Механизм предъявления для опознания

<

050514 0145 1 Механизм предъявления для опознания

1.1. Сущность, задачи и порядок опознания

 

В процессе расследования различных категорий уголовных дел следователю довольно часто приходится предъявлять для опознания людей, предметы, трупы и другие объекты. Цель этого действия заключается в том, чтобы установить, является ли объект (человек, предмет и т.д.) тем же самым, воспринимал ранее опознающий в связи с событием, имеющим отношение к расследуемому событию, или нет1.

    Следует учесть, что в начале расследования происхождение факторов и характер причинной связи между ними часто объясняются предположительно. Поэтому одной из задач предъявления для опознания может быть проверка версий.

    Результаты предъявления для опознания могут быть использованы для установления некоторых обстоятельств преступления, например дифференциация действий каждого из двух грабителей на месте преступления. Полученные данные могут использоваться для изобличения обвиняемого либо лжесвидетелю.

    Рассматривая закономерности, которым подчинен процесс идентификации, следует отметить, что идентифицируемым объектом будет тот единичный, конкретный объект, который подлежит опознанию. Он должен обладать ярко выраженной индивидуальностью и относительно устойчивыми опознавательными признаками. Причем эти признаки должны быть настолько выражены и индивидуально определены, чтобы человек без каких — либо специальных научно — технических средств мог бы воспринять и запомнить их. В отличие от других форм, рассматривая нами идентификация по мысленному образу отличается тем, что объект может быть идентифицируем лишь в том случае, если он ранее непосредственно воспринимался опознающим.

Другой существенной особенностью является тот факт, что в данном случае идентифицируемый объект – категория познания.

Предъявление для опознания — самостоятельное следственное действие (ст. 193 УПК РФ). В первой части ст. 193 УПК РФ указывается: «Следователь может предъявить для опознания лицо или предмет свидетелю, потерпевшему, подозреваемому или обвиняемому…»1. Задача — предоставить возможность лицу опознать, узнать среди предъявляемых ему людей, вещей или иных объектов тот, который он наблюдал или знал ранее. Это может быть человек (подозреваемый, обвиняемый), труп, личность которого предстоит установить, предметы, похищенные у потерпевшего, и предметы, утерянные преступником на месте происшествия. Вариантов этого следственного действия в сочетании «субъект— объект» может быть достаточно много. Однако общим для них будет то, что опознающий должен хранить в своей памяти образ опознаваемого объекта (человека, предмета, животного) и может по этому образу либо отождествить объект, либо установить только его сходство с образом, либо дать отрицательный ответ на вопрос о тождестве.

При достаточной ясности задач этого следственного действия необходимо несколько подробнее остановиться на его сущности. Понимание существа предъявления для опознания необходимо прежде всего для правильного проведения этого следственного действия и оценки достоверности и доказательственного значения получаемых результатов.

Применительно к принятым в криминалистике категориям опознание — один из способов отождествления. Отождествление, как известно, может проводиться как по материально-фиксированным отображениям (следы, модели и т. д.), так и по чувственно-конкретным представлениям (образам), сохранившимся в памяти человека. Опознание по своему существу относится к отождествлению второго типа, так как в его основе лежит запоминание признаков увиденного или известного ранее объекта2. При этом имеется в виду, что данный объект наблюдался человеком в связи с совершенным преступлением или был знаком ему ранее (например, его вещь). Тогда-то и произошло восприятие и запоминание. В процессе предъявления объекта опознающее лицо сопоставляет признаки, запечатленные в его сознании (мысленный образ), с признаками предъявляемого объекта и в случае их совпадения опознает объект (лицо, предмет). Происходит то, что называется субъективным отождествлением.

Сущность предъявления для опознания состоит в психологическом механизме мысленного сопоставления (сличения) образа ранее воспринятого объекта с образом (индивидуализирующими признаками) представляемого.

В основе психологической деятельности опознающего лежат четыре последовательно сменяющие друг друга стадии1: 1) восприятие объекта; 2) запоминание и сохранение в памяти образа воспринятого объекта; 3) вспоминание и передача индивидуализирующих сведений об объекте на допросе; 4) вспоминание и мысленное сопоставление образа ранее воспринятого объекта с образом представленного в целях решения вопроса о его тождестве или различии.

1. Ученые считают, что восприятие всегда тесно связано с прошлые опытом человека вообще и опытом восприятий в частности. Исходя из этого, восприятие носит осмысленный характер. Человек не только выделяет группу ощущений и объединяет их в целостный образ, но осмысливает этот образ, соотносит его к определенной группе объектов Доказано, что окружающие нас предметы и явления органами чувств человека отражаются адекватно, т.е. тождественно.

Восприятие всякий раз предполагает узнавание. Без последнего не может быть и восприятия. Это связано с тем, что человек как бы накладывает образ того, что он видит в настоящий момент, на образы предыдущих восприятий, сохранившихся в памяти. При совпадений образов человек и узнает объект.

Следует иметь в виду, что на деятельность органов чувств существенно влияет прошлый опыт восприятий человека, его склонности, интересы, профессия и т.п. Применительно к навыкам, умениям в конкретной области знаний каждый специалист воспринимает в предметах то, что его интересует, что он изучает, что знает.

При восприятии человека обращается внимание на анатомические функциональные, сопутствующие и социальные признаки внешнего облика. Каждая совокупность признаков несет свою нагрузку и по-разному сохраняется в памяти. На формирование мысленного образа вое принимаемого объекта, его сохранность в памяти опознающего существенное влияние оказывают пол, профессия, время наблюдения в время, прошедшее с момента события, и т.п.

2. Следующая стадия формирования психологической деятельности опознающего — запоминание и сохранение в памяти образа воспринятого объекта. Устойчивость запоминания зависит от разновидностей самого восприятия. В зависимости от целенаправленного характер деятельности личности восприятие разделяют на преднамеренно (произвольное) и непреднамеренное (непроизвольное).

В преднамеренном восприятии человек ставит цель деятельности, прилагая определенные волевые усилия для лучшей реализации возникшего намерения, произвольно выбирает объекты восприятия.

 

В преднамеренном восприятии человек ставит цель деятельности, прилагая определенные волевые усилия для лучшей реализации возникшего намерения, произвольно выбирает объекты восприятия.

Непреднамеренное (непроизвольное) восприятие вызывается как особенностями предметов окружения (их яркостью, рядоположностью, необычностью), так и соответствием их интересам личности. В непреднамеренном восприятии нет заранее поставленной цели деятельности. Отсутствует в нем и волевая активность.

События, факты, объекты пассивного взаимодействия и те, которые хотя и часто повторяются, но имеют второстепенное значение для субъекта восприятия, недолго сохраняются в памяти. На длительность сохранения в памяти существенно влияют эмоции и чувства, переживаемые опознающим в момент восприятия. Однако следует иметь в виду, что эмоции и чувства отрицательно сказываются на запоминании, если они были вызваны посторонними причинами (обстоятельствами, не связанными с содержанием воспринимаемого события), и наоборот, если эти психические состояния были непосредственно связаны (или вызваны) с самим воспринимаемым событием1.

3. Вспоминание и передача индивидуализирующих сведений об объекте на допросе — следующая стадия психологической деятельности опознающего. Воспроизведение информации рассматривается психологами как один из процессов памяти, протекающий в форме вспоминания или узнавания.

Вспоминание — это локализованное во времени и пространстве воспроизведение образов прошлого, отнесение их к определенному времени, месту, установление связи с определенными событиями. В своих показаниях во время допроса опознающий воспроизводит образ воспринятого объекта (события, обстоятельства, при которых происходило восприятие, его приметы и особенности) в пределах того, что сохранилось в памяти. Описание объекта мобилизует скрытые возможности памяти, систематизирует запомненное, делает его более четким. При этом надо иметь в виду, что страх, напряжение, утомление затрудняют вспоминание, и поэтому важное значение приобретает создание обстановки, способствующей мыслительной деятельности опознающего. Принимая решение о проведении допроса, необходимо знать о том, что опознающему сложнее передать вербальную информацию, чем решить мыслительный процесс узнавания при непосредственном восприятии объекта во время его предъявления.

В целях наибольшего получения информации от опознающего следует соблюдать требование уголовно-процессуального законодательства о свободном рассказе, показе, избегая при этом психического давления и элементов внушения, ведущих к искажению информации о ранее воспринятом объекте.

4. Вспоминание и мысленное сопоставление образа ранее воспринятого объекта с образом представленного в целях решения вопроса о его тождестве или различии.

При повторном восприятии опознающий оживляет сохранившийся в памяти образ объекта, сопоставляет его с образом предъявленного и делает вывод о их тождестве или различии.

В психологии различают два вида узнавания: симультанное и сук-цессивное. Симультанное (синтетическое) узнавание — это одномоментное воспроизведение увиденного объекта, узнавание с первого взгляда, в результате мгновенного совпадения образа воспринимаемого объекта с мысленной моделью этого объекта, сохранившейся в памяти опознающего. Сукцессивное (аналитическое) узнавание происходит дифференцированно, путем последовательной проверки, выявления и сличения признаков предъявляемого объекта с чертами мысленного образа1.

Уяснению сущности опознания как психофизиологического процесса способствует введение такого понятия, как узнавание, т. е. отождествление воспринимаемого в настоящее время с воспринятым раньше. Степень узнавания может быть различной: от неясного чувства того, что объект где-то был ранее видим, до полной уверенности в тождестве. Степень узнавания будет зависеть от условий первоначального восприятия объекта, от способностей и состояния субъекта, воспринимавшего объект, от свойств его памяти, от условий, в которых осуществляется узнавание, от времени, прошедшего с момента предыдущего восприятия, до момента узнавания. Каждое из вышеприведенных условий способно существенно повлиять на результаты и должно учитываться при проведении этого следственного действия.

Так, для решения вопроса о том, целесообразно ли предъявить объект для опознания, важно проанализировать условия восприятия этого объекта: длительность наблюдения, расстояние от наблюдателя до объекта, освещение объекта, вид самого объекта (характерность его признаков, необычность объекта и т. п.), наличие или отсутствие посторонних явлений (помех) и т. д.

Если речь идет о наблюдении объекта в связи с совершенным преступлением, то необходимо принимать в расчет способности субъекта опознания и его состояние в тот момент, когда он наблюдал (воспринимал) объект. Иными словами, в какой мере преступление затрагивало интересы данного человека, совершалось ли над ним насилие и в какой форме (физическое, психическое), угрожали ли ему, насколько реальной была угроза и т. п. Немалое значение играют психофизиологические свойства данного лица: его чувства и память. Зрение, слух, обоняние, осязание — это каналы, по которым воспринимаются признаки наблюдаемого объекта. Память — это отражение сознанием того, что было в прошлом. Продуктивность памяти характеризуется такими ее свойствами, как объем, быстрота, точность, длительность. Все эти свойства оказывают влияние на процесс запоминание—воспроизведение—узнавание. Узнавание во многом зависит от того, насколько точно данное лицо способно запомнить признаки объекта, насколько тренирована его память, насколько он восприимчив к фиксации в памяти новых, ранее неизвестных ему фактов, обстоятельств, людей, предметов.

Нельзя не учитывать при этом и такое свойство человеческого сознания, как активное стремление лучше выполнить заданное. Всегда легче запомнить именно тот предмет, который будет задано узнать. Иными словами, если человек отдавал себе отчет, что он является свидетелем преступления, его восприятие носит целенаправленный характер. В итоге он постарается как можно лучше запомнить признаки наблюдаемых объектов.

Помимо запоминания, узнавание связано, как отмечалось выше, еще и со способностью воспроизводить («оживлять») в памяти запомненный (мысленный) образ. При опознании в уголовном процессе такое воспроизведение должно происходить по крайней мере дважды. Первый раз, когда человек излагает при допросе признаки запомненного им объекта, второй раз, когда ему предлагают опознать объект среди тех, что ему предъявляют. Результаты опознания будут зависеть от полноты и достоверности воспроизведения запечатленного в памяти образа.

Далеко не последнюю роль в узнавании играют физическое и психическое состояние человека и в тот момент, когда происходит опознание (особенно живого лица или трупа). Эмоционален или хладнокровен опознающий, волнует ли его предстоящее действие — все это неизбежно должно приниматься в расчет как обстоятельства, способные существенно повлиять на проводимое опознание.

Таким образом, обстоятельства, влияющие на подготовку, проведение опознания и оценку его результатов, могут быть классифицированы как субъективные (состояние лица, его психофизиологические свойства) и объективные (условия восприятия объекта, выраженность его признаков).

Наряду с указанными факторами чрезвычайно значимы условия предъявления для опознания. Поэтому в законе (ст. 193 УПК РФ) подробным образом регламентирован порядок проведения этого следственного действия, разработанный с учетом его особенностей, приведенных выше.

1. Предъявлению для опознания должен предшествовать допрос, в ходе которого выясняют, при каких обстоятельствах допрашиваемый наблюдал человека или предмет, какие запомнил приметы и особенности, может ли опознать его.

Результаты допроса должны позволить следователю решить, целесообразно ли проводить опознание.

2. Лица (предметы) предъявляются для опознания среди сходных с ними по внешним признакам. При этом общее количество предъявляемых объектов не может быть менее трех. Такой порядок повышает достоверность получаемых результатов, так как лицу приходится узнавать объект, отличая его от сходных.

При наличии нескольких объектов опознания они предъявляются по отдельности, также в числе сходных.

Это правило не распространяется на опознание трупов.

3. С целью повышения достоверности результатов опознания живых лиц закон предусматривает, что опознаваемому должно быть предложено занять по своему выбору любое место среди предъявляемых лиц. Об этом делается отметка в протоколе. Выполнение этого условия исключает в дальнейшем сомнения в объективности проведенного опознания.

4. Если опознающим является свидетель или потерпевший, они предупреждаются об ответственности за отказ или уклонение от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, что отмечается в протоколе.

5. Опознающему предлагают указать на лицо (предмет), о котором он давал показания. При этом исключены и постановка наводящих вопросов, и оглашение данных предварительного допроса.

6. Опознающий должен перечислить признаки, по которым он узнал лицо (предмет).

Показания опознающего в этой части по возможности дословно вносятся в протокол (ч. 9 ст. 193 УПК РФ).

7. При предъявлении для опознания обязательно присутствие понятых; в необходимых случаях участие принимает также специалист.

8. В целях обеспечения безопасности опознающего предъявление для опознания может быть проведено в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым. В этом случае понятые находятся в том месте, где опознающий. Факт такого опознания отмечается в протоколе (ч. 8, 9 ст. 193 УПК РФ).

 

1.2. Виды предъявления для опознания

 

По уголовно-процессуальному законодательству объектами, предъявляемыми для опознания, могут быть живые лица, трупы, предметы. В тех случаях, когда не представляется возможным предъявить для опознания самого человека или предмет, законом допускается его опознание по фотоснимку.

Опознание живых лиц чаще всего касается подозреваемого или обвиняемого. Анализ практики расследования таких категорий уголовных дел, как убийство, изнасилование, похищение людей, захват заложников, бандитизм, разбойные нападения и грабежи, свидетельствует о том, что почти неизбежно возникает необходимость предъявления обвиняемого (нескольких обвиняемых) потерпевшему (потерпевшим) или свидетелям. Опознание по делам, связанным с деятельностью преступных структур, позволяет уточнить ролевые функции каждого из участников совершенного преступления (кто избивал, истязал, убивал жертву, кто изымал ценности и т. д.).

Наряду с этим возможны случаи опознания и других лиц — потерпевших и даже свидетелей. Так, обвиняемый в получении взяток может опознать лиц, дававших ему взятки. Свидетель может опознать потерпевшего и т. д.

Трупы предъявляются для опознания с тем, чтобы установить личность. Такое опознание проводится в отношении трупов неизвестных лиц; трупов, изменивших первоначальный вид под влиянием гнилостных и иных трупных явлений; трупов, обезображенных при убийстве, и т. п.

Третий вид — опознание предметов. Столь общая законодательная характеристика объектов опознания (предметы) дает основание существенно расширить их круг. Это могут быть: вещи, похищенные у лица; вещественные доказательства, обнаруженные на месте происшествия и опознанные свидетелями; объекты, служившие орудием преступления; транспортные средства — как похищенные, так и использованные при совершении преступления.

Допустимо предъявление для опознания документов, подписей, текстов, оттисков печати и т. п. Опознание их будет свидетельствовать о сходстве с аналогичными документами, которые помнит опознающий. После опознания такого документа должна быть назначена его экспертиза. Экспертное исследование документа (подписи, оттиска печати, текста) позволит установить тождеств? или отсутствие такового.

На практике нередки случаи предъявления для опознания участков местности, строений, помещений. Например, лицо, изобличенное в совершении серии квартирных краж, изъявляет желание показать обворованные им квартиры, еще неизвестные следствию, но не помнит их точного адреса — только местонахождение и может опознать эти объекты.

Среди упомянутых в законе объектов, предъявляемых для опознания, не названы животные. Однако и в теории, и на практике такой вид опознания признается допустимым1. Чаще всего оно проводится в отношении похищенного скота, особенного племенного, породистых собак. Такое опознание возможно в тех случаях, когда животное обладает комплексом признаков, позволяющим индивидуализировать его (окрас, броские приметы, тавро, клеймо) и отличить от подобных.

В соответствии с законом при невозможности предъявить лицо (предмет) опознание может быть произведено по его фотокарточке. Здесь необходимо четкое понимание, что опознается само лицо (предмет), а не фотоснимок, который является лишь средством запечатления и передачи информации. Подобное разграничение принципиально, так как опознания может не произойти из-за некачественности снимка — на нем, например, не воспроизведены (или неразличимы) те или иные признаки внешности.

Допуская возможность опознания предмета по его фотоснимку, необходимо выделить два непременных условия такого предъявления. Первое — наличие обстоятельств, исключающих или чрезвычайно затрудняющих предъявление предмета в натуре, и второе — наличие достаточно четкого изображения признаков предмета на фотоснимке. На второе обстоятельство следует обратить особое внимание при изготовлении или подборе фотоснимков сходных предметов. Только объективная, четкая, точная фотофиксация признаков объекта может обеспечить достоверность подобного опознания1.

Когда законодатель допускает возможность опознания лица или предмета по фотоснимку, он учитывает способность и возможность фотофиксации (равно как и видеосъемки, и киносъемки) объективно, точно и полно запечатлевать и демонстрировать признаки внешности человека. Именно объективность способа передачи информации играет при этом решающую роль. В этой связи не может быть опознания как следственного действия по художественным, рисованным и композиционным портретам и композиционным фотоснимкам (так называемый фоторобот). Художественные портреты и зарисовки лица не являются объективным отображением внешности человека.

Существует еще одна форма передачи признаков внешности — скульптурные портреты, получаемые путем пластической реконструкции лица по черепу (метод профессора М. М. Герасимова). Этот метод позволяет передать комплекс признаков внешности, различных по своей природе; объективных, относительно объективных и субъективных. По этой причине скульптурные портреты, воссозданные по черепу, также не могут быть объектом, предъявляемым для опознания в уголовном процессе.

Вместе с тем не следует исключать возможности узнавания лица по такого рода копиям в рамках оперативно-розыскной деятельности в соответствии с Законом об ОРД (п. 7 ст. 6)1. Такое узнавание может оказаться весьма полезным в качестве ориентирующего органы следствия и оперативные службы на розыск определенного лица, при построении следственных версий, для использования в оперативно-тактических целях.

 

1.3 Субъекты предъявления для опознания

 

Субъекты данного следственного действия — лица, вызываемые для предъявления им какого-либо объекта (в том числе человека) с целью его опознания.

В соответствии со ст. 193 УПК РФ такими лицами могут быть свидетели, потерпевшие, подозреваемый, обвиняемый.

Свидетели и потерпевшие привлекаются для опознания подозреваемого (обвиняемого) в совершении преступления, для опознания трупа (или его частей), для опознания похищенных предметов, орудий преступления, иных предметов, которые они могли наблюдать в связи с совершенным преступлением. Свидетелям, а особенно потерпевшему, могут предъявляться похищенные домашние животные. Подозреваемому или обвиняемому могут быть предъявлены для опознания его сообщники, потерпевшие лица, похищенные вещи, предметы, принадлежащие подозреваемому (обвиняемому) и утерянные или выброшенные им на месте происшествия, орудия преступления и иные объекты. Результаты опознания в подобных случаях закрепляют признание обвиняемого или позволяют установить его сообщников.

<

Как известно, в законе не содержится каких-либо указаний на минимальный возраст, начиная с которого лицо может давать показания. В соответствии с этим субъектом опознания могут быть не только взрослые, но и дети. Возможность привлечения ребенка к опознанию будет зависеть от степени его развития, способности к восприятию, а также от природы объекта опознания и условий его восприятия ребенком.

Допрос ребенка о признаках опознаваемого объекта должен проводиться в порядке, предусмотренном для допроса несовершеннолетних (ст. 191 УПК РФ), т. е. до 14 лет присутствие педагога обязательно, а с 14 до 16 — по усмотрению следователя.

Имея в виду сказанное ранее о субъективном характере отождествления, необходимо учитывать состояние опознающего, особенно перед опознанием преступника, перед опознанием трупа близкого человека. Поэтому следователю надлежит принять меры, чтобы к лицу вернулась уравновешенность. Так, если предстоит опознать обвиняемого, то в целях безопасности опознающего предъявление может быть произведено в условиях, исключающих их визуальный контакт (например, опознание из затемненного помещения, когда опознаваемый и предъявляемые с ним лица находятся в освещенной комнате, опознание через стекло из изолированного помещения). Понятые в подобных случаях должны находиться вместе с опознающим.

Если предстоит опознание трупа, можно прибегнуть к помощи врача. Так, в местах массовой гибели людей дежурят бригады врачей и психологи для оказания медицинской помощи опознающим и их психологической поддержки.

В каждом случае субъекту опознания должна быть разъяснена важность достоверного и возможные последствия ошибочного опознания.

В исключительных случаях субъектом может быть лицо, находящееся в тяжелом физическом состоянии (потерпевший), если, однако, не возникает сомнений в его способности правильно воспринимать и оценивать происходящее.

 

 

 

 

2. ОРГАНИЗАЦИЯ И ТАКТИКА ПРЕДЪЯВЛЕНИЯ ДЛЯ ОПОЗНАНИЯ

 

2.1. Тактика предъявления для опознания живых лиц

 

Решение о целесообразности и необходимости проведения предъявления для опознания принимается обычно после допроса, на котором допрашиваемый говорит о том, что при определенных обстоятельствах наблюдал конкретный объект, запомнил его индивидуализирующие признаки и сможет его опознать. В такой ситуации следователь должен скорректировать предмет допроса и особое внимание уделить выяснению обстоятельств, связанных с восприятием конкретного объекта.

В процессе допроса предполагаемого опознающего выясняются следующие обстоятельства1:

1) когда, при каких условиях, каким образом опознающий воспринимал объект, сколько времени это продолжалось;

2) не видел ли допрашиваемый названный объект ранее, если видел, то при каких обстоятельствах;

3) при каких обстоятельствах воспринимался объект, в каком состоянии находилось допрашиваемое лицо в момент восприятия;

4) не имеет ли допрашиваемый психических отклонений, дефектов органов чувств;

5) может ли допрашиваемый опознать объект в случае предъявления его для опознания;

6) по каким индивидуализирующим признакам допрашиваемое лицо может опознать объект;

 

7) кто еще воспринимал интересующий следствие объект и может назвать его индивидуализирующие признаки и т.п.

Для оказания помощи в припоминании забытого допрашиваемому ставятся напоминающие вопросы, основанные на закономерностях запоминания. При этом можно использовать известный в психологии метод ассоциаций. В то же время, проводя допрос, нельзя внушать допрашиваемому образ подлежащего опознанию объекта, задавать вопросы, подсказывающие ответ, и т.п.

Следует иметь в виду, что первоначальный допрос может быть менее эффективным, нежели повторный допрос, произведенный спустя несколько дней. Такое явление памяти психологи именуют реминисценцией. Исходя из этого, повторный допрос, проведенный спустя несколько дней, может быть более результативным, нежели первичный. В тех случаях, когда при повторном допросе не только выясняются дополнительные сведения об индивидуальных признаках объекта опознания, но и дается другое их описание, следователь должен уточнить причины изменения показаний. Если расхождение не устранено, то налицо противоречия в показаниях, в силу которых последующее опознание утрачивает доказательственное значение.

При допросе лица в первую очередь выясняют признаки человека, которого ему предстоит опознать. В ч. 2 ст. 193 УПК РФ говорится, что при таком допросе должны быть установлены приметы и особенности, по которым он может осуществить опознание. Указание в законе на особенности и приметы диктуется стремлением повысить достоверность опознания, учитывая его субъективный характер. Но это указание отнюдь не следует понимать как ограничение в выборе признаков человека, используемых для его отождествления. Не следует забывать, что сумма частных признаков составляет индивидуальную совокупность, необходимую и достаточную для отождествления объекта. Поэтому при допросе опознающего не следует ограничиваться только особенностями внешности и ее приметами (особыми, броскими), а необходимо установить как можно больше признаков как общих, так и частных.

В процессе допроса, предшествующего опознанию, следует учитывать психофизиологические особенности опознающего, психологическую характеристику его состояния в момент восприятия, а также физические особенности и признаки воспринятых им объектов. Человек расценивает какие-либо объекты (других людей, животных, вещи, предметы), сохраняет в памяти их мысленные образы, а затем при предъявлении аналогичных объектов сопоставляет их с имеющимися у него образами. В конечном счете, процесс сводится к сравнению образа объекта, хранящегося в памяти опознающего, с объектами, предъявляемыми следствием. Вывод, получаемый в результате такого сравнения, сообщается следователю.

При подготовке и проведении опознания нужно учитывать ряд объективных и субъективных факторов. К объективным относятся условия, при которых происходило восприятие, характеристика воспринимаемых объектов. Очевидно, что расстояние, условия освещения, продолжительность наблюдения, время, прошедшее с момента восприятия до предъявления на опознание, могут оказать значительное воздействие на его результаты1. Так, восприятие свидетелем преступника, находившегося от него на значительном удалении, ночью, на плохо освещенной улице, в течение очень непродолжительного времени уменьшает возможность его последующего опознания, вот почему на допросе, предшествующем опознанию, необходимо выяснить, при каких условиях происходило восприятие.

Значительное влияние на опознание оказывает длительность первичного восприятия: видел преступника один раз в течение короткого отрезка времени, общался с ним более продолжительное время, видел его неоднократно. Если потерпевшие, свидетели хорошо знают преступника, опознание не нужно вовсе.

В немалой степени психология опознания определяется особенностями личности опознающего, его отношением к событию преступления и правонарушителю, психологическим состоянием, в котором он находился. Это может быть потрясение, гнев, отвращение, стыд, растерянность, ненависть и т. п. Эмоциональные переживания нередко сочетаются с готовностью помочь следствию, в частности, изобличить преступника. Бывает, что опознающий боится мести преступника, его соучастников, родственников, друзей.

Опознающий может испытывать жалость к преступнику (особенно, если он несовершеннолетний, престарелый) в связи с возможным его арестом, осуждением, суровым наказанием в случае изобличения и, возможно, опасение ошибки при опознании.

Сам процесс восприятия и последующие результаты опознания определяются и особенностями воспринимаемых объектов. Анализ следственной практики показывает, что чаще всего объектом опознания является человек. При этом он может восприниматься непосредственно или опосредованно, в целом или по отдельным признакам (например, свидетель не видел преступника, а только слышал его голос)1. В ситуациях, связанных с совершением преступления, свидетели, потерпевшие воспринимают обычно внешность преступника, его физические, возрастные, национальные особенности. При необходимости вспомнить и описать воспринятое за основу берутся далеко не все, а лишь отдельные, так называемые опорные признаки: возраст, рост, телосложение, черты лица, движения, речь. На практике наблюдатель чаще всего запоминает форму лица, носа, величину и форму лба, бровей, рта, губ, подбородка, цвет глаз.

Нередко потерпевшие, свидетели воспринимают и запоминают преступника по таким признакам его внешнего облика, как особенности одежды, прическа, украшения, которые, строго говоря, не относятся к физическим признакам человека.

При восприятии и последующем опознании наибольшую ценность имеет восприятие индивидуальных признаков человека, его особых примет. Так, сообщение на допросе о том, что преступник имеет на лице характерный шрам, будет способствовать его розыску и опознанию.

Психологическая характеристика предъявления для опознания основана на анализе двух основных процессов: усвоение отличительных признаков определенного объекта и использование данных признаков для выделения этого объекта из других, ему подобных. Первый процесс психологи называют формирующим и относят его к стадии усвоения, второй — опознавательным, его относят к стадии распознавания. Первая стадия в основном доследственная. Усвоение отличительных признаков завершается созданием мысленного образа человека или предмета, который лишь позднее будет представлять интерес для следствия. Вторая целиком входит в содержание рассматриваемого следственного действия, но не исчерпывает его2.

Действие указанных выше объективных и субъективных факторов весьма желательно выявлять еще перед допросом лица, которому впоследствии предстоит участвовать в опознании с тем, чтобы все нежелательные воздействия указанных факторов были своевременно учтены следователем.

Допрос о внешних признаках лица проводится по той схеме, по которой. составляются словесные портреты. Терминология словесного портрета не употребляется, так как незнакома опознающему. Признаки описываются в протоколе так, как их излагает допрашиваемый1. Следователь, предлагая ему вспомнить и охарактеризовать как можно большее количество признаков, действует по принципу «от общего к частному». Вначале отмечаются пол, приблизительный возраст и рост человека. Затем — телосложение, осанка. После этого отмечается форма, размеры и положение головы и частей лица (лба, бровей, глаз, носа, рта, подбородка, ушей). Если человек был без головного убора — форма и цвет волос, характер стрижки. Особое внимание уделяется броским приметам лица: шрамы, родимые пятна и т. п. В протоколе отмечаются также признаки одежды: ее вид, цвет, размеры, покрой, материал, состояние, имеющиеся дефекты.

С учетом зафиксированных при допросе признаков внешности и условий, в которых опознающий наблюдал человека, следователь принимает решение о целесообразности (нецелесообразности) опознания. Не следует забывать, что неопознание — не просто отсутствие одного из доказательств, а «противодоказательство», если предъявлялся человек, действительно совершивший преступление. Данное лицо будет использовать факт своего неопознания на всех этапах следствия и судопроизводства.

Приняв решение предъявить объект для опознания, следователь осуществляет ряд подготовительных мер. Прежде всего это касается подбора лиц, среди которых он будет предъявлен. Люди должны подбираться по принципу общего сходства. При этом в расчет принимаются: национальность, возраст, рост, телосложение, а также сходство некоторых признаков лица (цвет волос, глаз, овал лица и т. п.). Одежда предъявляемых лиц также должна быть сходна по общему виду, цвету, иным общим признакам. Нельзя предъявлять, например, лицо в гражданской одежде среди людей в военной форме и наоборот. Лица, в числе которых будет предъявлен опознаваемый, не должны быть знакомы опознающему. Так, по делу об изнасиловании, совершенном в небольшом рабочем поселке, две свидетельницы заявили, что видели в этот день неизвестного человека и описали его приметы. По приметам был задержан К. и предъявлен каждой из свидетельниц по отдельности. Обе свидетельницы его опознали, но данный факт не мог быть использован в качестве доказательства. Поселок был невелик и все жители его знали друг друга. Задержанного предъявляли среди мужчин, хорошо известных опознающим. Об этом К. заявил на суде. И хотя данное преступление действительно совершил он, суд отправил дело на доследование.

Особое внимание уделяют тому, чтобы опознающий не видел опознаваемого до того момента, когда последний будет предъявлен среди других лиц. В противном случае опознание может быть признано недостоверным. Если опознающий увидит опознаваемого до предъявления, да к тому же в обстановке, связанной с расследованием преступления (в сопровождении конвоя, в ожидании вызова к следователю и т. п.), то это может оказать на него определенное воздействие. По этой же причине при наличии нескольких опознающих объект предъявляется каждому из них по отдельности (в группе одних и тех же или разных лиц).

На практике нередко приходится сталкиваться с отступлением от тактических правил предъявления для опознания, когда процесс узнавания осуществляется дважды: в ходе оперативно-розыскных действий и в уголовном процессе — при предъявлении для опознания. При опросе потерпевшего или свидетеля о признаках преступника ему предъявляют фотоальбомы подучетных лиц. Если потерпевший (свидетель) узнает как преступника кого-либо из изображенных на фотоснимках, то затем в ходе следствия данное лицо предъявляется для опознания. Подобные действия нельзя признать правильными с учетом природы субъективного отождествления, каковым, по сути своей, является опознание. Лицо, увидевшее снимок в альбоме, может впоследствии опознавать не преступника, а того, чью фотографию он запомнил1.

Не случайно в законе указано: не может проводиться повторное опознание лица или предмета тем же опознающим и по тем же признакам (ч. 3 ст. 193 УПК РФ).

В подобных случаях возможны два варианта. Если проводилось опознание по фотографиям до возбуждения уголовного дела, то это действие должно быть документировано как предусмотренное Законом об ОРД. В п. 7 ст. 6 этого Закона говорится о допустимости «отождествления личности» в ходе оперативно-розыскной деятельности. Впоследствии факт отождествления может быть использован в доказывании в соответствии с общим порядком использования результатов оперативно-розыскной деятельности (ст. 89 УПК РФ).

Альтернативой является не предъявление альбомов, а розыск лица (по приметам и его предъявление в натуре после возбуждения уголовного дела или же предъявление альбомов после того, как возбуждено уголовное дело, и проводится опознание по фотоснимкам.

После подбора сходных лиц и приглашения понятых, начинается производство данного следственного действия. Изложив смысл и назначение проводимого действия, следователь разъясняет каждому из присутствующих его права и обязанности. Затем опознаваемому предлагается занять любое место среди сходных с ним лиц. После этого в помещение приглашается опознающий’, которому предлагается ответить на вопрос: не опознает ли он кого-либо из предъявляемых лиц и если опознает, то по каким признакам.

Следователь, проводя опознание, заблаговременно должен решить, насколько возможно в ходе предъявления оглашать данные, касающиеся совершенного преступления. Не следует забывать, что при предъявлении для опознания присутствует не менее четырех посторонних лиц (двое понятых и двое лиц, среди которых предъявляется опознаваемый). Посвящать их в фактические обстоятельства дела нежелательно из соображений тактики, а иногда и этики (по делам об изнасиловании). Поэтому целесообразно ставить вопрос в такой форме, чтобы его содержание давало как можно меньше информации о самом преступлении. Например: «Не опознаете ли Вы среди предъявляемых Вам лиц человека, о котором Вы давали показания при допросе такого-то числа?»1.

Подробно перечисленные признаки, по которым опознан предъявленный, заносятся в протокол и впоследствии сопоставляются с показаниями опознающего на предшествующем допросе. Сопоставление признаков, изложенных в обоих документах, степени их детализации позволит надежнее оценить достоверность проведенного опознания.

В ходе предъявления для опознания следователь по просьбе опознающего может предложить группе лиц встать (если они сидели), подойти ближе к свету, повернуться в профиль и т. д. Наводящие вопросы не допускаются, но следователь должен наблюдать за поведением как опознающего, так и опознаваемого. Известны случаи, когда поведение опознающего, его эмоциональная реакция свидетельствовали о том, что он узнал человека, однако отрицал это. Причины могут быть самые разные. Чаще всего — боязнь мести со стороны преступника или его друзей. Иногда опознающие (особенно пожилые женщины) жалеют преступника ввиду его молодости или болезненного вида. Поэтому наблюдение следователя и последующий допрос должны позволить установить истинное положение дел: действительно опознающий не узнал человека или узнал, но скрывает это.

Что касается поведения опознаваемого, то оно тоже может носить уличающий его характер. Кроме того, он должен быть заранее предупрежден о недопустимости каких бы то ни было реплик, жестов, угроз, угрожающих взглядов и т. п.

Наряду с отождествлением по морфологическим (анатомическим) признакам человека опознание может проводиться и по функциональным признакам: походке, голосу, жестикуляции. Опознание по этим признакам возможно, если они отличаются от аналогичных признаков иных лиц, т. е. представляют собой некоторую особенность, на которую указал при допросе опознающий. Это может быть хромота, необычность походки, картавость, своеобразный тембр голоса и т. п.

Для того чтобы избежать умышленного изменения функциональных (динамических) признаков, предъявлять опознаваемое лицо необходимо таким образом, чтобы оно об этом не подозревало. Например, опознаваемому вместе с другими лицами предлагают пройти в другое здание, помещение так, чтобы их видел опознающий (вместе с ним находятся понятые). При опознании по голосу объект должен вести разговор с другими лицами, отвечать на вопросы следователя и т. п. Опознающий находится в соседней ‘комнате вместе с понятыми, откуда он может хорошо все слышать, и указывает, кого из говорящих он опознает. После опознания по походке или по голосу может быть проведено обычное опознание по внешним признакам, если опознающий их запомнил.

В заключение необходимо указать еще на один немаловажный момент. Если с первых допросов о признаках внешности человека прошло значительное время, пока был установлен подозреваемый (а это могут быть недели, месяцы и даже годы), то целесообразно еще раз провести допрос, чтобы убедиться в том, что субъект по-прежнему хранит в памяти образ этого человека и способен его опознать. В зависимости от результатов допроса, в том числе путем его сопоставления с предыдущими, следователь либо предъявляет лицо для опознания, либо отказывается от этого следственного действия.

Проверка правильности опознания осуществляется путем сопоставления словесного описания объекта опознающим при допросе и при опознании. При оценке результатов этого следственного действия важно учитывать, что словесная реакция участников может расходиться с их поведением. Сопоставление этих элементов, анализ их является обязательным в процессе оценки. В немалой степени психология опознания определяется особенностями личности опознающего, его отношением к событию преступления и правонарушителю, психологическим состоянием, в котором он находился. Это может быть потрясение, гнев, отвращение, стыд, растерянность, ненависть и т. п. Эмоциональные переживания нередко сочетаются с готовностью помочь следствию, в частности, изобличить преступника. Бывает, что опознающий боится мести преступника, его соучастников, родственников, друзей.

Опознающий может испытывать жалость к преступнику (особенно, если он несовершеннолетний, престарелый) в связи с возможным его арестом, осуждением, суровым наказанием в случае изобличения и, возможно, опасение ошибки при опознании.

Кроме того, ошибки опознания могут возникать при резком отличии объектов опознания друг от друга внешними признаками. Среди них могут быть детали, бросающиеся в глаза каждому, например, наголо остриженная голова у одного из лиц, предъявленных на опознание, могут быть и менее заметные: двухдневная щетина на щеках, отсутствие шнурков на ботинках, помятая одежда, отсутствие пояса в брюках и т.п. Указанные детали, как правило, свидетельствующие о нахождении лица в камере предварительного заключения, могут привести к тенденциозному восприятию образа и повлечь ошибки в опознании».

При опознании следователь должен не только наблюдать за поведением его участников, но и контролировать собственное поведение, чтобы соблюсти процессуальные и тактические правила опознания, исключить возможность оказания какого-либо психологического воздействия на участников этого следственного действия. Для этого следователь тщательно отбирает слова, контролирует интонацию, жесты, мимику.

Проверка правильности опознания осуществляется путем сопоставления словесного описания объекта опознающим при допросе и при опознании. При оценке результатов этого следственного действия важно учитывать, что словесная реакция участников может расходиться с их поведением. Сопоставление этих элементов, анализ их является обязательным в процессе оценки.

 

2.2. Тактика предъявления для опознания трупов

 

Трупы предъявляются для опознания в тех случаях, когда нет возможности установить личность умершего по документам либо когда внешность трупа значительно изменена.

При обнаружении такого трупа прежде всего устанавливают, кто из жителей данной местности (региона, города, поселка, деревни) пропал без вести. Для этой цели, в частности, используются данные криминалистического учета. Граждане, заявившие об исчезновении человека, подробно допрашиваются о признаках его внешности, в чем он был одет в день исчезновения, какие при нем были предметы. В первую очередь труп предъявляют родственникам пропавшего лица. Вместе с тем наряду с родственниками к опознанию привлекают и других лиц, знавших или видевших пропавшего. Дело в том, что родственники могут не опознать погибшего умышленно, если имеют отношение к совершенному преступлению (например, заказное убийство на бытовой почве).

 

Так, по делу об убийстве, совершенном на окраине г. Дзержинска, труп предъявлялся гр. 3., заявившей до этого об исчезновении ее мужа. Едва взглянув на труп, гр. 3. без колебаний заявила: «Нет, не он». Обращало на себя внимание и поведение 3. по дороге в морг. Она не только не проявляла волнения, но, напротив, была неестественно спокойна. Все это заставило следователя расширить круг лиц, вызванных для опознания трупа, включив в их число сослуживцев мужа 3., его друзей и даже недругов. После опознания трупа в ходе дальнейшего расследования была установлена причастность 3. к убийству мужа1.

Возможны и иные варианты, когда родственники опознают труп без достаточных на то оснований, преследуя при этом определенные корыстные цели (получение пенсии, завладение имуществом погибшего и т. п.). При массовой гибели людей в результате пожара двух железнодорожных составов близ г. Уфы (1989 г.) было выявлено три случая мнимого опознания погибших с целью получить пособие.

Если в той местности, где был обнаружен труп, не было зафиксировано исчезновения кого-либо, то его предъявляют для опознания как можно большему числу лиц. При этом привлекают людей, которые по роду своей деятельности общаются с большим количеством граждан: работники гостиниц, коменданты общежитии, работники домоуправлений, муниципальных органов, паспортных столов, участковые и т. п. Если предстоит предъявлять труп значительному числу лиц и ни от кого из них заявлений не поступало, то проводить допросы целесообразно после опознания трупа кем-либо из этих лиц.

Параллельно с предъявлением трупа лицам, проживающим в данной местности, может проводиться его опознание по фотоснимкам, рассылаемым в различные регионы. Фотоснимки могут демонстрироваться по телевидению, печататься в местных газетах.

Предъявление трупа на месте его обнаружения нецелесообразно, чтобы не изменить обстановку места происшествия. Труп предъявляют либо в морге, либо в каком-то помещении, временно приспособленном для этих целей (сарай, нежилое помещение и т. п.). В сельской местности для этого используют яму полутораметровой глубины, на дно которой кладут тонкий слой соломы. В яму помещают труп, после чего её закрывают досками и присыпают землей. В такой временной могиле труп может сохраняться почти без изменений в течение нескольких дней даже в жаркую погоду.

Если опознание проходит в морге, одежду, обнаруженную на трупе, следует предъявлять отдельно, среди сходных объектов. Это позволит избежать при опознании смешения разнородных признаков объектов: индивидуализирующих — человека и групповых — одежды. Совпадение признаков одежды, что вполне реально при учете ее распространенности, не сможет в этом случае оказать влияния на лицо, опознающее труп. К тому же следует иметь в виду возможность подмены одежды преступником, совершившим убийство. Нельзя исключить и того, что пострадавший за какое-то время до смерти переоденется. Если труп обнаружен раздетым, ни в коем случае не следует предъявлять его в чужой одежде.

 

Раздельное предъявление трупа и предметов, находившихся при нем (одежда, очки, дипломат, трость, часы и т. п.), позволяет точнее соблюсти норму закона о порядке предъявления каждого из объектов (трупа и предметов) среди сходных.

Труп, предъявляемый для опознания, драпируют простыней; если он был обезображен, осуществляют «туалет» трупа для придания ему прижизненного облика.

При указании признаков, по которым произведено опознание, большую ценность наряду с особыми приметами представляют такие, которые не видны при внешнем осмотре, но были названы опознающими. К таким признакам относятся следы пломбирования и состояние зубного аппарата, наличие протезирования; рубцы, шрамы, татуировки и родимые пятна на участках тела, обычно скрытых одеждой.

Особо следует остановиться на предъявлении трупов в случае массовой гибели людей (аварии, катастрофы, социальные или национальные конфликты и т. п.). Прежде всего принимают меры к их сохранению в неизмененном виде. Все трупы фотографируют или снимают на видеозапись. Зарегистрированные трупы вносят в память компьютера, равно как и вещи, обнаруженные при них.

Лицам, прибывающим для опознания, сначала демонстрируют фотоальбомы (фотостенды, видеозапись) соответствующей категории погибших (мужчины, женщины, подростки и т. д.). В случае опознания по фотоснимку (видеозаписи) об этом делается отметка в протоколе, после чего приступают ко второй стадии опознания — самого трупа. Труп переносят в отдельное помещение, где предъявляют опознающему. В протоколе излагают обе стадии (этапы) опознания: по изображению трупа и в натуральном виде.

Отдельно предъявляют комплект одежды (среди других комплектов). Драгоценности, украшения и т. п. предметы, обладающие, как правило, индивидуализирующими и хорошо запоминаемыми признаками, также предъявляют отдельно от трупа и одежды среди сходных.

Если труп не опознан, его фотографируют по правилам сигналетической фотографии и дактилоскопируют. Фотографии, дактокарта и изложение признаков внешности заносятся в соответствующий вид криминалистического учета. Если лицо, опознавшее труп, может представить прижизненные фотоснимки погибшего, то их следует приобщить к делу. В случае необходимости они могут быть направлены вместе с фотоснимками трупа на экспертное отождествление.

 

2.3. Тактика предъявления для опознания предметов

 

По своему процессуальному положению предметы, предъявляемые для опознания, являются (или становятся) вещественными доказательствами, а следовательно, должны быть оформлены в установленном законом порядке (протоколом осмотра, обыска, выемки и т. п.).

Необходимость опознания предметов может возникать в различных ситуациях по-разному. Иногда оно требуется потому, что в ходе следственного действия (осмотра, обыска, выемки) изымаются предметы, которые могут быть кем-то опознаны. В этом случае еще предстоит установить, кто может опознать данный предмет. В других ситуациях свидетель или потерпевший заявляет о признаках предмета, имеющих значение для дела, хотя сам предмет еще предстоит отыскать.

Применительно к первой, ситуации следователь обращает свои усилия на установление лица, которое может опознать имеющийся предмет. Установление субъекта опознания будет зависеть от того, каким образом данный предмет стал вещественным доказательством. Если имеются основания полагать, что он принадлежал жертве преступления, то этот предмет предъявляют самому потерпевшему (если это возможно) или его родным и близким. Если предполагают, что предмет, обнаруженный, например, при осмотре, принадлежал преступнику, то устанавливают лиц, видевших у него этот предмет.

Так, по делу об убийстве девочки Нины Д. с места происшествия была изъята одежда пострадавшей (девочка была обнаружена обнаженной). После того как мать опознала убитую, ей были предъявлены вещи, изъятые с места происшествия. Мать узнала одежду, но не опознала носовой платок, который также был обнаружен на месте происшествия; это позволило предположить, что платок оставлен убийцей. Так как он был обшит кружевами, что присуще обычно женским носовым платкам, следователь предъявил платок нескольким девушкам. Одна из них опознала его и сказала, что подарила своему знакомому Б. Дальнейшим расследованием Б. был изобличен в убийстве1.

Во всех случаях, когда предмет, который предстоит предъявлять для опознания, находится в распоряжении следователя, предваряющий это действие допрос отличается некоторыми особенностями. Не предъявляя самого предмета, предстоит выяснить, видели ли этот предмет те, кому предстоит его опознавать, тот ли это предмет, о котором идет речь при допросе. Имея его в своем распоряжении, следователю нетрудно уточняющими вопросами (но не наводящими) установить, на какие признаки предмета указывает опознающий и правильно ли их называет.

В тех случаях, когда самого объекта еще нет и его предстоит отыскать, следователь должен получить как можно больше сведений о нем. При этом допрашиваемого просят перечислить в первую очередь такие признаки предмета, как его целевое назначение, общий вид, форма, размеры, цвет, материал, выделяя среди них те, которые могут иметь значение особых примет. Если речь идет о предмете, находившемся в пользовании опознающего, то выясняют, какие признаки возникли в процессе его эксплуатации, кто еще знает о наличии этих признаков. Так, по одному из уголовных дел об убийстве у сестры обвиняемого было изъято платье, которое, судя по имеющимся в деле данным, могло принадлежать убитой. Когда это платье в числе других было предъявлено ее подругам, они не только опознали его, но и сообщили, у какой портнихи оно было сшито. После этого платье в числе сходных было предъявлено портнихе. Последняя опознала его, указав на ряд особенностей (частных признаков), известных только ей как пошившей платье1.

 

Сходные предметы, в группе которых будет предъявляться опознаваемый, подбираются с учетом результатов допроса опознающего, в частности того, на какие признаки он указал при допросе, как долго и в каких условиях он эти признаки воспринимал. Допустим, что у пострадавшего похитили часы, которыми он пользовался длительное время. Вполне естественно, что при допросе он укажет как групповые (модель, вид, цвет и форма корпуса, цвет циферблата), так и частные признаки, составляющие индивидуальную совокупность (царапины стекла и корпуса, дефекты циферблата и т. п.). Столь подробный перечень дает основание полагать, что в результате опознания будет осуществлено индивидуальное отождествление. В этом случае предъявление целесообразно в группе предметов, совпадающих по групповым свойствам (несколько пар часов одной марки, одного цвета корпуса в циферблате), различающихся только по частным признакам.

В другой ситуации, когда опознающий видел часы мельком, допустим, на руке преступника, он в лучшем случае сможет указать лишь на общие их признаки (групповые): форму, цвет, модель. В подобном случае объект должен быть предъявлен среди предметов разных групп, лишь совпадающих по признакам, указанным опознающим. Несмотря на различие этих ситуаций, требование закона о предъявлении предмета среди однородных будет соблюдено.

Подобранные для опознания предметы раскладываются в присутствии понятых в произвольном порядке. Рядом с каждым объектом помещают бирку с номером. При этом должны отчетливо усматриваться признаки, о которых говорил опознающий. Затем следователь приглашает его и предлагает указать на объект, который он опознает. Допустимо, чтобы опознающий брал объект в руки для лучшего его осмотра. В случае опознания в протоколе подробно, по возможности дословно излагается, по каким признакам опознан предмет. К протоколу могут быть приобщены фотоснимки предъявленных объектов. Это позволит при оценке достоверности опознания судить о том, насколько сходны были предъявляемые объекты и насколько специфичны признаки, по которым осуществлено опознание.

 

2.4. Тактика проведения опознания по фотоснимкам

 

Закон допускает проведение опознания человека и предметов по его фотоснимку в тех случаях, когда само лицо (предмет) не может быть предъявлено, например преступник еще не разыскан, но имеются обоснованные подозрения, что им является определенное лицо.

По фотоснимкам возможно и опознание трупа. Сам труп, как известно, длительное время сохранен быть не может. Поэтому чрезвычайно важно его правильно и своевременно сфотографировать (после туалета трупа), определить круг лиц, которым в целях опознания следует предъявить фотоснимки трупа.

При опознании людей выбирают четкие, без ретуши фотоснимки, на которых лицо изображено в положениях, принятых при опознавательной фотографии (в фас и в профиль). Так как снимки в профиль редки, обычно отбирают фотографии в 3/4 поворота головы. Это могут быть снимки, выполненные для документов, или любительские, отвечающие указанным выше требованиям.

К помощи художественных снимков приходится прибегать с осторожностью, так как при такой фотосъемке всегда стремятся приукрасить лицо за счет освещения, ретуши (дорисовать брови, затушевать родинки, морщины, шрамы и т. п.). Естественно, что это приводит к уничтожению наиболее ценных индивидуализирующих признаков.

Для опознания лица фотоснимки с его изображением могут быть изъяты у него дома, у друзей, родственников или взяты из официальных документов (личное дело, архив паспортного стола, криминалистический или оперативный учет и др.). Ориентируясь на них, подбирают изображение сходных лиц.

Например, по делу о нанесении тяжких телесных повреждений подростку Геннадию Б. стало известно, что ножевые ранения ему нанес молодой человек 17—18 лет. Следователь пришел к правильному выводу о том, что преступник мог сравнительно недавно получить паспорт. Поэтому пострадавшему Б. предъявили документы, представляемые для получения паспорта, где находилось несколько сот фотографий молодых людей одного возраста (16 лет). Перебирая эти документы, потерпевший опознал Виктора Р. как человека, нанесшего ему ножевые ранения.

Если при опознании будут предъявляться фотоснимки предмета, то он должен быть сфотографирован методами запечатлевающей съемки, принятыми в криминалистической фотографии. Сразу же фотографируют 2—3 сходных предмета. Подобранные снимки наклеивают на лист бумаги и нумеруют.

При этом важно, чтобы рядом с фотоснимком не было никаких пометок, знаков и т. п. (кроме обозначения цифр). Опознающий в присутствии понятых указывает, какой объект, под каким номером, по каким признакам он опознает.

Фотоснимки, предъявляемые для опознания объекта, обязательно прилагаются к протоколу этого следственного действия.

 

2.5. Тактика предъявления для опознания животных

 

В следственной практике чаще всего возникает необходимость предъявить для опознания похищенных домашних животных (коров, овец, коз, лошадей и т. п.), а также породистых собак и кошек. В подобных случаях при допросе, предшествующем опознанию, владелец животного должен указать его породу, пол, возраст, масть. Масть (окрас) описывается особенно подробно: отмечается преобладающая окраска, а также участки, отличающиеся по цвету, их размеры, форма, локализация.

В протоколе допроса отмечаются также признаки, имеющие значение особых примет. К ним относятся различные клейма (тавра), метки, дефекты копыт (трещины, наросты, форма и вид подков), форма, размеры, состояние рогов и пр.

Предъявление производится в группе сходных животных. При этом рекомендуется обращать внимание, как себя ведет животное по отношению к опознающему — как к хозяину или нет. После опознания может быть проведена зооветеринарная экспертиза для подтверждения признаков, указанных хозяином, — порода, возраст и др.

Следует признать возможным предъявление для опознания таких частей забитого животного, как шкура. В этих случаях объект также должен предъявляться в числе сходных.

 

 

2.6. Процессуальное оформление результатов предъявления для опознания

 

Весь ход и результаты предъявления для опознания фиксируются в протоколе данного следственного действия, который является источником доказательств.

Протокол предъявления для опознания составляется в соответствии со ст. 166, 167, 193 УПК РФ. Как известно, законом допускается составление протокола как в ходе следственного действия, так и по его окончании. При опознании составление протокола начинается, когда опознающему в присутствии двух понятых сообщают о начале следственного действия. В этой стадии в протоколе отмечается: кто, где, когда и по какому делу произвел предъявление для опознания, заносятся сведения об опознающем (фамилия, имя, отчество, место жительства) и о понятых. После этого опознающий (если это потерпевший или свидетель) предупреждается об уголовной ответственности по ст. 307, 308 УК РФ, о чем расписывается в протоколе. Затем он выходит в другую комнату (помещение) и в его отсутствие вводят лиц (раскладывают предметы и т. д.), предъявляемых для опознания. В протокол заносятся сведения об этих лицах. При этом не ограничиваются перечислением фамилий, имен, отчеств, но и отмечают, в чем выражается сходство предъявляемых лиц (рост, возраст, цвет волос, глаз, одеждами т. п.). Затем в протоколе отмечают, что опознаваемому предложено занять место и какое место он занял.

После заполнения данной части протокола приглашают (вводят) опознающего, и следователь предлагает ему указать, кого из указанных лиц он опознает. Если лицо опознало человека (предмет), то отмечают, какое место этот объект занимал в группе сходных.

Далее, по возможности дословно (ч. 9 ст. 193 УПК РФ) записывают показания опознающего, по каким признакам он опознал лицо (предмет) как виденное ранее в связи с совершенным преступлением. На этом составление протокола заканчивается. Какие-либо наводящие вопросы или подсказки недопустимы. Недопустимы и реплики, возражения, оспаривания опознаваемого в процессе проведения данного следственного действия. Опознающим, опознанным, понятыми и специалистом (если он участвовал в данном следственном деле) могут быть сделаны замечания, также заносимые в протокол. Специалист при необходимости может делать пояснения, относящиеся к его действиям по оказанию помощи следователю.

 

К ошибкам при составлении протокола относятся1:

а) отсутствие сведений о сходстве предъявляемых лиц (объектов) и в чем оно выражается;

б) отсутствие детализации признаков объекта, послуживших основанием для опознания. Иногда в протоколе ограничиваются записью показаний в форме, исключающей возможность проверки достоверности опознания («опознал лицо по внешности»);

в) протокол не дают для подписи опознаваемому, что противоречит ч. 6, 7 ст. 166 УПК РФ, предусматривающим подписание протокола всеми лицами, участвовавшими в следственном действии.

Если опознающий никого (ничего) не опознал, то об этом делается отметка в протоколе, и на этом предъявление для опознания заканчивается.

Как отмечалось ранее, в подобных случаях целесообразно допросить опознающего на предмет каких-либо скрытых мотивов (страх за себя и родных, испуг, жалость и т. п.).

В соответствии со ст. 166 УПК РФ к протоколу могут быть приложены фотоснимки, о чем делается соответствующая ссылка в протоколе. Приложение к протоколу фотоснимков желательно во всех случаях, поскольку позволяет судить, насколько были сходны предъявляемые объекты, что немаловажно при оценке достоверности опознания.

Фиксация процесса опознания и его результатов путем видеозаписи позволяет сочетать визуальное изображение с записью речи. Особенно ценна видеозапись при опознании по функциональным признакам.

При оценке результатов предъявления для опознания следует учитывать1:

а) соблюдены ли все процессуальные правила данного следственного действия;

б) не возникало ли в ходе его проведения обстоятельств или ситуаций, которые могли существенно повлиять на результат предъявления для опознания (например, опознаваемый путем угроз или другим образом сумел повлиять на позицию опознающего);

в) категоричный или предположительный характер опознания высказан опознающим;

г) совпадают ли приметы (признаки) опознаваемого объекта с теми, о которых говорил опознающий, если опознание состоялось.

После такого анализа следователь (суд) делает окончательный вывод о достоверности опознания (или, напротив, о недостоверности, неопределенности). Если опознание состоялось и оказалось убедительным, следствие (суд) получает важное доказательство, которое в совокупности с другими устанавливает тот или иной факт.

Если опознающий не может достаточно твердо и уверенно сказать о том, что он узнает объект, а говорит лишь о некотором сходстве, то такой результат может иметь лишь тактическое значение (для дальнейших поисков и других следственных действий).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Предъявление для опознания — распространенное следственное (судебное) действие. Его содержание заключается в том, что опознающему (потерпевший, свидетель, подозреваемый или обвиняемый) предъявляется какой-либо объект, по поводу которого он ранее дал показания. При этом цель, которую преследует при этом дознаватель, следователь или суд, состоит именно в том, чтобы достоверно установить, действительно ли предъявленный объект является тем самым, который опознающий ранее наблюдал и который имеет отношение к расследуемому преступлению.

По своему существу предъявление для опознания является одной из форм идентификации, а именно идентификацией объекта по его мысленному образу, сохранившемуся в памяти опознающего. Путем сравнения предъявленного ему объекта с мысленным образом ранее наблюдавшегося объекта опознающий делает вывод о том, совпадают ли признаки сравниваемых объектов — реального и мыслимого — и тем самым опознает или не опознает объект как тот, о котором он ранее давал показания. В теории судебной идентификации субъектами идентификации обычно называют дознавателя, следователя или суд. Это правильно, так как предъявление для опознания проводится дознавателем, следователем или судом. Однако непосредственно отождествление предъявленного им объекта осуществляют именно потерпевшие, свидетели, подозреваемые или обвиняемые. На подозреваемого и обвиняемого закон не возлагает обязанности давать показания, и поэтому они вправе отказаться от участия в этом следственном действии. Для потерпевшего и свидетеля решение следователя о производстве этого следственного действия обязательно. Свидетелей и потерпевших при предъявлении им объекта для опознания предупреждают об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний.

 

Объектами предъявления для опознания, т. е. идентифицируемыми объектами, могут быть живые лица, трупы, предметы и животные. Остается дискуссионным вопрос о возможности предъявления для опознания неподвижных объектов — участков местности или помещений. Представляется, что указанные объекты не могут быть признаны объектами предъявления для опознания, так как их узнавание осуществляется в рамках другого следственного действия — проверки показаний на месте. В исключительных случаях опознающему могут быть предъявлены не сами объекты, а фотоизображения или видеозаписи опознаваемых объектов.

Опознание того или иного объекта возможно в самых различных ситуациях. Например, потерпевший опознает на ком-либо или в комиссионном магазине похищенную у него вещь. В другом случае потерпевший при патрулировании с работниками милиции в районе совершенного разбойного нападения опознает в толпе грабителей. Указанные акты опознания не могут рассматриваться в процессуальном плане как следственное действие в виде предъявления для опознания, так как они осуществлены без соблюдения предусмотренной законом процессуальной формы, т. е. надлежащего порядка проведения данного следственного действия. В названных и подобных случаях факт узнавания того или иного объекта фиксируется в протоколе допроса.

Уголовно-процессуальный закон детально регламентирует порядок предъявления для опознания. Основные правила его производства заключаются в следующем. Предъявлению для опознания во всех случаях должен предшествовать допрос опознающего. В процессе допроса выясняются все те обстоятельства, при которых наблюдаемый объект воспринимался: когда, где, на каком удалении и в каких условиях освещенности (слышимости) это происходило. В протоколе допроса фиксируется возможно большее количество индивидуальных признаков опознаваемого объекта. Предварительный допрос опознающего о признаках опознаваемого объекта является одним из средств повышения достоверности результатов предъявления для опознания. Способность допрашиваемого перечислить индивидуальные признаки объекта, который он ранее наблюдал и который ему предстоит опознать, придает результатам последующего предъявления для опознания особую убедительность. Следственной практике известны случаи, когда допрашиваемый не способен описать индивидуальные признаки объекта, однако заявляет, что указанный объект он сможет опознать. Например, допрашиваемый помнит телосложение опознаваемого, черты его лица, однако затрудняется их описать. Неспособность допрашиваемого описать признаки объекта не должна служить препятствием к проведению этого следственного действия. В момент предъявления для опознания опознающий способен вспомнить и назвать те признаки, по которым он опознал объект.

Предъявляемый для опознания объект должен быть представлен среди не менее двух других однородных объектов, не имеющих отношения к расследуемому делу и ранее неизвестных опознающему. В частности, лица, которые предъявляются вместе с опознаваемым (так называемые статисты), не должны иметь резких различий по возрасту, росту, телосложению, чертам лица, а также по одежде, ее фасону и цвету. При этом опознаваемому лицу предлагается занять любое место среди других предъявляемых лиц. Опознающий не только сообщает, какой из предъявленных ему объектов он опознал, но и указывает конкретные признаки, по которым смог это сделать.

Данное следственное действие проводится при участии не менее двух понятых. К предъявлению для опознания могут быть приглашены специалисты. Остальные процессуальные правила этого следственного действия касаются лишь особенностей предъявления для опознания отдельных объектов.

Своим результатом предъявление для опознания может иметь разную степень определенности показаний. Опознающий может категорически заявить о тождестве (или различии) предъявленного ему и ранее наблюдавшегося объекта. Если же опознающий констатирует лишь определенное сходство одного из предъявленных ему объектов с ранее наблюдавшимся, это свидетельствует о том, что акт идентификации не состоялся и данное следственное действие завершилось лишь установлением групповой (родовой) принадлежности.

 

 

 

 

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Конституция РФ: Принята 12 дек. 1993 г. М., 1993.
  2. Уголовный кодекс Российской Федерации. М., 1996.
  3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. М., 2002.
  4. Об оперативно-розыскной деятельности: Закон Российской Федерации N 144-ФЗ от 12 августа 1995 г (с изменениями от 18 июля 1997 г., 21 июля 1998 г., 5 января, 30 декабря 1999 г., 20 марта 2001 г., 10 января, 30 июня 2003 г.) // Российская газета 18 августа 1995 г.
  5. Багаутдинов Ф. Опознание// Законность.- 1999.- № 10.- С. 19-24.
  6. Баев О.Я. Тактика следственных действий: Учебное пособие. — 2-е изд.; доп. и испр.- Воронеж: НПО «МОДЭК», 1995.
  7. Белкин Р.С. Лившиц Е.М. Тактика следственных действий. — М.: Новый Юрист, 1997.
  8. Бодалев А.А. Восприятие и понимание человека человеком. М., 1982.
  9. Воробьев Г. А. Тактика и психологические особенности судебных действий: Учеб. Пособие / Воробьев Г. А.; Кубанский гос. ун-т. — Краснодар: Изд-во Кубан. ун-та, 1986.
  10. Гапанович Н.Н. Опознание в судопроизводстве.- Минск, 1975.
  11. Гапанович Н.Н. Опознание в следственной и судебной практике.- Минск, 1978.
  12. Гинзбург А. Я. Опознание в следственной, оперативно-розыскной и экспертной практике: Учебно-практ. пособие/ Под ред. Р.С. Белкина.- М.: АО «Форма-Пресс», 1996.
  13. Гинзбург А.Я. Тактика предъявления для опознания. М., 1971.
  14. Ищенко Е.П. Криминалистика.–М.: ИНФРА-М, 2003.
  15. Казинян Г. С., Соловьев А. Б. Проблемы эффективности следственных действий/ Ереванский гос. ун-т. Ереван, 1987.
  16. Кавалирис А. Опознание по голосу // Сов. милиция. 1976. № 5. С. 15 – 17.
  17. Коршунова О.Н. Отождествление личности по голосу и речи на предварительном следствии.- СПрб., 1995.
  18. Криминалистика / Под ред. Р.С. Белкина, Т.В. Аверьянова, Ю.Г. Корухов, Е.Р. Россинская. – М.: Норма, 2002.
  19. Криминалистика / Под ред. И.Ф. Герасимова и Л.Я. Драпкина. — М.: Высшая школа, 2000.
  20. Криминалистика / Под ред. И.Ф. Крылова, А.И. Бастрыкина.–М.: Дело, 2001.
  21. Криминалистика / Под ред. В.А. Образцова. — М.: Юристъ, 2001.
  22. Криминалистика / Под ред. А.Г. Филиппова и А.Ф. Волынского. – М.: Спарк, 1998.
  23. Криминалистика / Под ред. Н.П. Яблокова. М., 2004.
  24. Крылов В.В. История развития приемов предъявления личности для опознания // Вестн. МГУ. Сер.11, Право.- 2000.- № 4.- С.40-51.
  25. Ларин А., Власов В. Предъявление предметов для опознания.// Соц. законность. 1974. №6. С. 15-17.
  26. Опознание по «фейсменеджеру» и видеозаписи // Законность.- 2000.- № 3. С.29.
  27. Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М., 1978.
  28. Ревтов Ю.И. Тактика проведения предъявления для опознания человека по признакам голоса и речи // Вопросы криминологии, криминалистики и судебной экспертизы: Сб. науч. тр. Минск, 1992. Вып. 9.
  29. Шехтер М.С. Психологические проблемы узнавания, М., 1967
  30. Юридическая энциклопедия. – М.: Олимп; ООО Издательство АСТ-ЛТД, 1998.
  31. Яблоков К.П. Криминалистическая методика расследования. М., 1985.
  32. Яблоков Н.П. Криминалистика. М., 2000.
<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.04MB/0.00169 sec

WordPress: 22.31MB | MySQL:124 | 1,769sec