Психология осмотра места происшествия

<

050714 0411 1 Психология осмотра места происшествия

1 ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ ОСМОТРА МЕСТА ПРОИСШЕСТВИЯ

 

 

Осмотр места происшествия — это неотложное следственное действие, состоящее в обнаружении, восприятии, изучении и фиксации состояния, свойств и признаков материальных объектов, находящихся на месте происшествия, в целях выяснения характера происшедшего события, личности преступника, мотивов преступления и иных обстоятельств, подлежащих установлению при расследовании преступления.

«Осмотр места происшествия — это обнаружение и непосредственное исследование материальных объектов, их признаков и взаимосвязей, имеющих существенное значение для расследования происшествия и находящихся в пространстве, в котором оно произошло или обнаружены его следы.

Осмотр места происшествия является следственным действием, основанным на чувственной сфере познания и направленным на отражение пространственно-предметного единства воспринимаемой обстановки, временной последовательности событий и на выявление их причинно-следственных связей».

Осмотр места происшествия — это, прежде всего, решение следователем сложнейших мыслительных задач.

Термин «осмотр» в контексте статей 176, 177 и 180 УПК РФ, а именно «Основание производства осмотра», «Порядок производства осмотра» и «Протоколы осмотра и освидетельствование» не только означает визуальное восприятие обстановки места происшествия, а предполагает мобилизацию следователем всей его сенсорной системы — комплекса зрительной, слуховой, тактильной и обонятельной чувствительности. Зная психофизиологические закономерности чувствительности анализаторов, следователь может создать наиболее благоприятные условия для осмотра места происшествия. В частности, его сенсорная система должна быть адаптирована к условиям восприятия обстановки места происшествия.

В самом деле, следователь не просто воспринимает обстановку места происшествия, а одновременно задает себе и пытается ответить на множество вопросов: что здесь произошло, кто мог совершить преступление, какими мотивами руководствовался преступник, где и какие следы должны были остаться, какая причинная связь между различными изменениями в материальной обстановке, куда мог скрыться преступник и какие немедленные меры требуется предпринять для его розыска и задержания, какие технические средства следует иметь для обнаружения, фиксации следов, иных вещественных доказательств и т. д.

При этом следователь неизбежно выдвигает и стремится в ходе осмотра проверить разнообразные предположения, гипотезы, версии. Разумеется, на первоначальном этапе расследования многие из них носят самый предварительный, рабочий характер, могут отклониться, сменять друг друга в процессе осмотра.

Осмотр места происшествия как одно из наиболее сложных следственных действий предъявляет требования к психологическим свойствам и качествам следователя.

«В криминалистической литературе известно положение, в соответствии с которым осмотр места происшествия признается незаменимым следственным действием. Оно означает, что информацию, получаемую на месте происшествия при осмотре, как правило, невозможно извлечь в любом другом месте, а также добыть путем проведения иных следственных действий»1.

Осмотр места происшествия — это система действий, направленных на изучение события преступления, обнаружение, фиксацию и собирание следов и других вещественных доказательств с целью раскрытия преступления2.

«Место происшествия» — понятие широкое. Это не только место совершения преступления, но и место подготовки его, место сокрытия объектов преступного посягательства, орудий преступления и иных вещественных доказательств. Суть осмотра заключается в непосредственном выявлении и изучении различных материальных объектов и следов, которые могут иметь отношение к делу. Следователь лично убеждается в наличии, состоянии, расположении тех или иных объектов и следов на них, фиксирует для дола необходимые их признаки.

В психологическом плане, осмотр места происшествия определяется как процесс сбора информации об имевшем место преступном событии на месте его совершения, при помощи активного целенаправленного восприятия, анализа и синтеза полученной информации для решения вопросов имеющих значение по уголовному делу.1

Для успешного осмотра места происшествия следователю необходимо решить три основные задачи:

– сбор и учёт информации, имеющей отношение к расследуемому событию;

– мысленный анализ собранной информации и выдвижение предположений и версий, которые бы объяснили происшедшее событие;

– сопоставление выдвинутых версий со всей обстановкой места происшествия, т. е. установление причинно-следственных отношений между характером преступления и следами, оставленными преступником в материальной обстановке, что следователь осуществляет с помощью воображения и аналитического мышления.

Психологические особенности осмотра места происшествия:

– неопределённость осмотра;

– влияние психологических факторов;

– необходимость психологической подготовки следователя к проведению осмотра.

Осмотр места происшествия в значительной степени является незаменимым и для самого следователя. Только непосредственное, личное восприятие обстановки места происшествия позволяет следователю достаточно представлять картину события, дает необходимую эмпирическую базу для выдвижения предположений, версий, проведения других следственных действий. Никакой анализ документов, протоколов, схем, фотографий не может заменить непосредственно увиденного. Вот почему даже в случаях принятия к производству нераскрытых преступлений прошлых лет, когда обстановка претерпела значительные изменения, все же бывает целесообразно побывать на месте происшествия и ознакомиться с ним.

Осмотр места происшествия представляет собой единый процесс, но в криминалистике принято деление его на этапы, чтобы обеспечить методичность и последовательность осмотра.

Различаются три этапа осмотра места происшествия: подготовительный; рабочий (или исследовательский); заключительный.

Подготовительный этап включает две стадии: действия до выезда на место происшествия и действия на месте происшествия до начала рабочего этапа. После окончания подготовительного этапа начинается собственно осмотр места происшествия – его рабочий (исследовательский) этап, который, в свою очередь, состоит из двух стадий: общий осмотр (статическая стадия) и детальный осмотр (динамическая стадия).

На заключительном этапе осмотра места происшествия производится фиксация его хода и результатов.

Психологической особенностью осмотра места происшествия является и неопределенность следственной ситуации, которая зачастую свойственна началу этого следственного действия.

 

 

 

 

 

2 ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ОСМОТРА МЕСТА ПРОИСШЕСТВИЯ

 

 

Важная особенность следственного осмотра — его неотложный характер. В отличие от многих других первоначальных следственных действий, осмотр места происшествия должен быть проведен в полном смысле этого слова немедленно. Всякая отсрочка может привести, например, к изменениям обстановки, утрате следов, к тому, что преступник скроется, очевидцы, свидетели забудут важные для дела обстоятельства. Поскольку в таких условиях следователь, как правило, не располагает достаточным временем для подготовки к осмотру, обдумывания его тактики, получения консультаций, он вынужден действовать очень быстро. Вместе с тем следователь понимает, что любая его ошибка или оплошность, допущенная при осмотре места происшествия, зачастую неисправима, может привести к невосполнимой утрате доказательств. «Все это порождает у следователя повышенное чувство ответственности, а у молодых, недостаточно опытных работников нередко возникает своеобразное состояние, которое можно определить как «страх ошибки». Оно выражается в излишнем волнении, растерянности, поспешности, снижении разумной активности, целенаправленности, приводит к неспособности правильно руководить действиями всех участников осмотра, осуществлять четкую мыслительную деятельность»1.

В то же время хорошо известно, что опытные, квалифицированные следователи в такой же сложной ситуации действуют на месте происшествия не только своевременно и быстро, но и целеустремленно, сосредоточенно, с необходимой устойчивостью внимания, наблюдательности, при полной активизации своей мыслительной деятельности, умело осуществляя руководство всем ходом осмотра. У таких следователей при проведении осмотра места происшествия происходит необходимая мобилизация всех духовных и физических сил.

«Следует иметь в виду, что существует немало способов преодоления страха ошибки и формирования положительных психологических качеств. К ним можно отнести проведение занятий (криминалистических игр) в системе профессиональной подготовки по организации и тактике осмотра в условиях, максимально приближенных к реальным. На этих занятиях уголовно-правовые, процессуальные, криминалистические, психологические знания следователя закрепляются и способствуют выработке умений, навыков, сложившихся стереотипов и программ поведения, алгоритмов принятия решений в типичных и нестандартных ситуациях»1.

Началу осмотра места происшествия предшествует значительная организационная деятельность следователя. Большое значение имеет относительное постоянство оперативных групп, хорошее знание всеми их участниками своих функций, налаженное и неоднократно проверенное в процессе профессиональной подготовки и практики взаимодействие.2

Наиболее эффективно действует на месте происшествия такая группа, все участники которой понимают друг друга с полуслова, работают самостоятельно, не дожидаясь дополнительных указаний следователя. В этой связи особое значение приобретает соблюдение принципов комплектования оперативных групп. Весьма желательно при создании группы учитывать сочетание профессионального и жизненного опыта ее участников, их психологическую совместимость, понимаемую в данном случае как готовность взаимно сотрудничать, помогать друг другу, сохранять в любых ситуациях благожелательность, выдержку, самообладание, взаимное уважение, умение быстро преодолевать возникающие конфликты.3

Современная психологическая наука располагает методами подбора так называемых малых групп, учитывая их внутреннюю совместимость. Предпосылкой такого подбора является наблюдение, изучение существующих в коллективе межличностных отношений, микрогрупп, сложившихся на основе деловых контактов, сотрудничества, взаимного уважения.

Ученые отмечают, что психологическую совместимость и успех совместной деятельности обусловливают: «общность идеологических взглядов; высокая мотивация и установка; оптимальные психофизиологические качества каждого участника; разнополярность индивидуально-психологических особенностей (возможность выделения лидера); высокая критичность к себе и терпимость к окружающим (высокая интеллигентность); полное доверие на основе жизненной зависимости; максимально возможная загруженность целенаправленной деятельностью; возможная степень уединения каждого из участников; определенность стоящей задачи и срока совместного существования»1.

Поэтому можно порекомендовать руководителям следственных подразделений комплектовать оперативные группы с учетом имеющихся научных рекомендаций, сочетая профессионально необходимые качества, психологическую совместимость, желание совместно работать.

«При осмотре места происшествия общие закономерности восприятия приобретают соответствующую модификацию. Так, избирательность восприятия проявляется как направленность внимания следователя на объекты и их признаки, имеющие важное значение для раскрытия преступления.

Осмысленность восприятия выступает здесь как отнесение следователем отдельных объектов и их признаков к категории вещественных доказательств.

Целостность — как видение объектов и обстановки в целом при наличии лишь отдельных их частей, проявлений.

Структурность — как видение взаимосвязей отдельных признаков преступления.

Апперцепция — как восприятие обстановки места происшествия в свете знаний и профессионального опыта следователя

Константность — как неизменность существенных для следователя признаков объектов вне зависимости от условий их восприятия»1.

На эффективность осмотра места происшествия немалое влияние оказывают испытываемые следователем состояния, обусловленные обстановкой, т. е. так называемый психологический фон преступления. В подавляющем большинстве случаев следователь не остается равнодушным к тому, что он обнаруживает и воспринимает при осмотре места происшествия. Совершенное преступление, его последствия способны вызвать естественные для каждого человека чувства возмущения, негодования, отвращения; при осмотре места происшествия следователь может испытывать чувства сострадания, жалости к потерпевшему, членам его семьи; гнева, неприязни по отношению к исполнителю преступления, его соучастникам и пособникам. Соответствующие эмоциональные переживания могут быть вызваны видом трупа, ран, крови, повреждений и разрушений, слезами родственников потерпевшего и т. д.2

Нужно иметь в виду, что психологический фон преступления способен оказывать на следователя и положительное, и отрицательное воздействие. В первом случае испытываемые следователем чувства заставляют его еще более мобилизоваться, овладеть собой, подчинить все мысли и чувства достижению цели, максимально эффективно провести осмотр, вызывают решимость сделать все зависящее от него, чтобы раскрыть совершенное преступление, разыскать и изобличить преступника. Естественно, что такая психологическая готовность приводит к повышению у следователя активности, целеустремленности, сосредоточенности, настойчивости, решительности, внимания, стремления использовать все свои возможности для установления истины по делу.3

<

Психологическая неподготовленность следователя к осмотру, отсутствие необходимого опыта в его организации и проведении, неумение управлять своими психическими процессами приводят к тому, что психологический фон преступления оказывает отрицательное воздействие. Оно может проявляться в неумении следователя снять или хотя бы уменьшить излишнее нервное возбуждение, напряженность, преодолеть возникающие стрессовые состояния, неуверенность, дезорганизованность, растерянность, подавленность, безразличие, вялость, разбросанность мышления. «Анализ следственной практики свидетельствует о том, что подобного рода психологические состояния являются одной из причин поверхностных, формальных, непродуманных, с ошибками и упущениями выполненных осмотров мест происшествий. Представляется, что для повышения уровня специальной психологической подготовки следователей целесообразно использовать кратковременные стажировки в дежурных частях, травматологических, патологоанатомических, общепсихиатрических, наркологических отделениях больниц. Все это будет способствовать воспитанию у следователей необходимой психологической закалки, устойчивости»1.

Осмотр места происшествия относится к тем относительно немногим следственным действиям, при проведении которых следователь действует так сказать публично, в присутствии других людей. Это всегда требует определенной психологической подготовки, в частности умения сосредоточиться, сохранять устойчивость, концентрированность и переключаемость внимания, руководить действиями участников осмотра, поддерживать необходимую дисциплину, атмосферу сотрудничества. Внешними факторами осмотра места происшествия, способными в случае недостаточной подготовленности следователя оказывать отрицательное психологическое воздействие, являются неблагоприятные условия осмотра: холод, жара, дождь, снег, туман, плохая видимость, слишком большая или, наоборот, малая площадь места происшествия.2

Одним из важнейших направлений мыслительной деятельности следователя при осмотре места происшествия является распознание негативных обстоятельств. Эти (негативные) отсутствующие обстоятельства позволяют судить о способах маскировки, направленных на сокрытие преступления.3

Эффективность осмотра в значительной степени обусловлена наличием у следователя глубоких криминалистических знаний. На месте происшествия следователь встречается с многообразием предметов, явлений, фактов, которые содержат значительный объем разнообразной информации. Следователь просто не в состоянии всю ее одновременно воспринять и оценить, да в этом и нет необходимости. Очевидно, только часть этой информации может иметь отношение к расследуемому событию. Отбор информации, выявленной на месте происшествия, проводится прежде всего е помощью криминалистических знаний следователя. Так, зная основные закономерности возникновения следов, изменений материальной обстановки, вызванных действиями преступника, характер наиболее типичных следов для различных видов преступлений, следователь строит мысленные модели прошлого преступного события и, пользуясь такими моделями, ведет поиск следов преступления не путем сплошного восприятия и общей оценки всего того, что он застал на месте, не наугад, не случайно, а продуманно и целенаправленно.1

В восприятии обстановки места происшествия существенная роль принадлежит также профессиональному (следственному) и жизненному опыту следователя. Опытный, со стажем работы следователь, как правило, быстрее ориентируется на месте происшествия, строив типичные модели случившегося, пользуется уже сложившейся программой поведения, ведет осмотр в определенной последовательности, неоднократно мысленно возвращается к своему прошлому опыту, ищет возможные аналогии, совпадения.2

Восприятие следователя при осмотре места происшествия включает в себя работу практически всех органов чувств: зрения, слуха, осязания, обоняния и т. д. Значит, результат восприятия будет зависеть от психофизиологического состояния следователя. В этой связи можно сказать, что эффективность осмотра места происшествия прямо пропорциональна активности, целеустремленности, уверенности, сосредоточенности внимания, настойчивости, эмоциональной уравновешенности и психической выносливости следователя. В то же время отсутствие определенных позитивных качеств, неблагоприятное психофизиологическое состояние следователя: утомление, излишнее волнение, растерянность, неуверенность в себе, подавленность, нерешительность, неорганизованность — все это отрицательно сказывается на результатах осмотра места происшествия. Очевидно, что при необходимости проведения осмотра места происшествия, особенно по наиболее общественно опасным, сложным уголовным делам, требуется учитывать указанные обстоятельства.1

При осмотре места происшествия следователь должен учитывать, что преступники рефлексируют возможные типичные суждения следователя. Так, обычно следы пальцев рук на предметах, находящихся на месте преступления, интерпретируются следователем как следы рук преступника. Зная это, опытный преступник подбрасывает соответствующие предметы (бутылки, стаканы и т. п.) со следами пальцев других людей. Этим уловкам преступника необходимо противопоставить прием дизъюнкции («или-или») — версия-
контрверсия. Он состоит в том, что следователь с одинаковой тщательностью ищет признаки, как подтверждающие, так и опровергающие выдвинутые им версии. Выдвигаемые на месте происшествия версии являются первоначальными. При их выдвижении существует психологическая опасность остаться в плену типовых версий, житейских аналогий. Следователю необходимо помнить, что каждое событие индивидуально, неповторимо.

В поведении преступника могут быть случайности, противоречащие логике «обычного» поведения.

Осмотр места происшествия должен быть продолжен до тех пор, пока не будут проверены все возможные предположения о совершившемся событии.

Доказательственное значение одних фактов не должно снижать значимости других фактов, не «вписывающихся» в выдвигаемую следователем версию. Он обязан исследовать и фиксировать все юридически значимые факты вне зависимости от их «веса» в той или иной версии.

Иногда рефлексивность мышления преступников поднимается до очень высокого уровня — до рефлексии второй степени. При этом они учитывают даже рефлексивность следователя. Известны случаи, когда преступники прибегали к инсценировке инсценировки: специально планировалась активизация мышления следователя вокруг легко обнаруживаемой инсценировки, которая создавалась с целью наведения следователя на ложный след.

Иногда рефлексивность мышления преступников поднимается до очень высокого уровня — до рефлексии второй степени. При этом они учитывают даже рефлексивность следователя. Известны случаи, когда преступники прибегали к инсценировке инсценировки: специально планировалась активизация мышления следователя вокруг легко обнаруживаемой инсценировки, которая создавалась с целью наведения следователя на ложный след.

Так, при осмотре места происшествия в связи с кражей товаров из магазина было установлено следующее. Преступники, сорвав замок, проникли сначала в подвал магазина, а оттуда, через люк в полу, — в подсобное помещение, которое сообщалось с торговым залом магазина. Крышка люка свободно поднималась. Между тем доски в крышке люка оказались распиленными (не подняв крышки, их нельзя было распилить). 1

В торговом зале царил хаос. Его пол был устлан различными дорогостоящими тканями. Большая часть товаров была сброшена с полок. Недостача товаров после кражи превышала 6 тыс. руб.

После анализа обстановки места происшествия и образа жизни заведующего магазином против него было возбуждено уголовное дело. Через год после его осуждения была арестована воровская группа. В числе других преступлений они признались и в краже из данного магазина. Инсценировка инсценировки имела целью месть заведующему магазином.

В следственной практике иногда встречаются и другие случаи ложной интерпретации
подлинной обстановки, что всегда свидетельствует о неквалифицированности осмотра.

Так, при осмотре места происшествия обнаружено, что сорван замок на дверях буфета, из которого похищено 20 бутылок водки и некоторые продукты, пол буфета обильно залит водкой. Следователь выдвинул единственную версию: преступник, обладающий большой физической силой и преступным опытом, сорвал замок с входной двери, а с целью уничтожения своих следов залил пол буфета водкой. Правдоподобно, но недостаточно обоснованно; не выдвинуты и не проверены другие возможные версии. В действительности кража была совершена тремя подростками, которые сорвали замок с помощью лома (соответствующие следы остались при первом осмотре места происшествия незамеченными) Они вылили водку из 20 бутылок на пол, а пустые бутылки сдали в пункт приема стеклотары.

Итак, исследовать обстановку места происшествия — это значит сделать вывод о сущности, механизме, динамике происшествия, найти данные, относящиеся к личности преступника и свидетельствующие о мотивах преступления.

Следователь делает выводы о действиях преступника, исходя из анализа материально закрепленных последствий этих действий. Мысленно смоделировав действия преступника, он далее ищет другие возможные последствия его действий. Получив итоговую целостность воссоздаваемого происшествия, следователь вновь проверяет достоверность своих выводов о механизме происшествия в целом. При этом процесс его мышления развивается на основе взаимопереходов анализа и синтеза, индукции и дедукции. Выдвижение обоснованной версии предполагает рассмотрение данного конкретного происшествия в системе вероятностных общих положений.1

Профессиональный опыт хорошо дополняется личным, жизненным опытом следователя, позволяющим вернее осмыслить случившееся, разобраться в возможных мотивах преступления, прогнозировать дальнейшие события.

Успешность осмотра места происшествия в немалой степени зависит от криминалистической наблюдательности следователя, представляющей вид профессиональной наблюдательности. Она предполагает умение заметить и выделить такие изменения в окружающей обстановке, поведении людей, которые имеют или могут иметь отношение к событию преступления. Криминалистическая наблюдательность формируется в основном на базе общей, житейской наблюдательности человека (хотя и возможны случаи, когда следователь, обладающий отличной криминалистической наблюдательностью, не способен проявить наблюдательность за пределами своей работы, в обычной жизни). В основе криминалистической наблюдательности лежит умение планомерно, целенаправленно воспринимать все, что имеет или, вполне вероятно, может иметь отношение к событию преступления; такая наблюдательность позволяет обнаруживать и выявлять самые незначительные и незаметные для лиц, не обладающих этим качеством, изменения в обстановке, следы.1

Криминалистическая наблюдательность при осмотре места происшествия реализуется путем планомерного, целенаправленного, продуманного восприятия обстановки. Такое планомерное, преднамеренное, организованное восприятие в психологии называется наблюдением. Для того чтобы повысить эффективность восприятия при осмотре места происшествия, рекомендуется соблюдать определенные правила. До начала осмотра важно получить общее представление об изучаемом событии. Известно, что еще до начала осмотра следователь имеет определенную информацию о случившемся, о том, что произошло и в связи с чем ему предстоит провести осмотр. Хотя такая первоначальная информация является нередко весьма приблизительной и впоследствии может не найти своего подтверждения, она тем не менее позволяет следователю наметить план осмотра, приступить к построению мысленной модели случившегося.2

Для получения необходимого общего представления о предполагаемом событии преступления следователь внимательно анализирует поступившую информацию, заслушивает краткие сообщения о случившемся от работников милиции, должностных лиц, очевидцев, свидетелей, потерпевших, других людей, которые первыми обнаружили преступление. В этих же целях целесообразно обойти все место происшествия, определить его границы, основные центры, узлы, наметить план, последовательность осмотра, проведения неотложных действий.

Осмотр места происшествия является одним из наиболее трудоемких, зачастую длительных по времени следственных действий, требующих от следователя больших затрат нервных и физических сил. Поэтому большое значение приобретает психическая и физическая выносливость следователя. Однако решающая роль в процессе осмотра места происшествия принадлежит не столько органам чувств — сенсорному аппарату следователя, сколько его мыслительной деятельности. Необходимость всесторонней, объективной фиксации обстановки не исключает, а предполагает обязательное решение в процессе осмотра места происшествия множества быстро возникающих мыслительных задач, выдвижение и оценку разнообразных предположений, гипотез, версий, построение мысленных моделей случившегося. Именно такая сложная мыслительная деятельность следователя, основанная на правовых, криминалистических, психологических знаниях, профессиональном и жизненном опыте, использовании помощи экспертов, специалистов, других участников этого процессуального действия, на проявлении профессионально необходимых психологических качеств, делает осмотр места происшествия рациональным и эффективным. Такая мыслительная деятельность следователя позволяет определить связь конкретных обнаруженных объектов с расследуемым событием, выявить различные причинные зависимости между обнаруженными явлениями, негативные обстоятельства, выдвинуть версии, распознать возможные инсценировки.1

При производстве осмотра места происшествия происходит сочетание сложнейших видов творческой, мыслительной деятельности с решением сложных задач в условиях недостаточной информации, с применением известных стандартных решений, использованием сложившихся умений, навыков, приемов, действий.

К первым видам деятельности можно отнести выдвижение следователем разнообразных предположений, гипотез, версий о характере события, его мотивах, личности правонарушителя, попытки ответить на классические вопросы: что, кто, где, когда, почему? Решая такие задачи, следователь опирается на обнаруженные факты, явления, признаки, использует свои знания, профессиональный, жизненный опыт, способности, порой прибегает к интуитивным догадкам и предположениям. Второй вид деятельности складывается из совокупности организационных, технических, процессуальных, криминалистических решений и действий, например когда требуется организовать охрану места происшествия, пригласить понятых и т. д. 1

Анализируя, осмысливая обстановку места происшествия, следователь формирует ряд сменяющих друг друга динамических мыслительных моделей происшествия и как бы «примеряет» к ним имеющиеся данные. Выводя из намеченной версии все следствия, подлежащие проверке, он мыслит в направлении от общего к частному.

Таким образом, несмотря на распространенные в криминалистической литературе утверждения о том, что следователь при осмотре места происшествия делает индуктивные умозаключения, следует, на наш взгляд, признать правоту Конан Дойля, утверждавшего, что ведущим методом расследования является дедуктивный метод мышления.

Вероятно, целесообразно различать версии предварительные и окончательные (не смешивая, конечно, последние с окончательными выводами). Если окончательные версии формируются в результате осмотра, то предварительные являются условием успешности осмотра места происшествия; они обусловливают организацию и целенаправленность мышления следователя.2

Еще до выезда на место происшествия следователь, зная характер происшествия, делает первые предположения. Так, при получении сообщения об обнаружении трупа у следователя возникает вопрос, что произошло: убийство, самоубийство, несчастный случай или насильственная смерть. Понятно, что все предположения будут им тщательно проверяться.1

Вероятностное представление о происшедших и будущих событиях — одно из самых важных составляющих человеческой психики.

Каждое обнаруживаемое при осмотре обстоятельство интерпретируется следователем в качестве определенного звена в логической цепи исследуемых событий, рассматривается как факт, исключающий или подтверждающий ранее возникшее предположение. Вероятность предположений следователя обусловливается совокупностью фактов но не только ею. Для стохастического (вероятностного) мышления важное значение имеют знание типичных ситуаций совершения преступления, типовые версии по этим ситуациям, опыт следователя, а в некоторых случаях – его интуиция.2

На интуитивную догадку следователя могут косвенно повлиять даже те фрагменты обстановки места происшествия, которые в данный момент не находятся в сфере его внимания.

Данные осмотра места происшествия в ряде случаев приобретают особое значение лишь при реконструкции возможных взаимосвязей в поведении преступника и потерпевшего. Преступление может быть вызвано особенностями поведения потерпевшего, образом жизни, интимными связями, особенностями его служебной и общественной деятельности, а также материальными взаимоотношениями с преступником. Поэтому существенно выяснение того, чьи интересы пересекались с интересами потерпевшего. Особое внимание уделяется выявлению возможных длительных конфликтов между пострадавшими и заподозренными лицами. Так, убийства, как правило, связаны с пересечением пиний поведения убийцы и потерпевшего. Иногда это всего лишь случайная
встреча, и убийство было совершено из хулиганских или разбойных побуждений. Но в большинстве случаев оказывается, что поведение потерпевшего, его образ жизни, сам факт его существования вступили в конфликтное противоречие с интересами лица, совершившего убийство.1

В ходе осмотра места происшествия следователь вынужден конструировать мысленную модель прошлого события. Она дает возможность сделать целенаправленными процессы восприятия и наблюдения при осмотре места происшествия. Например, при осмотре предполагаемого (в соответствии с реальными обстоятельствами и мысленной моделью) места незаконного пересечения государственной границы следователь ищет следы преступника, орудий преступления. Однако было бы неправильным ограничиваться при осмотре места происшествия поиском следов, соответствующих мысленной модели. Так, в приведенном нами примере вовсе не исключено, что имела место инсценировка нарушения границы на данном участке, чтобы отвлечь внимание и направить следствие по ложному пути расследования.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3 ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ОСМОТРА МЕСТА ПРОИСШЕСТВИЯ И ЕГО СТРУКТУРА

 

 

Осмотр места происшествия – это вид сложной комплексной деятельности, состоящей из действий следователя, сотрудников органов дознания, специалистов, понятых и т. д. , при руководящей роли следователя. В ходе осмотра места происшествия можно выделить три специфические стороны или элемента.

Психологическая структура осмотра места происшествия:

– поисковый (познавательный) элемент;

– организационный элемент;

– удостоверительный элемент.1

Для успешного осмотра места происшествия рекомендуется следующие три задачи решать именно в той последовательности, в которой они будут изложены:

– задача первая – собрать всю информацию, которая может иметь отношение к расследуемому событию. На этом этапе не следует ограничиваться сбором сведений только к одной версии;

– задача вторая – проанализировать собранную информацию и на этой основе попытаться создать версии, которые бы объясняли происшедшее событие;

– задача третья заключается в сопоставлении каждой выдвинутой версии со всей обстановкой места происшествия. В ходе такого сопоставления должны быть объективно отмечены все противоречия (негативные обстоятельства).2

Организационная деятельность является существенным элементом общей структуры деятельности следователя при осмотре места происшествия. Она направлена на:

– организацию следственной деятельности;

– организацию деятельности других участников;

– ликвидацию вредной деятельности заинтересованных лиц;

– организацию оперативных мероприятий (задержание, высылка группы перехвата, преследование по «горячим следам» и т. д.);

– скорейшую ликвидацию последствий преступных действий.1

Удостоверительный элемент деятельности следователя – это закрепление, удостоверение и фиксация выявленных в ходе осмотра следов, вещественных доказательств, установленных фактов.

Психологические особенности личности преступника, выявляемые на месте происшествия.

– потребности;

– мотивы;

– черты характера;

– культурный и интеллектуальный уровень;

– психические (эмоциональные состояния);

–преступные навыки и сопутствующие привычки.

Исследование обстановки места происшествия и выявленных в ней изменений в ряде случаев представляет возможность судить об интеллекте, культурном уровне, степени образованности преступника. Об этом может свидетельствовать выбор преступником вещей украденных из квартиры, поскольку он как бы демонстрирует субъективную оценку их стоимости. Так, например, если были похищены полотна дорогих картин, бриллиантовое колье и др. ценные вещи, то следователь вправе предположить, что преступник знает стоимость украденных вещей.

На месте происшествия возможно в ряде случаев выявить следы эмоциональных состояний, которые преступник испытывал при совершении преступлений. В основном это сведения говорящие о спокойствии, хладнокровии преступника, либо о его возбуждённости, взволнованности, нервозности, напряжённости.

Анализ следственной и судебной практики свидетельствует о существовании так называемых преступных навыках и приёмах:

– инсценировка непреступного события для сокрытия совершённого преступления;

– фальсификация отдельных доказательств или следов.

По каким признакам инсценировка может быть разоблачена? Указаниями на возможную инсценировку могут служить следующие обстоятельства:

Признаки возможной инсценировки:

– демонстративный характер следов преступления;

– наличие на месте происшествия признаков различных преступлений;

– сокрытие отдельных следов на месте происшествия.1

Можно сказать, что инсценировка – это сознательное изменение обстановки места происшествия преступником, с целью сокрытия следов истинного преступного деяния. Целью инсценировок является желание преступника запутать следствие. Искажая обстановку события, создавая фиктивную картину и фабрикуя отдельные доказательства, преступник стремится направить следствие на ложный путь. Поэтому, следователю всегда нужно быть готовым взять под сомнение то или иное обстоятельство, придирчиво его рассмотреть, имея в виду, что оно может быть специально навязано следователю.2

При наличии определённого профессионального опыта, а также развитии таких познавательных и эмоционально-волевых качеств как наблюдательность, высокая концентрация внимания, логичность и последовательность мышления, настойчивость, целеустремлённость, хладнокровие и т. д. следователю удаётся зачастую разоблачить инсценировки.

Возможность разоблачения любой инсценировки обусловлена следующими факторами:

– как правило, преступник по субъективным причинам не в состоянии безукоризненно инсценировать обстановку места происшествия, сфабриковать убедительные лжедоказательства (не хватает определённых познаний, нет необходимых технических средств, недостаток времени и т. д.). Чаще достигается лишь внешнее правдоподобие инсценировки;

– инсценировка объективно также не может совпадать с картиной подлинного происшествия. Различия в содержании этих событий, механизме образования следов, характере действий участников накладывает определённый отпечаток на место происшествия. Таким образом, успешность разоблачения инсценировки зависит от проницательности следователя, умения уловить неизбежные во всех случаях несоответствия.

Виды инсценировок:

– инсценировка одного преступления для сокрытия другого;

– несоответствие следов оставленных на месте происшествия механизму подлинного события;

– противоречия в обстоятельствах происшествия.1

1.Демонстративный характер следов оставленных на месте происшествия.

Старясь навязать следователю «свою» версию, преступник старается обставить место происшествия с наибольшей убедительностью и в этом своём усердии он нередко утрачивает чувство меры, «переигрывает». В результате обнаруживаются неоправданные разрушения, нарочитый беспорядок, чрезмерно выраженный характер следов, в то время как в действительности преступник никогда не станет тратить время и усилия на то, что непосредственно не требуется для достижения его цели. Искусственная демонстрация рассчитана на отказ от поиска следов маскируемого события. Не выдвинув версии об инсценировке, следователь рискует не заметить того, что преступнику было бы желательно скрыть.

2. Наличие на месте происшествия признаков различных преступлений. Наличие признаков двух и более различных преступлений может быть, разумеется, результатом их действительной совокупности, например, изнасилования и убийства. Однако сочетание признаков таких преступлений, которые обычно не совершаются одновременно одним и тем же лицом, в одном и том же месте, с большой вероятностью указывают на инсценировку. Например, наезд и изнасилование, поджог и кража.

3. Сокрытие отдельных признаков на месте происшествия. Лица не связанные с объектом преступного посягательства или местом преступления, только в исключительных случаях прибегают к инсценировке и сокрытию преступного характера своих действий. Основное – преступник старается не оставить своих следов, по которым он может быть разоблачён и разыскан. Поэтому уничтожение одной части следов, при кажущемся пренебрежении к другим, является весьма симптоматичным.

4. Несоответствие признаков на месте происшествия механизму подлинного события. Предусмотрительный преступник старается выполнить весь комплекс действий, присущих инсценируемому событию. Но зачастую он всё же не может избежать соблазна облегчить себе чем-либо выполнение этой задачи: взламывает стену в тонком месте, делает пролом с внутренней стороны, ломает замок в открытом положении и т. д., чем выдаёт свою осведомленность об особенностях места происшествия.

5. Противоречия в обстоятельствах происшествия. Изучение места происшествия иногда приводит к выявлению обстоятельств, которые противоречат друг другу, что обнаруживается при сопоставлении объяснений заинтересованных лиц с обстановкой места происшествия. Так заявление сторожа о кратковременной отлучке не вяжется с исчезновением большого количества товаров из взломанного склада; описание несчастного случая очевидцем, расходится с данными места происшествия.

Указанные признаки носят характер негативных обстоятельств, которые противоречат наблюдаемой картине события, часто свидетельствуют об инсценировке места происшествия, отсутствие крови около трупа с большими ранами, отсутствие следов на мягком грунте, ненарушенная паутина или слой пыли на окне, через которое проникли «воры» и т. д.).

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

 

  1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.) (с учетом поправок, внесенных Законами Российской Федерации о поправках к Конституции Российской Федерации от 30.12.2008 № 6-ФКЗ и от 30.12.2008 № 7-ФКЗ) // Российская газета. 1993. 25 дек.
  2. Уголовный кодекс РФ от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ (в ред. ФЗ от 07.12.2011 № 419-ФЗ) // СЗ РФ. 1996. № 25. Ст. 2954.
  3. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18.122001 г. № 174-ФЗ (в ред. ФЗ от 07.12.2011 № 420-ФЗ) // СЗ РФ. 2001. № 52 (ч. I).
  4. ФЗ от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» в ред. ФЗ от 08.12.2011 № 424-ФЗ // СЗ РФ. 1995. № 33. Ст. 3349.
  5. Антонян Ю.М., Еникеев М.И., Эминов В.Е. Психология преступника и расследования преступлений М., 2009.
  6. Васильев В. Л. Юридическая психология. М., 2012.
  7. Глазырин В.Ф. Психология следственных действий. М., 2008.
  8. Гранат Н. Л., Ратинов А. Р. Решение следственных задач. Волгоград, 2007.
  9. Еникеев М.И. Юридическая психология: Учебник. М., 2010
  10. Карабанов А.Л., Мелькин С.К. Осмотр места происшествия. Обнаружение, фиксация, изъятие и исследование следов. М., 2011.
  11. Кивайко В.Н. Юридическая психология. М., 2012.
  12. Криминалистика / Под. ред. Р.С. Белкин. М., 2011.
  13. Криминалистика / Под ред. И. Ф. Крылова, А. И. Бастрыкина. М., 2007.
  14. Криминалистика / Под ред. Образцова В.А. М., 2012. С. 38.
  15. Криминалистика / Под ред. А.Г. Филиппова. М., 2007.
  16. Криминалистика / Под ред. Н.П. Яблокова. М., 2007.
  17. Курбатов В.И. Юридическая психология. М., 2007.
  18. Мамонов В.С., Степанов В.В. Осмотр места происшествия. Правовые, научные основы и практики применения. М., 2010.
  19. Осмотр места происшествия / Редактор Логвин В. М., 2011.
  20. Проблемы судебной этики / Под ред. М.С.Строговича, М., 2007.
  21. Пирожков В.Ф. Криминальная психология. М., 2012.
  22. Ратинов А. Р. Судебная психология для следователей. М., 2007.
  23. Романов В.В. Юридическая психология. М., 2012.
  24. Руководство следователя по осмотру места происшествия. М., 2011.
  25. Следственные действия (процессуальная характеристика, тактические и психологические особенности). Волгоград, 2008.
  26. Сорокотягин И.Н. Юридическая психология. М., 2011.
  27. Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология. М., 2011.
  28. Шебутани Т. Социальная психология. М., 2009.
  29. Хижняк Д.С. Осмотр места происшествия. М., 2007.


     

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.98MB/0.00156 sec

WordPress: 21.44MB | MySQL:122 | 1,449sec