видеть в стране конкретную партийно-политическую систему, выстроенную не под демократические требования, а под себя. В 90-е годы прошлого века подобным строительством активно занимались региональные власти, а в начале 2000-х годов инициативу перехватили федеральные. В этом и состоит одна из специфических черт российского партийного строительства.

    Вместе с тем за последние несколько лет в России наконец-то были приняты законы, позволяющие цивилизованно выстраивать партийно-политическую систему. Однако законы все же больше ориентировались не на создание независимой партийной системы. Курс на укрепление властной вертикали потребовал включения в орбиту государственного влияния и института политических партий. Так что, с одной стороны, партии наконец-то получили «правила игры», но, с другой стороны, они официально практически полностью перешли под контроль государства. Процесс партийного строительства приобрел конкретные очертания, появилась правовая и юридическая база, касающаяся функционирования партийно-политического организма Что, в принципе, не удивительно. Поскольку исполнительная власть твердо взяла в свои руки процесс партийного строительства, пущенный на самотек в период правления президента Бориса Ельцина.

    Собственно, именно во взаимоотношениях власти и партий отражается вся специфика хода российских политических реформ. Как было отмечено выше, построение четкой вертикали власти, без которой немыслимо существование любой страны, особенно такой, как Россия, элементарно поставило разработчиков реформ перед необходимостью кардинального пересмотра процесса реформирования партийно-политической системы с упором на ее плавное вхождение в новую систему государственного строительства. И в этом контексте как нельзя, кстати, пришлись парламентские выборы 2007 года, давшие первые плоды новой структуры партийно-политической системы России, а также новые место и роль партий в политическом пространстве страны.

    До нынешнего момента в работе Государственной Думы принимали участие практически все основные политические партии России, то есть партии, пользующиеся реальной поддержкой населения. После выборов в парламенте произошло значительное увеличение количества депутатов от партии власти. В то же время сократилось число депутатов от оппозиции, а правые вообще лишились своего представительства. Потеря мест правыми партиями произошла впервые. Значительная часть граждан лишилась своего голоса в парламенте. Исчезла острая политическая борьба в Государственной Думе. В Думе работают лишь центристы и левые, партия власти и оппозиция. Но, в связи с подавляющим перевесом проправительственных сил над противниками исполнительной власти, оппозиция практически оказалась в изоляции.

    Тем не менее, сложившаяся политическая обстановка способствовала дальнейшим реформам избирательного законодательства, направленным на создание устойчивой партийной системы и развитие партийного института в стране. Пример работы партийных фракций в нынешней Государственной Думе четко показал, что наличие одной крупной фракции в парламенте намного продуктивнее сказывается на законотворческой деятельности, нежели подконтрольность парламента несколькими фракциями и депутатскими группами. Поэтому законодательная и исполнительная власти выработали и приняли новый проект выборов в Думу, согласно которому в выборах могут принимать участие только политические партии.

    Фактически парламентские выборы 2007 года окончательно закрепили новую роль политических партий в стране, которая начала вырисовываться еще в предыдущих составах Государственной Думы. Отсчетом нового думского порядка можно считать дату 17 апреля 2001 года, когда объединения Государственной Думы в лице фракций «Единство», «Отечество — Вся Россия», а также депутатских групп «Народный депутат» и «Регионы России», приняли решение о создании центристской коалиции. Выразилось это в появлении Координационного Совета, который должен был способствовать формированию «межфракционной коалиции, создающей устойчивое парламентское большинство»1. Помимо этого, организаторы коалиции четко дали понять ради чего она создается. Целью блока являлось «согласование позиций и солидарное голосование по принципиальным вопросам государственного строительства, стратегии экономического развития страны, конструктивное взаимодействие законодателей с Президентом Российской Федерации и органами исполнительной власти в разработке и принятии первоочередных законов, обеспечивающих осуществление социально ориентированных рыночных реформ в интересах большинства граждан России… противодействие попыткам использовать Государственную Думу в интересах отдельных политических ифинансово-промышленных группировок»2.

    Это был первый шаг на пути создания новой партийно-политической системы России. Однако даже центристская коалиция в нижней палате парламента не могла полностью удовлетворять потребностям исполнительной власти. В частности, как отмечает в Ю. Коргунюк, «был сделан очередной шаг на пути трансформации периферийной системы в псевдопартийную… Контроль Кремля над парламентским большинством еще не стал безусловным. Управлять по телефону президентская администрация могла разве что «Единством». Уже с «нардепами» надо было договариваться, используя не столько кнут, сколько пряник, причем голосовали представители НД1, как правило, вразнобой. С «Отечеством — Всей Россией» и «Регионами России» приходилось торговаться всерьез: здесь лоббировали по-крупному — в масштабах целых регионов, нередко получая у Кремля существенные политические уступки. Так осенью исполнительная власть была вынуждена пойти навстречу региональной бюрократии в вопросе о «третьем губернаторском сроке», согласившись с принятием поправки, которая хоть и запрещала главам субъектов Федерации избираться более двух сроков подряд, но устанавливала дату исчисления первого срока с октября 1999 года»2.

    Причем, в тот момент в той же Государственной Думе еще существовали политические дискуссии, а оппозиция могла активно высказываться против тех или иных законопроектов, которые пыталась продавить через парламент Администрация Президента РФ. Например, достаточно бурно проходило обсуждение Земельного кодекса3. Перед зданием Государственной Думы с самого утра протестовали представители оппозиционных организаций, а в зале пленарных заседаний дискуссия завершилась дракой между депутатами Владимиром Брынцаловым и Георгием Тихоновым.

    Тем не менее, несмотря на трудности, именно Государственная Дума РФ третьего созыва, а точнее проправительственный блок центристских фракций, стала реально влиять на ход реформ в России. Принятие Трудового и Земельного кодексов, пресловутого закона «О политических партиях», законов о формировании Федерального Собрания РФ, а также новой (отчасти старой советской) государственной символики, о монетизации льгот — все эти законы принимались именно Государственной Думой третьего созыва, в которой впервые с 1993 года левые находились в явном меньшинстве. Пожалуй, останавливаться на последствиях оперативного принятия многих из перечисленных законопроектах не стоит. Необходимо лишь отметить, что новое законодательство о политических партиях фактически поставило крест на старой партийно-политической системе России, сложившейся за 90-е годы 20 века. Причем, преобразования оказались достаточно глубокими, так как это законодательство основательно перетряхнуло всю партийную систему государства. В общем, исполнительная власть, при разработке нового законодательства, касающегося партийно-политической системы России, учла весь накопленный с 1990 года опыт.

    Фактически за период правления Владимира Путина произошло два судьбоносных для партий события. Во время первого срока президентства В. Путина политические партии кардинальным образом повлияли на ход реформ в России, зато во второй срок президентская администрация четко выстроила партийно-политическую систему под собственную внутриполитическую концепцию.

    Однако, говоря о влиянии партий на реформы в России, следует особо обратить внимание на то, что основную лепту в построение новой партийно-политической системы внесли две организации — «Единство» и КПРФ. «Единство» за 2000-2003 года вкупе с союзниками по думскому центру пусть и с некоторыми сложностями, провело через нижнюю палату парламента все необходимые исполнительной власти законопроекты. КПРФ, в свою очередь, за все 90-е годы сделала все от нее зависящее, чтобы в Государственной Думе на первые роли вышли именно представители ненавистной коммунистам исполнительной власти. Именно нерешительность и соглашательство КПРФ привели к оттоку избирателей и усилению позиций проправительственных партий и объединений в Госдуме. Более того, КПРФ начала «сдавать» позиции и в регионах, что не могло не сказаться на состоянии дел внутри партии, выразившееся в многочисленных попытках раскола, создании всяческих оппозиций лидеру КПРФ Геннадию Зюганову, потере авторитета среди рядовых партийцев, и, в конечном итоге, ослаблению партии. Кроме того, процессы, происходящие в стане КПРФ, негативно отразились и на состоянии ее союзника — Народно-патриотического союза России, где КПРФ играла важную роль.

    Тем не менее, партии отнюдь не возглавили процесс очередных российских реформ. Они, в конкретном случае центристы, явились лишь подобием кукол, которыми «управляют кукловоды»1 Поэтому их влияние на реформы распространилось лишь в той степени, в которой это было необходимо исполнительной власти. И никакой импровизации от них ждать не приходилось.

    Собственно, политические партии сыграли в реформах немаловажную роль, однако и реформы сыграли огромную роль в жизнедеятельности партийно-политической системы России. Пожалуй, на этом стоит остановиться подробней.

    Несмотря на то, что партии до сих пор не получили реальных рычагов воздействия на ситуацию в стране (допустим, формирование Правительства РФ победившей на выборах партией или коалицией партий, прошедших в нижнюю палату парламента), о состоянии дел партийно-политической системы страны можно судить именно по итогам выборов в Государственную Думу РФ. В данном случае, по итогам парламентских выборов 2 декабря 2007 года, проходившим по новой избирательной системе, то есть по той системе, которую в процессе реформ установили для себя сами политические партии.

    Из 11 партий, допущенных к участию в выборах, 7% барьер преодолели лишь четыре — «Единая Россия», КПРФ, ЛДПР и «Справедливая Россия».

    Новая Государственная Дума оказалась «птицей с двумя крыльями», причем, с явным перекосом в сторону центра. Теперь постараемся разобраться в последствиях выборов. Для анализа их итогов удобнее всего использовать критерии партийно-политической системы по вертикали: левые, центристы, правые. В конце концов, этот критерий наиболее отчетливо характеризует состояние дел в партийном хозяйстве России1.

    В целом же, выборы в Государственную Думу показали, что положение на правом фланге партийно-политической системы России просто катастрофическое. И если неудачи ДПР и «Гражданской силы» можно объяснить отсутствием популярности, то СПС и РОДП «Яблоко» просто антипопулярны в стране. Поэтому отдельные успехи правых на региональных парламентских выборах и вызывают искренний интерес, поскольку победы от демократов давным-давно никто не ожидает.

    Рейтинг «Единой России» сильно возрос после того, как Президент РФ Владимир Путин дал согласие стать первым номером федерального списка партии на думских выборах 2007 года. Особо стоит подчеркнуть, что Путин не стал членом партии, а лишь возглавил предвыборный список. Однако для полной и окончательной победы на выборах этого шага «Единой России» хватило сполна.

    Тем не менее, у партии существуют ярко выраженные проблемы, свойственные всем «партиям власти». Партия «не является самостоятельным субъектом российской политики»2. После завершения внутрипартийных дискуссий о путях развития партии, «Единая Россия», по сути, окончательно превратилась в послушное орудие исполнительной власти. Более того, лидер партии Борис Грызлов на волне эйфории от бесконечных побед «Единой России» стал делать заявления, которые никак не связаны с демократическим развитием страны и гражданского общества. Как отмечала радиостанция «Эхо Москвы», «Лидер «Единой России» и спикер Госдумы Борис Грызлов. расширил свое понимание мест, где не может быть политической дискуссии и выступлений. Если раньше, едва став председателем нижней палаты, куда он пришел из МВД, он заявлял, что Дума не является политической дискуссионной площадкой, то теперь таковой не должна быть, по его мнению, и улица»1. Справедливости ради, стоит отметить, что эти заявления нисколько не пошатнули популярность «Единой России». На парламентских выборах партия не только уверенно преодолела 7% барьер, но и получила более 60% голосов избирателей2. Но у такой популярности есть и другая сторона медали.

    «Партии власти» в России создавались четыре раза. С 1993 по 1995 года эту функцию выполнял «Выбор России», с 1996 по 1999 «Наш дом — Россия», с 2000 по 2003 «Единство», и с 2004 — «Единая Россия». Если внимательно взглянуть на эти партии, то приходится констатировать, что состав четырех «партий власти» из года в год не претерпевал каких-либо серьезных изменений. Все также в партиях состояли многочисленные чиновники, звезды эстрады, губернаторы и мэры (здесь даже можно обойтись без персонального перечисления). Во многом одни и те же люди постоянно перебегали из одной «партии власти» в другую. И случись что, «Единая Россия» также может остаться без поддержки и кадров, обеспечивающих сегодня жизнедеятельность организации.

    Что касается ЛДПР, то партия Владимира Жириновского на протяжении многих лет находится в политическом авангарде. Благодаря яркому лидеру, а также гибкой позиции, одновременно сочетающей в себе как критику, так и поддержку власти, политический «центризм» с национал-патриотической риторикой, ЛДПР прочно закрепилась на политической арене. Владимир Жириновский достаточно часто озвучивает то, что по определенным причинам не желает озвучивать исполнительная власть. Правда-матка в исполнении лидера ЛДПР не может не нравиться некоторой части граждан страны. В результате у либерал-демократов сложился свой устойчивый круг избирателей, который, отдавая свой голос ЛДПР, в основном руководствуется тремя принципами: либо отдают голос персонально за Жириновского, либо поддерживают партию из-за ее патриотических лозунгов, или же голосуют за ЛДПР «ради прикола», чтобы в Государственной Думе было веселее (скандалы, потасовки, драки и пр.).

    Но в последнее время у ЛДПР наметились определенные организационные и кадровые проблемы. В частности, от Жириновского откололись его самые, как казалось, верные сторонники. Чего только стоит уход из партии давнего соратника Жириновского Алексея Митрофанова, пожертвовавшего ЛДПР ради «Справедливой России». Не остался без внимания и уход из партии Олега Малышкина, который в 2004 году баллотировался в Президенты от «либерал-демократов». Все это говорит о том, что ЛДПР в партийно-политической системе страны также имеет достаточно зыбкие позиции, и, вполне возможно, после ухода со сцены Владимира Жириновского партия прекратит свое существование в нынешнем виде, а затем лишится солидной части избирателей.

    Таким образом, партийная система России за последние несколько лет обрела новую суть, заключающуюся в том, что после проведения политических реформ в стране возникла двухполюсная система, при которой место на политической арене находится лишь для левых и центра, а правые оказываются на обочине. Оно даже в этой ситуации левые имеют ограниченное влияние на ситуацию в связи со слабостью своего представительства в исполнительных и законодательных органах власти.

    Если же рассматривать состояние партийно-политической системы России через призму последних 10 лет, то есть политических реформ, то становится очевидно, что по сравнению с 90-ми годами прошлого века партийная система претерпела кардинальные изменения. И дело даже не в том, что с 2003 года верх взяли центристы, успех которых зиждился, прежде всего, на популярности Президента РФ Владимира Путина и солидном административном ресурсе, а в том, что оппозиция резко и быстро сдала свои политические позиции, которые раньше казались незыблемыми.

    В заключении необходимо отметить, что избирательная кампания 2006-2008 очень четко показала, в чем, на сегодняшний день, кроются проблемы российской партийно-политической системы.

    Во-первых, сопоставление данных двух региональных и одной федеральной избирательных кампаний, показывает, что в настоящее время лишь крупные политические партии имеют шансы добиваться необходимого результата на выборах. Мелкие политические структуры способны лишь отщипнуть кусочек пирога, но не более того. Их потенциал настолько низок, что они имеют возможность участия в считанном числе избирательных кампаний.

    Во-вторых, нельзя не отметить, что за последние два года избиратель снова стал активно поддерживать партии левой ориентации. Вернее, после выборов 2003 года позиции представителей левых организаций еще более упрочились. Это особенно четко видно на примере региональных выборов 2006 года.

    В-третьих, избирательные кампании вновь показали слабость правого поля российской политики. Отсутствие у демократов крепкой поддержки на местах обернулось для них настоящей катастрофой. Вдобавок идеологическая база демократов, с которой они шли на выборы, явно не соответствовала требованиям времени, а также нуждам и чаяниям избирателей. Все это в совокупности и привело к плачевным результатам на парламентских выборах 2007 года.

    В-четвертых, новое законодательство (Федеральный закон «О политически партиях»), вычеркнуло из политической жизни страны мелкие блоки и объединения, действовавшие в субъектах РФ. Подобное нововведение опять-таки сильно помогло крупным политическим партиям, поскольку в регионах у них автоматически исчезли многочисленные и одновременно конкурентоспособные политические противники.

    В-пятых, на результаты выборов в значительной степени стал влиять административный ресурс, которым активно пользуется, например, проправительственная партия «Единая Россия». Причем, местные чиновники, стремящиеся угодить всем пожеланиям центра, ради выполнения партийных задач на выборах идут на открытое попирание российского законодательства. Например, в Краснодарском крае губернатор Александр Ткачев устроил публичный разнос главам администраций, которые не сумели обеспечить «Единой России» необходимы процент на выборах1. Но главное не разнос, а требование Ткачева к главам администрации написать заявление о добровольной отставке, что, безусловно, противоречит Конституции РФ.

    И, в-шестых, сейчас партии могут действовать только в тех рамках, в которых им позволит действовать исполнительная власть. А власть зачастую видит в парламентских партиях лишь инструмент по беспрепятственному утверждению всевозможных законопроектов. Избирательные кампании 2006-2007 годов показали, что побеждают только те партии, которые находятся в дружбе с Кремлем. Все прочие оппозиционные организации остаются за бортом политической жизни. Как, например, лишились возможности участвовать в парламентских выборах «Народный Союз» (Сергей Бабурин) и «Партия мира и единства» (Сажи Умалатова). Формально у обеих партий число «бракованных» подписей избирателей, собранных в свою поддержку, превышало 5%-ую норму. Однако «в ходе судебного следствия проверявшие подписи эксперты не смогли категорично признать их недостоверными»1. То есть за «недоказанную» подтасовку подписей с выборов были сняты оппозиционные партии.

    Таким образом, проблемы формирования и функционирования современной российской партийной системы имеют, в основном, субъективный характер. Они же вытекают из тенденций развития российской политической системы. Чтобы правильно лечить эту «болезнь роста», необходима, прежде всего, политическая воля самих партий и их лидеров. Тогда партии перестанут быть «демократической декорацией» или неким «атрибутом демократии» в современном российском обществе, что так устраивает сейчас некоторых представителей политической элиты страны.

    Тем не менее, есть еще одна немаловажная проблема. Это проблема имиджа политической партии. Все-таки, как ни крути, партийной системе страны необходима полнейшая смена поколений во всех без исключения эшелонах политических партий России. Ибо, как показывают исследования, граждане хотят альтернативы нынешним политическим партиям и их лидерам. Геннадий Зюганов руководит КПРФ на протяжении 15 лет, Владимир Жириновский у руля ЛДПР 18 лет, Григорий Явлинский возглавлял «Яблоко» те же, что и Зюганов, 15 лет. Также можно перечислять многих политиков, чьи имена возникли на политическом небосклоне в начале 90-х годов прошлого века. Все это, так или иначе, влияет на популярность партий. И на сегодняшний день ничего нового лидеры перечисленных партий стране не предложат. Ведь пик их популярности пришелся на ельцинский период правления. Сейчас же страна явно нуждается в новых именах.

    На сегодняшний день партии проталкиваются к активной политической жизни страны путем законов, разработанных исполнительной властью, которые привели к кризису и неконкурентоспособности нынешнюю партийную систему Российской Федерации.

<

Комментирование закрыто.

WordPress: 22.69MB | MySQL:116 | 2,653sec