Психология допроса потерпевшего

<

050214 0023 1 Психология допроса потерпевшего

1. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПОТЕРПЕВШЕГО КАК УЧАСТНИКА ДОПРОСА

1.1. Общая психологическая характеристика потерпевшего

 

Психология потерпевшего изучает факторы формирования его личности, поведение до совершения преступления, в момент совершения и после совершения преступления, а также разрабатывает практические рекомендации, касающиеся допроса потерпевшего. Психология потерпевшего связана с уголовным правом, криминологией, уголовным процессом, психологией личности.

Следует отметить, что чем значительнее роль поведения потерпевшего в происхождении преступления, тем менее интенсивна антисоциальная ориентация личности преступника. В преступлениях против личности такая зависимость выступает наиболее ярко, потому что в психологическом механизме совершения преступления большое значение приобретают эмоции преступника, возрастающие иногда до степени аффекта, так как воздействие потерпевшего воспринимается им сквозь призму личной значимости. Надо иметь в виду, что около 75—80% преступлений против личности совершается лицами, которые связаны с потерпевшим родственными, служебными, интимными и другими близкими отношениями, и преступление, как правило, является конечной фазой конфликта, возникшего в результате этих отношений. Глубокие психологические исследования личности потерпевшего и преступника дают возможность выявить причины и условия возникновения
конфликтной ситуации и наметить пути их преодоления.

Потерпевший — это одна из центральных фигур предварительного следствия и рассмотрения дела в суде, особенно если речь идет о преступлении против личности. Конкретные обстоятельства, причины и условия преступления не могут быть раскрыты полностью, если во внимание не принимается личность потерпевшего, так как очень часто преступные действия обвиняемого вызываются неправомерными, неосмотрительными или просто легкомысленными действиями потерпевшего. Его поведение, относящееся к объективным признакам состава преступления, может влиять на вину обвиняемого, а иногда (необходимая оборона) и исключать ее. От структуры личности потерпевшего и от его поведения, которое тесно связано с личностью и является ее функцией, зависит осуществление преступных намерений, активная оборона от преступных посягательств, оборона общественных интересов и т. д.

Психологическое исследование личности потерпевшего и его деятельности в стадии предварительного следствия и суда представляется весьма актуальным, потому что способствует решению целого ряда вопросов: более правильной квалификации преступления, глубокому исследованию причин и условий, более всестороннему и полному расследованию уголовных дел, обнаружению новых доказательств и т. д.

Исследование личности потерпевшего можно рассматривать в двух аспектах:

1)
«статическая область» — это возраст, пол, национальность, служебное положение и т. д.; ряд этих признаков требуется выяснить по непосредственному требованию закона, причем некоторые из них могут прямо влиять на квалификацию преступления (например, возраст при половых преступлениях) и т. д.;

2)
«динамическая область», т. е. поведение потерпевшего в период, непосредственно предшествовавший событию преступления, и в период события преступления, и связь этого поведения с поведением преступника.1

К специальным методам исследования личности и поведения потерпевшего относятся анализ следственной и судебной статистики, изучение материалов судебно-психологической и судебно-психиатрической экспертиз, социально-психологические и судебно-психологические исследования конфликтных ситуаций.

Поведение потерпевшего в момент совершения преступления зависит от:

1) влияния внешней среды, в данном случае преступного нападения или иного воздействия;

2) индивидуальных особенностей личности.

Эти особенности личности характеризуются типом высшей нервной деятельности потерпевшего, чертами его характера и т. д. Жизненный опыт имеет большое значение в поведении потерпевшего по делам о половых преступлениях, преступлениях на транспорте, в области нарушений правил техники безопасности. На поведение потерпевшего оказывает существенное влияние правосознание: знание закона, своих прав дает дополнительные возможности при отражении преступного нападения, создает убежденность в правоте действий, препятствующих преступному посягательству.

При изучении преступления на уровне индивидуального преступного поведения потерпевший представляет интерес в той мере, в которой его поведение вписывается в событие преступления и несет в себе заряд криминогенности. Таким свойством обладает отрицательно оцениваемое обществом причинно связанное с преступлением поведение потерпевшего.

 

1.2. Оценка личности потерпевшего

 

В последнее время важное место в криминалистических исследованиях отводится роли жертвы в генезисе самого преступления, ее межличностным связям и отношениям с преступником. Более 65% жертв в момент убийства находились в нетрезвом состоянии, а более половины из них употребляли спиртные напитки совместно с осужденными непосредственно перед совершением преступления.

Исследования показывают, что каждый восьмой потерпевший не работал, более 10% вели паразитический образ жизни, в 40% случаев поведение потерпевших перед преступлением было аморальным или противоправным, в том числе и провокационным. Такие особенности личности и поведения потерпевших могли способствовать увеличению риска совершения в отношении них тяжких противоправных действий.

Взаимосвязь и взаимообусловленность личности и отрицательного поведения потерпевшего до преступления и динамику психологического механизма их развития можно в известной мере проследить на примере проявления некоторых установленных исследованиями нравственно-психологических черт у части потерпевших от убийств, причинения телесных повреждений и изнасилований, совершение которых провоцировало поведение потерпевших. Доминирующими по устойчивости и значимости в структуре нравственно-психологического облика потерпевших были такие качества, как агрессивность, деспотизм в отношении близких, неуживчивость, склонность к употреблению алкоголя, половая распущенность, неразборчивость в выборе знакомых, в частности вследствие склонности к веселому времяпрепровождению при не оправданной обстоятельствами доверчивости. Многие из них обусловливают совершение различных по характеру преступлений.

Важным регулятором поведения личности является уровень развития ее самооценки. В исследованиях отечественных и зарубежных психологов подчеркивается, что в подростковый период формируется умение оценивать себя не только через требование авторитетных взрослых, но и через собственные требования. Главным критерием в оценке себя становятся нравственно-психологические аспекты взаимоотношений подростка с другими людьми.

В процессе психологического анализа жертвы важным является анализ ее ценностных ориентации, одного из основных структурных образований зрелой личности. Ценностные ориентации обуславливают направленность личности, определяют позицию человека.

Как правило, показания потерпевшего являются одним из источников доказательств и занимают самостоятельное место в системе доказательств. Они имеют много общих черт со свидетельскими показаниями, однако не могут ни отождествляться с ними, ни рассматриваться как их разновидность. От свидетельских показаний показания потерпевшего отличаются как по своему субъекту, так и по процессуальной природе и содержанию. Эти показания даются лицом, которому причинен моральный, физический или материальный вред и которое по своему процессуальному положению является участником процесса. Потерпевший наделен правами, обеспечивающими ему возможность добиваться удовлетворения своих законных интересов, нарушенных конкретным преступлением.

Показания потерпевшего отличаются от свидетельских и по процессуальной природе: они не только источник доказательств, но и средство защиты его интересов. В них может быть выражено и отношение потерпевшего к совершенному преступлению, могут содержаться его объяснения тех или иных фактов, выдвигаемые им версии, аргументы и их обоснование. Интересы потерпевшего полностью соответствуют задаче установления истины в случаях, когда потерпевший заинтересован в раскрытии преступления и изобличении его подлинного виновника. Специфические черты показаний потерпевшего должны учитываться при исследовании и оценке их. Потерпевший обязательно должен быть допрошен, ибо дача показаний является его гарантированными законным правом как участника процесса.

Показания потерпевшего являются важным процессуальным документом, который нужно оценить с точки зрения его доказательственного значения, зная особенности личности потерпевшего. Очень важный фактор в расследовании преступления — правосознание потерпевшего. От того, насколько нетерпимо относится потерпевший к правонарушениям, хочет помочь следствию и правосудию, часто зависит достоверность и точность его показаний.

Следователю очень важно установить психологический контакт с потерпевшим, учитывая его психическое состояние и индивидуальные особенности, и таким образом обеспечить полноту и точность показаний. Изучение психофизиологических свойств потерпевшего, силы, подвижности нервных процессов, типа высшей нервной деятельности, темперамента помогает определить возможность совершения потерпевшим тех или иных действий, а в целом — создать правильную картину события. Эти качества необходимо учитывать и при установлении контакта с потерпевшим, организации следственных действий.

Действия преступника, последствия преступного деяния нередко приводят потерпевшего в состояние сильнейшего душевного потрясения, возбуждения, страха, тяжелой депрессии, гнева, возмущения, отчаяния, растерянности. Без учета этих особенностей, их правильного психологического анализа, снятия стрессового состояния потерпевшего трудно рассчитывать на полноту и правильность его показаний.1

С целью исключения ошибок в показаниях потерпевшего важно учитывать особенности восприятия им в момент совершения преступления обстоятельств дела, личности преступника. Экспериментально доказано, что испытываемые им чувства страха, гнева, стыда, обиды и т. п. могут способствовать искажению восприятия, суживая его объем, приводя к неправильной оценке ряда фактов, признаков, деталей. При физиологическом аффекте, который встречается нередко в результате преступного посягательства на личность, у потерпевшего затрудняется самоконтроль, правильная оценка своих действий, ухудшается восприятие реальной обстановки.2 В подобных состояниях потерпевший может ошибиться, оценивая физические данные преступника, количество правонарушителей, характер действий нападавших и т. п. Однако сильные переживания, испытываемые потерпевшими в момент совершения преступления, зачастую делают их восприятие более глубоким, ярким, дают возможность надолго запомнить многие, даже незначительные детали, события, признаки внешности преступника.

Поскольку преступление наносит душевную травму потерпевшему, он мысленно многократно возвращается к случившемуся, вспоминая различные обстоятельства преступного события. При этом потерпевшему нередко удается вспомнить какие-либо существенные обстоятельства, о которых он не сообщил при первом допросе. Вот почему с учетом физического и психического состояния потерпевшего, стараясь не причинять ему излишних психологических травм, целесообразно в случае необходимости провести повторный допрос. Следует иметь в виду, что частые воспоминания случившегося и связанных с этим переживаний активизируют мыслительные процессы потерпевшего, усиливают его стремление найти виновных. Вот почему потерпевшие зачастую склонны сами выдвигать многочисленные предположения о том, кто и почему совершил преступление. Допуская, что многие из таких предположений не основаны на каких-либо фактических данных, следователь не должен отметать их с порога. Во-первых, это помогает установлению психологического контакта. Во-вторых, в версиях потерпевшего вполне может быть здоровое зерно. Следственной практике известно немало случаев, когда предположения потерпевшего подтверждались в ходе расследования.

<

Исходя из того, что потерпевшим причиняется непосредственный ущерб действиями преступника, многие криминалисты, ссылаясь на личную заинтересованность потерпевших, приходят к мысли о необходимости особенно тщательной проверки их показаний.1 Дело в том, что показания потерпевших далеко не всегда объективны. Причин может быть много. Потерпевший, например, стремится отомстить преступнику за причиненные страдания, боль, лишения, оскорбления и т. п.; желает получить максимальную материальную компенсацию в случае осуждения правонарушителя. При этом потерпевший может преследовать и корыстные цели, преувеличивая размеры причиненного ему ущерба; намеревается смягчить участь обвиняемого под влиянием уговоров родственников и друзей преступника, жалости к нему и т. д.; хочет скрыть собственное неблаговидное поведение.

Следователь должен постоянно иметь в виду возможность такого виктимологического аспекта в показаниях потерпевшего.

Анализ следственной практики показывает, что нередко потерпевшими оказываются лица, ведущие аморальный образ жизни, злоупотребляющие спиртными напитками, склонные к конфликтам, ссорам.

Необъективность показаний потерпевшего может объясняться также и тем, что он, получив ту или иную информацию следователя о материалах дела, подпадает под ее влияние. В таких случаях показания потерпевшего содержат сведения не лично им воспринятые, а сообщенные другими лицами. Несоответствие показаний потерпевшего подлинным обстоятельством дела иногда является следствием стыдливости, смущения, неловкости при необходимости рассказать о действиях преступника либо о собственных действиях в момент совершения преступления. Такие ситуации возникают, в частности, при допросе потерпевших по делам о половых преступлениях. Показания потерпевшего могут не соответствовать действительности и потому, что он опасается мести со стороны преступника, его соучастников, родственников и друзей.1

Фактором, влияющим на показания потерпевшего, может оказаться внушение преднамеренное или непреднамеренное. В большей степени это характерно для несовершеннолетних потерпевших, но внушению могут быть подвержены и взрослые.

Потерпевшие вообще внушаемы больше, чем свидетели, особенно тогда, когда внушаемые сведения соответствуют их интересам. Неполнота, неточность данных потерпевшего также способствует внушению. Для того чтобы избежать вредного действия внушения, на допросе предусмотрены определенные процессуальные меры, в частности запрещены наводящие вопросы, которые могут подсказать потерпевшему желаемый ответ.

В заключение можно сказать, что личность потерпевшего играет большую роль для работы органов правосудия.

Один из важных вопросов — изучение личности потерпевшего на предварительном следствии в целях получения от него достоверных показаний. Такое изучение проводится как традиционными методами (наблюдение, беседа, анализ документов, обобщение независимых характеристик), так и специфическими (психологическая экспертиза).

Показания потерпевшего зависят от многих субъективных и объективных факторов. Знание психологических закономерностей процесса формирования показаний и их особенностей у потерпевшего, изучение мотивации последнего помогают следователю избрать нужные тактические приемы для получения достоверных сведений. Данные о потерпевшем используются не только на допросе, но и при проведении других следственных действий.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. ТАКТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ДОПРОСА ПОТЕРПЕВШЕГО

 

 

2.1. Понятие, сущность и цель допроса потерпевшего

 

Допрос — это следственное (судебное) действие, заключающееся в , получении органом расследования (или судом) в соответствии с правилами, установленными законодательством, показаний от допрашиваемого об известных ему фактах, входящих в предмет доказывания по уголовному делу.

Допрос относится к числу наиболее распространенных процессуальных средств, с помощью которого получают наибольший объем доказательственной информации, устраняют противоречия в системе доказательств. Рассматриваемое следственное действие является как наиболее распространенным, так и наиболее сложным. Это связано с тем, что при его проведении зачастую имеет место соперничество интеллекта, интересов, порой ярко выраженное противостояние в поиске истины. «Сложность допроса заключается не только в том, что следователю в ряде случаев противостоит человек, не желающий говорить правду и даже вообще не желающий давать показания, но и в том, что в показаниях человека, искренне стремящегося сообщить следователю все известное ему по делу, могут быть ошибки и искажения, заблуждения и вымысел, которые при допросе надлежит своевременно обнаружить и учесть при оценке и использовании показаний»1.

Допрос является одним из следственных действий, с помощью которых устанавливаются различные обстоятельства, являющиеся предметом доказывания по уголовному делу: событие преступления, мотив и цель действий обвиняемого (а иногда и потерпевшего), обстоятельства, которые способствовали совершению преступления, и т.д. Для допроса характерно сложное психологическое общение следователя с разными людьми. Вот почему это процессуальное действие отличается многоплановостью, имеет процессуальный, организационный, криминалистический, психологический и этический аспекты.

С психологической точки зрения допрос – это управляемый допрашивающим процесс общения, в ходе которого от допрашиваемого получается информация, необходимая для расследования. Процесс общения при допросе регламентирован уголовно-процессуальным законом, а его результаты удостоверяются особым документом — протоколом допроса.

Цель допроса – получение от допрашиваемого правдивых полных показаний о событии преступления и лицах его совершивших, о причинах и условиях, способствовавших его совершению, и иных обстоятельствах, имеющих значение для дела. Чтобы решить вопрос, какую тактику допроса избрать, следователь прежде всего должен знать психологические особенности допрашиваемых лиц, т.к. их правовое положение различно.

Данная точка зрения, основанная на положениях уголовно-процессуального закона, распространенная в российской криминалистике, страдает одним существенным изъяном — она не учитывает особенностей участников процесса, связанных с механизмом формирования показаний, мотивами участия в уголовном процессе, процессуальным статусом субъектов. Так, часто в рекомендациях по тактике проведения допроса проводят обобщенное рассмотрение допроса свидетеля и допроса потерпевшего. Это совершенно неверно, т.к. неучтенными остаются особенности механизма формирования показаний потерпевшего, его мотивация, личностные особенности, специфическое психо-эмоциональное состояние потерпевшего1. Следствием этого является нарушение принципа индивидуального подхода к допрашиваемому. Именно по этой причине потерпевшие зачастую не желают оказывать помощь органам предварительного следствия, негативно относятся к тем следственным действиям, в которых принимают участие, часто отказываются в суде от показаний, которые они ранее давали на предварительном следствии. Таким образом, существует настоятельная необходимость выделения и отдельного рассмотрения вопросов, связанных с особенностями формирования показаний потерпевшего и тактики допроса его на предварительном следствии и в суде.

Каждый допрос в зависимости от сложившейся следственной ситуации имеет свою специфику, однако,, несмотря на это, существуют общие положения тактики производства допросов любого вида, которые реализуются при проведении рассматриваемого следственного действия.

К числу общих положений тактики проведения допроса относятся: активность, целеустремленность, объективность, полнота, учет личностных свойств допрашиваемого.

Активность означает наступательность допроса, превосходство инициативы следователя в достижении объективных результатов, использование эффективных тактических приемов, которые не только стимулируют мыслительную деятельность допрашиваемого, но и вынуждают его давать объективную информацию.

Активность допроса напрямую зависит от таких психологических качеств следователя, обеспечивающих ему создание коммуникативных связей, как: общительность, эмоциональная устойчивость, душевное равновесие, умение разговаривать с людьми, правильно понимать их положение, умение убежденно говорить и внимательно слушать. Все это ставит следователя в положение активного участника следственного действия, способного вести диалог в строго определенном направлении, получая при этом новые сведения о расследуемом событии и его участниках, а не быть пассивным фиксатором сведений, сообщенных допрашиваемым.

Следует иметь в виду, что законодатель ограничивает непрерывность допроса 4 часами. При этом продолжение допроса допускается после перерыва не менее чем на один час для отдыха и принятия пищи, причем общая продолжительность допроса в течение дня не должна превышать 8 часов. При наличии медицинских показаний продолжительность допроса устанавливается на основании заключения врача (ч. 2, 3,4 ст. 187 УПК).

Целеустремленность предполагает проведение следственного действия с заранее определенной и проработанной целью, для получения конкретной информации, а не второстепенных, имеющих косвенное отношение к предмету допроса, сведений. Целеустремленность предполагает знание следователем предмета допроса, стремление к поставленной цели, умение реализовывать тактические приемы в строго заданном направлении. Следователь должен твердо знать, какие вопросы и в какой последовательности необходимо задавать, какие доказательства и в какой момент предъявлять для получения определенного результата.

Объективность допроса обеспечивается непредвзятой, беспристрастной позицией следователя, отсутствием заинтересованности по собственному усмотрению сокращать полученные показания, изменять их содержание в соответствии с собственными убеждениями или представлениями о расследуемом событии, поведении его участников и т.п. Следователь также не имеет права в целях объективности получения показаний навязывать допрашиваемому собственную позицию, равно как и задавать наводящие вопросы (ч. 2 ст. 189 УПК).

Полнота допроса как общетактическое положение состоит в том, что следователь дословно, в высшей степени насыщенно, с деталями (используя другие средства фиксации, кроме протокола допроса) воспроизводит показания допрашиваемого. «Если в ходе допроса проводились фотографирование, аудио- и (или) видеозапись, киносъемка, то протокол должен также содержать: 1) запись о проведении фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки; 2) сведения о технических средствах, об условиях фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки и о факте приостановления аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки, причине и длительности остановки их записи; 3) заявления допрашиваемого лица по поводу проведения фотографирования, аудио- и (или) видеозаписи, киносъемки; 4) подписи допрашиваемого лица и следователя, удостоверяющие правильность протокола» (ч. 4 ст. 190 УПК).

Реализация общих положений тактики допроса осуществляется на всех этапах проведения допроса.

 

2.2 Общие положения тактики допроса свидетелей и потерпевших

 

Тактика допроса представляет собой систему, которая включает: подготовку к допросу; установление психологического контакта с допрашиваемым; свободный рассказ допрашиваемого; постановку вопросов допрашиваемому; ознакомление допрашиваемого с протоколом и аудио- и (или) видеозаписью его показаний.

Тактика допроса зависит от того, насколько следователь умело использует личностные качества допрашиваемого: психику, культурный и образовательный уровень, профессиональные навыки, мировоззрение и т.п., насколько тщательно готовится к проведению рассматриваемого следственного действия.

Под подготовкой к допросу понимается совокупность предварительно проводимых следователем мероприятий, обеспечивающих эффективность осуществления следственного действия, объективность полученных результатов. Тщательная подготовка к предстоящему допросу — залог будущего успеха.

В комплекс подготовительных мероприятий входят: 1) изучение материалов уголовного дела и знакомство с информацией, полученной при проведении оперативно-розыскных мероприятий; 2) изучение личности допрашиваемого; 3) выбор и подготовка места допроса; 4) определение способа вызова допрашиваемых; 5) проработка тактического обеспечения допроса; 6) подготовка научно-технических средств, обеспечивающих полноту фиксации следственного действия. Перечисленные мероприятия составляют основу плана проведения допроса.

Изучение материалов уголовного дела предполагает уяснение не только основной фабулы уголовного дела, но и конкретной роли участников преступления, уяснение системы доказательств, наличие или отсутствие противоречий в объяснении одних и тех же фактов, определение обстоятельств, подлежащих доказыванию, и т.п.

Потерпевший, т. е. лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред, как и свидетель, может быть допрошен о любых обстоятельствах, подлежащих доказыванию по делу, а также о своих взаимоотношениях с обвиняемым. Однако его заинтересованность, а также возможность ошибочного восприятия фактов в силу обстановки события и опасности, которой он подвергался, должны быть учтены при допросе и оценке показаний.

Допрос потерпевшего можно разделить на четыре этапа: установление психологического контакта; свободный рассказ; постановка вопросов; ознакомление допрашиваемого с протоколом и магнитной записью показаний.

На установление контакта влияют обстановка допроса, манера поведения следователя, умение владеть собой, его тон, внешний вид. Определенное значение имеет также и форма предупреждения допрашиваемого об ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу ложных показаний. Выполнять это требование закона нельзя шаблонно. В зависимости от личности допрашиваемого и его ожидаемого поведения следователь и выбирает форму предупреждения: от строго официальной с акцентом на возможную ответственность перед законом до осторожного разъяснения с подчеркиванием того, что эти требования относятся ко всем свидетелям и потерпевшим и не обусловлены недоверием.

Выбор и подготовка места допроса — важные мероприятия, которым на практике, к сожалению, не уделяется должного внимания. Допрос проводится по месту производства предварительного следствия. Следователь вправе, если признает это необходимым, провести допрос в месте нахождения допрашиваемого (ч. 1 ст. 187 УПК).

Следует иметь в виду, что нахождение в кабинете посторонних людей (даже следователей) или предметов, приковывающих взгляд; шум в соседней комнате; наличие окна, через которое допрашиваемый может наблюдать за происходящим на улице; частые телефонные звонки; включенное радио не располагают к доверительной, плавно выстраивающейся беседе, полному и объективному изложению информации и т.п.

Обстановка в кабинете для допроса должна быть строгой, в нем не должно быть ничего лишнего, что могло бы отвлекать допрашиваемого. Следователь должен заранее подготовить все материалы, которые могут потребоваться на допросе. Для этого делаются закладки на нужных страницах, выписываются фамилии и адреса лиц, о которых придется упоминать при допросе, вычерчиваются схемы местности, готовятся фотографии, вещественные доказательства, бланки процессуальных документов и т.п.

Определение способа вызова допрашиваемых предопределяет ход и результативность следственного действия. При определении очередности вызова на допрос свидетелей и обвиняемых необходимо учитывать: характер совершенного преступления (группой лиц по предварительному сговору, организованной группой); доказательственное значение и тактическую ценность для дела сведений, которыми располагает конкретный гражданин; роль допрашиваемого в совершении преступления; личную заинтересованность лиц, подлежащих допросу; личные качества допрашиваемых лиц, а также их отношение к совершенному преступлению и взаимоотношения с другими участниками уголовного дела.

В целях установления контакта с допрашиваемым может быть использована и та беседа, которую ведет с ним следователь при заполнении анкетной части протокола допроса. При этом следователь может выходить за рамки протокола, интересоваться не только анкетными, но и иными данными, его окружением, условиями жизни и работы, психофизическими качествами. Таким образом, следователь получает и дополнительную информацию о личности допрашиваемого.

При затрудненном контакте рекомендуется:

а) проявить подчеркнуто чуткое, внимательное, уважительное отношение к допрашиваемому, спокойствие и уравновешенность в обращении с ним;

б) выразить потерпевшему сочувствие и понимание;

в) провести беседу на второстепенную, нейтральную тему; подробно расспросить об образе жизни, связях, увлечениях, круге интересов и т. п.;

г) помочь советом, сообщить номер служебного телефона для срочной связи в случае необходимости;

д) выяснить мотивы, по которым допрашиваемый отказывается давать показания, и попытаться преодолеть их.

Далее следователь предлагает допрашиваемому рассказать все известное по делу. Начинается этап допроса, именуемый свободным рассказом.

Свободный рассказ – это изложение лицом известных ему фактов в той последовательности, которую ему рекомендует следователь или которую он избирает сам. Этот этап допроса является необходимым по следующим основаниям:

следователь не всегда представляет себе, какими данными и в каком объеме располагает свидетель или потерпевший. При свободном рассказе он может сообщить такую важную информацию, о характере и наличии которой следователь и не предполагал и которую не стремился бы получить путем постановки вопросов;

изложение допрашиваемым тех или иных данных в удобной для него последовательности облегчает их припоминание, способствует более полному воспроизведению запечатленного;

свободный рассказ помогает следователю составить более полное и правильное представление о взаимоотношениях допрашиваемого с другими проходящими по делу лицами, об избранной им линии поведения на следствии, о степени его фактической осведомленности.

Следователь может рекомендовать определенный порядок (последовательность) изложения, когда допрашиваемому предстоит дать показания по большому количеству эпизодов или обстоятельств и сам он затрудняется в выборе такого порядка (иногда даже спрашивает, с чего ему начать рассказ). В некоторых случаях следователь из тактических соображений может предложить допрашиваемому сначала осветить определенный факт, а уж потом рассказать обо всем остальном. В криминалистике такой тактический прием получил название «деление темы свободного рассказа». Цель этого приема двоякая: либо направить его рассказ по определенному руслу – на выяснение наиболее важных обстоятельств, либо удержать его от дачи ложных показаний, если такая опасность вероятна. В последнем случае, дав правдивые показания об одном факте, допрашиваемый будет вынужден, чтобы не противоречить самому себе, правдиво рассказать и об остальных.

Как правило, следователь не должен прерывать свободный рассказ репликами или вопросами. Подобное вмешательство может сбить допрашиваемого, порядок его изложения окажется нарушенным, и, как следствие, он может запутаться в показаниях, упуская при этом важные для дела данные. Только когда следователь убедится, что допрашиваемый очень отклонился от предмета допроса и что такое отклонение не является необходимым для припоминания значимых для дела фактов, он может предложить допрашиваемому держаться ближе к существу. Не рекомендуется останавливать рассказ для того, чтобы потребовать от допрашиваемого изложить те или иные данные более подробно, указать какие-то детали освещаемого им факта. Все это можно будет сделать на следующем этапе допроса, не рискуя прервать нить воспоминаний.

По ходу свободного рассказа протоколирование не рекомендуется, поскольку неминуемо приводит к перерывам, отвлекает допрашиваемого, ослабляет его усилия по припоминанию тех или иных фактов, нарушает возникшие у него ассоциативные связи. На этом этапе допроса следователь должен делать лишь заметки о соображениях, возникших у него по ходу свободного рассказа, пропусках в нем, вопросах, которые нужно будет задать впоследствии. Допрашиваемый должен постоянно чувствовать заинтересованность в его показаниях. Это укрепит его в сознании важности исполняемого им гражданского долга, оказываемой им помощи следствию и послужит дополнительным стимулом к даче правдивых показаний. И следователь при этом сможет полнее воспринимать свободный рассказ допрашиваемого, четче его анализировать и оценивать.

После окончания свободного рассказа, который, как правило, не исчерпывает предмета допроса, следователь путем постановки вопросов восполняет и уточняет полученные показания, выявляет новые факты, которые не упоминались в свободном рассказе, получает контрольные данные, необходимые для проверки показаний, помогает свидетелю или потерпевшему вспомнить забытое. Если полученные показания, по оценке следователя, являются ложными, то на этом этапе допроса он должен: при добросовестном заблуждении допрашиваемого – помочь ему исправить ошибки, при умышленной даче ложных показаний – изобличить его и побудить дать правдивые показания.

 

2.3 Тактические приемы допроса потерпевшего

 

В целях «оживления» памяти ли потерпевшего применяются следующие тактические приемы допроса.

1. Допрос с использованием ассоциативных связей. Представления, возникающие в сознании свидетеля или потерпевшего в связи с воспринимавшимся событием, вступают друг с другом в определенные связи, называемые ассоциативными. Поэтому за припоминанием одного факта «всплывают» и связанные с ним – предшествующие, сопутствующие, последующие либо сходные или контрастные. С целью появления таких связей следователь задает допрашиваемому вопросы, относящиеся не к искомому, а к смежным с ним фактам, помогает установить сначала их (они могут хорошо сохраниться в памяти допрашиваемого), а затем, по ассоциации, и искомый.

2. Допрос на месте. Это разновидность допроса с использованием ассоциативных связей, когда их «оживлению» служит не задаваемый следователем вопрос, а повторное восприятие той обстановки, в которой происходило расследуемое событие. Допрос на месте не следует смешивать с другим следственным действием – проверкой и уточнением показаний на месте. Это обычный допрос, только проводится он на месте события. Место допроса при этом не осматривается, показания с обстановкой не сопоставляются.

Сходный с допросом на месте прием – предъявление допрашиваемому для повторного восприятия тех или иных предметов, связанных с интересующими следствие обстоятельствами. Такие предметы могут оказаться своеобразным стимулятором в припоминании забытого: их вид вызовет связанные с ним ассоциации, которые и приведут к припоминанию искомого факта. Этим же целям может послужить графическое изображение допрашиваемым определенной ситуации, например схемы расположения предметов на описываемом им месте или участников события либо изображение какого-либо объекта. Сам процесс изготовления схемы, плана, чертежа, рисунка может рождать нужные ассоциации.

3. Повторный допрос по ограниченному кругу обстоятельств. Воспроизводя показания повторно, допрашиваемый может вспомнить упущенные или забытые им при первом допросе факты. Это объясняется явлением реминисценции, под которым в психологии понимают усиление в памяти новых смысловых связей при отсроченном воспроизведении. Как показали опыты, примерно в 40% случаев повторное воспроизведение было полнее первоначального. Это вовсе не значит, что практика повторных допросов должна стать правилом; но, во-первых, повторный допрос иногда служит целям припоминания забытого и, во-вторых, не следует непременно подозревать допрашиваемого в нечестности, если при повторном допросе он расскажет о фактах, которые ранее упустил.

Ассоциативные связи могут быть использованы и в тех случаях, когда свидетель или потерпевший дает на допросе неверные показания, искренне считая, что говорит правду. Такое заблуждение может быть результатом воздействия упоминавшихся объективных и субъективных факторов, в том числе влияния других лиц, собственных переживаний, фантазий. Задача следователя заключается в том, чтобы отделить все эти «наслоения» от подлинно воспринятого, попытаться устранить причины искажения истины и восстановить в представлении допрашиваемого картину события в том виде, в каком оно происходило в действительности. Помимо ассоциативных связей могут быть использованы и такие средства, как ознакомление допрашиваемого (в необходимых пределах) с показаниями других лиц о тех же обстоятельствах и очная ставка.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Алексеев А.М. Психологические особенности показаний очевидцев, М., 1972.
  2. Белкин Р.С. Тактика допроса // Лившиц Е.М., Белкин Р.С. Тактика следственных действий. М., 2007.
  3. Васильев В.Л. Юридическая психология. М., 2001.
  4. Глазырин Ф.В. Психология следственных действий. Волгоград. 1983.
  5. Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии, М., 1976.
  6. Доспулов Г.Г., Мажитов Ш.М. Психология показаний свидетелей и потерпевших, Алма-Ата, 1975 .
  7. Дулов А.В., Нестеренко А. Д. Тактика следственных действий. Минск, 1971.
  8. Закатов А. А. Тактика допроса потерпевшего. Волгоград, 1976.
  9. Криминалистика / Под ред. И. Ф. Крылова, А. И. Бастрыкина. М., 2001.
  10. Криминалистика / Под ред. В.А. Образцова. –М.: Юристъ, 2007.
  11. Криминалистика / Под ред. А.Г. Филиппова. –М.: Спарк, 2007.
  12. Криминалистика / Под ред. Н.П. Яблокова. –М.: Юристъ, 2007.
  13. Кертес И. Тактика и психологические основы допроса, М., 1965.
  14. Ларин А.М. Работа следователя с доказательствами. М., 1966
  15. Порубов Н. И. Психологические основы допроса, Минск, 1966 .
  16. Порубов Н. И. Тактика допроса на предварительном следствии. М., 1998.
  17. Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей, М., 1967.
  18. Теоретическая модель основы государственной политики борьбы с преступностью в России // НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генеральной Прокуратуре РФ, М., 2007.
  19. Шавер Б.М. Методика допроса // Социалистическая Законность, М., 1940.
  20. Якуб М.П. Показания свидетелей и потерпевших. М, 1968.
<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.97MB/0.00024 sec

WordPress: 21.89MB | MySQL:123 | 1,645sec