Допрос в бесконфликтных сиутациях

<

050214 0041 1 Допрос в бесконфликтных сиутациях

1.1. Понятие и общие положения тактики допроса в бесконфликтных ситуациях

 

Допрос — это самостоятельное следственное действие, сущность которого состоит в получении от допрашиваемого достоверных сведений о фактах и обстоятельствах, подлежащих установлению по уголовному делу. Его эффективность определяется достоверностью полученных показаний и объяснений. Однако достоверность не следует смешивать с правдивостью. Сообщенные допрашиваемым лицом сведения могут быть субъективно правдивыми, но недостоверными. Так, например, человек, страдающий дальтонизмом, может сообщить правдивые для него сведения о цвете увиденного им предмета, но они будут недостоверными в силу особенностей его зрения. Причины добросовестного заблуждения могут быть различными, поэтому требуется особая осторожность при оценке показаний, получаемых в процессе допросов. Допрашиваемые лица имеют различный процессуальный статус. В зависимости от него изменяется и тактика их допроса.1

Допрашивающие всегда стремятся к получению достоверных показаний, но не всегда этого достигают, особенно при допросах подозреваемых и обвиняемых. Однако нельзя исходить из того, что недостоверные показания всегда даются умышленно. Фальсифицирование показаний происходит под влиянием разных причин, о которых подробнее будет сказано в параграфе о психологических основах тактики допроса.

Допросы принято различать по их последовательности — первичные и повторные, по субъектам — допросы подозреваемых, обвиняемых, потерпевших, свидетелей, экспертов. Определенная специфика присуща допросам несовершеннолетних, психически больных, а также допросам на очных ставках. Когда и кого допрашивать, решает следователь, обязательным для него является лишь допрос подозреваемых и обвиняемых, непосредственно регламентируемый процессуальным законом по времени, месту проведения и т. д. Практически к числу обязательных следует отнести и допрос потерпевшего. Допрос свидетелей и экспертов производится с учетом сложившейся следственной ситуации и тактических соображений следователя. Особо следует подчеркнуть обязанность строжайшего соблюдения при всех допросах требований процессуального закона и этических (нравственных) норм. Допрашивающий должен быть выдержан, вежлив, спокоен. Допрашиваемый с первых его действий убеждается в том, глубоко ли он знает существо дела, насколько объективен, насколько настойчиво стремится к отысканию истины по делу и т. д. От этого зависит поведение допрашиваемого, его психологический контакт с допрашивающим. Особенно сложно, а порой и трудно складывается допрос подозреваемых и обвиняемых. Их интересы, как правило, противоположны интересам допрашивающего. Последний стремится к установлению истины в расследуемом деле, а допрашиваемый, наоборот, к полному или частичному ее отрицанию. В возникающем противоборстве целей значительную роль играет не только личность допрашивающего, но и личность допрашиваемого.1

Допросу подвергаются люди разных возрастов, национальностей, профессий, характеров, интеллектов, в прошлом судимые или несудимые и т. д. Не учитывая этих факторов, трудно рассчитывать на эффективность допроса. Неправильно рассчитывать и на то, что все это можно будет учесть в процессе последующих допросов. Что бывает упущено при первом допросе, далеко не всегда удается восполнить в последующих. Личности не только подозреваемого и обвиняемого, но и всех других лиц, подлежащих допросу, следует с максимально возможной полнотой изучить перед первым допросом. Знание данных, характеризующих личность, существенно помогает построить правильный план допроса, наметить и осуществить оптимальные тактические приемы.

Изучение личности допрашиваемого и всестороннее знание материалов дела предупреждают от возникновения возможных конфликтов или помогают их устранить.

При допросе в условиях бесконфликтной ситуации допрашиваемого, как правило, не нужно в чем-то изобличать – обо всех обстоятельствах события он охотно рассказывает сам. Однако это не значит, что достоверность показаний допрашиваемого гарантируется во всех случаях: допрашиваемый может о чем-то забыть, какие-то элементы события воспринять неверно (в силу скоротечности события, сильного эмоционального возбуждения, испуга и т. д.). Иными словами, при допросе в условиях бесконфликтной ситуации допрашиваемый часть информации, имеющей отношение к делу, может «не донести» до следователя или донести ее в искаженном виде. И это бывает не как исключение, а напротив, достаточно часто. Так, согласно результатам одного из исследований, показания 44,9 % потерпевших не полностью соответствовали действительным обстоятельствам расследуемого события. 1

Значит, задача следователя при допросе в условиях бесконфликтной ситуации заключается в том, чтобы оказать допрашиваемому помощь в восстановлении действительной картины расследуемого события и в припоминании забытых фактов, ни в коем случае не задавая при этом наводящих вопросов.

Существует целый ряд тактических приемов допроса в условиях бесконфликтной ситуации.

В частности, при вызове свидетелей и потерпевших обычно нет необходимости использовать повестки с предупреждением о том, что в случае неявки они могут быть доставлены приводом. Имеет смысл шире практиковать приглашение на допрос по служебному или домашнему телефону, а если приглашение делается в письменной форме — не повесткой, а простой неформальной запиской. Лишь если свидетель или потерпевший отказывается прийти или нарушает договоренность со следователем, ему посылается официальная повестка.

Имеет значение форма предупреждения допрашиваемого об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. Следователь должен суметь разъяснить допрашиваемому всю серьезность и ответственность предстоящего следственного действия и в то же время сделать это без излишней официальности, чтобы не помешать установлению психологического контакта, не «спугнуть» допрашиваемого.

Конечно, если есть основания полагать, что свидетель или потерпевший не намерены говорить правду, соответствующее предупреждение должно быть сделано в иной, более жесткой форме.

Весьма эффективен и такой прием, как допрос в хронологической последовательности. Допрашиваемому предлагается вспомнить, что он делал в какой-то конкретный день, начиная с определенного момента. Последовательно воспроизводя в памяти события этого дня, допрашиваемый часто может назвать такие факты и обстоятельства, о которых прежде он вспомнить не мог. Восстанавливать хронологическую последовательность событий можно как начиная от раннего момента, так и наоборот от более позднего к раннему.

Нередко при допросе в условиях бесконфликтной ситуации используется постановка вопросов, активизирующих в сознании свидетеля ассоциативные связи. Например, если свидетель не может вспомнить, когда он встретился с обвиняемым, имеет смысл спросить его, встречались ли они в праздник или в будничный день, какая в день встречи была погода и т. д. Иногда этого оказывается достаточно, чтобы в памяти свидетеля восстановилась вся картина события.

Хорошие результаты дает предъявление допрашиваемому различных вещественных доказательств, фотоснимков, схем, планов. В частности, при расследовании дорожно-транспортных происшествий свидетеля можно попросить показать на схеме, в каком направлении он двигался, в какой точке находился в момент события, где в это время размещались соответствующие транспортные средства. Посмотрев на групповой фотоснимок, допрашиваемый нередко вспоминает подробности события, фамилии и имена лиц, интересующих следователя, и многое другое.

Наконец, как уже отмечалось, нередко очень эффективным оказывается допрос на месте происшествия.

Применяя эти и другие приемы, следует, однако, быть весьма осторожным: всегда нужно помнить, что при их неумелом использовании можно незаметно перейти ту грань, за которой оканчивается помощь допрашиваемому в восстановлении действительной картины события и припоминании забытых фактов и начинается внушение, «подсказки», наводящие вопросы, что совершенно недопустимо.

 

1.2. Психологические основы допроса в бесконфликтной ситуации

 

Содержание показаний – потерпевших, свидетелей — это прежде всего восприятие тех или иных явлений действительности, имеющих отношение к расследуемым по делу обстоятельствам, причем нередко неординарных. Однако формирование показаний как таковых — процесс достаточно сложный.

В реализации основной стадии допроса свидетелей и потерпевшего можно выделить ключевые проблемы, определяющие психологические цели и задачи:

1) диагностика и оценка состояния психофизиологических, познавательных процессов, памяти, уровня и характерных особенностей мышления;

2) выбор и применение психологических способов активизации памяти, стимулирования мышления, восстановления ассоциативных связей;

3) психологический анализ поведения потерпевшего до, в момент и после совершения преступления;

4) психологическая диагностика личностных особенностей потерпевшего: социальной направленности, убеждений и т.д.;

5) диагностика отношений потерпевшего к событию преступления, лицам, его совершившим, наступившим последствиям;

6) оперативный анализ и оценка невербальных реакций потерпевшего и свидетеля, особенно при диалоговом этапе допроса;

7) оперативное изменение тактики допроса на основании перечисленных выше факторов;

8) применение специальных психологических приемов распознавания и преодоления умышленного искажения фактов. 1

Значение указанных моментов не однозначно и может существенно различаться в зависимости от каждого конкретного случая.

Восприятие есть отражение человеком действующих на его органы чувств предметов и явлений материального мира. В основе восприятия лежат ощущения, или, иначе говоря, комплексное воздействие на органы чувств человека, называемые анализаторами (зрение, слух, обоняние, осязание и др.), свойств и состояний объектов материальной среды. Восприятие, однако, не является простой суммой ощущений. У человека ощущения сопровождаются мыслительной деятельностью, образующей с ними единый психический процесс, способный охватить явления действительности в их отношениях, движении, развитии.2

Качество восприятия человеком явлений действительности зависит от множества взаимодействующих факторов.

Так, адекватному отражению тех или иных материальных объектов и явлений могут помешать механические препятствия. Невозможно, например, правильно воспринять ту или иную обстановку, если между ее объектами и наблюдателем находится преграда (деревья, строения, неровности рельефа местности и т. п.).

Неодинаково у разных людей и состояние органов чувств. Например, врожденные или приобретенные в связи с болезнью дефекты зрения, слуха и т. д. определяют пороги ощущений, а следовательно, и продуктивность восприятия. Ослабление способности органов чувств к восприятию иногда вызывается и внешними условиями. Резкие и неприятные запахи, шумы, диссонирующие и монотонные звуки и т. п. могут притупить реакцию органов чувств. На функциях последних отрицательно сказываются некоторые специфические состояния (алкогольное и наркотическое опьянение, сильное эмоциональное переживание, утомление и т. п.).

Искажающее влияние на восприятие некоторых свойств объектов и пространственно-временных отношений могут оказывать акустические и оптические явления. Восприятие цвета и формы объекта зависит от определенных сочетаний контрастности и фона, о величине рядом стоящих объектов можно судить только по соотношению их размеров, восприятие звука зависит от характера помещения или местности и связанного с ним отражательного эффекта и т. п. На качество восприятия также влияют природные и погодные условия (освещенность, дождь, туман, снегопад и т. д.). 1

Разумеется, все перечисленные искажающие факторы не могут в полной мере исключить восприятие. Даже при их негативном воздействии человек в состоянии в той или иной мере понять наблюдаемые явления, события, обстоятельства.

Запоминание — это запечатление в коре головного мозга посредством создания временных нервных связей воспринимаемых объектов и явлений действительности, сохранение воспринятого памятью.

Уровни процесса запоминания неодинаковы. Незначительные, субъективно маловажные обстоятельства, необходимые человеку лишь на данный момент сведения не удерживаются памятью длительное время. Более субъективно значимые события, которые произвели на него сильное впечатление либо представляются жизненно необходимыми, а также сведения, которые по тем или иным причинам специально заучивались, достаточно прочно оседают в памяти. Иногда они сохраняются до конца его жизни.2

Воспроизведение — оживление в сознании того, что было воспринято в прошлом и сохранено памятью, — при допросе, как при любом словесном общении, происходит в виде воспоминания. Естественно, полнота и достоверность воспроизведения зависят в первую очередь от качества восприятия.

Знание допрашивающим основных закономерностей процессов восприятия, запоминания и воспроизведения определяет применение тех или иных тактических приемов, способствующих оценке достоверности и полноты показаний.

Психические свойства личности допрашиваемого (его темперамент, жизненный опыт, уровень интеллектуального развития, убеждения, общие и профессиональные знания, навыки, потребности, интересы, привычки и т. п.) также должны быть учтены при допросе.

В самом общем виде влияние перечисленных свойств на качество восприятия и последующий допрос может быть охарактеризовано так: темперамент человека влияет на силу сопровождающих восприятие эмоциональных состояний. Опыт, интеллект и знания определяют понимание конкретным лицом свойств, состояний и отношений материальных объектов и воспринимаемых явлений действительности в целом. Под влиянием убеждений, привычек, интересов, потребностей складывается отношение человека к окружающей действительности, поведению и действиям людей. Все это в конечном счете обусловливает характер и способ действий (или осознанное бездействие) в конкретной ситуации, в том числе и при совершении преступления.1

Потерпевший — в большинстве случаев невольный участник события преступления. Неожиданность случившегося усиливает воздействие отрицательных эмоциональных состояний на его восприятие: он испытывает чувства страха, гнева, иногда болевые ощущения. Поэтому одни детали происходящего события предстают перед ним в преувеличенном виде, а другие, наоборот, отражаются мельком, подсознательно либо оказываются вовсе не отраженными.

<

Судебно-следственная практика содержит много примеров, когда в показаниях потерпевших преувеличивалась опасность нападения, ошибочно оценивались орудия, гиперболизировались физические признаки нападавших и в то же время отрицались несомненно имевшие место детали происшедшего.

Воспринимая из ряда вон выходящие события (убийство, дорожно-транспортное происшествие и др.), свидетели испытывают сильный эмоциональный стресс. В таких ситуациях субъективно значимые элементы события как бы заслоняют собой все остальное, порождая непроизвольные ошибки восприятия.

Жизненный опыт, общие и профессиональные знания обеспечивают обычно высокую продуктивность восприятия. Однако их переоценка иногда может привести к ошибкам и заблуждениям.

От момента восприятия до воспроизведения на допросе, как правило, протекает определенный отрезок времени, подчас достаточно продолжительный.

Прочность запоминания воспринятого зависит от многих факторов, в том числе от свойств памяти субъекта восприятия.

Различают память двигательную, эмоциональную, образную, словесно-логическую. При двигательной памяти лучше запоминается все связанное с движением, с физическими действиями как самого воспринимающего, так и воспринимаемых объектов. При эмоциональной памяти прочнее запоминается то, что связано с внутренними переживаниями человека, его чувствами. Образная память связана с наглядными представлениями, внешними признаками, образами воспринимаемых объектов. Словесно-логическую память характеризует лучшее восприятие и запоминание устной и письменной речи. Хотя названные виды памяти взаимосвязаны и взаимозависимы, у конкретного человека один из них обычно преобладает. 1

Прочность запоминания зависит от комплекса органов чувств, участвующих в восприятии: чем больше органов чувств вовлечено в восприятие, тем лучше запоминается воспринятое.

Наиболее значительное положительное воздействие на процесс запоминания оказывает понимание воспринимаемого материала: чем правильнее, точнее осмысливается и оценивается какое-либо явление или событие, тем лучше оно запоминается. Поэтому восприятие, которому способствовали профессиональные знания или навыки, более продуктивно, а воспринятое прочнее удерживается памятью. На качество запоминания влияют возрастные факторы. Как правило, лучшей памятью обладают люди более молодого возраста. Пожилой же человек подчас полнее и точнее помнит то, что было им воспринято сравнительно давно, и быстро забывает воспринятое недавно.

Определенные закономерности присущи и процессу забывания. Он неотвратимо действует во времени. Так, экспериментально установлено, что забывание наиболее интенсивно протекает в течение первых 3—7 суток, а затем процесс забывания постепенно затухает. Сохраненное памятью после 10 — 12 суток относительно стабилизируется. Однако более существенно иное: чем дальше во времени уходит воспринятое событие, тем больше вероятность появления наслоений деталей поздних событий. Поэтому в потерпевших и свидетелей нередко обнаруживается смешение событий, времени, когда они наблюдались, людей и их действий, признаков различных объектов. Пробелы восприятия могут замещаться вымыслом. 1

Следует иметь в виду, что память человека способна через определенные промежутки времени произвольно или непреднамеренно возвращаться к некоторым событиям, переосмысливать и переоценивать их. Иногда это приводит не только к ошибочной интерпретации воспринятых событий, но и к неожиданному и достаточно точному вспоминанию обстоятельств, отдельных деталей и фактов, казавшихся безнадежно забытыми или вовсе не воспринятыми.

Процесс забывания неразрывно связан с тем, насколько произвольно было само восприятие. Все воспринятое с интересом запоминается лучше.

 

1.3. Тактико-психологическая характеристика допроса

 

При подготовке к допросу и в ходе этого следственного действия учитываются его психологические особенности.

Прежде всего, следует принимать во внимание, что допрос является воспроизведением допрашиваемым ранее воспринятых обстоятельств со всеми присущими этому психическому процессу закономерностями. В то же время всякий допрос есть одна из разновидностей межличностного речевого общения, нередко характеризующегося конфликтной ситуацией из-за несовпадающих, а то и прямо противоположных интересов следователя и допрашиваемого лица.

Успешности любого допроса способствует установление психологического контакта между допрашивающим и допрашиваемым, т. е. формирование прежде всего желания к межличностному общению, устранение причин, препятствующих взаимопониманию, возникновению взаимного доверия. Естественно, более сложно установление такого контакта следователя с обвиняемым и подозреваемым, вступившими в конфликт с законом, что влечет для них неблагоприятные личностные последствия.

Психологический контакт, в частности, можно определить как взаимоотношения следователя с допрашиваемым, когда допрашиваемый сознательно и добровольно предоставляет следователю информацию, имеющую значение для дела. Н. И. Порубов определяет психологический контакт как систему взаимодействия людей в процессе их общения, основанного на доверии; как информационный процесс, при котором люди могут и желают воспринимать информацию, исходящую друг от друга1.

Приемы установления психологического контакта, формируемого, как правило, постепенно в ходе допроса, а то и от допроса к допросу, весьма разнообразны. Они зависят от личностных качеств и допрашиваемого и допрашивающего: от совместимости темпераментов, уровней интеллектуального развития, жизненного опыта, владения речью и т. д.

Многое зависит от поведения допрашивающего лица. В первую очередь от него требуется подлинная, а не показная внимательность к допрашиваемому независимо от его процессуального положения. Допрашивающий должен обладать умением слушать.

Само положение допрашиваемого, экстраординарность сложившейся для него ситуации делают его весьма чувствительным к невниманию, фальши в поведении, словах, экспрессивно-эмоциональной окраске и т. д.

Следователь должен проявлять доброжелательное, непредвзятое отношение к допрашиваемому лицу и процедуре допроса. Нельзя проявлять явную заинтересованность той или иной частью показаний, особенно в случаях, так как это может насторожить допрашиваемого.

Возникновение доверительных отношений при допросе может стимулироваться беседой на отвлеченные темы. Однако при неумелом использовании этого приема эффект достигнут не будет.

Пригласив для допроса свидетеля, нужно помнить, что он, выполняя не только процессуальную обязанность, но и гражданский долг, затрачивает личное время подчас в ущерб собственным интересам. Возникновение психологического контакта со свидетелем обеспечивается пониманием указанных обстоятельств, предупредительным отношением к нему. Особенно необходимо это в случае, когда свидетель вынужден давать показания в связи с совершением преступления близким ему человеком (мужем, женой, детьми).

Установлению доверительных отношений должна способствовать и обстановка допроса. Недопустимы в ходе его отвлечение следователя на разговоры с посторонними лицами, переговоры по телефону и другие действия, мешающие нормальному течению допроса.

Психологический контакт с свидетелем, потерпевшим облегчает производство допроса и получение достоверных показаний.

Допрос является специфическим видом речевого общения. А оно само по себе предполагает психологическое воздействие. Под психологическим воздействием на допросе понимается сознательная интеллектуально-волевая деятельность, направленная на изменение течения психических процессов у других лиц, способствующая вспоминанию воспринятых в прошлом обстоятельств, равно как и пересмотру субъективных позиций, противоречащих общественным интересам и целям правосудия.

Психологическое воздействие следует отличать от психического насилия. Уголовно-процессуальный закон запрещает домогаться показаний обвиняемого путем угроз, насилия, иных незаконных мер. Психическим насилием являются также неправомерные действия (например, не вызываемые необходимостью многочасовые допросы, оставление без пищи, питья, лишение сна и т. п.). Оно может быть и более замаскированным: это всякого рода обещания изменения меры пресечения, разрешения свиданий и др. в обмен на желательные следствию показания. Тем более, недопустимы угрозы применения более суровых мер в отношении самого допрашиваемого или его родственников. 1

Одним из основных методов психологического воздействия является убеждение. На положительных явлениях жизни строится убеждающая беседа, направленная к воздействию на интеллектуально-эмоциональную сферу допрашиваемого, стимулирующая его положительные личностные качества.

При реализации тактико-психологических приемов может быть эффективно использован анализ противоречий, содержащихся в показаниях допрашиваемого. Такой прием психологического воздействия применяется и к допрашиваемым, дающим заведомо ложные показания, и к добросовестно заблуждающимся. Он ни в коей мере не может отождествляться с так называемыми психологическими ловушками или психологическими хитростями. Неправильное понимание следователем этих терминов опасно, так как они подчас рассматриваются как возможность использования сведений, которыми на самом деле следствие не располагает, оперирование всякого рода догадками, данными, почерпнутыми из оперативно-розыскных источников, собственными умозаключениями следователя, утверждениями, что «следствию все известно».

Однако умелое маневрирование следователем реально имеющейся в деле информацией, само по себе формирующее убеждение допрашиваемого об осведомленности следствия, вполне допустимо.

 

2. ТАКТИЧЕСКИЕ ПРИЕМЫ ДОПРОСА В БЕСКОНФЛИКТНЫХ СИТУАЦИЯХ

 

2.1. Общие тактические приемы допроса

 

Уголовно-процессуальный закон предусматривает порядок допроса потерпевшего свидетеля, эксперта. В законе содержится и ряд других общих правил, относящихся к допросам, соблюдение которых, естественно, обязательно.

Содержание же тактических приемов, которые могут быть применимы на допросах, закон не определяет.

Тактические рекомендации, разрабатываемые криминалистикой, при обязательном требовании их непротиворечия закону включают научные положения и накопленный опыт. Они ситуативно-подвижны, зависят от содержания данных, имеющихся в материалах дела, процессуального положения допрашиваемого лица.

Подготовка к допросу. Положительные результаты допроса обеспечиваются прежде всего его качественной подготовкой.

Подготовка к допросу включает анализ материалов уголовного дела, определение порядка вызова на допрос, изучение личности допрашиваемого, подбор данных и доказательств, подлежащих использованию в ходе допроса, установление порядка их предъявления. Завершается подготовка составлением плана допроса.

Анализ материалов уголовного дела. Изучение материалов дела позволяет прежде всего определить предмет допроса или, иными словами, конкретные обстоятельства, подлежащие выяснению:

1) какие из них должны быть известны лицу, допрос которого готовится;

2) каково содержание показаний иных лиц, допрошенных ранее относительно этих же обстоятельств, кто из них и по какому поводу назвал лицо, намеченное к допросу;

3) какими фактическими материалами (вещественными доказательствами, документами и т. п.) подтверждены указанные обстоятельства;

4) каков круг доказательств, могущих быть использованными в ходе допроса, и в каком порядке они должны быть предъявлены;

5) что по делу известно о личности подлежащего допросу лица и его отношениях с проходящими по этому же делу другими лицами, имеющими различное процессуальное положение.1

При изучении материалов дела (особенно многотомного) следователь может сделать необходимые выписки, указав в них листы дела, либо закладки в уголовном деле с таким расчетом, чтобы можно было быстро и точно найти нужный материал, просмотреть его либо предъявить допрашиваемому. Если следователь незнаком или плохо знаком с материалами дела, это обстоятельство быстро заметит допрашиваемый и сделает соответствующие выводы. Допрос окажется неэффективным.

Вызов на допрос имеет тактическое значение и обусловливается обстоятельствами расследуемого дела, сложившейся на этот момент следственной ситуацией, срочностью допроса, характером вопросов, подлежащих выяснению.

При подготовке к допросу, по возникновении в том надобности и в нужных пределах, может быть изучена личность подлежащего допросу человека. Необходимость в этом возникает, когда готовятся допросы свидетелей, в той или иной степени заинтересованных в исходе дела.

В некоторых ситуациях могут потребоваться сведения о личности иных подлежащих допросу людей (свидетели, потерпевшие). Они выясняются из данных уголовной регистрации, других официальных источников, а также посредством бесед с лицами, хорошо знающими подлежащего допросу человека.

Допрос в большинстве случаев производится в служебном кабинете следователя. Потерпевших нередко приходится допрашивать на их квартирах или в лечебных учреждениях. В этих случаях принимаются меры, исключающие присутствие на допросе посторонних лиц (кроме переводчика и эксперта, если допрос касается вопросов экспертизы), устраняются иные помехи, мешающие допросу.

В порядке подготовки к допросу следователем заранее подбираются вещественные и личные доказательства, подлежащие использованию в ходе допроса: вещественные объекты, фрагменты показаний других допрошенных лиц. Одновременно определяется примерный порядок их предъявления в ходе допроса.

Планирование допроса. План допроса разрабатывается после выполнения всех перечисленных подготовительных мероприятий. Он является составной частью общего плана расследования по делу. Главное внимание уделяется обстоятельствам, подлежащим выяснению, и вопросам, которые с этой целью должны быть заданы допрашиваемому. В некоторых случаях при планировании особо сложных допросов перечень этих вопросов разрабатывается вплоть до точных формулировок. Но в ходе допросов даже такой конкретный план может потребовать корректировки.

Планом может быть предусмотрена подготовка соответствующих технических средств: звуко- и видеозаписывающей аппаратуры, а также он может быть дополнен различными схемами (связи с соучастниками, схемы мест происшествий и т. д.).

Общие тактические приемы допроса. Уголовно-процессуальный закон, регламентирующий порядок проведения допроса свидетеля и потерпевшего, содержит ряд обязательных для соблюдения общих правил. Содержание же тактических приемов законом не предусматривается. Их разработка осуществляется криминалистикой. Обязательной силы они не имеют. Их применение зависит от содержания допроса, личности допрашиваемого, его процессуального положения и имеющихся в деле материалов.

Требования, которым должны удовлетворять тактические приемы любого допроса, таковы:

1) они не могут противоречить закону и принципам нравственности. Недопустимы физическое насилие, открытое или замаскированное психическое насилие, унижение чести и достоинства допрашиваемого;

2) тактические приемы базируются на данных, содержащихся в материалах дела, сведениях о личности допрашиваемого, строятся в зависимости от условий, в которых проходит допрос;

3) они избираются целенаправленно. Следователь должен заранее рассчитывать, в каких целях применяется тот или иной прием, к каким результатам он должен привести;

4) при выборе тактических приемов заранее намечается, какие доказательства и в каком порядке должны быть использованы;

5) при планировании и применении тактических приемов учитываются опыт следственной практики, а также новейшие достижения криминалистики, психологии, научной организации труда и других наук. 1

Наиболее распространенными общими тактическими приемами являются: метод убеждения; максимальная детализация показаний; предъявление доказательств; постановка перед допрашиваемым специально разработанных, тщательно продуманных вопросов в заранее предусмотренном порядке; воспроизведение фрагментов показаний других допрошенных об одних и тех же обстоятельствах; стимулирование припоминания забытых допрашиваемым обстоятельств при помощи возбуждения ассоциаций по смежности, сходству и противоположности.

Сущность метода убеждения состоит в том, чтобы посредством развернутой беседы стимулировать положительные качества личности допрашиваемого, разъясняя закон, его гуманную направленность, принципы морали и нравственности, убеждая в целесообразности и полезности для самого допрашиваемого правдивого, полного и объективного изложения на допросе известных ему обстоятельств, имеющих значение для дела.

Максимальная детализация показаний применяется в том случае, когда обоснованно предполагается заведомая ложь либо те или иные обстоятельства забыты, но являются существенными для установления истины по делу. Этот прием, позволяющий показать допрашиваемому несоответствие между отдельными частями сообщаемых им сведений, соединен с методом убеждения. Он способствует припоминанию допрашиваемым забытых им деталей воспринятого ранее обстоятельства.

С максимальной детализацией показаний связана постановка перед допрашиваемым системы специально разработанных вопросов. Порядок постановки таких вопросов и их содержание продумываются следователем заранее с расчетом на преодоление заведомо ложных показаний и получение правдивых. Обычно постановка таких вопросов осуществляется после того, как следователь выслушал и зафиксировал свободный рассказ допрашиваемого об обстоятельствах, интересующих следствие, а поэтому указанные вопросы вытекают из содержания такого рассказа.

Один из самых эффективных тактических приемов — предъявление в ходе допроса доказательств, которые могут представлять собой как различные вещественные объекты, так и документы, заключения экспертиз, показания иных допрошенных по делу лиц. Доказательства, которые при этом предъявляются, должны быть достоверными. Необходимо предварительно проанализировать их и уяснить, что именно ими доказывается, какие версии защиты при их обсуждении в ходе допроса может выдвинуть допрашиваемый. Система предъявления доказательств заранее планируется.

В системе предъявленных доказательств могут быть использованы фрагменты звукозаписи допросов, видеозаписи следственных действий.

Стимулирование припоминания забытых обстоятельств возможно путем возбуждения ассоциаций. Ассоциации по смежности возникают при напоминании допрашиваемому лицу близких по времени к выясняемым обстоятельств. Этот прием оказывается наиболее успешным, если напоминаемые обстоятельства были субъективно значимыми для допрашиваемого. Так, напоминание о событиях памятного дня способно вызвать достаточно отчетливые представления о забытых обстоятельствах последующих дней, а следовательно, и воспоминания о выясняемых по делу фактах.

Ассоциации по сходству проявляются при восприятии местности, где происходило выясняемое событие, предметов, аналогичных или сходных по отдельным признакам с ранее воспринятыми. Например, допрос свидетеля в помещении, где происходило то или иное событие, может способствовать восстановлению в памяти допрашиваемого забытых деталей, подробностей и т. п.

Ассоциации по противоположности связаны с возбуждением представлений об объекте, имеющем противоположные признаки. К примеру, стимулирование у допрашиваемого воспоминаний о признаках виденного человека, одетого в темную одежду, может по ассоциации привести к воспроизведению таковых у человека, который был одет в одежду светлых тонов.

Все перечисленные тактические приемы могут быть использованы как индивидуально, так и в совокупности с другими приемами.

 

2.2. Тактика допроса свидетеля и потерпевшего

 

Предметом допроса свидетелей являются любые обстоятельства, подлежащие установлению по делу, в том числе относящиеся к личности обвиняемого и потерпевшего и к взаимоотношениям с ними свидетелей.

Возраст, по достижении которого лицо может быть допрошено в Качестве свидетеля, законом не установлен. Способность малолетнего или несовершеннолетнего свидетеля правильно воспринять событие и рать о нем показания зависит, помимо общих факторов, которые упоминания им происходящего, что необходимо учитывать при оценке его показаний.

Свидетелем может быть как человек, непосредственно воспринимавший событие преступления или другие значимые для дела обстоятельства, так и тот, кто знает о них со слов других лиц или из документов. В последнем случае он должен сообщить источник своих сведений.

Потерпевший, т. е. лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред, как и свидетель, может быть допрошен о любых обстоятельствах, подлежащих доказыванию по делу, а также о своих взаимоотношениях с обвиняемым. Однако его заинтересованность, а также возможность ошибочного восприятия фактов в силу обстановки события и опасности, которой он подвергался, должны быть учтены при допросе и оценке показаний. В остальном тактики допроса потерпевшего и свидетелей настолько близки, что их можно рассматривать совместно.

Свидетельские показания используются в качестве источников доказательств практически по всем расследуемым уголовным делам.

Посредством допросов свидетелей удается установить обстоятельства, которые другими способами выяснить трудно, а подчас и невозможно.

Естественно, это относится к достоверным свидетельским показаниям, объективно отражающим те или иные фактические данные. Однако на практике возможны заведомо ложные показания, а также не исключено и добросовестное заблуждение свидетелей. Тактические приемы допроса свидетелей направлены на то, чтобы выяснить действительно имевшие место и значимые для дела факты, распознать и установить заведомую ложь и добросовестное заблуждение. Решая эти задачи, следователь использует общие положения тактики допроса. Однако допрос свидетелей и потерпевших имеет свои тактические особенности.

Если свидетелей, осведомленных об одних и тех же обстоятельствах, несколько, важно правильно определить очередность проведения их допроса. При этом учитываются личность свидетеля, объем информации, которой он может располагать, а также отношение к выясняемым событиям и лицам, о которых он должен будет давать показания. Чем больше оснований ожидать от свидетеля добросовестных показаний, чем полнее объем информации, которой он обладает, тем раньше такой свидетель должен быть допрошен.

При вызове свидетелей, знающих друг друга и осведомленных относительно одних и тех же обстоятельств, следует принять все меры для того, чтобы исключить возможность их общения между собой до допроса. Это направлено на предупреждение их влияния друг на друга, выработки согласованных показаний.

Дача показаний в соответствии с законом является обязанностью свидетелей, а поэтому они предупреждаются об ответственности за дачу заведомо ложных показаний и за отказ от дачи показаний. Предупреждение об этом в начале допроса делается в такой форме, чтобы оно не помешало установлению психологического контакта с допрашиваемым.

Допрос свидетеля начинается со свободного рассказа об известных ему обстоятельствах, что позволяет следователю ознакомиться с личностью допрашиваемого, уяснить реальный объем сведений, которыми он располагает, отношение к излагаемому, уровень запоминания ранее воспринятых обстоятельств. Самому свидетелю это помогает полнее вспомнить и точнее воспроизвести информацию, являющуюся предметом допроса.

Свидетели иногда сами обращаются с просьбой начать задавать вопросы, объясняя это тем, что затрудняются определить интересующие следствие детали. Идти по такому пути, казалось бы ускоряющему процедуру допроса, не рекомендуется, особенно в случаях, когда свидетель достаточно интеллектуально развит. Однако это не означает полной безучастности следователя при свободном рассказе. Чтобы обеспечить последовательность рассказа, подробное изложение тех обстоятельств, которые имеют значение для дела, следователь сообщает свидетелю предмет допроса в его начале, а при резких отклонениях от него в ходе допроса тактично напоминает о нем.

После окончания свободного рассказа свидетелю могут быть заданы вопросы, в том числе те, которые продуманы и подготовлены следователем заранее. Однако при всех допросах недопустимы наводящие вопросы, содержащие косвенный или прямой ответ.

При подготовке к допросу свидетеля целесообразно диагностировать возможность дачи им ложных показаний. Следует заранее выяснить его отношение к событиям, являющимся предметом предстоящего допроса, и лицам, участвовавшим в этих событиях. Допрашивающий должен ориентироваться не только на последующую возможность разоблачения заведомой лжи, но и на ее предупреждение. Следует помнить, что ложь легче предупредить, чем разоблачить.

Добросовестно заблуждаясь, свидетель тем не менее искренне убежден в правдивости своих показаний. Для преодоления его заблуждения важно с самого начала допроса установить психологический контакт с допрашиваемым и постараться выяснить причины ошибочных показаний. Причиной добросовестного заблуждения может быть неточное восприятие устанавливаемых обстоятельств в связи с субъективными свойствами личности (болезни памяти, зрения, слуха и т. п.), объективные помехи наблюдению (например, неблагоприятные погодные условия) и др.

Потерпевшие допрашиваются при соблюдении тех же требований, что и свидетели. Однако тактические приемы их допроса имеют особенности, обусловленные личной заинтересованностью в исходе дела, что нередко формирует обвинительный уклон в содержании их показаний. Уклонение от дачи достоверных показаний объясняется разными личными причинами. Чаще всего они встречаются по делам о преступлениях против нравственности.

Нередко на первом допросе потерпевшие, пережившие сильные эмоциональные потрясения, находятся в стрессовом состоянии и не могут связно и подробно рассказать об обстоятельствах преступления. В этих случаях допрос потерпевшего целесообразно отсрочить на несколько дней.

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ // СЗ РФ. 2001. № 52 (ч. I) .
  2. Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г., Россинская Е.Р. Криминалистика / Под ред. Р.С. Белкина. М., 2003.
  3. Баев О.Я. Тактика следственных действий. Воронеж, 1992.
  4. Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный). М., 2002.
  5. Гришина Е.П., Саушкин С.А. Проблемы обеспечения прав и законных интересов отдельных групп свидетелей // Адвокатская практика. 2002. № 6.
  6. Гуев А.Н. Постатейный комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. М., 2003.
  7. Дулов А.В. Судебная психология. Мн., 1975.
  8. Дyлoв A.B., Гpaмoвич И.Г. Kpиминaлиcткa. M., 2006.
  9. Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии. М., 1976.
  10. Ищенко Е.П., Топорков А.А. Криминалистика / Под ред. Е.П. Ищенко. М., 2005.
  11. Зорин Г.А. Руководство по тактике допроса. М., 2001.
  12. Еникеев М.И., Черных Э.А. Психология допроса. М., 1994.
  13. Кобликов А.С. Юридическая этика. М., 2003.
  14. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.В. Мозякова. М., 2002.
  15. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (научно-практическое издание) / Под общ. ред. В.В. Мозякова, Г.В. Мальцева, И.Н. Барцица. М, 2003.
  16. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.И. Радченко. М., 2003.
  17. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации в редакции Федерального закона от 29 мая 2002 года / Под общ. и науч. ред. А.Я. Сухарева. М., 2002.
  18. Криминалистика / Под ред. В.А. Образцова. М., 2007.
  19. Криминалистика / Под ред. А.Г. Филиппова. М., 2007.
  20. Криминалистика / Под ред. Н.П. Яблокова. М., 2007.
  21. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева; Науч. ред. В.П. Божьев. М.: Спарк, 2002.
  22. Порубов Н.И. Допрос в советском уголовном судопроизводстве. Мн., 1973.
  23. Семенцев В.А. Следственные действия. Екатеринбург, 2003.
  24. Соловьев А.Б. Использование доказательств при допросе на предварительном следствии. М., 2001.
  25. Уголовный процесс: Учебник для студентов вузов, обучающихся по специальности «Юриспруденция» / Под ред. В.П. Божьева. 3-е изд., испр. и доп. М., 2002.
  26. Уголовно-процессуальное право: Учебник для юридических вузов / Под общ. ред. В.И. Рохлина. СПб, 2004.
  27. Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М., 2001.
  28. Шурухнов Н.Г. Криминалистика. М., 2007.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     


     

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.98MB/0.00035 sec

WordPress: 23.76MB | MySQL:124 | 1,750sec