Понятие преступной группы в социальной психологии и условия ее формирования

<

050814 0203 1 Понятие преступной группы в социальной психологии и условия ее формирования

1.1. Психология группы и групповая динамика

 

Обычно преступная деятельность группы людей развивается на фоне их постоянного взаимодействия между собой, которое ведет к формированию между ними соответствующих межличностных отношений. Общности, в которых индивиды находятся в непосредственном контактном общении, называются малыми группами. Малой группе характерны следующие признаки, отличающие ее случайной ситуативной группы людей:

  • члены малой группы находятся в непосредственном, обычно, более или менее продолжительном общении друг с другом («контакт лицом к лицу»);
  • в малых группах появляются общегрупповые мотивы, ценности, цели, которые не сводимы к механической сумме индивидуальных мотивов, целей и т.п.;
  • в малых группах возникают определенные правила и нормы поведения, а члены группы должны придерживаться этих норм;
  • в малых группах устанавливается определенная функционально-ролевая структура /лидерство, руководство, подчинение/, своя неформальная система ролей, статусов, а между членами группы формируются меж- личностные отношения;
  • малая группа представляет собой субъект кооперированной деятельности индивидов, строящейся на основе взаимодействия между ними;
  • в малых группах действуют две взаимосвязанные тенденции групповой активности
  • интеграция (сплочение, упрочение психологического единства) и дифференциация (появление различия в функциональных ролях и психологических статусах членов группы).

    Под малой группой можно понимать относительно малочисленную по своему составу реальную контактную общность людей, члены которой объединены совместной деятельностью и находятся в непосредственном личном общении друг с другом, что является причиной возникновения как межличностных связей, так и особых групповых мотивов, ценностей и норм.

    Под групповой динамикой понимаются процессы образования ролевой структуры группы, руководства и лидерства, выработки совместных ценностей, норм и правил поведения, а также санкций за отступления от исполнения групповых норм, регулирования поведения членов группы (убеждение, давление, внушение, принуждение и т.д.), сплочения и кооперации, конфликтного взаимодействия. Все эти процессы обеспечивают развитие и изменения в группе в период ее функционирования.

    «Лицо» любой группы определяет система внутригрупповых социально-психологических явлений, отражающих содержательно ее психологию. В психологии группы можно выделить три группы явлений:

    1) межличностные отношения;

    2) явления, отражающие единый характер психологии совместного субъекта деятельности (групповое мнение, нормы, традиции, ритуалы, социально-психологический климат);

    3) социально-психологические свойства группы (организованность, подготовленность и т.д.).

    Межличностные отношения /неформальные отношения/ – это официально не регулируемые, преимущественно эмоциональные взаимоотношения членов группы, основанные на личностных выборах и обусловленные содержанием совместной деятельности. Иногда пороки в развитии межличностных отношений (интерперсональная разобщенность, конфликтные взаимоотношения, отсутствие реальной поддержки и т.д.) могут скрываться за внешне четкой структурой организации формальных, функциональных взаимоотношений и необходимостью взаимодействовать в силу приказа, распоряжения, принуждения. Однако, нарушения в системе межличностных отношений уже «подтачивают» группу изнутри и часто ведут, если лидером или руководителем не будут предприняты соответствующие меры, к ухудшению результатов совместной деятельности и разобщению группы.

    Групповое мнение есть совокупность преобладающих оценочных суждений, выражающих общее или преобладающее отношение членов группы к значимым социальным событиям, результатам совместной деятельности, поведению отдельных членов группы и т.д. Традиции, обычаи и ритуалы являются эффективным средством сплочения, способствуя развитию внутригрупповых отношений и социально-психологического климата. Социально-психологический климат — это комплексное эмоционально-психологическое состояние группы, отражающее степень удовлетворенности членов группы различными факторами совместной деятельности и внутригрупповой жизни.

    Социально-психологические свойства типа подготовленности, организованности, сплоченности в группе проявляются своеобразно, отражая групповой рост и качественное развитие группы.

    Численный предел малой группы по некоторым источникам составляет не более 45 человек. Группа, которая насчитывает людей больше, относится к большим группам. В большой группе, кроме непосредственного взаимодействия, наблюдается опосредствованное общение (через третьих лиц, по техническим каналам связи и т.д.). Поэтому в таких группах наряду с контактным взаимодействием и межличностными отношениями большую роль приобретает опосредствованное общение. Наряду с этим, две других указанных выше группы явлений, как и в малой группе, сохраняют свою значимость, характеризуя психологию большой группы.

     

    1.2. Социально-психологические явления в преступных группах

     

    Преступная группа – это неформальная общность людей, имеющая антиобщественную направленность и выступающая в виде единого субъекта совместной противоправной деятельности. Выделяют следующие виды преступных групп: случайные группы; типа компании; организованные группы; преступные организации.1 Случайная группа включает в себя лиц, случайно или ситуативно объединившихся для совершения группового преступления. Если случайная преступная группа продолжает противоправную деятельность, становясь более организованной и устойчивой, то ее относят к преступной группе типа дружеской компании. Организованная преступная группа отличается рядом признаков:

    а) устойчивостью и стабилизацией личного состава;

    б) выраженной организационной структурой (лидер — активные участники — рядовые исполнители);

    в) четкой функциональной структурой, основанной на дифференциации ролей членов группы (разведка, подыскании объектов преступного посягательства, совершение преступления, хранение, транспортировка и сбыт похищенного и т.д.);

    г) корпоративной сплоченностью и дисциплиной;

    д) более высоким уровнем общественной опасности.

    Преступная организация – это организованная преступная группа, отличающаяся высоким уровнем организованности, сплочения, надежными способами совершения и сокрытия преступления, а непосредственное общение между ее членами часто заменяется информационными и деятельностными контактами, взаимоотношения приобретают характер «делового» взаимодействия. По определению Международной конференции ООН (Суздаль, 1991 г.) преступные организации – это устойчивые управляемые сообщества преступников, занимающиеся преступлениями как бизнесом и создающие систему защиты от социального контроля с помощью коррупции. Профессор А.И. Гуров выделяет восемь признаков преступной организации:

  • наличие материальной базы, что проявляется в создании общих денежных фондов, обладании банковским счетом, недвижимостью;
  • официальная «крыша» над головой в виде зарегистрированных фондов, совместных предприятий, кооперативов, ресторанов, казино, кафе и т.д.;
  • коллегиальный орган руководства, при котором управление организацией осуществляется группой лиц, имеющих почти равное положение;
  • устав в форме определенных правил поведения, традиций, «законов» и санкций за их нарушение;
  • функционально-иерархическая система — разделение организации на составные группы, межрегиональные связи, телохранителей, информационной службы, «контролеров» и т.п.;
  • специфические языково-понятийная система, которая включает уголовный жаргон, особенности письменной и устной речи (клички и т.д.);
  • информационная база (сбор разного рода сведений, разведка и контрразведка);
  • наличие своих людей в органах власти, в судебной и правоохранительных системах.1

    Хранителями уголовных традиций и законов в преступных сообществах выступают воры в законе. Современный вор в законе часто выступает в качестве организатора преступной деятельности или консультанта. Воры в законе также осуществляют «разборки», то есть выступают в виде третейского судьи при возникновении конфликтов между преступными группами или преступными организациями. Периодически воры в законе проводят сходки, на которых решаются вопросы раздела сфер влияния, организационные проблемы и т.п. Воры в законе осуществляют контроль за «общаком», то есть воровской кассой, за «справедливостью» расходования денег для поддержки уголовных элементов, в том числе преступников, отбывающих наказание в виде лишения свободы.

    Проведенное исследование (М.А. Дацюк) показало, что мотивы участия в групповой преступной деятельности следующие: «одному совершить преступление невозможно», возможно, но опасно, «группой безопаснее, больше уверенности», «группой как-то смелее», «группой безопаснее, чувствуешь друг друга», «совершать преступление в группе и безопаснее и интереснее», «чувствуешь поддержку друг друга» и т.д. Приведенные ответы участников организованных преступных групп показывают, что одним из основных мотивов вхождения в группу является мотив обеспечения защищенности и безопасности членов такой группы.

    Существенным моментом психологии преступных групп является распределение внутригрупповых статусов и ролей, начиная от лидеров, авторитетов и заканчивая рядовыми исполнителями преступных акций. Исследования показывают, что статус члена группы зависит от знания криминальных (воровских) законов и традиций, неуклонного следования в своем поведении этим законам, преступного опыта, времени и частоты отбывания наказания в местах лишения свободы, индивидуально-психологических особенностей (интеллекта, организаторских способностей, сильной воли, физической силы, преступной квалификации и т.п.).

    Межличностное восприятие в преступных группах отражает особенности статусов участников групповой преступной деятельности. Установлено, что существуют особые психологические механизмы восходящего и нисходящего восприятия. Проявляется это в том, что преступники, находящиеся на более низких уровнях внутригрупповой иерархии, как бы делегируют при восприятии своих лидеров и авторитетов им такие личностные качества как сообразительность, смелость, справедливость, знание жизни и т.п. Наряду с этим восприятие по нисходящей ветви основывается на оценке лидерами иных членов группы, в основном, как носителей определенных ролевых качеств («боец», исполнитель, «киллер» и т.д.). Таким образом, восприятие «сверху» обедняет представление о личностных возможностях других членов группы и часто ведет к неточному образу-представлению о других участниках совместной преступной деятельности.

    Арсенал средств воздействия на других членов группы зависит от статуса преступника в группе и от этого насколько он является выразителем ее норм и ценностей. Центром притяжения любой преступной группы является ее лидер (авторитет, вор в законе и т.д.), который распределяет функции и роли членов группы при совершении преступлений, делит награбленное, регулирует поведение других членов группы, выносит санкции за нарушение своих распоряжений и норм группового поведения и т.д. Часто коммуникации членов преступной группы ориентированы на лидера, образуя своеобразную звездную структуру организации группы. В качестве мер воздействия преобладают принуждение, внушение, давление. Обычно поведение рядовых участников основано на безропотном подчинении лидеру и группы в целом, то есть конформистском поведении, а также доминировании круговой поруки. Иногда жестокость и несправедливость лидера вызывает сопротивление со стороны некоторых членов группы, что ведет к их объединению против него. Причем эти члены группы считают, что он осуществляет «беспредел», то есть отличается особой жестокостью и зверствами.

    В преступной группе существует система норм поведения, которой должны придерживаться все участники совместной преступной деятельности. По существу, многие из этих норм поведения представляют применение воровских законов и традиций применительно к конкретной группе («жить по понятиям»). Условно все нормы можно разделить на:

    а) нормы-ценности, отражающие систему должного, необходимого и поощряемого в поведении членов преступной группы;

    б) нормы общения и коммуникаций; в/нормы проведения свободного времени;

    г) нормы, регулирующие разрешение внутригрупповых и межгрупповых конфликтов и наказания за отступления кого-либо из членов группы от принятых норм и правил поведения.

    <

    Нормы-ценности подразделяются на запрещающие и поощряющие конкретный вид поведения. Строго запрещается: добровольное сотрудничество с правоохранительными органами; доносы; стремление избежать уголовной ответственности (или иной ответственности), переложив ее на другого члена группы, то есть поступать «за подло»; дача показаний в случае задержания в отношении других участников преступной группы и т.д. К одобряемым поступкам относятся: оказание помощи другим участникам преступной группы, в том числе осужденным за конкретные преступления; оказание помощи родственникам осужденного члена группы; забота о пополнении воровской кассы («общака») и т.д.

    В преступных группах существуют нормы непосредственного контактного общения и нормы скрытых коммуникаций. Среди норм непосредственного общения выделяют следующие:

  • нельзя вступать в тесные контакты с представителями органов правопорядка; принимать пищу за одним столом с пассивными гомосексуалистами – «опущенными»;
  • совершать «подляны», то есть поступки связанные с притеснением и унижением членов своей группы; обязательно отомстить за оскорбление (например, в случае оскорбления словами «козел» или «петух» жестоко избить или даже убить оскорбившего);
  • участвовать в воровских «сходках» и «разборах» неправильного поведения других членов группы;
  • не совершать «беспредел» в отношении членов группы.

    Специфической стороной общения является применение в процессе контактов кличек и воровского жаргона. Определенную роль для общения играет значение татуировок, так как оно является «говорящим» и часто указывает на статус человека в криминальной среде. Так, о принадлежности к воровским авторитетам свидетельствуют следующие татуировки: «голова тигра с оскалом» (отрицательное отношение к органам правопорядка, стремление не прощать другим обид); «орел» (высокий статус в криминальной среде); «звезда» (ни перед кем не встану на колени и не преклонюсь); «распятый Иисус Христос на груди» (верен воровской братии и воровским законам) и т.д.

    Негласные коммуникации часто служат средством получения секретной информации, скрытых переговоров с членами группы, отбывающими наказание в исправительных учреждениях, замаскированного общения в процессе совершения преступлений (например, специальная, «блатная» жестика) и т.п. Способы негласных коммуникаций различны: использование в письме шифра, пиктограмм, изготовление тайников, переброс через запретную зону исправительных учреждений запрещенных предметов, специальная жестика и др.

    К основным нормам проведения свободного времени членов преступных групп относят: азартные игры; принятие спиртных напитков и наркотиков; вступление в интимные связи с женщинами легкого поведения и проститутками и др.

    Существует особая группа норм, которая определяет порядок проведения, «разборов», вынесения санкций за нарушение правил поведения, разрешения возникших конфликтов. Часто подобные вопросы решаются на воровских сходках, которые имеют различные формы: «толковище» (решение разных важных вопросов, например, распределение зон влияния); «качалово» (разрешение спора двух группировок или двух авторитетов); «судилище» (суд за нарушение воровских норм) и другие. Приговоры в результате «разборов» могут быть самыми различными от «правилки» (символического избиения) до убийства.

     

    1.3. Конфликты в преступных группах

     

    Уровень внутригрупповой конфликтности в преступных группах достаточно высок. Конфликты порой обостряются до уровня смены лидера, переходят в острые столкновения, в том числе с применением силовых средств. Причинами межличностных конфликтов часто является стремление занять более высокое положение в группе, иметь непосредственное отношение к распределению ворованного и награбленного имущества и денег. Кроме того, конфликты могут возникать из-за психологических особенностей некоторых членов преступной группы: пониженной самокритичности, повышенного уровня притязаний, эгоизма, импульсивности в поведении корыстолюбия, невнимания к окружающим, отклонений в психике в пределах вменяемости (например, наличие акцентуации или психопатии) и др. Исследования показывают (В.М. Быков), что чаще всего конфликты возникают между:

    а) лидером и всей группой;

    б) лидером и одним из оппозиционеров;

    в) старыми и новыми членами группы;

    г) членами группы, решившими прекратить преступную деятельность, и всей группой;

    д) членами преступной группы, выполняющими разные функциональные роли при совершении преступлений;

    е) членами группы, стремящимися занять более высокое иерархическое положение в ее структуре;

    и) группой в целом и одним из ее членов, чем-либо скомпрометировавшим себя;

    к) отдельными членами группы на почве личных неприязненных отношений.

    Важное значение в правоохранительной практике представляет так- же анализ причин и поводов межгрупповых конфликтов среди преступных групп, способов разрешения возникших противоречий, роль при этом лидеров групп, воров в законе, авторитетов. Ранняя диагностика с учетом оперативной информации возникших конфликтов позволяет принять соответствующие меры по недопущению «войны» между преступными группировками из-за сфер влияния, личных неприязненных отношений лидеров и др. причин.

     

    2. ПРЕСТУПНАЯ ГРУППА КАК ОБЪЕКТ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ

     

    2.1. Общая характеристика преступной группы

     

    В современной криминологии под традиционной преступной группой понимают неофициальную общность людей, осуществляющих совместную деятельность, направленную на достижение криминальных целей. Преступная группа — это разновидность малой группы и при ее описании целесообразнообращать внимание на характеристики, традиционно изучаемые в социальной психологии. К ним относятся: численность и состав участников, организованность и структура, ценностные ориентации и групповые нормы, особенности взаимоотношений внутри группы и с другими сообществами, содержание деятельности.

    Нижний предел численности преступной группы определен уголовным законодательством: «совместное участие двух или более лиц в совершении умышленного преступления»1. Верхний предел численности некоторых организованных преступных групп достигает более 1000 человек. Многие социальные психологи утверждают, что численность группы существенно не влияет на особенности проявления социально-психологических феноменов, однако криминальная практика это опровергает. При увеличении численности преступной группы возрастает не только ее криминальная опасность, но усиливаются взаимное влияние, внушаемость, чувство принадлежности, уверенность в себе и т.п. Увеличение численности группы предъявляет более высокие требования и к ее организованности, необходимости координировать действия ее членов.

    Состав участников группы можно характеризовать такими параметрами: возраст, пол, национальность, криминальный опыт, социальный статус и т.п. В условиях социальной нестабильности общества возрастают детская безнадзорность, бродяжничество, попрошайничество и другие социальные пороки. Поэтому число криминальных групп несовершеннолетних растет.

    В.Ф. Пирожков выделяет по возрастному признаку следующие криминальные группы несовершеннолетних: детские асоциальные группы (8 – 10-летние); подростковые криминальные группы (11 – 15-летние); юношеские криминальные группы (15 – 17-летние). Близость возрастов благоприятствует формированию общих взглядов, способов поведения, проведения досуга. Это ускоряет процесс группирования и повышает криминальную мобильность.1

    Естественно, что большинство участников криминальных групп составляют взрослые люди, молодежь. Существуют и смешанные группы. С учетом личностных особенностей несовершеннолетних им поручают наиболее непрестижные или опасные функции. Так, в 2006 г. сотрудниками МУРа был задержан подросток 15 лет с детскими неуверенными движениями и опущенными глазами. Однако по характеристике сыщика: «У этого малого все руки по локоть в крови. Убить для него человека — все равно, что стакан воды выпить! И, главное, задешево. Особенно, если заказ на убийство поступал от серьезного авторитета».2

    По признаку пола группы могут быть: однополые (преимущественно мужского пола, реже женского); смешанные (с участием лиц мужского и женского пола). Преступные группы с участием одних женщин чаще всего занимаются такими видами промысла, как проституция, мошенничество, кражи, торговля наркотиками. Участие женщин в смешанной с мужчинами преступной группе служит катализатором криминальной активности представителей мужского пола, а для несовершеннолетних — возможностью самоутверждения. Чаще всего женщины в смешанной криминальной группе служат для удовлетворения сексуальных потребностей всех членов группы. Но нередки случаи, когда женщины, особенно некоторых национальностей, не уступают мужчинам по дерзости совершаемых преступлений, а порой выступают организаторами преступных групп.

    Одна из характеристик криминальных групп – это этнический или национальный состав ее членов. Большинство преступных группировок по своему составу являются отражением национального состава региона, в котором они функционируют. Вместе с тем для Москвы, Санкт-Петербурга, Урала, Центральной части России характерны и моноэтнические группировки. По данным ГУВД Москвы, в столице распространены: грузинские, чеченские, азербайджанские, армянские группировки. Они формируются по принципу землячества и представляют монолитное национальное братство. Как правило, в их рядах отсутствуют инородные представители. Эти группировки отличаются глубокой конспирацией, жесткой дисциплиной, национальной обрядностью, приверженностью кровному родству, дерзостью совершаемых правонарушений и способностью к самопожертвованию.

    Иногда в состав национальных группировок входят представители других этносов. Так, по данным А.И. Гурова, в состав «казанской» и даже «чеченской» преступных группировок на территории Москвы входило много русских. Известные преступления с «авизо» подтвердили, что эта афера была не только чеченская, но и российская. Так называемая «российская мафия» за рубежом – это преступные представители многих национальностей из бывших союзных республик СССР. 1

     

    2.2. Структура преступной группы

     

    Структура преступной группы – одна из наиболее важных характеристик. Существует несколько подходов при описании структуры.

    Социометрическая структура позволяет определить статус (авторитет) каждого члена группы, исходя из тех предпочтений, которые ему отдают другие члены группы. При этом выделяют лидеров, предпочитаемых, середнячков и «изгоев» (изолированных). Социометрический подход может успешно применяться при описании небольших групп – до 20 человек.

    Ролевая структура характеризует членов группы, исходя из тех неофициальных функций, которые они выполняют. Например, «банкир» – человек, ведущий учет общих денег группы; «танк» – член группы, обеспечивающий ее безопасность; «шестерка» – член группы, выполняющий мелкие поручения более авторитетных членов сообщества или лидера и т.д.

    Организационная структура предполагает наличие разветвленных, многофункциональных и иерархически взаимосвязанных подразделений. Структура группы – один из наиболее существенных признаков организованности криминального сообщества. Организованность в свою очередь влияет на характер преступной деятельности и особенности протекания социально-психологических явлений.

     

    2.3. Характеристика преступных групп в зависимости от их криминализации и организованности

     

    В научной литературе выделяются следующие типы преступных сообществ в зависимости от уровня их криминализации и организованности: предкриминальные группы (или находящиеся на стадии криминализации); простые преступные группы; организованные преступные группы; преступные организации.

    Предкриминальные группы – это, как правило, общности несовершеннолетних и молодежи, которые вначале образуются не с целью совершения преступлений, а ради удовлетворения каких-то иных потребностей на эмоционально-психологической основе. Членов таких групп связывает общение, совместное проведение досуга по месту жительства, учебы или работы. В подавляющем большинстве это дворовые компании.

    Для них характерна антиобщественная ориентация и некоторые формы отклоняющегося поведения, хотя до поры до времени они могут не совершать преступлений.1

    Дворовая компания, по крайней мере на этапе своего становления, является диффузной группой: состав ее участников не постоянный, среди членов группы нет единства в понимании групповых целей и задач, нет устойчивой структуры и жестких правил поведения. В дворовых компаниях значительный удельный вес составляют несовершеннолетние. Легкость их вовлечения в криминальные (предкриминальные) сообщества объясняется не только потребностью в общении и проведении досуга.

    Как отмечает В.Ф.Пирожков, главная причина стремления войти в дворовые компании — это «психологическая изоляция подростка» в своей микросреде обитания и необходимость ее компенсации. Побудительными же мотивами могут быть и ложное чувство взрослости, – желание самоутвердиться или обрести психологическую защиту, иметь покровительство, чтобы потом через взрослых покровителей воздействовать на подростковую микросреду.2

    Криминальная компания для несовершеннолетних порой выступает в качестве референтной (эталонной) группы, т.е. группы, мнением которой он дорожит, подражает ее активным участникам и стремится стать ее полноправным членом.

    В публицистической литературе неоднократно отмечалось, что современные подростки на вопрос анкеты «Кем бы ты хотел стать?» нередко отвечают: «авторитетом», «паханом», «вором в законе», «крутым бизнесменом». Причина не только в искаженное(tm) социальных ценностей в обществе, но порой в наличии наглядных примеров «успешной преступной деловой карьеры» старших братьев, друзей, знакомых с улицы — тех, кто еще несколько лет назад были такими же, как он, а сегодня разъезжают на иномарках, занимаются «частным» бизнесом, кого боятся и уважают в криминальном мире. Из сознания подростков вытесняется информация о тех молодых преступниках, которые находятся в местах лишения свободы, прячутся от правосудия и тех, кто стал жертвой кровавых разборок.

    Стремление войти в состав референтной группировки криминальной направленности порождает повышенную внушаемость, конформность, т.е. беспрекословное согласие со всеми требованиями группы, даже если это противоречит личным убеждениям новых членов, готовность выполнять самые непрестижные поручения. Наличие в дворовой компании авторитетных лиц с преступным прошлым ускоряет процесс повышения криминализации и организованности группы.

    Механизм формирования преступного поведения описан в 40-х годах Эдвином Сатерлендом в концепции «дифференцированных связей», или, как ее образно называют, теории «дурной компании». Автор сформулировал следующие тезисы: преступному поведению учатся, взаимодействуя в процессе общения с другими людьми; обучение преступному поведению происходит главным образом в группах; чем более часты и устойчивы связи индивида с моделями преступного поведения, тем больше вероятность того, что индивид станет преступником1.

    Вместе с тем жесткой предопределенности преступного поведения под влиянием «дурной компании» не установлено. Предкриминальные группы функционируют не более трех лет. Многие члены дворовой (уличной) компании в течение этого времени взрослеют, женятся, меняют образ жизни. Но некоторые распадаются на простые преступные группы по 2 – 5 человек или начинают входить в организованные преступные группировки микрорайона, города.

    Зарубежные криминологи обратили внимание на то, что функционирование дворовых компаний и других преступных групп молодежи связано с неудовлетворенностью своим положением подростков из низших слоев населения. Такие подростки поставлены в условия, которые не позволяют им добиться успеха законным путем, или они опасаются неудачи в достижении своих целей социально одобряемыми средствами.1

    Простые преступные группы- группы численностью 2-4 человека, имеющие общую преступную цель. Структура группы определяется личностными качествами членов группы (ролевой характер) либо характером преступной деятельности. В этих группах часто нет ярко выраженного лидера, взаимоотношения носят партнерский и доверительный характер, а решения о совершении преступлений принимаются и затем реализуются совместно.

    Устойчивыми являются также группы, в которых лидер пользуется криминальным авторитетом у всех ее членов. В этой ситуации даже сложный характер лидера, авторитарный стиль руководства воспринимаются членами группы как допустимые и не вызывают межличностных конфликтов. Противоречия в преступной группе данного типа равносильны распаду группы. Это нередко используется правоохранительными органами при раскрытии и расследовании преступлений.

    Простые криминальные группы малочисленны, не имеют сложной структуры, поэтому можно согласиться с утверждением, что это «относительно примитивная форма объединения преступников».2 Однако они автономны, достаточно законспирированы и сплочены. Это можно проиллюстрировать на примере функционирования групп карманных воров.3 Эти группы обычно состоят из 2 – 3 человек, структура носит ролевой характер, взаимоотношения основаны на взаимном доверии и поддержке. Стиль поведения участников преступной группы («почерк») зависит прежде всего от того, к какой «школе» карманных воров они относятся. По мнению специалистов, например, на территории г. Москвы функционируют представители, как минимум, девяти воровских сообществ. Рассмотрим две воровские «школы».

    Московская «школа» карманных воров – ее представители, как правило, имеют большой возрастной ценз, высокий криминальный профессионализм, значительное число судимостей и, как следствие, — слабое здоровье. Они не любят дилетантов в своей сфере, стремятся соблюдать «классические» воровские нормы, пренебрежительно относятся к насильственным преступникам. «Москвичи» занимаются хищением в общественном транспорте или при посадке пассажиров. Один из участников преступной группы, чаще интеллигентного вида мужчина, в совершенстве владеет техникой общения, может «разговорить» пассажиров, пошутить, рассказать анекдот, проявить галантность по отношению к женщинам, т.е. отвлечь внимание окружающих. В это время второй вор может незаметно открыть хозяйственную сумку пострадавшей, нащупав в ней косметичку, расстегнуть на ней «молнию», похитить оттуда кошелек и передать его первому члену группы. При этом он успевает застегнуть все «молнии». Впоследствии пострадавшая очень долго и безуспешно вспоминает, где она могла «потерять» кошелек. Старые московские карманники часто воруют со своими сожительницами. Такая группа очень сплоченная, «сработанная» и не вызывает подозрений у окружающих.

    Ожидая транспорт, «карманники» часто стоят не на остановке, а в сторонке от нее, метрах в 10 – 15, издалека наблюдая за посадкой и, когда видят потенциальную потерпевшую (ориентируясь на такие признаки, как одежда, наличие хозяйственной сумки или сумочки, заброшенной за спину и т.п.), набегают на дверь, в которую входит объект их внимания, и изображают из себя последних пассажиров, разыгрывая спектакль под названием «Граждане, дайте человеку подняться повыше, падаю» и т.п. Московские карманные воры подготовлены весьма профессионально, и вести наблюдение за ними, задерживать с уликами достаточно сложно. Нужно учитывать, что для того чтобы проверить, нет ли за ними слежки, «карманники» часто пересаживаются с одного вида транспорта на другой, могут имитировать кражу, в случае опасности выбрасывают вещественные доказательства. При задержании «москвичи», как правило, не оказывают сопротивления, не носят с собой оружия.

    Горьковская, или нижегородская, «школа» воров – члены преступных групп данной «школы» в основном молодежь – 18-22 лет, высокого роста, чаще худощавые, модно (современно) одетые. Они агрессивны, при задержании оказывают сопротивление не только гражданам, но и сотрудникам милиции. Однако эмоционально они неустойчивы и после задержания часто испытывают состояние депрессии.

    «Горьковчане» «изобрели» новый способ воровства на транспорте. Суть его в следующем: один из воров (работают они парами) становится на верхней ступеньке лицом к потенциальной жертве и прикрывает собой второго вора, разместившегося сзади него на нижней ступеньке. Последний просовывает руку между ног напарника и лезвием разрезает пакет или сумку потерпевшего. На следующей остановке преступники выходят из транспорта.

    В последние годы «горьковские группировки» стали формироваться по 4 – 5 человек. Потенциальную жертву они окружают в салоне кольцом и почти открыто вытаскивают кошелек. Жертва часто понимает суть происходящего, но молчит, опасаясь более серьезных для себя последствий. В данном случае происходит не столько кража, сколько грабеж. Это пример грубого нарушения воровских законов «классических» карманников. Сотрудникам правоохранительных органов важно учитывать это «идейное» противоречие преступных группировок при раскрытии, расследовании преступлений и осуществлении правосудия.

    Организованные преступные группы – это многочисленное преступное сообщество, объединяющее в своих рядах десятки и даже сотни лиц, активно занимающихся преступной деятельностью. Для них характерны такие свойства, как иерархическая структура, ролевая дифференциация преступных микрогрупп. Организованные преступные группы, включая бандформирования, или, как они раньше назывались, «шайки», существовали на протяжении всей истории государства, но на каждом этапе исторического развития отличались определенной спецификой.

    В современный период толчком для создания организованных преступных групп послужили социально-экономические изменения в обществе, в том числе легализация частного бизнеса, кооперативное движение, приватизация, а также отсутствие должной нормативно-правовой базы, регламентирующей данные процессы. Стремление криминальных элементов обогатиться первоначально за счет подпольных «цеховиков», финансовых махинаторов, а затем и остальных предпринимателей привело к таким формам организованной преступной деятельности, как рэкет, захват заложников, заказные убийства.

    Как отмечают криминологи, в основе формирования организованных преступных групп наиболее отчетливо прослеживаются два принципа: территориальный и этнический1. Территориальные преступные группы создаются в масштабах микрорайона, города, региона. В средствах массовой информации неоднократно освещались криминальные инциденты, связанные с деятельностью в Москве и Московской области таких преступных групп, как «долгопрудненская», «коптевская», «люберецкая», «солнцевская» и др. Аналогичные группировки, к сожалению, имеются и в других регионах России. Их часто называют «команда», «бригада», ибо они имеют четкую структуру, жесткую дисциплину.

    В структуру территориальной организованной преступной группы входят: лидер («авторитет»), сборщики «налогов», боевики. Авторитетные лидеры стремятся подчинить себе и все иные виды криминальных групп, функционирующих на данной территории: карманных и квартирных воров, угонщиков машин, проституток, различных шулеров и т.д.Это часто вызывает криминальные разборки и «войну» за сферы влияния.

    Этнические преступные группы, в отличие от территориальных, формируются на основе национальногои кланового родства, принятых традиций и обычаев. Не случайно их часто называют «общинами». В своей преступной деятельности они существенно опираются на диаспору, проживающую в данной местности. Такова, например, деятельность чеченской организованной преступной группы в Москве. Она же овладела техникой «делать крышу», обложив в течение 1986 –1988 гг. налогом «на охрану» значительную часть столичного криминального бизнеса и только появившиеся кооперативы. Попытки расширить криминальную деятельность вызвали сопротивление территориальных организованных преступных групп Москвы и области. В течение 1988- – 989 гг. боевики чеченской преступной группы провели около 20 сражений с разрозненными московскими криминальными группировками. В зависимости от серьезности противника община выставляла от 20 до 80 «боевиков», а при необходимости могла собрать и несколько сотен. В роли «боевиков» выступали не только постоянно выполняющие данную функцию преступники, но и мелкие коммерсанты, студенты столичных вузов. Это один из признаков национальной психологии – чувство солидарности и безоговорочная поддержка своих. Чеченская группировка, по оперативным данным, имела намерение завоевать Москву, как сицилийская мафия в свое время покорила Нью-Йорк, ведя тактику, основанную на жестокости, силе и запугивании. Недостаточная активность правоохранительных органов против чеченской преступной группировки объяснялась нежеланием предавать гласности чеченский вопрос по политическим соображениям (хотя в группировку входили представители и других наций), уклонением пострадавших и свидетелей от дачи показаний либо по криминальным соображениям («вор не должен сотрудничать с правоохранительными органами»), либо в связи с угрозами и опасением за свою жизнь. Несмотря на то, что деятельность чеченской преступной общины имеет специфические особенности, по большинству криминально-психологических признаков это типичная этническая организованная преступная группа.

     

    2.4. Преступная организация

     

    В соответствии с Уголовным законодательством «преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено сплоченной организованной группой (организацией), созданной для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединением организованных групп, созданным в тех же целях». Большинство психологических характеристик, свойственных организованным преступным группам, характерны и для преступных организаций. Однако последние имеют и специфические свойства:

    – стремление лидеров преступных групп легализовать свою деятельность, работать под прикрытием официальных фирм и ассоциаций, «пробиться» в государственные органы власти;

    – коррумпированность, которая выражается в создании системы связей с администрацией государственных органов, сотрудниками правоохранительной системы, известными политиками, деятелями культуры, врачами, спортсменами;

    – осуществление контроля над всеми прибыльными формами противозаконной деятельности, включая обналичивание денег, азартные игры, проституцию, распространение наркотиков и т.п.;

    – реализация (отмывание) денег, полученных преступным путем, их вкладывание в легальный бизнес;

    – экспансионистские и монополистические тенденции организованной преступности в масштабах региона;

    – транснациональный характер преступной деятельности, т.е. совершение преступлений за пределами государства базирования, на территориях функционирования.

    Однако и правоохранительные органы обладают достаточно мощным потенциалом, осознают опасность организованной преступности для общества, понимают истоки ее возникновения и психологический механизм функционирования. Это является залогом того, что мафию удастся загнать в ее «традиционное криминальное стойло»1.

     

    СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

     

  1. Уголовный кодекс Российской Федерации. М., 1996.
  2. Быков В.М. Криминалистическая характеристика преступных групп Ташкент, ВШ МВД СССР, 1986.
  3. Гуров А.И.Красная мафия. М., 1995.
  4. Гуров А.И.Профессиональная преступность. М., 1990.
  5. Зорин Г.А., Танкевич О.В. Понятие и основные признаки транснациональной преступности. Гродно,. 1997.
  6. Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии. М., 1996.
  7. Козлов Ю.Г., Саинько М.И. Организованная преступность: структура и функции. Изучение организованной преступности. Российско-американский диалог. М., 1997.-
  8. Котляр Э.МУР идет по следу: Документальные очерки М., 2007.
  9. Криминология: Учебник / Под ред. акад. В.Н. Кудрявцева, проф. В.Е. Эминова. -М.:Юрист, 2007.
  10. Муравьева И.Н. Психологическая характеристика карманных воров. М., 1998.
  11. Организованная преступность / Под ред. А.И. Долговой, С.В. Дьякова. М., 1989.
  12. Пирожков В.Ф. Криминальная психология. М., 1998.
  13. Фоке Б. Введение в криминологию. М., 1980.
  14. Шиханцов Г.Г. Юридическая психология. М., 1998
  15. Ратинов А.Р., Лукашевич В.Г., В.А. Ратинов В.А. Личность в преступной группе. Личность преступника как объект психологического исследования. М., 1979.
<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.97MB/0.00041 sec

WordPress: 23.24MB | MySQL:120 | 1,518sec