Понятие и процессуальная регламентация допроса » Буквы.Ру Научно-популярный портал<script async custom-element="amp-auto-ads" src="https://cdn.ampproject.org/v0/amp-auto-ads-0.1.js"> </script>

Понятие и процессуальная регламентация допроса

<

091913 0149 1 Понятие и процессуальная регламентация допроса

1.1 Понятие допроса

Допрос — это процесс получения показаний от лица, обладающего сведениями, имеющими значение для расследуемого дела. Это самое распространенное, но и самое сложное следственное действие. И дело не только в том, что следователю нередко противостоит человек, не желающий говорить правду или вообще давать показания; ошибаться, заблуждаться может и искренне стремящийся сообщить все известное ему по делу. Искажение и вымысел надлежит своевременно обнаружить и учесть при оценке и использовании показаний.1

Для следователя показания — источник доказательств, а содержащиеся в них фактические данные — доказательства. Для подозреваемого и обвиняемого показания — средство защиты от возникшего против них подозрения или предъявленного обвинения. Это необходимо учитывать, оценивая значение допроса как следственного действия.2

Допрос представляет собой процесс передачи информации о расследуемом событии или связанных с ним обстоятельствах и лицах. Эта информация поступает к допрашиваемому в момент восприятия им тех или иных явлений или предметов, запоминается и затем при допросе воспроизводится и передается следователю. Процесс формирования показаний — от восприятия до передачи информации — носит психологический характер; на всем его протяжении на психику человека влияют многочисленные объективные и субъективные факторы, действие которых, в конечном счете, так или иначе отражается на полноте и достоверности показаний. Такими, например, объективными факторами, препятствующими восприятию расследуемого события или его элементов, являются неблагоприятные погодные условия, отдаленность наблюдателя от места события, кратковременность этого события или наблюдения и т. п.1

Точно так же влияют и субъективные факторы: сильное возбуждение, страх, утомление, произвольность или непроизвольность внимания, отсутствие или наличие интереса к наблюдаемому и т. п. Действие всех этих факторов, специально изучаемых наукой судебной психологии, должно быть хорошо известно следователю. Он также должен знать основанные на данных судебной психологии тактические приемы, позволяющие ослабить вредное влияние этих факторов на полноту и объективность показаний, оживить память о воспринятом, упорядочить воспроизведение хранящейся в памяти допрашиваемого информации.

Допросу подвергаются люди разных возрастов, национальностей, профессий, характеров, интеллектов, в прошлом судимые или несудимые и т. д. Не учитывая этих факторов, трудно рассчитывать на эффективность допроса. Неправильно рассчитывать и на то, что все это можно будет учесть в процессе последующих допросов. Что бывает упущено при первом допросе, далеко не всегда удается восполнить в последующих. Личности не только подозреваемого и обвиняемого, но и всех других лиц, подлежащих допросу, следует с максимально возможной полнотой изучить перед первым допросом. Знание данных, характеризующих личность, существенно помогает построить правильный план допроса, наметить и осуществить оптимальные тактические приемы.2

Изучение личности допрашиваемого и всестороннее знание материалов дела предупреждают от возникновения возможных конфликтов или помогают их устранить.3

Эффективность допроса определяется достоверностью полученных показаний и объяснений. Однако достоверность не следует смешивать с правдивостью. Сообщенные допрашиваемым лицом сведения могут быть субъективно правдивыми, но недостоверными. Так, например, человек, страдающий дальтонизмом, может сообщить правдивые для него сведения о цвете увиденного им предмета, но они будут недостоверными в силу особенностей его зрения. Причины добросовестного заблуждения могут быть различными, поэтому требуется особая осторожность при оценке показаний, получаемых в процессе допросов. Допрашиваемые лица имеют различный процессуальный статус. В зависимости от него изменяется и тактика их допроса.

Для того чтобы успешно осуществить допрос, следователь должен четко представлять себе, какую информацию и с помощью каких приеме и средств он намерен получить. Круг тех обстоятельств, которые следователь намерен выяснить, называется предметом
допроса. К их числу относятся обстоятельства, связанные с самим событием преступления (его способом, местом совершения, временем, последствиями и пр.); устанавливающие или опровергающие виновность определенных лиц и мотивы их действия, влияющие на степень и характер ответственности обвиняемого, а также относящиеся к характеру и размеру ущерба, причиненного преступлением. В предмет допроса могут входить обстоятельства, способствовавшие совершению преступного акта, любые другие данные, значимые для установления истины по расследуемому делу. Предмет допроса зависит как от процессуального положения допрашиваемого, так и от того, какой информацией он может располагать. 1

В зависимости от процессуального положения различают допрос: свидетеля; потерпевшего; подозреваемого; обвиняемого; эксперта.

Особым видом является допрос на очной ставке.

Каждый вид допроса имеет свою процессуальную регламентацию и тактически проводится по-своему. Однако существуют и некоторые общие положения.

 

 

1.2 Процессуальная регламентация допроса

 

Процессуальный порядок допроса предусматривает, что это следственное действие может быть проведено по месту производства следствия или по месту нахождения допрашиваемого, как правило, в дневное время. Допрашиваемые дают показания наедине со следователем, за исключением случаев, прямо предусмотренных законом (присутствие защитника, педагога, законных представителей или близких родственников несовершеннолетнего допрашиваемого).

Согласно ч. 1 ст. 187 УПК РФ допрос проводится по месту производства предварительного следствия. При этом, следователь вправе, если признает это необходимым, провести допрос в месте нахождения допрашиваемого. Данной статьей также установлены временные рамки непрерывности допроса, который не может длиться непрерывно более 4 часов. При этом возможно продолжение допроса, которое допускается после перерыва не менее чем на один час для отдыха и принятия пищи, причем общая продолжительность допроса в течение дня не должна превышать 8 часов.

В то же время, ч. 4 ст. 187 УПК РФ устанавливает некоторые ограничения. При наличии медицинских показаний продолжительность допроса устанавливается на основании заключения врача.

Порядок вызова на допрос определяется ст. 188 УПК РФ, согласно которой свидетель, потерпевший вызывается на допрос повесткой, в которой указываются, кто и в каком качестве вызывается, к кому и по какому адресу, дата и время явки на допрос, а также последствия неявки без уважительных причин. Повестка вручается лицу, вызываемому на допрос, под расписку либо передается с помощью средств связи. В случае временного отсутствия лица, вызываемого на допрос, повестка вручается совершеннолетнему члену его семьи либо передается администрации по месту его работы или по поручению следователя иным лицам и организациям, которые обязаны передать повестку лицу, вызываемому на допрос.

В то же время, лицо, вызываемое на допрос, обязано явиться в назначенный срок либо заранее уведомить следователя о причинах неявки. В случае неявки без уважительных причин лицо, вызываемое на допрос, может быть подвергнуто приводу либо к нему могут быть применены иные меры процессуального принуждения, предусмотренные статьей 111 УПК РФ.

Лицо, не достигшее возраста шестнадцати лет, вызывается на допрос через его законных представителей либо через администрацию по месту его работы или учебы. Иной порядок вызова на допрос допускается лишь в случае, когда это вызывается обстоятельствами уголовного дела.

Военнослужащий вызывается на допрос через командование воинской части.

Общие правила проведения допроса приведены в ст. 189 УПК РФ.  Перед допросом следователь выполняет требования, предусмотренные частью пятой статьи 164 УПК РФ. Если у следователя возникают сомнения, владеет ли допрашиваемое лицо языком, на котором ведется производство по уголовному делу, то он выясняет, на каком языке допрашиваемое лицо желает давать показания. В законе говорится о том, что задавать наводящие вопросы запрещается. В остальном следователь свободен при выборе тактики допроса.

Допрашиваемое лицо вправе пользоваться документами и записями.

В сданной статье говорится, что по инициативе следователя или по ходатайству допрашиваемого лица в ходе допроса могут быть проведены фотографирование, аудио- и (или) видеозапись, киносъемка, материалы которых хранятся при уголовном деле и по окончании предварительного следствия опечатываются.

Если свидетель явился на допрос с адвокатом, приглашенным им для оказания юридической помощи, то адвокат присутствует при допросе и пользуется правами, предусмотренными частью второй статьи 53 УПК РФ. По окончании допроса адвокат вправе делать заявления о нарушениях прав и законных интересов свидетеля. Указанные заявления подлежат занесению в протокол допроса.

Протокол допроса оформляется в соответствии со ст. 190 УПК РФ. Ход и результаты допроса отражаются в протоколе, составляемом в соответствии со статьями 166 и 167 УПК РФ. В ч. 2 ст. 190 УПК РФ указано

Показания допрашиваемого лица записываются от первого лица и по возможности дословно. Вопросы и ответы на них записываются в той последовательности, которая имела место в ходе допроса. В протокол записываются все вопросы, в том числе и те, которые были отведены следователем или на которые отказалось отвечать допрашиваемое лицо, с указанием мотивов отвода или отказа.

В то же время, если в ходе допроса допрашиваемому лицу предъявлялись вещественные доказательства и документы, оглашались протоколы других следственных действий и воспроизводились материалы аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки следственных действий, то об этом делается соответствующая запись в протоколе допроса. В протоколе также должны быть отражены показания допрашиваемого лица, данные при этом.

В том случае, если в ходе допроса проводились фотографирование, аудио- и (или) видеозапись, киносъемка, то протокол должен также содержать:

– запись о проведении фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки;

– сведения о технических средствах, об условиях фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки и о факте приостановления аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки, причине и длительности остановки их записи;

– заявления допрашиваемого лица по поводу проведения фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки;

– подписи допрашиваемого лица и следователя, удостоверяющие правильность протокола. 1

Допрашиваемым лицом в ходе допроса могут быть изготовлены схемы, чертежи, рисунки, диаграммы, которые приобщаются к протоколу, о чем в нем делается соответствующая запись.

По окончании допроса протокол предъявляется допрашиваемому лицу для прочтения либо по его просьбе оглашается следователем, о чем в протоколе делается соответствующая запись. Ходатайство допрашиваемого о дополнении и об уточнении протокола подлежит обязательному удовлетворению.

В протоколе указываются все лица, участвовавшие в допросе. Каждый из них должен подписать протокол, а также все сделанные к нему дополнения и уточнения.

Факт ознакомления с показаниями и правильность их записи допрашиваемое лицо удостоверяет своей подписью в конце протокола. Допрашиваемое лицо подписывает также каждую страницу протокола.

Отказ от подписания протокола допроса или невозможность его подписания лицами, участвовавшими в допросе, удостоверяется в порядке, установленном статьей 167 ПУК РФ.

Процессуальной регламентации допроса обвиняемого посвящена ст. 173 УПК РФ, согласно которой следователь допрашивает обвиняемого немедленно после предъявления ему обвинения с соблюдением требований пункта 9 части четвертой статьи 47 УПК РФ и части третьей статьи 50 УПК РФ.

В начале допроса следователь выясняет у обвиняемого, признает ли он себя виновным, желает ли дать показания по существу предъявленного обвинения и на каком языке. В случае отказа обвиняемого от дачи показаний следователь делает соответствующую запись в протоколе его допроса.1

Допрос проводится в порядке, установленном статьей 189  УПК РФ. Повторный допрос обвиняемого по тому же обвинению в случае его отказа от дачи показаний на первом допросе может проводиться только по просьбе самого обвиняемого.2

Протокол допроса обвиняемого регулируется ст. 174 УПК РФ, в которой указано, что при каждом допросе обвиняемого следователь составляет протокол с соблюдением требований статьи 190 УПК РФ. В протоколе первого допроса указываются данные о личности обвиняемого:

– фамилия, имя и отчество;

– дата и место рождения;

– гражданство;

– образование;

– семейное положение, состав его семьи;

– место работы или учебы, род занятий или должность;

– место жительства;

– наличие судимости;

– иные сведения, имеющие значение для уголовного дела.

В протоколах следующих допросов данные о личности обвиняемого, если они не изменились, можно ограничить указанием его фамилии, имени и отчества.

Особенностям допроса несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля посвящена ст. 191 УПК РФ, в которой указано, что допрос потерпевшего или свидетеля в возрасте до четырнадцати лет, а по усмотрению следователя и допрос потерпевшего и свидетеля в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет проводятся с участием педагога. При допросе несовершеннолетнего потерпевшего или свидетеля вправе присутствовать его законный представитель.

Потерпевшие и свидетели в возрасте до шестнадцати лет не предупреждаются об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. При разъяснении указанным потерпевшим и свидетелям их процессуальных прав, предусмотренных соответственно статьями 42 УПК  и 56 УПК РФ, им указывается на необходимость говорить правду.

 Перед допросом следователь при необходимости удостоверяется в личности допрашиваемого, разъясняет ему его права и обязанности, выясняет нужные сведения анкетного характера. Допрос по существу дела начинается с предложения лицу рассказать все известное по делу, после чего следователь может задать вопросы.

Показания записываются в протокол в первом лице и по возможности дословно. В случае необходимости записываются и заданные допрашиваемому вопросы, и его ответы. После этого допрашиваемый может (по своей инициативе) написать свои показания собственноручно. По окончании допроса протокол предъявляется ему для прочтения или по его просьбе прочитывается следователем. Правильность фиксации показаний удостоверяется подписями допрошенного и следователя. 1

К общим положениям тактики допроса
следует отнести его активность, целеустремленность, объективность и полноту, необходимость учета свойств личности допрашиваемого.

Активность допроса заключается в том, что следователь прочно удерживает в своих руках инициативу, умело использует все необходимые тактические приемы. Применительно к лицам, уклоняющимся от дачи правдивых показаний, допрос носит наступательный характер: с помощью всех имеющихся в его распоряжении законных средств следователь стремится получить правдивые показания, а не быть простым регистратором сообщенных ему сведений.2

Целеустремленность допроса означает проведение его с заранее обдуманной целью, для получения определенной, а не всякой информации. Целеустремленность обеспечивается наличием у следователя твердого представления о предмете допроса.

Объективность и полнота проявляются в том, что следователь не вправе по собственному усмотрению сокращать полученные показания, изменять их в соответствии со своими представлениями о ходе вещей, навязывать допрашиваемому эти представления. Одной из законодательных гарантий объективности допроса является запрет задавать наводящие вопросы, а полноты — требование по возможности дословно изложить показания.3

Успех допроса зависит от того, насколько полно следователь учтет и использует — для установления психологического контакта — особенности личности допрашиваемого – его психики, культурного и образовательного уровня, профессии, мировоззрения и т. п.

Под психологическим контактом понимают создание такой атмосферы, при которой допрашиваемый проникается уважением к следователю, пониманием его задач и обязанностей, исключает всякие личные мотивы в его действиях.

Учет психологических особенностей личности допрашиваемого необходим и для правильного выбора тактических приемов допроса.

Подготовка к допросу включает: а) собирание исходных данных; б) тактическое обеспечение; в) выбор момента и места, определение способа вызова на допрос; г) техническое обеспечение.

Собирание исходных данных предопределяет успех и эффективность допроса. По своим источникам и содержанию эти данные неоднородны. Прежде всего выделим те, которые относятся к предмету допроса.

При подготовке к допросу следователь должен определить круг обстоятельств, в отношении которых предстоит получить показания. При отсутствии у следователя четкого представления об этих обстоятельствах допрос лишится целеустремленности, в показаниях, с одной стороны, неизбежно будут пробелы, а с другой — ненужная информация.

Информация, относящаяся к предмету допроса, может носить специальный характер, требовать ознакомления со специальной литературой, теми или иными технологическими процессами, порядком документо- и товарооборота на предприятии, системой учета и отчетности и др. В таких случаях следователь вправе использовать консультации специалистов, данные, содержащиеся в заключениях экспертов по делу, справочные материалы. 1

Информация, относящаяся к предмету допроса, может быть получена и из оперативных источников. Используется она с соблюдением специальных правил и с учетом того, что имеет не доказательственное, а лишь ориентирующее значение.

К числу исходных для допроса данных относятся сведения о личности допрашиваемого. Объем таких данных зависит от процессуального положения лица, обстоятельств дела, предмета предстоящего допроса и значимости показаний. Особую важность приобретает изучение личности обвиняемого, необходимое не только для успешного допроса, но и для расследования в целом.

Данные о личности допрашиваемого связаны с его психофизиологическими свойствами и состоянием, общественно-политической и трудовой деятельностью, отношением к коллективу и коллектива к нему, моральным обликом и поведением в быту, отношением к другим лицам, проходящим по делу. Они могут быть почерпнуты из материалов дела и оперативных источников либо получены специальными методами, рекомендуемыми для этой цели психологической наукой: наблюдение за субъектом, беседа, анализ деятельности (в том числе и способ совершения и сокрытия преступления), обобщение независимых характеристик, даваемых субъекту разными лицами, по разным поводам и в разных ситуациях. 1

Изучение личности допрашиваемого помогает следователю определить особенности, которые приобретает у него процесс формирования показаний, и выработать нужную тактику допроса.

Изучение личности допрашиваемого в тех случаях, когда это необходимо, следует начать сразу же, как только принимается решение о его допросе. И здесь следует остановиться на данных, полученных из оперативных источников.2

Оперативная информация может ориентировать следователя:

–– о преступных действиях допрашиваемого или о его аморальных, позорящих поступках, о его взаимоотношениях с соучастниками и другими связями, о его роли в преступном сообществе;

– о действиях посторонних для допрашиваемого лиц по сокрытию преступления;

– об акциях или намерениях различных лиц по противодействию расследованию.

Использовать эту информацию при допросе можно по-разному: учитывая ее при определении очередности вопросов и их формулировке, для достижения превосходства в ранге рефлексии, для восполнения картины события при демонстрации осведомленности о деталях преступления и роли в его совершении допрашиваемого.

Письменный план предпочтительно составлять при допросах, связанных с выяснением широкого круга обстоятельств, с использование значительной исходной информации, в том числе и оперативной, тру, ной в тактическом отношении. План составляется в произвольной форме, в качестве одного из образцов которой можно рекомендовать следующую.1

При подготовке к простым допросам допустимо мысленное планирование или составление плана по упрощенной форме, иногда в виде перечня вопросов. Предусмотреть все вопросы невозможно; заранее планируются только наиболее важные, а также такие, для которых особое значение имеет формулировка (например, если они исходят из оперативных данных, которые должны остаться неизвестными для допрашиваемого) или очередность, связь с предыдущими и последующим вопросами. Криминалистической науке и следственной практике известны следующие разновидности вопросов, которые могут быть заданы допрашиваемому: дополняющие, уточняющие, напоминающие, контрольные, изобличающие. Дополняющие — это вопросы, задаваемые с целью восполнить полученные показания, ликвидировать имеющиеся в них пробелы. Они могут быть направлены на детализацию показаний, например: «Вы сказали, что были в кино. Какой фильм Вы смотрели и были ли Вы в кино до конца сеанса?»1

Уточняющие вопросы также могут быть заданы с целью детализировать показания, но чаще — для конкретизации полученных сведений, например: «Вы показали, что нож лежал около трупа. Не можете ли сказать, с какой стороны и на каком расстоянии от трупа лежал нож?» Напоминающие вопросы преследуют цель оживить память допрашиваемого, вызвать в ней те или иные ассоциации. Напоминающих вопросов обычно задается несколько, чтобы способствовать процессу последовательного припоминания. Например, зная, что событие произошло в день рождения допрашиваемого, о чем тот забыл, следователь спрашивает: «Как Вы отмечали свой день рождения в этом году?», «Что Вы делали после того, как разошлись гости?», «В каком месте парка Вы гуляли?», «Почему Вы пересели на другую скамейку?». Напоминающие вопросы надо отличать от наводящих, т. е. таких, формулировка которых содержит в себе ответ, желаемый для спрашивающего: «Был ли на Иванове в тот вечер серый плащ с металлическими пуговицами?» В силу того, что наводящие вопросы оказывают внушающее воздействие на допрашиваемого, ориентируют его в том, какой ответ хотел бы услышать от него следователь, и поэтому могут помешать установлению истины, они запрещены законом.2

Контрольные вопросы задаются с целью проверить полученные показания или получить данные для такой проверки, например: «На основании чего Вы утверждаете, что все, о чем Вы рассказали, произошло 15 сентября?»

<

Изобличающие вопросы призваны вскрыть ложь, очевидную для следователя. Их постановка связана обычно с предъявлением допрашиваемому достоверных доказательств, опровергающих его показания. Такой вопрос, как правило, состоит из двух частей. В первой фиксируется предъявление допрашиваемому того или иного доказательства, вторая содержит предложение объяснить это доказательство или связанное с ним обстоятельство: «Вам предъявляется заключение дактилоскопической экспертизы о том, что на стекле, лежащем на столе в квартире потерпевшего Иванова, обнаружены отпечатки пальцев Вашей правой руки. Каким образом они там оказались, если Вы утверждаете, что никогда не были в квартире Ивановых?»

Формулировка вопросов должна быть такой, чтобы исключить возможность односложного ответа (типа «да» и «нет»). Вопросы должны быть четкими, конкретными, понятными и относиться к предмету допроса. Важна их логическая последовательность и обоснованность.

К тактическому обеспечению допроса относится выбор приемов, которые следователь предполагает использовать при допросе. Эти приемы должны: а) не противоречить закону, принципам расследования; б) соответствовать нормам нравственности; в) не ограничивать свободу волеизъявления допрашиваемого, возможность выбора им линии поведения на допросе. В литературе называют и другие требования к тактическим приемам допроса: они должны быть логичными, эффективными, т. е. «срабатывать» на достижение определенной цели, обеспечивать активность допроса со стороны следователя и оказывать избирательное воздействие, т. е. влиять лишь на лиц, действительно обладающих значимой для следствия информацией.

Выбор момента и места допроса.
Момент допроса определяется с учетом важности сведений, которыми обладает допрашиваемый, его процессуального положения, роли в расследуемом событии, связей с другими лицами, подлежащими допросу по делу. В отношении некоторых категорий лиц этот момент в известном смысле определяется законом: задержанного или арестованного подозреваемого надлежит допросить в течение 24 ч с момента задержания или ареста, обвиняемого — немедленно по предъявлении обвинения.

На выбор момента допроса влияют и избранная последовательность допроса тех или иных лиц, и интересы сохранения следственной тайны, сила и характер переживаний, испытанных допрашиваемым. Не рекомендуется допрашивать лиц, находящихся в состоянии сильного волнения, растерянности, подавленности, кроме исключительных случаев, не терпящих отлагательства.

 

Глава 2 Виды допросов

 

Допросы принято различать по их последовательности — первичные и повторные, по субъектам — допросы подозреваемых, обвиняемых, потерпевших, свидетелей, экспертов. Определенная специфика присуща допросам несовершеннолетних, психически больных, а также допросам на очных ставках. Когда и кого допрашивать, решает следователь, обязательным для него является лишь допрос подозреваемых и обвиняемых, непосредственно регламентируемый процессуальным законом по времени, месту проведения и т. д. Практически к числу обязательных следует отнести и допрос потерпевшего. Допрос свидетелей и экспертов производится с учетом сложившейся следственной ситуации и тактических соображений следователя. Особо следует подчеркнуть обязанность строжайшего соблюдения при всех допросах требований процессуального закона и этических (нравственных) норм. Допрашивающий должен быть выдержан, вежлив, спокоен. Допрашиваемый с первых его действий убеждается в том, глубоко ли он знает существо дела, насколько объективен, насколько настойчиво стремится к отысканию истины по делу и т. д. От этого зависит поведение допрашиваемого, его психологический контакт с допрашивающим. Особенно сложно, а порой и трудно складывается допрос подозреваемых и обвиняемых. Их интересы, как правило, противоположны интересам допрашивающего. Последний стремится к установлению истины в расследуемом деле, а допрашиваемый, наоборот, к полному или частичному ее отрицанию. В возникающем противоборстве целей значительную роль играет не только личность допрашивающего, но и личность допрашиваемого. 1

Различают первоначальный, повторный и дополнительный допрос. При первоначальном допросе его предмет выясняется в полном объеме (за исключением тех случаев, когда по тактическим соображениям следователь считает необходимым не касаться тех или иных обстоятельств, выяснение которых связано с предварительным проведением других следственных действий). При повторном допросе следователь вновь обращается к выяснению всех или некоторых обстоятельств, о которых допрашиваемый уже давал показания. Целями повторного допроса являются: детализация ранее полученных показаний, их уточнение; получение повторных показаний для сравнения их с первоначальными на предмет выявления возможных противоречий; склонение допрашиваемого изменить позицию и дать правдивые показания.

В отличие от повторного дополнительный допрос – это процесс выяснения тех обстоятельств дела, о которых раньше речь не шла. Его задача — восполнить уже полученные показания. Поэтому дополнительный допрос может строиться по вопросно-ответной схеме, без свободного рассказа.1

Тактика допроса как раздел криминалистической тактики имеет своим предметом анализ таких положений, которые характерны для каждого вида допроса. Особенности же тактики допроса по различным видам преступных посягательств разрабатываются методиками их расследования.2

Значение допроса обвиняемого определяется той ролью, .которую играют его показания, являющиеся, как известно, не только источником доказательств, но и средством защиты от предъявленного обвинения. К этому можно добавить, что показания выражают оценку содеянного, знать которую необходимо для эффективности мер по исправлению преступника (ст. 173 УПК РФ).

Как и допрос свидетелей или потерпевшего, допрос обвиняемого, помимо подготовки к нему, включает в себя установление психологического контакта, свободный рассказ, постановку вопросов, ознакомление допрашиваемого с протоколом допроса и фонограммой.

Можно лишь об особенностях допроса ранее судимого. Такой обвиняемый обычно хорошо знаком с процедурой допроса и со своими правами; ему могут быть знакомы и многие тактические приемы. Это необходимо учесть при разработке тактики предстоящего. Известным ориентиром для следователя могут служить данные, почерпнутые из архивных уголовных дел: о позиции, которую он занимал; о его личности и связях; реакции на предъявление уличающих доказательств; ухищрениях, к которым обвиняемый прибегал для дезориентирования следствия, маскировки содеянного, преуменьшения степени своей вины. Эти данные полезно выписать на отдельную карточку, которая позволит оперативно их использовать при допросе. Существенным подспорьем может оказаться и схема связей допрашиваемого с его соучастниками или иными лицами, проходящими по делу, составленная при компоновке плана расследования.1

В целях «оживления» памяти свидетеля или потерпевшего (эти приемы могут быть использованы также и при допросе подозреваемого и обвиняемого, искренне стремящихся вспомнить то или иное обстоятельство) применяются следующие тактические виды допроса.

  1. Допрос с использованием ассоциативных связей. Представления, возникающие в сознании свидетеля или потерпевшего в связи с воспринимавшимся событием, вступают друг с другом в определенные связи, называемые ассоциативными. Поэтому за припоминанием одного факта «всплывают» и связанные с ним — — предшествующие, сопутствующие, последующие либо сходные или контрастные. С целью появления таких связей следователь задает допрашиваемому вопросы, относящиеся не к искомому, а к смежным с ним фактам, помогает установить сначала их (они могут хорошо сохраниться в памяти допрашиваемого), а затем, по ассоциации, и искомый.2
  2. Допрос на месте. Это разновидность допроса с использованием ассоциативных связей, когда их «оживлению» служит не задаваемый следователем вопрос, а повторное восприятие той обстановки, в которой происходило расследуемое событие. Допрос на месте не следует смешивать с другим следственным действием — проверкой и уточнением «показаний на месте, о котором речь пойдет в дальнейшем. Это обычный допрос, только проводится он на месте события (место допроса при этом не осматривается, показания с обстановкой не сопоставляются).

    Сходный с допросом на месте прием — предъявление допрашиваемому для повторного восприятия тех или иных предметов, связанных с интересующими следствие обстоятельствами. Такие предметы могут оказаться своеобразным стимулятором в припоминании забытого: их вид вызовет связанные с ними ассоциации, которые и приведут к припоминанию искомого факта. Этим же целям может послужить графическое изображение допрашиваемым определенной ситуации, например схемы расположения предметов на описываемом им месте или участников события либо изображение какого-либо объекта. Сам процесс изготовления схемы, плана, чертежа, рисунка может рождать нужные ассоциации.

    3. Повторный допрос по ограниченному кругу обстоятельств. Воспроизводя показания повторно, допрашиваемый может вспомнить упущенные или забытые им при первом допросе факты. Это объясняется явлением реминисценции, под которым в психологии понимают усиление в памяти новых смысловых связей при отсроченном воспроизведении. Как показали опыты, примерно в 40% случаев повторное воспроизведение было полнее первоначального. Это вовсе не значит, что практика повторных допросов должна стать правилом; но, во-первых, повторный допрос иногда служит целям припоминания забытого и, во-вторых, не следует непременно подозревать допрашиваемого в нечестности, если при повторном допросе он расскажет о фактах, которые ранее упустил.

    Ассоциативные связи могут быть использованы и в тех случаях, когда свидетель или потерпевший дает на допросе неверные показания, искренне считая, что говорит правду. Такое заблуждение может быть результатом воздействия упоминавшихся объективных и субъективных факторов, в том числе влияния других лиц, собственных переживаний, фантазий. Задача следователя заключается в том, чтобы отделить все эти «наслоения» от подлинно воспринятого, попытаться устранить причины искажения истины и восстановить в представлении допрашиваемого картину события в том виде, в каком оно происходило в действительности. Помимо ассоциативных связей могут быть использованы и такие средства, как ознакомление допрашиваемого (в необходимых пределах) с показаниями других лиц о тех же обстоятельствах и очная ставка.

    Тактика допроса несовершеннолетних в значительной степени обусловлена особенностями их психики (повышенной внушаемостью и самовнушаемостью, склонностью к фантазированию, высокой эмоциональностью, неустойчивостью поведения и др.), незначительным жизненным опытом, что нередко приводит к неправильной оценке ими расследуемого события в целом или отдельных его элементов.

    Следователь, готовясь к допросу несовершеннолетнего, должен обратить особое внимание на степень развития ребенка или подростка, влияния на него взрослых, особенности его характера. От этого в первую очередь зависит выбор места допроса. Детей младшего возраста целесообразно допрашивать в привычной для них обстановке: в школьном, детском учреждении, иногда у них дома. Наоборот, на несовершеннолетних в возрасте 15—17 лет официальная обстановка места допроса вызывает положительное влияние: проникаясь чувством ответственности они скорее скажут правду. 1

    Допрос эксперта. В случае, если у следователя возникают вопросы по заключению эксперта, которые не требуют дополнительных исследований, он может выяснить их путем допроса (ст. 205 УПК РФ).

    Предметом допроса могут быть приведенные экспертом формулировки или использованная терминология; вопросы, относящиеся к процессу проведенного исследования, его методам и основаниям выводов, его компетентности и причинам расхождений с другими экспертами, если экспертиза была комиссионной либо повторной.2

    Особенностью допроса эксперта является отсутствие в нем такого этапа, как свободный рассказ. Обстоятельства, интересующие следователя, выясняются непосредственно путем постановки соответствующих вопросов. В результате допроса эксперта следователь приходит к выводу: об отсутствии оснований для дополнительной или повторной экспертизы, если все имевшиеся у него сомнения и неясности разрешены; о необходимости назначить дополнительную экспертизу, если пробелы и неясности в заключении эксперта не удалось устранить путем допроса; о назначении повторной экспертизы, если допрос подтвердил сомнения следователя в компетентности эксперта или в обоснованности его заключения.1

    Следует учитывать, что ответы эксперта могут носить вероятный характер, как и его заключение.

    Допрос на очной ставке. Если в показаниях ранее допрошенных лиц имеются существенные противоречия, следователь вправе произвести между ними очную ставку. Очная ставка – это одновременный допрос двух ранее допрошенных лиц об обстоятельствах, в отношении которых они дали противоречивые показания (ст. 192 УПК РФ).

    По сравнению с обычным допросом психологическая атмосфера очной ставки обычно является более сложной. Это обусловлено самим фактом участия второго допрашиваемого, эмоциональной напряженностью в связи с возможностью изобличения во лжи, чувством страха за свои правдивые показания или неловкости за ложь. Практически очная ставка всегда проходит в конфликтной ситуации, хотя острота конфликта может быть различной —от откровенной враждебности до обычного спора по поводу правильности того или иного утверждения.

    Тактика очной ставки призвана помочь устранить противоречия в показаниях допрашиваемых. Однако цель очной ставки можно считать достигнутой только в том случае, если противоречия устранены на основе показаний, отражающих истинное положение вещей, т. е. таких показаний, которые не только субъективно правдивы, но и объективно истинны. При этом необходимо иметь в виду и возможные отрицательные результаты этого допроса, когда один из участников очной ставки, ранее дававший правдивые показания, изменяет их на ложные либо умышленно, либо под влиянием другого участника очной ставки.

    Другим отрицательным последствием может быть изменение показаний обоими участниками очной ставки и дача ими новых, тоже ложных показаний, но уже не противоречащих друг другу.

    Очная ставка может быть проведена между свидетелями, потерпевшими, подозреваемыми, обвиняемыми — в любом сочетании. В зависимости от того, какое процессуальное положение занимает участник очной ставки, закон определяет его права и обязанности и при проведении этой разновидности допроса. Если допрашивается свидетель или потерпевший, то он в обычном порядке предупреждается об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу ложных показаний.

    Решая вопрос о проведении очной ставки, следователь должен учитывать существенность противоречий в показаниях допрошенных, возможные отрицательные последствия очной ставки. Если противоречия в показаниях можно устранить другими средствами и с меньшим тактическим риском, то от очной ставки лучше отказаться.

    Подготовка к очной ставке включает в себя:

    – выбор момента ее проведения. Очную ставку целесообразно проводить тогда, когда следователь располагает данными, позволяющими объективно оценить показания ее участников, определить, какие из них соответствуют истине. От этого зависит вся тактическая линия, последовательность постановки вопросов и пр. Однако промедление с производством очной ставки может привести к тому, что она утратит характер внезапности, который в известной степени также способствует ее успешности;

    – анализ взаимоотношений участников очной ставки. Это необходимо для определения возможной линии их поведения, воздействия друг на друга, оценки вероятности изменения показаний одним участником для другого и т. п.;

    – определение предмета очной ставки, т. е. круга подлежащих выяснению спорных обстоятельств;

    – определение вопросов к допрашиваемым, их формулировки;

    – определение последовательности вопросов;

    – подготовка доказательств и иных материалов, которые могут потребоваться по ходу очной ставки.

    Особого внимания требует формулировка и последовательность вопросов. Необходимо решить, насколько детальным будет анализ обстоятельств, по поводу которых в показаниях допрашиваемых имеются противоречия, не следует ли сначала ограничиться общим вопросом и только потом детализировать показания, следует ли их детализировать, если допрашиваемые останутся на своих позициях и противоречия по общему вопросу устранены не будут. В то же время важно учитывать, что детализация показаний позволяет преодолеть добросовестное заблуждение участника очной ставки и таким образом способствовать устранению противоречий. 1

    Производство очной ставки начинается с выяснения, знают ли ее участники друг друга и в каких отношениях находятся. Это необходимо для оценки возможного влияния связей на правдивость показаний. Поэтому очень важно не ограничиваться фиксацией общих ответов о характере отношений, а выяснить, на какой основе дается такая характеристика, в чем конкретно проявляются, например, неприязненность, враждебность, предвзятость.2

    Далее следователь предлагает каждому из участников дать показания по существу спорных обстоятельств.

    По сложившейся практике первым показания дает тот, кто, по мнению следователя, говорит правду. Это тем более целесообразно в случаях, когда нет уверенности, что данное лицо не изменит своих показаний под влиянием другого участника. Исключения из этого порядка допустимы в случаях, когда следователь считает, что правдивый участник будет твердо стоять на своем и сможет дать более аргументированные показания, выслушав недобросовестного участника, а также когда можно предположить, что его показания так сильно возмутят второго допрашиваемого, что он сообщит дополнительные сведения и даже вынудит недобросовестное лицо говорить правду.

    Участник, дающий ложные показания, иногда может настаивать, чтобы его на очной ставке допросили первым. Приводимые мотивы при этом бывают различными, но практика свидетельствует, что в действительности — это намерение оказать своими словами давление на второго участника очной ставки, побудить его изменить показания. Удовлетворить такое ходатайство можно только в тех случаях, когда следователь твердо уверен, что второй участник сумеет противостоять давлению. Подобная стойкость может психологически подействовать на недобросовестного участника и побудить его к правдивым показаниям.

    При проведении очной ставки с добросовестно заблуждающимся лицом его искренность и убежденность в своей правоте может подействовать на второго участника. Такой результат следователь также должен предвидеть и заранее подготовиться к нейтрализации его соответствующими тактическими приемами (детализация показаний, предъявление доказательств и т. п.).

    В целях устранения противоречий допрашиваемым могут предъявляться соответствующие доказательства, в том числе и показания, ранее данные участниками очной ставки. Однако закон (ст. 192 УПК РФ) допускает оглашение показаний (воспроизведение звукозаписи) участников очной ставки, содержащихся в протоколах предыдущих допросов, лишь после дачи ими показаний на данной очной ставке и записи их в протокол. 1

    Участники очной ставки с согласия следователя могут задавать вопросы друг другу. Однако было бы неправильно допускать, чтобы допрашиваемые воспользовались этим для препирательства, оскорблений и упреков, а уж тем более для сговора с целью дачи согласованных ложных показаний.2

    Допрос с участием второго следователя. Закон не содержит положений, препятствующих допросу двум следователям. Потребность в этом может возникнуть для непрерывного наблюдения за поведением и эмоциями допрашиваемого, ускорения темпа допроса, а также в случаях, когда предмет допроса интересует и другого следователя из той же брига; Такой допрос дает возможность осуществить различные психолеческие комбинации, например такую, когда один следователь сознательно обостряет обстановку допроса и тем самым вызывает к себе приязнь допрашиваемого, а другой (своими «возражениями» первом нужный момент) разряжает обстановку и легко вступает в контакт с допрашиваемым, побуждая его дать правдивые показания.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    Глава 3. Психологические основы допроса

     

    3.1 Психологические закономерности формирования показаний потерпевших и свидетелей

     

    В криминалистической литературе психологии допроса свидетелей и потерпевших с давних пор уделялось значительное внимание. Такой интерес к проблеме был обусловлен прежде всего тем, что показания свидетелей и потерпевших являются наиболее распространяемыми доказательствами по уголовным делам. Психологические аспекты подготовки к допросу свидетелей и потерпевших складываются из следующих основных компонентов:

  3. анализ материалов дела и круга вопросов, подлежащих выяснению;
  4. изучение личности допрашиваемого;
  5. обеспечение необходимых условий для успешного допроса;
  6. поведение самого следователя.

    Каким бы несложным ни казался на первый взгляд предстоящий допрос свидетеля или потерпевшего, он все равно требует серьезной и тщательной подготовки. Основой допроса является план, в котором определяется круг вопросов, которые требуется выяснить, их содержание и последовательность. Перед допросом необходимо изучить материалы дела, проанализировать доказательства, связанные с кругом вопросов, подлежащих установлению при допросе свидетеля, потерпевшего. Если следователь плохо подготовился к допросу, то почти наверняка он проведет его неуверенно и нецелеустремленно. Неподготовленность следователя к допросу вряд ли останется незамеченной допрашиваемым, она усилит его волнение, затруднит процесс припоминания необходимых данных, что в целом отрицательно отразится на результатах допроса. А если это будет касаться свидетелей и потерпевших, дающих заведомо ложные показания, неподготовленность следователя лишь усилит их позиции.

    Задолго до допроса необходимо начинать изучение личности свидетелей и потерпевших. Сюда относятся данные биографического характера, о профессии, образовании, условиях работы, образе жизни, уровне развития, интересах, наиболее значимых личностных психологических качествах, условиях восприятия события преступления, отношение к факту преступного деяния, к преступнику и т.д.

    В непосредственном общении, предшествующем официальной части допроса, следователь путем наблюдения получает информацию о внешнем облике свидетеля, потерпевшего, уровне их культуры, особенностях речи, мимики, жестов, наблюдаемых психофизиологических реакциях и состояниях (растерянность, волнение, страх, спокойствие, безразличие, враждебность и т.д.), желании оказать помощь следствию или, напротив, стремлении ограничиться минимумом несущественных сведений. Сведения о личности свидетеля, потерпевшего окажут следователю большую помощь при установлении психологического контакта, выборе наиболее рациональной тактики допроса.

    Психологическое значение имеют: конкретное время и способ вызова свидетелей и потерпевших, а также обстановка и место проведения следственного действия. По общему правилу свидетели и потерпевшие должны быть допрошены как можно скорее. Однако и здесь есть исключения. Если потерпевший, а порой и свидетели в результате совершенного преступления находятся в состоянии душевного волнения, напряженности, растерянности, допрос следует отложить на более поздний срок. 1

    Расследуя дела о хулиганстве, разбойном нападении, бандитизме, терроризме, изнасиловании после получения при безотлагательном допросе необходимых для розыска и задержания преступника сведений целесообразно повторно подробно допросить потерпевших и свидетелей.

    Нужно также учитывать известное в психологии явление реминисценции — улучшение повторного воспроизведения. Поэтому свидетелей и потерпевших, чьи показания кажутся следователю недостаточно полными, содержат труднообъяснимые пробелы, чьи показания могут быть для дела особенно важны, желательно допросить повторно. Не исключено, что после возникновения ассоциативных связей в результате первого допроса будет продолжен произвольный процесс припоминания и свидетель, потерпевший вспомнят существенные факты, обстоятельства, связанные с событием преступления и личностью правонарушителя.

    С психологической точки зрения, определяя время вызова свидетеля, потерпевшего, нужно стараться сочетать интересы дела с возможностями и интересами вызываемых лиц. Вызов не должен причинять допрашиваемым излишние трудности и неприятные переживания, которые могут осложнить отношения со следователем. Не следует, например, вызывать так, чтобы вызываемый не в состоянии был спланировать свое время, не следует заставлять долго ждать в приемной, переносить допрос на другое время и т.д. 1 Свидетеля, потерпевшего лучше допросить в нерабочее время, а учащихся до или после занятий.

    Если показания вызываемых лиц очень значимы для дела, то для их вызова лучше воспользоваться телефоном. Телефонный звонок будет способствовать установлению не только психологического контакта, но
    и позволит снять излишнее волнение, свойственное людям, вызываемым на допрос, и препятствующее припоминанию нужных фактов. К вызову по телефону следователь может прибегнуть и для сокрытия факта приглашения свидетеля или потерпевшего в правоохранительные органы от родственников, соседей, посторонних лиц. Можно их на допрос вызвать и повестками, которые целесообразно направлять по домашнему адресу потерпевших, свидетелей, обязательно в четко запечатанном конверте, чтобы исключить ознакомление с ними посторонних лиц.

    В психологическом плане важно решить вопрос и о месте допроса свидетеля, потерпевшего. И хотя этот вопрос решен законом, где говорится, что свидетель допрашивается в месте производства следствия, к нему следует подойти дифференцированно. Если, например, свидетели, потерпевшие забыли важные для дела обстоятельства события преступления, не могут вспомнить их механизм, последовательность, отдельные детали, есть основания допросить их на месте происшествия. Психологически оправдан также допрос в домоуправлении, в общественном пункте охраны порядка и т.п., когда по оперативно-тактическим соображениям нежелательна преждевременная огласка факта вызова потерпевшего, свидетеля. Нельзя забывать и о нравственно-этических соображениях при выборе места допроса. Вызывать к следователю людей преклонного возраста или больных не рекомендуется. Он сам в этом случае должен выехать к месту нахождения этих лиц и допросить их. Если же сделать это невозможно, необходимо направить отдельное поручение соответствующему следователю или органу дознания о производстве допроса этого лица по месту жительства1. Больного потерпевшего, свидетеля можно допросить только с разрешения врача и в том месте, где больной находится (квартира или больница).

    В значительной степени успех допроса зависит и от обстановки его проведения. Психологические основы порядка допроса свидетелей заложены в норме закона, в частности, свидетели, вызванные по одному и тому же делу, допрашиваются порознь и в отсутствии других свидетелей, при этом следователь принимает меры к тому, чтобы свидетели по одному и тому же делу не могли общаться между собой.

    Важнейшим психологическим правилом является допрос «с глазу на глаз», без посторонних лиц. Как правило, допрос свидетелей, потерпевших проходит в служебном кабинете следователя. Обстановка кабинета здесь имеет значение, от простоты, делового и строгого стиля в большинстве случаев зависит доверительный и серьезный разговор. Важно, чтобы на протяжении всего допроса ничто не отвлекало внимания следователя, потерпевшего, свидетеля, чтобы следователю не мешали телефонные звонки, беседы с заходящими в кабинет сотрудниками.

    Допрос — длительное, содержательное, непосредственное общение следователя с допрашиваемым. Это диалог, в процессе которого происходят поиски и установление истины. На допросе сталкиваются два различных мировоззрения, две воли, две тактики борьбы, различные интересы. На допросе нередко решается судьба допрашиваемого и судьбы других людей. Победить в этой борьбе следователю помогают специальные научные знания в области психологии и тактики допроса и мастерство, проявляющееся в профессиональных навыках ведения диалога. Поэтому результат допроса в значительной степени будет зависеть от личностных качеств его участников, а в решающей степени — от профессионально не обходимых психологических качеств следователя. Принципиальный, справедливый, честный, доброжелательный следователь вызывает уважение у допрашиваемого, желание дать правдивые показания, помочь следствию.

    Эффективность допроса обеспечивают и другие социально-психологические качества следователя, такие как выдержка, самообладание, эмоциональная устойчивость, жизненный опыт, профессиональные знания, умение логически правильно вести допрос. Умение найти нужный индивидуально-психологический подход к допрашиваемому — одна из основных задач следователя. Этот подход предусматривает учет возраста, пола, образования, профессии, жизненного опыта допрашиваемого, уровня культуры, интересов, взглядов, испытываемых в момент допроса психических состояний.

    К внешним коммуникативным качествам следователя относятся внешний вид, физические данные, манера поведения, стиль одежды и т.п. Подтянутость, аккуратность, простота, общительность следователя, скромный деловой стиль одежды, внимательность, доброжелательность — все это способствует появлению доверия, готовности к общению со стороны допрашиваемых.

    Необходимо учитывать и психологическое состояние свидетеля, вызванного на допрос, так как для большинства людей вызов к следователю является необычным событием, вызывающим волнение и растерянность. Помехой на пути установления надлежащей психологической обстановки допроса становятся и отдельные психологические качества следователя, в частности, недоверчивость, замкнутость, чрезмерная стеснительность, необщительность1.

    Во всех случаях допросу должна предшествовать беседа следователя со свидетелем. Беседа с учетом его взглядов, интересов, настроения, психологических особенностей способствует снятию психического напряжения, устранению недоверия, появлению готовности дать правдивые показания.

    Еще большей психологической подготовки требует допрос потерпевших. Следует, однако, отметить, что с целью исключения ошибок в показаниях потерпевших всегда важно учитывать особенности восприятия ими в момент совершения преступления обстоятельств дела и личности преступника. Экспериментально доказано, что испытываемые им чувства страха, гнева, стыда, обиды и т.д. могут способствовать искажению восприятия, суживая его объем, приводя часто к неправильной оценке ряда фактов признаков, деталей.1

    Способы установления психологического контакта весьма многочисленны и разнообразны. Их выбор зависит от сложившейся следственной ситуации, особенностей личности, психологического состояния допрашиваемого и самого следователя. Психологический контакт может быть установлен путем воздействия на социально-психологические качества потерпевших, свидетелей. Иногда следователь добивается психологического контакта, пробуждая доверие к себе, интерес у потерпевших, свидетелей к общению, отрешение найти общие склонности, увлечения.

    Объяснив свидетелю, потерпевшему, в связи с чем они вызваны на допрос, следователь должен выслушать их свободный рассказ, что дает допрашиваемому возможность сосредоточиться, вспомнить обстоятельства, а следователю — избежать постановки наводящих вопросов, внушающего воздействия. Уважительность и доверие к показаниям свидетелей и потерпевших должны быть обязательными для следователя. С его стороны недопустимы грубость, насмешки, подчеркнутая недоверчивость, невнимательность, торопливость и т.п1.

    В ходе свободного рассказа или после его окончания, если следователь увидит, что допрашиваемый значительно отклоняется от интересующих следствие обстоятельств, он может задавать дополняющие, уточняющие, контрольные вопросы. Следователь должен при этом внимательно следить за формой их постановки, за своей интонацией, контролировать свою мимику и жесты, так как и они могут оказывать внушающее воздействие. Установив мотивы дачи ложных показаний, следователь должен стараться убедить недобросовестного потерпевшего, свидетеля в необходимости изменить позицию.

    Полнота и качество восприятия событий зависят от совокупности объективных и субъективных факторов. К первым следует отнести факторы, не зависящие от самих потерпевших, свидетелей, их органов чувств. Чаще всего это условия восприятия, особенности и характер воспринимаемого события. Так, для восприятия большое значение имеет расстояние от места события до местонахождения свидетеля, потерпевшего. К объективным факторам, способным улучшить или ухудшить восприятие, можно отнести время суток, характер освещенности, длительность или кратковременность события, атмосферные условия (снегопад, густой туман, ясная погода и т.д.). К субъективным факторам следует относить различного рода дефекты сенсорного аппарата потерпевших, свидетелей, особенности их личности, благоприятные или неблагоприятные психофизиологические состояния, оказывающие влияние на восприятие. Например, свидетель с плохим зрением не смог заметить особенности внешности преступника, номер автомашины, совершившей наезд; состояние опьянения потерпевшего не дало ему возможности правильно воспринять событие преступления и т.д.1

    Для полноты и точности восприятия большое значение имеет правильное понимание сущности воспринимаемых событий. Так, если свидетель, потерпевший не понимают, что событие, воспринимаемое им в данный момент, является преступлением (например, работник камеры хранения выдает вещи по выкраденному жетону и т.п.), их восприятие чаще всего будет неполным; они могут не обратить внимания на многие существенные признаки события, личность преступника. В тех случаях, когда они понимают, что наблюдают преступное событие, их восприятие является более полным, целенаправленным, они стремятся запомнить детали, что в конечном счете обеспечивает последующее правильное воспроизведение на допросе1.

    При расследовании преступлений очень часто возникает необходимость, допрашивая свидетелей, потерпевших, установить точное время воспринимаемого ими события. В частности, это позволяет определить момент совершения преступления, время нахождения подозреваемого в определенном месте, другие существенные для дела обстоятельства. При расследовании преступлений, для которых характерна быстротечность преступного события и кратковременность восприятия, нужно стремиться к установлению возможно большего числа свидетелей, потерпевших, тщательно сопоставить их показания с другими собранными по делу дот казательствами. Следователь может оказать помощь допрашиваемому в припоминании времени события. С этой целью возможно применение метода хронометража. В качестве точки отсчета избирается какое-либо памятное потерпевшему, свидетелю событие, время которого известен.

    Затем следователь предлагает допрашиваемому вспомнить, что он еще делал в этот день, последовательность его действий, их длительность и тем самым хронометрирует день до интересующего следствие момента. | Очень большое значение имеет учет условий, при которых свидетели, потерпевшие слышали что-либо, имеющее отношение к событию преступления. К таким условиям относятся: слух человека, характер и сила звука, расстояние, на котором звук воспринимается; объективные обстоятельства, воздействовавшие на слышимость (дождь, туман, снегопад, сила и направление ветра, рельеф местности, наличие препятствий на пути прохождения звука и т.п.); психофизиологическое состояние свидетеля, потерпевшего в момент восприятия (волнение, испуг, глубокая сосредоточенность, отвлеченное внимание, алкогольное опьянение)1.

    В редких случаях следователь встречается с попытками свидетелей дать по различным причинам заведомо ложные показания или же уклониться от дачи показаний. В такого рода ситуации нужно прежде всего определить мотивы занятой позиции (корысть, неприязнь, зависимость и т.п.). После этого следователь использует разъяснение, убеждение, обращение к чувству гражданского долга, совести и т.д., чтобы нейтрализовать мотивы, препятствующие даче правдивых показаний. В ходе заключительной части допроса следователь различными способами (рукопись, машинопись, магнитофонная запись) фиксирует полученную в результате допроса информацию и представляет эту информацию уже в письменном виде допрашиваемому, который, подтвердив правильность записанного в протокол, его подписывает.

    В ходе допроса между следователем и допрашиваемым происходит обмен информацией, в которой выделяются два аспекта: это словесный обмен информацией между допрашиваемым и допрашивающим и получение информации о состоянии допрашиваемого и даже направление его мыслей путем наблюдения за его поведением (жесты, мимика, цвет кожных покровов и т.д.).

    В ходе допроса всегда должно быть обеспечено тщательное наблюдение за допрашиваемым для установления его состояния, которое определяется по его внешнему виду, поведению, реакции на передаваемую ему информацию, на основании анализа его речи (темп, связность, повторения, отрывистость и т.д.). Так, например, неожиданные спазмы, изменения скорости и ритма речи, утрата пауз, разрыв слов, хохот, быстрое дыхание и постоянное прерывание других рассматриваются как симптомы напряжения2.

    Допрос потерпевших, свидетелей требует глубокого изучения их личности, ее психического состояния, что позволяет оказать воспитательное воздействие на потерпевших и свидетелей с антиобщественными взглядами, частнособственнической психологией, ведущих паразитический образ жизни, алчных, жестоких, трусливых, грубо нарушающих нормы морали, тем более, если эти социально-психологические отклонения вошли в число причин, условий, способствовавших совершению преступления.

     

    3.2 Психологические закономерности формирования показаний подозреваемых и обвиняемых

     

    Подозреваемый и обвиняемый отнюдь не обязательно могут быть преступниками. Поэтому, решая основной вопрос по делу, совершено ли преступление данным лицом, нужно ясно понимать его психологию. Стремясь уклониться от ответственности и скрыть свое участие в преступлении, виновный старается утаить от окружающих и связанные с этим переживания. Он оберегает свои воспоминания от внешнего проявления и тем самым постоянно оживляет их, а подавляя переживание, еще более их обостряет. В конце концов, тенденция скрыть свои чувства и мысли вносит сильнейшую дезорганизацию в его психические процессы. Если процессуальное положение подозреваемого и обвиняемого имеет существенные различия, то в психологическом аспекте эти различия представляются значительно менее важными. В частности, у подозреваемого происходит частая смена состояний, сопровождаемая то появлением уверенности в себе, стремлением к активному противодействию, недооценкой возможностей следствия, самоуверенностью, то, напротив, возникновением подавленного, депрессивного состояния, растерянности, безволия.

    В отличие от подозреваемого обвиняемый чаще всего имеет больше сведений о положении дел, о содержании имеющихся доказательств у следствия. Однако на предварительном следствии у подозреваемого и обвиняемого наблюдаются многие сходные психологические состояния, мотивы, побуждения, а отсюда и особенности поведения.

    Психические состояния, мотивы действий, личностные качества допрашиваемых определяют их поведение на предварительном следствии и тем самым обуславливают психологический подход к ним, избрание наиболее эффективных тактических и психологических приемов. На допросе обвиняемый может испытывать самые разнообразные чувства.

    Совершивший преступление боится изобличения и, конечно же, наказания. Это обычно действует на психику угнетающе, может в значительной степени подавить волю допрашиваемого, снизить возможности правильной оценки сложившихся обстоятельств, ухудшить самоконтроль, привести обвиняемого в угнетенное, депрессивное состояние. Страх обычно возникает у лица, совершившего преступление, задолго до привлечения его к уголовной ответственности. Такие психологические состояния затрудняют установление с допрашиваемым психологического контакта, снижают эффективность приемов допроса.

    На допросе обвиняемый может быть в состоянии душевного потрясения, стыда, опасаясь, что о случившемся узнают родные и близкие, друзья, сослуживцы, соседи. Моральные оценки и суждения окружающих небезразличны даже для людей с устоявшимися антиобщественными взглядами.

    Нежелание огласки является весьма сильным мотивом, во многом определяющим поведение обвиняемого. При выявлении такого мотива задача следователя — убедить допрашиваемого в необходимости дать правдивые и полные показания. Только это хоть в какой-то степени поможет сохранить понимание близких ему людей.

    Следователю иногда приходится встречаться и с обвиняемыми (чаще рецидивистами), для которых мнение других людей ничего не значит. Они руководствуются принципами «не пойман — не вор», «деньги не пахнут» и т.д.

    Для отдельных обвиняемых типична боязнь утраты достигнутого ими социального, служебного и материального положения. Поэтому на допросе такой обвиняемый чаще всего уклоняется от дачи правдивых показаний. Здесь следователь, чтобы преодолеть указанное психологическое состояние обвиняемого, должен убедить его в возможности честным и добросовестным трудом восстановить социальное положение, стать полноправным членом общества.

    Сильным психологическим состоянием, формирующим мотивы поведения обвиняемого, является страх лишения свободы, привычного образа жизни, оказаться среди преступников. Такое чувство особенно присуще лицам, впервые совершившим преступление и привлеченным к уголовной ответственности. В такой ситуации обвиняемый полагает, что избежать задержания, ареста, содержания под стражей, приговора, связанного с лишением свободы, можно только отрицая свою вину, давая ложные показания, у него возникает соответствующее психологическое состояние, формируется позиция, которую следователю необходимо преодолеть. Для этого требуется убедить обвиняемого, что доказывание вины мало зависит от его признания, а в решающей мере — от всей совокупности доказательств. Здесь требуется разъяснить обстановку, что чистосердечное раскаяние, а также активное способствование раскрытию преступления является для суда обстоятельством, смягчающим ответственность. Практика показывает, что в преступлениях, совершаемых группой, обвиняемый по-разному относится к соучастникам. Если кому-то он многим обязан, то старается скрыть причастность к преступлению этого человека, надеясь на его помощь и поддержку. Гораздо чаще система психологических отношений в преступной группе построена на подчинении силе, страхе, иных низменных побуждениях и инстинктах. Поэтому в процессе расследования, когда участники преступной группы изолированы друг от друга, построенные на такой основе отношения распадаются. У обвиняемого крепнет неприязнь к лицам, втянувшим его в преступную группу, по чьей вине он оказался привлеченным к уголовной ответственности. Следователь вправе использовать подобное психологическое состояние обвиняемого, раскрыть перед ним систему отношений, существовавших в преступной группе, показать, на чем построено ложное чувство товарищества среди преступников, использовать эти знания для выбора наиболее эффективных тактических приемов допроса. Однако следует помнить о необходимости очень осторожного их выбора с учетом психологических взаимоотношений участников преступной группы, поскольку недопустимы приемы, основанные на использовании, разжигании низменных чувств и побуждений.

    Для обвиняемого на предварительном следствии очень характерно психологическое состояние тревоги, неопределенности, невозможности правильного предвидения сложившейся ситуации и управления ею. Часто подозреваемому неизвестно, какими доказательствами располагает следователь, какая мера пресечения может быть избрана, какие следственные действия будут проведены и т.д. Такое психологическое состояние является основой для разработки и применения тактических и психологических приемов. Однако при этом недопустимы нарушения законности, нравственных, этических норм и принципов уголовного законодательства.

    Хочется отметить, что допрашиваемые могут испытывать одновременно целый комплекс чувств, тесно связанных между собой.

    Особое место занимают психологические состояния, переживаемые невинным человеком, который в силу стечения обстоятельств оказался в положении подозреваемого или даже обвиняемого. Безусловно, он испытывает чувства возмущения, гнева, обиды, стремится скорее избавиться от необоснованных, с его точки зрения, подозрений, доказать свою невиновность; он также может ощущать беспомощность, невозможность опровергнуть имеющиеся против него улики, преодолеть предубеждение окружающих.

    Эффективность допроса во многом зависит от того, в каком психологическом состоянии находится допрашиваемый, от осознания обвиняемым своей вины, от готовности дать правдивые показания. Следователь должен тактически умело ослабить или нейтрализовать отрицательные психологические состояния и усилить, поддержать положительные.

    Поведение человека в значительной степени определяется воздействием на него доминанты — господствующего в данный момент очага возбуждения в коре больших полушарий головного мозга, который обладает повышенной чувствительностью к раздражению и способен оказывать тормозящее влияние на работу других нервных центров. В очаге при этом происходит концентрация возбуждения. Доминанта, как правило, возникает у человека в связи с более или менее серьезными событиями в его жизни, за исход которых он переживает, в связи с которыми испытывает чувство страха, неуверенности, беспокойства. Зачастую доминанта, воздействует и на преступника; испытывая чувства тревоги, сожаления, страха, раскаяния и т.д., правонарушитель мысленно многократно возвращается к событию преступления, обдумывает возможные неблагоприятные последствия. Этот процесс приводит к еще большему усилению переживаний, к постоянному подкреплению очага возбуждения — доминанты. Замечено, что чем тяжелее преступление, тем ярче изменения в поведении преступника. Так, родственники Кирилова, подозреваемого в убийстве, сообщили на допросе, что, начиная с весны (времени совершения преступления), он постоянно находится в очень подавленном состоянии, кричит во сне, вскрикивает по ночам. Товарищи по службе на допросе показали, что Кирилов пытался повеситься, заявляя, что он недостоин быть среди них.

    Среди юристов и психологов в последнее время проявляется интерес к исследованию защитной доминанты правонарушителя. Под воздействием доминанты преступник стремится к совершению поступков, которые, как он думает, обеспечат ему безопасность, помогут избежать изобличения и последующего наказания. Его действия носят своеобразный защитительный характер. В то же время именно эти действия преступника зачастую привлекают к себе внимание органов следствия, дают основания для предположений о его причастности к совершенному преступлению. Такие действия получили название «улики поведения».

    Улики поведения бывают различных видов. Наиболее распространенными являются: подготовка инсценировок, создание ложного алиби, немотивированный и внезапный отъезд, попытки направить следствие по ложному пути; проявление повышенного интереса к процессу расследования преступления; распространение заведомо вымышленных слухов о личности преступника, мотивах преступного деяния; нарочитость, де-монстративность поведения, призванного всячески убедить окружающих в полной непричастности к преступлению, отрицание даже точно установленных фактов («не видел», «не слышал» и т.д.); попытки уговорить, подкупить потерпевших, свидетелей; поиски лиц, которые бы дали ложные показания; изменение привычных стереотипов поведения после совершения преступления; осведомленность о таких деталях, которые мог знать только виновный, возвращение, порой неоднократное, на место совершения преступления1.

    В различных следственных ситуациях улики поведения проявляются по-разному.

    Умение разбираться в психофизиологической природе улик поведения, их сущности, видов, особенностей проявления помогает следователю и работникам дознания успешно решать оперативно-тактические задачи: выдвигать обоснованные версии и вести их продуманную разработку, осуществлять целенаправленный, всесторонний поиск доказательств, избирать правильную тактику допроса подозреваемых (обвиняемых), проведения других следственных действий и т.д.2

    Однако этим значением доминанты не исчерпываются. Давно замечено, что человек, совершивший тяжкое преступление, испытывает сильное психологическое напряжение. Стремление скрыть причастность к преступлению, необходимость маскироваться, чтобы выглядеть спокойным, приводит к усилению торможения в клетках коры головного мозга. После этого начинает преобладать процесс возбуждения. Оно становится все более устойчивым, а потом и постоянным. Безусловно, преступник испытывает острое желание снизить напряженность, снять с себя бремя тайны преступления, посоветоваться, как быть дальше, какую линию поведения избрать, просто выговориться хотя бы и постороннему человеку. Выявление таких состояний, «поддержание» указанных процессов на допросе, проведенном в строгих рамках правовых и этических норм, способствуют получению правдивых показаний и скорейшему раскрытию преступлений.

    На предварительном следствии допрос обвиняемого нередко проход» в условиях конфликтной ситуации. Причины конфликта возникают от принудительного характера общения, так как обвиняемый понимает, что каждый проведенный следователем допрос приводит к изобличению в совершении преступления, но не считает возможным отказаться от дачи показаний, не может избежать общения со следователем. Обвиняемый понимает сложность своего положения, в котором уже находится, и зачастую связывает с деятельностью следователя избрание меры пресечения, изменение привычного образа жизни, нравственные переживания, лишение возможности общаться с близкими и т.д. Следователь в ходе допрос стремится установить истину, наделен значительными властными полномочиями, а обвиняемый старается скрыть истину, но обязан подчинятся требованиям закона. Данный конфликт не должен носить личностного характера, взаимоотношения надо строить в строгом соответствии с нормами уголовного судопроизводства и морали. При допросе необходим индивидуально-психологический подход к каждому обвиняемому.

    Рассмотрим наиболее распространенные виды индивидуально-психологического подхода. Во-первых, это обращение к логическому мышлению, чувству разума обвиняемого. Следователь стремится убедить обвиняемого в неизбежности успешного расследования и установления объективной истины по делу, необходимости дачи правдивых показаний, поскольку иная позиция обвиняемого неразумна и приносит вред. Во-вторых, это возбуждение у обвиняемого заинтересованности в даче показаний. Здесь следователь объясняет обвиняемому, что его активная позиция на допросе, дача разъяснений, сообщение всех известных ему фактов, конкретных обстоятельств в ходе допроса поможет объяснить подлинные мотивы совершенного преступления, указать на все смягчающие его вину обстоятельства и т.д. На первых допросах интерес обвиняемого к общению со следователем может быть вызван беседой о профессии, увлечениях, склонностях обвиняемого, о его семье, воспитании детей и т.д.

    Отметим, что воздействие на эмоционально-волевую сферу допрашиваемого наиболее целесообразно в тех случаях, когда обвиняемый отказывается от дачи показаний, стремится замкнуться в себе, занимает позицию голословного отрицания, находится в состоянии апатии либо, напротив, излишне возбужден.

    При допросе необходимо исключить какое-либо насилие. Оно чаще всего является основной причиной самооговора, причем обвиняемых слабохарактерных. Так, Петров на предварительном следствии признал себя виновным в убийстве жены. Впоследствии, когда был установлен самооговор, Петров объяснил, что ему «не было прохода» от родственников жены, соседей; его всячески оскорбляли, называли убийцей. Работники органа дознания, допрашивая Петрова в качестве подозреваемого, использовали угрозы, советовали признаться в неосторожном убийстве.

    К самооговору могут привести и неблагоприятные психические состояния обвиняемого. Обвиняемый в развратных действиях Клепиков признал себя виновным и в убийстве, которого не совершал. После Клепиков рассказал, что взял это преступление на себя, так как «не хотел жить» будучи изобличенным в развратных действиях.

    Таким образом, психологическое воздействие не должно перерастать в неправомерное психическое насилие над сознанием и волей человека. Любые формы психического насилия на предварительном следствии абсолютно недопустимы.

    В сложной ситуации следователю нужно знать все основные социальные роли, которые исполнял допрашиваемый в жизни, и научиться направлять допрашиваемого к занятию такой ролевой позиции, которая бы наиболее соответствовала ситуации данного допроса. Для следователя далеко не безразлично, какую из всего арсенала ролей будет играть допрашиваемый. Например, изучая личность обвиняемого, следователь установил, что юноша увлекается радиотехникой. Будучи сам страстным любителем радиотехники, следователь достиг полного психологического контакта, заговорив с допрашиваемым на любимую тему.

    Исследуя личность допрашиваемого, следователь должен планировать обращение к ее лучшим сторонам, то есть к социально положительным ролевым позициям данной личности. Этически и тактически недопустимо, чтобы следователь для установления контакта с допрашиваемым использовал отрицательные стороны его личности, даже если следователь хорошо знает их. Возникновение в ходе допроса психологической общности показывает обвиняемому, что его допрашивает компетентный, внимательный и чуткий человек, что является первой ступенькой перестройки допрашиваемого в социально правильном направлении.

    Отношение обвиняемого к совершенному преступлению, предъявленному обвинению, возможному наказанию зависит от мотивов, которыми обвиняемый руководствуется в период расследования уголовного дела. Изучению и анализу должны подвергаться не только мотивы, обусловленные ситуацией расследования, но и сформировавшиеся в течение жизни обвиняемого направленность личности, нравственно-этические представления, сохраняющие и в условиях расследования свою мотивирующую роль.

    Выше мы уже рассмотрели конфликтные ситуации допроса. Кратко остановимся на бесконфликтных ситуациях допроса, которые характеризуются признанием объективно установленных фактов с готовностью давать показания. Бесконфликтность ситуации, разумеется, не гарантирует полной откровенности обвиняемого. Он может добросовестно заблуждаться, ошибаться, неправильно понимать сущность тех или иных событий, наконец, обвиняемый, чистосердечно признавая свою вину, может подсознательно стремиться к ее преуменьшению. Поэтому подготовка к допросу даже в бесконфликтной ситуации в некоторых случаях должна включать элементы основанного на знании психологии обвиняемого прогнозирования ошибок. Учет таких особенностей обвиняемого, как завышенная самооценка, некритичность к собственной личности, недоброжелательное отношение к окружающим, позволяет предвидеть вольное или невольное стремление обвиняемого к смягчению своей вины.

    На практике мнимая бесконфликтность ситуации допроса часто возникает в случае самооговора обвиняемого. Вероятность самооговора повышается, если обвиняемый отличается повышенной внушаемостью, податливостью к внешнему воздействию, неумением отстаивать свою позицию, слабоволием, недостаточной выносливостью к психическому напряжению. Наиболее типичными мотивами самооговора является стремление избавить от наказания действительного виновника (под влиянием родственных или дружеских чувств), либо продиктовано определенными групповыми интересами, или достигается угрозами и воздействием заинтересованных лиц в отношении тех, кто находится в какой-либо зависимости от них.

    Допускаемое со стороны обвиняемого ложное признание может быть продиктовано его стремлением уклониться от ответственности за более тяжкое преступление. Таким путем он рассчитывает усыпить бдительность, создать себе алиби по другому делу либо доказать наличие обстоятельств, смягчающих или исключающих его ответственность и т.п. Полный вымысел сравнительно легко опровергается. Детализация и последующая проверка места, времени и других обстоятельств вымышленного события неминуемо ведут к разоблачению лжи.

    Если допрашиваемый упорно скрывает достоверно известные ему сведения по делу либо сообщает заведомую ложь, то в отношении его следователь вправе применить метод изобличения. Изобличать допрашиваемого в сокрытии каких-либо фактов или заведомой лжи — значит опровергнуть его утверждения, показать их несостоятельность, несоответствие установленным по делу фактам. Достигается это путем предъявления доказательств, вскрытия противоречий, использования логической аргументации.

    Все доступные следователю и допустимые приемы воздействия на обвиняемого невозможно перечислить. Важно только отметить, что следователь не должен прибегать к запугиванию, унижению человеческого достоинства, необоснованным обещаниям и т.д. Задача юридической психологии как науки заключается в подведении теоретической базы к творческим находкам следователей.

<

Комментирование закрыто.

WordPress: 22.07MB | MySQL:122 | 1,804sec