Криминалистическая характеристика преступности несовершеннолетних

<

050714 0341 1 Криминалистическая характеристика преступности несовершеннолетних

1. ПОНЯТИЕ И ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПНОСТИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ

 

Борьба с преступностью в среде несовершеннолетних (как и в среде молодежи в целом) — одно из ведущих направлений борьбы с криминальными явлениями.

Преступность несовершеннолетних имеет особенности, проявляющиеся в ее уровне, структуре, динамике, детерминантах и мотивации. Соответственно имеется и специфика организации борьбы с ней. Эти особенности в конечном счете обусловливаются личностными качествами несовершеннолетних и их статусом в обществе.

Понятие преступности несовершеннолетних связано с возрастными границами, указанными в законе (от 14 до 18 лет). Вместе с тем ряд процессов, влияющих на тенденции развития указанной преступности, имеет место и в среде младших подростков (10—13 лет), а также у лиц молодого возраста (18—21, 22—25 лет), что важно учитывать при разработке мер борьбы с этим явлением.

Понятие преступности несовершеннолетних охватывает только четыре близких возраста, а понятие преступности взрослых — десятки возрастов, для которых показатели преступности существенно различаются. Например, они заметно снижаются в среде лиц пенсионного возраста. Поэтому сравнение преступности несовершеннолетних со средними показателями преступности взрослых в целом носит огрубленный характер. По возможности необходимо вести сравнение с показателями по группам той же величины, что и возрастная группа несовершеннолетних (т.е. по четыре возраста в каждой).

Значительная часть преступлений несовершеннолетних рассматривается окружающими как проявление возрастной незрелости, озорства (небольшие кражи в школе, у соседей, в магазине, хулиганские действия в среде подростков, отбирание денег у младших и т.п.). Поэтому о многих из них не сообщается в правоохранительные органы, и это увеличивает латентность. Она еще более увеличивается в связи с традицией неформального, «соседского» улаживания конфликтов, особенно в сельской местности. Поэтому необходимо изучать дополнительные материалы, могущие содержать данные о преступлениях несовершеннолетних, не попавших в регистрацию (учеты органов милиции, материалы об отказе в возбуждении уголовных дел, документацию учебных заведений); использовать выборочные опросы населения; сопоставлять статистические и дополнительные данные для того, чтобы реально оценить действительную картину преступности несовершеннолетних, а не только «верхушку айсберга» этой преступности. При этом следует помнить, что такие виды преступлений несовершеннолетних, как убийства, причинение тяжкого вреда здоровью, завладение транспортным средством без цели хищения, разбои, имеют значительно меньший уровень латентности, чем другие виды. Значит, можно контролировать реальность роста или снижения всей преступности несовершеннолетних, сопоставляя общую картину с ростом или снижением названных выше преступлений. Если, например, общий показатель на уровне страны, региона и т.д. снижается, а суммарный показатель названных преступлений растет, то вероятнее всего имеет место не действительное снижение уровня преступности несовершеннолетних, а возрастание латентности массовых ее видов (кражи, грабежи, хулиганство и т.д.).

Преступность несовершеннолетних в значительной мере (больше, чем преступность взрослых) из-за подопечного положения несовершеннолетних в обществе «чувствительна» к состоянию его заботы о нормальном развитии подрастающего поколения и ресурсному обеспечению этой заботы; к уровню деятельности семьи, образовательных учреждений, служб здравоохранения и социальной защиты, общественности и т.д. по подготовке детей и подростков к жизни в обществе в соответствии с его ценностными ориентациями и требованиями, а также по социальному контролю за времяпрепровождением и поведением этого контингента, охране его от негативных влияний. Значимо, в частности, состояние борьбы с социальной дезадаптацией детей и младших подростков. Ведь каждый второй-третий несовершеннолетний преступник еще до вступления в возраст уголовной ответственности уже имел «опыт» совершения действий, объективная сторона которых содержала признаки, предусмотренные нормами УК РФ. Ежегодно выявляется до 100 тыс. таких действий, совершаемых подростками в возрасте до 14 лет.

Для того чтобы дать дифференцированную характеристику уровня профилактики, важно при криминологическом анализе и прогнозе выделять в составе несовершеннолетнего населения учащихся школ, других образовательных учреждений, работающих, не учащихся и не работающих подростков, сопоставлять изменения числа зарегистрированных преступлений и числа их участников. Степень согласованности изменений этих двух показателей поможет оценить, в частности, своевременность и достаточность мер борьбы с групповой преступностью (если показатель числа участников преступлений растет быстрее показателя числа преступлений) или своевременность и достаточность мер пресечения преступной деятельности одиночных подростков (в обратной ситуации).

2. УРОВЕНЬ, СТРУКТУРА, ДИНАМИКА ПРЕСТУПНОСТИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ

 

Примерная оценка соотношения учтенных и латентных деяний подростков колеблется в пределах 1 : 5—6, хотя коэффициент преступности несовершеннолетних в расчете на 100 тыс. лиц 14—17-летнего возраста за все эти годы был на 35—40% больше, чем аналогичный общий коэффициент преступности. И лишь в 1999 г. эти показатели немного сблизились, а в последующие стали ниже.

Необходимо учесть и то, что доля населения в возрасте 14—17 лет в последние годы неуклонно уменьшается, а абсолютные показатели совершаемых ими преступлений растут.

Нельзя забывать и о том, что в стране ежегодно совершают «фактические преступления» до 100 тыс. малолетних правонарушителей (10—13-летнего возраста), которые, не будучи субъектами преступлений, становятся субъектами воспитательной деятельности комиссий по делам несовершеннолетних, органов опеки и попечительства, специализированных учреждений органов социальной защиты населения, образования, здравоохранения, органов внутренних дел.

Итак, фактический уровень и реальную динамику преступности несовершеннолетних и деликвентности малолетних следует оценить как неблагоприятные. Они положительно коррелируют с тенденциями интенсивного распространения наркомании, СПИДа, венерических болезней, проституции, безнадзорности и беспризорности. А это все в свою очередь предопределяет неблагоприятные тенденции развития молодежной и взрослой преступности на ближайшие десятилетия.

Структура преступности несовершеннолетних правонарушителей также имеет определенные особенности. Она отличается от общей структуры преступности по уголовно-правовым, статусным, мотивационным и иным основаниям.

Согласно ст. 20 УК РФ, несовершеннолетние 14— 15лет несут ограниченную ответственность — только за совершение 20 видов деяний, перечисленных в ч. 2 названной статьи: убийство, умышленное причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью, похищение человека, изнасилование, насильственные действия сексуального характера, кражу, грабеж, разбой, вымогательство, неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения, умышленные уничтожение или повреждение имущества при отягчающих обстоятельствах, терроризм, захват заложника, заведомо ложное сообщение об акте терроризма, хулиганство при отягчающих обстоятельствах, вандализм, хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, хищение либо вымогательство наркотических средств или психотропных веществ, приведение в негодность транспортных средств или путей сообщения.

Несовершеннолетние с 16 лет могут нести ответственность за все деяния, предусмотренные в УК, но в силу своего возрастного положения, должностного статуса и доминирующей мотивации они, как правило, не совершают преступлений против конституционных прав и свобод человека и гражданина, против семьи и несовершеннолетних, в сфере экономической деятельности, против интересов службы в коммерческих и иных организациях, против основ конституционного строя и безопасности государства, против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления, против военной службы, против мира и безопасности человечества.

Таким образом, по правовым и иным объективным и субъективным основаниям они реально тяготеют к относительно ограниченному числу привлекательных для них видов преступлений. Тем не менее, как показало сопоставление коэффициентов преступности, их поражаемость криминалом намного выше, чем взрослого населения. Если же учесть наличие распространенной «малолетней преступности», высокой латентности преступности несовершеннолетних, а также определенную снисходительность властей к преступлениям подростков, которые в связи с этим избегают уголовной ответственности и не попадают в уголовный учет, то их реальная криминальность окажется примерно в 2—3 раза выше криминальности взрослого населения. При этом нельзя не учитывать различную степень общественной опасности деяний, совершаемых детьми, подростками и взрослыми. Действия последних в значительной мере более рациональны, более опасны и имеют более серьезные последствия.

<

География преступности несовершеннолетних заслуживает внимательного изучения. Территориальные различия могут служить серьезной базой для анализа причин и условий имеющихся позитивных и негативных различий.

Криминологическая характеристика личности несовершеннолетних преступников вызывает не меньшую тревогу.

Краткий перечень личностных особенностей несовершеннолетних преступников свидетельствует о большом неблагополучии в среде подростков. Изучение личностных характеристик несовершеннолетних преступников в целом по России и по ее отдельным регионам (а в них и по этим параметрам имеются существенные различия) может послужить надежной фактической базой для выработки более или менее эффективных мер предупреждения подростковой преступности.

В качестве обобщающих выводов можно привести следующие:

а)    доля тяжких насильственных и корыстно-насильственных преступлений несовершеннолетних (умышленные убийства, умышленное причинение тяжко го вреда здоровью, изнасилования, разбои) составляет менее 10% и относительно стабильна;

б)    в структуре преступности несовершеннолетних преобладают кражи, грабежи, хулиганство (до четырех пятых всех совершаемых преступлений), т.е. эту преступность нельзя характеризовать как обладающую в целом повышенной общественной опасностью;

в)    уменьшение абсолютных показателей хулиганства не связано с его реальными тенденциями, а служит следствием снижения активности борьбы с этими преступлениями; в то же время аналогичные изменения показателей краж носят в значительной мере реальный характер, так как связаны с усилением защищенности жилищ и других помещений;

г)    возрастает распространенность групповых и организованных форм преступлений.

Преступления несовершеннолетних носят преимущественно (приблизительно в трех случаях из пяти) групповой характер. Это понятно, если учесть, что, реализуя присущую подростку потребность в общении со сверстниками, он в случае попадания в группу с отрицательной направленностью поведения вовлекается в действия, которые вряд ли совершил бы в одиночку. Вместе с тем большинство групп, совершивших преступления, малочисленны по составу, нестойки. Более интенсивная преступная деятельность характерна для так называемых смешанных групп (имеющих в своем составе также совершеннолетних лиц, обычно обладающих преступным опытом). К этому типу групп относится примерно одна группа из трех, но на него приходится более половины групповых преступлений несовершеннолетних. Соответственно проявилась тенденция формирования организованных группировок несовершеннолетних с антиобщественной направленностью, функционирующих на определенной территории и охраняющих ее от «чужаков». В таких группировках имеется преступное ядро. Особое распространение они получили в социально и экологически запущенных районах. Отмечаются попытки националистических и других экстремистских элементов вовлекать участников этих группировок в массовые беспорядки, а также попытки лидеров преступной среды использовать их для своих целей (личная охрана, включение в число исполнителей и пособников организованных преступлений и т.п.).

 

3. КРИМИНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЛИЧНОСТИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ ПРЕСТУПНИКОВ

 

Личностные свойства несовершеннолетних преступников имеют возрастные особенности, которые, однако, далеко не всегда играют решающую роль в мотивации преступного поведения (иначе было бы непонятно, почему преступления совершают не все подростки). Поэтому нельзя сводить причинное объяснение преступности несовершеннолетних к общевозрастным характеристикам. При определенных условиях они могут лишь усилить восприятие отрицательного влияния или облегчить возникновение криминогенной ситуации. Речь идет, например, о таких определяемых возрастом особенностях, как недостаточный жизненный опыт, незавершенность формирования ценностных ориентации, повышенная внушаемость, значимость участия в неформальной группе, стремление показать себя взрослым, продемонстрировать независимость и т.п.

«Преступная активность» различных возрастных групп несовершеннолетних значительно различается. Это обусловлено особенностями статуса, уровнем развития, условиями воспитания и контроля.

Подростки младшего возраста (14—15 лет) составляли в течение ряда лет не более одной пятой несовершеннолетних, привлекаемых к уголовной ответственности; девушки — менее 5%. Однако в 1991—99 тт. эти долевые показатели возросли. Доля несовершеннолетних в возрасте 14—15 лет составила в 1998 г. 28,4%, доля девушек — около 8%.

Для большинства несовершеннолетних преступников типично нахождение их в таких семьях, возможности которых в воспитании детей ограничены (в том числе в неполных семьях в 2—3 раза чаще, чем для сверстников, не совершающих преступлений) либо которые непосредственно оказывают на них отрицательное влияние. Около 20% несовершеннолетних преступников воспитывались в семьях с очень низким жизненным уровнем; этот долевой показатель возрастает, в том числе в связи с усилившимся расслоением населения по уровню доходов, с безработицей и т.д.

Реальная культурно-образовательная характеристика большинства несовершеннолетних преступников существенно снижена по сравнению с их сверстниками, хотя после перехода к обязательному среднему образованию это различие всячески маскировалось. Вместе с тем значительная часть несовершеннолетних преступников, образовательный уровень которых формально соответствовал возрасту, фактически его не достигала, так как оценки их успеваемости были заведомо завышены образовательным учреждением. Все еще значительна и доля неуспевающих даже в этих условиях, а также лиц, оставивших школу (последний показатель растет из-за ослабления контроля за обязательностью основного образования и тяжелого материального положения многих семей).

Особенности потребностей и интересов несовершеннолетних, совершающих преступления, включают:

а)    утрату интереса к учебе, неприятие требований образовательного учреждения, потерю ответственности;

б)    узкоутилитарное отношение к работе, отсутствие связанных с ней длительных планов (по данным различных исследований, две трети преступников из числа работающих подростков относились недобросовестно к своим обязанностям, более половины успели сменить одно или несколько мест работы, несмотря на небольшой общий стаж);

в)    равнодушие к проблемам, находящимся в центре внимания общества, неучастие в общественной жизни либо примыкание к экстремистским ее проявлениям.

Соответственно и в сфере досуга для большинства несовершеннолетних преступников типично беспорядочное и бесцельное времяпрепровождение (часто в составе групп с отрицательной социальной направленностью), праздное «шатание» по улицам, участие в выпивках. У большинства лиц данной категории побуждения, интересы, желания сводятся к потребительству, обладанию имеющимися у других престижными вещами, постоянным развлечениям, к возможности не отказывать себе в любых желаниях (в том числе за счет причинения ущерба другим). По выборочным данным, около 70% несовершеннолетних преступников проводили свободное время в компаниях, в которых основными видами времяпрепровождения являлись выпивки, употребление наркотиков, секс с «общими девочками».

Для несовершеннолетних преступников характерны существенные искажения нравственного и правового сознания. Это толкование долга, совести, дозволенности исходя из личных желаний или групповой солидарности; ориентация на получение сиюминутного удовольствия; равнодушие к переживаниям и страданиям других людей или даже стремление самоутвердиться, причиняя их более слабым. Законодательные запреты рассматриваются как формальные; социальная роль закона игнорируется; он противопоставляется целесообразности, а групповые нормы — нормам закона. Искажено само понимание дозволенного и недозволенного поведения; формируется враждебно-недоверчивое отношение к правоохранительным органам; распространена убежденность в возможности избежать наказания за содеянное, что «малолетку не накажут», что, подражая «крутым» преступникам, а тем более получив их покровительство, можно ничего не бояться, и т.д.

Для эмоционально-волевой сферы несовершеннолетних преступников характерны ослабление чувства стыда, развитие несдержанности, грубости и жестокости, лживости и несамокритичности. Значительное ослабление волевых качеств констатируется лишь в 15—25% случаев. Следовательно, в «механизме» преступного поведения чаще роль играет не слабоволие, а волевая направленность на «дурные» цели.

Нервно-психические расстройства у несовершеннолетних, совершивших преступления, встречаются в 3—6 раз чаще, чем у их право-послушных сверстников. Но указанные расстройства — это обычно не тяжелые и стойкие заболевания, а психопатические черты или остаточные явления после травм. Причем психопатические черты характера чаще всего бывают не результатом отягощенной наследственности, а приобретенными вследствие неблагоприятных условий жизни либо сочетания этих факторов.

Примеряя общую типологию личности преступников к рассматриваемому контингенту и несколько видоизменяя ее в соответствии со спецификой последнего, можно говорить о четырех основных типах несовершеннолетних, совершивших преступления в результате:

а)    случайного стечения обстоятельств, легкомыслия и неподготовленности к сопротивлению ситуации, вопреки обшей положительной направленности личности;

б)    попадания в соответствующую ситуацию из-за неустойчивости общей направленности личности («шатающегося» характера);

в)    преобладающей отрицательной направленности личности, не достигшей, однако, уровня устойчивого предпочтения преступного поведения другим вариантам (несовершеннолетние, уже имеющие развитые отрицательные потребности, привычки и «опыт» мелких правонарушений, состоящие на профилактическом учете, и т.п.);

г)    устойчивой доминирующей активной антиобщественной направленности личности, обусловливающей, по существу, все поведение подростка (несовершеннолетние, совершавшие преступления многократно, рецидивисты, участники организованных преступных группировок и т.п.).

Данная типология позволяет выделить не только основные варианты направленности личности несовершеннолетних преступников, но и этапы постепенного перехода от единичных элементов деформации личности к их устойчивой системе (на что чаще всего уходит не менее 2—3 лет). Следовательно, появляется возможность определить исходные положения для дифференциации и индивидуализации мер профилактики и наказания.

4. ПРИЧИНЫ И УСЛОВИЯ ПРЕСТУПНОСТИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ

 

Причины и условия преступности и преступлений несовершеннолетних — это те же социально негативные явления и процессы, детерминирующие преступность и преступления в целом, о которых шла

Применительно к несовершеннолетним представляется возможным объединить в этом типе лиц, совершивших преступления, как не представляющие большой общественной опасности, так и средней тяжести и тяжкие, если последние являются ситуативными.

Вместе с тем их действие конкретизировано, в частности, применительно к психологии несовершеннолетних.

Круг мотивов этих преступлений более ограничен, чем у взрослых преступников; мотивация отмечена здесь в ряде случаев определенными признаками инфантилизма. Специфична мотивация самоутверждения в группе, лжетоварищества, псевдоромантизма, престижно-потребительских интересов, «запретного плода», враждебности к «чужим» и т.п., более всего связанная с низкой культурой проведения досуга.

При этом, как уже отмечалось, возрастные особенности личности включаются и начинают действовать в «механизме» преступного поведения не автоматически, а при безнадзорности, конфликтных ситуациях, усвоении стереотипов поведения и ориентации микросреды и т.п., стимулируя проявления криминальной мотивации. Несовершеннолетние часто неправильно понимают, что значит быть взрослым, смелым. А это при определенных условиях способствует формированию мотивов хулиганских действий и других преступлений и возникновению поводов для них. Но влияние искаженных возрастных особенностей и их крайнего выражения — «детской мотивации» (озорство, легкомыслие) характерно далеко не для всех преступлений несовершеннолетних. По общему правилу, чем тяжелее преступление, тем слабее это влияние ощущается. Применительно к таким преступлениям, как тяжкие насильственные преступления, разбой, повторные грабежи и квартирные кражи, «детская мотивация» прослеживается, по выборочным данным, лишь в одной десятой случаев. Преобладает же эгоистически-потребительская мотивация. Она служит причиной более половины всех регистрируемых преступлений несовершеннолетних, включая кражи, грабежи, разбои, вымогательства.

Насильственные преступления и хулиганство часто совершаются несовершеннолетними в драках, происходящих вследствие групповой конфликтности или в пьяных компаниях. Так, каждое третье изнасилование, совершаемое лицом до 18 лет, происходит в обстановке групповых пьянок, в которых участвовали те, кто впоследствии оказывался потерпевшим. Однако возрастающую роль в формировании мотивации половых преступлений в 1980—90-е гг. стали играть распространение в подростковых группировках обычаев преступной среды, влияние порнографических и близких к ним фильмов, видеофильмов, брошюр и т.п., распространение в подростковой среде циничных взглядов на отношения полов.

Подстрекательство со стороны взрослых преступников, которое, по данным выборочных исследований, имеет место не менее чем в 30% случаев, хотя в большинстве своем остается латентным. Оно нередко связано с предварительным вовлечением в пьянство, азартные игры, другие формы «допреступного» антиобщественного поведения в сочетании с пропагандой «преимуществ» жизни преступников. Надо отметить, что целенаправленное и «попутное» воздействие преступной среды на подростков интенсифицируется: все большее распространение (не без помощи СМИ) получают уголовный жаргон и обычаи «зоны»; осуществляется целенаправленное вовлечение в спортивные секции, контролируемые преступниками, и т.п.

Длительное отсутствие определенных занятий у несовершеннолетних, оставивших учебу, также обусловливает возникновение антиобщественных взглядов и привычек, могущих реализоваться в ситуационных преступлениях или повлечь вхождение в преступную группу.

Проникновение по разным каналам в среду молодежи, например, через средства массовой информации, бытовые контакты и т.д., стандартов повседневного поведения, не совместимых с ценностными ориентациями нашего общества (культа силы, жестокости, культа наркотиков, половой распущенности как якобы норм современного подростка и т.п.). Особую роль играет безграмотная в социальном и психологическом отношении реклама, буквально навязывающая маргинальным подросткам культ обогащения любыми путями, потребительские запросы, не соотносимые с возможностями, искаженное понимание критериев престижа и в этой же связи — социальную зависть и готовность использовать любые способы приобщения к «красивой жизни».

Наряду и во взаимодействии с названными выше факторами формированию криминогенной мотивации и ее проявлению в преступности несовершеннолетних существенно способствуют (создавая возможности для их действия или усиливая его):

а)    безнадзорность как отсутствие должного контроля со стороны семьи и образовательных учреждений за поведением, связями, времяпрепровождением не совершеннолетних. Она констатируется не менее чем в четырех пятых случаев преступлений рассматриваемой группы;

б)    безнадзорность будущих несовершеннолетних потерпевших, содействующая созданию ситуации и поводов для преступлений;

в)    резкие изменения в условиях проведения глубоких реформ в обществе системы ценностных ориентации, замедленность и затруднительность их усвоения воспитывающей сферой; значительная опасность в связи с этим воздействия на детей и подростков социально негативной информации;

г)    низкий уровень работы образовательных учреждений (формализм, нечестность, непрофессионализм; отказ от индивидуального подхода и т.д., в результате чего не сформируется гражданская ответственность учащихся (или, наоборот, формируется отчужденность от официальных ценностей); учащиеся не получают навыков правильной самооценки и управления своим поведением, подавляется интерес к учебе, т.е. формируется искаженный уровень потребностей и интересов личности;

д)    распад системы трудоустройства подростков и воспитания в трудовых коллективах;

е)    отсутствие достаточной сети клубных учреждений для подростков и свертывание из-за прекращения дотаций досуговых кружков, секций по месту жительства; отсутствие заботы о закреплении в них (а не просто о формальном «вовлечении») несовершеннолетних, находящихся в неблагоприятных условиях жизни и воспитания;

ж)    увеличение (по сравнению с 1960-ми гг.) доли детей и подростков с отставанием в интеллектуальном и волевом развитии. Это в основном дети пьянствующих родителей. Их криминальный риск в результате легкости попадания под отрицательное влияние, состояния озлобленности из-за отношения окружающих, несдержанности и т.д. в 3—5 раз выше, чем у сверстников;

з)    резкое увеличение числа венерических больных среди несовершеннолетних.

Формированию криминогенной мотивации и ее проявлению в поведении несовершеннолетних существенно способствуют также недостатки организационно-управленческого характера в правовоспитательной и правоохранительной деятельности.

Существенно ослабла деятельность органов, на которые возложены непосредственное предупреждение и борьба с преступностью несовершеннолетних. На рецидивную преступность несовершеннолетних влияют распространенность фактов необоснованного применения к подросткам условного осуждения либо применения к ним этих мер без должного разъяснения их смысла и без обеспечения интенсивного контроля за поведением, в результате чего у подростков возникает представление о своей «неуязвимости». Вместе с тем законное и обоснованное назначение и исполнение названных мер позволило бы свести рецидив к минимуму.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Конституция РФ. Принята на всенародном референдуме 12 дек. 1993 г.
  2. Уголовный кодекс РФ 1996 г. // СЗ РФ. 1996. № 25.
  3. Гаухман Л.Д. Уголовное право. Общая часть. М., 2010.
  4. Долгова А.И. Криминология. М., 2008.
  5. Криминология / Под ред. Г.А. Аванесова. М., 2010.
  6. Чуфаровский Ю. В. Криминология. М., 2010.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     


     

<

Комментирование закрыто.

WordPress: 22.93MB | MySQL:120 | 1,382sec