Анализ организованной преступности в России

<

050514 0155 1 Анализ организованной преступности в РоссииОрганизованная преступность – это общественно опасное социальное явление, характеризующееся тесным смыканием уголовного мира с теневыми экономическими структурами, создающее с помощью коррупции систему защиты от социального контроля. Проявляющее себя в деятельности устойчивых преступных сообществ, обладающих иерархическим организационным построением и сплоченностью, занимающихся совершением преступлений как промыслом, контролирующих источники противоправных, а также отдельных видов правомерных доходов на территориях или сферах социальной практики.

Организованная преступная группа имеет простейшую иерархию. Как правило, она включает в себя главаря или группу главарей, активных участников и соучастников — исполнителей, а также пособников, способствующих осуществлению преступных замыслов. В отдельных случаях в нее могут входить коррумпируемые должностные лица, которые, как правило, обеспечивают безопасность главарям и членам формирований. Организованность и сплоченность членов преступной группировки придают устойчивость криминогенному формированию, а вооруженность холодным и огнестрельным оружием приводит к превращению его в банду.

Наиболее типичные направления криминальной деятельности преступных организаций:

криминально-коммерческая деятельность (финансово-банковские мошенничества, коммерческо-производственная деятельность, криминальная приватизация, нарушение налогового законодательства);

вымогательство, который носит более скрытые, замаскированные формы, чем это было в преступных группировках;

похищение людей (киднепинг) с последующим получением крупного выкупа;

отдельные случаи разбойных нападений, заказные убийства;

организация и осуществление мер по безопасности членов преступных организаций путем противодействия правоохранительным органам;

международная преступная деятельность, основной частью которой является контрабанда, финансовые махинации (например, перекупка внешних долгов и последующие мошеннические действия при их погашении);

фальшивомонетничество.

Преступное сообщество – это криминальное объединение главарей преступных организаций и лидеров преступной среды, создаваемые для координации и упорядочивания преступной деятельности, решения межрегиональных и межгосударственных криминальных вопросов, оказания помощи в приспособлении преступных структур к современным условиям России и дальнего зарубежья1.

По данным исследований, на территории России активно действует свыше 6 тысяч преступных формирований. Наивысшую общественную опасность представляет 46 преступных организаций и сообществ, объединенных более 6,3 тысяч активных участников, ведущих преступную деятельность на межрегиональном и международном уровне.

Коррумпированные должностные лица оказывают содействие каждому третьему преступному формированию. Коррупция переросла в чисто криминальный аспект и приобрела политическую окраску.

Выделим основные признаки организованной преступности:

– это общественная опасность организованной преступности;

– это смыкание уголовной преступности с теневой экономической преступностью;

– коррупция;

– это наличие преступных сообществ (объединений), объединившихся для систематического совершения преступлений;

– экономический, так как деятельность организованной преступности направлена на получение крупных денежных сумм (прибыли) и материальных ценностей;

– это наличие контроля организованной преступности, над источником получения неправомерных доходов.

Совершение преступлений как промысел будет являться стержнем организованной преступности. Систематическое нарушение закона преследует главную цель – обогащение.

Все изученные российскими криминологами организованные преступные группы и сообщества создавались для систематического совершения преступлений в виде промысла в целях получения экономической выгоды.

Как правило, организованная преступность занимается деятельностью, которая запрещена законом, как-то: контрабанда, торговля оружием, наркотиками, проституция и т.д. Но в наших условиях при отсутствии всяческого желания у государственной власти вести борьбу с организованной преступностью, которое обычно обосновывается специалистами как отсутствие определенного механизма и системы специальных мер. Допускается контроль организованной преступности и за так называемыми, нетрадиционными для нее источниками дохода, иначе говоря, за законной хозяйственной деятельностью, осуществляемой физическими и юридическими лицами в установленном законом порядке.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. ВЗАИМОСВЯЗЬ РОСТА ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ В СВЯЗИ С СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИМ ПОЛОЖЕНИЕМ В СТРАНЕ

 

«Организованная преступность – это продукт противоречий между объективными законами экономики и субъективными методами, которыми пользуется господствующая административно-бюрократическая система в управлении экономикой»1.

По нашему мнению российское государство своевременно не создало правовые, экономические, финансовые инструменты, столь необходимые для осуществления конструктивного государственного регулирования, что привело к значительным бюджетным потерям и противоправным проявлениям в финансовой сфере. Это во многом способствовало появлению теневой экономики. Государство ликвидировав частную собственность, создало обстановку, в которой средства производства принадлежат исключительно государству, а значит никому. В стране власть над землей, заводами, железными дорогами и другими средствами и ценностями, в том числе и над производителем, принадлежала не частному собственнику, а должностным лицам, государственным служащим с распределением по номенклатурной должности.

Организованную преступность можно рассматривать как побочное детище административно-бюрократической системы со всеми вытекающими отсюда последствиями. Административно-бюрократическая система с ее громоздким бюрократическим аппаратом порождает разнообразные процедурные сложности, особенно в хозяйственных отраслях, в силу чего создались условия для процветания коррупции2.

Обстановка очковтирательства и приписок позволяла не только докладывать или рапортовать о мнимых хозяйственных движениях, но и укрывать от учета реальное сырье, продукцию и другие средства, тем самым создавая необходимые фонды для последующей организации преступной деятельности с широким размахом. Именно эти обстоятельства послужили причинами и условиями для возникновения экономической организованной преступности.

В руках представителей неофициальной экономики сосредотачиваются баснословные доходы, которые дают им фактическую власть над людьми. Разрушительная сила этого капитала очевидна. Возможности коррупции на уровне государственного аппарата становятся практически безграничны.

Кадры становятся объектом особого внимания владельцев теневой экономики. Возникает цель — продвигать на ключевые посты своих людей.

В настоящее время в стране сложилась катастрофическая ситуация. Государство и общество утратили контроль над преступностью, идет массовое разграбление богатств России. По мнению С.В. Ванюшкина, сегодня факторами, определяющими разрастание организованной преступности, являются:

  • провалы в экономике, постоянное ухудшение в этой сфере и, как следствие, падение жизненного уровня значительной части населения, резкая дифференциация в обществе;
  • сохраняющаяся на протяжении длительного времени социально-политическая напряженность, вызванная непрекращающимися конфликтами, забастовками, вооруженными столкновениями и войнами;
  • укрепляющееся неверие людей в способность органов местной власти решить возникающие проблемы и обусловленное этим стремление
  • значительной части населения использовать для получения денежных средств незаконные пути;
  • утрата государством возможности отстаивать свои экономические интересы;
  • некомпетентный подход к решению вопросов, связанных с укреплением правопорядка и обусловленное этим длительное невнимание к проблемам развития правоохранительной системы в целом, органов внутренних дел, в частности, их материальному, техническому, кадровому обеспечению, разработке правовой базы, направленной на эффективную борьбу с организованной преступностью1.

    По мнению В. С. Овчинского, на развитие организованной преступности сегодня повлияли:

    все усугубляющийся кризис в экономике и общественно-политической жизни общества;

    стремительное падение уровня общественного производства при одновременном росте инфляции и безработицы;

    резкое увеличение разрыва между уровнями жизни различных групп населения в связи с введением рыночной экономики, как в социальной структуре общества, так и по различным регионам;

    нарастание антидемократических, националистических, сепаратистских тенденций, перешедших в ряде регионов в разновидность гражданской войны1.

    Необходимо также проанализировать в дальнейшем, как повлияли современные рыночные реформы на развитие и укрепление организованной преступности в нашей стране.

    По прошествии нескольких лет рыночных реформ становится очевидно, что происходящая трансформация российского общества в новое экономическое, социальное и политическое качество и соответствующая государственная политика, направленная на рыночное реформирование экономики, породили серьезные проблемы.

    Мы убеждены, что современная экономическая политика, проводимая российским правительством, не только не смогла добиться снижения уровня преступности, в том числе экономической, а даже наоборот, привела к ее мощному всплеску. Процесс приватизации приводит к распродаже за бесценок объектов государственной собственности, баснословному обогащению хозяйственных руководителей (так называемых «красных директоров») и дельцов теневой экономики, обману рядовых тружеников.

    Сфера предпринимательства все больше порождается уголовной активностью и уходит в зону теневой экономики. Полностью в теневой сфере в настоящее время находится мелкое предпринимательство и сфера услуг. Усиливается криминализация финансово-кредитной системы. Все это стало явлением закономерным следствием ошибочной экономической политики. Как говорят российские специалисты-криминологи, в том числе и экономисты, такие тяжелые последствия – есть результат слепого копирования западных моделей и рецептов Международного Валютного Фонда1. А также результат еще и того, что переход к рынку осуществляется без надлежащей социальной, правовой и криминологической защиты. Мы считаем, что экономические реформы социально приемлемы в той мере, в какой они стимулируют экономическое, социальное и духовное развитие общества и личности, не создают препятствий для их взаимного развития. Специфической экономической причиной резкого разрастания организованной преступности является массовый вывоз капитала за границу.

    По мнению экономического советника Британского Парламента Д.Росса «кризис российского бюджета и обменного курса рубля во многом носил и искусственный характер. Это, в частности. Результат того, что власти позволили вывозить капитал за границу»2. По мнению криминологов «в последние годы приблизительно 20 миллиардов долларов в год переправляется за границу на зарубежные счета3.

    По нашему мнению, благодаря такому массовому вывозу капитала, Россия фактически инвестирует экономику Запада, лишая себя крайне необходимой валюты. Все это позволило сказочно обогатиться новым российским капиталистам, банкирам, торговцам, уголовным авторитетам. Огромные состояния в мгновение были сколочены на спекуляции с валютой и банковскими кредитами. В этих условиях, когда криминализирована вся экономическая система государства, экономика и политика страны попадает во все большую и ощутимую зависимость от уголовных структур. Проблема усугубляется еще тем, что происходящие в России реформы оставили в неприкосновенности административно-бюрократическую систему. Чиновники по-прежнему делят денежные и сырьевые ресурсы. Собственность и власть по-прежнему едины. Псевдосоциализм советской власти сменился обществом, которое политологи точно определили «номенклатурным капитализмом». Разница по сравнению со старой системой заключается лишь в том, что задекламировали принцип частной собственности правом, которым пользуется всецело административно-бюрократическая система.

    В связи с этим нам представляется важным мнение доктора юридических наук Л. Д. Гаухмана, который указал проявление легализации организованной преступности в трех сферах, а именно: социально-экономической, политической и правовой. В социально-экономической сфере наблюдалась приватизация партийной (бывшей КПСС) и государственной властно-управленческой элитой государственного имущества общественных организаций по чисто символическим ценам1.

    Аналогичное высказывание делает и Г. Г. Смирнов. Он отмечает, что в стране идет широкий процесс перераспределения собственности из сфер государственной монополии в сферу частной собственности, где должностное положение становится решающим фактором в определении видов приватизируемых объектов, их произвольно определяемой стоимости2.

    По нашему мнению, в этих условиях не только бывшая коммунистическая и ныне действующая государственно-властная элита, а также организованные преступные сообщества успешно скупают недвижимость, отмывая криминальные деньги и занимая тем самым экономические высоты.

    В политической сфере, отмечает Л. Д. Гаухман, «легализация выражается, прежде всего, в выдвижении лидеров бывшей теневой экономики и партийно-государственной номенклатуры в депутаты представительных органов, а также на занимаемые должности в органы исполнительной власти». Наблюдается процесс полного отчуждения государственной власти от своих граждан.

    В правовой сфере, как указывает Л. Д. Гаухман, легализация организованной преступности связано с правотворчеством, в одних случаях с бездеятельностью, а в других, со способствующей организованной преступности деятельностью законодателя3.

    Такое положение выгодно правящей элите, но неэффективно экономически, несправедливо социально и опасно политически. По мнению кандидата, юридических наук Л.Тимофеева, «реальная власть в государстве принадлежит новой корпорации мафиозного типа, сложившейся в недрах партийно-хозяйственных административных структурах»1.

    Политический обозреватель П. Вощанов дает свое высказывание о политической ситуации в стране: «в) России политическая деградация общества стала реальностью. Наступает новое время — звездный час политических проходимцев. Российская организованная преступность взросла на появлении общего интереса у политиков, бизнесменов и бандитов»2.

    По нашему мнению, на развитие организованной преступности также влияет деморализация общественного сознания, падение престижа права, законности, норм морали и правовой нигилизм, укоренившийся в психологии российских граждан.

    Очень важной причиной возрастания организованной преступности является процесс ее самовоспроизводства и правового противодействия со стороны государства, организованные преступные формирования быстро расширяют свою преступную деятельность вширь и вглубь, проникая все дальше в экономические и политические структуры общества.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    3. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ И ЭТАПЫ БОРЬБЫ С ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТЬЮ В РОССИИ

     

    В течение последних 20 лет политика борьбы с организованной преступностью в России находится под пристальным вниманием не только россиян, но и специалистов правоохранительных органов всего мира. Однако, она, как и многие другие проблемы в ходе противоречивого пути развития современной России, претерпела ярко выраженные взлеты и падения. Кроме того, иногда прослеживается поразительная разница между представлениями внешних наблюдателей и внутренними перспективами, определяемыми российскими учёными, работающими по проблеме.

    Уголовно-правовые нормы, касающиеся борьбы с организованной преступностью. В рамках повсеместного предпочтения репрессивного подхода к борьбе с организованной преступностью соответствующие уголовно-правовые нормы представляют собой инструментарий, избираемый российскими властями в реализации этого противодействия на практике. Однако сфера действия уголовного закона простирается шире обычных его функций по отделению законного от преступного и обеспечению основания для привлечения к ответственности. В зависимости от квалификации деяния определяется вид доследственной проверки, а также тот правоохранительный орган, который будет проводить расследование. Именно это доверие к квалификации деяния как преступного является уникальной особенностью российской досудебной системы. Чтобы понять эту особенность, необходимо ввести краткое описание системы уголовного правосудия в нашу дискуссию об основах борьбы с организованной преступностью, прежде чем перейти к дальнейшему анализу специфических норм права и институтов.

    Анализируя Общую часть, отметим, что большинство изменений претерпели нормы, касающиеся соучастия. Следуя введенной ст.171 в УК 1960 г. концепции организованной группы, ст. 35 нового УК содержит большой перечень организованных структур, создаваемых для совершения преступлений, помимо традиционных разновидностей соучастия (ст. 33 УК). В дополнение к «организованной группе» УК 1996 г. вводит ряд новых понятий: «группа лиц», «группа лиц по предварительному сговору» и «преступное сообщество/преступная организация», включающая также ассоциацию организованных групп. Очевидно, цель этих новых категорий состоит не в том, чтобы охватить разновидности соучастия, которые иначе бы остались безнаказанными. Скорее всего, они направлены на то, чтобы квалифицировать определенные преступления как связанные с организованной преступностью и предусмотреть повышенную уголовную ответственность за них. Однако, то, что делает эти категории такими проблемными для практического правоприменения – это невнимание к криминологическим выводам о том, что есть организованная преступность. Вот почему в российской правовой литературе предпринимается масса попыток найти доктринально обоснованное решение, в особенности как охарактеризовать элемент «устойчивости» в легальной дефиниции организованной группы и элемент «плоченности» в дефиниции преступного сообщества.

    <

    Особенная часть Уголовного кодекса отличается изобилием новых составов преступлений, собранных в главе «Преступления в сфере экономической деятельности», и еще двумя, не вошедшими в главу, но связанными с организованной преступностью, а именно бандитизмом (ст. 209 УК) и организацией преступного сообществ/преступной организации (ст. 210 УК). Новые составы представляют собой должную реакцию на типичные разновидности беловоротничковой преступности, но в российском контексте они больше связаны с организованной преступностью. Сюда входит незаконное предпринимательство, незаконная банковская деятельность, легализация денежных средств или иного имущества, приобретенных незаконным путем, незаконное получение кредита, принуждение к совершению сделки или отказу от ее совершения, изготовление или сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт и иных платежных документов, неправомерные действия при банкротстве, преднамеренное банкротство и фиктивное банкротство.

    Помимо этих типичных преступлений организованной преступности, еще 70 составов преступлений предусматривает более суровое наказание, если они совершаются группой лиц или группой лиц по предварительному сговору. В противовес этому в кодексе очень мало преступлений, в которых законодатель предусмотрел в качестве отягчающего обстоятельства совершение их преступным сообществом. Так же необходимо отметить тот факт, что совершение преступления группой лиц в качестве отягчающего обстоятельства указывается в 70% случаев тяжких или особо тяжких преступлений, а остаток приходится на преступления, посягающие на демократические институты и коммерцию, имеющие среднюю или небольшую степень тяжести.

    Вследствие ратификации Конвенции ЕС об отмывании доходов ст.174 была основательно переработана и добавлена ст.1741. Новые положения учли многие критические замечания и прояснили суть нормы.

    Входящий в число организованных преступлений бандитизм (ст. 209 УК РФ) известен еще с советских времен. Устинова (1997) приводит следующую статистику осуждения за бандитизм. В постперестроечной России этот состав не пользовался особой популярностью, что подтверждается количеством судебных дел. В 1991 г. всего было вынесено 8 приговоров, в 1992 г. – 28, в 1993 г. – 26, в 1994 г. – 66 и в 1995 г. – 86.

    Новая ст. 210 УК частично пересекается со ст. 209, поскольку криминализует создание и участие в преступном сообществе (преступной организации) для совершения тяжких или особо тяжких преступлений. Как и ч. 4 ст. 35 УК она использует признак «сплоченности», порождая те же проблемы с дефиницией. На практике она применяется очень редко. Например, в 1997 г. на территории России было возбуждено всего 48 уголовных дел, а приговоры вынесены лишь по 9 (Каминский и др. 2002). На следующий год число возбужденных уголовных дел выросло до 160, но только одно закончилось приговором по ст.210 УК (Каминский и др. 2002: 44).

    Система уголовного правосудия. Российская система уголовного правосудия сохранила удивительный уровень преемственности, несмотря на множество изменений, внесенных в нее с течением времени. Даже после принятия нового революционного Уголовно-процессуального кодекса 18 декабря 2001 г., который ввел состязательную судебную систему, досудебные процедуры остались практически без изменений. Важность этой преемственности не стоит недооценивать, поскольку специалисты в сравнительном правоведении по всему миру отмечают изменение баланса между судебными и досудебными процедурами в делах об организованной преступности в сторону последнего. Позже мы уделим внимание отдельным аспектам судебного разбирательства дел об организованной преступности, а сейчас дадим краткую характеристику действующему с 2002 г. Уголовно-процессуальному кодексу, заменившему УПК РСФСР 27 октября 1960 г.

    Оперативно-розыскная деятельность. Несхожесть общей правоприменительной деятельности правоохранительных органов и намного меньшей по объему досудебной фазы, регулируемыми УПК, казалось бы, подразумевает, что в зависимости от стадии расследования каждый правоохранительный орган использует соответственно предусмотренный спектр полномочий. Однако различие выражено не настолько чётко, поскольку для осуществления оперативно-розыскной деятельности, которая охватывает и общую правоохранительную работу и досудебную стадию уголовного следствия, предоставляется дополнительный набор соответствующих правомочий. Это объединение полномочий особенно четко прослеживается в ч.7 ст.164 УПК и в специализированных нормативных актах для отдельных правоохранительных органов, например, ч.16 ст.11 Закона «О милиции».

     Рассмотрение дела в суде. Хотя Уголовно-процессуальный кодекс 2002 г. не внес существенных изменений в досудебную процедуру, он кардинально изменил стадию судебного разбирательства, привнеся состязательность в процесс рассмотрения дела. УПК все еще ориентирован на традиционную, не организованную преступность и не принимает во внимание предложений по введению специальных процедур для дел, связанных с организованной преступностью.

    Что касается секретности оперативно-розыскных мер, то ст. 12 закона 1995 г. «Об оперативно-розыскной деятельности» признает всю информацию о занятых лицах, используемых технических средствах и задействованных источниках, а равно результаты таких мероприятий государственной тайной в рамках ее определения в законе «О государственной тайне». В то же время ст. 11 разрешает использовать результаты оперативно-розыскной деятельности в судебном процессе как доказательства в соответствии с нормами уголовно-процессуального права, регламентирующими сбор, проверку и оценку доказательств. Рассмотренные положения кажутся достаточными для разрешения ситуации, но проблема лишь усложнилась по сравнению с
    УПК 1960 г., который вообще не содержал специальных норм, касающихся оперативно-розыскной деятельности.

    УПК 2002 г. предусматривает специальную процедуру, по которой результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть представлены как доказательство без указания источников или обстоятельств, если только соответствующие оперативное подразделение удостоверит подлинность информации. Ст. 89 УПК содержит теперь условия использования оперативно-розыскной информации как доказательства. Однако подход императивен: использование оперативно-розыскной информации исключается, если она не соответствует требованиям, предъявляемым УПК к доказательству. Отсюда, нормативное разрешение проблемы неудовлетворительно, поскольку оперативно-розыскная информация по сути своей не может быть использована как доказательство. Определенные результаты оперативно-розыскной деятельности (например, наблюдение) по природе своей могут быть представлены как доказательство только в форме свидетельских показаний или вещественных доказательств.

    Кроме традиционных форм доказательств, УПК содержит такую категорию как «иные документы». «Иные документы» в рамках законодательного определения включают в себя не только письменные документы, но и фотографии, а также аудио- и видеозаписи. Для введения их в судебный процесс необходимо в соответствии со ст. 285 УПК, чтобы информация, содержащаяся в них, могла быть оглашена, если она удостоверена и имеет отношение к делу.

    Новые способы борьбы с организованной преступностью:

    Контроль деятельности, связанной с отмыванием доходов. Основными целями общей стратегии борьбы с организованной преступностью в России стали отмывание денег, включая нелегальный вывоз капиталов за рубеж, и в последнее время — финансирование терроризма. Законодательство, принятое в связи с ратификацией Конвенции Совета Европы «Об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности», включает не только изменение Уголовного кодекса (см. выше), но и имплементацию механизмов выявления, регистрации и расследования случаев отмывания доходов и финансирования террористической деятельности.

    В центре новой системы находится Комитет РФ по финансовому мониторингу – служба финансовой разведки, действующая как орган расследования сообщений о всех подозрительных сделках.

    Превентивная регистрация лиц, связанных с организованной преступностью. Некоторые новые и интересные предложения свидетельствуют, что проблема организованной преступности не может быть удовлетворительно разрешена без дополнения арсенала правоохранительных органов мерами профилактического характера. Даже в соответствии с действующим законодательством правоохранительные органы вправе завести дело оперативного учета в случаях, когда выполнены все требования закона «Об ОРД». Целью такой регистрации является сбор и систематизация необходимых сведений об отдельных лицах, особенно о, как правило, хорошо известных лидерах традиционного российского преступного мира («воры в законе»). В зависимости от конкретного случая, учет может быть предельно широким, в особенности, когда нет никаких ограничений касательно того, сколько и какие данные могут храниться. Для западного аналитика совершенно не понятно, какие проблемы существуют в связи с защитой сведений, когда п. 3 ст. 10 Закона «Об ОРД» гласит, что «факт заведения дела оперативного учета не является основанием для ограничения конституционных прав и свобод».

    Подобное довольно легкое отношение к личным правам и свободам также демонстрируется и в следующем предложении, так или иначе связанном с идей «оперативного учета».

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ

     

    Организованная преступность – сложное антисоциальное явление, не имеющее государственных границ. Многие десятилетия она «сопровождает» экономическое и культурное развитие большинства стран мира, стимулируя такие пороки человеческого общества, как коррупция, вымогательство, насилие, наркомания, проституция.

    Возрастающие масштабы организованной преступности представляют реальную угрозу безопасности государства и общества, так как она усиливает свои позиции через монополизацию многих видов противоправной деятельности, используя отсутствие надежных механизмов защиты нарождающихся рыночных отношений, активно внедряется в новые экономические структуры, стремится сохранить

        Проведённое исследование показало, что организованная преступность является одним из наиболее опасных основных видов преступной деятельности и имеет ярко выраженную антисоциальную направленность. Она стремится проникнуть во все сферы социально-экономической и политической общественной жизни. Образно выражаясь, организованная преступность является паразитом на теле современного общества.

    Деятельность преступных организаций и сообществ характеризует активное стремление приспособить и преобразовать общественные условия в своих целях.

    Организованная преступность становится одним из основных факторов политической и социально–экономической нестабильности в Российской Федерации. На это неоднократно обращалось внимание в обращениях и выступлениях Президента Российской Федерации, руководителей Правительства и Парламента России, в документах руководящих государственных органов.

        Организованная преступность породила новую криминальную ситуацию, которая требует для её разрешения неотложных законодательных, организационно–управленческих мер, значительных материальных ресурсов на оснащение правоохранительных органов и обучение сотрудников методам борьбы с организованной преступной деятельностью. Одной из причин сложившейся ныне в сфере борьбы с организованной преступностью ситуации является недостаточно научная проработка проблем, отсутствие ясных представлений о стратегии и идеологии этой борьбы, а также правовой, криминологической, криминалистической и оперативно–розыскной концепции и соответствующих научных рекомендаций по выявлению, раскрытию, расследованию и предупреждению организованной преступной деятельности. Теоретическому познанию организованной преступности как социально–правового явления в нашем обществе предшествовала оперативно–розыскная, следственная и судебная практика.

    Следовательно, что для того, чтобы успешно осуществлять борьбу с организованной преступностью, государству необходимо сделать следующее:

  1. Проводить проверку на предмет законности регистрации и иных частных предприятий, кооперативов с учетом образования их стартового капитала, соответствия их фактической деятельности, уставным положениям.
  2. Принять законы, направленные против коррупции, на основании которых, в частности, можно потребовать от чиновников и политиков предоставлять информацию о своем имуществе, доходах и обязать соответствующие органы расследовать случаи неожиданного обогащения или несоответствия высокого уровня жизни декларированным источникам доходов.
  3. Проводить изучение вопросов, касающихся структур финансовых органов, банков, системы учреждений по линии внешних связей и способов получения информации о криминогенных проявлениях в этих структурах.
  4. Проводить повышение и подготовку по экономическому образованию работников спецподразделений по борьбе с организованной преступностью.
  5. Принять законодательные положения о наделении должностных лиц правоохранительных органов правами доступа к документам, необходимым для контроля за перемещением денег, а также положение, рассматривающее открытием и использование счетов под вымышленными именами в качестве уголовно-наказуемого деяния.

     

     

     

     

     

     

     

     

    СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

     

  6. Конституция РФ: Принята всеобщим голосованием 12 декабря 1993 г. М., 2003.
  7. Уголовный кодекс РФ.
  8. Конституция Российской Федерации. Комментарий / Под общей редакцией Топорнина Б.Н., Батурина Ю.М., Орехова Р.Г. М., 1994.
    Закон РФ «Об оперативно розыскной деятельности.» 12.08.1995 // Рос. газета. 1995. 18 августа.
  9. Ванюшкин С. В. Основные формы организованной преступности в России//Организованная преступность. 2. М. 2003.
  10. *Вощанов П.С. Звездный час проходимцев // Комсомольская правда. 2004. 22 ноября.
  11. Гаутман Л.Д. Актуальные проблемы теории и практики, борьбы с организованной преступностью в России. — М. 2004. – 458 с.
  12. Гуров А.И. Жигарев Е.С. Яковлев Е.И. Криминологическая характеристика и предупреждение преступлений, совершаемых преступной группой. — М. 2002. – 187 с.
  13. Иванов С.Ю. Проблемы борьбы с организованной преступностью и коррупцией. М., 2003. – 198 с.
  14. Корчагин А.Г., Номоконов В.А., Шульга В.И. Организованная преступность и борьба с ней. Владивосток. 2003. – 201 с.
  15. Овчинский В.С.Организованная преступность. М.,2003.
  16. Криминология / Под ред. А.И.Долговой, М. 2002.
  17. Росс Д. Российская экономика в тупике // Вопросы экономики. М. 2000. № 3.
  18. Смирнов Г.Г. Организованная преступность и меры по ее предупреждению. — М., 2003. – 301 с.
  19. Тимофеев Л.И. Совершенствование законодательства о борьбе с преступностью в период рыночной экономики. М., 2003. – 224 с.

     

    Приложение

    Показатели организованной преступности в России

      

    1994

    1995 

    1996 

    1997 

    1998 

    1999 

    2000 

    2001 

    2002 

    2003 

    Выявленные организованные преступные группы (ОПГ)

    485 

    785 

    952 

    4352 

    5691 

    8059 

    8222 

    * 

    * 

    * 

    Включая имеющие международные связи

    * 

    * 

    75 

    254 

    307 

    461 

    363 

    * 

    * 

    * 

    Преступления, связанные с организованной преступностью

    2924 

    3515 

    5119 

    10707 

    13640 

    18619 

    23820 

    26433 

    28497 

    28688 

    Члены ОПГ, попавшие под следствие, арестованные

    * 

    * 

    4489 

    8889 

    11351 

    15197 

    14936 

    17927 

    16100 

    16037 

    Конфисковано:

      

      

      

      

      

      

      

      

      

      

    — огнестрельное оружие

    111 

    295 

    371 

    4518 

    11737 

    13808 

    6357 

    6401 

    * 

    * 

    — наркотические вещества (кг) 

    26 

    46 

    257 

    3297 

    4368 

    3695 

    5841 

    * 

    * 

    * 

    — доллары США  

    * 

    * 

    * 

    9,7

    тыс 

    4,1

    тыс 

    3,2

    млн 

    5,7

    млн 

    7,8

    млн 

    8,9

    млн 

    * 

    — рубли  

    3,8

    тыс 

    5,6

    тыс 

    19,0 тыс 

    3,2

    млн 

    72,1

    млн 

    17,1

    млрд 

    40,2

    млрд 

    91,8

    млрд 

    654,6

    млрд 

    * 

    — автомобили 

    * 

    * 

    * 

    648 

    1118 

    1525 

    1364 

    * 

    * 

    * 

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.99MB/0.00162 sec

WordPress: 22.33MB | MySQL:114 | 1,918sec