Регламентация вопросов противодействия наркотизму в международном праве

<

050114 2353 1 Регламентация вопросов противодействия наркотизму в международном праве

Исторический анализ регламентации противодействия наркотизму в международном праве

 

Первым шагом в создании международных органов по предотвращению незаконного оборота наркотиков и распространения наркомании явился созыв так называемой Шанхайской опиумной комиссии, заседания которой проходили в Шанхае с 5 по 26 февраля 1909 года с участием представителей 13-ти государств: России, США, Австро-Венгрии, Германии, Англии, Франции, Китая, Италии, Японии, Нидерландов, Персии, Португалии и Сиама. Одной из основных целей созыва Шанхайской опиумной комиссии была разработка мер, которые препятствовали бы нелегальному ввозу наркотиков из стран Азии в США и Европейские государства. Обсудив главным образом вопросы, касавшиеся курения опиума и международной торговли им, комиссия не высказала категорического требования о немедленном запрещении курения опиума, а поддержала мнение лишь о его регулировании и постепенном ограничении.1

Шанхайская опиумная комиссия не выработала каких-либо обязательных норм в отношении злоупотребления наркотиками и их неправомерного распространения, но можно сказать, что она положила начало международному контролю над распространением наркотических средств и предопределила направление международно-правовой помощи в этой сфере.

Первая в истории Конвенция о наркотиках была выработана на международной конференции по опиуму, проходившей в Гааге в 1911-1912 гг.2 В ней участвовали 12 государств: Германия, США, Франция, Япония, Китай, Англия, Италия, Нидерланды, Персия, Португалия, Россия, Сиам. Конвенцию ратифицировали 58 государств. В числе участников Конвенции значится Россия, которая
ее подписала, но не ратифицировала.

Конвенцией предусматривался ряд принципов1:

— обеспечение использования контролируемых веществ исключительно в медицинских и научных целях;

— оказание помощи правительственным и международным органам в их усилиях по предотвращению злоупотреблений наркотическими средствами и уменьшению вредных последствий злоупотреблений.

Они нашли дальнейшее развитие в более поздних международных договорах. Чтобы международные договоры были эффективными, независимые правительства должны были добровольно принимать решения об их соблюдении и о выполнении своих обязательств перед другими правительствами и международными организациями.

Конвенция 1912 г., хотя и предусматривала ряд действенных мер в борьбе с распространением наркотических средств, все же не достигла ожидавшихся положительных результатов.

Необходимость принятия нового международного правового акта в значительной степени была обусловлена тем, что после первой мировой войны повсеместно усилилось злоупотребление наркотическими средствами и возросли масштабы их контрабандного распространения.

Определенную роль в усилении борьбы против незаконного употребления наркотических веществ сыграла Женевская Конвенция по опиуму, принятая Второй Международной Конференцией по опиуму 19 февраля 1925 г.2 Закрепляя принципы Гаагской Конвенции 1912 г., Женевская Конвенция 1925 г. установила, что наркотики могут продаваться только для законных потребностей государств, и включила в Список наркотиков (в дополнение к уже установленным Конвенцией 1912 г.) такие наркотические вещества, как кокаиновый лист, кокаин-сырец, индийская конопля, и позволила в соответствии со ст. 10 Международной Конвенции по опиуму от 19 февраля 1925 г. подвести под действие Конвенции любое вещество, способное, по заключению уполномоченного на то компетентного органа, вызвать те же вредные последствия, что и вещества, предусмотренные Конвенцией. Конвенция обязала договаривающиеся стороны принять нормативные акты, способствующие обеспечению действенного контроля над изготовлением, распространением и вывозом опиума-сырца.

Женевская конвенция 1925 г. ввела также систему лицензий и регистрации внешнеторговых сделок с наркотиками. Государства обязывались предоставлять подробные статистические данные по таким операциям. Наряду с этим вводилась система оценки потребностей страны в наркотических веществах. Осуществлять контроль за соблюдением государствами обязательств по Конвенции должен был Постоянный центральный комитет (в дальнейшем название заменено на «Постоянный центральный комитет по наркотическим средствам»). Конвенция предусматривала также необходимость применения национальных уголовно-правовых санкций за нарушение действующего законодательства, касающегося применения Конвенции и взаимной информации о законах и постановлениях, относящихся к проведению ее в жизнь.

В период экономического кризиса 1925-1929 гг. употребление наркотиков в некоторых странах приняло размеры бедствия. В этих условиях X Ассамблея Лиги Наций (1929 г.) приняла решение — разработать новый международный договор, строго ограничивающий изготовление наркотических средств медицинскими и научными нуждами. Подписанная в Женеве 13 июля 1931 года и вступившая в силу в 1933 году Международная конвенция об ограничении производства и о регламентации распределения наркотических средств явилась новым важным звеном в международной контрольной системе того периода.

Конвенция 1931 г. усовершенствовала действующую систему оценки потребностей в наркотических средствах. Прежде всего, были выявлены мировые потребности в наркотиках для медицинских и научных целей. Расчеты производились на основании данных о потреблении наркотиков в наиболее развитых странах. Каждая страна наряду с этим была обязана предоставлять сведения о необходимом ей количестве наркотических веществ для указанных целей. Для контроля за обоснованностью заявок учреждалась Контрольная комиссия, которая каждый год издавала сводку потребностей в наркотических веществах всех государств.

Международные соглашения предоставляли недостаточно возможностей для уголовного преследования лиц, нарушавших антинаркотическое законодательство. В Женеве 26 июня 1936 года была заключена Конвенция о запрещении незаконной торговли наркотическими веществами. Эта Конвенция вносила новый элемент в международно-правовую практику. Нарушение законов о наркотиках влекло за собой при некоторых условиях выдачу преступника иностранному государству. Уголовные наказания, к которым, по Конвенции 1936 г., должны были осуждаться преступники по делам о наркотиках в местных национальных судах, были значительно более суровыми, чем наказания, предусмотренные предыдущими конвенциями.

В соответствии со ст.ст. 11, 12 Конвенции государства были обязаны предоставлять друг другу взаимную помощь путем обмена информацией, установления и ареста торговцев наркотиками с тем, чтобы ни одно лицо, совершившее предусмотренные Конвенцией преступления, не избежало уголовной ответственности и наказания. В Конвенции также делалась попытка обязать договаривающиеся стороны установить в своем законодательстве уголовную ответственность за наиболее опасные деяния в отношении лиц, способствующих незаконному распространению наркотиков.

Можно сказать, что к концу 30-х годов сложилась определенная система международного контроля за производством наркотических веществ и торговлей ими. Вместе с тем система была далека от совершенства. Главным ее недостатком было то, что под контроль ставились лишь готовые наркотики, а использование различных наркотикосодержащих растений правом практически не регулировалось. В результате за пределами контроля остались вещества, являющиеся сырьем для производства большинства известных в то время наркотиков. В силу определенных причин ряд правительств оказались не в состоянии полностью выполнить свои обязательства. Отдельные же страны не только не ратифицировали Конвенцию, но и отказались подписать ее, не желая связывать себя содержащимися в ней обязательствами.

Все эти обстоятельства придавали вопросу об усовершенствовании международного контроля за наркотиками постоянную остроту, которая особенно возросла после окончания второй мировой войны. В связи с этим на Лигу Наций, созданную по Версальскому мирному договору, был возложен общий контроль над соглашениями по поводу торговли опиумом и другими наркотическими средствами.

За период существования Лиги Наций было принято несколько международно-правовых актов, касающихся борьбы с наркоманией и контроля над наркотическими средствами. Основными из них были:

1) Женевское соглашение от 11 февраля 1925 года о запрещении производства, внутренней торговли и использования очищенного опиума.1 Участниками являлись 7 государств.

2) Международная конвенция по опиуму, подписанная в Женеве 19 февраля 1925 года. Участниками Конвенции являлись 37 государств. СССР присоединился к данной Конвенции 29 января 1936 года.

3) Соглашение о воспрещении курения опиума от 27 ноября 1931 года (Бангкок) 2. Это соглашение было ратифицировано Францией, Великобританией, Японией, Голландией, Португалией, Сиамом и Индией. Оно вступило в силу 6 апреля 1937 года.

4) Конвенция об ограничении производства и о регламентации распределения наркотических средств1, подписанная 37 государствами в Женеве 13 июля 1931 года.

В Конвенциях 19612 и 1971 гг. борьба с незаконным оборотом предусматривалась в косвенной форме, так как они были ориентированы, в основном, на регулирование законного оборота наркотиков и психотропных веществ и создание эффективной системы контроля, не допускающей их утечек в каналы незаконного оборота.

Однако правительства все яснее осознавали необходимость сотрудничества в борьбе с незаконным производством и оборотом наркотиков и, соответственно, периодического представления в органы международного контроля докладов о применении ими международных документов, а также соблюдения условий международного надзора в их общих интересах3.

С начала 80-х годов началась разработка новой международной Конвенции, направленной на борьбу против незаконного оборота наркотических и психотропных веществ. В 1988 г. она была принята.

В качестве Приложения к Единой Конвенции о наркотических средствах 1961 года (рассматривается в соответствии с Поправками к ней, включенными в ее текст в 1972 г.) были приняты Списки (Перечни) наркотических веществ (естественных или синтетических) и препаратов. В зависимости от того, в какой Список помещено то или иное наркотическое средство или препарат, определяется соответствующая степень строгости контроля за его изготовлением, ввозом, торговлей и распределением. При этом особое внимание уделено производству опия, культивированию кокаинового куста, контролю за распространением маковой соломки и препаратов из каннабиса (конопли). Изменения в списках отражают усиление или ослабление мер контроля; перемещение из одного списка в другой, включение или исключение из них осуществляются по инициативе стран (сторон), подписавших Конвенцию, или ВОЗ через Генерального Секретаря ООН. Приоритет в подобных инициативах представлен ВОЗ.

Конвенция определила, что международными органами контроля над наркотическими средствами являются Комиссия по наркотическим средствам Экономического и Социального Совета ООН и Международный комитет по контролю над наркотическими средствами, избираемый этим Советом.

Страны, подписавшие Конвенцию, обязаны ввести в действие и выполнять положения Конвенции в пределах своих территорий и сотрудничать в ее выполнении. Стороны обязаны предоставлять ежегодные доклады о применении Конвенции на их территории, тексты всех законов и правил, издаваемых для исполнения, данные исчисления годовой потребности в различных наркотических средствах, некоторые другие данные, а также статистические сведения о производстве, потреблении, ввозе, вывозе, наложении ареста на наркотические средства, складских запасах, площадях культивирования опийного мака.

В соответствии с ч. 1 ст. 36 Конвенции стороны обязаны признать наказуемыми умышленно культивирование и производство, изготовление, извлечение, приготовление, хранение, предложение, предложение с коммерческими целями, распределение, покупку, продажу, доставку, маклерство, отправку, переотправку транзитом, перевозку, ввоз и вывоз наркотических средств в нарушение Конвенции. Серьезные преступления подлежат соответствующему наказанию, в частности, в форме лишения свободы. Статья 39 предоставила сторонам право по своему выбору принимать и более строгие меры контроля, чем предусмотрено Конвенцией. Однако, наряду с требованием достаточно жестких мер к незаконному распространению наркотических средств, Конвенцией открывается перспективное направление по выводу из системы уголовно-правовой юрисдикции правонарушителей, злоупотребляющих наркотическими средствами. Часть 2 ст. 36 говорит о том, что страны могут предусмотреть в своих законодательствах — в случаях, когда преступление совершается лицами, злоупотребляющими наркотическими средствами, возможность либо их направления на лечение вместо осуждения или наказания, либо применение лечения в дополнение к наказанию, а также принимать меры по воспитанию этих лиц, наблюдению за ними после лечения, восстановлению их трудоспособности и возвращению в общество.

Конвенцией 1961 года создана единая международная правовая основа для контроля над наркотическими средствами и препаратами. Поэтому все внимание составителей Конвенции уделено механизму реализации такого контроля. В этой связи предусматриваются права и обязанности сторон в сфере изготовления, вывоза, торговли и распределения наркотических средств и препаратов, в плане возможностей международного сотрудничества.

Менее подробно Конвенция касается мер по предупреждению злоупотребления наркотическими средствами. Этому посвящены выше упомянутая ч. 2 ст. 36 и ст. 38. Практические меры в области профилактики Конвенцией не конкретизируются. Упоминается только необходимость раннего выявления фактов злоупотребления наркотическими средствами, наряду с лечением, воспитанием соответствующих лиц, восстановлением их трудоспособности, возвращением их в общество, наблюдением за ними после лечения. Стороны должны содействовать подготовке кадров для этих целей и принимать меры по ознакомлению населения с проблемами злоупотребления наркотическими средствами и его предотвращения. Таким образом, Конвенция предоставляет странам самостоятельность в части выбора форм лечения и профилактики наркологических заболеваний, оставляя тем самым эту сферу без международной регламентации.

Продолжением процесса развития системы скоординированного международного контроля над веществами, вызывающими зависимость, явилась Конвенция о психотропных веществах 1971 года1. Этот документ распространяет международную систему контроля на новые типы психотропных веществ, такие, как стимуляторы центральной нервной системы (амфетамины и др.), седативные и снотворные средства (барбитураты и др.) и галлюциногены (ЛСД, мескалин и др.).

Структура Конвенции 1971 года во многом перекликается с Конвенцией 1961 года. К Конвенции 1971 года также прилагаются 4 Списка психотропных веществ, в соответствии с которыми строится система контроля за ними. Дополнения в Списки осуществляются по инициативе стран (сторон) или ВОЗ через Генерального Секретаря ООН. В отношении контролируемых веществ введены различные ограничения, касающиеся торговли, производства, распределения, использования, перевоза, с учетом баланса между их терапевтической пользой и способностью вызывать зависимость, а также масштабов проблем общественного здравоохранения и социальных проблем, связанных со злоупотреблением этими препаратами.

Использование некоторых веществ этой Конвенцией вообще запрещено, а остальные могут продаваться только по рецептам. Конвенция предусматривает меры, направленные на то, чтобы рецепты выписывались строго в соответствии с требованиями медицинской практики, чтобы текст на упаковках продаваемых препаратов содержал указания об их употреблении и необходимые предостережения, а также, чтобы была запрещена реклама этих средств среди населения.

Стороны обязаны представлять ежегодные доклады с информацией о важных изменениях в законах и других актах, касающихся психотропных веществ, и о значительных изменениях в показателях злоупотребления психотропными веществами и их незаконного оборота. Представляются также ежегодные статистические отчеты.

Конвенцией предусмотрено широкое международное сотрудничество в сфере контроля за психотропными веществами.

В отношении мер против злоупотребления психотропными веществами Конвенция 1971 г. повторила рекомендации ст. 36 Конвенции 1961 г. и предоставила странам возможность самостоятельного выбора направлений профилактики и лечения зависимости от психотропных веществ.

Кроме того, следуя за Конвенцией 1961 г., Конвенция 1971 г. предписывает сторонам предусмотреть уголовную ответственность граждан за умышленное нарушение законодательства, принятого во исполнение настоящей Конвенции. Причем за серьезные нарушения требуется введение строгих наказаний, в частности, тюремного заключения или иной формы лишения свободы (ст. 22).

В то же время, по аналогии с положениями Конвенции 1961 г., Конвенцией 1971 г. сторонам предоставляется возможность либо предусмотреть замену осуждения или другого наказания лечением, либо дополнить наказание лечением для правонарушителей, злоупотребляющих психотропными веществами. Стороны принимают меры, направленные на лечение, воспитание, наблюдение за такими лицами после окончания лечения, восстановление их трудоспособности и возвращение в общество.

В соответствии со ст. 23 страна, подписавшая Конвенцию, может принимать и более строгие меры контроля, чем предусмотрено Конвенцией, если по ее мнению такие меры желательны и необходимы для сохранения здоровья и благополучия населения.

Таким образом, международное сообщество объединяет усилия по предупреждению распространения злоупотребления наркотическими и психотропными веществами, вырабатывая унифицированные формы контроля за ними. Следующим шагом в этом направлении явилось принятие в 1988 г. международной Конвенции «О борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ»1. Сторонами, подписавшими этот документ, была признана необходимость координации в рамках международного сотрудничества усилий в искоренении незаконного оборота, что признано коллективной обязанностью всех государств.

Статья 3 этой Конвенции содержит очень широкий перечень умышленных деяний в области оборота наркотических средств, которые следует признать уголовно наказуемыми. При этом должны быть установлены санкции в виде лишения свободы, штрафа или конфискации имущества. Ряд обстоятельств Конвенция предлагает признать отягчающими ответственность за правонарушения. Как и в Единой Конвенции 1961 г., сторонам предоставлена возможность предусмотреть вместо осуждения или наказания лечение, а за малозначительные нарушения в качестве альтернативы наказанию могут предусматриваться меры перевоспитания или социальной реинтеграции.

Помимо этого, Конвенция 1988 г. предусматривает широкие меры по международному сотрудничеству в борьбе с незаконным оборотом наркотиков, в расследовании преступлений и в подготовке кадров. Определяется порядок установления юрисдикции, проведения конфискации доходов от преступной деятельности с наркотическими средствами, а также материалов и оборудования, выдачи правонарушителей. В качестве приложения к Конвенции приняты Таблицы I и II, в которых перечислены вещества, используемые при незаконном изготовлении наркотических средств и психотропных веществ (прекурсоры). Конвенция рекомендует ряд мер, которые каждая из сторон может принять в целях контроля над изготовлением и распространением этих веществ (ст. 12, п. 8). Предусмотрены также обязательные меры в отношении этих веществ, такие, например, как изъятие, если имеется убедительное свидетельство того, что они предназначены для незаконного изготовления наркотических средств или психотропных веществ, требование надлежащей маркировки на импортируемые или экспортируемые вещества такого рода и другие меры (ст. 12, п. 9).

Таким образом, мировое сообщество идет по пути отнесения наркотических средств к предметам разрешительной системы, когда большинство операций с ними запрещено, а разрешения распространяются на ограниченный круг субъектов их оборота. Наиболее опасные, по мнению общества, деяния относятся к разряду преступлений, за которые должно следовать серьезное наказание. Виды полезного и необходимого использования наркотических средств жестко регламентируются и должны протекать с соблюдением строгих мер контроля.

В настоящее время мировую политику в отношении наркотиков определяют международные соглашения, которые влияют на национальную политику государств в этой области. Это особенно очевидно при решении отдельными странами задач предупреждения роста незаконного рынка наркотических средств, который является сейчас международным. В связи с этим, а также учитывая быстро идущие интеграционные процессы, разрушение идеологических преград, открытость границ и рост международных связей во всех сферах жизни, необходимость международного сотрудничества и взаимодействия стран в борьбе с нелегальным оборотом наркотических средств не вызывает сомнений. США, например, в своих программах по борьбе с наркоманией относят проблему наркотиков к вопросам внешней политики. Но международное сотрудничество не может быть успешным без определенных общих принципов, которым бы следовали все участники. Поэтому положения международных документов учитываются национальными законодательствами стран, подписавших Конвенции1.

Анализ международных документов позволяет выделить два основных направления политики предупреждения распространения наркотиков и их немедицинского потребления:

1. Решительная и жесткая борьба с незаконным распространением наркотиков, с их нелегальным рынком. В этой части Конвенции считают необходимым введение в национальные уголовные законодательства многочисленных норм, предусматривающих ответственность за разнообразные операции с наркотиками. Сюда также можно отнести систематическое наращивание международных усилий по контролю за потоками наркотиков, разработку и внедрение различных разведывательных и охранных систем на всех видах транспорта, проведение розыскных, оперативных мероприятий и т.п.

2. Гуманизация отношения к лицам, страдающим наркоманиями. Здесь рекомендуются различные виды замены уголовного наказания лечением, разработка и применение реабилитационных и профилактических мероприятий. Однако данное направление определено как желаемое; здесь государствам предоставлена свобода в принятии решений.

Действенным фактором унификации международного контроля за наркотическими средствами является разработка и введение на международном уровне перечней наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров с особым режимом контроля в зависимости от занесения веществ в тот или иной список. Эта мера практически предопределила национальные регламентации оборота наркотических средств, занесенных в перечни.1

Политика различных стран в отношении наркотических средств в целом соответствует тенденциям, прослеживаемым по международным соглашениям.

Представления о некоторых подходах к решению рассматриваемой проблемы дают национальные законодательства. Отличительной чертой законодательного регулирования общественных отношений во многих странах является то, что соответствующие законодательные нормы разбросаны по нормативным актам, относящимся к разным отраслям права. В целом это законодательство состоит из:

— норм уголовных кодексов;

— норм здравоохранительных кодексов;

— специальных законов, регулирующих применение всех или отдельных видов наркотических средств;

— профессиональных кодексов или инструкций, регулирующих поведение определенных групп специалистов (врачей, фармацевтов и пр.);

— инструкций по оптовой или розничной торговле наркотическими средствами;

— промышленных инструкций (в области химической и фармацевтической промышленности);

—транспортных инструкций (перевозка наркотиков);

— таможенных кодексов и инструкций1.

Законодательства большинства государств мира имеют тенденцию рассматривать пристрастие к наркотикам скорее как патологическое явление, а не преступление, однако последствия незаконного употребления наркотиков трактуются различно — от добровольного лечения до принудительного лечения либо наказания с лечением или без такового.

 

1.2. Конвенционные положения противодействия наркотизму

(Единая конвенция ООН о наркотических средствах 1961 г.;

Конвенция ООН о психотропных веществах 1971 г.; Конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и

психотропных веществ 1988 г.)

 

Первое десятилетие третьего тысячелетия новой эры, знаменующееся, с одной стороны, невиданным доселе уровнем развития человеческой цивилизации, существенными достижениями демократии, в то же время, с другой — отличается беспрецедентным «расцветом» в мире национальной и транснациональной преступности и ряда негативных социальных явлений и пороков, непосредственно с ней связанных, в том числе наркотизма2.

Как справедливо отмечается в специальной литературе, «в связи со складывающимися криминологическими условиями человечество в начале ХХI в. оказалось в криминальном капкане».

Мировая политика в отношении наркотических средств определяется международными конвенциями и соглашениями между государствами о сотрудничестве в проблемной сфере. В конвенциях сформулированы основные принципы разрешения проблем, возникающих в связи с наркотиками. Для государств, их подписавших, положения международных документов становятся обязательными при формировании и проведении национальной политики и должны включаться в законодательство. Таким образом, в настоящее время в мировом сообществе идет процесс унификации подходов к проблемам распространения наркотических средств и предупреждения заболеваемости наркоманией.

Однако национальная политика в этой сфере сохраняет некоторые свои особенности в зависимости от традиций и актуальной наркологической ситуации в конкретной стране, которые отражаются в национальном законодательстве, решениях правительства, специальных государственных программах по борьбе с распространением наркотиков.

Расширение масштабов злоупотребления наркотическими средствами и их незаконного оборота отмечается с середины XIX века. За достаточно короткий срок стало очевидно, что ни одна страна самостоятельно не может успешно решать проблемы их предупреждения и преодоления. Уже с начала XX века международное сообщество стало создавать механизмы глобального контроля, ограничивающего доступ к наркотикам. В период с 1912 по 1972 годы было заключено не менее 12 многосторонних договоров о контроле над наркотиками. Принятая под эгидой ООН Единая Конвенция о наркотических средствах 1961 г. с Поправками, внесенными в нее в соответствии с Протоколом 1972 г., объединила большинство документов, действовавших в этой сфере, а Конвенция о психотропных веществам 1971 г. распространила систему контроля на новые категории синтетических наркотических средств. В течение этого периода основные усилия направлялись на постепенное создание и усиление сети административного контроля, первоочередной задачей которой явилось регулирование предложения и движения наркотиков с целью ограничения их производства, импорта и экспорта таким количеством, которое необходимо для законных медицинских и научных целей.

Единая конвенция о наркотических средствах 1961 г.
(далее — Единая конвенция, Конвенция) с поправками, внесенными в нее в соответствии с Протоколом 1971 г. Нью-йоркская конференция проходила с 24 января по 25 марта 1961 г. На конференции были представлены 73 государства, ряд представителей специализированных учреждений, в частности, Продовольственной и сельскохозяйственной организации Объединённых Наций, Международной организации гражданской авиации, Международной организации труда и Всемирной организации здравоохранения. В работе конференции участвовали также представители Постоянного центрального комитета по опиуму и Контрольного органа по наркотическим средствам и представители некоторых неправительственных организаций (Организация международного сотрудничества уголовной полиции, Международная федерация женщин-юристов и Международная конференция католических благотворительных учреждений).

Новый международный договор призван был решить ряд задач, стоящих перед государствами: заменить единым документом существующие многосторонние договоры в этой области; сократить число договорных международных органов; упростить сложившуюся систему международного контроля, привести ее в соответствие с происшедшими в мире социально-экономическими изменениями; сократить число международных органов, занимающихся контролем над наркотиками; создать эффективную систему контроля над производством наркопродуктов (опийного мака, необработанного опия, листьев коки и каннабиса).

Как следует из текста ст. 44, Единая конвенция заменила собой (в отношениях между ее Сторонами) все ранее принятые договоры о наркотиках, кроме Конвенции по борьбе с незаконным оборотом вредных лекарственных веществ 1936 г. с оговоркой. В качестве главного постулата Единой конвенции служит необходимость получения разрешения на импорт и экспорт наркотических средств, а также система оценок этой деятельности и статистических отчетов по ней. В качестве глобального наблюдателя стал функционировать один основной орган — Международный комитет по контролю над наркотиками. Его уникальность в том, что, существуя в рамках ООН, Комитет по статусу является независимым.

Единая конвенция в качестве составного элемента имеет 4 списка наркотических средств — классификацию препаратов по степени их вредности и запрета к немедицинскому распространению. В Протоколе 1972 г. о поправках к Единой конвенции содержатся уточнения ко всем четырем спискам наркотических средств, включая новые вещества.

Согласно положениям самой Единой конвенции и последующим поправкам к ней наиболее жестким мерам контроля подвергаются средства, перечисленные в списке № 1 (ст. № 31 Конвенции, п.п. 4-16). В нем содержатся препараты, получаемые из опийного мака, листьев коки и из конопли. К мерам контроля в отношении Списка № 1 отнесены:

— оценка потребностей сторон в наркотическом средстве, учитывающая законное потребление в медицинских и научных целях; предоставление подробных сведений об изготовлении и изготовителях, хранимых складских запасах и площади земель, используемых для культивирования опийного мака;

— предоставление сторонами статистических данных о производстве и изготовлении; импорте и экспорте; конфискациях, складских запасах; территориях, на которых выращивается опийный мак;

— ограничение изготовления и импорта количеством, не превышающим законного использования плюс экспортируемое количество и количество, необходимое для специальных запасов;

— контроль над производством опия и концентрированной (молотой, брикетированной, экстрактной) маковой соломы, особенно для международной торговли;

— выдача сторонами лицензий и контроль над изготовлением наркотических средств, торговлей ими и их распределением, включая экспорт и импорт;

— выдача сторонами рецептов на наркотические средства, предназначенные для использования в медицинских целях, и ведение документации;

— этикетирование.

Список № 2 включает наркотические средства, которые более широко используются в медицинских целях и отпускаются по рецепту. Меры контроля (ст.31) предусматривают в основном выдачу предприятиям лицензий на изготовление.

Список № 3 состоит из препаратов, содержащих в качестве ингредиентов наркотические средства списка № 2 в более низких концентрациях, а также препаратов, которые по оценкам ВОЗ не могут быть предметом злоупотребления. Меры контроля над их торговым распределением не требуются.

Список № 4 включает небольшие количества наркотических средств, которые, как считается, обладают особо опасными свойствами, но используются в терапевтических целях в очень ограниченном масштабе и в отношении которых стороны полностью могут ввести запрет (на производство, изготовление, экспорт, импорт, торговлю, владение).

Специальные строгие меры контроля предусмотрены в ст.ст. 24-28 Единой конвенции в отношении производства опия для международной торговли, разведения маковой соломы, кокаинового куста и листьев коки, культивирования каннабиса.

Единая конвенция имеет довольно сложную систему отчетности государств-участников перед Международным комитетом ООН по контролю над наркотиками (ст.ст. 19, 20, 21). Она предписывает каждой стороне необходимость сбора информации относительно движения контролируемых веществ. Действие этой системы регулирует на каждом этапе Международный комитет по контролю над наркотиками, используя для этого доклады, предоставляемые ему участниками Конвенции по специальной форме.

Ежегодно каждая сторона должна направлять в Комитет предварительную оценку предполагаемой общей потребности во всех контролируемых веществах на ее территории (на медицинские и научные цели, на изготовление других веществ, на запасы и добавки к ним). Кроме того, стороны обязаны информировать о площади и месте расположения культивируемого опийного мака, о примерном количестве произведенного опия; о числе промышленных предприятий, занятых изготовлением синтетических наркотических средств и о количестве каждого средства, изготовленного предприятием.

До 1961 года международный контроль над наркотиками проводили несколько органов, в том числе Комиссия по наркотическим средствам, осуществлявшая общий контроль и призванная вырабатывать в этой области общую политику; Постоянный центральный комитет по опиуму и Контрольный орган по наркотическим средствам, являвшиеся специализированными органами надзора, которые работали в тесном контакте между собой (они также аккумулировали статистические сведения правительств о наркотиках, контролировали международную торговлю ими, исчисляли потребность в них для государств); Комитет экспертов по токсикогенным средствам при ВОЗ, занимавшийся медицинской стороной наркомании и призванный решать в меру своей компетенции и вопросы о международном контроле над новыми наркотическими средствами1.

В связи с принятием Единой конвенции произошли изменения в сфере организации международного контроля над наркотиками, осуществление которого стороны передали в сферу деятельности Комиссии по наркотическим средствам Экономического и Социального Совета ООН (КНС) и вновь образованному Международному Комитету по контролю над наркотиками (МККН) (ст. 5 Конвенции).

Международный контроль над наркотиками может быть удовлетворительным лишь в том случае, если он основан на данных, получаемых в результате осуществления соответствующего контроля на национальном уровне.

Нормы Единой конвенции о наркотических средствах 1961 г. в отношении внутригосударственного контроля по своему содержанию не отличаются от норм ранее принятых договоров. Однако большое значение имеет то, что они касаются всего ныне известного наркотического сырья. Если страна производит сырье для наркотиков, она обязана сделать все необходимое, чтобы предотвратить утечку наркотических средств, сырья по нелегальным каналам. Такая же обязанность возлагается на правительства стран, производящих наркотические препараты, независимо от того, добываются ли последние из естественных продуктов или с помощью химического синтеза. Оба аспекта контроля над наркотиками имеют отношение как к странам, производящим сырье, так и к странам, выпускающим готовую продукцию.

С учетом того, что реализация положений Конвенции требует централизации и координации деятельности внутригосударственных органов, ст. 17 Единой конвенции предусматривает создание каждой Стороной особого органа управления в данной области. В Конвенции не указывается, на какой конкретно правительственный орган должны возлагаться функции контроля. Этот вопрос всецело относится к внутренней компетенции каждого государства.

Кроме особого управления, предусмотренного ст. 17 Конвенции, те из участников Единой конвенции, которые разрешают культивирование опийного мака для производства опия, обязаны создавать в соответствии с п. 1 ст. 23 одно или несколько правительственных учреждений, которые должны заниматься исключительно контролем культивирования опийного мака и производства опия. Они обязаны установить действенные административные меры, которые обеспечивали бы строго ограниченное производство опийного мака и полную сдачу урожая. Аналогичные правительственные учреждения должны создаваться в тех странах, которые разрешают культивирование кокаинового куста для извлечения кока (п.1 ст. 26) или индийской конопли (каннабиса) с целью получения смолы каннабиса (п.1 ст. 28).

В соответствии со ст. 31 участники Конвенции должны применять систему специальных свидетельств на ввоз и разрешений на вывоз наркотических средств.

Функции государственных учреждений по отношению к культивированию кокаинового куста и каннабиса подобны тем, которые установлены в отношении опия (ст.ст. 26 и 28). Кроме общих норм, связанных с выращиванием опия, существуют также специальные постановления о контроле в отношении кокаинового куста. Участники Единой конвенции обязуются, по возможности, принимать меры по выкорчевыванию всех дикорастущих кокаиновых кустов, а также уничтожать их в случае незаконного культивирования (ст. 26). В соответствии со ст. 27 участники Конвенции могут использовать кокаиновый лист для изготовления вкусового вещества при условии, что в нем не будет содержаться кокаина, а также разрешать торговлю листьями кока, их ввоз и вывоз. Однако участники Конвенции обязаны строго контролировать использование кокаинового листа в этих целях с тем, чтобы кокаин, который может быть одновременно с этим извлечен из них, точно учитывался и указывался наравне с другими наркотическими средствами. Одним из важных вопросов внутригосударственного контроля является контроль над изготовлением, внутригосударственной торговлей и распределением наркотических средств.

Согласно п.1 ст. 24 любое начало или увеличение производства опия не разрешается, если в результате этого произойдет перепроизводство этого наркотического средства в мире и (или) это приведет к незаконному обороту на территории этого государства.

Конвенцией предусмотрено также (ст. 34), что все лица, получающие лицензии или занимающие директорские должности на государственных предприятиях, должны иметь надлежащую квалификацию. Производители (изготовители), торговцы, врачи, ученые обязаны вести учет расходования наркотиков.

Основное требование к торговле готовой продукцией сводится к следующему: торговля и распределение должны осуществляться по лицензиям (ст. 30).

Контроль за законностью торговых сделок с наркотиками дополняется соответствующими мерами против нелегальных соглашений. В Конвенции отражено положение о необходимости изыскания средств для организации лечения и возвращения к нормальной деятельности наркоманов, а также требование о необходимости принятия соответствующих законодательных мер по отношению к тем, кто занимается противоправными деяниями, связанными с наркотиками.

Любой ввоз и вывоз наркотических препаратов должен быть также санкционирован правительствами соответствующих стран с указанием вида и количества этих препаратов, а также точного определения сроков поставок (ст. 31).

В соответствии с п. 1 ст. 31 Единой конвенции ввоз (вывоз) наркотических средств в любую страну или территорию (независимо от того, является эта страна участником Единой конвенции или нет) разрешается только в соответствии с законами и правилами данной страны или территории и в пределах расчетов для данной страны или территории, как это определено в п. 2 ст. 19.

Таким образом, соглашение включает все аспекты контроля: строгий контроль за выращиванием, надзор за производством наркотиков на предприятиях, тщательное наблюдение за тем, как готовая продукция по легальным каналам направляется на удовлетворение медицинских и научных целей.

По состоянию на ноябрь 2008 года участниками Единой конвенции являлись 152 государства. В число стран, которые не подписали этот документ, входят 8 государств Африки, 3 — Америки, 6 — Азии, 3 — Европы и 5 — Океании. Азербайджан и Грузия к названному выше сроку еще не заявили о своем намерении стать участниками Конвенции.

В Организации Объединенных Наций созданы специальные учреждения по претворению в жизнь положений Конвенции в различных регионах и странах. Например, в Вене разместился Отдел ООН по наркотическим средствам. Его функция состояла в сборе и обработке различных данных. Это подразделение вело практическую работу по оказанию предметной помощи антинаркотическим организациям и национальным учреждениям по выполнению международных договоров, а также созданию на местах соответствующей правовой базы и механизма реализации законов.

Конвенция о психотропных веществах 1971 года. Деятельность мирового сообщества в борьбе с незаконным распространением наркотиков не ограничилась положениями рассмотренной выше Единой конвенции. В свою очередь, органы контроля, созданные на основе этого договора, продолжали совершенствовать формы и методы своей деятельности с учетом возникновения все новых и новых задач, касающихся борьбы с наркоманией.

Вопрос о необходимости контроля над психотропными веществами в международном плане начал обсуждаться в 1955 году, когда Комиссия по наркотическим средствам рассмотрела доклады, представленные Комитетом экспертов Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), и занялась уточнением своей позиции (Всемирная организация здравоохранения, серия технических докладов: 1952 № 57, 1954 № 76, 1957 № 116, 1964 № 273, 1965 № 312).

Озабоченность проявили также и другие международные органы, занимающиеся вопросами контроля над наркотиками, предлагая близкие по своей сути способы решения этой проблемы. Многие правительства «подвели» ряд веществ под режим, применяемый к наркотикам.

В 1965 году группа экспертов ВОЗ рекомендовала принять единообразные меры национального контроля. Впоследствии эти рекомендации были одобрены названными выше международными организациями. И все же эти меры оказались недостаточными.

Всемирная организация здравоохранения, рассматривавшая данный вопрос с точки зрения охраны здоровья населения, и Комиссия по наркотическим средствам, изучавшая его главным образом с административной и юридической точек зрения, согласились с необходимостью установления контроля, направленного на предупреждение злоупотребления этими веществами.

Подробное исследование этой проблемы Комиссия по наркотическим средствам поручила созванному в августе 1966 года Специальному комитету по веществам, не находящимся под международным контролем (далее — Комитет), доклады и отчеты которого послужили основой для разработки документа «Психотропные вещества, не находящиеся под международным контролем (амфетамины, барбитураты, транквилизаторы и галлюциногенные вещества)»1.

Окончательный вариант многостороннего договора об установлении контроля над психотропными веществами был принят на Венской конференции 1971 г.

Конвенция о психотропных веществах 1971 г. устанавливает международную систему контроля над такими веществами, как галлюциногены, симпатомиметические средства амфетаминного типа, барбитураты, а также снотворные, транквилизирующие и анальгезирующие средства. Некоторые из этих веществ вообще запрещены к использованию, другие выдаются лишь по рецептам. В Конвенции зафиксированы положения, согласно которым рецепты должны выписываться в строгом соответствии с медицинской практикой, этикетки препаратов снабжаться указаниями об их употреблении и необходимыми предостережениями. Конвенция предусматривает меры против злоупотребления и указывает на необходимость лечения, реабилитации и социальной реинтеграции наркоманов. Предусмотрено также, что в качестве альтернативы наказанию или дополнительно к нему лица, злоупотребляющие психотропными веществами, могут быть подвергнуты принудительному лечению.

Сердцевину Конвенции о психотропных веществах составляют также четыре списка веществ. Список № 1 — группа галлюциногенов (ЛСД, ДМТ, псилоцибин и др.), то есть психотропные вещества, обладающие очень опасными свойствами и имеющие сомнительное терапевтическое значение или не имеющие его вовсе. В отношении этих веществ применяются наиболее строгие меры контроля (в частности, в ст. 7 Конвенции предусмотрен полный запрет их использования, за исключением научных целей и крайне узких и жестко контролируемых — медицинских; специальное лицензирование; заблаговременные разрешения и т.п.).

Список № 2 — стимулирующие вещества, имеющие очень ограниченное терапевтическое значение, а также определенные наркотические анальгетики, которые в медицине с терапевтическими целями вообще не используются. Все эти вещества могут вызывать сильную зависимость и в отношении них применяются те же меры контроля, что и для Списка № 1, правда, с некоторыми исключениями, но без специальных мер, описанных в упоминавшейся ст. 7. В целом перечень мер контроля по спискам № 1 и 2 дается в п.п.1 и 3 ст.12 Конвенции.

Список №3 — барбитураты (вещества, обладающие успокаивающим, противосудорожным и наркотическим действием, например, гексенал и тиопентал-натрий), которые являются предметом злоупотребления, но вместе с тем полезны в терапевтическом отношении. Здесь меры контроля те же, что и по спискам № 1 и 2, но применительно к этим веществам не требуется разрешения на импорт и экспорт, а также предоставления полных статистических отчетов о производстве, использовании и т.д.

Список № 4 — снотворные, транквилизируюшие и анальгезирующие вещества, которые широко используются как наркоманами, так и терапевтами. В отношении этих препаратов предусмотрен менее строгий контроль. На них распространяются требования, касающиеся выдачи рецептов в соответствии с научно обоснованной медицинской практикой, этикетирования, а также выдачи лицензий на изготовление и торговлю.

По данным Международного комитета по контролю над наркотиками названную Конвенцию подписали 158 государств (по состоянию на ноябрь 1998 года).

Конвенция о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г.1 принята специальной конференцией ООН и вступила в силу в ноябре 1990 года. Основным побудительным мотивом ее принятия явилась необходимость укрепления и дополнения мер, предусмотренных двумя предыдущими Конвенциями ООН. При этом основной упор сделан на укрепление эффективности юридических средств международного сотрудничества.

<

Конвенция 1988 г. учитывает различные аспекты проблемы и, в частности, те из них, которые не предусмотрены или недостаточно полно отражены предыдущими документами (например, сокращение спроса).

В ее первых четырех статьях детально оговорено, что Конвенция не исключает какой-либо уголовной юрисдикции, устанавливаемой любой стороной в соответствии с ее национальным законодательством. Особо подчеркивается, что при осуществлении своих обязательств по данной Конвенции Стороны принимают необходимые меры, в том числе организационного и законодательного характера, соответствующие основополагающим статьям своих внутренних законодательных систем.

Одним из наиболее важных положений данной Конвенции является установление контроля за веществами, часто используемыми при изготовлении наркотических средств и психотропных веществ.

К Конвенции приложены таблицы № 1 и 2, содержащие 22 наименования этих веществ (в частности, Таблица № 1 — лизергиновая кислота, псевдоэфедрин и др.; Таблица № 2 — ангидрид уксусной кислоты, антраниловая кислота и др.), которые в специальной литературе принято называть прекурсорами.

В отличие от положений Конвенций 1961 и 1971 гг., где подробно изложены меры контроля за наркотическими средствами и психотропными веществами, в Конвенции 1988 г. обозначены лишь общие меры контроля. Предполагается, что правительства для претворения в жизнь этих общих положений должны разработать собственные конкретные меры контроля.

Большое значение в данной Конвенции отводится налаживанию межгосударственных связей в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и прекурсоров.

Стороны, подписавшие Конвенцию 1988 г., должны предоставлять друг другу самую широкую юридическую помощь (ст.ст. 5 и. 6). Это в первую очередь касается расследования, уголовного преследования и судебного разбирательства уголовных правонарушений (ст. 7). Положения данной статьи не влияют на обязательства, вытекающие из любых других двусторонних или многосторонних договоров, которые регулируют предоставление взаимной юридической помощи по уголовным делам.

Согласно Конвенции стороны устанавливают друг с другом различные деловые связи (например, между учреждениями и службами), сотрудничают в расследовании правонарушений, подготовке кадров (ст. 9), обмениваются информацией о транзите (ст. 10), осуществляют меры по контролируемым поставкам (ст. 11), создают систему мониторинга международной торговли веществами по таблицам №1 и 2 (ст. 12).

В соответствии с Конвенцией 1988 г. государства соглашаются изменить свои национальные законы, чтобы облегчить конфискацию доходов от незаконного оборота наркотиков.

Каждая сторона принимает надлежащие меры для предотвращения незаконного культивирования и осуществляет шаги по уничтожению растений (ст. 14); обеспечивает запрещение использования транспортных средств коммерческих перевозчиков при совершении правонарушений (ст. 15), соблюдение правил маркировки экспортируемых партий наркотических средств и психотропных веществ (ст. 16); сотрудничает с другими сторонами в целях пресечения незаконного оборота на море (ст. 17); взаимодействует с другими участниками Конвенции в вопросах пресечения использования почтовых отправлений для незаконного оборота (ст. 19).

Впервые в международной практике Конвенцией предусмотрены контролируемые поставки, представляющие собой метод работы правоохранительных органов, при котором допускается ввоз (вывоз, провоз) на территорию одной или нескольких стран незаконных или вызывающих подозрение партий наркотических средств и психотропных веществ или заменяющих их веществ, с ведома и под надзором компетентных служб с целью выявления лиц, участвующих в совершении наркопреступлений. Решения об использовании контролируемых поставок принимаются в каждом отдельном случае и могут, при необходимости, учитывать финансовые договоренности.

Что касается отчетности, то ст. 12 является наиболее значимой. В ней сформулированы требования, согласно которым каждая Сторона предоставляет Международному комитету по контролю над наркотиками в предусмотренной им форме и в установленном порядке, на соответствующих бланках следующую информацию: а) об объеме изъятых веществ, включенных в таблицы № 1 и 2 Конвенции, и, когда это известно, об их происхождении; б) о любом веществе, не включенном в таблицы № 1 и 2, которое, по имеющимся данным, использовалось при незаконном изготовлении наркотических средств или психотропных веществ, и которое представляет собой достаточно серьезную проблему, заслуживающую внимания Комитета; в) о видах утечки и способах незаконного изготовления веществ.

По состоянию на ноябрь 2008 года участниками этой Конвенции стали 148 государств, а также Европейский Союз.

В заключение следует подчеркнуть, что в борьбе со злоупотреблением наркотиками и их незаконным оборотом три ныне действующие Международные конвенции образуют правовую основу системы контроля над наркотическими средствами, психотропными веществами и прекурсорами. Она разработана и поддержана международным сообществом и на ее базе организуется взаимодействие в этих вопросах подавляющим большинством государств планеты. Указанные Конвенции находятся в постоянном развитии. По мере необходимости они дополняются и модернизируются. Бесспорной заслугой Конвенции ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г. является установление подлежащих криминализации в национальном уголовном законодательстве государств-участников деяний, прямо либо опосредованно связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ (ст. 3 «Правонарушения и санкции»). Причем это уже не только посягательства, непосредственно связанные с организацией и осуществлением данного оборота, но и правонарушения, направленные на легализацию и сокрытие незаконно полученных в результате доходов, а также деяния, совершаемые в той же сфере, которые могут быть признаны преступлениями в силу обусловленности такого решения конституционными положениями и основными принципами правовой системы государства-участника. Соответственно, во всех трех Конвенциях содержатся положения, касающиеся международного сотрудничества государств в деятельности по противодействию наркотизму. В частности, о том, что они должны помогать друг другу в проведении кампаний по борьбе с незаконным оборотом наркотиков и психотропных веществ и тесно сотрудничать друг с другом и с теми компетентными международными организациями, членами которых они являются, с целью проведения согласованной кампании по борьбе с незаконным оборотом названных средств. Так, ст. 7 Конвенции 1988 г. «Взаимная юридическая помощь» устанавливает, что Стороны предоставляют друг другу самую широкую взаимную юридическую помощь в расследовании, уголовном преследовании и судебном разбирательстве уголовного правонарушения, признанного таковым Конвенцией. Взаимная юридическая помощь может запрашиваться с целью сбора доказательств или показаний; ознакомления с материалами судебного разбирательства; произведения обысков и арестов; обследования предметов и мест; предоставления информации и доказательственных предметов; предоставления оригиналов или заверенных копий соответствующих документов и материалов, включая банковские, финансовые, фирменные или коммерческие документы; определения или выявления доходов, собственности, средств или других вещей для доказательственных целей. В соответствии с Конвенцией Стороны могут предоставлять друг другу любые другие формы взаимной юридической помощи, разрешаемые национальным законодательством запрашиваемой Стороны. Серьезное внимание уделено в Конвенциях проблеме экстрадиции лиц, участвующих в нелегальном обороте наркотических средств и психотропных веществ, как акту «межгосударственной судебной взаимопомощи по уголовным делам, имеющему целью передачу лица, преследуемого в уголовном порядке или осужденного, из пределов подсудности одного государства в пределы подсудности другого государства». Положения, содержащиеся в них, детализируют установления международно-правовых документов, непосредственно посвященных решению вопросов выдачи преступников.

 

 

2. КРИМИНАЛИЗАЦИЯ ДЕЯНИЙ, СВЯЗАННЫХ С НЕЗАКОННЫМ ОБОРОТОМ НАРКОТИКОВ, В МЕЖДУНАРОДНОМ И ЗАРУБЕЖНОМ УГОЛОВНОМ ПРАВЕ

 

2.1. Криминализация деяний, связанных с незаконным оборотом

наркотиков, в международном уголовном праве

 

Значительная распространенность в российском обществе наркотизма, расширение незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ, все ярче проявляющаяся выраженность негативных последствий немедицинского потребления названных средств и веществ (в том числе совершение на этой почве преступных посягательств) требуют активизации в этой сфере различных форм социального контроля. Эффективному его осуществлению, несомненно, способствует объективно обоснованная, взвешенная криминализация деяний, связанных с незаконным оборотом наркотиков. Не вызывает сомнений решение законодателя о необходимости придания статуса преступных ряду таких посягательств. Однако анализ уголовного закона в соответствующей его части порождает серьезные сомнения в обоснованности криминализации отдельных деяний.

Осуществление незаконного оборота наркотиков предполагает взаимодействие представителей двух направлний: с одной стороны, производители и сбытчики (распространители) наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов; с другой – потребители этих препаратов. И те, и другие, будучи, так или иначе, задействованы в системе нелегального оборота наркотиков, совершают противоправные действия с последними. Однако уровень вредоносности поведения каждой из названных групп не может быть одинаковым, он требует детальной оценки, анализа для определения обоснованных границ криминализации деяний, совершаемых в указанной сфере.

Решая вопрос о границах криминализации преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, международные Конвенции определяют круг деяний, которые при преднамеренном их совершении должны признаваться в национальном законодательстве государств-участников уголовными преступлениями.

Так, Конвенция ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г. обобщает соответствующие положения Конвенций о наркотических средствах 1961 г. и о психотропных веществах 1971 г. в статье 3 «Правонарушения и санкции» назвала круг деяний, подлежащих криминализации1. Их можно условно разделить на три группы: а) правонарушения, непосредственно связанные с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ; б) правонарушения, направленные на легализацию и сокрытие доходов, незаконно полученных в результате незаконного оборота названных средств и веществ; в) правонарушения, связанные с нелегальным оборотом указанных препаратов, которые могут быть признаны уголовными преступлениями, если это обусловлено конституционными положениями и основными принципами правовой системы государства-участника.

Конвенция относит: 1) производство, изготовление, экстрагирование, приготовление, предложение, предложение с целью продажи, распространение, продажу, поставку на любых условиях, посредничество, переправку, транзитную переправку, транспортировку, импорт или экспорт любого наркотического средства или любого психотропного вещества; 2) культивирование опийного мака, кокаинового куста или растения каннабиса в целях производства наркотических средств; 3) хранение или покупку любого наркотического средства или психотропного вещества для целей любого из видов деятельности, перечисленных выше; 4) изготовление, транспортировку или распространение оборудования, материалов или веществ, предназначенных для использования в целях незаконного культивирования, производства или изготовления наркотических средств или психотропных веществ; 5) организацию, руководство или финансирование любых правонарушений, перечисленных выше.

Таким образом, как следует из установлений международно-правового акта, обязательной криминализации подлежат действия, связанные с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, имеющие своей целью их производство и распространение. Что касается деяний (приобретение, хранение, изготовление, перевозка и др.), совершаемых в целях личного потребления, то жесткого требования их криминализации названные Конвенции не содержат. Более того, они рекомендуют применять к наркоманам, в первую очередь, меры, направленные на раннее выявление, лечение, воспитание, восстановление трудоспособности, возвращение в общество.

П. С. Дагель, говоря об установлении рамок криминализации, отмечал среди прочего, что уголовно-правовые средства должны применяться лишь в случае, когда противоправное поведение может быть предупреждено с помощью таковых1. В отношении наркотизма такая превенция объективно невозможна, что предопределено природой и течением заболевания наркомании. Здесь уместно привестиь разработанную Г. А. Злобиным классификацию принципов криминализации. В первую их группу – социально-психологические принципы криминализации – он объединил те, которые выражают объективную необходимость и политическую целесообразность уголовной ответственности, и в том числе соразмерность положительных и отрицательных последствий криминализации2.

Положительных последствий криминализации незаконных действий с наркотиками, совершаемых наркоманами без цели сбыта, исследователи проблемы не видят. Это верно в той части, что не эти указанные лица ввозят в страну тонны наркотических средств, не они создают подпольные лаборатории по производству психотропных веществ, не они занимаются активной репродукцией наркозависимых в стране, получая в результате огромные прибыли.

Единая конвенция 1961 г установила общие правила о преступности тех или иных деяний, связанных с наркотиками. Конкретные составы преступлений и меры ответственности определяются в соответствии с внутренним правом каждой Договаривающейся стороны (п. 4 ст. 36). При этом если преступления были совершены в разных странах, то они рассматриваются как отдельные преступления.

Вопрос о противоправности употребления наркотиков без медицинского предписания государства должны решать сами.

Конвенция о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г. (ст. 3) внесла несколько принципиально новых составов преступлений, а именно:

— изготовление, транспортировка или распространение оборудования, материалов или веществ, указанных в приложениях к данной Конвенции, если известно, что они предназначены для использования в целях незаконного культивирования, производства, изготовления наркотических средств или психотропных веществ;

— организация, руководство или финансирование наркопреступлений;

— конверсия или перевод собственности, если известно, что такая собственность получена в результате любого правонарушения, признаваемого таковым в соответствии с данной Конвенцией, или в результате участия в таком правонарушении, в целях сокрытия или утаивания незаконного источника собственности или в целях оказания помощи любому лицу, участвующему в совершении такого правонарушения, с тем чтобы он мог уклониться от ответственности за свои действия;

— сокрытие или утаивание подлинного характера, источника, местонахождения, способа распоряжения, перемещения, подлинных прав в отношении собственности или ее принадлежности, если известно, что такая собственность получена в результате наркопреступления или в результате участия в нем.

Каждая Сторона, подписавшая Конвенцию 1988 г., обязана принять такие меры, которые потребуются для признания уголовными преступлениями согласно своему внутреннему законодательству вышеперечисленные преднамеренные действия.

Стороны с учетом своих конституционных положений и основных принципов своей правовой системы могут также признавать уголовно наказуемыми следующие деяния:

— приобретение, использование собственности, владение ею, если в момент ее получения было известно, что такая собственность получена в результате наркопреступления или в результате участия в таком деянии;

— владение оборудованием, материалами или веществами, перечень которых установлен в приложениях к Конвенции 1988 г., если известно, что они используются или предназначены для использования в целях незаконного культивирования, производства или изготовления каких-либо наркотических средств или психотропных веществ;

— публичное подстрекательство или побуждение любыми другими средствами к совершению наркопреступления или незаконному использованию наркотических средств или психотропных веществ;

— участие, причастность или вступление в преступный сговор с целью совершения наркопреступления, попытки совершить наркопрестуления, а также пособничество, подстрекательство, содействие или дача советов при их совершении.

На усмотрение Сторон осталось также признание уголовно наказуемыми деяний, совершаемых преднамеренно, связанных с хранением, приобретением или культивированием любого наркотического средства или психотропного вещества для личного потребления, в нарушение условий Конвенций 1961 и 1971 гг.

В качестве санкций за указанные деяния, учитывая серьезный характер и негативные последствия данных правонарушений, предусмотрены:

— лишение свободы, в том числе тюремное заключение;

— штрафные санкции;

— конфискация.

Стороны могут в дополнение к осуждению или наказанию либо при совершении малозначительных правонарушений в качестве альтернативы применить такие меры, как лечение, перевоспитание, последующее наблюдение за правонарушителем, восстановление трудоспособности или социальную реинтеграцию.

Важной новеллой Конвенции 1988 г. явилось определение обстоятельств, отягчающих наркопреступления. Конвенция обязала Стороны обеспечивать принятие во внимание национальными судами и другими имеющими юрисдикцию компетентными органами таких фактических обстоятельств, как:

— участие в правонарушениях организованной преступной группой, в состав которой входит правонарушитель;

— участие правонарушителя в других видах международной организованной преступной деятельности;

— участие правонарушителя в других незаконных видах деятельности, которые содействовали совершению данного правонарушения;

— применение правонарушителем насилия или оружия и другие обстоятельства, перечисленные в п. 5 ст. 3.

Стороны, подписавшие Конвенцию 1988 г., обязались предоставлять друг другу самую широкую взаимную юридическую помощь в расследовании, уголовном преследовании и судебном разбирательстве.

Международные Конвенции оставили на усмотрение сторон вопрос о необходимости привлечения к уголовной ответственности за употребление наркотиков. Отдельные страны по-разному решают эту проблему.

Так, во Франции, Италии, Швейцарии, Люксембурге прием наркотиков запрещается, но в Италии этот запрет только констатируется законом, но наказание за его нарушение не определяется. В Великобритании и Ирландии уголовно наказуем только прием опиума. В Бельгии уголовно-правовой запрет распространяется на групповое применение наркотиков. В Дании, Германии, Нидерландах, Португалии употребление наркотиков не является преступлением.

Однако в законодательстве не всех стран, где прием наркотиков уголовно не наказуем, предусмотрена дифференциация в подходе к факту приобретения или обладания наркотиками для собственного употребления. Так, в Бельгии, Дании, Германии приобретение наркотических средств для личного использования наказывается так же, как и приобретение их с целью дальнейшей продажи. Законодательство Бельгии и Греции не делает различий между обладанием наркотиками торговцами и потребителями. В Греции, Италии, Португалии приобретение наркотиков с целью личного потребления рассматривается как отличное от приобретения в связи с торговлей ими.

В Греции потребители, не являющиеся наркоманами, добывающие наркотики исключительно для личного применения или незаконно использующие наркотики, подвергаются тюремному заключению от 2-х до 5-ти лет. Наркоманы, совершившие то же деяние, не подвергаются мере пресечения, но являются субъектами принудительного лечения в специализированном медицинском учреждении. Итальянский закон также проводит границу между приобретением для личного потребления и приобретением для третьих лиц: в первом случае в целях поощрения к лечению предусматриваются административные меры, во втором — уголовное наказание.

Германия, Ирландия, Италия, Португалия и Великобритания рассматривают обладание наркотиками потребителем с целью личного потребления как отличное от приобретения в связи с продажей в дальнейшем. Соответственно, разнятся и санкции за эти деяния.

Некоторые страны дифференцируют ответственность в зависимости от того, в отношении какого наркотического средства совершено деяние. В этом смысле особо выделен гашиш: деяния с ним наказываются менее строго в Ирландии, Нидерландах, Италии, Испании. Законодательства Бельгии, Дании, Франции, Германии, Греции, Люксембурга, Португалии не делают различий между наркотическими средствами. В Великобритании наркотики разделены на три уровня по степени опасности, и в зависимости от уровня определяется наказание.

В соответствии с законодательствами различных стран Европы и США наиболее опасными и распространенными видами преступлений признаются:

— нелегальное производство наркотиков;

— нелегальное обращение наркотиков (экспорт, импорт, доставка, контрабанда);

— хранение наркотических средств (владение ими);

— нарушение полномочий, предоставляемых властями в сфере производства и обращения наркотиков в стране;

— сообщение ложной информации при учете обращения наркотиков в стране.

Строгость санкций за преступления с наркотиками различна. Так, в Великобритании срок лишения свободы, грозящий за производство наркотиков, колеблется в пределах от 5 до 14 лет, в США — от 1 года до 15 лет; в ФРГ верхний предел лишения свободы за это же преступление — 4 года, а в качестве альтернативы предусмотрен штраф.

Однако в целом наиболее суровые наказания предусматриваются за производство наркотиков, их вывоз и ввоз без надлежащего разрешения властей и незаконная торговля ими. Говоря об обращении наркотиков, законодательство различных страх обычно имеет в виду широкое понятие, т.е. не только незаконную торговлю, но и любое предоставление наркотика в распоряжение другого лица, включая дарение, а также накопление наркотиков с целью их дальнейшего распространения. Как правило, среди обстоятельств, отягчающих ответственность, учитываются: деятельность в преступных организациях, рецидив преступления, предоставление наркотиков несовершеннолетним.

Применение законов, касающихся наркотиков, также различается, но общим критерием для законодательств многих стран является избирательность их проведения в жизнь, варьирующая от неприменения законов до применения их только в определенной части.

В уголовных законодательствах стран Западной Европы существует система поощрения к лечению правонарушителей-наркоманов, которым в качестве альтернативы уголовному наказанию может быть назначено лечение. Такой порядок действует в Дании, Испании. Но достаточно часто, например, в Бельгии, Греции, Ирландии, Люксембурге, Португалии, Великобритании, Нидерландах, лечение применяется в качестве альтернативы реальному исполнению наказания, в то время как осуждение объявляется условным; но в случае несоблюдения больным режима лечения приговор приводится в исполнение. Таким образом, наркоманы, обязуясь лечиться, имеют возможность избежать всей строгости наказания и пройти курс лечения.

 

 

2.2. Подходы к криминализация деяний, связанных с незаконным оборотом наркотиков: жесткая политика, жесткий контроль, либеральный

 

В 1909 г. была создана Шанхайская опиумная комиссия. В 1912 г. был заключен первый многосторонний договор по организации системы международного контроля над наркотиками — Гаагская конвенция, в соответствии с которой ряд ведущих государств мира принял нормативные акты, предусматривающие ответственность за незаконное производство, распространение и хранение наркотических средств1.

В частности, в США в 1909 г. (еще накануне Шанхайской международной конференции по борьбе с торговлей опиумом) издается закон, запрещающий ввоз наркотиков сверх того количества, которое нужно для обеспечения потребностей медицины. В 1914 г. принимается новый нормативный акт, так называемый закон Гаррисона, устанавливающий подсудность данного вида преступлений федеральным судам. Закон вступил в силу в 1915 г., но необходимые меры по проведению его в жизнь были приняты лишь в 1919 г.

В 1920 г. в США по подсчетам американских специалистов на каждые 400 жителей приходилось по одному наркоману2. Этого было достаточно для того, чтобы всколыхнуть американское общественное мнение. Поэтому федеральные мероприятия по борьбе с наркоманией дополнялись, хотя и не систематически, законодательством штатов. Так, с 1 февраля 1919 г. по 13 мая 1921 г. в штате Нью-Йорк действовал закон «О народном здравии», регламентирующий продажу кокаина, опия и их производных и устанавливающий контроль за распространением этих веществ.

Аналогичные законы были изданы в 1916 г. во Франции (в дополнение к Закону о ядовитых веществах от 10 июля 1845 г.), в 1918 г.— в Швейцарии, в 1920 г.— в Англии и Германии.

18 февраля 1923 г. в Италии был опубликован закон, направленный на борьбу с распространением и потреблением наркотиков. Согласно данному закону продажа наркотиков без соответствующего на то разрешения или снабжение ими населения иным путем карались тюремным заключением на срок от 2 до 6 мес. и штрафом до 4000 лир. Наказание усиливалось в отношении лиц, имевших доступ к алкоголоидам и незаконно их распространявших, а также в случае продажи наркотиков несовершеннолетним. При этом по месту совершения преступления суд обязывался публиковать сообщение о каждом осужденном. Меры карательного характера тем самым сочетались с соответствующей профилактической работой органов юстиции.

Условно зарубежные страны можно разделить, в зависимости от жесткости законов, направленных на борьбу с незаконным оборотом наркотиков, на три группы.

Первая — «группа жесткой политики», к ней относятся в первую очередь Малайзия, Иран, Пакистан, Турция, Китай, Таиланд, Нигерия и т.д. Здесь борьба ведется с распространением и потреблением наркотиков жесткими методами — вплоть до смертной казни, а законодательство в отношении распространителей наркотиков максимально ужесточено. Например, в Иране только за полтора года в соответствии с Законом 1989 г. было публично казнено свыше тысячи человек.

Вторая — «группа жесткого контроля». К ней можно отнести США, Великобританию, Францию и т.д. Эти страны пристально контролируют все виды наркотиков, активно противостоят наркомафии, но крайние меры к потребителям и распространителям не применяют.

Третья — «либеральная группа». Представителями этой группы стран являются Нидерланды (Голландия) и Испания. Наиболее известным ее представителем является Голландия. Начавшаяся здесь с середины 1950-х годов легализация «мягких» наркотиков несколько сократила количество преступлений, связанных с ними. Однако кардинальных изменений не произошло, а Амстердам превратился в «наркотическую яму Европы», однако голландское правительство по-прежнему считает, что оно имеет достаточно возможностей для эффективного контроля за наркотиками1.

Современные законы европейских стран, определяющие ответственность лица за употребление наркотических веществ (употребление «per se»), достаточно сильно отличаются друг от друга. Употребление «per se» является юридическим понятием, определяющим использование лицом наркотических веществ для личного потребления, в отличие от иных противоправных деяний, как например хранение, выращивание, перевозка или продажа.

Законодательства некоторых стран-членов ЕС отражают это юридическое подразделение, выделяя употребление наркотиков в отдельное правонарушение. В четырех государствах (Франции, Финляндии, Греции и Швеции) потребление наркотиков является отдельным правонарушением, наказуемым в соответствии с положениями национальных судебных систем. В пяти других (Бельгия, Испания, Ирландия, Голландия, Великобритания, Люксембург, Португалия) употребление наркотиков запрещено только в определенных обстоятельствах (например, в общественных местах, группами лиц, или если речь идет о специально оговоренных веществах). В четырех оставшихся (Дания, Германия, Италия, Австрия) странах употребление наркотиков не рассматривается как отдельное преступление1.

Законодательством Греции, Франции, Финляндии, Швеции использование наркотиков запрещено и рассматривается как уголовное преступление. В этих странах использование запрещенных наркотических веществ рассматривается законом как отдельное правонарушение, наказуемое в соответствии с Уголовным кодексом соответствующей страны тюремным заключением. Правоприменительная практика демонстрирует большую гибкость подходов в трактовке данного юридического термина2.

Законодательством Бельгии, Испании, Ирландии, Голландии, Великобритании, Люксембурга, Португалии употребление наркотиков запрещено частично или разрешено. В Бельгии запрещено и наказуемо только групповое употребление наркотиков. В Испании и Люксембурге запрещено употребление наркотиков в общественных местах, это может повлечь за собой только административное наказание. В Ирландии и Великобритании закон официально запрещает употребление препаратов опия, но использование наркотиков «per se» не наказуемо. В Голландии использование наркотиков в общественных местах некоторых городов запрещено и может преследоваться по закону. В Португалии вводится в действие процесс, ориентированный в первую очередь на лечение.

В Дании, Германии, Италии, Австрии закон официально не запрещает использование незаконных наркотических веществ. Датское, германское и австрийское уголовные законодательства не рассматривают использование наркотиков как отдельное правонарушение. Это положение, однако, не следует рассматривать как разрешение употреблять наркотики. Хранение наркотических веществ запрещено и может повлечь за собой наказание. В Италии использование наркотиков больше не рассматривается в качестве отдельного правонарушения3.

Незаконная деятельность, заключающаяся в ввозе, приобретении и хранении наркотических веществ для личного употребления наказывается в административном порядке. Рассматривая тексты законов, касающиеся употребления наркотиков «per se», следует помнить, что оно в силу совершенно очевидных причин неотделимо от хранения и приобретения наркотических веществ, а потому две последние причины с большей долей вероятности приведут к выдвижению обвинения, нежели просто употребление наркотиков.

В Китае нормы, направленные на борьбу с незаконным оборотом наркотиков, содержатся в Уголовном кодексе Китайской Народной Республики (далее УК КНР)1. Данный УК КНР в новой редакции был принят на 5-й сессии Всекитайского собрания народных представителей шестого созыва 14 марта 1997 г., вступил в силу с 1 октября 1997 года.

УК КНР предусматривает одиннадцать составов, направленных на борьбу с наркотизмом (ст.ст. 347-357), которые содержатся в §7 «Преступления, связанные с контрабандой, продажей, транспортировкой и изготовлением наркотиков». Данный параграф входит в главу 6 «Преступления против порядка общественного управления».

Согласно ст. 357 УК КНР под наркотиками в настоящем Кодексе подразумеваются опиум, героин, метилфениламин («ледяной наркотик»), морфий, конопля, кокаин, а также иные находящиеся под контролем государства наркотические и психотропные вещества, могущие вызвать привыкание.

Количество наркотиков определяется исходя из физического количества контрабандных, продаваемых, транспортируемых, изготовленных, имеющихся при себе наркотиков, перерасчет на химически чистый вес не производится.

Статья 347 УК КНР в ч. 1 предусматривает уголовную ответственность за следующие действия:

«1) контрабанда, продажа, транспортировка и изготовление опиума в количестве свыше 1000 г героина или метилфениламина в количестве свыше 50 г или иных наркотиков в крупном объеме;

  1. руководство группой, занимающейся контрабандой, продажей, транспортировкой и изготовлением наркотиков;
  2. вооруженное прикрытие контрабанды, продажи, транспортировки и изготовления наркотиков;
  3. сопротивление с применением насилия проведению досмотра, задержанию и аресту, при отягчающих обстоятельствах;
  4. участие в организованной международной торговле наркотиками».

    Данные действия наказываются лишением свободы на срок 15 лет, бессрочным лишением свободы или смертной казнью.

    В части 2 данной статьи предусмотрена ответственность за контрабанду, продажу, транспортировку и изготовление опиума в количестве свыше 200 г., но менее 1000 г., героина или метилфениламина в количестве свыше 10 г., но менее 50 г. или иных наркотиков в сравнительно крупном объеме. Они наказываются лишением свободы на срок свыше семи лет и штрафом.

    В части 3 предусмотрена контрабанда, продажа, транспортировка и изготовление опиума в количестве менее 200 г., героина или метилфениламина в количестве менее 10 г., или иных наркотиков в небольшом объеме. Их совершение наказывается лишением свободы на срок до трех лет, краткосрочным арестом или надзором, а также штрафом; при отягчающих обстоятельствах — лишением свободы на срок от трех до семи лет и штрафом.

    В части 4 данной статьи предусматривается ответственность юридических лиц. В ней определено: «Если преступления, упомянутые в части первой, части второй и части третьей настоящей статьи, совершенны организацией, по отношению к организации применяются штрафные санкции, а несущие непосредственную ответственность руководители организации и другие лица, несущие непосредственную ответственность, — наказываются в соответствии с указанными частями настоящей статьи».

    В части 5 введено максимально суровое наказание, предусмотренное настоящей статьей, за использование, подстрекательство несовершеннолетних к контрабанде, продаже, транспортировке и изготовлению наркотиков или продажа наркотиков несовершеннолетним.

    В части 6 указанной статьи предусматривается ответственность за многократную контрабанду, продажу, транспортировку и изготовление наркотиков, не повлекшие за собой наказание ранее, что наказывается исходя из общего объема наркотиков.

    Согласно ст. 348 УК КНР1 ответственность наступает за незаконное владение опиумом в количестве свыше 1000 г., героином или метилфениламином в количестве свыше 50 г. или иными наркотиками в крупном объеме. Эти деяния наказываются лишением свободы на срок свыше семи лет или бессрочным лишением свободы, а также штрафом; то же деяние при владении опиумом в количестве свыше 200 г., но менее 1000 г., героином или метилфениламином в количестве свыше 10 г., но менее 50 г. или иными наркотиками в сравнительно крупном объеме наказываются лишением свободы на срок до трех лет, краткосрочным арестом или надзором, а также штрафом; при отягчающих обстоятельствах — лишением свободы на срок от трех до семи лет.

    Лица, ранее осужденные за контрабанду, продажу, транспортировку, изготовление, незаконное владение наркотиками, повторно совершившие преступления, перечисленные в настоящем параграфе, — наказываются (по ст. 356 УК КНР) максимально суровым наказанием из предусмотренных в статьях настоящего параграфа.

    В соответствии со ст. 353 УК КНР вовлечение, обучение, привлечение обманным путем третьих лиц к употреблению наркотиков перорально или путем инъекций наказываются лишением свободы на срок до трех лет, краткосрочным арестом или надзором, а также штрафом; при отягчающих обстоятельствах — лишением свободы на срок от трех до семи лет и штрафом. За принуждение третьих лиц к употреблению наркотиков перорально или путем инъекций виновные наказываются лишением свободы на срок от трех до десяти лет и штрафом.

    Однако за вовлечение, обучение, привлечение обманным путем или принуждение несовершеннолетних к употреблению наркотиков перорально или путем инъекций лица наказываются максимально суровым наказанием из предусмотренных настоящей статьей (ч. 3 ст. 353 УК КНР1).

    За предоставление помещений третьим лицам для употребления наркотиков перорально или путем инъекций в соответствии со ст. 354 УК КНР наказываются лишением свободы на срок до трех лет, краткосрочным арестом или надзором, а также штрафом. Кроме того, по ст. 350 УК КНР наступает ответственность за действия с прекурсорами, а именно за незаконную транспортировку, владение ангидридом уксусной кислоты, серным эфиром, трихлорметаном или иными веществами, используемыми в качестве сырья для производства наркотиков; либо за осуществляемую в нарушение государственных установлений незаконную торговлю на территории страны вышеназванными веществами. Эти деяния наказываются лишением свободы на срок до трех лет, краткосрочным арестом или надзором, а также штрафом; а те же деяния, совершенные в крупном объеме, — лишением свободы на срок от трех до десяти лет, а также штрафом.

    Предоставление третьему лицу перечисленных в части первой настоящей статьи веществ при заведомом знании о том, что данное лицо занимается изготовлением наркотиков, рассматривается и наказывается как изготовление наркотиков.

    Если преступления, упомянутые в части первой и второй настоящей статьи, совершены организацией, по отношению к организации применяются штрафные санкции, а несущие непосредственную ответственность руководители организации и другие лица, несущие непосредственную ответственность, — наказываются в соответствии с частями первой и второй настоящей статьи.

    Лишением свободы сроком до пяти лет, краткосрочным арестом или надзором, а также штрафом наказываются по ст. 351 УК КНР за:

  5. посадку кустов мака в количестве более 500, но менее 3000 штук или других растений, используемых в качестве сырья для производства наркотиков, в сравнительно большом количестве;
  6. повторную посадку после разбирательства дела органами безопасности;
  7. отказ от ликвидации посадок.

    За незаконные посадки мака в количестве более 3000 кустов или других растений, используемых в качестве сырья для производства наркотиков, в большом количестве предусмотрено наказание лишением свободы на срок более пяти лет, а также штрафом или конфискацией имущества.

    Однако в случае добровольной ликвидации посадок мака снотворного или других растений, используемых в качестве сырья для производства наркотиков, до сбора урожая, наказание может не применяться.

    Обращает на себя внимание ст. 352 УК КНР, в которой содержится следующее положение: «Незаконная купля-продажа, транспортировка, наличие при себе, владение не прошедшим обработку для утраты жизнеспособности маком или другими растениями или сеянцами, используемыми в качестве сырья для производства наркотиков, в сравнительно крупном размере — наказываются лишением свободы на срок до трех лет, краткосрочным арестом или надзором, а также одновременно или в качестве самостоятельного наказания — штрафом» 1.

    В ст. 355 УК КНР предусмотрена ответственность для лиц, в соответствии с законом осуществляющих производство, транспортировку, контроль за производством, применением, использованием анестезирующих (наркотических) и психотропных веществ, находящихся под контролем государства, в нарушение государственных установлений поставляющих третьим лицам, употребляющим наркотики перорально или путем инъекций, находящихся под контролем государства анестезирующие (наркотические) и психотропные вещества, могущие вызвать привыкание. Они наказываются лишением свободы на срок до трех лет или краткосрочным apeстом, a также штрафом; при отягчающих обстоятельствах — лишением свободы на срок от трех до семи лет и штрафом.

    Лица, поставляющие находящиеся под контролем государства анестезирующие (наркотические) и психотропные вещества, могущие вызвать привыкание, контрабандистам или продавцам наркотиков, либо поставляющие данные вещества третьим лицам с целью получения прибыли, наказываются в соответствии со статьей 347 УК КНР.

    Если преступление, упомянутое в части первой настоящей статьи, совершено организацией, по отношению к организации применяются штрафные санкции, а несущие непосредственную ответственность руководители организации и другие лица, несущие непосредственную ответственность, наказываются в соответствии с частью первой статьи 347 УК КН.

    В заключение необходимо отдельно обратить внимание на ст. 349 УК КНР, предусматривающую ответственность за покрывательство преступных элементов, занимающихся контрабандой, продажей, транспортировкой и изготовлением наркотиков; предоставление убежища преступным элементам, передача, укрывательство наркотиков или имущества, полученного преступным путем. Такие деяния наказываются лишением свободы на срок до трех лет, краткосрочным арестом или надзором; при отягчающих обстоятельствах — лишением свободы на срок от трех до десяти лет.

    Лица, занимающиеся розыском наркотиков, или иные работники государственных органов, покрывающие преступных элементов, занятых контрабандой, продажей, транспортировкой и изготовлением наркотиков, несут максимально суровое наказание из предусмотренных в части первой настоящей статьи.

    Совершение указанных в части первой и второй настоящей статьи преступлений по предварительному сговору одновременно влечет за собой наказание за контрабанду, продажу, транспортировку и изготовление наркотиков.

    В Уголовном кодексе Турции1 производство некоторых видов наркотиков наказывается лишением свободы на срок от 10 до 24 лет и штрафом в сумме 10 лир за каждый грамм наркотика, но не менее 3000 турецких лир (п. 2 ст. 403). Однако за производство героина, кокаина, морфия и гашиша назначается пожизненное заключение и штраф в размере 10 лир за каждый грамм наркотика, но не менее 3000 лир (п. 2 ст. 403). За организацию производства героина, кокаина, морфия или гашиша, руководство преступными организациями назначается исключительная мера наказания.

    В Законе предусматривается ответственность за незаконный сбыт наркотиков. Уголовная ответственность усиливается, если осуществляется незаконный сбыт кокаина, морфина, героина или гашиша или организованный сбыт наркотиков на профессиональном уровне.

    За незаконную торговлю наркотиками назначается наказание в виде лишения свободы на срок от 3 до 24 лет и штраф в сумме 10 лир за каждый грамм, но не менее 3000 лир (ст. 403 п. 2)2. За незаконную торговлю кокаином, морфием, героином или гашишем назначается наказание в виде лишения свободы на срок от 10 до 24 лет, а сумма штрафа возрастает до 10 000 лир3.

    Законом устанавливается уголовная ответственность за:

  • организованную контрабанду героина, кокаина, морфина или гашиша на профессиональном уровне;
  • привлечение несовершеннолетних для такой преступной деятельности;

    — руководство преступными организациями, занимающимися контрабандой указанных наркотиков. За эти деяния назначается исключительная мера наказания.

    Законодателем установлена уголовная ответственность не только за незаконное хранение наркотиков с целью сбыта, но и за хранение без цели сбыта героина, кокаина, морфина или гашиша. Уголовным кодексом Турции устанавливается уголовная ответственность за незаконное потребление наркотиков.

    За совершение других видов наркотических преступлений, например за производство наркотиков, могут быть назначены альтернативные меры наказания — лишение свободы или штраф. Хранение наркотиков карается только лишением свободы. В том случае, если это преступление совершается в квалифицированном виде — хранение наркотиков с целью сбыта, лишение свободы достигает 24-летнего срока.

    В США основным нормативным актом, предусматривающим уголовную ответственность за незаконный оборот наркотиков, является Закон о борьбе со злоупотреблением наркотиками от 1970 г., который служит правовой основой правительственной политики борьбы со злоупотреблением наркотиками и другими сильнодействующими веществами. Данный закон является совокупностью различных законодательных норм, касающихся производства и распространения наркотиков и психотропных веществ.

    В редакции 1984, 1986 и 1988 годов этот закон приспособлен в определенной мере к задачам и условиям борьбы с наркоманией и распространением наркотиков в США, которые заметно усложнились. Его анализ показывает, что в нем четко прослеживается тенденция к ужесточению наказания за преступления, связанные с наркотиками, и одновременно обозначилось стремление законодателя к применению альтернативных мер наказания. Причем законодатель дает четкую конкретизацию тех деяний, за совершение которых устанавливается суровое наказание.

    Исходя из этого закона, к наиболее опасным и распространенным видам преступлений относят производство, сбыт наркотиков и их хранение. Поэтому в 1986 году наказания за изготовление и распространение наркотиков были ужесточены. Так, в отношении лиц, совершивших такие преступления, предусматривается лишение свободы на срок не менее 10 лет и вплоть до пожизненного заключения, если предметом таких деяний были: один или более килограммов смеси или вещества, содержащих поддающееся определению количество героина; 5 или более килограммов смеси или вещества, содержащих поддающееся определению количество коки, кокаина, его солей; препаратов из кокаина, экгонина или их производных; 500 и более граммов любого вещества, имеющего кокаиновую основу; 100 и более граммов фенциклидина или 1 кг. и более смеси, содержащих поддающееся определению количество фенциклидина; 10 г. и более веществ, содержащих поддающееся определению количество диэтиламида лизергиновой кислоты (ЛСД); 400 г. и более смеси или вещества, содержащих поддающееся определению количество пропанамида или его производных; 1000 кг. и более смеси или вещества, содержащих поддающееся определению количество марихуаны, или 1000, или более растений марихуаны.

    Указанные деяния, совершенные повторно, караются лишением свободы на срок от 20 лет до пожизненного заключения. Если использование наркотика, послужившего предметом преступления, повлекло за собой смерть или тяжкое телесное повреждение, то виновный может быть приговорен к наказанию в виде лишения свободы на срок не менее 20 лет или пожизненно и/или штрафу в пределах максимума, предусмотренного нормами раздела 18 Свода законов США, либо в размере до 4 млн. долларов – в отношении физических лиц и до 10 млн. долларов — в отношении юридических лиц. За убийство, связанное с наркотиками, может быть назначена исключительная мера наказания (смертная казнь) (ст. 7001 Закона о борьбе со злоупотреблением наркотиками в редакции 1988 г.1).

    С целью противодействия незаконному обороту наркотиков в 1984 году в США был принят Закон об охране контролируемых химических препаратов, предусматривающий уголовную ответственность за хищение фармацевтических наркотических препаратов. В частности, за хищение или покушение на хищение, кражу любого количества контролируемых химических препаратов назначается штраф в размере до 25 тыс. долларов или лишение свободы на срок до 20 лет (в случаях, когда стоимость похищенного составляет не менее 500 долларов; когда виновный занимался торговлей между штатами или участвовал в международных сделках; если при незаконном завладении препаратами было убито или ранено какое-либо третье лицо)1.

    Следующим актом был Закон о борьбе со злоупотреблением наркотиками в редакции 1986 г., он резко усилил наказание за изготовление и распространение наркотиков. Закон впервые установил: обязательные минимальные сроки тюремного заключения за распространение определенного количества наркотических веществ (от 5 до 20 лет); максимальные сроки, в большинстве случаев достигающие пожизненного заключения (прежде — не более 40 лет), а также максимальный размер одноразового штрафа за указанные преступления — 8 млн. долларов, тогда как прежде он не превышал 500 тыс. долларов (Public Law, 99-570, Sec. 1002). Кроме того, Закон запретил выносить условный приговор и применять условно-досрочное освобождение к лицам, осужденным за распространение наркотиков (Public Law, 98-473, Sec. 405A).

    Закон 1986 г. устанавливает обязательное пожизненное заключение для лиц, признанных виновными в непосредственном участии в качестве администратора, организатора или руководителя предприятия, которое занимается производством, импортом или распространением наркотиков, если доход такого предприятия превышает 10 млн. долларов в течение 12 месяцев (Public Law, 99-570, Sec. 1253)2.

    Необходимо отметить, что в США нормы, предусматривающие меры, препятствующие незаконному обороту наркотиков, содержатся в законах, направленных на борьбу с организованной преступностью. Это относится, в частности, к Закону о контроле над организованной преступностью 1970 г. (Public Law, 91-452). Объясняется это тем, что наркобизнес превратился к этому времени в одну из самых доходных составляющих организованной преступности.

    Антинаркотический закон 1988 г. обеспечивает федеральную помощь местным общинам в вопросах предупреждения наркомании, защиты от наркотиков, антинаркотического образования и осуществления программы борьбы с наркобизнесом.

    Сурово караются в США вовлечение несовершеннолетних в наркобизнес или использование несовершеннолетних для совершения преступлений, связанных с наркотиками; те же действия, совершенные лицом, ранее осужденным за такое же деяние; действия, направленные не только на использование несовершеннолетних в совершении преступлений, связанных с наркотиками, но и умышленное снабжение несовершеннолетних наркотиками. Наказанию подлежит отмывание денег, полученных в результате организованной преступной деятельности; хищение или покушение на хищение, кража любого количества контролируемых химических препаратов при условии, что стоимость похищенного составляет не менее 500 долларов, в случае, если лицо, совершившее упомянутые деяния, занималось торговлей между штатами или участвовало в международных сделках; когда при незаконном изъятии препаратов было убито третье лицо или были нанесены телесные повреждения.

    В США принимаются и другие нормативные документы антинаркотической направленности. Так, с целью уменьшения распространения наркомании среди государственных служащих США принимаются различные меры контроля, ограничивающие возможность проникновения наркоманов в государственные учреждения. Так, в 1986 году исполнительным указом президента США №12564 было введено тестирование на наличие наркотиков для многих категорий федеральных гражданских служащих. Этот документ явился составной частью кампании за очищение рабочих мест от наркотиков1.

    Наряду с общефедеральными законами в ряде штатов США приняты собственные антинаркотические законы, а также различные программы по борьбе с распространением наркотиков, например, по оказанию помощи потенциальным правонарушителям-наркоманам и их жертвам (округ Колумбия), по борьбе со злоупотреблением наркотиками и алкоголем среди несовершеннолетних (штат Мэриленд) и др.

    Несомненный интерес представляет правовое регулирование борьбы с незаконным оборотом наркотиков во Франции. Уголовная ответственность за данные преступления предусматривается действующим Уголовным кодексом Франции, принятым 22 июля 1992 года.

    По французскому законодательству сурово наказывается руководство или организация группы с целью производства, изготовления, импорта, экспорта, перевозки, хранения, предложения, передачи, приобретения или незаконного использования наркотических средств, а именно пожизненным заточением и штрафом в 100000 евро (ст. 222-34 УК Франции).

    Незаконное производство или изготовление наркотических средств наказывается 20 годами заточения и штрафом в 50000000 франков, а если данные действия совершены организованной бандой, наказываются 30 годами заключения и штрафом в 50000000 франков (ст. 222-35 УК Франции).

    Незаконный импорт или экспорт наркотических средств наказывается десятью годами тюремного заключения и штрафом в 10000 евро, а если они совершены организованной группой, то 30 годами заточения и штрафом в 100000 евро (ст. 222-36 УК Франции).

    Статья 222-37 УК Франции предусматривает ответственность за незаконную перевозку, хранение, предложение, передачу, приобретение или использование наркотических средств. Их совершение наказывается десятью годами тюремного заключения и штрафом в 10000 евро. Аналогичное наказание предусматривается за способствование каким бы то ни было образом незаконному употреблению наркотических средств, добывание наркотических средств посредством фальшивых или незаконно выписанных рецептов или выдачу наркотических средств по предъявлении таких рецептов, если известно, что они являются фальшивыми или выписаны незаконно.

    Отдельно следует обратить внимание на ст. 222-38 УК Франции, предусматривающую ответственность за действия, направленные на то, чтобы любым обманным способом облегчить ложное доказательство происхождения доходов или имущества исполнителя, полученные в результате незаконных операций с наркотическими средствами, или умышленно оказать помощь в любой операции по продаже, сокрытию или обращению продукта такого деяния. Это наказывается десятью годами тюремного заключения и штрафом в 20000 евро.

    Во французском законодательстве содержится также норма, предусматривающая уголовную ответственность за незаконную передачу или предложение наркотических средств какому-либо лицу с целью его личного потребления — наказываются пятью годами тюремного заключения и штрафом в 20 000 евро. Незаконное тюремное заключение увеличивается до десяти лет, если наркотические средства предлагаются или передаются несовершеннолетним лицам, или в центрах образования или воспитания, или в административных помещениях (ст. 222-39 УК Франции).

    В законе содержатся и положения, связанные с добровольным отказом от участия в преступных организациях, занимающихся наркобизнесом. Так, лицо, являющееся членом преступной группы, образованной с целью совершить незаконные действия, связанные с наркотиками, освобождается от наказания, если оно сообщит о такой преступной группе компетентным органам и тем поможет предотвратить преступление и установить личность других участников группы. Если преступное деяние уже совершено и не было никакой возможности его предотвратить, максимальный срок наказания, предусмотренного за такое преступление законом, сокращается в два раза для участника преступления при условии, если он до привлечения его к ответственности будет содействовать привлечению к ответственности других участников преступления или, будучи привлечен к ответственности, станет содействовать их аресту (ст. 222-43 УК Франции).

    В Уголовном кодексе Голландии (Нидерланды), вступившем в силу 1 сентября 1886 года (с последующими изменениями и дополнениями), не содержатся нормы, направленные на борьбу с незаконным оборотом наркотиков. Это обусловлено тем, что отдельные разделы уголовного права регулируются, в частности, особыми законами и предписаниями местных законодателей. Примерами таких особых законов являются — Закон об экономических преступлениях1, Опиумный закон2, Закон об оружии и боеприпасах3 и Базисный закон о тюремном заключении4. В данном случае предметом исследования является Опиумный Закон (Opiumwet) 1928 г., так как он направлен именно на борьбу с незаконным оборотом наркотиков и преодоление наркотизма.

    В данном Законе установлена уголовная ответственность за хранение или производство наркотических средств с назначением наказания до 4-х лет тюремного заключения либо штрафа 5-й категории (100000 гульденов), или обоих этих наказаний. Наказание за изготовление, производство, переработку, перевозку или сбыт наркотических средств увеличивается до восьми лет тюремного заключения, либо выступает в виде штрафа 5-й категории (100000 гульденов) или обоих этих наказаний. Тюремное заключение до 12 лет либо штраф 5-й категории (100000 гульденов), или оба эти наказания назначаются за умышленный ввоз или вывоз из страны Нидерландов, хранение, изготовление, производство, переработку, перевозку, пересылку или сбыт наркотических средств (ст. 10 п.п. 2, 3, 4). Особо необходимо отметить, что если вышеуказанные преступления совершены в отношении небольшого количества наркотических средств, предназначенного для личного потребления, то наказание не может превышать одного года тюремного заключения или штрафа 3-й категории (10000 гульденов). Уголовная ответственность в вышеуказанных преступлениях предусмотрена только в отношении «жестких» наркотиков (героин, кокаин, опиум и др.).

    Отдельно в законе предусматривается уголовная ответственность за хранение, изготовление, переработку, перевозку, пересылку или сбыт психотропных веществ с назначением наказания до двух лет тюремного заключения или штрафа 5-й категории (100000 гульденов). Повышенная ответственность наступает за умышленный ввоз или вывоз из страны Нидерландов, хранение, изготовление, производство, переработку, перевозку, пересылку или сбыт психотропных веществ с назначением наказания до четырех лет тюремного заключения или штрафа 4-й категории (25000 гульденов) (ст. 11 п.п. 2, 3). Однако уголовная ответственность не наступает, если количество психотропных веществ в вышеуказанных преступлениях не превышает 30 грамм (ст. 11 п.п. 4, 5).

    В законе отдельно установлена ответственность за склонение к совершению указанной группы преступлений или склонение к предоставлению информации, транспортных средств, денежных средств или других средств оплаты для совершения преступления. Такие лица подлежат наказанию до шести лет тюремного заключению либо штрафу 5-й категории (100000 гульденов), или назначаются оба эти наказания.

    В Уголовном кодексе Испании1 нормы, направленные на борьбу с незаконным оборотом наркотиков, содержатся в главе III «О преступлениях против общественного здоровья», которая входит в раздел XVII «О преступлениях против коллективной безопасности».

    В соответствии со ст. 368 УК Испании предусматривается уголовная ответственность для тех, «кто будет выращивать, производить или торговать либо другим способом побудит, способствует или облегчит незаконное потребление токсических веществ, наркотиков или психотропных веществ или будет ими обладать с той же целью». Такое лицо наказывается тюремным заключением на срок от трех до девяти лет и штрафом в размере тройной стоимости товара — предмета преступления, если речь идет о веществах или продуктах, которые причиняют тяжкий вред здоровью, и тюремным заключением на срок от одного года до трех лет и штрафом в размере двойной стоимости предмета во всех остальных случаях.

    Проанализировав законодательство Китая, Турции, США, Франции и Голландии (Нидерландов), предусматривающее ответственность за незаконный оборот наркотических средств или психотропных веществ, напрашивается вывод о том, что наркотизм является актуальной проблемой во всем мире. Об этом свидетельствует то, что, уже начиная с 1909 года, состоялись многочисленные международные форумы, на которых обсуждались проблемы противодействия наркотизму и его наиболее опасной части — наркотической преступности, и принимались соответствующие решения, которые нашли свое выражение в ряде конвенций Организации Объединенных Наций. Анализ уголовного законодательства Китая, Турции, США, Франции и Голландии (Нидерланды), предусматривающего ответственность за деяния, связанные с незаконным оборотом наркотических средств или психотропных веществ, позволяет сделать следующие выводы:

    1) наиболее суровому наказанию подвергаются лица, занимающиеся преступным сбытом и контрабандой наркотиков в крупных размерах, а также руководством такой группой;

  1. в результате омоложения наркомании в данных государствах строго наказываются лица за вовлечение несовершеннолетних в наркобизнес или использование несовершеннолетних для совершения преступлений, связанных с наркотиками, а также действия, направленные на продажу наркотических средств заведомо несовершеннолетнему;
  2. в указанных странах явно прослеживается тенденция ужесточения наказания за преступления, связанные с наркотическими средствами и психотропными веществами.

    К государствам, наиболее терпимо относящимся к незаконному потреблению и связанному с ним обороту наркотиков, относятся Германия, Италия, Испания, Швейцария. Одной из особенностей законодательств указанных стран является дифференциация ответственности в зависимости от того или иного вида наркотика. Для них характерно достаточно суровое наказание за изготовление и распространение «жестких» (таких как ЛСД, героин, кокаин, опиум и др.) наркотиков. Менее строгие меры предусмотрены за действия с «мягкими» (марихуана, гашиш и др.) наркотиками1.

    В Германии действует комплексный Закон «Об обороте наркотических средств», принятый еще 28 июля 1981 г. (с изменениями и дополнениями 1986 г.). В соответствии с этим Законом за ряд деяний, классифицированных в зависимости от характера и степени общественной опасности, предусмотрена уголовная ответственность. В частности, уголовно наказуемы:

    – незаконное производство наркотиков (в том числе в крупных размерах, представляющих опасность для здоровья или жизни людей либо членами преступных объединений, либо с целью сбыта);

    – незаконный сбыт наркотиков;

    – незаконный ввоз и хранение наркотиков в крупных размерах и др.

    Например, за хранение наркотиков предусматривается лишение свободы на срок от 1 года до 4 лет или штраф. Если же виновный хранил наркотики в крупных размерах, он может быть лишен свободы на срок от 1 года до 15 лет.

    Кроме того, в законодательство Германии внесены дополнения, касающиеся борьбы с «отмыванием» финансовых средств, полученных в результате совершения преступления. В частности, введено «правило облегченного доказательства», расширившее возможности конфискации правоохранительными органами собственности, полученной преступным путем. В 1992 г. в УК Германии была введена норма, предоставляющая возможность взыскания (наряду с лишением его свободы) так называемого «имущественного штрафа», соответствующего причиненному ущербу.

    Особое место занимают Нидерланды, где разрешены сбыт и употребление «мягких» наркотиков (марихуана, гашиш) в специально отведенных местах. Однако вне этих мест в формально-юридическом смысле даже продажа марихуаны является незаконной. Уголовная ответственность без всяких изъятий предусмотрена только за сбыт и хранение так называемых «жестких» наркотиков (героин, кокаин, опиум, ЛСД и др.). В целях борьбы с НОН в законодательстве дифференцирован размер наркотика (небольшой, крупный), за превышение которого при хранении наступает уголовная ответственность (аналогично ст. 228 УК РФ)1.

    К странам с наиболее жестким законодательством о противодействии незаконному обороту наркотиков, предусматривающим суровые меры наказания вплоть до смертной казни, относятся Франция, Китай, Иран, Пакистан, Таиланд, Малайзия, Нигерия и др.

    Таким образом, наркотизм является актуальной проблемой всего мира. Об этом свидетельствует повышенное к ней внимание всего мирового сообщества, что подтверждают действующие в настоящее время международно-правовые нормы противодействия наркотизму, которые сосредоточены в трех конвенциях ООН: Единой конвенции 1961 г. с поправками, Конвенции 1971 г. и Конвенции 1988 г. Уголовное законодательство подавляющего большинства стран мира в целом основывается на международно-правовых актах, хотя и имеет свою специфику. Это обусловлено не столько национальными особенностями государства, сколько конкретной сложившейся криминогенной ситуацией в этой сфере. При существующих отличиях правовых систем, регламентирующих ответственность за наркопреступления, общей тенденцией является резкое ужесточение наказаний за организованные формы совершения этих деяний, что, к сожалению, не нашло отражения в действующем Уголовном кодексе РФ 1996 г.

     

     

     

     

     

     

    3. ПРОБЛЕМЫ РЕАЛИЗАЦИИ ПРОГРАММ СОКРАЩЕНИЯ ВРЕДА В ПРОЦЕССЕ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ НАРКОТИЗМУ

     

    Достижение оптимальной модели полноценного возрождения России тесно связано с устойчивостью социальной системы, значительным уменьшением различных угроз общенациональным интересам, культурным ценностям, гуманистическим традициям1.

    Сегодня одной из главных задач на пути укрепления российской государственности является обеспечение национальной безопасности, устранение внешних и внутренних угроз безопасности России. Одной из опаснейших угроз является наркотизация.

    В современном мире масштабы наркоугрозы вышли на один уровень с такими проблемами, как международный терроризм и локальные войны. По оценкам экспертов, от передозировок наркотиков в России гибнут десятки тысяч человек, а в мире – сотни тысяч. Еще сотни тысяч молодых людей превращаются в безвозвратно потерянных для общества инвалидов. По данным органов здравоохранения, только в Российской Федерации в настоящее время зарегистрировано свыше 500 тысяч лиц, допускающих немедицинское потребление наркотических средств. Фактическое число потребителей наркотиков, по экспертным оценкам, в 5—8 раз больше. В этой связи особое значение приобретает антинаркотическая политика.2

    Антинаркотическая политика как сфера общественной жизни включает отношения между ее субъектами, управленческо-организаторскую деятельность, функционирование правовых и социально-политических институтов.

    Рассмотрение антинаркотической политики как сознательной деятельности в правовой и социальной сферах предусматривает достижение конкретного результата, отражающего уровень эффективности противодействия наркоагрессии, наличие надежных правовых инструментов для того, чтобы противостоять разрушительным тенденциям социального развития России.

    Достижение цели снижения наркотизации и сокращения наркопреступности, а значит, решения главного вопроса антинаркотической политики, предопределяет необходимость постоянно действующей системы мер государственного воздействия, мобилизации различных институтов гражданского общества и российской общественности на усиление борьбы с незаконным оборотом наркотиков и наркобизнесом.1

    Данный подход должен основываться на идее системного эффекта, направленности антинаркотической деятельности в следующих основных аспектах — правовом, организационно-административном, социокультурном, лечебно-реабилитационном, информационном, научном.

    Иными словами, антинаркотическая деятельность представляется как постоянно осуществляемый социальный процесс, опирающийся на правовую основу, комплексное взаимодействие теории и социальной практики, государственно-общественные институты и направленный на снижение наркомании в обществе и уменьшение наркопреступлений.

    Антинаркотическая деятельность осуществляется в различных сферах социума и сама по себе является системообразующим фактором, имеющим социальную направленность.

    Большое внимание уделяется широкому информированию населения о вреде наркотиков. Основным источником необходимых знаний являются средства массовой информации, и на них в этом плане возлагается большая ответственность. С другой стороны, ведется работа по недопущению в СМИ косвенной рекламы наркотических средств. Комплексный подход к работе с населением строится по различным принципам: возрастному, социальному, территориальному. При этом особое внимание уделяется «зонам риска». Например, Программа США ставит задачу сделать свободными от наркотиков школы, рабочие места и улицы. В частности, предлагается наладить патрулирование улиц представителями общественности1.

    В ФРГ планируется разработка и внедрение комплекса мероприятий по профилактике наркомании среди: молодежи (при этом особо выделяется группа 25—30-летних); военнослужащих; лиц, несущих альтернативную гражданскую службу; родителей. Специальной информацией будут охвачены школьные работники и так называемые советники, посредники и консультанты, то есть те, кто работает с молодежью вне школы. Так, в консультационных антинаркотических центрах по всей стране работают специалисты для оказания помощи советникам, в особенности в сельских районах. Они также информируют наркоманов о новых лечебных методах и программах, инициируют антинаркотические акции и координируют деятельность различных организаций. Работа этих специалистов направляется Германским центром против злоупотребления наркотиками и финансируется правительством. Достижение цели, ради которой разрабатываются и реализуются все программы, зависит от взаимодействия всех участников профилактической работы. В этой связи особенно заметно стремление к тому, чтобы вся работа в рассматриваемой сфере была хорошо скоординирована, исключала бы пробелы и накладки. Можно выделить два основных принципа построения профилактической деятельности в масштабе страны.2

    1. Централизованная увязка всех программ (региональных, общественных, отдельных организаций и так далее). В частности, успех «Стратегии-94» США в большой степени связывается с осуществлением сотрудничества в рамках отдельных программ по контролю за наркотиками, реализуемых всеми государственными и частными организациями. Он зависит также от того, насколько эта «Стратегия» будет увязана с другими федеральными программами, содержащими антинаркотические элементы, — такими, как программа Министерства здравоохранения «Здоровый народ к 2000 г.», программы Министерства образования по массовому просвещению, правительственная программа «Зоны бедности и регионы развития предпринимательства», программы Министерства жилья и городского развития и так далее.

    2. Партнерство всех организаций, участвующих в работе по улучшению наркологической ситуации в стране. Здесь особое внимание уделяется объединению усилий правоохранительных органов, органов социального обеспечения, общественных и других структур и организаций. В США, например, создаются объединения и партнерские союзы, которые спонсируются, в частности, Департаментом здравоохранения и создают устойчивые партнерские отношения между бизнесом, школами, религиозными группами, органами социального обеспечения, правоохранительными органами, СМИ и общественными деятелями в работе по освобождению жилых кварталов от связанной с наркотиками преступности и насилия.

    В рамках партнерства следует развивать отношения между представителями различных профессий. Этому, например, уделяется особое внимание в рекомендациях по организации местной политики в отношении наркотиков во Франции, в которых декларируется необходимость установления сотрудничества между врачами, учителями, фармацевтами, полицейскими, социальными служащими, поскольку оно важно не только при проведении превентивных мер, но и при выявлении совершенных или готовящихся преступлений.

    Одним из направлений современной политики в отношении лиц, страдающих наркоманиями, и предупреждения у них рецидивов заболевания является разработка эффективной системы реабилитации этих лиц и ее реализация. К этой задаче привлекаются специалисты различных профессий: педагоги, психологи, социальные работники, представители религиозных организаций и так далее. Во Франции, например, прилагаются усилия по созданию центров постлечебного наблюдения1.

    Как отмечают западные исследователи проблемы, в настоящее время существует потребность в модернизации подходов к реабилитационной работе с наркоманами. Предлагается продвижение психологической и социальной помощи навстречу больным — не пассивное ожидание, когда они в отчаянии сами обратятся за помощью, а активное выявление лиц в проблемных ситуациях сотрудниками реабилитационных служб и предложение своих услуг до того, как конкретные обстоятельства и заболевание приняли у больного тяжелую форму.

    Большое внимание оказывается группам самопомощи, которые, по примеру движения анонимных алкоголиков, стали образовываться наркоманами. Программа ФРГ подчеркнула необходимость создания таких групп для наркоманов и членов их семей, предложив финансирование этой деятельности за счет социальных и прочих видов страхования.

    Отличительной особенностью организации помощи наркоманам в государствах Западной Европы и в США является максимальное повышение роли общественных инициатив. Малая эффективность традиционных лечебных программ, недостаток внимания к адаптации наркоманов к нормальной жизни, необходимость оказания помощи в налаживании разорванных социальных связей и другие проблемы, которые неудовлетворительно решались официальными институтами, побудили общественность искать новые подходы к решению, находить источники финансирования. Со временем такие инициативы получают официальное признание и включаются в общую систему предупредительных мер.2

    Так, в 80-х годах во Франции в целях принятия срочных мер, противодействующих распространению наркотиков в школьной среде, стали спонтанно создаваться так называемые «школьные средовые комитеты», работающие по принципу широкого партнерства. В 1990 году им приказом министерства национального образования был придан официальный статус.

    Получает распространение практика приема наркоманов в семьи. Еще в 1977 году такая возможность была разрешена официальным декретом Президента Франции. В 1987 году этот вопрос был подробно рассмотрен в специальном решении министра по социальным делам. Было отмечено, что прием наркомана в семью не является просто формой социальной поддержки, а речь идет о ситуации выбора (терапевтического или социального), сознательно сделанного наркоманом, причем заключается договор между ним и его «лечащей группой». Участие «принимающей» семьи в терапевтическом процессе основано на личностном отношении к больному. Такие семьи получают денежные средства от властей.

    Иногда новые инициативы связаны с созданием структур, параллельных официальным, если последние потеряли по тем или иным причинам свою популярность. Так, в конце 70-х годов, когда в Италии стали открывать психиатрические стационары для наркоманов, было замечено, что больные не были склонные обращаться туда, так как боялись последующей общественной их обструкции как «душевнобольных». В связи с этим в 1978 году в г. Триесте был создан кооператив для наркоманов с двумя главными функциями: 1) индивидуальная, семейная и групповая терапевтическая поддержка; 2) амбулаторное или стационарное лечение. Работа такого кооператива осуществляется в тесном сотрудничестве с другими заинтересованными службами. Другие направления их деятельности — помощь больным с жильем, работой, занятия с группами риска, в которой охотно участвуют бывшие пациенты кооператива и т. д.1

    Все большее распространение в последнее время приобретает практика объединения различных специалистов (врачей, психологов, педагогов и т. д.) в небольшие группы с целью реализации программ помощи наркоманам и их семьям. Например, в г. Мюнхене (Германия) работает несколько таких групп, объединенных под названием «Кон-Дробс». Все они возникли в ситуации неудовлетворенности общественности и больных теми мерами, которые предлагают официальные институты, их объединяют общие взгляды на проблему и ее решение; основное внимание уделяется психологической работе с больными и группами риска.

    Общим принципом профилактической работы, по мнению участников этого движения, должно быть сокращение полицейских и юридических мер против лиц с зависимостью от наркотиков, расширение мероприятий по укреплению здоровья населения, усиления внимания к социальной работе с наркоманами. Различные группы, входящие в «Кон-Дробс», имеют свою направленность — например, это работа с женщинами, страдающими наркоманиями, или работа со школьниками. Объединяет все группы стремление стимулировать интерес к здоровому образу жизни, обеспечить недопущение возврата к употреблению наркотиков. Этому посвящаются различные культурные, спортивные, туристические мероприятия, с этой целью проводятся консультации, организуются различные кружки по интересам. Кроме того, проводится социальная работа по решению жилищных проблем наркоманов, их трудоустройству и т. п. Таким образом, благоприятный психологический климат, доброжелательность, атмосфера заботы в отношении больных наркоманией становятся в настоящее время факторами успеха в их лечении, а также в предупреждении заболевания наркоманиями. Такие группы помощи больным существуют в основном за счет частного финансирования, однако частично государство оказывает им поддержку.1

    В Финляндии общество «Родители против наркотиков», созданное в 1983 году, объединило родителей, полагавших, что их дети остаются без поддержки в трудных ситуациях. Затем оно стало основоположником таких движений, как «Северные страны против наркотиков» и «Европа против наркотиков».

    С работой указанных групп поддержки в определенной степени смыкается деятельность различных религиозных организаций, которые принимают наркоманов в свои общины и помогают им преодолеть заболевание.

    Объявленная в 60-х годах «война» наркотикам, которая велась с применением жестких репрессивных мер и требовала больших финансовых расходов, не дала тех результатов, которые оправдали бы все эти затраты. Этот факт был положен в основу аргументов в пользу принципиального пересмотра концепции антинаркотической политики. В качестве альтернативы возникло радикальное международное антипрогибиционистское движение, выступающее за легализацию наркотиков. Сторонники этого движения полагают, что контролируемое потребление наркотиков, особенно в условиях распространения СПИДа, принесет меньше вреда обществу, нежели их распространение через систему нелегального рынка. Надо заметить, что, например, в Голландии торговля наркотическими средствами (марихуаной) разрешена в определенных местах. Однако эта практика не получила распространения, и выступления за легализацию наркотиков не получают поддержки у мировой общественности1.

    В заключение можно отметить, что политика в отношении предупреждения распространения наркотических средств и заболеваемости наркоманиями имеет несколько общих направлений приложения усилий в различных странах.

    Традиционное направление — нетерпимая борьба с нелегальным распространением наркотических средств. Используются различные репрессивные меры, широко применяются оперативные акции, формы международного сотрудничества. Данное направление политики обеспечивается вложением крупных материальных средств и закрепляется уголовным законодательством, которое предусматривает широкий перечень запретов операций с наркотиками со строгим наказанием за их нарушение.

    Новое направление — существенное изменение отношения к лицам, страдающим наркоманиями. Предпринимаются меры по преодолению негативного представления о наркоманах в обществе. В рамках государственных институтов с больными и их семьями проводится психологическая работа, большое внимание уделяется мерам по их социальной реабилитации. Данное направление получает финансовую поддержку со стороны государства и закрепляется социальным законодательством и законодательством о здравоохранении. Активно проводится тезис «лечение вместо наказания», в связи с чем уголовные кодексы практически всех европейских стран содержат институт замены уголовного наказания лечением и эти меры имеют распространение на практике.

    В рамках этого направления можно отметить деятельность различных групп помощи наркоманам, возникающих на основе частных инициатив и благотворительного финансирования. Они вначале работают на общественных началах и лишь впоследствии получают официальное признание и поддержку. Через такие группы общество как бы приближается к больным, и таким образом появляется возможность выявления и разрешения многих проблем, стоящих перед больными, которые не так заметны при реализации официальных профилактических, лечебных и реабилитационных программ1.

    Большое внимание уделяется предупредительной работе среди населения, особенно среди групп риска (школьников, молодежи в возрасте до 25— 30 лет). Особое значение придается информированию населения о вреде наркотических средств, принимаются меры, стимулирующие ведение здорового образа жизни. Основными ориентирами здесь являются полное воздержание от наркотиков и сокращение использования средств, способных вызвать зависимость организма от них (табак, алкоголь, лекарственные препараты). Это направление политики реализуется на основе целевых правительственных программ2.

    Но никакие меры не будут иметь желаемого результата без эффективной профилактической работы.
    Именно она направлена на вытеснение наркотиков из сознания социализирующихся поколений (детей и молодежи). Это крайне важно, ибо более 70 % наркоманов — люди в возрасте 18—30 лет.

    Профилактическая работа должна быть комплексной, обладающей признаками систематичности и социальной эффективности. При этом ведущая роль должна быть отведена антинаркотическому воспитанию, усилению роли семьи и иных институтов социализации, ибо материальные и духовные условия среды, в которых находится человек, в гораздо большей степени влияют на формирование влечения к наркотикам, чем что-либо иное. Стиль жизни общества, принятые нормы поведения, системы ценностей, этика, моральные принципы, ориентация на те или иные имиджи, на образцы поведения, заслуживающие подражания, понятие справедливости, престижа — все это оказывает большое влияние на каждого конкретного человека.

    Профилактика (предупреждение) наркотизма в целом представляет собой сложный комплекс мер различного характера. Профилактика связана с наиболее значимыми и долговременными видами социальной деятельности, крупными мерами развития экономики, обеспечения прав, свобод, законных интересов граждан, поддержания культуры и нравственности, укрепления законности, социальной защиты населения. Эти меры имеют масштабные цели и важный криминологический эффект, поскольку их направленность на решение задач социального развития создает предпосылки ограничения наркопреступности.

    Общесоциальные меры
    приводят к сокращению в первую очередь численности потребителей наркотиков, то есть основной группы риска, до минимального уровня. Поэтому стратегическое направление противодействия наркотизму может быть только одно: прогрессивные изменения в обществе, способствующие развитию личности для реализации созидания, творчества и любви к жизни, исключая альтернативный механизм деструктивности и разрушения.1

    Направленность профилактической работы на позитивную коррекцию нравственных ценностей общества являет собой профилактику детерминации процессов формирования массовой наркозависимости. Поскольку нравственные ценности
    представляют собой многообразие явлений действительности, имеющих социокультурное значение, с помощью которых осуществляется регуляция действий человека в обществе, развитие общественного и индивидуального сознания, поддержка определенных общественных устоев и форм общения, то объектом профилактики в первую очередь следует считать всю детскую, подростковую и молодежную среду.

    В свете обозначенного профилактическая работа в настоящее время проводится в рамках образовательных программ, спецкурсов, факультативов, направленных на повышение общей культуры субъектов образовательного пространства (дети, учащаяся молодежь, родители, педагогические работники, преподавательский корпус), обучение молодого поколения безопасному, законопослушному поведению, формирование здорового образа жизни.

    Парадигмой антинаркотической профилактической деятельности является организация нового социокультурного пространства
    с вовлечением всех здоровых, интеллектуальных, культурно-нравственных, профессиональных, ценностных ресурсов.

    Профилактика наркомании рассматривается не только как ключевая социальная задача, но и процесс, опирающийся на идеи социального партнерства, взаимодействие специалистов различных социальных практик.

    Грамотно организованная антинаркотическая политика включает:

    – мониторинг наркогенной ситуации на уровнях образовательного учреждения, муниципального образования, региона, государства, благодаря чему определяется правильность выбранным приоритетов, конкретных мер, стратегии в целом, а также правовое поле
    реализации антинаркотической профилактики;

    – введение понятия «государственный стандарт» в формирование антинаркотической деятельности, при котором в организации социокультурного процесса реализуется и обеспечивается определенный минимум профилактических воздействий. При этом антинаркотическая профилактика приобретает прогнозируемый конечный эффект, позволяющий переломить наркоситуацию;

    – формирование у подрастающего поколения ценностного компонента физического и психического здоровья, активного деятельного образа жизни, невосприимчивости к психоактивным веществам;

    – решение правовых вопросов реабилитации детей и подростков с определенной зависимостью в образовательной среде. Принципиальная важность данного условия означает борьбу за каждого ребенка,
    чья успешная социализация в жизни не осуществлялась часто по не зависящим от него причинам. Ребенок, не завершивший общего образования, не получивший учебно-профессиональной ориентации, но вступивший на путь наркомании и теряющий свои связи со школой и семьей, после проведения необходимых лечебных и социально-профилактических мер должен быть возвращен в образовательную среду. В противном случае он социально изолируется и навсегда остается в наркоманической среде, лишаясь шанса вернуться к нормальной жизни. Если ребенок «выводится» из образовательной среды, нарушаются его права, что противоречит основным принципам государственной политики в области образования;

    – взаимодействие образовательных структур всех уровней со средствами массовой информации, при котором существенным становится формирование позитивного антинаркогенного общественного сознания. Элементом такого сознания является противодействие на уровне федеральных и региональных СМИ различным проявлениям молодежной пронаркотической субкультуры;

    – взаимодействие образовательных структур с общественными организациями, духовными центрами, деятелями культуры, родительскими объединениями, группами активной молодежи, волонтерами с целью совершенствования и укрепления разнообразия антинаркотических профилактических форм1.

    Фундаментом борьбы с наркоманией в каждом государстве может стать только научно обоснованная государственная рестриктивная (ограничительная) политика,
    поддерживаемая большинством граждан страны1. Обоснованность данного тезиса продиктована тем, что в последние годы в общественное мнение через средства массовой информации, специальную литературу, дискуссии на научно-практических конференциях настойчиво внедряется понятие «harm reduction» (уменьшение вреда). Под этим понимается информация о том, как применять наркотики с наименьшим риском, или о раздаче стерильных шприцов (для снижения опасности распространения СПИДа и гепатита). Политика снижения вредных последствий внешне кажется вполне гуманной, но имеет в принципе противоположное действие. Дело в том, что основой этой политики являются разрешительное отношение, одобрение злоупотребления, бессилие общества. Поэтому такая политика ведет к росту наркомании вместо желаемого снижения. Непременным условием антинаркотической государственной политики является координация антинаркотических сил.
    Поэтому в организационно-административном направлении противодействия наркоугрозе актуализируется согласованность их усилий и действий для достижения четко обозначенной цели.

    Таким образом, программа борьбы с наркотизмом должна быть не только и комплексной, но и предусматривать международный аспект взаимодействия в целях противодействия. В настоящее время, необходимость противодействия наркотизму выходит нанаднациональный уровень. В рамках же Российского государства необходима целая система мер, при обеспечении которых может быть достигнут реальный прогресс в предупреждении наркотизма. Среди них такие, как обеспечение функционирования физкультурно-спортивных подростковых центров по месту учебы и жительства; включение в образовательные программы дополнительных тем по проблемам злоупотребления наркотиками и их незаконному оборота; создание психологической службы помощи в дошкольных и учебных заведениях; разработка типовых положений о психолого-педагогической службе, центрах медико-социальной реабилитации детей и подростков, злоупотребляющих наркотическими средствами; создание экспериментальных специальных учебно-воспитательных учреждений для несовершеннолетних правонарушителей, страдающих наркоманией и организация их лечения, общеобразовательного и профессионального обучения, их дальнейшей социальной адаптации. Но важнейшим условием эффективной борьбы с таким злом, как наркотизм, является именно гражданская поддержка всего общества, так как ни у одного из государств мира не хватит ни сил, ни репрессивных мер, преодолеть этого зло, а фундаментом борьбы с наркоманией в каждом государстве должна стать, на наш взгляд, научно обоснованная государственная рестриктивная (ограничительная) политика,
    поддерживаемая большинством граждан страны.

     

    СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ НОРМАТИВНО-ПРАВОВЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

    Нормативные акты

  3. Конституция Российской Федерации от 12.12. 1993 г. // Российская газета. 1993. № 197.
  4. Гаагская конвенция 1912 г. по борьбе с производством, распространением и потреблением наркотиков // Международное право в документах. М., 2001.
  5. Женевская Конвенция по опиуму, принятая Второй Международной Конференцией по опиуму 19 февраля 1925 г. // Международное право в документах. М., 2001.
  6. Международная конвенция об ограничении производства и о регламентации распределения наркотических средств от 13 июля 1931 года // Международное право в документах. М., 2001.

  7. Женевское соглашение от 11 февраля 1925 года о запрещении производства, внутренней торговли и использования очищенного опиума // Международное право в документах. М., 2001.
  8. Соглашение о воспрещении курения опиума от 27 ноября 1931 года (Бангкок) // Международное право в документах. М., 2001.
  9. Протокол о наркотиках от 14 декабря 1946 // Сборник действующих договоров соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами, вып. XIII. М., 1956.
  10. Единая конвенция ООН о наркотических средствах (Нью-Йорк, 30 марта 1961 г.) (с изменениями от 25 марта 1972 г.) // Мировая экономика и международные отношения. 2001. №4.
  11. Конвенция Организации Объединенных Наций о психотропных веществах 1971 г. / Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. XXXV. М., 1981.
  12. Декларация о борьбе против незаконного оборота наркотиков и злоупотребления наркотическими средствами от 20 декабря 1978г // Официальные отчеты Экономического и Социального Совета. 1981. № 4.
  13. Декларация о руководящих принципах сокращения спроса на наркотики от 1 июня 1998 // Доклад Комиссии по наркотическим средствам, выступающей в качестве подготовительного органа специальной сессии Генеральной Ассамблеи, посвященной борьбе с незаконным сбытом, спросом, оборотом и распространением наркотических средств и психотропных веществ и связанной с этим деятельностью, о работе ее второй сессии (A/S-20/4).
  14. Конвенция Организации Объединенных Наций о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ от 19 декабря 1988 // Международное право в документах. М., 2001.
  15. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. (с послед. изм. и доп., по сост. на 15.04.2010 г.). М., 2010.
  16. Федеральный закон от 8 января 1998 г. «О наркотических средствах и психотропных веществах» // Российская газета. 1998. №7.
  17. Уголовный кодекс Китайской Народной Республики / Под ред. А.И. Коробеева. Владивосток, 2009.
  18. Уголовный кодекс Турции: Türk ceza kanunu Kanun № 5237; Kabul Tarihi: 26.9.2004.
  19. Уголовный кодекс Испании / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой и Ф.М. Решетникова. М., 1998.
  20. Новый Уголовный кодекс Франции. М., 1993.
  21. Уголовный кодекс Голландии / Под ред. Б.В. Волженкина. СПб., 2001.
  22. Уголовный кодекс Германии / Под ред. Д.А.Шестакова. СПб., 2002.
  23. Закон Королевства Нидерландов «Об экономических преступлениях» от 22 июня 1950 г. // Гос. бюллетень 258. Последнее изменение в Законе от 9 апреля 1998 г. // Гос. бюллетень 241.
  24. Закон Королевства Нидерландов от 12 мая 1928 г. // Гос. бюллетень 167 (повторная публикация: Гос. бюллетень 1976, 425). Последнее изменение в Законе от 6 ноября 1977 г. // Гос. бюллетень 510.
  25. Закон Королевства Нидерландов «Об оружии и боеприсах» от 5 февраля 1986 г. II Гос. бюллетень 41. Последнее изменение в Законе от 16 ноября 1995 г. // Гос. бюллетень 979.
  26. Базисный закон о тюремном заключении от 18 июня 1998 г. // Гос. бюллетень 430.
  27. Указ Президента Российской Федерации от 6 июня 2003 г. № 624 «Вопросы Государственного комитета Российской Федерации по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ» // Российская газета. 2003. №189.

     

    Специальная литература

  28. Анисимов Л. Н. Международно-правовые вопросы борьбы с незаконными применением и распространением наркотических средств // Правоведение. 1970. № 6.
  29. Антонян Ю.М., Пахомов В.Д. Организованная преступность и борьба с ней // Советское государство и право. 1989. № 8.
  30. Антонян Ю.М., Князев В. В. Борьба с незаконным оборотом наркотиков за рубежом. М., 1999.
  31. Афанасьев А.Д. Мир против наркотиков // Антропология. 2005. № 2.
  32. Белоусов Ю.Л. Правовая оценка деяний, связанных с незаконным оборотом наркотических средств. М., 2004 .
  33. Беляев С. С. Международный опыт борьбы с наркотизмом // Преступность: стратегия борьбы. М., 2007.
  34. Беляев С.С. Наркоситуация в мире и транснациональный наркобизнес // Международные отношения. 2003. № 12.
  35. Богданов А.Д. Международно-правовая характеристика наркотизма // Международные отношения. 2004. № 11.
  36. Бойцов Л.Н., Гондарь И. Я. Уголовно-правовая борьба с организованной преступностью: иллюзии, реальность и возможная альтернатива // Государство и право. 2007. №11.
  37. Бобровский И. Средств для борьбы с организованной преступностью — достаточно // Законность. 2006. № 11.
  38. Валеев Р.М. Роль ООН и ее органов в координации действий государств по борьбе с транснациональной преступностью // Международное сотрудничество в сфере борьбы с транснациональной преступностью и коррупцией. Вып. 1. Екатеринбург, 2000.
  39. Вельяминов Г.М. Международное экономическое право и процесс (Академический курс). М., 2004.
  40. Воронин Ю. А. Транснациональная организованная преступность, Екатеринбург, 1997.
  41. Володин А.С. Российская организованная преступность: новая угроза?// Законность. 2005. № 2.
  42. Гасанов Э.Г. Ответственность за деяния, связанные с незаконным оборотом наркотических средств: Сравнительно-правовой аспект. М., 2002.
  43. Гасанов Э.Г. Наркотизм: Нужна новая всеобъемлющая конвенция ООН // Независимая газета. 2005. № 4.
  44. Дагель П. С. Условия установления уголовной наказуемости // Правоведение. 1975. № 4.
  45. Данилюк С.Е. Борьба с организованной преступностью: опыт международного сотрудничества // Международные отношения. 2008. № 11.
  46. Денисов В.С. Международный опыт борьбы с наркоманией // Международные хроники. 2004. № 7.
  47. Доклад
    Международного комитета по контролю над наркотиками за 2009 год Нью-Йорк, 2010.
  48. Драган Г. Н. Актуальные вопросы правотворчества и правового регулирования отношений, связанных с наркотическими средствами и психотропными веществами // Противодействие незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ: Учебное пособие. Ч. II / Под ред. А. Н. Сергеева. М., 2009.
  49. Злобин Г.А. Основания уголовно-правового запрета. М., 1982.
  50. Жирнов О. А. «Столетняя война» в Америке: Администрация США в борьбепротив наркобизнеса, М., 2000.
  51. Егоров В. К. О приоритетных направлениях антинаркотической политики государства // Материалы подготовки для заседания Совета Федерации. 2008. Июль.
  52. Игнатенко Г.В., Тиунов О.И. Международное право. М., 2010.
  53. Игнатенко Г.В. Международное право. М., 2009.
  54. Кажарский Д.Д. О практике применения уголовно-правовых норм и обответственности за наркотизм // Вестник МГУ. 1988. № 2.
  55. Калачев Б.Ф. Использование достижений НТР в деятельности наркосиндикатов. Материалы научно-практической конференции PDF created with pdfFactory Pro trial version // www.pdffactory.com
  56. Калачев Б.Ф. Незаконный оборот наркотиков в СССР (70-е годы) // Труды о наркотиках. М., 2010.
  57. Клименко Т.М. Проблемы противодействия наркопреступности, наркотизму и наркомании в Российской Федерации
    (вопросы теории и практики): Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. Волгоград, 2008.
  58. Клименко Т.М. Уголовная ответственность за незаконный оборот наркотиков. Саратов, 2009.
  59. Кузнецов А.П. Проблемы определения смежных понятий в уголовной и криминологической науке // Законодательные дефиниции: логико-гносеологичекие, политико-юридические, морально-психологические и практические проблемы: материалы Международного «круглого стола» (Черновцы, 21–23 сентября 2006 года) / Под ред. проф. В.М. Баранова, проф. П.С. Пацуркивского, к.ю.н. Г.О. Матюшкина. Н. Новгород, 2007.
  60. Лунеев В.В. Преступность ХХ века: мировые, региональные и российские тенденции. М., 2005.
  61. Материалы Конференции ООН для принятия Конвенции о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ. Вена, 1988.
  62. Маслова А. В. Наркоситуация в мире и основные тенденции ее развитии я// Человек и закон. 2005. № 2.
  63. Михайлов В.А. Международно-правовое обеспечение противодействия наркотизму // Российская юстиция. 2002. № 2.
  64. Морозов Ю. В. Проблемы координации деятельности правоохранительных органов в профилактике преступности // Проблемы социальной и криминологической профилактики преступлений в современной России. Выпуск 2. М., 2007.
  65. Наказание в вине // Российская газета. 2007. 27 июня.
  66. Наркомания в России – угроза национальной безопасности: Сборник материалов / Под ред. А.Н. Нелюбина. М., 2009.
  67. Николаев А.Ю. Система криминализации общественно опасных деяний, связанных с наркотическими средствами, психотропными веществами или их аналогами (законодательная регламентация, юридический анализ и направления совершенствования): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Н. Новгород, 2008.
  68. ООН: Бюллетень по наркотическим средствам. 1964. № 2.
  69. Парамонов В.П. Организационно-тактические основы борьбы с незаконным оборотом наркотиков. М., 2008.
  70. Пахомов В.Д., Казакова В.А, Фирсаков СВ. Выявление уровня преступлений в сфере незаконного оборота наркотиков и характеристика лиц, осужденных за них. М., 2008. – 312 с.
  71. Пелипас В., Соломонидина И. Зарубежная антинаркотическая политика // Российская юстиция. 2005. № 7.
  72. Подшибякин А.С., Подшибякин С.А. Экстрадиция как форма международного сотрудничества в борьбе с транснациональной преступностью // Современные проблемы борьбы с транснациональной преступностью. Краснодар, 2000.
  73. Попов В. И. Противодействие организованной преступности, коррупции, терроризму в России и за рубежом. М., 2007.
  74. Противодействие незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ: Учебное пособие / Под. ред. А. Н. Сергеева. М., 2009.
  75. Прохоров Л.А., Прохорова М.Л. Международно-правовые основы формирования национального уголовного законодательства о борьбе с наркотизмом и межгосударственного сотрудничества в этой сфере // Международное уголовное право и международная юстиция. 2008. №1.
  76. Репецкая А. Л. Криминологическая характеристика мировой индустрии наркобизнеса // Международный опыт и проблемы борьбы с незаконным оборотом наркотиков в Сибири и на Дальнем Востоке. Материалы международной конференции. Иркутск, 2007.
  77. Сверчков В. Использование средств уголовно-правового воздействия в противостоянии наркопреступности // Российская юстиция. 2006. № 4.
  78. Сильченко Е.В. Уголовно-правовые средства борьбы с наркотизмом: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Краснодар, 2008.
  79. Сильченко Е.В. Понятие и структура наркобизнеса как социально-правового явления // Российский следователь. 2007. №22.
  80. Сильченко Е.В. К вопросу о понятии наркобизнеса // Экономика. Право. Печать: Вестник КСЭИ. Краснодар, 2006. № 1-3.
  81. Стенограмма заседания Научно-экспортного совета при Председателе Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации 19 апреля 2005. М., 2005.
  82. Хайруллин М. Чума XXI века // Мир новостей. М., 2001. 22 мая. №21(387).
  83. Хохряков Г.В. Криминология: Учебник. М., 2009.
  84. Controlled Substances Act (CSA). Title II of the Comprehensive Drug Abuse Prevention and Control Act 1970.
  85. Drugs and Punishment. An up date interregional survey on drugs-related of-fences. Publication № 30.Rome, February, 1988.


     

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.19MB/0.00053 sec

WordPress: 24.6MB | MySQL:116 | 3,722sec