Понятие и система следственных действий

<

050914 0408 1 Понятие и система следственных действий

1.1. Общая характеристика понятия и основные критерии

 

Следственные действия можно определить как предусмотренную законом совокупность операций и приемов, которые осуществляются при расследовании преступлений следователем и дознавателем для всестороннего и объективного исследования обстоятельств совершенного преступления. Следственные действия являются разновидностью процессуальных действий как понятия более широкого по смыслу и включающего в себя производство, например, судебных и прокурорских действий.

Процессуальное действие – это следственное, судебное или иное действие предусмотренное уголовно-процессуальным законодательством (п. 32 ч. 1 ст. 5 УПК1).

Процессуальные действия в стадии предварительного расследования принято делить на две группы. Первую из них составляют процессуальные действия следователя и дознавателя, направленные на собирание доказательств. Их называют следственными действиями, и их совокупность образуют: допросы, очные ставки, опознания, обыски и выемки, осмотры и освидетельствование, назначение и производство экспертизы, следственный эксперимент, эксгумация трупа, отобрание образцов для сравнительного исследования, проверка показаний на месте, контроль и запись переговоров. Каждое из перечисленных действий выступает как совокупность познавательных и исследовательских приемов выявления и отображения доказательственной информации.

Вторую группу составляют действия следователя, формулирующие и реализующие решения по наиболее важным вопросам в процессе расследования уголовного дела. Основные из них: привлечение в качестве обвиняемого, признание потерпевшим, гражданским истцом, привлечение в качестве гражданского ответчика, применение мер процессуального принуждения (задержание, меры пресечения, временное отстранение от должности, объявление розыска, привод и т.д.), продление сроков расследования и содержания под стражей, приостановление и возобновление расследования по делу, ознакомление с материалами дела, удовлетворение или отказ в удовлетворении ходатайств и т. д.

Познавательная сторона следственных действий представлена, в частности, такими приемами познания, используемыми следователем при их производстве, как наблюдение, опрос, описание.

Нормативная сторона следственных действий выражена в детальной регламентации правил и условий их производства, которые установлены уголовно-процессуальным законодательством.

Из сопоставления отдельных норм видно, что этому термину придается различный по объему – более или менее широкий – смысл. В одних случаях, когда употребляется этот термин, законодатель имеет в виду субъекта процессуальной деятельности, под следственными действиями понимаются все процессуально значимые акты следователя.

В других случаях, когда акцент делается на познавательный аспект, следственными именуются лишь те действия, которые служат способами исследования обстоятельств дела и установления истины. Такое распределение понимания на узкий и широкий смысл мы можем встретить у основоположника ныне преобладающей среди ученых позиции относительно понятия «следственное действие» С.А.Шейфера. Это понимание разделяют и Н.В.Жогин и Ф.Н. Фаткуллин2, А.К. Гаврилов лишь уточняет, что следственные действия – это предусмотренная законом и обеспеченная государственным принуждением совокупность приемов и операций, которые осуществляются при расследовании преступлений для обнаружения, фиксации и проверки фактических данных, имеющих значение доказательств по уголовному делу.3

Среди приверженцев широкого понимания следственного действия нельзя не отметить И.М. Лузгина. Последний под этим термином понимает любые процессуальные действия следователя. Он подразделяет их на4:

а) действия, – содержание которых является главным образом обнаружение, исследование и оценка доказательств;

б) действия, – содержанием которых является управление процессом расследования, определение его пределов и порядка проведения.

В юридической литературе предложены различные критерии для классификации следственных действий в зависимости от целей, объектов, методов выполнения, времени и правил производства, а также по некоторым иным признакам. Любая классификация является условной, однако ее значение состоит в том, что она помогает уяснить внутреннюю сущность классифицируемых явлений, определить их место среди других, им подобных.

Вместе с тем все действия и решения следователя по уголовному делу являются процессуальными, поскольку они предусмотрены уголовно-процессуальным законом и направлены на всестороннее и объективное расследование уголовного дела. В этом смысле все процессуальные действия по уголовному делу можно было бы назвать следственными действиями. Однако в юридической литературе принято называть следственными лишь те действия, специфическим признаком которых является их исследовательская направленность, нацеленная на собирание доказательственной информации, закрепление, проверку и использование доказательств. Уголовно-процессуальная природа других действий следователя обусловливает потребность регулирования хода расследования и его окончания, обеспечение прав и законных интересов участников процесса, оформление принятых следователем решений. Вторая группа действий следователя не является способом реализации задач доказывания и установления истины по уголовному делу, а лишь создает необходимые условия для этого.

Будучи одним из самых действенных инструментов в руках следователя по поиску доказательств и осуществления предварительного расследования в целом, следственные действия имеют четко очерченные законом границы.

Белозеров Ю.Н. и Рябоконь В.В. в своей работе «Производство следственных действий»1 говорят о том, что следственное действие представляет собой первичный элемент уголовно – процессуальной деятельности, подчиненный, как и вся эта деятельность, строгому правовому регулированию. Далее делается акцент на то, что следователь, собирающий доказательства, обвиняемый, потерпевший, свидетели, передающие фактические данные, эксперты, специалисты и понятые, способствующие получению доказательств, — это субъекты права, их действия представляют собой осуществление права или исполнение обязанности, т.е. образуют правоотношения. С этой точки зрения следственное действие является системой правоотношений между следователем и указанными лицами. Нормы о следственном действии представляют собой детально регламентированную систему правил поведения следователя и других участников процесса при собирании доказательств.

Несмотря на конкретную законодательную характеристику следственных действий, следователь не обязан производить все указанные законом следственные действия. П.А. Лупинская в своей известной книге «Решения в советском уголовном процессе»1 пишет, что при этом должны соблюдаться определенные условия – следователь обязан во всех случаях выполнить следственные действия, связанные с обнаружением доказательств, установлением лица, совершившего преступление, а также производить иные следственные действия, если они могут иметь значение по делу. Другая сторона нормативности следственных действия – это оформление следственных действий протоколом.

Таким образом, следственными именуются только те действия, которые предназначены для получения доказательств. Цель производства того или иного следственного действия прямо предусмотрена законом. Например, цель осмотра –обнаружение следов преступления и выяснение обстановки происшествия; цель выемки – изъятие определенных предметов и документов, местонахождение которых точно известно, и т. д. Условием правомерности следственного действия является соблюдение процессуального порядка его проведения: только после возбуждения уголовного дела (за исключением осмотра места происшествия); только при наличии оснований (сведений), определяющих необходимость его проведения; только при соблюдении порядка проведения и процессуального оформления, предписанного законом.

Последовательность и очередность производства следственных действий зависят от обстоятельств совершенного преступления и конкретной ситуации. Вместе с тем уголовно-процессуальный закон (ст. 157 УПК) использует понятие неотложных следственных действий и устанавливает срок их проведения (не позднее 10 суток); предусматривает проведение допроса подозреваемого не позднее 24 часов с момента его задержания (ст. 46 УПК); допрос обвиняемого немедленно после предъявления обвинения (ст. 173 УПК); опознание только после предварительного допроса опознающего (ст. 193 УПК) и т.д. Решение о проведении следственного действия следователь принимает самостоятельно, за исключением случаев, когда законом предусмотрено получение согласия прокурора и разрешения суда. Следственные действия производятся по инициативе следователя по указанию прокурора, начальника следственного отдела и по ходатайству участвующих в деле лиц (подозреваемого, обвиняемого, их защитников, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, их представителей).

 

1.2. Общие условия производства следственных действий

 

Многие следственные действия, как говорилось выше, могут по сути своей рассматриваться как меры процессуального принуждения (например, осмотр жилища, обыск, выемка, освидетельствование и т. д.), поскольку они часто совершаются помимо воли заинтересованных лиц, т. е. принудительно. Но даже если какое-либо следственное действие и не является одновременно также мерой процессуального принуждения, то оно все равно так или иначе затрагивает или может затронуть чьи-то права и законные интересы.

Поэтому первое непременное требование, предъявляемое к любому следственному действию, состоит в том, чтобы оно совершалось только при наличии к тому достаточных оснований. Обоснованность следственного действия предполагает, в частности, чтобы любое принуждение, ограничение либо стеснение чьих-либо прав и законных интересов осуществлялись лишь в меру их действительной необходимости, т. е. были оправданы условиями конкретной ситуации.

Второе предъявляемое к следственному действию требование: оно непременно должно быть законным. А это значит, что в ходе производства любого следственного действия является обязательным строгое соблюдение установленного законом процессуального порядка его осуществления, предусматривающего пределы дозволенного и недозволенного. При этом прежде всего должны соблюдаться конституционные права и свободы человека и гражданина.

Тем самым не только гарантируются права и законные интересы участвующих в производстве следственного действия лиц, но одновременно обеспечивается и процессуальная доброкачественность получаемых фактических данных, т. е. их относимость и допустимость в качестве доказательств по конкретному делу. Нарушение норм, предусматриваемых УПК, при производстве следственных действий «влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств» (ч. 3 ст. 7 и ч. 1 ст. 75 УПК).

Третьим требованием следовало бы считать положение о том, что производство следственных действий непременно должно основываться на надлежащих нравственных принципах и нормах.

На основе приведенных требований и в их развитие в ст. 164 УПК сформулированы общие правила производства следственных действий. Эти правила включают следующие положения.

1. Осмотр трупа с извлечением из места его захоронения (ч. 3 ст. 178 УПК), освидетельствование (ст. 179 УПК), а также обыск и выемка (ст. 182 и 183 УПК) производятся на основании постановления следователя, которое, естественно, должно быть мотивированным.

2. Ряд следственный действий должен производиться по судебному решению.

Порядок принятия таких решений предусмотрен ст. 165 УПК. Суть этого порядка можно было бы выразить в следующих положениях:

– инициатива в производстве действия такого рода должна исходить от дознавателя, следователя или иного должностного лица, расследующего конкретное уголовное дело. Оформляться она должна постановлением о возбуждении ходатайства перед судьей о разрешении производства какого-то конкретного следственного действия (например, постановлением о возбуждении ходатайства перед судьей о разрешении производства осмотра жилища — см. приложение 6 к ст. 476 ПК);

– такое постановление в случае его вынесения дознавателем, следователем или иным лицом, ведущим расследование, должно быть согласовано с прокурором. Суд не примет к рассмотрению возбуждаемое ходатайство, если на его тексте не будет резолюции прокурора, свидетельствующей о том, что он согласен с ходатайством;

– ходатайство подлежит рассмотрению единоличным судьёй районного суда или военного суда соответствующего уровня по месту производства предварительного следствия или следственного действия не позднее 24 часов с момента его поступления в суд. Рассмотрение должно происходить в судебном заседании, в котором вправе участвовать прокурор и следователь (дознаватель), возбудивший ходатайство. По результатам рассмотрения судья выносит постановление о разрешении производства следственного действия или об отказе в его производстве с указанием мотивов отказа.

В ст. 165 УПК также предусмотрено, что в исключительных случаях, когда производство осмотра жилища, обыска и выемки в жилище, а также личного обыска не терпит отлагательства, указанные следственные действия могут быть произведены на основании постановления следователя без получения судебного решения. В таком случае следователь в течение 24 часов с момента начала производства следственного действия обязан уведомить судью и прокурора о производстве следственного действия. К уведомлению прилагаются копии постановления о производстве следственного действия и протокола следственного действия для проверки законности решения о его производстве. Получив указанное уведомление, судья в срок не позднее 24 часов с момента поступления уведомления и приложенных к нему документов проверяет, законность произведенного следственного действия и выносит постановление о его законности или незаконности. В случае если судья признает произведенное следственное действие незаконным, все доказательства, полученные в ходе такого следственного действия, в соответствии со ст. 75 УПК признаются недопустимыми (ч. 5 ст. 165 УПК).

3. По общему правилу, за исключением случаев, не терпящих отлагательства, производство любого следственного действия в ночное время не допускается.

4. При производстве следственных действий, как неоднократно отмечалось выше, недопустимо применение насилия; угроз и иных незаконных мер, а равно создание опасности для жизни и здоровья участвующих в них лиц.

5. По ходатайству участника судопроизводства или по собственной инициативе следователь или иное должностное лицо, ведущее расследование дела, вправе привлечь к участию в следственном действии понятых. Ими могут быть не заинтересованные в исходе дела и отвечающие требованиям, установленным в ст. 60 УПК, лица, которых привлекают для удостоверения факта производства следственного действия, а также его содержания, хода и результатов.

Однако при производстве некоторых следственных действий (они названы в ч. 1 ст. 170 УПК) участие понятых является обязательным. Таким оно является, например, при производстве осмотра места происшествия, жилища и других объектов, эксгумации, следственного эксперимента, обыска, личного обыска, выемки, наложения ареста на имущество.

Из этого правила допускается изъятие (см. ч. 3 ст. 170 УПК): следственное действие, которое должно проводиться с участием понятых, — если оно проводится в труднодоступной местности, при отсутствии надлежащих средств сообщения, а также в случаях, когда его производство связано с опасностью для жизни и здоровья людей,— может быть осуществлено без понятых. Об этом в протоколе делается соответствующая запись. Ход так организованного следственного действия должен фиксироваться с помощью технических средств. Если и применение технических средств оказывается невозможным, то об этом должна быть сделана соответствующая запись в протоколе.

6. Привлекая к участию в следственных действиях обвиняемого, подозреваемого, защитника, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, представителя, а также свидетеля, эксперта, специалиста, переводчика, понятого, следователь обязан удостовериться в личности каждого из названных участников процесса, разъяснить им права, ответственность, а также порядок производства соответствующего следственного действия. Если в нем участвуют потерпевший, свидетель, специалист, эксперт или переводчик, то следователь также предупреждает каждого из них об ответственности, предусмотренной ст. 307 и 308 УК.

7. При производстве следственных действий могут применяться технические средства и способы обнаружения, фиксации и изъятия следов преступления и вещественных доказательств.

8. Следователь вправе привлечь к участию в следственном действии должностное лицо органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, о чем делается соответствующая отметка в протоколе.

9. Ход и результаты следственных действий должны фиксироваться в соответствующих протоколах (ст. 166 и 167 УПК). Особо повышенные требования предъявляются к протоколам, в которых факт производства следственного действия, его ход и результаты в соответствии с законом должны удостоверяться с помощью понятых (ч. 1 ст. 170 УПК). В случае применения при производстве следственного действия технических средств к протоколу прилагаются фотографические негативы и снимки, киноленты, диапозитивы, фонограммы допроса, кассеты видеозаписи, носители компьютерной информации, чертежи, планы, схемы, слепки и оттиски следов, выполненные при производстве следственного действия (ч. 8 ст. 166 УПК).

В связи с характеристикой общих правил, которые должны соблюдаться в ходе выполнения всех или большинства следственных действий, важно иметь в виду, что при производстве по уголовным делам, затрагивающим права и законные интересы лиц, наделенных процессуальными привилегиями, возможны отступления от этих правил. Коротко суть таких отступлений можно было бы выразить в следующих положениях:

– в соответствии с ч. 1 ст. 450 УПК общий порядок следственных действий по делу такого рода соблюдается только при условии, что оно (это дело) было возбуждено непосредственно в отношении лица, наделенного процессуальными привилегиями, с соблюдением особых правил, либо при условии, что в ходе производства по нему (делу такого рода) лицо, наделенное процессуальными привилегиями, было привлечено в качестве обвиняемого тоже с соблюдением особых правил (см. ч. 1 ст. 448 УПК РФ);

– если особые условия возбуждения дела или привлечения в качестве обвиняемого не были соблюдены, то должен применяться не общий порядок, а порядок, установленный в УПК или другом федеральном законе специально для совершения конкретных следственных действий.

Полученные в ходе оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий (в том числе после приостановления или прекращения статуса адвоката) сведения, предметы и документы могут быть использованы в качестве доказательств обвинения только в тех случаях, когда они не входят в производство адвоката по делам его доверителей. Указанные ограничения не распространяются на орудия преступления, а также на предметы, которые запрещены к обращению или оборот которых ограничен в соответствии с законодательством Российской Федерации».

К сказанному следует добавить, что производство следственных действий по общему правилу, за изъятием некоторых случаев (ч. 4 ст. 146 УПК), допускается только по возбужденному уголовному делу. При этом производить следственные действия вправе только должностное лицо (дознаватель, следователь), принявшее дело к своему производству либо получившее поручение вести его в установленном законом порядке (п. 11 ч. 2 ст. 37, п. 4 ч. 2 ст. 38 и ч. 1 ст. 152 УПК).

Помимо правил, которые должны соблюдаться при производстве всех следственных действий, в ст. 189 УПК сформулированы общие правила проведения допроса, которые подлежат применению при любой разновидности данного следственного действия: при допросе свидетеля, потерпевшего, эксперта, специалиста, а также обвиняемого или подозреваемого. Эти правила включают 4 положения.

1. При производстве любого допроса должны быть выполнены требования, предусмотренные ч. 4 ст. 164 УПК, а именно: 1) о недопустимости применения насилия, угроз и иных незаконных мер, а равно создания опасности для жизни и здоровья участвующих в них лиц; 2) если у допрашивающего возникают сомнения, владеет ли допрашиваемое лицо языком, на котором ведется производство по уголовному делу, то следует выяснить, на каком языке допрашиваемое лицо желает давать показания. И в случае необходимости обеспечить участие в допросе переводчика.

2. Запрещается задавать допрашиваемому лицу наводящие вопросы. В остальном допрашивающему позволено быть свободным при выборе тактики допроса.

3. Допрашиваемое лицо вправе пользоваться документами и записями.

4. По инициативе допрашивающего или по ходатайству допрашиваемого лица в ходе допроса могут быть проведены фотографирование, аудио- и (или) видеозапись, киносъемка. Полученные при этом материалы хранятся при уголовном деле и по окончании предварительного следствия опечатываются.

Общие условия производства следственных действий следующие1.

  1. Наличие возбужденного уголовного дела.
  2. Наличие специального основания для производства именно этого следственного действия.
  3. Следственное действие осуществляется лицом, принявшим дело к производству, либо по его поручению.
  4. Протоколирование. Результаты и ход производства следственного действия оформляются протоколом. Без составления соответствующего протокола производство следственного действия бессмысленно.

    К первому пункту условий С.А. Шейфер прибавляет: «следственные действия могут производиться только в пределах определенной законом последовательности, лишь до окончания (либо приостановления) предварительного расследования, а также при расследовании вновь открывшихся обстоятельств».

    Учитывая широкий «набор» следственных действий и многообразие следов преступления, принятие правильного решения о проведении того или иного действия, несомненно, свидетельствует о творческом, поисковом характере работы следователя по собиранию доказательств. Это дало основание некоторым авторам говорить о свободе выбора следственного действия, как об одном из принципов следственной тактики1. Данное положение не следует, однако, понимать как неограниченное усмотрение следователя. Выбор того или иного следственного действия завершает собой сложный по структуре процесс решения мыслительной задачи, в ходе которого следователь должен принять во внимание объективные свойства подлежащей отображению доказательственной информации, предписания уголовно-процессуального закона, а также тактические соображения, от которых может зависеть больший или меньший познавательный эффект следственного действия.

    Выбор следственных действий выступает как предвидение деятельности, необходимой для проверки гипотезы о прошлом событии (ретросказательной версии), т. е. как построение предсказательных (прогнозных) версий. Прогнозная версия возникает как предположение о том, что следы, оставленные изучаемым событием, существуют на момент планирования и, вероятно, сохранятся к моменту проведения следственного действия.

    С помощью прогнозных версий следователь не только намечает область поиска следов, но и представляет себе их конкретную форму (образы события, хранящиеся в памяти людей, физические признаки предметов и местности, документы и т. д.).

    Не ограничиваясь представлениями об особенностях следов, прогнозная версия, как основа планирования, включает также предвидение тех практических операций, которые необходимо выполнить со следами, в целях извлечения информации. «Это, — как пишет А. Р. Ратинов, — прообразы расследования, картины предстоящих следственных действий…»1. Таким образом, версия позволяет не только наметить направление поиска недостающей информации, но и определить способ ее получения. Созданная с помощью воображения мысленная картина получения доказательственной информации, фиксирующая, какие именно следы и с помощью каких операций предстоит отобразить, это и есть предварительное решение о выборе нужного следственного действия. Точность выбора на этом этапе определяется ясным пониманием, как особенностей ожидаемой информации, так и специфических приемов, необходимых для ее отображения.

    Важным фактором выбора является также определение первоначальных следственных действий. При всей индивидуальности и неповторимости обстоятельств конкретного дела в криминалистике по содержанию и объему исходных данных выделяются наиболее типичные ситуации, различающиеся тем, какому из подлежащих доказыванию обстоятельств—событию преступления или виновности определенного лица либо тому и другому вместе—в наибольшей степени присуща информационная неопределенность. Например, выделяются ситуации, при которых:

    а) событие бесспорно установлено, но неизвестна его причина, а следовательно, преступный либо непреступный характер (пожар как результат поджога либо действия стихийных сил природы);

    б) при наличии сообщений о совершении определенным лицом преступных действий неясно, являются ли такие действия преступлением (потерпевшая указывает на лицо, совершившее изнасилование);

    <

    в) при очевидности события преступления отсутствуют данные о виновном лице2. Возможны и иные типичные ситуации с более узкими границами.

    2. КЛАССИФИКАЦИЯ ВИДОВ СЛЕДСТВЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ И ИХ ХАРАКТЕРИСТИКА

     

    2.1. Основания и критерии классификации

     

    Классификация следственных действий имеет важнейшее научное и практическое значение, позволяя выделить их существенные признаки и закономерности. В процессуальной науке следственные действия подробно систематизированы по познавательным методам, способам восприятия и фиксации информации, сложности отображаемых объектов, целям и др.

    Следует отметить, что типология уголовного судопроизводства дает новое и существенное основание для классификации следственных действий — методы их правового регулирования. Следственные действия могут конструироваться двумя способами1.

    1. Розыскная модель построения следственных действий предполагает использование преимущественно императивного метода регулирования, ведущего к появлению вертикальных отношений власти-подчинения. Следственные действия выполняются посредством односторонне-властных полномочий. Субъект, ведущий дело (орган розыска), обязан провести следственное действие для получения как обвинительных, так и оправдательных доказательств без ходатайств заинтересованных лиц. При этом он сам разрешает возникающие спорные вопросы. Таким образом, функции обвинения, защиты и юстиции сливаются в единую функцию расследования – розыска.

    В российском уголовном процессе по данной модели строятся следственные действия, выполняемые в ходе предварительного расследования без судебного разрешения.

    Данная модель построения следственных действий имеет все недостатки и достоинства розыскного типа процесса. Она часто не обеспечивает должное соблюдение прав граждан и искомую объективность (вот причины живучести института понятых). Составленные протоколы несут печать «производности» для последующих инстанций. В то же время оперативность и простота розыскной модели делают ее незаменимой на начальном этапе расследования, в неотложной ситуации. Природа фактического осуществления некоторых следственных действий может быть исключительно розыскной (задержание, обыск, контроль и запись переговоров) .

    2. Состязательная модель следственных действий предполагает их построение в рамках трехстороннего отношения, когда спор между равноправными сторонами разрешает независимый от них суд. Следственные действия производятся судебным чиновником в присутствии сторон (или с обеспечением реальной возможности присутствия). Судебный чиновник (французский судебный следователь, германский участковый судья-дознаватель, американский магистрат) не заинтересован в исходе дела и призван установить истину в пределах заявленного уголовного иска (обвинения).

    Публичность состязательного процесса предоставляет активность суду в доказывании, поэтому судебный следователь вправе производить следственные действия по своей инициативе. Однако в большинстве случаев следственные действия производятся по ходатайству сторон.

    По состязательному типу в российском процессе строятся все действия в судебном следствии. Элементы состязательности присутствуют и получении судебного разрешения на производство следственного действия (ст. 165 УПК).

    3. Наряду с розыскной и состязательной моделями следственных действий существует третий способ собирания доказательств, который можно назвать смешанным. Он складывается из двух этапов. На первом стороны непроцессуальным путем сами получают предмет или документ. Полиция опрашивает очевидца и составляет протокол или рапорт (отчет), изымает материальные следы преступления, получает справки. Адвокат запрашивает через юридическую консультацию документы. Такие действия аналогичны первой розыскной модели, с тем главным отличием, что их результаты не имеют доказательственного значения. Эти действия имеют административную, оперативно-розыскную, но не уголовно-процессуальную природу. Предметы и документы, полученные полицией, рассматриваются как «заготовки» под будущие доказательства. Второй этап заключается в легализации, процессуальном собирании (закреплении, приобщении к делу) путем производства состязательного процессуального действия: в судебном заседании с участием сторон. Это состязательное действие состоит в представлении, осмотре и оглашении доказательства, а затем – перекрестном допросе лица, его представившего.

    В российском процессе смешанная модель используется, когда стороны представляют в суд имеющиеся в их распоряжении документы и предметы (ч. 2-3 ст. 86, 286 УПК). Процедура представления документов следователю не достигает полной состязательности, так как он сам считается обвинителем (п. 47 ст. 5 УПК). Кроме того нельзя забывать, что представление доказательств в российском процессе не считается следственным действием, поскольку оно не связана с принуждением и не имеет детальной регламентации.

    Розыскное или состязательное построение следственных действий определяет их процедуру, состав участников, способы фиксации и многие другие существенные признаки.

    В зависимости от задач, которые решаются при производстве следственных действий, их обычно подразделяют на две относительно самостоятельные группы:

    1. Следственные действия исследовательского характера, посредством которых дознаватель, следователь или прокурор решают задачи, связанные с выявлением, закреплением и исследованием доказательств в предварительном (досудебном) порядке.

    2. Иные следственные действия, которые направлены прежде всего на обеспечение прав участвующих в деле лиц (ознакомление обвиняемого с постановлением о привлечении его в качестве обвиняемого, разъяснение предоставленных ему законом процессуальных прав, оказание содействия в реализации этих прав, ознакомление заинтересованных лиц с постановлениями о признании их, скажем, потерпевшими либо гражданскими истцами, разъяснение и обеспечение этим лицам их прав и т. п.).

    Особенностью всех следственных действий, совершаемых при производстве по уголовным делам, является в значительной мере то, что возможность их производства и порядок, который при этом должен соблюдаться, детально регламентируются уголовно-процессуальным законодательством. Выполнение в ходе предварительного расследования действий, не предусмотренных какой-либо конкретной нормой УПК, не может влечь никаких юридических последствий, а сведения (информация), получаемые в ходе такого действия, как отмечено выше, должны признаваться недопустимыми в качестве доказательств. Другими словами, круг следственных действий четко и исчерпывающе очерчен.

    Не все ученые между тем считают, что следственными являются иные действия, осуществляемые следователем. Однако некоторые к ним относят: проверку показаний на месте; эксгумацию (И.Е. Быховский); наложение ареста на имущество (И.Е. Быховский);

    Многие процессуалисты понятия «следственное действия» и «способ собирания доказательств» понимают как синонимы. В результате следственными действиями они так же называют: истребование предметов и документов; принятие представленных доказательств; требование о производстве экспертизы.

     

    2.2. Допрос свидетеля и потерпевшего

     

    Допрос свидетеля и потерпевшего — одно из наиболее распространенных следственных действий. Он является способом получения, закрепления и проверки такого вида доказательств, как показания названных лиц. По внешности допрос имеет определенное сходство с опросом, беседой, получением объяснений или интервью. Однако допрос существенно отличается от них своей правовой природой и, прежде всего установленным для него законом процессуальным порядком проведения и оформления. Если опросы и подобные им способы получения информации обычно не нуждаются в особых формальностях и правовых гарантиях, то допрос строится так, чтобы порядок его производства по возможности позволял получать в максимальной степени заслуживающие доверия, значимые для дела сведения и в то же время надежно гарантировал права человека и гражданина, оберегал честь и достоинство допрашиваемого.

    Важнейшим условием ценности показаний любого лица является их правдивость, которая обеспечивается, прежде всего, добровольностью и моральным долгом дающего показания говорить правду и только правду. Добровольность дачи показаний обеспечивается законодательством. Это прежде всего ч. 1 ст. 51 Конституции РФ. Свидетель, потерпевший, гражданский истец или ответчик, не пожелавший воспользоваться этим правом и согласившийся дать показания, должен быть предупрежден о том, что его показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от этих показаний (п. 1 ч. 4 ст. 56 УПК). Добровольность дачи показаний свидетелем и потерпевшим обеспечивается установленными УПК общими правилами производства следственных действий (ст. 164) и общими правилами допроса (ст. 189). Гарантирует ее также уголовное законодательство, запрещающее под страхом уголовной ответственности домогаться показаний путем насилия, подкупа, шантажа, угроз и других незаконных мер (ст. 302 и 309 УК).

    Наряду с законодательством важной гарантией получения правдивых, заслуживающих доверия показаний, может служить моральный долг дающего показания говорить правду и только правду. В то же время российский законодатель ограничивается лишь установлением уголовной ответственности свидетелей, потерпевших и некоторых иных лиц за отказ от дачи показаний или дачу заведомо ложных показаний (ст. 307 и 308 УК), а также требованием соблюдения ряда других положений установленной законом процедуры допроса.

    Помимо общих правил производства следственных действий (ст. 164 УПК) и общих правил производства допроса (ст. 189 УПК) процедура эта сводится к следующему. Вызывается лицо на допрос повесткой, в которой должно быть указано: кто и в каком качестве вызывается, к кому и по какому адресу, дата и время явки на допрос, а также последствия неявки без уважительных причин.

    Повестка вручается лицу под расписку либо передается с помощью средств связи (например, телефонограммой). В случае временного отсутствия лица, вызываемого на допрос, повестка вручается совершеннолетнему члену его семьи либо передается администрации по месту его работы или по поручению следователя иным лицам и организациям, которые обязаны передать повестку лицу, вызываемому на допрос (ч. 2 ст. 188 УПК).

    Несовершеннолетние, не достигшие возраста шестнадцати лет, вызываются на допрос через их законных представителей либо через администрацию по месту его работы или учебы. Иной порядок вызова на допрос допускается лишь в случае, когда это вызывается обстоятельствами уголовного дела (ч. 4 ст. 188 УПК). Военнослужащие вызываются на допрос через командование воинской части.

    Вызванное на допрос лицо обязано явиться в назначенный срок либо заранее уведомить о причинах неявки. К лицу, не явившемуся без уважительных причин на допрос, могут быть применены, меры процессуального принуждения.

    Местом допроса обычно является место производства следствия.
    При необходимости он может быть проведен и по месту нахождения допрашиваемого (ст. 187 УПК): в больнице, на работе, по месту жительства и т. п.    

    После выяснения данных о личности допрашиваемого, перед допросом по существу ему разъясняют его права и обязанности, ответственность за дачу заведомо ложных показаний или за отказ от дачи показаний. Несовершеннолетние потерпевшие и свидетели в возрасте до шестнадцати лет не предупреждаются об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний. Им достаточно указать на необходимость говорить правду (ч. 2 ст. 191 УПК).

    Сам допрос, в особенности, когда речь идет о первом допросе, по установившейся традиции можно условно разделить на три части.

    В первой части выясняется отношение допрашиваемого к обвиняемому, потерпевшему и другим сторонам в деле, а также необходимые дополнительные сведения о личности допрашиваемого. Выяснение этих вопросов необходимо для оценки показаний допрашиваемого и выбора оптимальной тактики ведения допроса.

    Вторая часть посвящена допросу по существу: допрашиваемому предлагают рассказать все известное ему об обстоятельствах, в связи с которыми он вызван на допрос.

    В третьей части допрашиваемому могут быть заданы вопросы с целью получить у него сведения об источниках его осведомленности, о других известных ему источниках тех сведений, которые он сообщил на допросе. Вопросы могут быть также уточняющие или конкретизирующие полученные от допрашиваемого данные. Наводящие вопросы, как отмечено выше, не допускаются. Запрет на постановку таких вопросов, как мы уже видели, установлен в общих правилах проведения допроса (ч. 2 ст. 189 УПК).

    Несовершеннолетние свидетели или потерпевшие в; возрасте до четырнадцати лет, а по усмотрению следователя и в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет допрашиваются с участием педагога. При допросе таких лиц вправе присутствовать их законный представитель (ч. 1 ст. 191 УПК).

    Если свидетель явился на допрос с адвокатом, приглашенным им для оказания юридической помощи, то адвокат может присутствовать при допросе, но при этом не вправе задавать вопросы свидетелю и комментировать его ответы. По окончании допроса адвокат вправе делать подлежащие занесению в протокол допроса заявления о нарушениях прав и законных интересов свидетеля (ч. 5 ст. 189 УПК).

    Ход и результаты допроса отражаются в протоколе, составляемом в соответствии со ст. 166 и 167 УПК. В протокол записываются все вопросы, в том числе и те, которые были отведены следователем или на которые отказалось отвечать допрашиваемое лицо, с указанием мотивов отвода или отказа (ч. 2 ст. 190 УПК).

    Если во время допроса допрашиваемому лицу предъявлялись вещественные доказательства и документы, оглашались протоколы других следственных действий и воспроизводились материалы аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки следственных действий, то об этом делается соответствующая запись в протоколе допроса. В протоколе должны быть также отражены данные при этом показания допрашиваемого.

    Если в ходе допроса проводились фотографирование, аудио- и (или) видеозапись, киносъемка, то протокол должен также содержать:

    — запись о применении соответствующих технических средств в целях фиксации хода и результатов допроса;

    — сведения о технических средствах, условиях и длительности их применения, а также о причине и длительности случившихся при этом остановок;

    — заявления допрашиваемого лица по поводу применения технических средств.

    Если при допросе допрашиваемым лицом были изготовлены схемы, чертежи, рисунки, диаграммы, то они должны быть приобщены к протоколу, о чем в нем делается соответствующая запись (ч. 5 ст. 190 УПК). К сожалению, в действующем УПК не предусмотрено право допрашиваемого давать так называемые собственноручные показания, т. е. право излагать лично в письменном виде известные ему сведения. По мнению Гунценко К.Ф.1, пока отмеченный пробел в законе не будет восполнен самим законодателем, придется по аналогии с положениями, предусмотренными ч. 5 ст. 190 УПК, предоставлять допрошенному после дачи им показаний, в случае его просьбы, возможность собственноручно изложить сказанное на допросе устно.

    По окончании допроса протокол должен быть предъявлен допрашиваемому лицу для прочтения либо по его просьбе оглашен допрашивающим, о чем в протоколе делается соответствующая запись. Ходатайство допрашиваемого о дополнении и уточнении протокола подлежит обязательному удовлетворению.

    В протоколе должны быть указаны все лица, участвовавшие в допросе. Каждый из них должен подписать протокол, а также все сделанные к нему дополнения и уточнения. Факт ознакомления с показаниями и правильность их записи допрашиваемое лицо удостоверяет своей подписью в конце протокола. Допрашиваемое лицо подписывает также каждую страницу протокола. Факт отказа от подписания протокола допроса или невозможности его подписания лицами, участвовавшими в допросе, должен быть удостоверен в порядке, установленном ст. 167 УПК

     

    2.3. Очная ставка как разновидность допроса

     

    Очная ставка является разновидностью допроса и представляет собой одновременный допрос ранее допрошенных лиц (свидетелей, потерпевших, обвиняемых, подозреваемых в самых различных их сочетаниях), когда между их показаниями имеются существенные противоречия (ч. 1 ст. 192 УПК). Цель очной ставки — выяснить причины возникших противоречий и по возможности устранить их.

    Очная ставка проводится в соответствии с общими правилами производства следственных действий, установленных ст. 164 УПК, а также общими правилами допроса, установленными ст. 189 УПК. При этом учитываются особенности, которые предъявляются к допросу соответствующих лиц: свидетели и потерпевшие перед допросом получают информацию об их правах и обязанностях и предупреждаются относительно возлагаемой на них ответственности, о чем делается отметка в протоколе. Обвиняемым и подозреваемым разъясняется их право давать или не давать показания.

    В самом допросе на очной ставке можно выделить три части. В первой части выясняют, знают ли допрашиваемые друг друга и в каких отношениях они находятся между собой (отношения вражды, дружбы, родства, свойства и т. п.). Во второй части допрашиваемым лицам поочередно предлагается дать показания по тем обстоятельствам, для выяснения которых проводится очная ставка.     Третья часть посвящается поочередным ответам допрашиваемых на вопросы допрашивающего. При этом допрашиваемым может быть предоставлена возможность задать вопросы друг другу (ч. 2 ст. 192 УПК).

    В ходе очной ставки допрашиваемым лицам могут быть предъявлены вещественные доказательства и документы. Оглашение показаний допрашиваемых лиц, содержащихся в протоколах предыдущих допросов, а также воспроизведение аудио- и (или) видеозаписи, киносъёмки этих показаний допускаются лишь после дачи показаний указанными лицами или их отказа от дачи показаний на очной ставке (ч. 3 и 4 ст. 192 УПК).

    В протоколе очной ставки показания допрашиваемых лиц записываются в той последовательности, в какой они давались. Участник очной ставки подписывает в целом ту часть протокола, в которой содержатся его показания, а также каждую страницу протокола и протокол в целом.

     

    2.4. Предъявление для опознания

     

    Суть данного следственного действия заключается в том, что опознающему (им может быть свидетель, потерпевший, обвиняемый или подозреваемый) предъявляется какой-либо объект с целью выяснения, является ли он тем самым, который опознающий наблюдал при определенных обстоятельствах и о приметах и особенностях которого он дал показания на состоявшемся до опознания допросе. Закон (ч. 1 ст. 193 УПК) предусматривает, что объектом опознания может быть как человек, так и предмет. Для опознания могут быть предъявлены, например: похищенные вещи, орудия преступления, труп человека или труп животного, рукописные тексты, здания, строения, участки местности, предметы на местности и т. п.    

    Прежде чем предъявить опознающему лицо или предмет для опознания, он предварительно допрашивается об обстоятельствах, при которых ему пришлось наблюдать соответствующее лицо или предмет, а также относительно тех примет и особенностей, по которым можно произвести опознание.

    Закон запрещает проводить повторное опознание лица или предмета тем же опознающим и по тем же признакам (ч. 3 ст. 193 УПК).

    Человек предъявляется для опознания вместе с другими лицами, по возможности внешне сходными с ним. Общее число лиц, предъявляемых для опознания, должно быть не менее трех. Это правило не распространяется на опознание трупа.

    При невозможности предъявления лица опознание может быть проведено по его фотографии, предъявляемой одновременно с фотографиями других лиц, внешне сходных с опознаваемым лицом. Количество фотографий должно быть не менее трех.

    Предмет предъявляется для опознания в группе однородных предметов в количестве не менее трех. При невозможности предъявления предмета опознание может быть проведено по его фотографии, предъявляемой одновременно с фотографиями других предметов, внешне сходных с опознаваемым. Количество фотографий должно быть не менее трех.

    Опознающему предлагается указать лицо или предмет, о котором он дал показания. Наводящие вопросы не допускаются. Если опознающий указал на одно из предъявленных ему лиц или один из предметов, то опознающему предлагается объяснить, по каким приметам или особенностям он опознал данные лицо или предмет. Наводящие вопросы недопустимы.

    В целях обеспечения безопасности опознающего предъявление лица для опознания по решению следователя может быть проведено в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым. В этом случае понятые находятся в месте нахождения опознающего (ч. 8 ст. 193 УПК).

    О предъявлении для опознания составляется протокол в соответствии со ст. 166 и 167 УПК. В протоколе указываются условия, результаты опознания и по возможности дословно излагаются объяснения опознающего. Если предъявление лица для опознания проводилось в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознаваемым опознающего, то это также отмечается в протоколе.

     

    2.5. Проверка показаний на месте

     

    Данное следственное действие проводится в показаний целях становления новых обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, путем проверки или уточнения на месте, связанном с исследуемым событием, показаний, ранее данных подозреваемым или обвиняемым, а также потерпевшим или свидетелем (ч. 1 ст. 194 УПК).

    Проверка показаний на месте является весьма своеобразным следственным действием, имеющим комплексный характер, в котором органически сочетаются элементы ряда других следственных действий, таких как осмотр места происшествия, допрос, следственный эксперимент, обыск и предъявление для опознания, и которое, вместе с тем, не укладывается в рамки какого-либо из них.

    Но мнению А. Н. Васильева и С. С. Степичева суть этого следственного действия (которое они называют воспроизведением показаний на месте) состоит в том, что «лицо, показания которого проверяются, указывает место, где происходили те или иные связанные с расследуемым преступлением события, о которых он ранее сообщил в своих показаниях, данных на допросе. В ходе проведения этого следственного действия следователь устанавливает, в какой мере сведения, содержащиеся в показаниях, соответствуют или не соответствуют фактической обстановке на месте воспроизведения показаний и другим установленным по делу обстоятельствам. Сопоставляя результаты этого следственного действия с другими имеющимися в деле данными, следователь получает возможность сделать вывод о достоверности или недостоверности проверяемых показаний».1

    Р. С. Белкин видит суть этого действия «в показе обвиняемым (подозреваемым) или свидетелем (потерпевшим) определенного места, связанного с событием преступления, рассказе о совершенных на этом месте действиях, сопоставлении сведений, сообщенных перечисленными лицами, с объективной обстановкой на месте, а иногда и в демонстрации некоторых действий»1.

    Почти аналогичное определение дает Л. А. Соя-Серко, но мнению которого проверка показаний на месте состоит «в указании ранее допрошенным лицом места и объектов, связанных с расследуемым событием, описании им этого события, демонстрации отдельных действий, исследовании фактической обстановки данного места и сопоставлении с ней полученных сообщений в целях проверки имеющихся и установления новых фактических данных»2.

    Как мы видим, Р. С. Белкин и Л. А. Соя-Серко, в отличие от Л. Н. Васильева и С. С. Степичева, допускают возможность демонстрации в процессе проверки показаний на месте некоторых действий, такое же мнение высказывается и В. Я. Колдиным, с чем, наверное, следует согласиться, исходя из понимания этого действия как комплексного. Целью этого следственного действия Л. И. Илгильев и С. С. Степичев считают проверку показаний подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего или свидетеля и установление достоверности этих показаний. По мнению же Г. С. Белкина, Л. А. Соя-Серко, В. Я. Колдина и других, оно проводится также и с целью установления новых фактических данных, получения новых доказательств. Последнее мнение представляется более правильным, более четко отражающим возможности данного следственного действия, что подтверждается и практикой расследования преступлений.

    Теперь совершенно очевидно, что проверка показаний на месте является самостоятельным следственным действием, и следовательно его не стоит сводить только к проверке доказательств полученных из показаний обвиняемого, подозреваемого, свидетеля и потерпевшего. Каждое следственное действие является не только способом проверки имеющихся доказательств, но и способом получения новых доказательств. Поэтому нет никаких оснований ставить проверку показаний на месте в исключительное положение и лишать ее одного из важнейших свойств присущего всем другим следственным действиям.

    Какие задачи могут быть разрешены следователем в ходе проверки показаний на месте? В литературе нет единообразного и четкого мнения по этому вопросу.

    По мнению А. Н. Васильева и С. С. Степичева, в процессе его следователь может1: 1) установить осведомленность допрошенного лица об обстановке на месте происшествия и имеющихся на нем вещественных доказательствах (возможно, спрятанных); 2) уточнить отдельные обстоятельства (где находится пункт, в котором протекали события, кто и где находился,. откуда и кто появился, и др.); 3) убедиться в осведомленности нескольких допрошенных лиц относительно события, места происшествия, пунктов, с которыми были связны отдельные обстоятельства события, участниками которого они были.

    Р. С. Белкин полагает, что в процессе проверки показаний на месте следователь должен «воочию убедиться» в существовании: 1) того места, о котором дало показания допрошенное лицо; 2) того пути, по которому оно проникло на место происшествия или удалилось с него; 3) в наличии или отсутствии противоречий в показаниях нескольких свидетелей или обвиняемых о пути следования к месту преступления или о самом месте преступления, месте встречи с соучастниками или о действиях на определенном месте; 4) в знании допрошенным лицом действительных обстоятельств дела.

    Такая проверка заключается в том, что ранее допрошенное лицо воспроизводит на месте обстановку и обстоятельства исследуемого события, указывает на предметы, документы, следы, имеющие значение для уголовного дела, а также может демонстрировать определенные действия. Данное следственное действие должно осуществляться с участием понятых.

    Перед его началом понятым должны быть разъяснены цель следственного действия, их права и ответственность, предусмотренные ст. 60 УПК. При проверке показаний свидетеля или потерпевшего им, как и при допросе, разъясняются соответствующие права, обязанности, делается предупреждение об ответственности. Обвиняемым и подозреваемым разъясняется их право давать или не давать показания.

    Начинается проверка с предложения лицу указать место, где его показания будут проверяться. По прибытии на указанное место лицу, показания которого проверяются, после Свободного рассказа и демонстрации действий могут быть заданы вопросы.

    В ходе проверки показаний на месте не допускается какое-либо постороннее вмешательство либо постановка наводящих вопросов лицу, показания которого проверяются. Не допускается одновременная проверка на месте показаний нескольких лиц.

     

    2.6. Осмотр и освидетельствование

     

    Осмотр является одним из наиболее распространенных следственных действий. Причем зачастую осуществляется он в самом начале по производства делу, а когда необходимо срочно осмотреть место происшествия, то – и до возбуждения уголовного дела.

    Осмотр представляет собой систематическое обследование разного рода объектов (места происшествия, местности, помещений, предметов, документов и т. д.) в целях обнаружения следов преступления, предметов, могущих служить вещественными доказательствами, выяснения обстановки происшествия и иных значимых для дела обстоятельств. В зависимости от обследуемых объектов существует множество разновидностей осмотра.

    Все виды осмотра вправе производить дознаватель, следователь или иное должностное лицо, ведущее расследование. Осмотр местности или помещений в некоторых случаях производит также суд (ст. 287 УПК). При осмотре местности или помещения судом участие понятых не требуется. Во всех остальных случаях осмотр производится в присутствии понятых, за исключением случаев, предусмотренных ст. 170 УПК. Для участия в осмотре могут привлекаться обвиняемый, подозреваемый, защитники этих лиц, по-., терпевший, а также свидетель. В необходимых случаях для участия в осмотре могут привлекаться специалисты.

    Перед началом осмотра всем приглашенным для участия в нем лицам, в том числе понятым, разъясняют их права и обязанности, о чем отмечается в протоколе осмотра.

    Осмотр условно принято делить на статическую и динамическую стадии. В ходе первой стадии объект обследуется в том виде, в каком он был обнаружен в начале осмотра, а во второй — производится более детальное изучение осматриваемого объекта, в ходе которого отдельные предметы могут перемещаться.

    Все обнаруженное и изъятое при осмотре должно быть предъявлено понятым, другим участникам осмотра. Участвующие в осмотре лица могут обращать внимание того, кто производит данное следственное действие, на необходимость отражения в протоколе тех или иных обстоятельств, имеющих значение. Специалист помогает в обнаружении и закреплении доказательств, а также дает разъяснения в пределах своей компетенции по поводу отдельных обстоятельств, имеющих значение для дела.

    В ходе осмотра могут производиться соответствующие измерения, фото-, кино- или видеосъемка, составляться планы, схемы, изготовляться слепки и оттиски следов.

    Осмотр предметов и документов, обнаруженных при выемке или обыске, осмотре места происшествия, местности и помещения, может производиться, если позволяют условия, на месте производства соответствующего следственного действия. Результаты осмотра обнаруженных предметов и документов в таком случае отражаются в общем протоколе соответствующего следственного действия.

    Если для производства осмотра обнаруженных предметов и документов требуется продолжительное время или их осмотр на месте производства соответствующего следственного действия затруднен, то обнаруженные предметы и документы должны быть изъяты, упакованы, опечатаны, заверены подписями следователя и понятых на месте осмотра. Изъятию подлежат только те объекты, которые могут иметь отношение к уголовному делу. При этом в протоколе осмотра по возможности указываются индивидуальные признаки и особенности изымаемых предметов. Изъятые с места производства следственного действия предметы и документы могут быть по месту производства следствия подвергнуты детальному осмотру, а его результаты — отражены в отдельном протоколе.

    Осмотр жилища производится только с согласия проживающих в нем лиц или на основании судебного решения. Если проживающие в жилище лица возражают против осмотра, то следователь возбуждает перед судом ходатайство о производстве осмотра в соответствии со ст. 165 УПК.

    Осмотр помещения организации производится в присутствии представителя администрации соответствующей организации. В случае невозможности обеспечить его участие в осмотре об этом делается запись в протоколе.

    Определенными особенностями обладает осмотр трупа. Наружный его осмотр на месте обнаружения производится в присутствии понятых с участием врача-специалиста в области судебной медицины, а при невозможности его участия — иного врача. При необходимости для осмотра трупа могут привлекаться другие специалисты. Неопознанные трупы подлежат обязательному, фотографированию и дактилоскопированию. Премирование неопознанных трупов не допускается.

    При необходимости извлечения трупа из места захоронения следователь выносит постановление об эксгумации и уведомляет об этом близких родственников или родственников покойного. Постановление обязательно для администрации соответствующего места захоронения, В случае, если близкие родственники или родственники покойного возражают против эксгумации, разрешение на ее проведение выдается судом. О производстве эксгумации должны быть уведомлены должностные лица местной санитарно-эпидемиологической службы.

    Эксгумация производится с участием лиц, которые привлекаются к осмотру трупа.    

    Расходы, связанные с эксгумацией и последующим захоронением трупа, возмещаются родственникам покойного в порядке, установленном ст. 131 УПК, т. е. они включаются в процессуальные издержки и могут быть возмещены из средств федерального бюджета или средств осужденного.

    Осмотр почтово-телеграфной корреспонденции производится с соблюдением правил и гарантий, которые применяются и при ее аресте и выемке.    

    Специфической разновидностью осмотра является освидетельствование. Оно представляет собой осмотр тела человека в целях обнаружения особых примет, следов преступления, телесных повреждений, выявления состояния опьянения или иных свойств и признаков, имеющих значение для уголовного дела, если для этого не требуется производство судебной экспертизы. Ему можно подвергнуть подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, а также свидетеля с его согласия, за исключением случаев, когда освидетельствование необходимо для оценки достоверности его показаний.

    Поскольку объектом осмотра при освидетельствовании является тело человека, то для проведения такого следственного действия закон требует выносить постановление, которое, как сказано в ч. 2 ст. 179 УПК, является обязательным для освидетельствуемого лица. В постановлении должны быть указаны основания, цель проведения освидетельствования, а также лицо, в отношении которого оно вынесено.

    Производится оно следователем, без участия понятых (ч. 3 ст. 179 УПК). При необходимости он вправе привлечь к участию в нем врача или другого специалиста.

    При освидетельствовании лица другого пола, если освидетельствование сопровождается его обнажением, следователь при этом не присутствует. Освидетельствование в таком случае производится врачом. Фотографирование, видеозапись и киносъемка при этом могут проводиться только с согласия освидетельствуемого лица.

    При освидетельствовании не допускаются действия, унижающие достоинство или опасные для жизни и здоровья освидетельствуемого лица.

    Результаты всех видов осмотра, в том числе и освидетельствования, оформляются протоколом. В нем с соблюдением требований ст. 166 и 167 УПК описываются все действия следователя, а также все обнаруженное при осмотре и (или) освидетельствовании в той последовательности, в какой производились осмотр и освидетельствование.

     

    2.7. Обыск и выемка

     

    Обыском является следственное действие, посредством которого отыскивают и при необходимости изымают объекты (орудия преступления, добытые преступным путем предметы и ценности и т. п.), могущие иметь значения для дела. Целью обыска может быть обнаружение разыскиваемых лиц, а также трупов.

    Основанием для производства обыска может быть достаточно обоснованное предположение, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела.    

    Выемка отличается от обыска тем, что для ее производства должно быть точно известно, где и у кого находятся подлежащие изъятий объекты (ч. 1 ст. 183 УПК).

    Обыск и выемка в жилище при отсутствии согласия проживающих в нем лиц, а также личный обыск должны производиться с 1 января 2004 г. на основании судебного решения, принимаемого в описанном выше порядке, установленном ст. 165 УПК

    Порядок производства обыска и выемки, как и порядок производства любых иных следственных действий, в значительной мере обусловлен общими правилами производства следственных действий. Названные действия, как правило, нельзя производить в ночное время, при их осуществлении требуется присутствие понятых. В необходимых случаях приглашаются и соответствующие специалисты. В них вправе участвовать лицо, в помещении которого производится обыск, либо совершеннолетние члены его семьи. Такое лицо имеет право пригласить адвоката для присутствия во время обыска или выемки. При этом вправе присутствовать также защитник (ч. 11 ст. 182 УПК).

    Перед началом обыска или выемки, после предъявления надлежащего решения о производстве любого из названных следственных действий должностное лицо правоохранительного органа предлагает добровольно выдать подлежащие изъятию предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела. Если все это будет выдано добровольно и нет оснований опасаться сокрытия разыскиваемых или подлежащих выемке объектов, то дальнейшие поиски могут быть прекращены, и полученные результаты заносятся в протокол обыска. Если же и после выдачи определенных предметов остаются опасения, что не все разыскиваемое или подлежащее выемке было выдано, то обыск должен быть продолжен до его завершения.

    При производстве обыска и выемки могут вскрываться любые помещения, если владелец отказывается добровольно их открыть.

    При обыске или выемке, во всяком случае, подлежат изъятию предметы и документы, изъятые из оборота (например, оружие, на которое нет необходимого разрешения, наркотики, законность происхождения которых не подтверждается, скажем, рецептом врача, и т. п.). Выемка предметов и документов, содержащих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, производится с санкции прокурора.

    Выемка документов, содержащих информацию о вкладах и счетах граждан в банках и иных кредитных организациях, с 1 января 2004 г. должна производиться на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном ст. 165 УПК (до этого времени она производилась на основании постановления, санкционированного прокурором).

    Лицам, находящимся в помещении или месте, где производится обыск, а также лицам, приходящим на место производства обыска, до окончания данного следственного действия может быть запрещено покидать место производства обыска, а также сноситься друг с другом и иными лицами.

    Все изымаемые предметы и документы должны быть предъявлены понятым и другим присутствующим лицам и в случае необходимости упакованы и опечатаны на месте обыска или выемки.

    Личный обыск подозреваемого или обвиняемого в целях обнаружения и изъятия предметов и документов, могущих иметь значение для уголовного дела, обычно тоже производится при наличии оснований и в порядке, которые предусмотрены ч. 1 и 3 ст. 182 УПК. Однако при задержании лица или заключении его под стражу, а также при наличии достаточных оснований полагать, что лицо, находящееся в помещении или ином месте, в котором производится обыск, скрывает при себе предметы или документы, могущие иметь значение для уголовного дела, личный обыск может производиться не только без решения суда, но и без соответствующего постановления (ч. 2 ст. 184 УПК).

    Итоги обыска или выемки оформляются протоколом. В нем с соблюдением требований ст. 166 и 167 УПК должны быть детально отражены все действия, совершавшиеся следователем и другими участниками, и полученные результаты. При необходимости к протоколу может быть приложена подробная опись изъятых или передаваемых на хранение предметов или документов (см. приложение 80 к ст. 476 УПК).

    Соблюдение ряда дополнительных гарантий предусмотрено для случаев наложения ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотра и выемки. Поскольку такие действия связаны с ограничением важных прав граждан, охраняемых Конституцией РФ (ч. 2 ст. 23), для их производства необходимы не только постановление соответствующего компетентного органа (органа дознания, следователя или прокурора), но непременно и решение суда (ч. 2 ст. 185 УПК). В случае принятия судом решения о наложении ареста на почтово-телеграфные отправления его копия направляется в соответствующее учреждение связи, которому поручается задерживать почтово-телеграфные отправления и незамедлительно уведомлять об этом следователя.

    Осмотр, выемка и снятие копий с задержанных почтово-телеграфных отправлений производятся следователем в соответствующем учреждении связи с участием понятых из числа работников данного учреждения. При отпадении необходимости в аресте почтово-телеграфных отправлений, но не позднее окончания предварительного расследования по конкретному уголовному делу данная мера отменяется следователем с обязательным уведомлением об этом суда, принявшего решение о наложении ареста, и прокурора.

     

    2.7. Контроль и запись переговоров

     

    Установлены особые гарантии для производства и данного следственного действия. При наличии достаточных оснований полагать, что телефонные и иные переговоры подозреваемого, обвиняемого и других лиц могут содержать сведения, имеющие значение для уголовного дела, их контроль и запись допускаются лишь по уголовным делам о тяжких и особо тяжких преступлениях на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном ст. 165 УПК.

    Контроль и запись телефонных и иных переговоров допускаются также при наличии угрозы совершения насилия, вымогательства и других преступных действий в отношении потерпевшего, свидетеля или их близких родственников, родственников или близких лиц. По письменному заявлению указанных лиц данная мера может применяться без судебного решения, а при отсутствии такого заявления — на основании судебного решения.

    Постановление о производстве контроля и записи телефонных и иных переговоров направляется для исполнения в соответствующий орган .

    Производство контроля и записи телефонных и иных переговоров может быть установлено на срок до 6 месяцев. Оно прекращается по постановлению следователя, если необходимость в данной мере отпадает, но не позднее окончания предварительного расследования по конкретному уголовному делу.

    О результатах осмотра и прослушивания фонограммы с участием понятых и при необходимости специалиста, а также лиц, чьи телефонные и иные переговоры записаны, составляется протокол, в котором должна быть дословно изложена та часть фонограммы, которая имеет отношение к конкретному уголовному делу. Лица, участвующие в осмотре и прослушивании фонограммы, вправе в том же протоколе или отдельно изложить свои замечания к протоколу.

    Фонограмма в полном объеме приобщается к материалам уголовного дела на основании постановления следователя как вещественное доказательство и хранится в опечатанном виде в условиях, исключающих возможность прослушивания и тиражирования посторонними лицами и обеспечивающих ее сохранность и техническую пригодность для повторного прослушивания, в том числе в судебном заседании.

     

    2.8. Назначение и производство экспертизы

     

    Назначение судебной экспертизы обычно оформляется постановлением следователя. В случае необходимости помещения подозреваемого или обвиняемого, не находящегося под стражей, в медицинский или психиатрический стационар для производства соответственно судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертизы следователь возбуждает перед судом ходатайство.

    Судебная экспертиза производится государственными судебными экспертами и иными экспертами из числа лиц, обладающих специальными знаниями.

    С постановлением о назначении судебной экспертизы следователь знакомит подозреваемого, обвиняемого, его защитника и разъясняет им права, предусмотренные ст. 198 УПК. Об этом составляется протокол, подписываемый следователем и лицами, которые ознакомлены с постановлением.

    В соответствии со ст. 196 УПК назначение и производство судебной экспертизы обязательно, если необходимо установить: 1) причины смерти; 2) характер и степень вреда, причиненного здоровью; 3) психическое или физическое состояние подозреваемого, обвиняемого, когда возникает сомнение в его вменяемости или способности самостоятельно защищать свои права и законные интересы в уголовном судопроизводстве; 4) психическое или физическое состояние потерпевшего, когда возникает сомнение в его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для уголовного дела, и давать показания; 5) возраст подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, когда это имеет значение для уголовного дела, а документы, подтверждающие его возраст, отсутствуют или вызывают сомнение.

    Судебная экспертиза в отношении потерпевшего, за исключением случаев, предусмотренных п. 2, 4 и 5 ст. 196 УПК, а также в отношении свидетеля производится с их согласия или согласия их законных представителей, которые даются указанными лицами в письменном виде.

    Постановление о назначении экспертизы должно быть предъявлено подозреваемому, обвиняемому, а при наличии в деле защитника — также защитнику.

    При назначении судебной экспертизы в отношении свидетеля или потерпевшего каждый из них вправе знакомиться с заключением эксперта, а потерпевший, кроме того, вправе: знакомиться с постановлением о назначении экспертизы, а также заявлять отвод эксперту или ходатайствовать о производстве судебной экспертизы в другом экспертном учреждении.

    При отказе в удовлетворении ходатайства или при его удовлетворении должно быть вынесено соответствующее постановление.

    Требуется также вынесение особого постановления, когда для производства экспертизы необходимо получение образцов, используемых при сравнительных исследованиях.

    В соответствии с ч. 2 ст. 21 Конституции РФ и предписаниями ряда других правовых актов, в том числе международных, никто не может быть подвергнут не только пыткам, но и иному насилию, бесчеловечному или унижающему достоинство обращению, а также без добровольного согласия — медицинским, научным или другим опытам.

    Закон предусматривает возможность производства экспертизы как в экспертном учреждении (они имеются в системах министерств: юстиции, здравоохранения, внутренних дел и др.), так и вне его — индивидуально подобранными экспертами. Основное отличие экспертизы, проводимой в экспертном учреждении, заключается в том, что эксперт, работающий в таком учреждении, предупреждается об ответственности за дачу заведомо ложного заключения руководителем учреждения, а подобранный индивидуально эксперт — следователем (ч. 4 ст. 199 УПК).

    Определенной спецификой обладает организация судебно-психиатрической экспертизы в тех случаях, когда возникает потребность в стационарном наблюдении. Поскольку такое наблюдение связано с помещением в медицинское учреждение закрытого типа со строгим режимом изоляции, закон требует, чтобы в отношении лиц, помещаемых туда, выносились особые постановления. Если лицо, подвергаемое стационарному наблюдению, к моменту принятия соответствующего решения не содержится под стражей (арестом), то поместить такое лицо в медицинский или психиатрический стационар для производства судебной экспертизы возможно только на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном ст. 165 УПК (ч. 2 ст. 203 УПК).

    По получении заключения эксперта (реквизиты его содержания теперь даны в ст. 204 УПК) должностное лицо, назначившее экспертизу, вправе допросить эксперта (см. также § 5 гл. 7 учебника) с целью получения от него разъяснений или уточнений данного им заключения, уяснения методов, которые были использованы в ходе исследовании, и выявления иной информации, необходимой для оценки полученного заключения (ст. 205 УПК).

    Заключение эксперта или его сообщение о невозможности дать заключение, а также протокол допроса эксперта должны быть предъявлены подозреваемому, обвиняемому, его защитнику, которым разъясняется при этом право ходатайствовать о назначении дополнительной либо повторной экспертизы.

    При недостаточной ясности или полноте заключения эксперта, а также при возникновении новых вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств уголовного дела может быть назначена дополнительная судебная экспертиза, производство которой поручается тому же или другому эксперту.

    В случаях возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличия противоречий в выводах эксперта или экспертов по тем же вопросам может быть назначена повторная экспертиза, производство которой поручается другому эксперту.

    Дополнительная и повторная судебные экспертизы назначаются и производятся в соответствии со ст. 195—205 УПК.

     

    2.9. Следственный эксперимент

     

    Следственный эксперимент представляет собой эксперимент познавательный прием исследования имеющих отношение к конкретному уголовному делу событий, действий, обстановки или иных обстоятельств. Суть его заключается в воспроизведении в контролируемых и управляемых условиях действий, а также обстановки или иных обстоятельств определенного события. При этом проверяется возможность восприятия каких-либо фактов, совершения определенных действий, наступления какого-либо события, а также выявляются последовательность происшедшего события и механизм образования следов (ст. 181 УПК). Производство следственного эксперимента допускается, если не создается опасность для здоровья участвующих в нем лиц.

    В соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством следственный эксперимент вправе производить следователь, прокурор или иное должностное лицо, расследующее дело. Известны случаи, когда интересные и убедительные эксперименты подобного рода проводились и в ходе судебного разбирательства. Если эксперимент проводится во время предварительного следствия или дознания, то для участия в нем в необходимых случаях могут быть привлечены обвиняемый или подозреваемый, защитники этих лиц, а также потерпевший и свидетель. Обязательно привлекаются также понятые. Возможно привлечение и соответствующих специалистов. Производство следственного эксперимента допускается при условии, если при этом не унижаются достоинство и честь участвующих в нем лиц и окружающих, не создается опасности для их здоровья.

    Ход и результаты следственного эксперимента описываются в протоколе с соблюдением требований ст. 166 и 167 УПК. Если при его производстве производились какие-либо измерения или применялись технические средства, то все это должно найти отражение в протоколе.

     

    СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

     

  5. Конституция Российской Федерации, принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.
  6. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.96 № 63-ФЗ (в ред. от 08.12.03) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 25. Ст. 2954; 1998. № 22. Ст. 2332; № 26. Ст. 3012; 1999 № 7. Ст. 871; Ст. 873; № 11. Ст. 1255; № 12. Ст. 1407; № 28. Ст. 3489; Ст. 3490; Ст. 3491; 2001. № 11. Ст. 1002; № 13. Ст. 1140; № 26. Ст. 2587; Ст. 2588; № 33 (ч. 1). Ст. 3424; № 47. Ст. 4404; Ст. 4405; № 53 (ч. 1). Ст. 5028; 2002. № 10. Ст. 966; № 11. Ст. 1021; № 19. Ст. 1793; Ст. 1795; № 26. Ст. 2518; № 30. Ст. 3020; Ст. 3029; №44. Ст. 4298; 2003 № 11. Ст. 954; № 15. Ст. 1304; № 27 (ч. 2). Ст. 2708; Ст. 2712; № 28. Ст. 2880; № 50. Ст. 4848; Ст. 4855.
  7. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 года № 174-ФЗ в ред. Федерального закона от 07.07.2003 N 111-ФЗ // Российская газета. 26 дек. 2001 г.
  8. Александров Г., Строгович М. Неправильная практика //Социалистическая законность, 1960. №3
  9. Васильев А.Н., Мудьюгин Г.Н., Якубович Н.А. Планирование расследования преступлений. М.: Госюриздат, 1957
  10. Васильев А. Н., Степичев С. С. Воспроизведение показаний на месте при расследовании преступлений., М.: Госюриздат, 1969.
  11. Гаврилов А.К. Следственные действия по советскому уголовно-процессуальному праву. Волгоград, 1975.
  12. Гродзинский М.. О способах получения доказательств в уголовном процессе – М.: Советская юстиция, 1958.
  13. Дулов А.В., Нестеренко П.Д. Тактика следственных действий. Тактика предъявления для опознания.- Минск: 1971. С.10
  14. Калиновский К.Б., Лавренюк К.В.Проблемы применения следователями органов внутренних дел общих правил производства следственных действий по УПК РФ: Тезисы выступления на всероссийской научно-практической конференции «Уголовно-процессуальная реформа: УПК РФ — год спустя. Актуальные проблемы применения». Санкт-Петербург, 24 октября 2003 г. / В.П. Сальников, В.П. Очередько, А.Н. Павлов и др. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2003.

  15. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / От.в ред. И.Л. Петрухин. М., 2004.

  16. Кузьмин, С. В. Очередность проведения следственных действий и иных мероприятий в процессе предварительного следствия //Правоведение. 1995. № 1. С. 59 – 72
  17. Лившиц Е.М., Белкин Р.С. Тактика следственных действий. М. 1994.
  18. Лузгин И.М. Методологические проблемы расследования. М., 1973.
  19. Мельникова Э.Б. Участие специалистов в следственных действиях– М.: Юр. литература 1964.
  20. Ратинов А.В. Вопросы следственного мышления в свете теории информации. – М.: Наука, 1997
  21. Рыжаков А.П. Следственные действия и иные способы собирания доказательств – М.: Информационно-издательский дом «Филинъ», 1997.
  22. Сафонов Г.Н. Настольная книга следователя. – М.: Юр. литература 1949.
  23. Соя-Серко Л. А. Проверка показаний на месте. М., 1966.
  24. Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Уголовный процесс / Под общ. Ред. А.В. Смирнова. СПб., 2004.
  25. Справочник следователя / Авт. сост. Быховский И.Е. и др. М. , 1982.
  26. Уголовно-процессуальное право России / От.в ред. П.А. Лупинская. М., 2004.
  27. Уголовный процесс / Под ред. К.Ф, Гуценко.–М.: Зерцало, 2004.
  28. Хлынцов М.Н. Проверка показаний на месте. Саратов, 1971.
  29. Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма.- М.: Юрид. Лит., 1981
  30. Фаткуллин Ф.Н. Общие проблемы процессуального доказывания. Казань, 1976.
<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.05MB/0.00040 sec

WordPress: 22.54MB | MySQL:120 | 1,808sec