Международные договоры в правовой системе Российской Федерации

<

121614 1555 1 Международные договоры в правовой системе Российской ФедерацииАктуальность темы исследования. Международные договоры образуют правовую основу межгосударственных отношений, содействуют поддержанию всеобщего мира и безопасности, развитию международного сотрудничества в соответствии с целями и принципами Устава Организации Объединенных Наций. Международным договорам принадлежит важная роль в защите основных прав и свобод человека, в обеспечении законных интересов государств. Международные договоры Российской Федерации наряду с общепризнанными принципами и нормами международного права являются в соответствии с Конституцией Российской Федерации составной частью ее правовой системы. В соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются частью ее правовой системы. В литературе высказывается критическое мнение относительно включения в правовую систему страны всех общепризнанных принципов и норм международного права на том основании, что многие из них предназначены для регулирования только межгосударственных отношений. Действительно, эти принципы и нормы, как и международное право в целом, предназначены для регулирования межгосударственных отношений. Однако, будучи включенными в национальную правовую систему, они обретают новое юридическое качество. В частности, Конституция РФ обязала все органы государственной власти следовать этим принципам и нормам, создав конституционную гарантию соблюдения общепризнанных принципов и норм.

Международные договоры — существенный элемент стабильности международного правопорядка и отношений России с зарубежными странами, функционирования правового государства.

Российская Федерация выступает за неукоснительное соблюдение договорных и обычных норм, подтверждает свою приверженность основополагающему принципу международного права — принципу добросовестного выполнения международных обязательств.

Цель исследования – определить правовое положение международных правовых договоров в российском международном праве.

Задачи исследования:

– рассмотреть правовой статус международных договоров в правовой системе Российской Федерации;

– рассмотреть механизм заключения и особенности правового регулирования международных договоров в российском праве.

1.1. Понятие и источники права международных договоров

    

Право международных договоров как отрасль международного права — это совокупность принципов и норм, регламентирующих порядок их заключения, исполнения и прекращения, определяющих участие государств в договорном процессе.

Право международных договоров можно назвать базовой отраслью международного права, ибо посредством заключения международных договоров регламентируются отношения государств в различных сферах сотрудничества. Без договоров практически невозможно дальнейшее развитие международного права [4].

Основными источниками права международных договоров являются: Венская конвенция о праве международных договоров от 23 мая 1969 г.; Венская конвенция о праве договоров между государствами и международными организациями и между международными организациями от 21 марта 1986 г.

Обе конвенции констатируют сохранение обычая как источника права международных договоров, подтверждая, что вопросы, которые не нашли решения в положениях этих конвенций, будут по-прежнему регулироваться нормами международного обычного права. Следует также иметь в виду значение обычаев в связи с тем, что отдельные государства не являются участниками Конвенции о праве международных договоров 1969 г., а Конвенция 1986 г. пока не вступила в силу.

Немаловажное значение в регламентации договорной деятельности государств имеет внутригосударственное законодательство. В конституциях и других законодательных актах указываются органы государства или лица, которые уполномочены вести переговоры, заключать договоры, устанавливается порядок их ратификации, исполнения, денонсации.

В законодательстве России этим вопросам посвящены отдельные статьи Конституции РФ, Федеральный закон от 15 июля 1995 г. «О международных договорах Российской Федерации» и некоторые другие нормативные акты.

 

1.2. Стороны в международном договоре

 

Сторонами в договоре являются субъекты международного права, обладающие договорной правоспособностью.

«Каждое государство обладает правоспособностью заключать договоры», — говорится в ст. 6 Венской конвенции о праве международных договоров.

Государства в силу своего суверенитета обладают полной (универсальной) правоспособностью. В соответствии с принципом суверенного равенства, уважения прав, присущих суверенитету, они имеют право быть или не быть участниками двусторонних или многосторонних договоров, включая право быть или не быть участниками союзных договоров (Заключительный акт СБСЕ).

Главным при решении вопроса об участии государства в конкретном международном договоре является его заинтересованность в отношении объекта и цели договора. Договоры, которые касаются кодификации и прогрессивного развития международного права, а также договоры, объект и цели которых представляют интерес для международного сообщества в целом (общие договоры), должны быть открытыми для всеобщего участия.

Договорная практика последних десятилетий подтверждает стремление государств следовать этому правилу.

Решение вопроса об участии в договоре принимает само государство в зависимости от его заинтересованности. Это его право. Вместе с тем эффективность некоторых международных договоров напрямую зависит от числа их участников. Серьезную озабоченность вызывает отказ ряда государств от присоединения к Договору о нераспространении ядерного оружия.

В федеративных государствах возникает вопрос о договорной правоспособности как самих федераций, так и их составных частей. Право субъектов РФ заключать международные соглашения предусмотрено Федеральным законом от 4 января 1999 г. «О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации».

Нации и народы, борющиеся за свою независимость, также могут быть сторонами в международном договоре. Они заключали договоры с государствами чаще всего по вопросам образования самостоятельного независимого государства: о политической поддержке нации в ее борьбе за освобождение от колониальной зависимости, об экономической помощи, об урегулировании вопросов, связанных с предоставлением независимости.

Договорной правоспособностью обладают международные межправительственные организации; она реализуется в соответствии с нормами, которыми определяется правовой статус организации (ст. 6 Венской конвенции о праве договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями). Международные организации в отличие от государств обладают ограниченной договорной правоспособностью. Они вправе заключать договоры с государствами или с другими международными организациями в тех пределах и для достижения тех целей, которые определены учредительными, или иными актами [5].

Примером международного договора, в котором в качестве, участников предусмотрены государства, нации и международные организации, может служить Конвенция об оперативном оповещении о ядерной аварии от 26 сентября 1986 г. Она была открыта для подписания всеми государствами, Намибией, международными организациями, включая региональные (ст. 12).

 

1.3. Международные договоры в российской правовой системе

 

В настоящее время Российская Федерация является участницей примерно двадцати тысяч действующих международных договоров. Расширение договорных связей России с другими странами обусловило необходимость совершенствования внутригосударственного законодательства, регламентирующего заключение ею международных договоров. Одним из важнейших актов российского законодательства в этой области является Федеральный закон «О международных договорах Российской Федерации» от 15 июля 1995 г. [2]. Он основан на положениях Конституции РФ 1993 г. [1] и общепризнанных нормах договорного права, отраженных в Венских конвенциях о праве международных договоров с участием государств (1969 г.) и договоров с участием международных организаций (1986 г).

Международный договор Российской Федерации определяется в упомянутом Федеральном законе 1995 г. как международное соглашение, заключенное Российской Федерацией с иностранным государством или государствами либо с международной организацией в письменной форме и регулируемое международным правом независимо от того, содержится такое соглашение в одном документе или в нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования. Существенным моментом в этом определении является то, что соглашение должно регулироваться международным правом, в отличие от соглашений, обязывающих государства политически, но не порождающих юридических обязательств как, например, многие соглашения в рамках Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе [12].

Закон различает три категории международных договоров в зависимости от уровня договаривающихся сторон: межгосударственные, межправительственные и  договоры межведомственного характера.

Межгосударственные договоры заключаются с иностранными государствами, а также с международными организациями, как правило, на самом высоком уровне – от имени Российской Федерации. Например, договоры о дружбе и сотрудничестве, заключенные Российской Федерацией в 1991 – 1996 гг. с Болгарией, Венгрией, Венесуэлой, Францией и другими странами.

Во вторую категорию международных договоров России входят договоры, заключаемые на уровне Российского Правительства. В преамбуле таких договоров упоминается Правительство РФ, и от его имени подписываются договоры. Примерами таких договоров могут служить: Конвенция между Правительством Российской Федерации и Правительством Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии об избежании двойного налогообложения и о предотвращении уклонения от налогообложения в отношении налогов на доходы и прирост стоимости имущества 1994 г.; Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Азербайджанской Республики об основных принципах и направлениях экономического сотрудничества на период до 2000 г.

Договоры третьей категории заключаются федеральными органами исполнительной власти – министерствами, государственными комитетами и другими подведомственными Российскому Правительству органами с аналогичными органами других государств по вопросам, входящим в их компетенцию.

По числу участников международные договоры бывают двусторонними и многосторонними. Среди многосторонних договоров с участием Российской Федерации особо важное значение имеют договоры универсального характера, представляющие по своему предмету регулирования интерес для всех государств мира. Они предусматривают мероприятия всемирного масштаба — такие, как всеобщее разоружение, запрещение расовой дискриминации, освоение космоса, мирового океана и т.п.

В соответствии с нормами международного права категория, вид и наименование договорного акта (договор, соглашение, конвенция, протокол, обмен письмами или нотами и т.д.) не влияют на его юридическую силу. Договор обязателен для его сторон, которыми являются государства, правительства или ведомства и которые осуществляют права и несут по нему обязанности. Стороны обычно перечислены в преамбуле договора, и он подписывается от их имени: за Российскую Федерацию, за Правительство Российской Федерации или за соответствующее российское ведомство. При этом следует подчеркнуть, что международные договоры межведомственного характера обязательны лишь для заключивших их ведомств; ни государство, ни правительство никакой ответственности по ним не несут [13, с.159].

Согласно Конституции Российской Федерации, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законодательством, то применяются правила международного договора (п. 4, ст. 15). Эти положения почти дословно воспроизводятся в Законе «О международных договорах Российской Федерации» (п. 1, 2 ст.5) [2]. Они устанавливают принципиально новый порядок взаимодействия международного и внутреннего права – отвечающий реалиям современной международной жизни.

В настоящее время не существует договоров, в которых участвовали бы все государства, а для не участвующего в договоре государства его положения не имеют силы. Значение общепризнанных принципов и норм международного права состоит именно в том, что они создаются международным сообществом в целом и становятся обязательными для всех государств. Это принцип суверенного равенства государств, принцип неприменения силы и угрозы силой и др. Если положения официально опубликованных международных договоров Российской Федерации не требуют издания внутригосударственных актов для применения, они действуют в нашей стране непосредственно.

В постановлении Пленума Верховного Суда России от 31 октября 1995 г. N 8 судам при осуществлении правосудия рекомендуется принимать во внимание тот факт, что общепризнанные принципы и нормы международного права наряду с международными договорами являются составной частью правовой системы Российской Федерации (п.5). Хотя в постановлении делается акцент на необходимость применения положений договора в случае, если он устанавливает иные правила, чем предусмотренные российским законодательством, логическое толкование постановления приводит к выводу, что было бы неправильно утверждать, что в таких случаях применимы только закрепленные в международных договорах общепризнанные принципы и нормы международного права.

Закон о международных договорах Российской Федерации распространяется на международные договоры, в которых Российская Федерация является стороной в качестве государства-продолжателя СССР. Данное понятие является новым в российской договорной практике.

Обычно в случаях территориальных изменений (слияния государств, их разделения, отделения одного государства от другого) наступает правопреемство государств в отношении международных договоров, которое регулируется нормами международного права, нашедшими свое отражение, в частности, в Венской конвенции о правопреемстве государств в отношении международных договоров 1978 г. В основе этих норм лежит принцип сохранения стабильности международных договоров. Исключение составляют лишь случаи, когда соответствующие государства договорились об ином или когда применение данного договора в отношении государства-преемника было бы несовместимо с объектом и целями этого договора или коренным образом изменило условия его действия [3. c. 141].

Так, при образовании единой Германии в 1990 г. ФРГ признала правопреемство по всем договорам между СССР и ГДР, которые отвечали интересам объединенной Германии и СССР. При образовании на территории Югославии ряда независимых государств новые государства признали себя правопреемниками в отношении основной массы договоров между Югославией и СССР. Это было сделано, например, при инвентаризации договорно-правовой базы российско-словенских и российско-хорватских отношений, аналогичный процесс идет в отношениях России с Боснией и Македонией. Иначе обстоит дело с Гонконгом, перешедшим с 1 июля 1997 г. под суверенитет КНР: поскольку Гонконг был колониальным владением Великобритании, все договоры, заключенные ею в отношении этой территории, утратили силу.

Понятие «правопреемник» в отношении России после распада СССР не вписывалось в систему международных правоотношений, которые затрагивали важнейшие проблемы, в том числе проблемы безопасности и сокращения вооружений. Правопреемство не решило бы вопрос об участии России в ООН, в частности, в Совете Безопасности в качестве постоянного члена, т.к. правопреемство не распространяется на членство в международных организациях. 13 января 1992 г. МИД России разослал главам дипломатических представительств в Москве ноту, в которой заявлялось, что Российская Федерация продолжает осуществлять права и выполнять обязательства по всем договорам, заключенным СССР. В соответствии с этой нотой мировое сообщество молчаливо признало за Российской Федерацией статус государства-продолжателя СССР.

Заключение международного договора обычно представляет собой длительный процесс, состоящий из ряда последовательных стадий. Закон о международных договорах Российской Федерации четко и всесторонне определяет весь этот процесс, посвящая этому вопросу большую часть статей.

Важнейшей стадией заключения договора является выражение согласия на его обязательность. Обязательность большинства договоров, заключаемых Россией, оформляется путем подписания. Это объясняется тем, что по Конституции Президент и Правительство наделены достаточно широкой компетенцией, в рамках которой они могут принимать решения, влекущие за собой обязательность договора для России [3, с. 142].

В ряде случаев подписанные Россией договоры предусматривают вступление их в силу после утверждения, которое осуществляется, как правило, Правительством. В соответствии с Законом предложение о заключении договора до его подписания выносится на одобрение Правительства. Утверждение договора после его подписания не отменяет по смыслу Закона одобрения предложения о заключении договора. В связи с этим встречающееся в российской практике утверждение договоров, подписанных без соответствующего решения Правительства или Президента, является отступлением от Закона и в принципе допускаться не должно.

Некоторые подписанные Россией договоры вступают в силу после их ратификации. Согласно Закону о международных договорах 1995 г., расширенный по сравнению с Законом 1978 г. перечень подлежащих ратификации договоров включает прежде всего договоры по вопросам: прав и свобод человека и гражданина; территориального разграничения; основ межгосударственных отношений; обороноспособности; обеспечения мира и безопасности; мирные договоры и договоры о коллективной безопасности, а также договоры об участии в международных объединениях, если в данных документах предусматривается передача осуществления части полномочий Российской Федерации или юридическая обязательность решений их органов для России.

Предложения о заключении международных договоров от имени Российской Федерации представляются МИДом России или по согласованию с ним другими федеральными органами исполнительной власти, как правило, на рассмотрение Президенту. Закон делает из этого исключение для предложений о заключении межгосударственных договоров по вопросам, относящимся к ведению Правительства. В некоторых случаях, в частности, принимая во внимание пожелания партнеров по переговорам, Закон допускает представление предложений о заключении таких договоров Правительству [3, с. 142].

Предложения о заключении международных договоров от имени Правительства представляются МИДом или по согласованию с ним другими федеральными органами исполнительной власти в Правительство.

Решения о проведении переговоров и о подписании договоров принимаются согласно Закону, как правило, либо Президентом — в отношении договоров, заключаемых от имени Российской Федерации, либо Правительством — в отношении договоров заключаемых от имени последнего.

Закон допускает два исключения: во-первых, Президент вправе принимать решения о проведении переговоров и о подписании договоров по вопросам, относящимся к ведению Правительства, если это вызывается необходимостью; во-вторых Президентом принимаются решения о проведении переговоров о заключении международных договоров межведомственного характера, если договор затрагивает вопросы, отнесенные к полномочиям Президента. Эти исключения обусловлены тем, что Президент, на которого согласно Конституции возложено осуществление внешней политики страны, может принимать решения по широкому кругу вопросов. Тогда как Правительством такие решения принимаются только по вопросам, отнесенным к его ведению [3, с. 143].

Согласно Закону и в соответствии с международной практикой Президент, Председатель Правительства и Министр иностранных дел могут вести переговоры и подписывать международные договоры без необходимости предъявления полномочий. Следует однако подчеркнуть, что в данном случае речь идет об отсутствии необходимости предъявлять специальный документ, подтверждающий право данного лица вести переговоры и подписывать договорные акты. При этом остаются в силе требования Закона, касающиеся принятия решений о проведении переговоров и подписания международных договоров России.

Вступившие в силу для Российской Федерации международные договоры публикуются в Бюллетене международных договоров, издаваемом Администрацией Президента. Публикация сопровождается сведениями о дате вступления договора в силу, если он вступает в силу не с даты подписания. Там же публикуются сведения о прекращении действия международных договоров России. Международные договоры, обязательность которых для Российской Федерации зафиксирована в форме федерального закона, публикуются по представлению МИДа в Собрании законодательства Российской Федерации. Если договор применяется временно, это указывается в тексте самого договора. В случаях, когда договор в связи с какими-либо обстоятельствами еще не опубликован, заинтересованное ведомство или лицо может запросить копию текста в историко-документальном департаменте МИД России. Кроме того, тексты многосторонних договоров с участием Российской Федерации, депозитарием которых является Генеральный секретарь ООН, а также другие сведения, касающиеся этих договоров, публикуются в издаваемом Секретариатом ООН ежегодном сборнике «Многосторонние договоры, депонированные у Генерального секретаря ООН». Международные договоры межведомственного характера публикуются в официальных изданиях этих органов.

Самым важным элементом в международных договорных отношениях является выполнение договоров. «Международные договоры Российской Федерации, – говорится в Законе, – подлежат добросовестному выполнению в соответствии с условиями самих договоров, нормами международного права, Конституцией Российской Федерации, настоящим Федеральным законом, иными актами законодательства Российской Федерации» (ст. 31) [1]. На первом месте здесь стоят положения самого договора, т.к. обязательства по такому документу конкретизируются его участниками. Должны также приниматься во внимание другие имеющие отношение к договору нормы международного права. Ни в коем случае не должны нарушаться общепризнанные принципы и нормы, противоречия которым делают договор недействительным. В этом положении учитывается важная роль внутригосударственного права в регулировании выполнения договора и прежде всего Конституции РФ и Закона о международных договорах.

Обеспечение выполнения обязательств и осуществления прав России по международным договорам, вытекающих из этих договоров, возложено на федеральные органы исполнительной власти, в компетенцию которых входят вопросы, регулируемые договорами. Главными гарантами выполнения договоров являются Президент и Правительство. Общее наблюдение за выполнением международных договоров осуществляет МИД. В случае нарушения обязательств по договору другими его участниками Президенту или в Правительство России (в зависимости от того, в чьей компетенции находятся регулируемые договором вопросы) представляются предложения о принятии необходимых мер в соответствии с нормами международного права и условиями договора.

От выполнения международного договора следует отличать его временное применение, которое получило достаточно широкое распространение в российской договорной практике. Закон о международных договорах, упорядочивающий эту практику, вводит дополнительные требования по сравнению с Венской конвенцией 1969 г. Он предусматривает возможность временного применения договора или его части, если это предусмотрено в договоре или если было достигнуто такое соглашение между сторонами, подписавшими договор, когда последний еще не вступил в силу. При этом если временное применение предусматривает договор, решение о согласии на обязательность которого для Российской Федерации подлежит принятию в форме федерального закона, то он должен представляться в Государственную Думу в срок не более шести месяцев с даты начала его применения. Государственная Дума может ратифицировать договор или продлить его временное применение. Она может также отказаться от того и другого.

Согласно Закону договор подлежит выполнению с даты его вступления в силу для России. В этом смысле принципиально неправильно использование в договорах России, как это иногда встречается на практике, формулы о выполнении сторонами положений договора до его вступления в силу вместо формулы о его временном применении.

Одним из важнейших элементов международно-правового принципа соблюдения договорных обязательств является точное соблюдение процедуры прекращения международных договоров. Правомерное прекращение международного договора осуществляется в соответствии с положениями договора и нормами международного права в отличие от неправомерного, которое противоречит этим положениям и нормам и влечет за собой международно-правовую ответственность [14, с. 201].

Закон устанавливает, что прекращение и приостановление международных договоров России осуществляется в соответствии с условиями самого договора и нормами международного права органом, принявшим решение о согласии на обязательность для России этого договора. В соответствии с этой нормой Россия должна использовать в своей договорной практике только правомерные способы прекращения и приостановления действия международных договоров. Если решение о согласии на обязательность для России международного договора было принято Президентом, он и должен принимать решение о прекращении или приостановлении действия договора; если же решение принималось Правительством, то за ним остается и право его прекратить.

Исключением из этого правила является положение о том, что, если это вызывается необходимостью, Президент вправе принимать решение о прекращении или приостановлении действия международных договоров, согласие на обязательность которых для России принималось Правительством.

В случаях, требующих принятия безотлагательных мер, Президент, играя особую роль в осуществлении руководства внешней политикой страны, может приостановить действие международного договора, решение на обязательность которого для России принималось в форме федерального закона. Это может быть сделано в форме федерального закона. Если Государственная Дума отклоняет проект такого закона, действие договора незамедлительно возобновляется.

В Законе особо оговаривается порядок принятия решений о прекращении и приостановлении действия международных договоров, в которых Россия является продолжателем СССР. Такие решения органы власти России принимают в соответствии с их компетенцией, которая может не совпадать с компетенцией государственных органов бывшего СССР. При этом прекращение или приостановление действия договора между Россией и какой-либо страной не предрешает вопроса о сохранении в силе соответствующего договора между этой страной и другими государствами-бывшими республиками СССР.

Федеральный закон «О международных договорах Российской Федерации» имеет большое значение. Он является важным шагом на пути дальнейшего развития международного сотрудничества России с другими странами, укрепления ее политических, экономических и культурных связей. Закон содействует успехам нашей внешней политики, защите международных прав российского государства, вытекающих из заключаемых им международных договоров. Он является конкретным результатом реализации положений Конституции Российской Федерации и важным этапом на пути совершенствования российского законодательства. Конкретизировав конституционные нормативные акты России, обобщив опыт договорной практики, накопленный в российском государстве и за рубежом, а также международно-правовые акты в указанной области, данный акт содействует укреплению стабильности договорных отношений Российской Федерации и международных отношений в целом.

 

2. Механизм заключения и особенности правового регулирования международных договоров в российском праве в сфере СКСТ

 

2.1. Механизм заключения международных договоров

 

Процесс заключения международного договора представляет собой ряд последовательных действий (стадий) — от проявления инициативы заключения договора до вступления его в силу. Сложность процесса заключения договора, его длительность определяется такими обстоятельствами, как степень стремления участников идти на уступки и компромиссы.

Инициатива заключения договора может исходить от одного или нескольких государств, а также от международных организаций. Они же, как правило, берут на себя обязанности по организации процесса заключения международного договора.

Договор заключается представителями государств. Для этой цели им выдаются специальные документы — полномочия, определяющие, на совершение каких действий по заключению договора уполномочено данное лицо (ведение переговоров, принятие подготовленного текста договора и др.). Полномочия выдаются компетентными органами государства в соответствии с национальным законодательством.

В Российской Федерации решение вопроса о наделении соответствующими полномочиями оформляется специальным актом — указом или распоряжением Президента, постановлением или распоряжением Правительства.

В постановлении Правительства РФ от 11 апреля 2001 г. «О заключении Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Казахстан , организации и условиях перевозок грузов и пассажиров российскими и казахстанскими судами в бассейне реки Иртыш» говорится об одобрении представленного Минтрансом России проекта Соглашения. Минтрансу России поручается провести переговоры и подписать указанное Соглашение от имени Правительства РФ.

Определенные должностные лица в силу своего служебного положения и в пределах своей компетенции вправе представлять свое государство и совершать действия по заключению договора без специальных полномочий.

В Венской конвенции о праве международных договоровприводится перечень таких лиц: а) главы государств; б) главы правительств; в) министры иностранных дел; г) главы дипломатических представительств; д) представители государств на международных конференциях и в международных организациях.

Если заключается международный договор с участием международной организации, то специальные полномочия для этой цели не требуются лицу, которое в соответствии с правилами организации рассматривается как представляющее эту организацию.

<

В Федеральном законе «О международных договорах Российской Федерации» 1995 г. предусматривается, что без специальных полномочий ведут переговоры и подписывают международные договоры Российской Федерации: Президент РФ; Председатель Правительства РФ, министр иностранных дел, федеральный министр, руководитель иного федерального органа исполнительной власти. Глава дипломатического представительства РФ в иностранном государстве или глава представительства РФ в международной организации вправе только вести переговоры в целях принятия текста договора — соответственно с государством пребывания или в рамках данной международной организации (ст. 12, 13) [2].

При заключении двусторонних международных договоров представители государств обмениваются полномочиями, а при заключении многосторонних договоров полномочия сдаются в специально созданные органы для проверки их подлинности. Любые действия по заключению договора, совершенные неуполномоченным лицом или в нарушение полномочий, не имеют юридического значения.

Текст договора разрабатывается на переговорах (непосредственных или по дипломатическим каналам), на конференциях или в рамках международных организаций.

Переговоры по выработке текста договора ведутся либо непосредственно, либо с использованием дипломатических средств. Государства через уполномоченных лиц доводят до сведения друг друга свои позиции по обсуждаемой проблеме (или представляют конкретные проекты договора). Затем на основе их тщательного изучения и оценки они предлагают для согласования возможные изменения, уточнения позиций и соответственно проекта договора. Путем взаимных уступок и компромиссов проект подвергается изменениям до тех пор, пока он не станет приемлемым для всех участников. Иногда для подготовки договора по сложной проблеме используются и дипломатические каналы, и переговоры на уровне делегаций, и встречи министров иностранных дел, и встречи на высшем уровне [8, с. 35].

Международные конференции и международные организации используются государствами для выработки текстов многосторонних договоров. В целях более глубокого и всестороннего изучения сложная проблема разбивается на отдельные вопросы, которые рассматриваются специальными комитетами и комиссиями, входящими в структуру конференций или организаций. Согласованный проект обсуждается на пленарных заседаниях.

Для подтверждения того, что текст договора является окончательно согласованным (т. е. изменению не подлежит) и подлинным документом, необходимо соответствующим образом оформленное его принятие (установление аутентичности). Оно может быть предварительным и окончательным.

Предварительное принятие текста договора осуществляется
посредством голосования, парафирования, подписания ad referendum

Путем голосования, как правило, принимается текст договора, подготовленный на международной конференции или в международной организации. Это решение оформляется актом — резолюцией международной конференции или соответствующего органа международной организации, которая принимается большинством голосов (простым или двумя третями в зависимости от правил, одобренных на конференций или в организации). В последние годы голосование нередко не проводится, а применяется метод консенсуса — общего согласия (при отсутствии возражений со стороны какого-либо государства).

Парафирование — это скрепление инициалами уполномоченных лиц каждой страницы договора в знак согласия с текстом. Такая форма предварительного принятия текста договора применяется в отношении двусторонних договоров или договоров с небольшим числом участников (например, были парафированы Договор между СССР и ФРГ от 12 августа 1970 г., Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве между Российской Федерацией и Корейской Народно-Демократической Республикой от 9 февраля 2000 г.).

Подписание ad referendum — условное, предварительное, требующее подтверждения компетентного органа государства.

Форма окончательного принятия текста договора — подписание. Оно порождает определенные юридические последствия: а) дает право подписавшему государству выразить согласие на обязательность договора; б) обязывает подписавшее государство не лишать договор его объекта и цели до вступления в силу.

Двусторонние договоры составляются на языках государств-участников, многосторонние — на языках по выбору участников (иногда на одном приемлемом для всех языке).

При подписании договора государства соблюдают правила альтерната — чередования подписей. В подлинном экземпляре двустороннего договора, предназначенном для данной стороны, наименование государства, подписи уполномоченных помещаются на почетном месте — под текстом договора с левой стороны, а наименование государства-контрагента, его подписи — справа. На экземпляре договора, предназначенном для другой стороны, применяется обратный порядок, В многосторонних договорах наименования сторон и подписи перечисляются обычно сверху вниз в алфавитном порядке (в соответствии с выбранным языком). Возможны сложные процедуры при принятии некоторых договоров [6, с. 84].

Двусторонние договоры также могут быть предварительно приняты на одном уровне, а окончательно — на другом.

Согласие на обязательность договора — следующая стадия заключения международного договора, необходимая для вступления его в силу. Формы (способы) выражения такого согласия: а) подписание; б) обмен документами, образующими договор; в) ратификация; г) утверждение (принятие); д) присоединение к договору.

Способы выражения согласия отличаются друг от друга по уровню и процедуре их осуществления.

Подписание — одна из форм согласия на обязательность договора. При этом подписание является одновременно и формой окончательного принятия текста договора, и формой выражения согласия на его обязательность. Таким образом, подписание в одних случаях представляет собой только принятие текста договора, а в других — и принятие текста, и одновременно согласие на обязательность договора.

Обмен документами, образующими договор, — это упрошенная процедура его заключения. Должностные лица (или уполномоченные) направляют друг другу письма (ноты), в которых излагаются предварительно согласованные положения по существу вопроса. Обмен письмами означает согласие на обязательность этих положений.

Ратификация — это согласие государства на обязательность договора, выраженное высшим органом государственной власти в соответствии с процедурой, установленной национальным законодательством.

Международные договоры РФ ратифицируются Федеральным Собранием РФ. Государственная Дума Федерального Собрания рассматривает внесенный Президентом или Правительством на ратификацию международный договор. После обсуждения в комитетах и комиссиях принимается решение о ратификации в форме федерального закона. Такой закон подлежит обязательному рассмотрению в Совете Федерации Федерального Собрания. Принятый им федеральный закон о ратификации направляется Президенту для подписания и опубликования. Один из примеров; Федеральный закон «О ратификации Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Французской Республики о сотрудничестве в области исследования и использования космического пространства в мирных целях» принят Государственной Думой РФ 12 сентября 199? г., одобрен Советом Федерации РФ 24 сентября 1997 г., подписан Президентом РФ 5 октября 1997 г., опубликован в «Российской газете» 8 октября 1997 г.

Согласно ст. 14 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. согласие на обязательность договора выражается ратификацией, если: 1) договор предусматривает, что такое согласие выражается ратификацией; 2) иным образом установлено, что участвующие в переговорах государства договорились о необходимости ратификации; 3) представитель государства подписал договор под условием ратификации; 4) намерение государства подписать договор под условием ратификации вытекает из полномочий его представителя или было выражено во время переговоров.

Национальным законодательством может быть определен перечень тех договоров, которые подлежат ратификации. Федеральный закон «О международных договорах Российской Федерации» включает в этот перечень следующие виды договоров РФ: а) исполнение которых требует изменения действующих или принятия новых федеральных законов, а также договоры, устанавливающие иные правила, чем предусмотренные законом; б) предметом которых являются основные права и свободы человека и гражданина; в) о территориальном разграничении Российской Федерации с другими государствами, включая договоры о прохождении Государственной границы РФ, а также о разграничении исключительной экономической зоны и континентального шельфа РФ; г) об основах межгосударственных отношений, по вопросам обороноспособности Российской Федерации и обеспечения международного мира и безопасности (в том числе по вопросам разоружения), а также мирные договоры и договоры о коллективной безопасности; д) об участии Российской Федерации в межгосударственных союзах, международных организациях и иных межгосударственных объединениях, если такие договоры предусматривают передачу им осуществления части полномочий РФ или устанавливают юридическую обязательность решений их органов для Российской Федерации.

Равным образом подлежат ратификации международные договоры, при заключении которых стороны условились о последующей ратификации (ст. 15). В перечень договоров, подлежащих ратификации, внесены дополнения: ратификации подлежат международные договоры РФ в области добычи, производства и использования драгоценных металлов и драгоценных камней (ч. 3 ст. 24 Федерального закона от 26 марта 1998 г. «О драгоценных металлах и драгоценных камнях»), международные договоры РФ, касающиеся перемещенных культурных ценностей, равно как и любые другие международные договоры РФ, касающиеся культурного достояния РФ (ст. 23 Федерального закона от 15 апреля 1998 г. «О культурных ценностях, перемещенных в Союз ССР в результате Второй мировой войны и находящихся на территории Российской Федерации»), международные договоры о космической деятельности (п. 1 ст. 26 Закона от 23 августа 1993 г. «О космической деятельности»).

Одновременно с принятием решения о ратификации международного договора составляется ратификационная грамота, имеющая три части: а) вступительную, в которой указывается высший орган государства, ратифицировавший договор; б) основную, где воспроизводится текст договора с оговорками и (или) заявлениями, если они сделаны; в) заключительную, содержащую заявление о неукоснительном и добросовестном выполнении договора.

При заключении двустороннего договора государства — его участники — обмениваются ратификационными грамотами. Как правило, если договор заключается на территории одного государства, то обмен грамотами происходит на территории другого.

При заключении многостороннего договора ратификационные грамоты сдаются на хранение депозитарию. Такая процедура называется депонированием ратификационных грамот. Депозитарий определяется государствами-участниками в самом договоре. Им может быть одно государство, несколько государств, международная организация или ее главное должностное лицо. Получили распространение договоры, депозитарием которых является Генеральный секретарь ООН.

Функции депозитария определяются Венской конвенцией о праве международных договоров и конкретными договорами. Основные его функции: хранение подлинного текста договора, ратификационных грамот и документов о присоединении; сообщение участникам договора о депонировании каждой ратификационной грамоты, об оговорках, о вступлении договора в силу; уведомление о присоединении к договору или выходе из него; созыв конференций для обсуждения осуществления договора, если это предусмотрено.

Обмен ратификационными грамотами или их депонирование — это своеобразное совместное исполнительное соглашение государств о согласии на обязательность договора. Оно входит в ряд последовательных действий государств, необходимых для приведения в действие нормы договора о вступлении его в силу, а вместе с ней — и всего договора.

Утверждение — предусмотренная в, договоре упрощенная процедура выражения согласия на обязательность договора. Национальным законодательством устанавливается круг государственных органов, в компетенцию которых входит утверждение договоров. В зависимости от уровня, заключенные договоры РФ утверждаются Федеральным Собранием, Президентом, Правительством или другими федеральными органами.

Постановлением Правительства РФ от 24 июля 1997 г. было утверждено Соглашение между Российской Федерацией и Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР) о займе для финансирования проекта постприватизационной поддержки предприятий от 13 апреля 1997 г.

Постановлением Правительства РФ от 22 ноября 1997 г. утверждено Соглашение о создании общего научно-технологического пространства государств — участников СНГ, подписанное 3 ноября 1995 г.

Посредством утверждения выражается согласие на обязательность договора международной организацией, если она является участницей договора. Таким полномочием обычно наделяются главные органы международной организации. Так, Генеральная Ассамблея ООН утверждает соглашения ООН со специализированными учреждениями.

Если государство по каким-либо причинам не участвовало в договоре, оно может к нему присоединиться. Порядок и условия присоединения оговариваются в договоре. Как правило, присоединение осуществляется после вступления договора в силу путем депонирования ратификационной грамоты или иного документа о присоединении [15, с. 151].

Один из новейших примеров — Федеральный закон от 12 февраля 2001 г. «О присоединении Российской Федерации к Конвенции о получении за границей доказательств по гражданским или торговым делам».

Оговорка к договору – это одностороннее заявление государства, посредством которого оно намерено исключить или изменить определенные положения договора. Государство вправе заявить оговорку при подписании, ратификации или присоединении к договору. Такое действие невозможно, когда: оговорки запрещаются договором; договор предусматривает лишь определенные оговорки, в число которых данная оговорка не входит; оговорка противоречит объекту и цели договора. Поговорка должна быть сделана в письменном виде и доведена до сведения других государств — участников договора.

Поскольку государство заявлением оговорки предлагает новый вариант определенной нормы, то отношения между ним и другими участниками договора могут регулироваться в этой части по-разному. Отношения с государствами, принявшими оговорку, регулируются новой нормой, тогда как к взаимоотношениям с государствами, возразившими против оговорки, не применяется ни новая норма (она отклонена возражением), ни норма договора (она неприемлема для государства, сделавшего оговорку) [15, с. 152].

При подписании, ратификации или присоединении к договору государство вправе сделать заявление — изложить свою точку зрения по тому или иному вопросу. В отличие от оговорки заявление не меняет содержания договора.

При ратификации Российской Федерацией Конвенции о выдаче от 13 декабря 1957 г. были сделаны оговорки и заявления по нескольким статьям.

В соответствии с одной из оговорок по ст. I («Обязательство в отношении выдачи») Российская Федерация оставляет за собой право отказать в выдаче, «исходя из соображений гуманности, когда имеются основания полагать, что выдача лица может повлечь для него серьезные осложнения по причине его преклонного возраста или состояния здоровья».

В заявлении, относящемся к ст. 21 («Транзит») говорится, что «транзитная перевозка по территории Российской Федерации выданного лица разрешается при соблюдении условий, установленных для выдачи». Оговорки и возражения против них в любое время могут быть сняты (например, СССР снял оговорки о непризнании обязательной юрисдикции Международного Суда ООН по спорам о толковании и применении ряда международных договоров — Конвенции о предупреждении преступлений геноцида и наказании за него 1948 г., Конвенций о политических правах женщин 1952 г. и др.).

Договоры вступают в силу в том порядке и в тот срок, которые указаны в договоре. Договоры, не подлежащие ратификации или утверждению, вступают в силу: 1) с момента подписания; 2) по истечении определенного срока после подписания; 3) с указанной в договоре даты.    

Порядок вступления в силу договоров, подлежащих ратификации, обусловлен их характером.

Двусторонние договоры вступают в силу: 1) в день обмена ратификационными грамотами; 2) по истечении установленного срока (часто — 30 дней) со дня обмена грамотами.

Многосторонние договоры вступают в силу: 1) в день сдачи на хранение депозитарию определенной по счету ратификационной грамоты; 2) по истечении установленного срока после сдачи на хранение определенной по счету грамоты; 3) в день сдачи на хранение определенного количества грамот с указанием конкретных государств, чьи грамоты обязательно должны быть сданы.

В договорах могут предусматриваться и другие, особые условия вступления его в силу. Срок действия договора. Договоры могут быть срочными причем срок их действия фиксируется в договоре (5, 10, 20 лет и т. д.), и бессрочными, что либо прямо отмечается в договоре либо вытекает из его содержания (Конвенция о физической защите ядерного материала от 3 марта 1980 г., Договор об обычных вооруженных силах в Европе 1990 г. и др.). В некоторых случаях действие договора рассчитано на срок, необходимый для выполнения обязательств.

Государства вправе продлить (пролонгировать) действия договора. Продление обычно оформляется специальным соглашением.

Так, путем обмена нотами в 1996 г. была оформлена договоренность о продлении в отношениях между Россией и США срока Действия Соглашения между Правительством СССР и Правительством США по некоторым вопросам морского судоходства 1990 г.

Нередко предусматривается возможность автоматического продления действия договора.

Соглашение стран СНГ о сотрудничестве в области образования от 15 мая 1992 г. было заключено сроком на пять лет; оно автоматически продлевается на последующие пятилетние периоды для тех государств, которые не заявят о денонсации. Такие договоры можно назвать неопределенно-срочными.

Официальное опубликование заключенных международных договоров осуществляется как на государственном уровне, так и в рамках международных организаций.

Вступившие в силу для Российской Федерации международные договоры, решения о согласии на обязательность которых приняты в форме федерального закона, официально публикуются в «Собрании законодательства Российской Федерации, вступившие в силу для Российской Федерации международные договоры (за исключением договоров межведомственного характера) — в «Бюллетене международных договоров». Договоры межведомственного характера публикуются в официальных изданиях этих органов.

Все международные договоры, зарегистрированные в Секретариате ООН, подлежат опубликованию в периодически издаваемом сборнике, именуемом «Treaty Series». В рамках Совета Европы издаются европейские конвенции — «European Trety Series». Опубликование многосторонних договоров, принятых в СНГ, производится в официальном издании «Содружество. Информационный вестник Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ».

Согласно ст. 102 Устава ООН международные договоры, заключенные членами Организации, должны быть зарегистрированы в Секретариате и им опубликованы. Регистрация не влияет на юридическую силу договора; на договор, не зарегистрированный в указанном порядке, стороны не могут ссылаться в органах ООН.

 

2.2. Действие договора во времени и пространстве

 

Договор начинает действовать с момента вступления его в силу. Действующий договор — это договор, обретший и не утративший юридическую силу.

В международно-правовых актах и литературе для обозначения действия договора нередко используется термин «применение» (например, в разделе «Применение договоров» Венской конвенции о праве международных договоров говорится о территориальной сфере действия договоров, о том, что они не имеют обратной силы, как определяются права и обязанности государств-участников последовательно заключенных договоров). Применением иногда именуется действие договора в конкретной ситуации. Считается, что с момента вступления в силу договор действует, но не применяется, пока не возникнет та ситуация, на которую он рассчитан. В доказательство различия этих терминов приводятся соглашения о правилах ведения войны. Пока нет вооруженного конфликта, договоры действуют; с его возникновением они начинают применяться [8, с. 54].

Если стремиться к адекватности и юридической точности в терминологии, то в указанной ситуации (т. е. когда возникает вооруженный конфликт) более уместен был бы термин «реализация», ибо речь идет о действии или бездействии,, соответствующих требованиям норм договоров (об исполнении, использовании или соблюдении договорных норм). О применении можно говорить, если положения договора в процессе реализации нарушены (или их исполнение ставится под угрозу) и по этому поводу принято решение (правоприменительный акт) государством, судом или каким-либо иным органом (не случайно все большее распространение получает выражение «применимое право» в связи с деятельностью судебных органов) [8, с. 54].

Таким образом, термин «применение» следует понимать по-разному (в зависимости от ситуации): I) как действие договора, подтверждение его юридической силы (он является действующим); 2) как доказательство того, что договор является подходящим, приложимым к данной ситуации, что отношения, возникшие в этом случае, им регулируются, подпадают под его действие; 3) как особого рода юридическую деятельность государств, органов или организаций, в результате которой принимается решение (правоприменительный акт).

По общему правилу договор действует с момента вступления в силу до прекращения и не имеет обратной силы. Однако государства могут оговорить его временное применение до вступления в силу. Так, ст. 23 Соглашения между Правительством Российской, Федерации и Республикой Узбекистан о создании международной радиоастрономической обсерватории на плато Суффа от 27 июля 1995 г. предусмотрела его временное применение со дня его подписания и вступление в силу в день последнего уведомления о выполнении необходимых внутригосударственных процедур [8, с 59].

В некоторых случаях договор продолжает оставаться регулятором длящихся отношений и после прекращения. Согласно п. 4 ст. IX Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством США относительно международной торговли в области коммерческих услуг по космическим запускам 1993 г. (с изменениями и дополнениями 1996 г.) любой контракт, заключенный в соответствии с Соглашением, будет регулироваться его положениями даже в случае, если срок действия такого контракта не завершится к моменту истечения срока действия Соглашения. Прекращение действия Соглашения не отразится на контрактах, заключенных в соответствии с ним.

Договор обязателен для каждого участника в отношении всей его территории, если иное не явствует из договора или не установлено иным образом (ст. 29 Венской .конвенции о праве международных договоров). Именно по этому критерию (субъектно-территориальной сфере действия) международные договоры делятся на универсальные, охватывающие все или подавляющее большинство государств (и их территории), и локальные, в которых участвуют два или несколько государств; они распространяются на ограниченное пространство.

 

2.3. Договоры и третьи государства

 

Согласно Венской конвенции о праве международных договоров «третье государство означает государство, не являющееся участником договора» (ст. 2 «п»).

Договор обязателен для его участников и должен ими добросовестно выполняться (ст. 26 Конвенции). Вместе с тем в некоторых случаях возникает проблема «взаимоотношений» между международным договором и третьими государствами или иными участниками международных отношений, не участвующими в данном международном договоре, — международными организациями, народами, борющимися за независимость, государствоподобными образованиями. Это касается, во-первых, предоставления прав не участвующим в договоре субъектам и возложения на них обязанностей; во-вторых, возможного причинения ущерба их правам и интересам посредством заключения данного договора (точнее, его будущей реализацией).

Предоставление прав и возложение обязанностей на третьи государства и третьи международные организации регулируются Венскими конвенциями о праве международных договоров и о праве договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями (в обеих Конвенциях ст. 34—38, их содержание лишь незначительно отличается).

Конвенции закрепляют следующие правила; 1) права и обязательства для третьего государства (или третьей организации) не создаются без его (ее) согласия, волеизъявления; 2) права и (или) обязательства возникают для третьего государства (организации), если государства — участники договора имели на это намерение (т. е. это акт волеизъявления государств-участников); 3) согласие третьего государства (организации) принять на себя обязательство по договору должно оформляться письменно; 4) согласие третьего государства (организации) принять предоставленное право не требует письменного оформления, оно предполагается, пока не будет доказательства противного. Государство пользуется предоставленным по договору правом на условиях, в нем предусмотренных; 5) обязательство, принятое третьим государством (организацией), может быть отменено или изменено только по согласию между государствами-участниками и третьим государством (организацией). Право, принятое третьим государством (организацией), не может быть отменено или изменено государствами — участниками договора без согласия третьего государства (организации), если установлено, что таким было намерение государств-участников [8, с. 60].

Таким образом, предоставление прав, возложение обязанностей и их принятие представляют собой своеобразные волевые решения — своего рода соглашения (явно выраженные — письменные, или молчаливые). Однако третье государство (организация) не становится участником договора. Можно считать его участником тех норм, которые закрепляют принятые им права или обязательства.

Примеры договоров, нормы которых могут распространять свое действие на третьи государства (или организации), не участвующие в них: Конвенция о режиме судоходства на Дунае 1948 г., в ст. 1 которой сказано, что «навигация на Дунае должна быть свободной и открытой для граждан, торговых судов и товаров всех государств на основе равенства в отношении торговых и навигационных сборов и условий торгового судоходства». Государства, воспользовавшиеся этим правом (а это доказывает принятие этого права), обязаны соблюдать режим судоходства, установленный данной Конвенцией.

По Договору о нераспространении ядерного оружия 1968 г. государства, не обладающие ядерным оружием, обязаны заключать с МАГАТЭ соглашения о гарантиях с целью проверки исполнения ими Договора. Следовательно, МАГАТЭ тоже обязано заключать такие соглашения. От него зависит выполнение обязательств указанными государствами.

Что касается второго аспекта проблемы (возможного ущемления прав третьих государств), то нередко государства-участники во избежание беспокойства третьих государств (организаций) по этому поводу прямо в тексте договора подчеркивают, что он не затрагивает их отношений с третьими странами и не направлен против них. Статья 25 Договора между Россией и Францией от 7 февраля 1992 г. гласит: «Положения настоящего Договора ни в чем не затрагивают обязательств Сторон по отношению к третьим государствам и не направлены против какого-либо из них».

Такого рода положения обращены к третьим государствам с тем, чтобы они могли быть уверены, что заключение договора не повлияет на их отношения с его участниками, права не будут нарушены, а обязательства перед ними будут добросовестно выполняться.

 

2.4. Толкование международных договоров

 

Толкование договора — это уяснение его действительного смысла и содержания.

Необходимость в толковании возникает из-за того, что нередко договорные положения (нормы) являются слишком общими, недостаточно определенными. Это затрудняет их реализацию в той или иной конкретной ситуации, К толкованию приходится прибегать и тогда, когда имеет место неопределенность, неясность или двусмысленность (или многозначность) слов, терминов и выражений либо несоответствие одних положений другим, их несогласованность.

При толковании договора должны соблюдаться следующие общие правила, изложенные в ст. 31—33 Венской конвенции о праве международных договоров. Договор должен толковаться добросовестно, а терминам следует придавать обычное значение в их контексте и в свете объекта и целей договора. Контекст охватывает текст договора с преамбулой и приложениями, а также любое соглашение и документы, относящиеся к договору. Должны учитываться любые последующие соглашения и документы относительно толкования и применения договора и практика применения. Возможно обращение к подготовительным материалам заключения договора. Иногда возникает необходимость в изучении исторической ситуации, существовавшей при заключении договора или предшествовавшей ему.

Толкование, осуществляющееся самими участниками договора по согласованию, называется аутентичным. Оно оформляется соглашением, имеющим обязательную юридическую силу. Споры между государствами-участникам и относительно толкования договора разрешаются путем переговоров или иной предусмотренной процедуры, а при неудовлетворительном результате могут передаваться на разрешение Международного Суда (в определенных ситуациях — на арбитражное разбирательство).

Проблема толкования может возникнуть в связи с составлением договора на различных языках.

Толкование может осуществляться международными органами и организациями. Так, 14 декабря 1974 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию «Определение агрессии». Она разъясняет термин «агрессия», который используется в международных документах.

 

2.5. Недействительность договоров

 

Действительность — это правомерность договора с точки зрения содержания и соблюдения правил заключения. Договор считается действительным, пока не доказано иное.

Основания, по которым договор может быть признан недействительным, предусмотрены в Венской конвенции о праве международных договоров.

Недействительность может быть абсолютной, а договор признан ничтожным, если: а) согласие государства на его обязательность было выражено в результате применения силы или угрозы силой в отношении государства или его представителя; б) договор противоречит императивной норме jus cogens (существующей или возникшей после заключения договора).

Относительная недействительность делает договор оспоримым. Ее основаниями являются: а) явное нарушение особо важной нормы внутреннего права государства, касающейся компетенции заключать договоры. Нарушение является явным, если оно очевидно для любого государства; б) ошибка относительно факта или ситуации, которые существовали при заключении договора и представляли собой основу для согласия на его обязательность, при этом государство не вправе ссылаться на ошибку как на основание для признания договора недействительным, если оно своим поведением способствовало возникновению этой ошибки; в) обман со стороны другого участвующего в переговорах государства; г) прямой или косвенный подкуп представителя одного государства другим участвовавшим в переговорах государством [8, с. 60].

Все эти основания свидетельствуют о наличии порока в согласии государства на обязательность для него договора.

Положения признанного недействительным договора не имеют юридической силы. Если на основе такого договора были совершены определенные действия, то каждый участник вправе потребовать от другого участника восстановления, насколько это возможно, такого положения, которое существовало до совершения указанных действий. Действия, совершенные добросовестно до ссылки на недействительный договор, не считаются незаконными.

Если договор признается недействительным в силу противоречия императивной норме норме jus cogens, то участники по возможности устраняют последствия любого действия, совершенного на основании положения, противоречащего этой норме.

Если договор становится недействительным вследствие возникновения новой нормы норме jus cogens, то государства освобождаются от обязательств выполнять договор в дальнейшем [15, с. 162].

 

2.6. Прекращение и приостановление действия договоров

 

Вопрос о времени, условиях и порядке прекращения договора решается самими договаривающимися сторонами и фиксируется в договоре.

Срочные договоры прекращают свое действие по истечении указанного в них срока. Договор может быть прекращен также: а) в связи с исполнением обязательств; б) с согласия всех договаривающихся государств (отмена); в) в связи с заключением нового договора по тем же вопросам и между теми же государствами (замена). Прекращение договора возможно посредством денонсации и аннулирования.

Денонсация — это отказ государства от договора с предварительным предупреждением других участников, когда такой отказ, его порядок и условия прямо предусмотрены договором.

В частности, в договоре могут определяться: а) срок, когда государство вправе заявить о денонсации (например, по истечении определенного периода после вступления в силу); б) срок, когда договор утрачивает силу для заявившего о денонсации государства (например, по истечении шести или 12 месяцев и т. д.); в) условия или обстоятельства, при которых возможна денонсация (например, если относящиеся к договору исключительные обстоятельства ставят под угрозу высшие интересы государства); г) форма и содержание уведомления о денонсации.

Так, 30 августа 2000 г. Правительство РФ приняло постановление «О выходе Российской Федерации из Соглашения о безвизовом передвижении граждан государств Содружества Независимых Государств по территории его участников». 2 сентября 2000 г. МИД России направил ноту-уведомление в Исполнительный комитет СНГ о принятом решении. Через 90 дней указанное Соглашение прекратило свое действие в отношении Российской Федерации.

Иногда право государств на денонсацию ограничивается. По Женевским конвенциям о защите жертв войны 1949 г. денонсация во время войны не будет иметь силы до заключения мира или до тех пор, пока не будут закончены операции по освобождению и репатриации лиц, пользующихся покровительством конвенций.

Аннулирование — это отказ государства от договора, когда есть к тому достаточные, строго определенные нормами международного права основания. Аннулирование, как и денонсация, представляет собой односторонний отказ от договора. При реализации права на денонсацию договора государство, за редким исключением, не обязано объяснять причины выхода из договора. Поскольку обстоятельства, на которые государство может ссылаться как на основания для аннулирования договора, заранее согласованы и закреплены нормами международного права, государство при выходе посредством аннулирования должно указать эти обстоятельства (причины) [15, с. 163].

Венской конвенцией о праве международных договоров предусмотрены следующие обстоятельства — основания аннулирования договора: 1) существенное нарушение договора другими участниками; 2) невозможность исполнения договора из-за утраты или уничтожения его объекта; 3) коренное изменение обстоятельств.

Аннулирован при наличии указанных чрезвычайных обстоятельств может быть любой договор, в том числе тот, в котором определены иные (нормальные) условия его прекращения (исполнение обязательств, истечение срока, денонсация и т. д.). Конкретные договоры не устанавливают порядок аннулирования в отличие от денонсации, если даже возможность аннулирования договоров допускается.

Приостановление договора возможно: 1) в отношении всех участников с их согласия и после консультаций с государствами, которые выразили-согласие на его обязательность, но для которых он не вступил в силу; 2) в отношении двух или нескольких участников многостороннего договора — по соглашению между ними, если такая возможность предусмотрена договором или вытекает из него; 3) в случае, если из последующего договора вытекает намерение его участников приостановить предыдущий договор; 4) в случае существенного нарушения договора.

Процедура признания договора недействительным, прекращения или приостановления его действия определена Венской конвенцией о праве международных договоров (ст. 65—68).

Участник договора, который ссылается на основание для оспаривания действительности договора, для прекращения договора, выхода из него или приостановления его действия, должен уведомить других участников о своем намерении. В уведомлении должны быть указаны меры, которые предполагается принять в отношении договора.

Если по истечении определенного периода, который должен составлять не менее трех месяцев с момента получения уведомления, ни один участник не выскажет возражения, то направивший уведомление участник имеет право осуществить предусмотренные меры (например, препроводить другим участникам документ о прекращении договора, подписанный главой государства, главой правительства или министром иностранных дел).

В случае возражения со стороны других государств все участники договора должны добиваться урегулирования с помощью средств, предназначенных для мирного разрешения споров (переговоры, добрые услуги, посредничество и др.).

Если урегулирование не достигнуто в течение 12 месяцев после даты, когда было сформулировано возражение, то спор может быть передан в Международный Суд или арбитраж. Это касается споров о признании договора недействительным в связи с противоречием императивной норме общего характера (jus cogens). Спор о недействительности, прекращении или приостановлении по другим основаниям может быть передан на рассмотрение согласительной комиссии [15, с. 164].

Согласно Федеральному закону «О международных договорах Российской Федерации» прекращение (в том числе денонсация) и приостановление действия договоров осуществляются в соответствии с условиями самого договора и нормами международного права органом, принявшим решение о согласии на его обязательность (п. 1 ст. 37).

Действие договора может быть приостановлено Президентом РФ в случаях, требующих безотлагательных мер, с обязательным информированием Федерального Собрания и внесением проекта соответствующего закона (п. 2 ст. 37).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3. Проблемы и тенденции развития международно-правового регулирования сферы туризма

 

Рассмотрим некоторые проблемные вопросы, препятствующие развитию международного туризма, развитию правового регулирования международного туризма, а также установления единого правового поля международного туризма.

Первая проблема, на которую хотелось бы обратить внимание, проблема, которая носит не столько правовой, сколько общемировой характер – это терроризм.

Туризм стал заметной мишенью актов терроризма, сопровождающихся серьезными экономическими издержками и ужасными социальными последствиями. Текущая угроза терроризма является все более заметным элементом мировой туристской ситуации на фоне прочих преступлений и право нарушений, которым по-прежнему подвергаются туристы. В то же время, несмотря на временные откаты, рост туристского сектора в долгосрочной перспективе широко признается, особенно на формирующихся и менее развитых рынках. Задача состоит в том, чтобы создать более действенные глобальные системы обеспечения безопасности, облегчая при этом туристские потоки, уважая достоинство туристов и обеспечивая всем и в особенности беднейшим странам возможность активного участия в этих системах в плане квалифицированных людских ресурсов, технологии и финансов.

ВТО обобщив и опираясь на продолжительный и обширный опыт в сфере защиты, безопасности и упрощения формальностей в туризме, недавно провозгласила стратегию под сокращенным названием S.A.F.E. – усиление безопасности и дальнейшее упрощение формальностей.

В 1991 году Генеральная ассамблея ВТО, отталкиваясь от нескольких предыдущих заявлений по туризму 1980 года приняла Рекомендуемые меры по безопасности туризма и предложила государствам осуществлять их в соответствии с процедурами, установленными их собственным законодательством и нормативными положениями. Во избежание искусственного разграничения и для обеспечения комплексного подхода Рекомендуемые меры по безопасности туризма на практике охватывают безопасность и упрощение формальностей, а также вопросы безопасности в узком понимании (например, противопожарные меры, безопасность пищевых продуктов, требования в отношении санитарии и гарантии по охране окружающей среды). После 1991 года ВТО подготовила несколько аналогичных руководящих документов, в том числе руководство по защите и безопасности туристов, а в 2003 году – Руководящие принципы для туриндустрии в условиях кризиса. В настоящее время Организация разрабатывает модель для безопасных турцентров в контексте упрощения формальностей и некоторые рекомендации по ответственному составлению предупреждений для лиц, совершающих поездки.

Обеспечение целостной и высококачественной безопасности требует широкого сотрудничества между различными подразделениями правительства и индустрии, на национальном уровне и между соответствующими международными учреждениями. Что касается туризма, то ВТО в ее качестве специализированного учреждения ООН координирует свою деятельность прежде всего с другими организациями ООН под эгидой Комитета ООН по борьбе с терроризмом (UNCTC) и с другими межправительственными учреждениями.

Следующий вопрос, который на наш взгляд заслуживает особого внимания – это вопрос урегулирования споров возникающих в сфере международного туризма. И первый шаг для решения проблемы уже сделан. На тринадцатой сессии ВТО был образован орган, занимающийся толкованием, применением и анализом положений Глобального этического кодекса туризма – Всемирный комитет по этике туризма (приложение к Глобальному этическому кодексу туризма).

Всемирный комитет образован в составе 12 выдающихся лиц, независимых от правительств, и 12 заместителей, которые выбираются в соответствии с их компетенцией в сфере туризма и смежных областях.

Можно выделить следующие основные направления деятельности данного Комитета:

— проводит свои заседания один раз в год; когда поступает просьба об урегулировании какого-либо спорного вопроса;

— совместно с Региональными комиссиями ВТО проводит анализ реализации на практике Кодекса и регулируют спорные вопросы; Комитет может приглашать внешних экспертов и организации принимать участие в его работе;

— выполняет глобальную функцию «контролера» в отношении проблем, возникающих при реализации на практике Кодекса, и предлагаемых решений.

Важно заметить, что в приложении к Глобальному этическому кодексу туризма в рамках определения полномочий Всемирного комитета по этике туризма закреплен примирительный механизм урегулирования спорных вопросов. Рассмотрим вкратце данный механизм, как перспективное направление урегулирования споров.

Прежде всего, заметим, что государства, а также туристские организации могут заявлять о признании ими заранее компетенции Всемирного комитета по этике туризма или Региональной комиссии ВТО в отношении любых споров, касающихся толкования или применения настоящего Кодекса, или в отношении определенных категорий таких споров. В этом случае Комитет или соответствующая Региональная комиссия в одностороннем порядке информируется другой стороной спора.

Участники ВТО (действительные, ассоциированные и присоединившиеся члены ВТО, а также государства-нечлены ВТО) могут заявить, что они принимают заранее как обязательные в полной мере, или в необходимых случаях с единственной оговоркой в плане взаимности, окончательное заключение Всемирного комитета по этике туризма в отношении спорных вопросов или в отношении частного спорного вопроса, сторонами которого они являются. Государства могут также признать в качестве обязательных в полной мере или при условии execquatur окончательное заключение Всемирного комитета по этике туризма в отношении спорных вопросов, сторонами которого они являются, или которые должны быть реализованы на их территории. Туристские организации могут включать в свои договорные документы положение, предусматривающее обязательный в полной мере характер окончательных заключений Всемирного комитета по этике туризма в отношениях со своими партнерами по договорам.

В случае возникновения спора, связанного с толкованием или применением Глобального этического кодекса туризма, два или более участника туристского процесса могут совместно обратиться во Всемирный комитет по этике туризма. Если данный спор касается двух и более участников, принадлежащих к одному и тому же региону, стороны могут совместно обратиться в соответствующую Региональную комиссию ВТО в ее качестве регионального комитета по этике туризма.

Всемирный комитет по этике туризма, решающий спорный вопрос, выносит решение на основе материалов, переданных Сторонами. Комитет может запросить у них дополнительные сведения и, если он посчитает это целесообразным, может заслушать их по их просьбе. Расходы, понесенные в результате этого слушания, покрываются за счет Сторон за исключением особых случаев, определяемых Комитетом. Отсутствие одной из Сторон на рассмотрении спора в случаях, когда ей на разумных условиях предоставлена возможность участия, не является препятствием для принятия Комитетом решения.

За исключение случаев, которые согласованы Сторонами, Всемирный комитет по этике туризма выносит решение в шестимесячный срок с момента рассмотрения дела. Он представляет Сторонам рекомендации, которые могут лечь в основу урегулирования. Стороны незамедлительно информируют председателя Комитета, который рассматривает меры, которые они приняли в отношении этих рекомендаций.

Заметим, что к настоящему времени Всемирным комитетом по этике туризма уже разработаны и приняты Консультативные и согласительные процедуры урегулирования споров в отношении применения Глобального этического кодекса туризма, а также дополняющий их документ под названием Руководящие принципы рассмотрения спорных вопросов.

Перейдем к рассмотрению некоторых проблем международного регулирования туризма с учетом участия Российской Федерации в таком регулировании.

Прежде всего обратим внимание на противоречия и недостатки национального законодательства Российской Федерации.

Действующее законодательство в области туристической деятельности включает Федеральный закон от 24 ноября 1996 г. N 132-ФЗ «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации», а также принятые в соответствии с ним другие федеральные законы, указы Президента РФ, постановления Правительства РФ, нормативные документы уполномоченных федеральных органов исполнительной власти.

Феномен туризма в российской правовой сфере состоит в том, что его регулирование осуществляется практически всеми основными отраслями законодательства, причем специфика правового регулирования отношений в сфере туризма состоит в том, что норма права, регулирующая эти отношения, действует не непосредственно, а через нормы иных отраслей права (например, конституционного, административного, финансового, гражданского, земельного права и т.д.). В связи со сказанным необходимо выделить некоторые проблемы:

Во-первых, в российском законодательстве термин «туризм» используется в различных значениях, что порождает коллизии в его правовом регулировании. Так, легальное определение туризма дано законодателем в Законе о туризме, где под последним понимаются «временные выезды (путешествия) граждан Российской Федерации, иностранных граждан и лиц без гражданства (далее — граждане) с постоянного места жительства в оздоровительных, познавательных, профессионально-деловых, спортивных, религиозных и иных целях без занятия оплачиваемой деятельностью в стране (месте) временного пребывания». В иных актах туризм выступает в качестве сектора экономики, социальным направлением.

Во-вторых, закон о туристской деятельности рассматривает законодательство о туристской деятельности как сферу совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. В соответствии со ст. 2 Федерального закона «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» законодательство Российской Федерации о туристской деятельности состоит из данного Федерального закона, принимаемых в соответствии с ним федеральных законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации, а также законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации (ст. 2).

Отсутствие «туризма» в статьях 71 и 72 Конституции Российской Федерации толкуется некоторыми специалистами как отнесение полномочий по регулированию туризма к предмету исключительного ведения субъектов Российской Федерации (ст. 73 Конституции).

Вместе с тем такой подход является упрощенным. В частности, Федеральный конституционный закон «О Правительстве Российской Федерации», как уже указывалось выше, относит туризм к социальной сфере, т.е. предмету совместного ведения Центра и регионов (ст. 72 п.п. е) общие вопросы воспитания, образования, науки, культуры, физической культуры и спорта и ж) координация вопросов здравоохранения, социальная защита, включая социальное обеспечение.

К настоящему моменту, субъектами России уже принято более 40 законов, регулирующих сферу туризма. Некоторые из них носят название законов о туризме, другие — о туристской деятельности, в Законодательном собрании города Санкт-Петербурга во втором чтении рассмотрен проект Закона «О поддержке Санкт-Петербургом развития туризма в Санкт-Петербурге».

Учитывая то, что в федеральных законах отсутствует четкое разграничение сфер правового регулирования отношений в области туризма между Российской Федерации и субъектами Российской Федерации федеральные законы и иные федеральные нормативные правовые акты, а также большинство актов субъектов Российской Федерации создаются по одним и тем же канонам, хотя имеют очевидное изначальное различие.

В-третьих, определенные трудности в регулировании отношений в сфере туризма вызывает несоответствие норм Федерального закона «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации», посвященных договору на туристическое обслуживание, Гражданскому кодексу Российской Федерации. В литературе также нет единого мнения о правовой природе указанного договора.

Указанные проблемы связаны также, с отсутствием должной ясности в терминологии, которая применяется в различных нормативных правовых актах, регулирующих туристскую деятельность, в частности, по-разному определяются такие понятия, как «туризм», «туристическая услуга», «туристский продукт», «туристская путевка» и т.д.

В-четвертых, заметим, что Российской Федерацией не является участницей Международной конвенции по контракту на путешествия от 22 октября 1970. Отсюда некоторые различия в понятийном аппарате о контрактах на путешествия.

Исследователи связывают разрешение вышеуказанных проблем с обновлением туристского законодательства, и, в частности, с принятием нового Закона о туризме.

Наряду с принятием данного закона ждут своего разрешения на федеральном и региональном уровне не менее важные вопросы государственной политики: включение туризма как самостоятельной отрасли в долгосрочные социально-экономические программы; унификация понятий в сфере туризма, в рамках государств России и СНГ, России и ЕС и т.д.. Нужны более решительные шаги в сторону формирования единого туристского пространства с этими межгосударственными образованиями. Существует необходимость в серьезном совершенствовании существующего порядка статистического учета и отчетности. Туристская индустрия нуждается в новых стандартах, нормах и системах классификаций, которые отвечали бы международным требованиям и в частности требованиям Всемирной торговой организации.

Решение «внутренних» проблем тем более актуально, поскольку Российская Федерация готовится к вступлению в ВТО (Всемирную Торговую Организацию). И здесь необходимо акцентировать внимание на следующих нюансах.

Как отмечают эксперты, ГАТС во всех случаях признает право государств-членов самим регулировать предоставление услуг в соответствии со своей политикой и своим законодательством. Более того, соглашение о создании ГАТС — это рамки правил, направленных на то, чтобы правила торговли услугами не содержали ненужных барьеров. Основная идея ГАТС состоит в выработке и принятии многосторонних правил, направленных на либерализацию торговли услугами. Однако на практике большинство государств применяет различного рода ограничения для защиты интересов национальных поставщиков услуг. Именно ГАТС и устанавливает правила и процедуры применения допускаемых ограничений в торговле услугами.

В этой связи государства, присоединившиеся к ГАТС, принимают на себя обязательства, которые можно подразделить на две группы:

— общие обязательства, принимаемые государствами в безусловном порядке (режим наибольшего благоприятствования в торговле, борьба с недобросовестной конкуренцией, взаимное признание квалификации поставщиков услуг и др.);

— специфические обязательства, касающиеся конкретных условий доступа на рынок услуг конкретного государства (предмет переговоров).

Важнейшее место в обязательствах принадлежит режиму наибольшего благоприятствования. Этот режим требует от государства предоставить каждому члену ВТО режим доступа на рынок услуг не хуже того, который оно предоставляет любому третьему государству, в том числе и не входящему в ВТО.

Режим наибольшего благоприятствования не определяет условий доступа на рынок услуг. Он просто ставит все государства в равные условия.

В то же время режим наибольшего благоприятствования предусматривает возможность исключений (изъятий) в его использовании. Это относится, прежде всего, к тем государствам, которые имеют двусторонние соглашения, предусматривающие более либеральные условия взаимной торговли услугами, которые не распространятся на все государства-участники ВТО (например, государства-члены ЕС). Чтобы получить право на исключение (изъятие) из режима наибольшего благоприятствования в торговле определенными видами услуг, необходимо:

— доказать соответствие таких изъятий положениям ГАТС (например, если речь идет об экономической интеграции, приграничной торговле);

— либо согласовать с государствами-членами ВТО перечень изъятий с указанием конкретных мер и государств, в отношении которых они будет применяться, и зафиксировать этот перечень в приложении к Протоколу о присоединении данного государства к ВТО. Но изъятия из режима могут действовать не более 10 лет.

К специфическим обязательствам относятся такие понятия, как национальный режим и доступ на рынок.

Национальный режим означает, что иностранные поставщики услуг будут пользоваться такими же условиями доступа на рынок, как и национальные поставщики. Если государство имеет серьезные основания не предоставлять национальный режим по какому-либо сектору или виду услуг, то оно не должно включать их в перечень своих специфических обязательств или включить, но зафиксировать изъятие из национального режима. Если изъятия не зафиксированы в Протоколе о присоединении, национальный режим должен быть предоставлен по всем видам услуг.

ГАТС не дает определения понятия «доступ на рынок». Фактически под ним подразумевается совокупность мер регулирования, влияющих на условия предоставления услуг. Обязательства и ограничительные меры должны быть зафиксированы в перечне специфических обязательств.

С точки зрения ГАТС, к ограничительным мерам относятся:

— ограничения количества поставщиков услуг (квотирование, предоставление эксклюзивных прав);

— ограничение объема торговли данным видом услуг;

— ограничение числа операций или количества предоставляемых услуг;

— ограничение количества физических лиц, которые могут быть заняты в соответствующем секторе услуг;

— требование определенной правовой формы компании;

— ограничение доли иностранного капитала в виде максимального процента участия в компании.

Нередко государства в обоснование применения ограничений доступа на рынок ссылаются на «требование проведения теста на экономическую целесообразность». Внутри ВТО многие государства выступают против этого, так как понятие «экономическая целесообразность» можно толковать расширительно, исходя из своих интересов. Поэтому большинство государств, присоединяясь к ВТО, фиксируют в своем перечне специфических обязательств основные критерии их применения. Если же государство не зафиксировало в своем перечне специфических обязательств ограничений доступа на рынок, оно не сможет их применять.

Большинство государств с федеральным устройством в своих перечнях специфических обязательств фиксировали особые меры, применяемые только на субфедеральном уровне.

Общее требование ВТО в этой связи заключается в том, что меры федерального уровня должны единообразно осуществляться на всей территории государства.

Эта проблема актуальна и для России. После вступления России в ВТО субъект Федерации может ввести какие-либо ограничения, отличные от федеральных мер, только если они зафиксированы в перечне обязательств России.

До вступления в ВТО Российская Федерация должна выработать подход к регулированию туристских услуг, допуску на российский рынок иностранных туристических компаний, присоединится к ряду соглашений.

 

 

 

 

 

Заключение

 

В современном мире туризм является одним из важнейших направлений хозяйственной деятельности, напрямую генерируя услуги, товары, иностранную валюту, занятость и инвестиции. В тех странах, где туризм стал процветающей индустрией услуг, он оказывает глубокое экономическое и социальное воздействие на национальное развитие. Международный туризм также имеет комплексные связи с другими отраслями и с государственными стратегиями и планами развития, что означает, что он влияет на структуру и разнообразие других видов экономической деятельности на национальном и региональном уровнях.

Туризм – это крупнейшая мировая отрасль индустрии, являющаяся устоявшимся компонентом современных процессов глобализации.

Бурное развитие туризма обращает на себя взгляды юристов, международных органов и организаций с целью урегулировать данное интернациональное, международное движение товаров, услуг и людей; защитить суверенитет и безопасность государства; предоставить особый статус международным туристам, отграничить их от иных посетителей.

Международные туристские отношения являются комплексными, ибо они складываются из межгосударственных отношений, регулируемых нормами международного публичного права; отношений иностранных юридических лиц, регулируемых нормами международного частного права; отношений, возникающих при туристском обмене, которые не ограничиваются пределами одного из их государств-участников и подлежат гражданско-правовому регулированию. В данной сфере возникают проблемы, связанные с применением иностранного законодательства. Само же наличие иностранного элемента в межгосударственных туристских договорах предопределяет не только особенности этих отношений, но и большую сложность договорно-правовой регламентации. Все это усугубляется еще и теми трудностями, которые порождаются, с одной стороны, недостаточной урегулированностью указанных отношений национальным законодательством, а с другой – их неисследованностью в правовой науке.

В российскую правовую систему включено не международное право в целом, а только те принципы и нормы международного права, которые названы общепризнанными, и международные договоры. В практическом плане это означает, что ни резолюции международных организаций, ни документы политического характера, ни решения международных судебных инстанций не являются частью российской правовой системы.

Международный договор Российской Федерации определяется как международное соглашение, заключенное Российской Федерацией с иностранным государством или государствами либо с международной организацией в письменной форме и регулируемое международным правом независимо от того, содержится такое соглашение в одном документе или в нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования. При этом соглашение должно регулироваться международным правом, в отличие от соглашений, обязывающих государства политически, но не порождающих юридических обязательств.

Международные договоры образуют правовую основу межгосударственных отношений, содействуют поддержанию всеобщего мира и безопасности, развитию международного сотрудничества в соответствии с целями и принципами Устава Организации Объединенных Наций. Международным договорам принадлежит важная роль в защите основных прав и свобод человека, в обеспечении законных интересов государств. Международные договоры Российской Федерации наряду с общепризнанными принципами и нормами международного права являются в соответствии с Конституцией Российской Федерации составной частью ее правовой системы. В соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются частью ее правовой системы

Международный договор, устанавливающий иные правила, не отменяет действия российского закона. Его преимущественная сила может проявляться только на стадии право применения. Несоответствие норм закона и международного закона не ведет к автоматической отмене или неприменимости закона. Правила договора применяются и приоритетны только тогда, когда речь идет о правоотношениях с партнерами по договору.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Список использованных источников и литературы

 

  1. Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.). // «Российская газета» от 25 декабря 1993 г.
  2. Федеральный закон от 15 июля 1995 г. N 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» // Собрание законодательства Российской Федерации от 17 июля 1995 г. N 29, ст. 2757
  3. Бояршинов Б.Г. Международные договоры в правовой системе Российской Федерации // Законодательство, 1997, N 4, с. 59
  4. Дружков М. П. Заключение международных договоров в рамках и под эгидой международных организаций. Киев, 1986.
  5. Евинтов В, И. Многоязычные договоры в современном международном праве. Киев, 1981,
  6. Игнатенко Г. В., Марочкш С. Ю., Суворова В. Я. Федеральный закон о международных договорах Российской Федерации // Российский юридический журнал. 1995. № 4.
  7. Каламкарян Р. А. Фактор времени в праве международных договоров. М., 1989.
  8. Комментарий к Федеральному закону «О международных договорах Российской Федерации» / Отв. ред. В. П. Звеков, Б. И. Осминин, М., 2006.
  9. Коробова М. А. Расширение сферы действия норм общего многостороннего договора. М., 1983.
  10. Лукашук И. И, Форма международных договоров. М., 2001.
  11. Марочкин С.Ю. Соотношение юридической силы норм международного и внутригосударственного права в правовой системе Российской Федерации // Российский юридический журнал, 1997, № 2. С. 34 – 53
  12. Международное право: учебник / Под ред. А.И. Микульшина. М., 2006.
  13. Международное право: Учебник / Под ред Г. И. Тункина. М., 1994.
  14. Международное право: Учебник / Отв. ред. Ю. М. Колосов, Э. С. Кривчикова. М., 2000.
  15. Международное право. Учебник для ВУЗов // Под ред. проф. Ю. М. Колосова, проф. Э. С. Кривчиковой. М., 2001.
  16. Рыхтикова Л.Ю. Конституционно-правовые основы имплементации норм международного права в Российской Федерации — М., 2004.

  17. Талалаев А. Н. Право международных договоров: Общие вопросы. М., 1980.
  18. Талалаев А. Н, Право международных договоров: Действие и применение. М., 1985.
  19. Талалаев А. Н. Право международных договоров: Договоры с участием международных организаций. М., 1989.
  20. Тиунов О. И. Принцип соблюдения договоров в международном праве. Пермь, 1976.
  21. Ульянова Н. Я. Общие многосторонние договоры в современных международных отношениях. Киев, 1981.
  22. Шуршалов В. М. Право международных договоров. М., 1979.


 

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.09MB/0.00042 sec

WordPress: 23.15MB | MySQL:118 | 1,967sec