Сравнительный анализ правового обеспечения прав и свобод граждан в России и США в контексте социальной работы » Буквы.Ру Научно-популярный портал<script async custom-element="amp-auto-ads" src="https://cdn.ampproject.org/v0/amp-auto-ads-0.1.js"> </script>

Сравнительный анализ правового обеспечения прав и свобод граждан в России и США в контексте социальной работы

<

110113 0955 1 Сравнительный анализ правового обеспечения прав и свобод граждан в России и США в контексте социальной работы1 ПОНЯТИЕ, СОДЕРЖАНИЕ И ОСОБЕННОСТИ ПРАВОВОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ РЕАЛИЗАЦИИ ОСНОВНЫХ ПРАВ И СВОБОД ГРАЖДАН

1.1 Понятие и содержание правового обеспечения реализации основных прав и свобод граждан

Анализ научных публикаций по выбранной тематике работы, показал, что теоретики права других наук не дают чёткого определения понятия правового обеспечения реализации основных прав и свобод человека и гражданина, а некоторые вообще не касаются этого понятия.

Так, видный теоретик права Е.А. Лукашева, рассматривая проблему правового статуса личности в учебнике «Права человека», говорит лишь о правовом обеспечении указанного статуса, который «состоит из субъективных, в том числе и процессуальных, прав: на обращение в государственные органы с жалобами и петициями, на защиту своих прав и свобод всеми способами, не запрещёнными законом на обращение в суд, в межгосударственные органы защиты и др.» [33].

Академик B.C. Нерсесянц, размышляя о правах человека, концентрирует свое внимание на правовом регулировании отношений в области прав и свобод человека и гражданина, через «механизм действия права», т.е. через механизм «формального (правового) равенства», в рамках которого «первоначально несвободная масса людей постепенно преобразуется в свободных индивидов» [44].

Н.И. Maтузов рассуждает о структуре правового статуса личности, куда вместе с соответствующими правовыми нормами,
правосубъектностью, основными правами и обязанностями, законными
интересами [35].

А.Б. Венгеров правовое обеспечение прав и свобод сводит к
обязанности государства «перед личностью-гражданином всегда…
юридически защищать гражданина, где бы он ни находился, в какую бы беду не
попал» [16].

О.В. Шудра правовое обеспечение реализации прав и свобод человека и гражданина трактует как совокупность правовых действий по реализации
указанных прав и свобод, отраженных в Конституции, законах и иных
нормативных правовых актах. При этом правовое обеспечение связывается со
способами зашиты прав и свобод человека и гражданина.

Одновременно, исследуемое правовое обеспечение реализации прав и свобод человека, и гражданина увязывается: с правом, с механизмом его действия и регулирования, а также с самим государством; с субъективными и процессуальными правами личности; с правоотношениями статусного типа; с правовой защитой прав человека; и определенной деятельностью отраженной в Конституции, федеральных законах и иных актах.

С учетом изложенных подходов указанное правовое обеспечение можно определить как специфическую организационно-правовую деятельность определенных государственных органов, организаций, учреждений и отдельных лиц (судов всех уровней, органов государственной власти, управления, Уполномоченного по правам человека, правозащитных организаций, депутатов и др.) по защите с помощью Конституции, законов и иных актов основных прав и свобод человека и гражданина в целях создания нормальных условий для их жизнедеятельности в обществе. При этом под основными правами человека и гражданина мы понимаем права, содержащиеся в Конституции и международных правовых документах о правах человека, в частности, в Международном Билле о правах человека, Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950г.,
Европейской социальной хартии и других. Это — право любого человека и гражданина на жизнь, здоровье, личную безопасность, неприкосновенность, защиту чести и достоинства, свободу мысли и слова, выбор места жительства, права владеть и распоряжаться собственностью, заниматься предпринимательской деятельностью, покидать страну и
др. [48].

При таком подходе мы рассматриваем систему правового
обеспечения реализации основных прав и свобод человека и гражданина с
разных сторон:

— как целесообразную государственную и иную социальную деятельность, связанную с данными о различных событиях, касающихся
реализации указанных основных прав и свобод (то есть эта деятельность
осуществляется через государство);

— как совокупность субъектов и объектов защиты прав и свобод, рассмотрения дел, жалоб, заявлений и др., с помощью которых
восстанавливается торжество права и справедливость в исследуемой сфере;

— как совокупность государственно-правовых, правозащитных, познавательных, информационных и иных связей в сфере правового
обеспечения реализации основных прав и свобод и др.

Основные права и свободы человека и гражданина, как справедливо заметил С.С. Алексеев [1], выступают в этом случае как
категория «универсальные, общечеловеческие». Они должны «не только получать фактическую жизнь через институты данного государства, но и, по всем данным, иметь опору в мировом сообществе и международном праве.

В то же время государство играет, и всегда будет играть важную роль в системе реализации основных прав и свобод своих граждан. Иными словами, государство становится главнейшим компонентом системы правового обеспечения.

Очевидно, концепцией правового обеспечения реализации через государство прав и свобод предполагается наличие развитой системы законодательных актов, характеризующихся достаточной конкретностью, определенностью, исключающих саму возможность ошибочного их толкования в подзаконных актах в исследуемой сфере.

Не менее важно, чтобы и подзаконные акты, детализирующие и развивающие нормы закона, отвечали в этом случае требованиям правового, целевого, содержательного, логического соответствия этому закону [46].

Система правового обеспечения реализации прав и
свобод по своему содержанию должна в полной мере соответствовать демократическому и гуманному потенциалу самих прав и свобод, не входить в противоречие с ним. Иначе с неизбежностью следует искажение самих прав и свобод. При этом в научной литературе всегда делается упор на то, что до сих пор принцип приоритета свободы личности перед всеми другими объектами права нигде с исчерпывающей ясностью не исследовался учеными практиками.

В этом случае уместно вспомнить высказывание известного теоретика права А.Б. Венгерова о том, что «понятие личности является динамичным. В наполнении этого принципа действует принцип историзма: оно наполняется новыми характеристиками прав и свобод. Проявляется это в
таком ценном свойстве личности, которое определяется как свобода личности. Свобода личности выражает возможность каждому вести себя в отношении с другими личностями так, как это полезно, необходимо, не нарушая при этом свободы других личностей. Установление общего содержания свободы личности, ее меры, баланса с другими свободами — великая задача права» [16]. Однако, как показывает анализ, жизненная практика часто не учитывает этого вывода и в конкуренции человека и материальных ценностей отдает нередко предпочтение последним.

Важным слагаемым системы правового обеспечения реализации основных прав и свобод человека и гражданина выступает также правосознание и уровень правовой культуры как
самих лиц, так и должностных лиц, от деятельности которых во многом зависят полнота, последовательность, эффективность претворения в
жизнь заложенных в правах и свободах благ.

Концепция правового обеспечения реализации основных прав и свобод строится, также на многостороннем подходе к механизму реализации каждого вида таких прав и свобод. Известно, что в целом ряде случаев реализации конкретного права связана с правильным соотношением интересов общества и личности, затрагивает интересы государства и вопросы деятельности его органов и должностных лиц, опосредуется в отношениях собственности, формирует пути и способы распределения материальных, социальных, духовных благ и ценностей и т.д. Этим многообразием и предопределяется плюралистическая природа рассматриваемой системы правового обеспечения реализации основных прав и свобод. При этом дифференциация форм реализации указанных прав наблюдается и в рамках тех отношений, которые охватываются каждым таким правом в отдельности. Реализация, например, права каждого на
свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной, не запрещенной законом, экономической деятельности объективно предполагаем возможность использовании огромного числа различных форм, способов, процедур, стадий и т.п. такого возможного использования [33].

Система правового обеспечения реализации основных прав и свобод должна учитывать и естественные, то есть отличающиеся от преднамеренных, осознанных либо даже имеющих негативный эффект в силу ошибочности принимаемых решений и
т.п. и искусственные ограничения. Естественные ограничители как компоненты целостной системы правового обеспечения реализации основных прав и свобод человека и гражданина — это объективно обусловленные экономическими возможностями, социальной средой, политической обстановкой, обстоятельства, создающие рамки возможного реального претворения в жизнь заключенного в каждом из основных прав и свобод потенциала. К таким естественным ограничителем мы относим:

во-первых, конкретный уровень экономического, социального, политического, культурного развития общества и, соответственно с этим, те реальные экономические, социальные, политические, духовно-культурные и прочие возможности для последовательного и полного удовлетворения тех притязаний людей, которые непосредственно вытекают из всей системы прав и свобод в целом и из каждого основного права и свободы в отдельности;

во-вторых, те объективные социальные рамки, которые с необходимостью складываются в процессе взаимодействия людей, при том, что осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц;

в-третьих, приоритет общепризнанных принципов и норм международного права, а также правил международных договоров над внутригосударственными нормами и правилами в случаи их разногласий;

«Государство и право занимают центральное положение в механизме функционирования института прав и свобод граждан, — справедливо отмечает Н.И. Матузов — рост роли этого взаимодействия ведет к тому, что национальные правовые системы строятся с учетом требований внешней среды и международного права. В этом видится важный фактор интернационализации и сближения правовых систем государств» [33].

в-четвертых, суверенитет государственной власти, проявляющийся в таких свойствах этой власти как верховенство внутри границ государства и независимость от какой — либо иной власти вне их. Государственная организация общества предполагает установление определенной связи между государственной властью, с одной стороны, и территориально разделенным населением страны, с другой. Суверенитет демократического правового государства, проявляющийся прежде всего и верховенстве его власти внутри страны, это не господство власти над населением, над людьми, а система отношений между ними, в силу которой и возможно верховенство государственной власти. Такое верховенство также вводит систему правового обеспечения реализации прав и свобод человека и гражданина в определенные объективные рамки.

Концепция правового обеспечения реализации государством основных прав и свобод должна исходить в качестве одного из основополагающих положений из представлениях о том, что основные права и свободы человека в принципе не могут быть ограничены государством [43].

Вместе с тем: выработаны и продолжают развиваться общепризнанные международно-правовые стандарты основных прав человека, ориентированные на уже достигнутый большинством стран и народов уровень цивилизованности и демократизма; общепризнанные принципы и нормы международного права, относящиеся к правам человека и основным
свободам, обладают свойством непосредственности действия в отношении всех лиц, находящихся под юрисдикцией государства. Они даже действуют в отношении этих лиц, будучи незакреплёнными конституционно; права и свободы человека и гражданина свою подробную конституционную, законодательную и подзаконную регламентацию. Не случайно Всемирная Конвенции по правам человека и Вене в свое время выступила с настоятельным призывом к государствам включить в международные стандарты, содержаться в международных договорах по правам человека, во внутреннее законодательство [48].

Поэтому при решении вопроса о наличии или отсутствии ограничении или нарушении прав и свобод человека и гражданина рассматриваемая концепция правового обеспечения реализации государством основных прав и свобод должна исходить из двух критериев: общепризнанные принципы и нормы международного права по правам человека; конституционные принципы и нормы по этим правам, конкретизированные в законодательстве и подзаконных актах.

Как официальный представитель общества и компонент рассматриваемой системы правового обеспечения государство обязуется в заключенных им международно-правовых актах и в своей Конституции реализовывать основные права и свободы и оно не вправе отказываться от выполнения своих обязательств в этой сфере, по каким-либо, пусть даже весьма уважительным, причинам. Это обстоятельство во многих случаях создает проблемы, так как реализация прав и свобод человека и гражданина требует не только создания определенных условий — правовых, социальных, организационных и др., но и больших материально-финансовых затрат.

Каждое основное право и каждая основная свобода человека и гражданина представляют собой систему правовых отношений, генетически обусловленных, опосредованных отношениями экономическими, социальными, политическими, духовно-идеологическими по поводу и в связи с соответствующими экономическими, социальными, личными, политическими и др. благами и ценностями. Объем права, объем соответствующих ему отношений имеет, свои естественные пределы в принципе, но и вполне определенные пределы в конкретной ситуации. Разумеется, эти приделы динамичны. Они могут расширяться, но могут и сужаться до полного исчезновения» [39].

Рассматриваемое направление правового обеспечения реализации основных прав и свобод исходит из того, что не государство само по себе, исключительно и самостоятельно определяет, за исключением лишь политических прав и свобод, бытие, глубину и реальные сферы воплощения основных прав и свобод, а общество, его структуры — экономическая, социальная, политическая (в ней — прежде всего и главным образом государство и его законодательство). Вот почему и реальное сужение, порой весьма значительное сферы реализации того или иного права — происходит отнюдь не по умыслу или вине государства, а по причинам, от него непосредственно не зависящих. Ограничение некоторых прав и свобод, происходящих подобным образом, неправомерно в том смысле, что юридически провозглашенные и гарантированные, они в силу, например, тяжелых, кризисных, катастрофических условий, сложившихся в экономике и негативно отражающихся в сферах социально — личностных, политических и др., либо вовсе не реализуются, либо реализуются непоследовательно и неполно. Иными словами, эти права и свободы приобретают формальный характер, поскольку лишены весьма существенно и даже полностью, реального содержания.

Государство представляет собою важнейшую и незаменимую структуру общества
(правовое государство — структуру демократического гражданского общества). Оно агент и официальный представитель общества, обладая, высокой степенью своей относительной самостоятельности, деятельности, широким кругом юридически определенных правомочий. Именно в таком своем качественном состоянии оно выполняет функцию по возможному ограничению прав и свобод человека и гражданина. Ограничения эти носят сугубо правовой характер и могут быть осуществлены лишь на основе федерального закона и в его пределах [48].

Государственный запрет, возведенный в правовую норму какой — либо общественной деятельности – это вывод этой деятельности за пределы правового поля, что означает придание указанных действий в рамках запрета неконституционными и противозаконными.

Каждый человек имеет обязанность перед обществом, в котором только и возможно свободное развитие его личности. Закрепляя это положение Всеобщая декларация прав человека предусматривает возможность ограничения осуществления прав человека в интересах общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе.

Право выражено в таком демократическом принципе, как принцип равных выборов, в силу чего государство обязано гарантировать равенство избирательных прав граждан. Но правовые положения о равенстве избирательных прав граждан и гарантии такого равенства не безусловны само по себе, поскольку по необходимости должны быть взаимосявзаны прежде всего, с принципами федерализма и равноправия субъектов федерации. Возникающие в связи с этим противоречия должны быть оценены с позиций того, что не приводят ли правовые и иные законодательные меры по устранению неизбежных коллизий к ограничению и искажению самого права [42].

Существеннейшее правовое свойство — невозможность ограничения — не может не отразиться на тех нормах текущего законодательства, которые основываются, либо конкретизируют и развивают данные права и свободы. Свое проявление указанное свойство находит и в соответствующих правоотношениях. Принципиально ни при каких условиях не может быть ограничена реализация ряда принципов правового статуса личности. Всякое нарушение указанного запрета на нарушение реализации указанных принципов наносит непоправимый ущерб всей системе правового обеспечения реализации прав и свобод человека и гражданина, приводит к сущностно-содержательному искажению самих прав и свобод.

Основным компонентом концепции правового обеспечения реализации основных прав и свобод человека и гражданина одновременно конституционного статуса государства, относящимся к обеспечению основных прав и свобод, является также определение конституцией
законодательной деятельности государства рамок возможных ограничений прав и свобод.

Правомерность действий государства, его органов и должностных лиц по ограничению осуществления основных прав и свобод человека и гражданина обуславливается и таким фактором, как конкретные условия правового обеспечения реализации укачанных прав и свобод. Это обстоятельство служит подтверждением тому, что сам смысл ограничения, в том числе и правомерного, сводится к ограничению реализации этих прав и свобод, а ограничение их реализации предполагает изменение именно условий. Государство путем законодательного изменения условий осуществления определенных прав может существенно изменить и даже прекратить действие некоторых из них [10].

Определяя свою позицию, связанную с правовым обеспечением реализации основных прав и свобод человека и гражданина, государство в законодательстве, нормы которого регламентируют условия, и порядок такой реализации, должно сугубо нейтрально устанавливать возможности ограничения осуществления прав и свобод.

В целом концепция правового обеспечения реализации основных прав и свобод человека и гражданина исходит из того, что юридический статус государства, реализуемый в правомерных ограничениях основных прав и свобод, включает в себя как правомочия, так и ответственность данного государства за эффективную реализацию указанных основных прав и свобод.

Возможность каждого заинтересованного лица обжаловать в суде ограничения осуществления прав и свобод, независимо от того, правомерными или неправомерными они по своей сути являются, относится к одному из основных проявлений юридического статуса государства по обеспечению осуществления данных прав и
свобод.

 

1.2 Особенности правового обеспечения реализации основных прав и свобод граждан

 

Современные научные сообщества, рассматривая различные аспекты прав и свобод человека, касаются различных особенностей правового обеспечения реализации основных прав и свобод человека и гражданина в современном обществе.

Так, Е.А. Лукашева, исследуя правовой статус человека и гражданина, рассуждает о таких особенностях правового обеспечения, как взаимосвязь государства и индивида, правоспособность человека и гражданина, его законные интересы, юридическая ответственность. При этом сами права человека рассматриваются как «субъективные права, выражающие не потенциальные, а реальные возможности индивида, закрепленные в конституциях и законах». И здесь же характеризуются правоотношения в рассматриваемой сфере [33].

А.Б. Венгеров рассматривает особенности правового обеспечения в принципах характеризующих основные права и свободы человека. При этом он призывает рассматривать права и свободы как «динамичную, развивающуюся систему», как высшую ценность; требует не допускать использование этих прав и свобод в ущерб другим лицам. «Предел их использования — свобода личности другого. Главное равноправие личности, сочетание прав, обязанностей и ответственности» [16].

Известно, что всякое право реализуется в правовых взаимоотношениях субъектов. Реализация правоотношений, связанных с правами и свободами человека и гражданина, имеет ту
особенность, по которой непременным и незаменимым субъектом этих отношении является именно индивидуум, физическое лицо — человек и гражданин.

Любое основное право или свобода человека — это его субъективное право на определенное социальное благо. Но основное право или свобода в их объективном смысле — это признанная, обеспеченная и гарантированная возможность, предоставленная человеку и гражданину реализовать те реальные социальные блага и ценности, которые нуждаются в определенных правовых механизмах и процедурах. Естественно, что в реализации права или свободы участвует самая заинтересованная в этом праве или свободе сторона, каковой является личность (человек и гражданин). Но эта личность с необходимостью вступает в правоотношения в процессе реализации прав и свобод с другими личностями, организациями, органами государственной власти, должностными лицами. Установление таких правоотношений при реализации прав и свобод — неизбежная необходимость и потребность. Без возникновения и разрешения подобных правоотношений сама реализация правоотношений по поводу прав и свобод человека и гражданина не возможна [43].

С учетом этого
рассмотрим исходные особенности правового обеспечения реализации основных прав и свобод человека и гражданина.

Смысл правового обеспечения состоит в том, что согласно действующему законодательству права и свободы человека и гражданина являются действующими.

Из этого следует, что права и свободы обладают некой особенностью самодостаточности и в силу непосредственности своего действия в реализации посредством вступления правообладателя с другими субъектами правоотношения не нуждаются? Такое истолкование вышеупомянутого положения является не совсем точным. Следует отметить, что права и свободы человека и гражданина, особенностью самореализации и самозащиты не обладают.

Нельзя, однако, не признать, что прямое действие конституционных норм, содержащих, основные права и свободы, относится на практике скорее к исключению, чем к правилу, о чем, кстати, свидетельствует и сама практика правового обеспечения реализации основных прав и свобод.

Каждое из основных прав и свобод человека и гражданина представляет собою такой правовой феномен, который как бы вмещает в себя и позволяет реализовываться большому объему социальных, экономических, политических, духовных благ и ценностей, которые сформированы и уже реально существуют. В принципе эти блага и ценности для человека и гражданина, которым они предназначены, нуждаются лишь в таком правовом закреплении, каковыми являются основные права и свободы. Это обстоятельство и позволяет, в необходимых случаях, реализовывать основные права и свободы без опосредующих правовых, прежде всего законодательных актов, т.e. использовать их как конституционные нормы прямого действия [39].

Необходимо отметить, что и непосредственность действия и прямое действие основных прав и свобод отнюдь не означают их самореализации. Во всех случаях, даже в условиях их прямого действия, основные права и свободы человека и гражданина проходят стадию реализации, в системе правоотношений, одним из субъектов которых выступает непременно человек (гражданин). Вот этот то процесс реализации, хотя и допускает возможность прямого действия конституционных норм, но, как правило, требует той законодательно-правовой конкретизации соответствующих норм, которая только и позволяет в полной мере реализовать права и свободы.

Вторая особенность (положение), нуждающаяся в истолковании, говорит о том, что каждый, т.е. человек и гражданин, вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

В то же время, государственная защита прав человека и гражданина не исключает и самостоятельных активных действий каждого по их защите всеми способами, не запрещенными законом. Такой подход расширяет возможности человека и гражданина, которые могут проявлять инициативу, расширять способы отстаивания своих прав. Такими способами защиты могут быть обращения в средства массовой информации, использование различного рода общественных объединений (партий, профсоюзов), обращения к трудовому коллективу, собраниям граждан с целью привлечь внимание к нарушению своих (а подчас и не только своих) прав и свобод. Апелляция к общественному мнению является в этом случае важнейшим средством, дополняющим государственные гарантии зашиты прав человека [47].

Следующая особенность правового обеспечения реализации основных прав и свобод человека и гражданина состоит в том, что оно есть система правоотношений, одним из
субъектов которых выступает непременно личность (человек и гражданин), а другим может быть государство, его органы власти и должностные лица, другие физические лица, их группы и общественные объединения и др. Но ведущими в этих правоотношениях выступают человек, с одной стороны, и государство, с другой. Это обусловлено тем, что гражданин и государство связаны взаимными правами, ответственностью и обязанностями, что личность в ее взаимоотношениях с государством выступает не как объект государственной деятельности, а как равноправный субъект, который может защищать свои права всеми не запрещенными законом способами и спорить с государством в лице любых его органов.

В этом контексте любая реализация основных прав и
свобод человека и гражданина, в том числе и в форме их зашиты, предполагают, с одной стороны, активную роль личности в такой реализации (личность — ее субъект, а не объект), а с другой стороны, участие государства в такой защите, в том числе и при самозащите, где роль личности особенно велика и значима [46].

Следующая важнейшая особенность, непосредственно относящаяся к проблеме правового обеспечения реализации основных прав и свобод, — это неотчуждаемость основных прав и свобод человека, которые принадлежат каждому от рождения.

Правовое качество неотчуждаемости в этом случае проистекает из того, что:

  • во-первых, основные права и свободы человека провозглашаются и гарантируются международным Сообществом в документах универсального характера, являющихся обязательными для исполнения всеми государственными членами международного Сообщества;
  • во-вторых, неотчуждаемые основные права и свободы человека лежат в основе всего массива прав и свобод (каждый гражданин, обладающий правами и свободами, принадлежащими ему именно как гражданину, прежде всего, является человеком со всеми свойственными человеку основными правами и свободами).

    Следующая особенность правового обеспечения реализации основных прав и свобод человека и гражданина заключается в том, что права и свободы определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления. В этом заключен наиважнейший канал и действенная форма правового обеспечения реализации основных прав и свобод. Система государственно-правовой регуляции тем самым органично включает в себя механизмы самозащиты. Нарушение или ослабление действия системы прав и свобод — это нарушение и ослабление самой государственно-правовой регуляции [43].

    Определяя в правовом государстве смысл, содержание и применение законов, а также деятельность законодательных, исполнительных органов власти, местного самоуправления, основные права и свободы уже реализуют себя тем, что все эти органы государственной власти и управления обязаны неукоснительно следовать
    смыслу и содержанию основных прав и свобод, полно и эффективно воплощать их в своей деятельности.

    Основные права — это сущностное проявление правового государства, которое находит свое выражение в осуществляемой этим государством правового обеспечения реализации основных прав и свобод человека и гражданина.

    Одобрение и признание государством основных прав и свобод, гарантированность их, в том числе и путем обеспечения каждому судебной защиты этих прав и свобод, защита государством прав и свобод, а также соблюдение им основных прав и свобод все эти важнейшие обязательства государства и каждое из них в отдельности обладает важнейшим правовым смыслом и значением, необходимыми для реального существования и действия всего комплекса основных прав и свобод человека и гражданина, или основ правового статуса личности [42].

    Одобряя и признавая международно-правовые стандарты прав человека и основных свобод, ставших также статьями, государство легализирует себя в качестве демократического правового государства и создаст необходимую предпосылку для последовательной и полной их реализации, выполняя тем самым свое важнейшее международно-правовое обязательство в качестве члена современного демократического мирового Сообщества.

    Правовое обеспечение реализации прав и свобод неотделимо от обязанности органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц соблюдать Конституцию страны, законы и иные акты. Оно не отделима и от неукоснительного следования в процессе осуществления прав и свобод таких принципов, как всеобщее равенство перед законом и судом, равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям и других обстоятельств [26].

    И последняя особенность исследуемого правового обеспечения сводится к тому, что существует определенная зависимость, которая определяет реализацию конституционного права в полном объеме с обеспечением эффективного восстановления в правах посредством правосудия от конституционной же гарантии этого права, а последнего — от конкретных законодательно установленных гарантий, выраженных прежде всего в нормах процессуальною законодательства. Нарушения в различных их проявлениях, допущенные законодателем непосредственно отражаются на полноте и качестве конституционной гарантии основных прав и свобод и, следовательно, приводят к их
    нарушениям.

    Негативные личностные, социальные, политические, экономические и иные последствия, связанные с нарушением прав и свобод, органами государственной власти и должностными лицами связанны также с тем, что:

  • во-первых, эти нарушения прав и свобод исходят от государственной власти, что деформирует и искажает демократическую сущность этой власти;
  • во-вторых, нарушение прав и свобод человека и гражданина объективно направлены на разрушение демократических ценностных основ всей правовой системы, если учитывать, что ядро и главные устои правовой системы гражданского общества и правового государства составляют именно основные права и свободы человека и гражданина;
  • в-третьих, законодательная форма нарушений прав и свобод непосредственно связана с действием принципа, согласно которому органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать не только Конституцию, но и законы.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    2 ХАРАКТЕРИСТИКА РАЗВИТИЯ ПРАВ И СВОБОД ГРАЖДАН В РОССИИ И США

     

    2.1 Исторический аспект возникновения и развития прав и свобод    

     

    Историческое развитие начал прав и свобод в человеческих отношениях представляет собой прогресс равенства людей в качестве формально (юридически) свободных личностей. Через механизм права – формального (правового) равенства – первоначально несвободная масса людей постепенно преобразуется в свободных индивидов. Можно сказать, что степень и характер развитости прав человека определяются уровнем развития права в соответствующем обществе.

    Древнегреческие воззрения о правах человека сформировались в общем русле мифологических представлений о том, что полис (город-государство) и его законы имеют божественное происхождение и опираются на божественную справедливость. Право вообще и права отдельных людей – членов полиса восходят, согласно подобным представлениям, не к силе, а к божественному порядку справедливости.

    Поиски объективной нормы справедливости и права для полиса и его граждан были продолжены пифагорейцами (VI-V вв. до н.э.). Они сформулировали весьма важное для последующих представлений о естественных правах человека положение о том, что «справедливое состоит в воздаянии другому равным» [3]. Это определение представляло собой философскую абстракцию и интерпретацию древнего принципа талиона (око за око, зуб за зуб).

    В концепции Эпикура справедливость – представляет собой естественное право с изменяющимся содержанием. Эпикуровская договорная трактовка государства и права подразумевает равенство, свободу и независимость людей – членов договорного общения и по существу является исторически первой философско-правовой концепцией либерализма и правового индивидуализма. Свобода человека – это, согласно Эпикуру, его ответственность за разумный выбор своего образа жизни.

    Естественно-правовые идеи древнегреческих мыслителей о свободе и равенстве всех людей получили дальнейшее развитие в Древнем Риме.

    Так, положения греческих стоиков о мировом естественном законе были использованы римскими стоиками. Из их естественно-правовых позиций следует, что рабство не имеет оправдания, поскольку оно противоречит общему закону и мировому согражданству людей.

    Существенный вклад в развитие юридических представлений о правах человека внесли римские юристы. Большое значение имели разработанные ими положения о субъекте права, о правовых статусах людей, о свободе людей по естественному праву, о делении права на частное и публичное, о справедливом и несправедливом праве и т.д.

    Опираясь на источники действующего права, римские юристы в своей трактовке прав индивидов использовали сложившиеся правовые нормы в духе их соответствия требованиям справедливости и в случае коллизий изменяли старую норму с учетом новых представлений о справедливости и справедливом праве. Такая деятельность римских юристов обеспечивала взаимосвязь различных источников права и содействовала сочетанию стабильности и гибкости в развитии и обновлении юридической конструкции прав индивида как основного субъекта права [39].

    Таким образом, римская юриспруденция, распространяя на государство (как объект своего изучения наряду с позитивным правом) единое понятие права, трактовала взаимосвязи государства и личности как правоотношения.

    Античные идеи свободы и равенства людей были восприняты и развиты светскими и религиозными мыслителями средневековья.

    «Ряд средневековых мыслителей (Марсилий Падуанский, Генри Брэктон, и д.р.) защищали идею свободы, равенства всех перед законом. Характерна в этом отношении антикрепостническая позиция известного французского юриста 13 в. Бомануара, утверждавшего, что «каждый человек свободен», и стремившегося к конкретизации данной идеи в своих юридических построениях.

    Новое звучание и смысл античные идеи естественно-правового равенства и свободы всех людей получили в христианстве.

    Зародившись в эпоху рабовладения, христианство выступило как религия свободы и сыграло значительную роль в процессе становления универсальных понятий прав человека. Согласно христианству, все люди равны как «дети Божии». Это всеобщее равенство сочетается в христианстве с всеобщей свободой. «Закон Христов есть закон совершенный, закон свободы, ибо дан не рабам, но детям Божиим, которые побуждаются исполнять его не рабским страхом, но живущею в них любовью Христовой».

    Новозаветные идеи получили углубленную разработку и развитие в политико-правовых учениях ряда христианских мыслителей (Августина, Фомы Аквинского и д.р.).

    В духе античных естественно-правовых идей Фома Аквинский утверждал что, цель государства – это «общее благо» его членов, обеспечение условий для их достойной жизни. При этом он противопоставлял политическую монархию тирании и обосновывал право народа на свержение тиранического строя.

    Возникшая в древности идея всеобщего равенства людей не прекратила своего существования в средние века, она продолжала развиваться с различных позиций, в разных формах и направлениях, в творчестве светских и религиозных авторов.

    Средневековые идеи получили дальнейшее развитие в трудах мыслителей Нового времени. Юридическое мировоззрение нового восходящего строя утверждало новые представления о свободе человека посредством господства режима права и в частных, и в публично-политических отношениях.

    Новая рационалистическая теория прав человека была разработана в трудах Г. Гроция [18], Б. Спинозы [56], Д. Локка [32], Ш. Монтескье, Т. Джефферсона, И. Канта и других мыслителей. Своей критикой феодального строя и обоснованием новых концепций о правах и свободах личности, о необходимости господства права в отношениях между индивидом и государством эта теория внесла большой вклад в формирование нового юридического мировоззрения, в идеологическую подготовку буржуазных революций и юридическое закрепление их результатов.

    Важным элементом этого процесса стала концепция общественного договора как источника происхождения и правовой основы деятельности государства. Разрабатывая договорную концепцию государства, Г. Гроций писал: «Государство есть совершенный союз свободных людей, заключенный ради соблюдения права и общей пользы» [18]. С таким пониманием государства, содержавшим идею правовой государственности, связано (у Гроция и ряда последующих мыслителей) и положение о естественном человеческом праве оказывать сопротивление насилию властей, нарушающих условия общественного договора.

    Развивая естественно-правовые воззрения и договорную концепцию государства, Б. Спиноза отмечал, что «цель государства в действительности есть свобода» Он подчеркивал, что «естественное право каждого в гражданском состоянии не прекращается», поскольку и в естественном, и в гражданском состоянии человек действует по законам своей природы, побуждается страхом или надеждой. Полное лишение людей их естественных прав привело бы к тирании [56].

    Последовательная либеральная доктрина неотчуждаемых естественных прав и свобод человека на основе идей господства права, правовой организации государственной жизни, разделения властей и верховенства закона была разработана Д. Локком.

    Большим достоинством локковского учения о правах человека является анализ необходимой внутренней связи между свободой и законом. «Несмотря на всевозможные лжетолкования, — писал Локк, — целью закона является не уничтожение и не ограничение, а сохранение и расширение свободы. Там, где нет законов, там нет и свободы» [32].

    Общественный договор – это, по Локку, постоянно действующий фактор политической жизни, договорные отношения народа с политической властью – непрерывный процесс, протекающий в соответствии с принципом согласия индивидов и народа в целом с действием властей [32].

    Права и свободы человека и гражданина, провозглашенные во французской Декларации 1789г., приобрели общемировое звучание и стали императивами обновления и гуманизации общественных и государственных порядков [46].

    Эта декларация, испытавшая влияние предшествующего опыта в области прав и свобод человека (в частности, англосаксонских традиций в составлении и принятии Биллей о правах 1689г., Декларации независимости США 1776г., Конституции США 1787г. и т.д.), в дальнейшем сама оказала огромное влияние на процесс борьбы против «старого режима» во всем мире, за повсеместное признание и защиту прав человека, и гражданина. Все последующее развитие теории и практики в области прав человека и гражданина, правовой государственности, господства права так или иначе испытывало и продолжает испытывать на себе позитивное влияние этого исторического документа.

    Большое непосредственное воздействие идеи Декларации прав человека и гражданина 1789г. оказали на взгляды передовых мыслителей тех стран (Германии, России, других стран Восточной Европы), которым еще предстояли прогрессивные буржуазные преобразования.

    Под заметным влиянием передовой европейской политико-правовой мысли и революционных преобразований в XVIII веке в США и во Франции естественно-правовые идеи о равенстве всех людей, о неотчуждаемых правах и свободах человека постепенно получили распространение в царской России [46].

    Одним из первых защитников таких идей в России был А.Н. Радищев. Эти идеи он использовал для критики российского самодержавия и крепостничества. С естественно-правовых позиций он развивал представления о свободе и равенстве всех людей в естественном состоянии, о договорном происхождении государства, о неотчуждаемых правах человека на свою жизнь, собственность, равный суд, свободу мысли и слова, о суверенитете народа и его праве свергнуть несправедливый строй [50].

    Свобода личности была основной и главной проблемой всего творчества Н.А. Бердяева. Себя он называл «сыном свободы» и говорил: «Я основывал свое дело на свободе».Данную тему, а вместе с ней и вопросы прав и свобод личности Бердяев освещал с позиций разработанной им оригинальной философской концепции христианского персонализма [6].

    Любое государство, если оно не имеет тоталитарных претензий, должно лишь признать свободу человеческой личности, которая изначально принадлежит человеку как духовному существу, а не дана ему какой-то внешней властью. «Эта основная истина о свободе, — отмечает Бердяев, — находила свое отражение в учении о естественном праве, о правах человека, не зависящих от государства, о свободе не только как о свободе в обществе, но и свободе от общества, безграничного в своих притязаниях. Бенжамен Констан видел в этом отличие понимания свободы в христианский период истории от понимания ее в античном греко-римском мире».

    Из вышесказанного следуют следующие выводы, права человека формировались из многократно воспроизводимых актов деятельности людей, повторяющихся связей и устойчивых форм отношений. В процессе человеческой деятельности, включающей множество индивидов со своими потребностями, целями, неизбежно столкновение и противоборство их интересов. Каждый человек имеет притязания на определенный объем благ и условий жизни (материальных и духовных), получению которых должны содействовать общество и государство.

    Объем этих благ и условий исторически всегда определялся положением индивида в классовой структуре общества, в системе материального производства. Эти блага условно могут быть названы правами человека. Такая условность определяется резкой поляризацией общества на различных этапах его развития (рабовладение, феодализм), своеобразием цивилизаций (европейская, азиатская и д.р.), которые не давали возможности правам человека обрести признак универсальности на основе принципов свободы и формального равенства, получить современное звучание.

    Само зарождение идеи прав и свобод человека в VI — V веках до н.э. в древних полисах (Афинах, Риме), появление принципа гражданства были крупным шагом на пути движения к прогрессу и свободе. Неравномерность распределения прав человека между различными классовыми и сословными структурами, а то и полное их лишение (если говорить о рабах) было неизбежным для тех этапов общественного развития. Каждая новая его ступень добавляла другие качества правам человека, распространяла их на более широкий круг субъектов. И происходило это в борьбе классов и сословий за свои права, за свободу, ее расширение и обогащение [3].

    Процесс исторического творчества человека в значительной мере зависит от объема его прав и свобод, определяющего его социальные возможности и блага, обеспечивающие характер жизнедеятельности, систему связей, взаимодействий, отношений людей в обществе. И каждая ступень развития общества была шагом на пути обретения и расширения свободы. История показывает, что необходимы постоянные усилия для поддержания и защиты прав и свобод человека. Каждое поколение отвечает за вечный вызов истории, связанный с отстаиванием такой великой ценности, как свобода и права человека [46].

    По мере развития общества естественно-правовые качества человека приобретают характер масштаба свобод, меры справедливости и равенства для всех людей. Возникают правовая нормативность, общая урегулированность отношений, и право становится социальной ценностью как всеобщая форма и способ нормальной жизни общества. В праве раскрываются и используются новые ценностные качества мощного средства, воздействующего на общественные отношения, оно выступает самым надежным и эффективным посредником между человеком и государственными структурами. И государство может считаться демократическим и жизнеспособным в той степени, в какой оно сумело учесть естественно-правовые начала в своей правотворческой и правоприменительной деятельности.

    В развернутом виде права человека получили отражение во Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН (1948г.). Важную роль с точки зрения реальности, гарантий осуществления прав и свобод человека играют Международный пакт о гражданских и политических правах и Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (1966г.).

    В настоящее время права человека получили широкое отражение в конституциях и законодательных актах большинства государств, являющихся членами Организации Объединенных Наций. Стремление нашей страны решительно и в полном объеме учитывать в законодательстве и соблюдать на практике права человека выражено в принятии Декларации прав человека и гражданина (1991г.) и Конституции Российской Федерации (1993г.) [51].

     

     

    2.2
    Современный этап развития прав и свобод в Конституции России

     

     

    На современном этапе развития Россия переживает переходный период во всех сферах общественной жизни, формируется гражданское общество, основанное на свободе народа, и новая роль государства, основанная на признании прав и свобод человека как главенствующего приоритета. Едва ли не самым динамичным в этих процессах является развитие права как важного условия для проведения глубоких реформ в экономике и политической системе и в то же время одной из гарантий против возврата страны к прошлому.

    Экономические, социальные и культурные права и свободы имеют важнейшее значение для жизни человека. Конституция РФ дает новые трактовки многих прав и свобод, входящих в эту группу, отражая проводимые в стране реформы, прежде всего экономические. В своей совокупности эта группа прав обеспечивает свободу человека в экономической, социальной и культурной сферах и дает ему возможность защитить свои жизненные потребности. В вопросах жизнеобеспечения большинство людей не могут положиться только на свои силы. Сохраняя свободу, они в то же время зависят от других людей, интересы которых часто совсем иные. Поэтому в интересах общества возникает необходимость защиты жизненных прав человека от экономического произвола и социальной несправедливости, а также — дать ему силы для духовного развития и проявления своих способностей.

    По своему юридическому содержанию данные права не одинаковы. Некоторые (например, право частной собственности), по существу, являются бесспорными правами прямого действия, другие (право на отдых или на социальное обеспечение) представляют собой субъективные права, конкретное содержание которых вытекает из действующего отраслевого законодательства, третьи (право на труд, право на жилище и др.) порождают для государства только общую обязанность проводить политику содействия в их реализации.

    Право на экономическую деятельность
    предусматривает свободное использование человеком своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (ст. 34 Конституции РФ). В сочетании с правом частной собственности такая свобода предпринимательства выступает как правовая база рыночной экономики, исключающая монополию государства на организацию хозяйственной жизни. Эта свобода рассматривается как одна из основ конституционного строя (ст. 8 Конституции) [28].

    Под предпринимательской деятельностью понимаются «самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке» (ст. 2 ГК РФ).

    В то же время это право подлежит определенным ограничениям. Государство запрещает определенные виды экономической деятельности (производство оружия, изготовление орденов и др.) или обусловливает такую деятельность специальными разрешениями (лицензиями). Государство регулирует экспорт и импорт, что накладывает на многие предприятия определенные ограничения. Наконец, государственные органы вправе требовать от предпринимателя финансовой отчетности, не затрагивая при этом коммерческую тайну. Эти и ряд других ограничений необходимы в интересах всей национальной экономики, но должны опираться на законодательную базу.

    Конституция РФ специально выделяет еще одну форму экономической деятельности, подлежащую запрету, — ту, которая направлена на монополизацию и недобросовестную конкуренцию [29].

    Конкретные вопросы, связанные с реализацией права на экономическую деятельность, регулируются большим числом законодательных актов, и прежде всего Гражданским кодексом Российской Федерации.

    Право частной собственности принадлежит каждому человеку и является одним из краеугольных камней свободы личности, а также — одной из основ конституционного строя, как это установлено ст.8 и 9 Конституции РФ [28].

    Таким образом, признание права частной собственности нельзя считать чем-то незыблемым, это право требует детальной регламентации, его содержание постоянно развивается. Причина этого в его теснейшей связи с экономическими и социальными процессами развития общества. Однако при всем этом право частной собственности сохраняет свое системообразующее значение и охраняется государством.

    Закрепление права частной собственности в Конституции РФ крайне важно не только для утверждения новой концепции прав и свобод человека, но и как правовая база перехода к рыночной экономике, к свободному гражданскому обществу. В соответствии с Конституцией РФ каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами (ст.35). Это право находится под охраной федерального закона, и никакие другие нормативные акты, включая законы субъектов Федерации, не могут менять его статус [28].

    Содержание права частной собственности весьма широкое. Собственник вправе совершать в отношении своего имущества любые действия, включая создание частных предприятий, фермерских хозяйств и другую экономическую деятельность. Собственник делает это свободно, без разрешения государственных органов.

    Охрана права частной собственности осуществляется уголовным, гражданским, административным и иным законодательством.

    Право частной собственности, таким образом, является комплексным институтом, регулируемым многими отраслями российского права.

    Конституция РФ устанавливает две важные юридические гарантии права частной собственности. Во-первых, никто не может быть лишен своего имущества иначе, как по решению суда. Только решение суда или приговор, предусматривающий конфискацию имущества, могут быть основанием для принудительного прекращения права частной собственности. Кроме того, любые такие действия могут быть обжалованы в суде в соответствии со ст.46 Конституции РФ [28].

    Во-вторых, принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения.

    Трудовые права и свободы в различных комбинациях закреплены в большинстве конституции мира, важны для лиц наемного труда, которые составляют основную часть работающего населения. Трудовые права и свободы защищают человека от произвола работодателей, дают возможность отстаивать свое достоинство и интересы.

    Эта группа прав и свобод (ст.37 Конституции РФ) включает:

  • свободу труда;
  • право на труд и на защиту от безработицы;
  • право на забастовку;
  • право на отдых [28];

    Свобода труда связана с запретом принудительного труда. Запрет принудительного труда, предусмотренный ст.8 Международного пакта о гражданских и политических правах. Таким трудом считается не только откровенно рабский труд, что в наше время встречается крайне редко, но и любые формы принуждения человека работать на недобровольно принятых условиях или под угрозой какого-либо наказания [48].

    Наемный работник вправе требовать соблюдения определенных Конституцией условий, а именно: чтобы условия труда отвечали требованиям безопасности и гигиены, а вознаграждение за труд выплачивалось без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда. Следовательно, если безопасность и гигиена не обеспечены и здоровью работника на производстве причинен вред, то работодатель несет за это материальную, а в определенных случаях и уголовную ответственность.

    Право на защиту от безработицы предполагает обязанность государства проводить экономическую политику, способствующую, по возможности, полной занятости, а также бесплатно помогать гражданам, не имеющим работы, в трудоустройстве. Кодекс законов о труде защищает работника от необоснованных увольнений. При отсутствии работы и возможности ее получить гражданам выплачивается пособие по безработице в размере 45-75% среднего заработка, но не ниже минимального размера оплаты труда, предоставляется возможность бесплатного обучения новой профессии или участия в оплачиваемых общественных работах [34].

    Право на забастовку увязывается с правом на индивидуальные и коллективные трудовые споры с использованием установленных федеральным законом способов их разрешения. Забастовка — это остановка работы работниками для оказания давления на работодателя с целью удовлетворения их экономических требований. Забастовка не свидетельствует о желании работников разорвать трудовой договор. А потому неправомерный запрет забастовки рассматривается как форма принудительного труда.

    Право на отдых имеет каждый человек, но для тех, кто работает по трудовому договору (т.е. лиц наемного труда), Конституция гарантирует установление федеральным законом продолжительности рабочего времени, выходных и праздничных дней, оплачиваемого ежегодного отпуска ( ежегодный отпуск предоставляется всем работникам с сохранением места работы ( должности ) и средней заработной платы продолжительностью не менее 24 рабочих дней ).

    Защита государством материнства и детства, семьи как конституционный принцип была впервые закреплена в 1977 году. Подтверждение государственной политики в данной области в новом Основном Законе Российской Федерации соответствует международно-правовым актам ООН по правам человека и свидетельствует о том значении, которое придается в современном обществе семье, женщине-матери, детям.

    Законодательство обеспечивает особую охрану трудовых прав женщин и создание им благоприятных условий труда, отвечающих их физиологическим особенностям. Это включает:

  • повышение гарантии в связи с материнством при приеме на работу и увольнении. Так, запрещено отказывать женщинам в приеме на работу и снижать им заработную плату по мотивам, связанным с беременностью и наличием детей. Беременным, женщинам имеющим ребенка до 3 лет, а одиноким матерям — ребенка до 14 лет (ребенка инвалида — до 16 лет), причины отказа должны быть сообщены в письменной форме. Отказ может быть обжалован в суде;
  • специальные правила по охране труда и здоровья женщин: запрещение их труда (выделяя особо женщин детородного возраста) на тяжелых работах и работах с вредными или опасными условиями труда; установление предельно допустимых нагрузок при подъеме и перемещении тяжестей вручную; ограничение труда в ночное время и др.

    Трудовые льготы и гарантии, предоставляемые женщине в связи с материнством, распространены на отцов, воспитывающих детей без матери, а также на опекунов (попечителей) несовершеннолетних.

    Государство всемерно содействует укреплению семьи, устраняя дискриминацию при вступлении в брак, утверждая равенство прав мужчины и женщины, основывающих семью. Этому способствует Кодекс о браке и семье, Жилищный кодекс и другие нормативные акты.

    Забота о детях, их воспитание объявлены Конституцией «равным правом и обязанностью родителей» (ч.2 ст.38). Следовательно, родители не в праве перекладывать на государство функцию заботы о детях и их воспитании, эта функция является их обязанностью [28].

    <

    Наконец, Конституция закрепляет обязанность трудоспособных детей, достигших 18 лет, заботиться о нетрудоспособных родителях. Это предполагает, что дети обязаны поддерживать родителей, а при необходимости и содержать их. При отказе в помощи необходимые средства (алименты) могу быть взысканы по суду, а при злостном уклонении от уплаты алиментов наступает уголовная ответственность.

    Право на социальное обеспечение.
    Согласно Конституции, каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом. Каждый из этих случаев (социальных рисков) характеризуется утратой заработка или его недостаточностью для жизнеобеспечения человека и нетрудоспособных членов его семьи. Закон устанавливает наступление пенсионного возраста для мужчин с 60 лет, а для женщин с 55 лет, связывая размер пенсии со стажем работы (однако в связи с особыми условиями труда и по ряду других оснований пенсии назначаются с более раннего возраста). Подробно регламентируются основания для получения пенсий по инвалидности, под которой понимается потеря трудоспособности на длительный срок или постоянно, а также в связи с потерей кормильца (вследствие его смерти или безвестного отсутствия). Как бы в развитие положений Конституции об охране материнства и детства предусматриваются основания социального обеспечения для воспитания детей (пособия в связи с рождением ребенка, уходом за малолетним ребенком и др.). Все эти формы социального обеспечения строятся на закреплении субъективных прав граждан на получение пенсий и пособий при наличии соответствующих оснований.

    В настоящее время в России действуют также: Закон РФ о пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, и их семей от 12 февраля 1993г., Закон о пенсионном обеспечении родителей погибших военнослужащих, проходивших военную службу по призыву, от 21 мая 1993г. и др. [21].

    Пенсионное законодательство весьма детализировано. Его основным актом является Закон РСФСР о государственных пенсиях (с последующими изменениями и дополнениями). Он устанавливает два основных вида пенсий: трудовые (связанные с наличием определенного стажа работы) и социальные (назначаемые престарелым и нетрудоспособным при отсутствии права на трудовую пенсию). Социальные пособия устанавливаются несколькими законами. Так, Закон от 19 апреля 1991г. с дополнениями от 15 июля 1992г. о занятости населения в Российской Федерации ввел пособия по безработице. Указ Президента РФ о совершенствовании системы государственных социальных пособий и компенсационных выплат семьям, имеющим детей, и повышении их размеров от 10 декабря 1993г. установил ежемесячное пособие на каждого ребенка до 16 лет (на учащихся общеобразовательных учреждений — до окончания обучения). Несколькими актами регламентируются выплаты пособий по временной нетрудоспособности (болезни), а также ряд других пособий (Законом РФ о ритуальном пособии от 12 марта 1992г. установлено единовременное пособие на погребение). Эти выплаты производятся соответственно из средств федеральных учреждений: Пенсионного фонда Российской Федерации, Фонда социального страхования, Фонда медицинского страхования, Фонда занятости. Однако дополнительные пенсии и пособия, т.е. сверх федерального уровня, могут вводиться законодательными органами субъектов Федерации из собственных средств. Согласно ст.1 Закона о государственных пенсиях в РСФСР (1990г.) местные органы государственной власти, предприятия, учреждения (в том числе общественные) вправе издавать акты о пенсионном обеспечении. Дополнительные по сравнению с установленными законодательством социальные льготы могут закрепляться также в коллективных договорах с учетом экономических возможностей предприятия согласно ст.13 Закона о коллективных договорах и соглашениях (1992г.).

    В ст.39 говориться лишь о денежной форме социального обеспечения — о государственных пенсиях и социальных пособиях. Однако в необходимых случаях денежные выплаты могут заменяться либо дополняться натуральными формами социального обеспечения — содержанием в домах интернатах для престарелых и инвалидов, в детских домах, интернатах для детей, лишенных попечения родителей, социальным обслуживанием на дому и др. [28].

    В ст.39 Конституции РФ есть очень важный и новый по характеру пункт: о поощрении добровольного социального страхования, создания дополнительных форм социального обеспечения и благотворительности. Тем самым государство оказывает поддержку негосударственным формам материального обеспечения людей, т.е. созданию частных пенсионных фондов, личному страхованию. Указ Президента о негосударственных пенсионных фондах от 16 сентября 1992г. №1077 создает правовую основу для развития этого направления социального обеспечения. Развитию благотворительности и созданию благотворительных фондов служит Федеральный закон «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях», подписанный Президентом РФ 11 августа 1995г.

    Закрепление в Конституции гарантий социального обеспечения является устойчивой традицией Российского государства и соответствует положениям международно-правовых актов: Всеобщей декларации прав человека (ст.22 и 25); Международного пакта об экономических и культурных правах (ст.9, ч.1-3 ст.10); Конвенции о правах ребенка (ч.1 ст.26) [48].

    Право на жилье.
    Право граждан на жилище может быть сведено к трем юридическим возможностям, хотя норма ст.40 Конституции конкретно не содержит такой юридической формулы: стабильное, устойчивое, постоянное пользование жилым помещением во всех разновидностях жилищного фонда; улучшение жилищных условий в домах всех разновидностей жилищного фонда; обеспечение здоровой среды обитания, жилой среды, достойной цивилизованного человека (последнее вытекает из норм международного права).

    Часть 3 ст.40 отражает новую роль государства и органов местного самоуправления на рынке жилья, которая сведена к содействию, поощрению жилищного строительства, любых форм собственности, юридическому регулированию отношений, связанных с удовлетворением жилищных потребностей общества, определению состава жилищного фонда социального использования для социально незащищенных слоев населения и других лиц [48].

    Никто не может быть произвольно лишен жилища ни органами власти; ни судебно-прокурорскими органами; ни хозяйствующими субъектами; ни должностными лицами и работниками предприятий, учреждений и организаций; ни арендатором или нанимателем; ни собственником жилого дома или квартиры; ни членом Жилищно-строительного (жилищного) кооператива и совместно с ним проживающими лицами; ни иными гражданами.

    Нарушение права на жилище может быть обжаловано в суде (по ст.46).

    Право на охрану здоровья и медицинскую помощь.
    Охрана здоровья — комплексный институт, который включает подготовку медицинских кадров, многочисленные социальные, организационные, экономические, научно-медицинские, санитарно-эпидемиологические и профилактические меры, которые обязано проводить государство в интересах своих граждан. Право на охрану здоровья как раз означает совокупность этих обязанностей, выполняя которые государственные органы при содействии общественных организаций создают национальную систему здравоохранения. Налогоплательщики вправе требовать, чтобы эта система была эффективной.

    Государство гарантирует гражданам защиту от любых форм дискриминации, обусловленной наличием у них каких-либо заболеваний. Лица, виновные в нарушении этого положения, несут ответственность в соответствии со ст.17 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, принятых 22 июля 1993г [28].

    Право на медицинскую помощь. Это субъективное право человека на лечение в поликлиниках, больницах и специальных медицинских учреждениях. Медицинская помощь включает профилактическую, реабилитационную, протезно-ортопедическую и зубопротезную помощь, а также меры социального характера по уходу за больными, нетрудоспособными и инвалидами, включая выплату пособий по временной нетрудоспособности.

    Права отдельных групп населения гарантируются государством особо. В Основах законодательства об охране здоровья граждан (принятыми 22 июля 1993г.) гарантии в области охраны здоровья установлены: семье (ст.22); беременным женщинам и матерям (ст.23); несовершеннолетним (ст.24); военнослужащим, гражданам, подлежащим призыву на военную службу и поступающим на военную службу по контракту (ст.25); гражданам пожилого возраста (ст26); инвалидам (ст.27); гражданам при чрезвычайных ситуациях и в экологически неблагополучных районах (ст.28) и др. [28].

    Право на благоприятную окружающую среду. Право граждан на благоприятные условия жизни предполагает реальные возможности проживания в здоровой, отвечающей международным и государственным стандартам окружающей природной среде, участвовать в подготовке, обсуждении и принятии экологических решений, осуществлять контроль за их реализацией, получать надлежащую экологическую информацию, право на возмещение ущерба.

    Право граждан на благоприятную среду обитания обеспечивается планированием и нормированием качества окружающей среды, мерами по предотвращению экологически вредной деятельности и оздоровлению окружающей среды, предупреждению и ликвидации последствий аварий, катастроф, стихийных бедствий, социальным и государственным страхованием граждан, образованием государственных и общественных, резервных и иных фондов помощи, организацией медицинского обслуживания населения, государственным контролем за состоянием окружающей среды и соблюдением природоохранного законодательства.

    Нормативы предельно допустимых вредных воздействий, как и методы их определения, утверждаются специально уполномоченными на то государственными органами РФ, санитарно-эпидемиологического надзора и совершенствуются по мере развития науки и техники.

    За экологические правонарушения, т.е. за виновные противоправные деяния, должностные лица и граждане несут дисциплинарную, административную, гражданско-правовую либо уголовную ответственность, а предприятия, учреждения, организации — административную и гражданско-правовую ответственность [34].

    Право на образование.
    Важнейший фактор экономического, социального и духовного прогресса общества, необходимая предпосылка развития каждого человека, его культуры и благополучия — образование.

    В ч.1 ст.43 признается право каждого человека на образование в соответствии со Всеобщей декларацией прав человека (ст.13). Под образованием понимается целенаправленный процесс обучения и воспитания в интересах личности, общества, государства, сопровождающийся констатацией достижения обучающимися определенных государством образовательных уровней [28].

    В ч.2 ст.43 гарантируется общедоступность и бесплатность дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования в государственных или муниципальных образовательных учреждениях и на предприятиях. Гражданам России на ее территории гарантируется возможность получения образования независимо от расы, национальности, языка, пола, возраста, состояния здоровья, социального, имущественного и должностного положения, социального происхождения, места жительства, отношения к религии, убеждений, партийной принадлежности, наличия судимости [28].

    Общедоступность и бесплатность дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования обеспечивается государством путем создания системы образования и соответствующих социально-экономических условий для получения образования [36].

    В соответствии с ч.3 ст.43 Конституции государство гарантирует получение на конкурсной основе бесплатного профессионального образования в государственных, муниципальных образовательных учреждениях в пределах государственных образовательных стандартов, если образование данного уровня гражданин получает впервые (ст.5 Закона об образовании).

    Согласно ч.4 ст.43 основное общее образование и, следовательно, государственная аттестация по его завершении являются обязательными. Конституционная обязанность по обеспечению получения детьми основного общего образования возлагается на родителей или лиц, их заменяющих [28].

    Свобода творчества.
    Следуя общепризнанным принципам и нормам международного права, ст.44 Конституции РФ относится к числу важнейших прав и свобод граждан России право на свободу во всех сферах творческой деятельности. Это означает, что государство принимает на себя обязанность обеспечить своим гражданам эффективные средства юридической защиты этих прав и свобод [28].

    Для защиты авторских, издательских, иных прав на интеллектуальную собственность принят пакет специальных законов об охране объектов интеллектуальной собственности. К основным из них следует отнести законы РФ от 23 сентября 1992г.: Патентный закон (охватывающий отношения, связанные с созданием, охраной и использованием изобретений, полезных моделей и промышленных образцов), Закон о товарных знаках, знаках обслуживания и наименовании мест происхождения товаров, Закон о правовой охране топологий интегральных микросхем, Закон о правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных и Закон об авторском праве и смежных правах (1993г.).

    Для обозначения исключительных прав на все виды объектов, попадающих под действие перечисленных законов, в Конституции используется общий термин — «интеллектуальная собственность».

    Авторское право на результаты своего труда признается автором пожизненно и за его наследниками в течение 50 лет после смерти автора. Патент действует 20 лет.

    Право на участие в культурной жизни.
    Согласно ч.2 ст.44 Конституции право каждого на участие в культурной жизни в значительной мере обеспечивается доступностью учреждений культуры. Как указывается в Основах законодательства Российской Федерации о культуре, каждый человек имеет право на приобщение к культурным ценностям, на доступ к государственным библиотечным, музейным, архивным фондам, иным собраниям во всех областях культурной деятельности.

    Доступ к культурным ценностям неразрывно связан с бесплатным пользованием библиотечными фондами, доступными ценами на билеты в театры, концертные залы, музеи.

    В законодательстве предусмотрена обязанность организаций, действующих в сфере культуры, устанавливать льготы для детей дошкольного возраста, учащихся, инвалидов, военнослужащих срочной службы (ст.12, 48, 52 Основ законодательства о культуре).

    Если в ч.1 и 2 ст.44 Конституции говориться о правах, то в ч.3 речь идет об обязанности каждого гражданина заботиться о сохранении исторического и культурного наследия, беречь памятники истории и культуры [28].

    Все права и свободы взаимосвязаны и составляют единый правовой статус человека и гражданина. В то же время защищенность этих прав по своей юридической силе не может быть такой же, так как в обществе с рыночной экономикой механизм распределения благ находиться не только в руках государства. Отсюда вытекает, что прямое действие этих прав объективно оказывается весьма относительным, ибо ни один суд не примет гражданский иск о реализации такого права только на основе его конституционного закрепления. Причина, достаточно ясна: отсутствует конкретный ответчик, так как данное право не порождает ни для каких лиц каких — либо прямых обязанностей.

    Такой подход проявился при принятии в ООН Международных пактов о правах человека. Если положения Пакта о гражданских правах подлежат применению немедленно и без оговорок, то Пакт об экономических, социальных и культурных правах обязывает государства «принять в максимальных пределах имеющихся ресурсов меры к тому, чтобы обеспечить постепенное полное осуществление признаваемых в Пакте прав» (ч.1 ст.2). Следовательно, реализации прав ставиться в зависимость от материальных возможностей государства и к тому же обеспечивается постепенно [48].

    В своем развитии многие нормы права достигли действительно большого прогресса при формировании истинно демократического государства. Это не значит, что конституционный строй России «списан» с западных моделей, но, безусловно, он учитывает все лучшее, что накопила за столетия демократическая мысль.

     

    2.3 Развитие прав и свобод в США

     

    Именно Соединенным Штатам принадлежит первенство в создании писаной Конституции, которая была принята в 1787г. А «Билль о правах» — первые десять поправок к Конституции США, регламентирующие основные права и свободы граждан, заложил юридическую основу для практической реализации американской концепции гражданских прав и свобод.

    Конституция США отличается логичностью и ясностью построения, лаконизмом, без излишней детализацией. Она состоит из 7 статей, разделенных на части (разделы).

    Первые три статьи устанавливают формы власти: Законодательной (Конгресс, состоящий из Сената и Палаты Представителей), Исполнительной (Президент) и Судебной (Верховный Суд).

    Статья 4 определяет отношения между штатами, а также между штатами и федеральным правительством.

    Статья 6 близка к ней по смыслу, поскольку характеризует природу и роль Конституции как « высшего закона страны».

    Статья 5 предусматривает порядок дополнения и внесения изменений в Конституцию, а Статья 7 – порядок вступления Конституции в силу после ее ратификации 9 штатами, т.е. ¾ от 12 штатов (без отказавшегося участвовать в Конвенте Род-Айленда) [23]. В 1791г. Конституцию дополнил «Билль о правах» (1-10 поправки), который гарантирует демократические права и свободы человека [22].

    Анализ содержания Конституции позволяет выделить следующие принципы, определяющие политический строй и систему государственной власти США:

  • Верховенство власти народа и закона;
  • Гарантии прав и свобод человека;
  • Разделение властей, система сдержек и противовесов;
  • Федерализм;
  • Возможность изменения и дополнения Конституции – внесение поправок.

    Большой вклад в становление и развитие американской концепции гражданских прав и свобод внесла французская Декларация прав человека и гражданина 1789г., которая, по мнению многих авторов, справедливо считается философско-правовым источником «Билля о правах» США. Дело в том, что Томас Джефферсон — главный создатель «Билля о правах» — был вдохновлен идеями, которые господствовали в революционной Франции того времени.

    Если внимательно изучить историю Америки, можно отметить, что основополагающие черты американской концепции прав и свобод граждан сформировались уже в колониальный период. Передовые для того времени идеи североамериканских колоний строились на таких известных постулатах, как теория народного суверенитета, естественное право, учения об общественном договоре и др.

    Американская концепция прав и свобод была построена на теории естественного права, которая основана на принципе обладания человеком в его естественном состоянии (т. е. вне общества или политической общности, государства) некими правами, коими он наделен самим фактом своего существования. Сторонниками естественно-правовой концепции прав и свобод личности были такие выдающиеся американские мыслители, как Дж.  Адамс, Б. Франклин, А. Гамильтон, Т. Джефферсон, и она нашла свое отражение в ряде важнейших конституционных документов, принятых в североамериканских колониях и позже — в рамках Соединенных Штатов, оформившихся как государство [46].

    Так, эта теория была отражена в Декларации прав штата Вирджиния, принятой 12 июня 1776г. и явившейся весьма прогрессивным документом для своего времени. В первой же статье этой Декларации четко провозглашается естественная природа прав человека: «Все люди по природе являются в равной степени свободными и независимыми и обладают определенными врожденными правами, коих они — при вступлении в общественное состояние — не могут лишить себя или своих потомков каким-либо соглашением, а именно правом на жизнь и свободу со средствами приобретения и владения собственностью, правом на стремление к счастью и безопасности и их приобретение».

    Вышеозначенный документ послужил началом конституционного закрепления американских прав и свобод в новом государстве Американского континента. Следом за ним 4 июля 1776г. была принята Декларация независимости США, которая провозгласила образование нового государства, а также закрепила некоторые права и свободы, исходя из их естественного происхождения: «Мы полагаем самоочевидными те истины, что все Люди созданы равными, что они наделены их Творцом определенными неотчуждаемыми Правами, что к ним относятся жизнь, свобода и стремление к счастью, что для обеспечения этих Прав среди людей учреждаются государства, черпающие свои разумные полномочия в согласии управляемых» [46].

    Принятая в 1787г. Конституция США открыла новую веху в развитии американских прав и свобод. По мнению некоторых авторов, к моменту своего принятия Конституция США якобы не содержала никаких положений, касающихся прав и свобод человека, что «вполне отвечало ее компромиссному духу и общему желанию всех консервативных сил не допустить углубления радикальных общественных преобразований в стране»13. Однако с этим утверждением нельзя согласиться. Из анализа Конституции США можно сделать вывод, что она содержит ряд конкретных запретов против нарушения прав и свобод граждан. Например, говоря о законодательной ветви власти, статья I запрещает приостановление действия привилегии приказа habeas corpus, а также принятия биллей об опале и законов, имеющих обратную силу. Статья III о судебной ветви власти предусматривает, что все уголовные дела рассматриваются судом присяжных, а также устанавливает необходимость наличия строгих правил доказательств при осуждении за государственную измену. Статья IV гарантирует, что «гражданам каждого штата предоставляются все привилегии и льготы граждан других штатов», а статья VI запрещает применение проверки религиозности в качестве условий для занятия государственных постов и должностей [23].


    Концепция прав человека, лежащая в основе конституционного регулирования США, исходит из идеи о естественных и неотчуждаемых правах. Политические права гражданина были включены в конституцию впоследствии, а о социально-экономических и культурных правах в конституционных текстах вообще не говорится (за исключением поправки V о гарантиях частной собственности). Эти права не считаются фундаментальными и не обеспечиваются судебной защитой путем исков — защищаются лишь производные от них права, например, право на оплату труда, а не само право на труд. Эти пробелы конституционного регулирования заполняются отдельными законами. Речь идет, например, о нескольких законах о гражданских правах, принятых в 50-60-е годы, о судебных прецедентах (особенно о решениях Верховного суда США), конституциях штатов (многие из них содержат хартии гражданских прав), о законах штатов. Некоторые из этих законов содержат новые конституционные положения, например право на информацию, на здоровую окружающую среду [60].

    Первым конституционным документом, в котором говорилось о правах личности в США, была упомянутая выше Декларация независимости 1776г., в которой заявлялось о неотъемлемых правах человека — о праве на жизнь, свободу и стремление к счастью. Здесь впервые было сформулировано и коллективное право народа на восстание против угнетения (имелось в виду колониальное угнетение со стороны короны Великобритании).

    Конституция 1787г. (с поправками) закрепляет личные свободы не столько в общей, сколько в конкретизированной форме. Кроме чрезвычайных ситуаций она запрещает приостанавливать действие правила хабеас корпус, предписывает рассматривать все дела о преступлениях с участием присяжных заседателей, запрещает принимать законы об опале (наказании без судебного разбирательства) и законы, имеющие обратную силу. Конституция запрещает лишать гражданских прав членов семей тех лиц, которые осуждены за государственную измену, исключает проверку религиозных убеждений в качестве условия для занятия какой-либо государственной должности [23].

    Билль о правах тоже исходит из концепции естественных прав. Поэтому его формулировки носят запретительный характер, так как запрещают ограничивать права и свободы, которые резюмируются. Это относится и к политическим правам. Билль устанавливает, что конгресс не должен издавать законы, ограничивающие свободу слова, печати, собраний (мирных и без оружия), право народа носить и хранить оружие, право обращаться к правительству с петициями. Согласно Биллю о правах, обеспечивается свобода совести, охрана личности, бумаг (документов, переписки и др.), имущества, предусматривается суд присяжных не только по уголовным делам, но и по определенной категории гражданских дел, право обвиняемого на защиту, право отказываться от дачи показаний против самого себя. Не допускается двойное наказание за одно и то же преступление, запрещается требовать большой залог по судебным делам, налагать чрезмерные штрафы, применять жестокие и необычные наказания [22].

    Кроме Билля о правах в дальнейшем было принято около 10 поправок, которые касаются прав и свобод человека.

    Американский ученый Норман Дорсен утверждает, что на практике гражданские свободы обычно представляют требование прав, которые гражданин может утвердить в борьбе против государства. И далее он перечисляет эти права: свобода слова, свобода печати, свобода собраний и свобода объединений, право на участие в выборах, религиозная свобода, право на законное судебное разбирательство, а также право на равенство, поскольку оно позволяет людям участвовать в делах общества независимо от расы, религии, пола и других характерных особенностей человека, не связанных с его личными способностями.

    Гражданские права, регламентируемые Первой Поправкой «Билля о правах» США, гласит: Конгресс не должен издавать законов, устанавливающих какую-либо религию или запрещающих ее свободное вероисповедание либо ограничивающих свободу слова или печати или право народа мирно собираться и обращаться к Правительству с петициями об удовлетворении жалоб [22].

    Свобода вероисповедания. Провозглашая, что Конгресс не должен издавать законы, способствующие установлению в США официальной государственной религии, поправка устанавливает принцип отделения церкви от государства и право исповедовать любую религию. Решая дела, в которых затронуты вопросы взаимоотношений церкви и государства, Верховный суд сформулировал принцип, согласно которому государственные институты должны соблюдать нейтралитет в своих взаимоотношениях с церковью: это выражено в неконституционности практически общеобязательных молитв для учеников государственных школ, включения в школьные программы изучения Библии, организации проповедей для учеников в стенах государственной школы в учебное время, исключения из программы изучения теории Дарвина о происхождении человека и др. [63].

    Свобода слова и свобода печати
    в американской доктрине рассматриваются как неразрывные, вытекающие одна из другой и взаимодействующие друг с другом. В одном из своих решений Верховный суд дал определение понятия «свобода» применительно к Первой Поправке: «Слово «свобода»: охватывает не только право человека быть свободным от физического ограничения, но и право быть свободным в использовании всех своих способностей». В другом своем решении Верховный суд постановил, что «ядром свободы слова является не просто свобода, а «биномная свобода» — право на свободу слова предоставляет индивиду свободу молчать, равно как и свободу выражать свое мнение».

    Но, как показывает теория и практика, свобода не бывает абсолютной. В ряде своих решений Верховный суд сформулировал критерии, определяющие допустимые пределы, за которыми выражение политических взглядов, критика правительства перестают охраняться Первой Поправкой и могут караться. Так, например, в 1919г. была сформулирована доктрина «явной и наличной опасности» (clear and present danger), где ее авторы имели в виду, что в чрезвычайных условиях может иметь место судебное ограничение выражения мнений. Причем оно обосновано лишь тогда, когда оно требуется «для защиты государства от гибели или серьезного ущерба — политического, экономического и морального». В том же 1919г. была выработана доктрина «вредной направленности высказываний», которая устраняет необходимость для суда устанавливать наличие непосредственной причинной связи между выражением мнения и реальной возможностью немедленного наступления опасных последствий; она допускает привлечение к уголовной ответственности даже в тех случаях, когда излагаемые гражданином публично политические взгляды всего лишь самым общим образом абстрактно направлены на «подрыв государственного строя или оказание сопротивления правительственному курсу» [61].

    Концепция свободы печати в Америке была основана на трактатах английских журналистов-вигов Томаса Гордона и Джона Тренчарда, смысл которых сводился к провозглашению принципа социальной ценности свободы печати. В них провозглашалась идея о том, что печать должна быть свободна не только от предварительной цензуры, но и от преследования за пасквиль и диффамацию после публикации. Передовые американцы высоко оценили труды англичан. Датой рождения традиций свободы печати в Америке считается 1734г., а именно — процесс Джона Питера Зенгера, который, будучи издателем «New York Weekly Journal», смело опубликовал статьи, содержавшие нападки, оскорбившие сэра Уильяма Косби — королевского губернатора колонии, не пользовавшегося популярностью. Процесс над Питером Зенгером нередко трактуется как переломный момент в борьбе за свободу печати против судей и общего права.

    На сегодняшний день в США существует мощная система СМИ (975 программ телевидения, более 11 тыс. периодических изданий), причем ни государственных, ни партийных телекомпаний и периодических изданий в США не существует. Поэтому обеспечение свободы средств массовой информации является наиважнейшим аспектом их деятельности [31].

    Свобода ассоциаций. Первая Поправка формально не содержит права на объединение, ничего не говорит о свободе ассоциаций, о политических партиях. В 1952 г. Верховный суд обосновывает свободу ассоциаций, давая толкование Первой Поправки: «Хотя положение о свободе ассоциаций прямо не сформулировано в поправке, она на протяжении долгого времени считается подразумеваемой положениями о свободе слова, собраний и петиций». Политическая теория и судебная практика США, используя интерпретацию в целях обоснования права ассоциаций и раскрытия его природы и содержания, идут по следующим основным направлениям. Прежде всего предпринимаются попытки установления генетических прав ассоциаций, с одной стороны, и свободы слова и печати, с другой. Подчеркивая тот факт, что свобода ассоциаций как концепция окончательно сложилась в американской политической теории и судебной практике из серии судебных дел 50—60-х гг. «Не подлежит никакому сомнению, — говорится в одном из решений Верховного суда по делу, касающемуся права образования и деятельности общественно-политических организаций, — что свобода вовлечения в ассоциации с целью дальнейшего развития и совершенствования и разделяемых идей является неразделимой составной частью, аспектом гражданских прав и свобод, обеспеченных требованиями непременного соблюдения положений и установлений Поправок к Конституции, охватывающей собой свободу слова» [62].

    Право на жизнь. Юридически это означает, что человек может быть лишен жизни только по приговору суда с обязательным участием присяжных заседателей. Однако во многих штатах смертная казнь запрещена, но в некоторых, например в Калифорнии и Техасе, такая мера наказания применяется.

    Важнейшие права личности — свобода и личная неприкосновенность, физическая и психическая. Личная неприкосновенность означает, что временное лишение человека свободы (арест и полицейское задержание) может быть осуществлено только на определенный срок и с обязательным соблюдением установленных законом процедур. Арест возможен при возбуждении уголовного дела с санкции судьи [22].

    Среди личных прав конституции называют достоинство личности.
    Запрещаются пытки, жестокое и негуманное обращение, унижающее человека, медицинские и иные эксперименты без согласия лица. В судебном порядке достоинство личности охраняется с помощью особого иска о защите достоинства (например, при оскорблении в печати), возбуждения уголовного дела по обвинению в клевете, диффамации. Гражданский иск в случае признания судом его обоснованности влечет обязанность публикации опровержения, извинения и выплаты истцу определенной суммы в качестве компенсации морального ущерба.

    Неприкосновенность жилища как право личности означает, что вход в жилище посторонних возможен только с разрешения хозяина (термин «жилище» толкуется в законодательстве широко: сюда могут относиться и номера в гостинице). Без такого разрешения вход в жилище, например для обыска, выемки каких-либо предметов, документов, возможен лишь на основании постановления судьи. Для обыска и выемки необходимо присутствие двух понятых — беспристрастных свидетелей, которые должны удостоверить происходящее и подписаться под протоколом, фиксирующим действия и их результат.

    Конституционным правом личности является тайна переписки, телефонных и телеграфных сообщений, сообщений по факсу, электронной почте и т.д. Ознакомление с личной корреспонденцией опять-таки возможно с разрешения судьи (имеется в виду переписка лиц, подозреваемых в совершении преступления). Такой же порядок установлен для прослушивания телефонных переговоров, но в обоих случаях судье должны быть представлены доказательства необходимости таких мер. Незаконное прослушивание телефонных переговоров своих политических противников избирательным штабом президента Никсона (о чем он знал) привело в 1974г. впервые в истории США к отставке президента (под угрозой импичмента, т.е. отрешения от должности парламентом путем особой процедуры, и последующего уголовного процесса).

    Свобода передвижения по территории страны и выбор места жительства — неотъемлемое право человека. Оно может быть ограничено на основании закона для иностранцев. Ограничения в целях обеспечения военной тайны могут быть введены и для отдельных категорий граждан, а также в зонах экологических бедствий, массовых заболеваний, в условиях чрезвычайного положения [22].

    Лицо вправе в любое время эмигрировать, а гражданин — возвратиться в свою страну. Однако существуют ограничения на выезд из страны: если лицо призвано на военную или альтернативную службу, является обвиняемым, осужденным, знает государственную тайну, сообщило о себе ложные сведения при оформлении документов на эмиграцию.

    Нормы, регулирующие гражданские права и свободы, находятся в постоянном движении, и основную роль здесь играют решения и толкования Верховного суда США. Это обусловлено тем, что принятые почти триста лет назад конституционно-правовые нормы перестали отвечать запросам динамично развивающегося общества, и поэтому они дополняются законодательным путем и, прежде всего, путем судебных толкований.

    Наиболее важные нормы, регламентирующие гражданские права и свободы, содержатся в Первой Поправке к Конституции США, регламентирующей свободу религии, слова, печати, собраний. Она выступает как правовая, вернее, конституционная, основа процесса формирования и функционирования всех негосударственных органов и организаций, как исходная юридическая база для разработки и издания различных нормативно-правовых актов, регламентирующих внутреннюю жизнь и деятельность данных институтов. Будучи важной формой защиты гражданских прав и свобод, Первая Поправка отражает принципы естественного права и свободного правительства, которые сыграли огромную роль в формировании концепции американских гражданских прав и свобод [22].

    В целом же Декларация независимости, Конституция США и поправки к ней не содержат того перечня прав и свобод, который соответствовал бы международным стандартам — Всеобщей декларации прав человека, принятой ООН в 1948г., Международным пактам о правах человека, вступившим в силу в 1966г. США официально поддерживает позицию, согласно которой экономические, социальные и культурные права, рассматриваемые в международных стандартах, являются пожеланиями, а не обязанностью. Эти недостатки хотя и не полностью, но восполняются конституциями отдельных штатов, федеральными законами, судебными прецедентами.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    3 РЕАЛИЗАЦИЯ ПРАВ И СВОБОД ГРАЖДАН В СФЕРЕ СОЦИАЛЬНОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ РОССИИ И США

     

    3.1 Социальное обеспечение прав граждан в России в контексте социальной работы

     

    Право на социальное обеспечение, как и другие социальные права, занимает особое место в системе основных конституционных прав человека. Конституция Российской Федерации признает право каждого гражданина на социальное обеспечение и одновременно возлагает на государство обязанность создавать все необходимые условия для беспрепятственного осуществления этого права; перечисляет условия, наступление которых является основанием для социального обеспечения. Это и определенные периоды в жизни человека, связанные с возрастом, и состояние здоровья либо трудоспособности (болезнь, инвалидность), и выполнение либо невозможность дальнейшего выполнения семейных обязанностей (воспитание детей, потеря кормильца). Данный перечень не является исчерпывающим, поскольку социальное обеспечение может предоставляться и в иных случаях, установленных законом.

    Конституция Российской Федерации (ст. 39) устанавливает два массовых вида социального обеспечения. Во-первых, пенсии, порядок предоставления которых регулируется пенсионным законодательством. Пенсии назначаются тем, кто уже отработал определенное время, либо вправе не работать по состоянию здоровья или при наличии определенных заслуг перед государством, либо в силу несовершеннолетия не в состоянии работать (пенсии по старости, за выслугу лет, инвалидности, по случаю потери кормильца) [28].

    Во-вторых, социальные пособия, В зависимости от оснований обеспечения и социального назначения выделяются три группы таких пособий:

  1. по временной нетрудоспособности (по болезни, по уходу за больным членом семьи» при карантине и т.д.);
  2. по безработице;
  3. пособия семьям, имеющих детей.

    Кроме того, социальное обеспечение предполагает не только денежные выплаты, по и натуральные формы социального обеспечения (помещения в детские дома, интернаты, дома для престарелых и др.) [60].

    Право каждого на социальное обеспечение, включая социальное страхование, закреплено и в Международном Пакте об экономических, социальных и культурных правах (1966г.). В пакте признается, что самая широкая охрана и помощь должны предоставляться семье, пока на ее ответственности лежит забота о несамостоятельных детях и их воспитании; матерям в течение разумного периода до и после родов. В течение этого периода работающим матерям должен предоставляться оплачиваемый отпуск или отпуск с достаточными пособиями по социальному обеспечению. Дети, подростки должны быть защищены от экономической и социальной эксплуатации (ст. 10) [51].

    Пакт также признает право каждого: на достаточный уровень жизни для него и его семьи, включающий достаточное питание, одежду и жилище, и на непрерывное улучшение условий жизни (ст. 11); на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья (ст. 12).

    В связи с этим, под правом на социальное обеспечение следует понимать гарантированную государством и признанную международным сообществом возможность человека удовлетворять физиологические, социальные и духовные потребности в объеме, необходимом для достойной жизни, в тех случаях, когда у него по объективным причинам отсутствует заработок или трудовой доход.

    Термин «социальное обеспечение»» зафиксированный в части 1 статьи 39 Конституции Российской Федерации, употреблен в широком смысле слова. Он охватывает и пенсионное обеспечение, и социальное страхование. Однако есть различия в порядке и источниках финансирования названных гарантий. В настоящее время выплаты из фондов, которые формируются в основном из страховых взносов (Фонда Социального Страхования, Пенсионного Фонда) предназначаются для всех лиц, работающих по трудовому договору, независимо от их отношения к собственности предприятия [54].

    Из Пенсионного Фонда за счет страховых взносов получают трудовые пенсии работающие и неработающие граждане, производятся компенсационные выплаты неработающим трудоспособным лицам, осуществляющим уход за инвалидами. Таким образом производится пенсионное обеспечение.

    Из Фонда Социального Страхования работники получают пособия по временной нетрудоспособности; по беременности и родам; по уходу за ребенком в возрасте до полутора лет; на погребение. Из этого фонда осуществляется оплата путевок в здравницы, лечебного питания, содержание оздоровительных лагерей для детей, юношеских, студенческих, оздоровительно-спортивных лагерей. Это уже реализация института социального страхования — другой части системы социального обеспечения [36].

    Одним из важнейших элементов системы социального обеспечения является пенсионная система. Гарантия прав российских граждан на пенсионное обеспечение по достижении соответствующего пенсионного возраста обеспечена Конституцией России, где сказано: «Каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца, для воспитания детей и в иных случаях, установленных законом. Поощряются добровольное социальное страхование, создание дополнительных форм социального обеспечения и благотворительность» (ст. 39) [28].

    Рациональная система пенсионного обеспечения является одним из приоритетных направлений социальной политики государства, его правотворческой деятельности.

    Каждый из случаев социальных рисков, когда Конституция России гарантирует пенсионное обеспечение, характеризуется утратой заработка или его недостаточностью для жизнеобеспечения человека и нетрудоспособных членов его семьи на основе конституционных норм. Закон о пенсиях устанавливает наступление пенсионного возраста, связывая размер пенсии со стажем работы. Им подробно регламентируются основания для получения пенсий по инвалидности, под которой понимается потеря трудоспособности на длительный срок или постоянно, а также в связи с потерей кормильца, вследствие его смерти или безвестного отсутствия.

    Право на пенсию по любому основанию — это конституционное право, а не обязанность гражданина, и оно не подлежит ограничению даже федеральным законом.

    Характеризуя современное состояние пенсионной системы Российской Федерации, приходится констатировать очевидный факт ее глубокого кризиса, что вполне закономерно в обществе, переживающем трудности во всех сферах общественного бытия.

    В 90-е годы, в связи с ухудшением экономического положения в стране, во многих ранее благополучных по пенсионной нагрузке регионах ситуация значительно осложнилась тем, что соотношение пенсионеров с численностью работающего населения приблизилось и даже перешагнула 50% (так, в
    Республике Карелия с 43,8% в 1992 году до 56,1% в 1995 году; в Архангельской области — с 42,8% до 59,9%; Еврейской автономной области — с 40,9% до 50,7% и т.д.) [38].

    Как показывает статистика, за пятилетний период общая численность пенсионеров возросла на 7,3% или на 2,6 млн. человек, при этом численность получателей социальных пенсий — на 25%, при этом численность пенсионеров по труду растет равномерно в каждом году, численность пенсионеров — военнослужащих в течение всего периода ежегодно уменьшалась примерно на 15-17% в год [51].

    Еще более неустойчивый характер приобрело соотношение минимального размера пенсий и прожиточного минимума. Если в 1991 году оно составляло 71%, то к 1992г. снизилось до 59%, а к 1996г., еще уменьшилось до 50%. В 1991г. минимальный размер пенсий соответствовал минимальному потребительскому бюджету, а не уровню прожиточного минимума.

    За переходный период произошла также глубинная деформация и другого основного принципа построения системы пенсионного обеспечения: связи размера пенсии с величиной трудового вклада гражданина, в результате введения наряду с инфляционной индексацией пенсий компенсационных выплат, произошло снижение реальных размеров отдельных видов пенсионных выплат, резко сузилась дифференциация между максимальными и минимальными размерами пенсий, вновь возникла тенденция к уравнительности пенсионного обеспечения. Вместо предусмотренной законодательством дифференциации в пределах 1:3-3,5, она в 1997 году составила не более 1:1,7 [51].

    Немаловажную роль в ухудшении пенсионного обеспечения сыграли и применяемые правительственными органами методы борьбы с последствиями инфляционного роста потребительских цен. При этом единственная антиинфляционная мера — проведение индексации пенсии по итогам предыдущих трех месяцев — в условиях галопирующего роста цен не обеспечивала необходимого уровня компенсации потерь и неизбежно привела к дальнейшему снижению покупательной способности пенсий.

    Таким образом, уже к середине 90-х годов пенсионная система России стала испытывать кризисные явления, которые и стали толчком для проведения пенсионной реформы.

    Концепция реформы пенсионного обеспечения в Российской Федерации была утверждена постановлением Правительства Российской Федерации от 7 августа 1995 года № 790 «О мерах по реализации концепции реформы системы пенсионного обеспечения в Российской Федерации». За период, прошедший после принятия данной Концепции, был разработан и принят ряд нормативных актов, направленных на реализацию его положений. Вступил в силу Федеральный закон «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе государственного пенсионного страхования» от 1 апреля 1996 года, на основе которого была создана основа новой инфраструктуры пенсионной системы, обеспечивающая информационную базу для мотивации уплаты страховых взносов всеми работающими.

    Следующим шагом по введению персонифицированного учета стала корректировка порядка назначения и перерасчета пенсий, в связи с чем в мае 1997 года в Закон Российской Федерации «О государственных пенсиях в Российской Федерации» были внесены изменения, предусматривающие установление трудового стажа и определение среднемесячного заработка при назначении пенсий и их перерасчете на основе данных индивидуальных лицевых счетов.

    В целях осуществления дальнейшей работы в этом направлении было принято постановление Правительства Российской Федерации от 15 марта 1997г. № 318 «О мерах по организации индивидуального (персонифицированного) учета для целей государственного пенсионного страхования». Дня обработки информации по индивидуальному (персонифицированному) учету в системе государственного пенсионного страхования распоряжением Правительства Российской Федерации от 9 июня 1997 года № 796-р был создан Информационный центр персонифицированного учета при Пенсионном Фонде Российской Федерации [54].

    Федеральный закон № 113 от 21 июля 1997 года «О порядке исчисления и увеличения государственных пенсий» предусмотрел переход на принципиально новый механизм увеличения и увеличения государственных: пенсий, основанный на определении индивидуального коэффициента для каждого пенсионера. Новый механизм обеспечивал не только исчисление размера пенсии, но и ее индексацию исходя из темпов роста средней заработной платы в стране. Одновременно он позволил более объективно, чем старый закон, дифференцировать размеры пенсий в зависимости от трудового вклада и ограничил влияние уравнительных факторов в пенсионном обеспечении.

    Однако проводимые мероприятия не улучшили в полной мере уровень пенсионного обеспечения. В период после начала пенсионной реформы развитие системы негосударственного пенсионного обеспечения происходило в условиях отсутствия нормативной правовой базы, адекватной системы регулирования их деятельности. Это негативно отразилось на общем уровне финансовой надежности негосударственных пенсионных фондов и низком уровне доверия к ним населения. Кроме того, неуклонный рост числа пенсионеров и снижение численности работающих в
    народном хозяйстве, привели к увеличению нагрузки на работающее население по покрытию расходов на пенсионное обеспечение, что не создало у работников заинтересованности в уплате пенсионных взносов с полного размера их зарплаты. В итоге» в 2000-2001г. пенсионные взносы платились с 35% фактических доходов населения. Остальные 65% оставались вне обложения — были в тени. В результате взносы в Пенсионный Фонд, которые должны были составлять 28% от общефедерального фонда оплаты труда, на деле едва превышали 10% от него [21].

    Именно поэтому в 2000 году встал вопрос о дальнейшем реформировании системы пенсионного обеспечения, законотворческая подготовка к которому практически велась на протяжении 2001 года.

    Результатом законотворческой подготовки явился пакет из пяти федеральных законов: «Об управлении средствами государственного пенсионного обеспечения (страхования) в Российской Федерации», «Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации», «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации», «О внесении дополнений и изменений в Налоговый кодекс Российской Федерации и в некоторые законодательные акты Российской Федерации о налогах и сборах».

    Идея, лежащая в основе принятого пакета законов, такова: пенсия по новой пенсионной модели должна быть не назначена государством человеку, а заработана им. Для этого, во-первых: должны учитываться все его пенсионные взносы на протяжении всей трудовой деятельности, во-вторых: должны быть сняты все ограничения по размеру заработной платы, учитываемой при назначении пенсии; в-третьих, должны быть обеспечены равные гарантии материального обеспечения в виде государственного пособия по старости.

    В основу пенсионных законов был положен мировой опыт, подтвержденный практикой; пенсия должна складываться из двух частей — базовой, которая всем в одинаковом размере гарантируется государством и величина которой должна постепенно приблизиться к прожиточному минимуму пенсионера, и второй — страховой, размер которой будет дифференцирован и станет напрямую зависеть от объема поступивших средств от каждого конкретного человека. С учетом демографических тенденций для более молодых возрастных групп в страховой части пенсии должен быть предусмотрен и накопительный элемент — своего рода резерв на случай ухудшения соотношения работающих и пенсионеров [21].

    С началом пенсионной реформы началась конвертация пенсионных прав граждан. Она коснулась и тех, кто уже на пенсии, и тех, кто, заработав тот или иной объем прав в рамках старой пенсионной модели, будет продолжать работу до достижения пенсионного возраста или после него. Естественно, этим разным категориям населения пенсионные права будут конвертированы по-разному.

    Существенную роль в создаваемой новой системе пенсионного обеспечения призваны сыграть негосударственные пенсионные фонды. Идея, принципы организации и функционирования этих фондов активно стали разрабатываться с начала 90-х годов. Правовое оформление их деятельности практически началось в 1992 году, с выходом Указа Президента Российской Федерации № 1077 от 16 сентября 1992 года «О негосударственных пенсионных фондах» [15]. В этом Указе были отражены основные цели данных фондов, источники их финансирования, характер взаимоотношений с системой государственного пенсионного обеспечения. Данный Указ определил, что учреждать негосударственные пенсионные фонды могут предприятия, организации, общественные объединения с правами юридических лиц. Эти фонды функционируют независимо от системы государственного пенсионного обеспечения.

    Размеры, условия и порядок внесения взносов и осуществление выплат определяются соглашением между негосударственным пенсионным фондом и страхователем, заключенным на основании учрежденного примерного договора. Для осуществления контроля за деятельностью негосударственных пенсионных фондов и содействию их развития Указом предусматривалось создание при Министерстве Социальной Зашиты населения РФ Инспекции негосударственных пенсионных фондов, на которую возлагалась регистрация и лицензирование негосударственных пенсионных фондов [21].

    Негосударственным пенсионным фондам запрещалось заниматься коммерческой деятельностью.

    Для исполнения данного Указа вышло ряд правительственных постановлений, которые установили уровень компетенции и порядок деятельности Инспекции негосударственных пенсионных фондов при Министерстве Социальной Защиты населения Российской Федерации. Это такие постановления Правительства РФ как; № 408 от 29 апреля 1994 года «Об инспекции негосударственных пенсионных фондов»; № 1266 от 17 ноября 1994 года «Об утверждении положения об инспекции негосударственных пенсионных фондов»; № 792 от 7 августа 1995 года «Об утверждении Положения о лицензировании деятельности негосударственных пенсионных фондов и компаний по управлению активами негосударственных пенсионных фондов». Названные правительственные постановления определили задачи и права Инспекции негосударственных фондов при Министерстве Социальной Защиты населения РФ, процедуру лицензирования этих фондов.

    На сегодняшний день, этапным моментом по правовой регламентации деятельности негосударственных пенсионных фондов, явился принятый Федеральный закон № 75 — ФЗ от 7 мая 1998 года «О негосударственных пенсионных фондах». Этим Законом определяется, что негосударственный пенсионный фонд — особая организационно-правовая форма некоммерческой организации социального обеспечения, исключительным видом деятельности которой является негосударственное пенсионное обеспечение участников фонда на основании договоров о негосударственном пенсионном обеспечении населения с вкладчиками фонда в пользу участников фонда (ст. 2).
    Данные фонды осуществляют деятельность и производят выплаты негосударственных пенсий независимо от государственного пенсионного обеспечения населения.

    В последнее время органами государственной власти Российской Федерации принимаются различные меры по улучшению пенсионного обеспечения граждан, вводятся дополнительные доплаты к пенсиям, льготы, устанавливаются разовые и постоянные выплаты для отдельных категорий ветеранов,

    В субъектах Российской Федерации ведется поиск источников дополнительного финансирования для улучшения организации работы с ветеранами и пенсионерами, так как уровень жизни многих из них является крайне низким. Методика, по которой устанавливается прожиточный минимум, минимальный размер пенсий, такова, что эти показатели не соответствуют реальным потребностям. Темпы роста пенсионных выплат значительно отстают от роста цен на товары и услуги [21].


    Кроме того, современное федеральное законодательство содержит противоречия и пробелы в пенсионном обеспечении, в отношении одних и тех же субъектов применяются разные механизмы исчисления пенсий, действуют разные правила определения трудового стажа, отсутствует единая терминология, не во всех законах предусматриваются источники финансирования и механизмы реализации прав. Указанные недостатки снижают эффективность правового регулирования и затрудняют правоприменительную практику [42].

    Решением указанных проблем могло бы стать приведение нормативных актов в соответствие с нормами Конституции Российской Федерации, а также разработка постоянной, основанной на естественных экономических законах научно-обоснованной целостной стратегии в рамках социальной политики для формирования твердой нормативной базы. Кроме того, необходимо нормативное закрепление официального толкования имеющегося понятийного и терминологического базиса, сложившегося в социальной сфере в процессе нормотворческой и правоприменительной практики. Практика показывает, что вследствие огромного количества принятых нормативных актов в сфере социального обеспечения на разных уровнях у правоприменителя возникают серьезные проблемы согласования нормативных актов, преодоления коллизий и пробелов в праве. Доказательством тому служит волна судебных разбирательств, захлестнувшая страну в недалеком прошлом. Суть таких судебных споров сводилась к требованию со стороны пенсионеров в отношении соответствующих органов Министерства Труда и Социального Развития Российской Федерации перерасчета пенсий в соответствии с «правильным» значением индивидуального коэффициента пенсионера (ИКП). Проблема разночтений при вычислении ИКП у пенсионеров и органов Министерства Труда и Социального Развития Российской Федерации была спровоцирована отсутствием в соответствующем законе четкой, недвусмысленной формулировки.

    Как уже было сказано, помимо пенсионной системы в структуре государственной системы социального обеспечения, выделяются: система пособий и компенсаций, система социального обслуживания пожилых граждан, инвалидов, семей с детьми, безработных.

    В современных условиях российской действительности начинает формироваться федеральная система пособий. Так, российским государством введено ежемесячное пособие на ребенка каждой семье, независимо от уровня дохода семьи, причем пособие предоставляется семье с первого дня рождения ребенка и до достижения им 16 (учащимся 18 лет). Наряду с этим пособием семье назначается единовременное пособие на приобретение предметов первой необходимости по уходу за новорожденным ребенком. Существенно улучшается обеспечение женщин-работниц пособием по беременности и родам; увеличивается общая продолжительность отпуска по беременности и родам; продолжительность частично оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком увеличивается с одного года до полутора лет; вводится новое единовременное пособие женщинам, вставшим на учет в ранние сроки беременности [20].

    В Краснодарском крае в финансовые органы в 2006 году на текущие выплаты ежемесячного пособия на ребенка было направлено 714 млн. 114 тыс. рублей. Выплаты производились ежемесячно 539 тысячам получателей, имеющим 708 тысяч детей. Одновременно погашалась задолженность прошлых лет за счет средств целевых субвенций, предусмотренных в бюджетах муниципальных образований края. На эти цели было направлено 91
    млн. 424 тыс. рублей. Принимаемые меры позволили снизить задолженность по ежемесячному пособию в целом по краю на 30%.

    Помимо указанных видов пособий, впервые в нашей стране установлено пособие по безработице, поскольку безработица как неизменная спутница рыночной экономики становится реальной действительностью уже с самого начала перехода к новой экономической системе.

    Новшеством для российского государства явилось ритуальное пособие, которое назначается любому лицу (или организации), взявшему на себя похороны умершего. В случае смерти работника, либо несовершеннолетнего члена его семьи, данное пособие предоставляется в порядке обязательного социальное страхования. Порядок назначения ритуально пособия регулируется федеральным законом от 12 января 1996 года «О
    погребении и похоронном деле» [54].

    Введен ряд новых пособий, касающихся отдельной категории лиц: единовременные пособия для пострадавших, в связи с участием в борьбе с терроризмом; для медицинских работников, заразившихся ВИЧ — инфекцией при выполнении своих обязанностей; для обучающихся и воспитанников из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей; для

    военнослужащих, уволенных с военной службы без права па пенсию; для беженцев и др.

    Непрерывно расширяется система денежных выплат в целях социальной поддержки населения. В данном случае речь идет о таких компенсационных выплатах, как: за время вынужденного отпуска без сохранения заработной платы, предоставляемых в связи с вынужденным временным прекращением работы организации; женщинам-матерям (или другим родственникам, фактически осуществляющим уход за ребенком до достижения им трехлетнего возраста), состоявшим в трудовых отношениях, а также женщинам из числа военнослужащих, находящимся в отпуске по уходу за ребенком до достижения им трех лет; студентам, аспирантам и учащимся образовательных учреждений среднего профессионального образования за время академического отпуска по медицинским показаниям; неработающим трудоспособным лицам, осуществляющим уход за нетрудоспособными гражданами; вынужденным переселенцам; учащимся государственных, муниципальных образовательных учреждений начального и среднего профессионального образования на питание; приемной семье на содержание приемного ребенка; отдельным категориям инвалидов из числа ветеранов на санаторно-курортное лечение, на транспортное обслуживание.

    Наряду с пенсионной системой и системой пособии реформированию подверглась система социальных услуг как необходимый элемент государственной системы социального обеспечения. Система социального обслуживания пожилых граждан, инвалидов и семей с детьми получила закрепление в федеральных законах «О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов» от 2 августа 1995 года (в ред. от 10 января 2003г.), «О социальной защите инвалидов» от 24 ноября 1995 года (в ред. от 23 октября 2003г.), «Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации» от 10 декабря 1995 года (в ред. от 10 января 2003г.).

    Данное законодательство предусматривает социальное обслуживание на дому пожилых и инвалидов, нуждающихся в посторонней помощи; полустационарное и полное стационарное обслуживание в
    учреждениях социального обслуживания; медико-консультативное обслуживание; срочное социальное обслуживание; профессиональное обучение и трудоустройство инвалидов, обеспечение их средствами передвижении и транспортными средствами [39].

    В 1999 году был введен еще один вид социальной помощи гражданам, душевой доход которых ниже прожиточного минимума в данном регионе. Другими словами, в российской системе социального обеспечения появилось такое основание для предоставления социальной помощи, как бедность. Эта помощь может предоставляться как в денежной форме — в виде пособий, субсидий, так и в форме социальных услуг [20].

    В результате в России сложилась разветвленная система выплат денежных пособий, пенсий, компенсаций, а также многообразных форм социального обслуживания при отсутствии единого кодифицированного акта. Нормативные материалы о социальном обеспечении накапливались постепенно и во многом бессистемно. Отсюда множественность и трудно усваиваемый характер актов, тем более что нередко новые акты принимаются при сохранении ряда действующих норм в той мере, в какой последние не противоречат вновь принятым.

    Проблематичным сегодня остается и отсутствие четкого использования понятий «права человека» и «права гражданина». В Конституции Российской Федерации 1993 года, право на социальное обеспечение отнесено к основным правам человека, а во многих федеральных законах, регулирующих, условия предоставления конкретных видов пенсий, пособий или услуг, употребляется понятие «гражданин».

    Отнесение права на социальное обеспечение к правам гражданина подчеркивало бы его зависимость от воли государства. Учитывая, что право на социальное обеспечение имеет естественную природу, целесообразно привести действующее законодательство в соответствие с Конституцией Российской Федерации и употреблять местоимение «каждый» в федеральных законах, посвященных конкретным видам пенсий, пособий, услуг [36].

    Проблема законодательного регулирования конституционного права на социальное обеспечение проявляется и в том, что до настоящего времени ни в Конституции Российской Федерации, ни в федеральном законодательстве не проведена четкая грань между такими понятиями, как право на «социальное обеспечение» и право на «социальную защиту», тогда как сегодня можно смело утверждать, что право на «социальную защиту» полностью поглотило право на «социальное обеспечение» и переросло в самостоятельное конституционное право человека и гражданина в Российской Федерации.

    Право на социальное обеспечение стало неотъемлемой частью, элементом права на социальную защиту. Это вытекает из ч. 2 ст. 7 Конституции Российской Федерации, которая устанавливает, что «в Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей, устанавливается гарантированный минимальный размер оплаты труда, обеспечивается государственная поддержка семьи, материнства, отцовства и детства, инвалидов и пожилых людей, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты». В данной статье перечислены все формы социального обеспечения, которые являются основными элементами социальной защиты населения [28].

    Согласно п. 7 ст. 72 Конституции Российской Федерации, социальная защита, включая социальное обеспечение, находится в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов. Часть 2 статьи 39 Конституции Российской Федерации гласит о том, что государственные пенсии и социальные пособия устанавливаются законом. Однако в настоящее время сложилась ситуация, когда большое количество указанных мер социальной зашиты, за исключением пенсий, установлены подзаконными нормативными актами. Эти акты предусматривают установление и выплату социальных пособий (компенсаций) от лица государства с целью улучшения жизненных условий различным категориям населения [28].

    Причиной сложившейся ситуации в области нормативной регламентации гарантий социальной защиты может служить разнородная бюджетная основа указанных мероприятий исходя из принципа совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов в сфере социальной защиты. Кроме этого, возможной причиной может служить проблема преобладания полномочий исполнительной ветви власти над законодательной.

    Таким образом, указанные причины, на наш взгляд, свидетельствуют о недостаточном уровне развития правового регулирования сферы социальной защиты, в том числе и социального обеспечения.

    В качестве основного метода преодоления недостатков правового регулирования социальной защиты населения, а также и целях значительного упрощения пользования законодательной базой как правоприменителя, так и населением, целесообразно было бы объединить нормативные акты, составляющие правовой институт социальной зашиты, в единый кодифицированный нормативный акт, именуемый Социальный Кодекс Российской Федерации.

    В данном акте необходимо определить иерархию нормативно-правовых актов в области предоставления социальных льгот, источники и порядок финансирования затрат по возмещению дополнительных социальных гарантий, закрепить принципы адресной государственной поддержки населения и другие элементы системы правоотношений, регулирующих социальные гарантии.

    Создание кодифицированного акта призвано решить такие задачи как:

  4. Объединить в одном акте нормы, регулирующих весь комплекс разнообразных отношений по социальному обеспечению;
  5. Раскрыть содержание права на социальное обеспечение;
  6. Закрепить единые принципы правового регулирования;
  7. Четко разграничить полномочия Федерации и ее субъектов по вопросам правового регулирования социального обеспечения;
  8. Определить законодательную базу социального обеспечения, ее соотношение с международными нормами и принципами;
  9. Указать источник финансирования различных видов социального обеспечения;
  10. Закрепить структуру органов управления социальным обеспечением и процедуру обжалования их решений;
  11. Установить основные условия приобретения права на все виды социального обеспечения.

    Введение «Социального кодекса» целесообразно распространить также и на субъекты Российской Федерации, что помогло бы изменить ситуацию с нехваткой средств федеральных и региональных бюджетов на выполнение социальных гарантий и способствовало эффективности и четкости в сфере предоставления социальных услуг.

     

    3.2
    Социальное обеспечение в США как направление реализации прав и свобод граждан

     

    Достижение устойчивого развития, предполагающего удовлетворение человеческих потребностей нынешних поколений и не ставящего под угрозу способность будущих поколений удовлетворить свои собственные потребности, требует не только увеличения производственных мощностей, экономического роста, но и гарантированной социальной защищенности населения от объективно существующих рисков, обеспечения экономической безопасности, доступа к ресурсам, укрепления потенциала человека для освоения этих ресурсов в долгосрочной перспективе.

    Особая ответственность в этой связи ложится на государство, его объединяющую, координирующую роль в обеспечении правовых, экономических механизмов развития общества, упрочения экономических механизмов развития общества, упрочения хозяйственных связей и развития новых технологий, достижения социальной стабильности. Через механизмы экономического и правового регулирования государство осуществляет политику социального обеспечения, которая за последние несколько десятилетий превратилась в одно из наиболее важных и динамичных направлений государственной деятельности, став неотъемлемым элементом социальной безопасности [66].

    Исторический опыт показывает, что развитие социального обеспечения является важнейшей функцией государства. Масштабы и формы государственного участия в решении проблем социального обеспечения различаются по странам и находятся в тесной связи с особенностями их промышленного, технического, информационного развития, а также политической культуры, общественных движений. В зависимости от экономических и политических условий в разных странах на разных этапах государство берет на себя решение тех или иных вопросов обеспечения престарелых, инвалидов, нуждающихся.

    Диапазон различий по странам в
    масштабах социальных программ, формах их реализации и принципах управления очень широк. Но наиболее показательной и обнадеживающей тенденцией уходящего столетия стала повсеместная поддержка стабильности основных государственных программ социального обеспечения и мер, направленных на повышение их эффективности. Особую важность, с точки зрения перспектив международного развития, представляет рост понимания значимости социальных проблем и осознание необходимости многосторонней ответственности — государственных, частных, общественных структур, самих граждан — за их решение.

    30-ые годы прошлого столетия ознаменовались возрастанием
    роли экономической теории в обосновании, разработке политики
    государственного регулирования социально-экономических процессов. С обоснованием роли государства в экономике и развитии общества выступил Д.Кейнс, сформулировавший в своей главной работе «Общая теория занятости, процента и денег» основные методы экономического регулирования и
    утверждавший, что «расширение функций правительства — это единственно практически возможное средство избежать полного разрушения существующих экономических форм и условие успешного функционирования индивидуальной инициативы» [25].

    Политика государственного регулирования Соединенных Штатов, направленная в 30-ые годы прежде всего на хозяйственное восстановление, вывод страны из экономической депрессии, ослабление социальной напряженности и рассматривающая «увеличение государственных расходов как антициклическое средство, призванное «остановить спад в экономике», получила свое развитие и в послевоенный период в
    целях долгосрочного регулирования экономического роста, поддержания социальной стабильности, обеспечения экономических прав граждан. Как утверждает известный американский экономист У.Хеллер (бывший председатель экономического совета при президентах Кеннеди и Джонсоне): «кейнсианские идеи стали практическим орудием в экономической политике американского государства, что нашло выражение в быстром и широком вплетении «современной экономической теории в ткань государственной политики и мышления» [65].

    Под влиянием экономического кризиса администрация Ф.Рузвельта обратилась к широкомасштабному государственному социально-экономическому регулированию. С эпохой Ф.Рузвельта связан не просто комплекс государственных мер, но принципиально новый подход американских правящих кругов к разработке социально-экономической политики, принципу социальной ответственности государства, к оценке необходимости и возможности государственного регулирования, в том числе социальной сферы. В рамках рузвельтовского курса на преодоление хозяйственного краха и ослабление социальной напряженности государственным мероприятиям отдалилась ведущая роль [64].

    Принятый в США в 1935 году закон «О социальном обеспечении» предусматривал страхование основных рисков того времени — отсутствие источников дохода у пожилых граждан и безработицы, а также государственную помощь престарелым, нетрудоспособным и детям из нуждающихся семей. Закон 1935 года стал исторической вехой американского социального законодательства и основой развития государственного социального обеспечения в Соединенных Штатах. Президент Ф.Рузвельт рассматривал этот закон как «краеугольный камень в системе, которая создается, но отнюдь не завершена» [64].

    Впоследствии менялось соотношение между видами социального обеспечения, основанными на страховании, и имеющими в основе исключительно государственное финансирование; между социальными программами, адресованными разным группам населения в зависимости от их возраста, пола, трудоспособности, занятости; менялись приоритеты бюджетного финансирования, перераспределялись полномочия разных уровней власти; закон 1935г., дополнялся многочисленными поправками, но остался правовым фундаментом государственного социального обеспечения.

    Закон 1935г. стал основой развития социального обеспечения, поскольку, согласно Конституции США, «денежные выдачи из казначейства не могут производиться иначе, как согласно установленным законам назначениям» (Конституция США, статья 1, раздел 3). Наделяя конгресс полномочиями распределения государственных средств, Конституция, в то же время, предоставляет президенту право рекомендовать к принятию те или иные законы, либо накладывать вето на законопроекты, закладывая, таким образом, основы взаимодействия исполнительного и законодательного органов власти, динамичности политической системы. Конституция США узаконила не только порядок перераспределения средств через бюджет, но и требование его прозрачности, установив, что «подробные отчеты о государственных доходах и расходах подлежат периодическому опубликованию» [58].

    В соответствии с процедурой выделения ассигнований, конгресс принимает закон, утверждающий программу ее осуществления. Никакие дополнительные ассигнования не могут быть приняты, если они не связаны с выполнением законов.

    Ассигнования на программы социального обеспечения выделяются преимущественно по шести статьям расходной части федерального бюджета: «пенсионное обеспечение в рамках ОФП»; «поддержание доходов»; «медицинское страхование Медикэр»; «здравоохранение»; «образование, профессиональная подготовка, социальные услуги»; «помощь ветеранам». Кроме того, по статье «национальная оборона» предусматриваются ассигнования на семейное жилье для военнослужащих.

    Перераспределение средств через государственный бюджет, осуществляемое в нарастающих масштабах, является основой социальной поддержки американских граждан. Из 268 млн. американцев лица 65 лет и старше составляют сейчас около 34
    млн. человек, из них 17 млн. человек — 75 лет и старше. Кроме того, в стране насчитывается около 30 млн. человек, нуждающихся в государственной поддержке в связи с инвалидностью, не связанной с производственной травмой; 2 млн. нетрудоспособных ветеранов, около 7 млн. безработных, а также около 8 млн. домохозяйств с женщиной во главе и с детьми до 18 лет, представляющих собой группу риска с точки зрения экономической самостоятельности [61].

    При отсутствии государственной системы социального обеспечения 56 млн. человек находились бы в настоящее время за чертой бедности (по американским стандартам). Благодаря государственным трансфертам 20 млн. из них имеют доход выше черты бедности.

    Свыше 80 млн. американцев ежемесячно (или еженедельно) по закону получают пособия по государственным программам социального страхования и поддержки. Представление об уровне государственных гарантий социального обеспечения — размерах пенсионных и иных выплат относительно черты бедности, установленной в США, дают следующие данные (долл.):

     

    2005г. 

    2000г. 

    1995г. 

    Годовой доход,

    соответствующий черте бедности  

         

    Для лиц до 65 лет 

    8163 

    7086 

    4290 

    Для лиц 65 лет и старше 

    7525 

    6532 

    3949 

    Для домохозяйства из двух

    человек с главой до 65 лет  

    10564 

    8794 

    5537 

    Для домохозяйств из двух человек с главой 65 лет и старше 

    9491 

    7905 

    4983 

    Среднемесячные размеры государственной пенсии по возрасту в рамках ОФП для застрахованного работника 

    745 

    603 

    341 

    с женой на иждивении 

    1262 

    1027 

    567 

    Среднемесячные размеры пенсии федеральным гражданским служащим 

    1749 

    1369 

    992 

    Средненедельные размеры пособий по безработице 

    190 

    162 

    100 

    Среднемесячные размеры пособий в рамках дополнительного гарантированного дохода нетрудоспособным инвалидам 

    391 

    337 

    198 

    Среднемесячные размеры пособий в рамках временной помощи нуждающимся семьям 

    383 

    392 

    288 

     

    Таблица 1.Уровень государственных гарантий социального обеспечения, в сравнении с годовым доходом, соответствующим черте бедности

     

    За прошедшие десятилетия своего существования социальное
    обеспечение населения в США стало важнейшим направлением
    социально-экономической деятельности государства на федеральном уровне, на уровне штатов и местных органов власти. Эта экономическая стратегия включает широкий круг задач, а именно: определение приоритетов социальной политики и основных социальных нормативов, разработку механизмов их реализации, обеспечение правового базиса и принципов государственных гарантий в сфере труда и социального обеспечения. Широкое использование бюджетного механизма для финансирования социальных программ, перераспределения средств между различными по доходу, возрасту, трудоспособности, наличию иждивенцев группами населения и стимулирования социальной ответственности негосударственных структур, а также каждого гражданина за самообеспечение себя и своей семьи. Наконец, сюда также входят такие цели, как совершенствование организационно-административного механизма, использование рыночных инструментов государственного регулирования сферы социального обеспечения и проведение социально-экономической политики по повышению конкурентоспособности трудоспособных граждан на рынке труда, создании условий для их самообеспечения [62].

    Государственной экономико-правовой основой осуществления социальной политики правительственных органов США служат: «Закон о социальном обеспечении» 1935г. с поправками и дополнениями, принятыми в последние годы, и «Закон о личной ответственности» 1996г. По мере эволюции социальной политики, эти государственные акты периодически корректируются и включают новые положения, отражающие динамику и направление развития социальных функций американского государства. В развитие их принимается соответствующее внутриведомственное регулирование, кодифицированное в «Своде Федерального регулирования США». Основные направления социальной политики государства осуществляют такие федеральные ведомства, как Администрация по делам ветеранов, Министерство здравоохранения и социальных услуг, Министерство труда, Министерство образования, Министерство сельского хозяйства, Министерство жилищного строительства и городского развития [55].

    Основная часть социальных расходов (или, по американской
    терминологии, расходов на «человеческие ресурсы») США приходится на регламентируемые федеральным законодательством программы пенсионного обеспечения, материального вспомоществования, помощи ветеранам, на получение или совершенствование образования или профессиональную подготовку и охрану здоровья.

    Главным источником финансирования систем социального обеспечения во всех странах являются социальные взносы предпринимателей (работодателей), застрахованных работников, бюджетное финансирование. Ставки взносов по основным программам социального страхования по старости, инвалидности, потери кормильца существенно различаются по странам: от 5% — в Канаде, 9,6% — в Швейцарии, 12,4% — в США, до 20% — в Швеции, 22% — в Нидерландах. 28%- в Италии [55].

    В настоящее время в подавляющем большинстве развитых стран системы пенсионного обеспечения функционируют на основании распределительного принципа (pay-as-you-go system), в соответствии с которым поступающие средства расходуются на текущие выплаты пособий. По данным доклада Международной Организации Труда, из 58 стран, охваченных обследованием, 44 использовали этот метод [55].

    Система социального обеспечения в США будучи одним из элементов перераспределения первичных доходов, ориентирована на малоимущие семьи и одиноких граждан, оказавшихся не в состоянии достичь самообеспечения.

    К
    концу 90-х годов эта система насчитывала около восьмисот основных программ, в соответствии с которыми в зависимости от степени нуждаемости, места жительства, возраста, состава семьи, состояния здоровья ее членов, иждивенческой нагрузки, бедным (по американским стандартам) гражданам и семьям оказывается поддержка в виде продовольственной помощи, предоставления медицинских услуг, обеспечения жильем, помощи в получении образования, а также в виде денежных пособий [66].

    В    настоящее время государственная политика поддержки строится в США на принципах многосторонней ответственности — государства, частного сектора, общественных структур, каждого трудоспособного гражданина, четкого разграничения выплат государственных пенсий и пособий, выполняющих функции утраченного заработка (пенсии по возрасту, инвалидности, по случаю потери кормильца, получения производственной травмы, пособия по безработице), на
    принципах страхования и социальных пособий нуждающимся (по американским стандартам) гражданам из бюджетных средств всех уровней власти. Принципы применения научно обоснованной нормативной базы для установления прожиточного минимума и связанных с этим показателем форм вспомоществования; дифференцированной целевой государственной помощи различным группам населения, имеющим доход ниже установленной черты бедности; преодоления социального иждивенчества и усиления трудовой мотивации путем применения экономических, правовых, организационных мер; активизации трудового, интеллектуального потенциала населения как фактора общественного развития с учетом тендерных, возрастных и иных особенностей.

    Ассигнования на программы социального обеспечения выделяются преимущественно по четырем статьям расходной части федерального бюджета:

    ■ «поддержание доходов»;

     

  • «здравоохранение»;
  • «образование, профессиональная подготовка, социальные услуги»;
  • «помощь ветеранам»,

    К числу основных программ поддержки, реализуемых в настоящее время, относятся: Программы денежной помощи, в том числе временной помощи нуждающимся семьям с детьми, дополнительного гарантированного дохода, помощи нуждающимся ветеранам и их иждивенцам, компенсации родителям ветеранов, общей помощи индейцам; Программы медицинской помощи, в том числе «Медикэйд», медицинского обслуживания ветеранов, медицинской помощи матери и ребенку, медицинских услуг индейцам; Программы продовольственной помощи, в том числе продовольственных талонов, дополнительной помощи матерям, имеющим маленьких детей, школьных завтраков, программы обеспечения питанием детей в летнее время, питания для престарелых, временной чрезвычайной продовольственной помощи, программа продовольственной помощи индейским резервациям; Программы помощи в оплате жилья; Программы помощи в получении образования и переквалификации, в том числе дошкольной подготовки, получения образования во время каникул, помощи работающим студентам колледжей, получения дополнительного образования, помощи студентам из малоимущих семей, переквалификации взрослых и молодежи, помощи молодежи в получении работы в период летних каникул; Программы стимулирования поиска работы, обучения и переквалификации для лиц 60 лет и старше; помощи в получении работы малоимущим пожилым и другие [55].

    В 2005г. расходы на программы вспомоществования составили около 431 млрд. долл. (42% расходной части социального бюджета на федеральном уровне). Налоговые расходы, т.е. средства, не поступившие в бюджет в силу существования многочисленных налоговых льгот и освобождений от налогов, по указанным статьям федерального бюджета составили в 2005г. 153 млрд. долл.

    Таким образом, общие федеральные расходы (включая налоговые расходы) на основные программы вспомоществования и связанные с ними расходы на повышение доступности медицинских и образовательных услуг составили в 2005г. 582 млрд. долл., или 56% расходной части социального бюджета на федеральном уровне.

    В соответствии с установленными критериями нуждаемости, около 20 млн. американских домохозяйств, имеющих доход ниже черты бедности или близкий к ней, в 2000г. получали, по крайней мере, один вид материальной помощи, а более 7 млн. из них — еще и денежную помощь.

     

     

    Годы 

    1990 

    1995 

    2000 

    2005 

    Общая численность домохозяйств, тыс. 

    82386 

    88458 

    94312 

    102528 

    В том числе: 

           

    Получающих по крайней мере один вид не денежной помощи 

    14266 

    14466 

    16098 

    20536 

    Из них: 

           

    — не получающих денежную помощь 

    7860 

    7860 

    8819 

    11573 

    — получающих денежную помощь 

    6407 

    6607 

    7279 

    7365 

    Получающих: 

           

    — продовольственные талоны 

    6769 

    6779 

    7163 

    7256 

    — школьные завтраки 

    5532 

    5752 

    6252 

    7585 

    Медикейд 

    8287 

    8178 

    10321 

    13589 

     

    Таблица 2. Численность домохозяйств, получающих различные виды помощи по государственным программам вспомоществования

     

    Последние шесть десятилетий продемонстрировали как преимущества, так и ограниченность воздействия государственных мероприятий на уровень бедности в США. По данным, приведенным в последнем экономическом послании президента Б.Клинтона (1999г.), если бы не государственные денежные трансферты, то число бедняков в стране было бы на 21 млн. человек больше, а уровень бедности составил бы не 13,8%, а 21,9%. С учетом же налоговых льгот и не денежных трансфертов доля населения за чертой бедности составляет всего 10,3% [55].

    В то же время в рассматриваемый период отчетливо обозначились и пределы возможностей государственных программ социального обеспечения, и их издержки. Хотя значение государственного вмешательства в сферу поддержки наиболее экономически уязвимых групп населения и ограничения их численности остается общепризнанным, в последнее время появляются и реализуются все новые идеи механизма и форм этого вмешательства, а также надлежащей пропорции государственных и рыночных сил их обеспечения.

    Придание в начале 60-х годов проблеме бедности статуса общенациональной задачи «номер один» само по себе уже стало важнейшей вехой социальной политики текущего столетия. В ежегодном докладе Совета Экономических Консультантов 1964г., обращалось внимание на ослабевающее воздействие экономического роста на сокращение бедности, и подчеркивалась необходимость специальных мер, направленных на повышение конкурентоспособности трудоспособных, бедняков.

    Принятый в 1964г. закон «Об экономических возможностях» предусматривал:

  • развитие программ помощи по профессиональной подготовке
    и обучению;
  • расширение программ «общинных действий», осуществляемых под эгидой местных властей;
  • специальные программы помощи для сельской местности и
    мелкого бизнеса:
  • развитие деятельности организаций миссионерского типа [65].

    Наиболее масштабным мероприятием стало расширение программ профессиональной подготовки и обучений молодежи, дошкольной подготовки детей бедняков, а также «местные инициативы» помощи в обеспечении работой, медицинским обслуживанием, в борьбе с неграмотностью. Особое значение придавалось программам «общинных действий». На них возлагалась задача улучшения организации и координация различных программ вспомоществования на местном уровне путем опоры на местную общественность, в том числе на представителей самих получателей помощи.

    Основным структурным элементом реализации социальных программ на местах стали агентства общинных действий, создаваемые из представителей общественности и местных властей при максимально возможном участии жителей этих районов и реципиентов социальных пособий. Функции агентств заключались в организации и контроле за осуществлением ряда федеральных программ, а также в реализации собственных мероприятий помощи нуждающимся. Местные инициативные программы охватывали помощь в обеспечении работой и медицинским обслуживанием, меры по ликвидации неграмотности, контролю за рождаемостью, помощь в ремонте и строительстве жилища и др. [24].

    Годы 

    1990 

    1995 

    2000 

    2005 

    Всего  

    104,536 

    140,399 

    210,817 

    367,712 

    Программы денежной помощи 

    29,362 

    37,987 

    54,255 

    91,673 

    Программы продовольственной помощи 

    9,576 

    13,470 

    25,106 

    39,036 

    Программы медицинской помощи 

    32,241 

    48,345 

    72,492 

    177,575 

    Программы помощи по оплате жилья 

    9,213 

    13,937 

    17,548 

    27,208 

    Программы помощи в получении образования 

    5,176 

    9,933 

    14,390 

    16,275 

    Социальные услуги 

    4,598 

    3,596 

    6,460 

    10,136 

    Помощь в профессиональной подготовке и получении работы 

    8,706 

    4,075 

    4,242 

    4,567 

    Помощь в оплате электроэнергии 

    1,539 

    2,106 

    1,567 

    1,239 

     

        

    Таблица 3.Динамика расходов на государственные программы вспомоществования, млрд. долл.

     

    Особый акцент в мероприятиях по борьбе с бедностью на
    этом этапе был сделан на образование и профессиональную подготовку. С целью расширения возможностей обучения детей из бедных семей была принята программа дошкольной подготовки («Хед старт»), а также программа подготовки к поступлению в колледж детей-школьников. В 1965г. был принят «Закон о начальном и среднем образовании», предусматривающий выделение социальной помощи для округов со значительной долей детей из нуждающихся семей.

    Принятые в первой половине 60-х годов законы – «О развитии и подготовке рабочей силы» (1962г.), «О профессиональном образовании» (1963г.) — были ориентированы на создание более благоприятных условий для занятости и самообеспечения. Для улучшения профессиональной подготовки молодежи создавались «трудовые корпуса». Другая программа — «молодежные корпуса по месту жительства» была направлена на трудоустройство подростков из бедных семей по месту жительства [62].

    В целях оказания помощи в переподготовке и трудоустройстве взрослых трудоспособных американцев учредили специальные программы: «работа — опыт», «главное направление», «программа стимулирования занятости», «программа найма», «работа в сфере общественных услуг» и другие. Эти программы предназначались преимущественно для глав семей, получавших пособия.

    В 1968 году была принята программа «увеличения занятости в сфере бизнеса», представляющая собой систему государственных субсидий предпринимателям на подготовку квалифицированной рабочей силы для своих предприятий.

    Во второй половине 60-х годов был реализован ряд мер по оказанию помощи малообеспеченным семьям в аренде квартир и по финансированию строительства дешевых жилищ в рамках законов «О жилищном строительстве» и «О городском развитии» 1965 и 1968 годов.

    В этот же период была утверждена и программа государственного субсидирования расходов бедняков на питание в виде продовольственных талонов. Впоследствии она стала одной из самых распространенных среди беднейшего населения.

    До «нового курса» Рузвельта бремя ответственности за социальную помощь лицам с низкими доходами лежало в основном на штатах и местных органах управления. С принятием закона «О социальном обеспечении» 1935г. роль федерального бюджета в финансировании программ вспомоществования резко возросла. В зависимости от распределения финансовой нагрузки между разными уровнями власти и управления программами их можно подразделить на федеральные, федерально-штатные, правительств штатов и местных органов.

    Объемы финансирования, их соотношение, формы реализации программ зависят от каждой конкретной программы. Федеральные средства, как правило, поступают в специальные фонды штатов, выполняющие роль промежуточного звена в перераспределении финансовых ресурсов. Например, хотя
    основной объем средств по программе помощи семьям с детьми на иждивении поступал из федерального бюджета, штаты пользовались значительной самостоятельностью в их распределении. В каждом штате в департаменте социального обеспечения разрабатывались критерии нуждаемости и нормы пособий в расчете на одного получателя.

     

    1990г. 

    1995г. 

    2000г. 

    2005г. 

    Программы денежной помощи: 

           

    — помощь семьям с детьми на иждивении 

    10499 

    10794 

    11465 

    12649 

    — программа дополнительного гарантированного дохода 

    4160 

    4305 

    4938 

    6894 

    — пенсии нуждающимся ветеранам 

    3076 

    1936 

    1106 

    705 

    Общая денежная помощь 

    910 

    1323 

    1205 

    767 

    Программы продовольственной помощи: 

           

    — продовольственные талоны 

    21100 

    21400 

    21500 

    26800 

    — программа школьных завтраков 

    12200 

    11500 

    11600 

    14600 

    — дополнительная помощь женщинам, младенцам, детям 

    1980 

    3139 

    4500 

    7200 

    — программа питания для престарелых 

    3083 

    3630 

    3540 

    3986 

    Программы помощи в оплате жилья 

    1153 

    2010 

    2500 

    3057 

    Помощь в оплате электроэнергии 

    9700 

    7099 

    5800 

    6100 

     

    Таблица 4. Численность получателей помощи по основным государственным программам вспомоществования, тыс. человек

    в среднем в месяц

    В соответствии с программой обеспечения гарантированного дополнительного дохода беднякам, слепым, временно или полностью нетрудоспособным на федеральном уровне выделяются дополнительные денежные пособия для достижения гарантируемого правительством США минимального дохода. Если получатели таких пособий имеют доходы, превышающие установленный минимум, размер пособия автоматически сокращается. Штатам и муниципалитетам предоставлено право повышать размеры пособий из собственных бюджетов. В некоторых штатах, например, в Калифорнии, Массачусетсе, Висконсине, выделяемая доля платежей превышает федеральную.

    В процессе развития системы вспомоществования прослеживается тенденция к увеличению не денежных видов помощи. Если в конце 50-х годов на программы денежной помощи приходилось свыше половины расходов на вспомоществование, то к середине 90-х — всего 24%, а 76% на программы медицинской помощи, продовольственную, по оплате жилья и электроэнергии, помощи в получении образования и профессиональной подготовки, поисках работы, а также на социальные услуги [61].

    Программы «чрезвычайной» помощи могут выступать как в денежной форме, так и в натуральной. Обычно они находятся в компетенции штатов. На получение средств могут претендовать нуждающиеся граждане, которые по тем или иным причинам не подпадают под действие федерального законодательства. В одних штатах правительство несет полную ответственность за управление и финансирование программ, определяет размеры и порядок предоставления помощи; в других — вырабатывает основные условия предоставления помощи, тогда как порядок ее получения находится в ведении муниципалитетов. В ряде штатов функции по управлению также передаются муниципалитетам.

     

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.25MB/0.00175 sec

WordPress: 23.59MB | MySQL:121 | 2,684sec