ОСНОВАНИЯ И ФОРМЫ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ГОСУДАРСТВ

<

121614 1542 1 ОСНОВАНИЯ И ФОРМЫ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ГОСУДАРСТВВ российской науке международного права большое внимание уделяется проблеме оснований международной ответственности, т. е. условий ее возникновения. Вместо термина международно-правовой ответственности иногда применяется выражение происхождение международной ответственности как определение того, на основании каких данных и при каких обстоятельствах можно установить в отношении какого-либо государства наличие международно-противоправного деяния как источника международной ответственности

Категория основание ответственности является общеправовой и включает в себя два основания ответственности: нормативное (правовое) и юридико-фактическое.

Под нормативным основанием ответственности понимают закон, договор или иной источник права, в силу или на основании которого лицо может нести юридическую ответственность. Без предписания определенного действия (или воздержания от него) нормой права юридическая ответственность недопустима.

Нормативным основанием международной ответственности служат международно-правовые акты, устанавливающие международные обязательства, нарушение которых может быть квалифицировано как международное правонарушение.

Также надо различать нормативные основания международной ответственности и нормы, на основании которых поведение государства может быть квалифицировано как международное правонарушение.

Нормативным основанием международной ответственности могут быть только международно-правовые акты. В ст. 4 проекта статей об ответственности сказано: «Деяние государства может быть квалифицировано международно-противоправным лишь на основании международного права. На такую квалификацию не может влиять квалификация этого же деяния согласно внутригосударственному праву как правомерного»1.

Нормативное основание предполагает возможность наступления ответственности, но его недостаточно для возникновения конкретных отношений юридической ответственности. Для реализации ответственности необходимо наличие специальных юридико-фактических обстоятельств или так называемых юридических фактов, порождающих правоохранительные отношения.

Правонарушение как определенная разновидность юридических фактов и составляет юридико-фактическое основание ответственности. Совокупность признаков, характеризующих определенное правонарушение называется составом правонарушения. Эта категория является общеправовой и потому применима к международному праву. В международных арбитражных и судебных решениях она, как правило, прямо не упоминается, однако часто указывается на совокупность условий, необходимых для установления наличия конкретного правонарушения.

Специфика современных международных отношений и международного права, отсутствие общеобязательной для государств судебной или иной процедуры делают невозможным возложение бремени доказывания существования международного правонарушения на потерпевшее государство.

В составе правонарушения различают объективные и субъективные элементы. Комиссия международного права выделила два элемента, образующих состав международно-противоправного деяния государства. Ст. 3 проекта статей об ответственности государств под названием «Элементы международно-противоправного деяния»» гласит: «Международно-противоправное деяние государства налицо в том случае, когда:

а) какое-либо поведение, заключающееся в действии или бездействии, может, согласно международному праву, присваиваться государству и б) такое поведение представляет собой нарушение международного обязательства этого государства».

Первый из этих элементов «квалифицируется обычно как субъективный элемент и характеризуется поступком, который может быть присвоен не отдельному лицу или группе лиц, фактически совершивших его, а государству в качестве субъекта международного права», а второй – «как объективный элемент: государство… этим поступком нарушает принятое им международное обязательство».

В связи с этим Комиссия международного права с полным основанием отказалась от термина «вменение в вину», заменив его термином «присвоение», который указывает «на простой факт присвоения государству данного действия или бездействия».

Деятельность государства на международной арене может проявляться только через деятельность его органов, осуществляющих суверенную волю государства, поэтому всякое поведение государства, нарушающее его международно-правовые обязательства, объективно выражается в деяниях определенных государственных органов. Вследствие этого, доктрина международного права, практика государств, международная судебная и арбитражная практика единодушно признают принцип ответственности государств за противоправное поведение его органов. Это положение отражено Комиссией международного права в ст. 5 проекта статей, согласно которой «поведение любого органа государства, имеющего такой статус согласно внутреннему праву этого государства, рассматривается согласно международному праву и при условии, что в данном случае указанный орган действовал в качестве такого, как деяние такого государства». Это поведение присваивается государству «независимо от принадлежности такого органа к учредительной, законодательной, исполнительной, судебной или иной власти, а также независимо от международного или внутреннего характера его функций и вышестоящего или нижестоящего положения его в рамках государственной организации» (ст. 6).1

В качестве деяния государства рассматривается и поведение органов его административно-территориального подразделения, а также организаций, управомоченных внутренним правом государства осуществлять определенные прерогативы государственной власти, при условии, что они действовали в качестве таковых (ст. 7). Одна из наиболее авторитетных доктрин, опирающаяся на решения Комиссии международного права ООН оставляет решение о признании правосубъектности членов федерации и объем прав за национальным законодательством.

Решение вопроса о том, является ли конкретное деяние государства основанием его международно-правовой ответственности, зависит от наличия в поведении государства совокупности элементов, образующих состав международного правонарушения.

Общий состав международного правонарушения включает в себя следующие элементы: а) объект противоправного деяния; б) противоправное поведение государства, выражающееся в деяниях его органов; в) вред, являющийся следствием противоправного поведения государства; г) причинная связь между противоправным поведением государства и наступившими вредными последствиями.

Каждый из этих элементов присутствует в составе конкретного правонарушения, т. е. лишь наличие этих признаков свидетельствует о том, что в поведении государства имеется состав международного правонарушения.

Противоправное поведение государства может проявляться как в действиях, так и в бездействии его органов, нарушающих международное обязательство этого государства. Противоправность деяния государства состоит в несоответствии его поведения международному обязательству. В соответствии со ст. 16 проекта статей об ответственности государств «нарушение государством международного обязательства налицо в том случае, когда деяние этого государства не соответствует тому, что требует от него указанное обязательство». Согласно ст. 3 Условий материальной ответственности государств-членов СЭВ по соглашения об экономическом и научно-техническом сотрудничестве, материальная ответственность государства возникает, когда «в результате действия или бездействия государства имеет место нарушение (неисполнение или ненадлежащее исполнение) им своего договорного обязательства. Недостижение целей соглашения, если оно не является следствием нарушения договорного обязательства, не может быть основанием ответственности государства».

В любом случае государство несет международно-правовую ответственность только за свое деяние, нарушающее международное обязательство. В случаях, когда речь идет о колониальной зависимости или военной оккупации, то колониальная держава или оккупирующее государство несут ответственность не за чужие, а за свои противоправные деяния.

Современная наука и практика международного права рассматривают вредные последствия международного правонарушения в более широком плане, чем просто материальный ущерб. Ни материальный ущерб, ни репарация теперь не находятся в центре ответственности государства.

Вред как элемент международного правонарушения – это ущерб, причиняемый защищенным международным правом законным интересам потерпевших от правонарушения государств или интересам всего международного сообщества в случае совершения международных преступлений. Наличие ущерба законным интересам государства ставит последнее в положение потерпевшего и дает тем самым ему основание предъявлять требования к государству-правонарушителю, а также применять международно-правовые санкции, т. о субъектами международных правоотношений, возникающих в связи с совершением международного правонарушения могут быть только те государства, законным интересам которых нанесен ущерб. Они являются субъектами международных претензий, или, выражаясь языком Международного суда, могут рассматриваться как имеющие юридический интерес в защите прав. Если противоправное деяние не причиняет ущерба, то и самого интереса как такового не возникает. Кроме того, в зависимости от характера и объема ущерба, причиненного правонарушением, определяют объем, вид и формы ответственности государства-правонарушителя, а также характер и объем международных претензий.

Установление ущерба следует считать необходимым элементом состава международного правонарушения, и состоит оно в установлении того, подлежат ли защите соответствующих норм международного права интересы, которым был причинен ущерб.

В зависимости от природы ущерба, причиненного международным правонарушением, его подразделяют на два основных вида:

материальный ущерб – различные имущественные потери, начиная от территориальных потерь и кончая упущенной выгодой;

нематериальный ущерб – начиная от различных форм ограничения государственного суверенитета и кончая уроном чести и престижа государства.

В международном праве при делении материального ущерба по характеру утрат выделяются положительный ущерб (действительный материальный ущерб) и упущенная выгода. Если в результате правонарушения утрачено имущество, налицо положительный ущерб; если утрачена возможность извлечь определенные экономические выгоды в будущем, речь идет об упущенной выгоде.

Упущенная выгода отличается от косвенного ущерба. Критерием деления убытков на прямые и косвенные служит характер причинной связи между неправомерным поведением и причиненным ущербом.

Причинная связь между противоправным поведением государства и наступившими вредными последствиями является необходимым элементом состава международного правонарушения, условием ответственности государства за причинение ущерба законным интересам других государств. Является ли причинная связь прямой или косвенной, необходимой или случайной, типичной или нетипичной и т. п., от этого зависит деление причиненного правонарушением ущерба на прямой и косвенный.

<

Практические критерии отграничения прямого ущерба от косвенного дать невозможно в связи со сложностью и многообразием самих международных отношений. Необходимо изучать все обстоятельства конкретного случая, учитывая конкретные объективные законы, действующие в тех сферах, которых касается данное деяние, причинившее вред. Те общие правила, которые могут быть на этот счет установлены при кодификации норм об ответственности, не должны слишком стеснять свободы усмотрения тех международных инстанций (представители государств на переговорах, смешанные комиссии, третейские суды и т. п.), которые будут решать вопрос о возмещении с учетом всех конкретных обстоятельств дела.

Рассмотрение вреда и причинной связи в качестве необходимых элементов международно-противоправного деяния важно и для определения последствий противоправного поведения государства в зависимости от характера и объема причиненного вреда. Так, тяжкие последствия некоторых наиболее опасных деяний (геноцид, апартеид, массовое загрязнение атмосферы или морей и др.) дают возможность квалифицировать эти деяния, согласно ст. 19 проекта статей, как международные преступления, а также определить субъектов возникающих правоотношений и возможных претензий.

Традиционно проблема вины государства вызывает острые дискуссии в науке международного права. Она неразрывно связана с проблемой выражения свободы воли государства на международной арене и волевой оценки поведения государства, равно как и с международно-правовой квалификацией такого поведения.

Поведение государства в международных отношениях в итоге определяется его внешнеполитическими целями, оценка которых очень важна для квалификации поведения, нарушающего международные обязательства этого государства. Внешняя политика государства заключает в себе совокупность целей и средств его деятельности во взаимоотношении с другими государствами. Поэтому оценка поведения государства в международных отношениях предполагает оценку его субъективных намерений в конкретной ситуации, в том числе и его поведения, противоречащего международным обязательствам. Необходима оценка того, служит ли противоправное поведение государства свободным проявлением его воли, или же оно обусловлено факторами, полностью не зависящими от воли государства.

В правовом плане эта проблема сводится к решению двух вопросов – применима ли категория вины к субъективной оценке противоправного поведения государства, и является ли вина обязательным элементом общего состава правонарушения.

Вина государства – это социально-политическое явление, суть которого заключается в осознании государством противоправности своего поведения, в его волевом отношении к результатам этого поведения, выражающемся как в желании их получить, так и в невнимательности к правам других субъектов или пренебрежения этими правами.

Вина, принимаемая в таком смысле, содержится в любом международном правонарушении, однако это не означает, что вина – обязательный составной его элемент, без доказанности наличия которой невозможна международно-правовая ответственность.

Что касается проблемы вины государства как элемента общего состава международного правонарушения, то безосновательно связывать ее с проблемой презумпций в процессе возложения международной ответственности.

Комиссия международного права ООН не включила в ст.3 проекта статей элемента вины государства во избежание сложностей, которые могут возникнуть при решении вопроса о презумпции вины или невиновности государства, проблемы доказательства вины и, что особенно важно, при возможных различных толкованиях самой категории вины государства в международно-правовой практике.

Принцип виновной ответственности государства в международном праве учтен в ст. 31 проекта («Форс-мажор и непредвиденный случай») и ст. 32 («Бедствие»). При наличии этих обстоятельств поведение государства не является выражением воли субъекта права, что, согласно общеправовым закономерностями, свидетельствует об отсутствии его вины. Международная практика в этой области отличается единством – подобное невиновное поведение государства не составляет международно-противоправного деяния и не влечет за собой никакой ответственности.

Существует два вида международно-правовой ответственности государств– политическая и материальная.

Политическая ответственность, как правило сопровождается применением принудительных мер в отношении государства-правонарушителя и сочетается с материальной ответственностью. Наиболее распространенной формой политической ответственности являются реторсии, репрессалии, сатисфакция, ресторация, приостановление членства или исключение из международной организации, подавление агрессора силой, которые реализуются посредством применения санкций.

Санкции — это принудительные меры, применяемые к государству-нарушителю. Они могут быть применимы международными организациями (универсальными и региональными), например ООН, ИКАО, ОАЕ, группой государств или отдельными организациями. Объем и виды санкций зависят от степени тяжести правонарушения и нанесенного ущерба. Например, к государству-агрессору могут быть применены следующие принудительные меры: временное ограничение суверенитета; отторжение части территории; послевоенная оккупация; полная или частичная демилитаризация всей или части территории; сокращение вооруженных сил и вооружений (по видам или размерам) или запрещение иметь тот или иной вид вооруженных сил или вооружений; ограничение юрисдикции государства-агрессора по делам об ответственности главных военных преступников, виновных в совершении преступлений против мира, человечности и военных преступлений, и др.

Санкции за посягательство на международный мир и безопасность предусмотрены ст. 39, 41 и 42 Устава ООН, уставами некоторых региональных политических организаций. Практически все виды санкций, перечисленных выше, были применены к Германии, Италии и Японии после Второй мировой войны. При этом высшей формой политической ответственности государства является лишение государственного суверенитета, когда высшую власть осуществляют представители государств-победителей. Так было в отношении Германии и Японии после подписания ими безоговорочной капитуляции.

В соответствии с Декларацией от 5 июня 1945 г. союзные державы взяли на себя функции верховной власти, осуществили разоружение и демилитаризацию Германии, ликвидировали и запретили нацистские организации, провели денацификацию Германии, т. е. удалили со всех государственных и общественных постов функционеров НСДРП, без привлечения к уголовной ответственности рядовых ее членов и т. д.

Санкции как форма принуждения применяются только в случае совершения тяжкого международного преступления. Применение таких санкций в других случаях нельзя считать правомерным, ибо по существу санкции являются реакцией государств (международного сообщества) на умышленное совершение противоправных действий или умышленное причинение значительного ущерба. Например, в 90-х годах XX в. были введены санкции к отношении Ирака после разгрома его вооруженных сил: Ирак обязан был отвести свои войска от территории Кувейта; ему запрещалось иметь ракетное и химическое оружие; на территории Ирака международные инспекции наблюдали за ликвидацией ракетного оружия Ирака, за передвижением его войск и вооружений и т. д. Вполне понятно, что такие санкции могут вводиться и осуществляться по решению Совета Безопасности ООН в рамках ‘ст. 41 и 42 Устава ООН, включая экономические и иные санкции, вплоть до полной экономической блокады, перерыва экономических отношений, железнодорожных, морских, воздушных, почтовых, телеграфных, радио- или других средств сообщения, а также разрыв дипломатических отношений,

Реторсиями считаются принудительные действия одного государства, направленные против другого государства, нарушившего интересы первого. Реторсия может быть только ответом одного государства на определенные недружественные действия другого государства с целью восстановления нарушенных прав. К реторсиям относятся: отзыв посла из государства, совершившего недружественный акт; выдворение из страны равного числа дипломатов государства, которое ранее выслало из страны дипломатов первого государства; запрещение въезда в страну или отмена визитов делегаций, в том числе главы государства, и т. д.

В 1995 г. Литва отозвала своего посла из Латвии в знак протеста против соглашения о разведке нефтяных месторождений, подписанного Латвией с рядом западных компаний. Однако, по мнению Литвы, территория, на которой будет производиться разведка, является спорной и намеченные работы могут нанести ущерб Суверенитету и интересам этого государства. В августе 1987 г. Канада выслала и объявила персоной нон грата 19 советских граждан. Те же меры были приняты СССР в отношении 13 канадских дипломатов,

Репрессалии (невооруженные) — это правомерные принудительные действия одного государства против другого государства. Репрессалии применяются в ответ на неправомерные действия другого государства с целью восстановления нарушенного права. Они должны быть соразмерными причиненному ущербу и тому принуждению, которое необходимо для получения удовлетворения.

Репрессалии могут выражаться в приостановлении или разрыве дипломатических отношений, введении эмбарго (запрещения) на ввоз товаров и сырья с территории государства-нарушителя и др.

Так, в 1994 г. Президент США подписал билль об ужесточении санкций против Кубы в ответ на атаку кубинскими военными истребителями гражданских самолетов антикастровской эмигрантской организации, в результате которой погибли четыре летчика. В числе санкций — приостановление чартерных авиарейсов между США и Кубой, новые барьеры для кубинских дипломатов, отказ иметь дела с иностранными компаниями, занимающимися бизнесом на Кубе, запрет ввозить в США продукты, произведенные с использованием кубинского сахара.

Репрессалии должны быть прекращены по получении удовлетворения. Современное международное право запрещает вооруженные репрессалии как средство разрешения споров и разногласий. Однако это никоим образом не затрагивает право государства (группы государств) на индивидуальную или коллективную самооборону от агрессии в соответствии со ст. 51 Устава ООН, на обращение в Международный суд ООН или арбитраж.

Сатисфакция (удовлетворение) — это предоставление государством-нарушителем удовлетворения пострадавшему государству за ущерб, причиненный его чести и достоинству. Сатисфакция может быть выражена в виде официального принесения извинения, выражения сожаления или сочувствия, заверения в том, что подобные неправомерные акции не будут иметь место в будущем, оказания почестей флагу потерпевшего государства или исполнения его гимна в соответствующей торжественной обстановке и т. д. Например, в октябре 1994 г, на Восточном вокзале Варшавы российские граждане подверглись ограблению рэкетирами, а полиция в ответ на жалобы избила ограбленных и травила их газом. Во время визита в Москву министр внутренних дел Польши принес официальные извинения премьер-министру и министру внутренних дел России. По этому поводу было принято совместное коммюнике, где польская сторона признала вину полицейских, а российская сторона сочла инцидент исчерпанным.

Сатисфакция может потребоваться только в тех случаях, когда реституция или компенсация не обеспечивают полного возмещения. Сатисфакция является средством возмещения вреда, не поддающегося финансовой оценке, который представляет собой нанесенное государству оскорбление. Такие виды вреда, как правило, носят символический характер и возникают из самого факта нарушения обязательства независимо от его материальных последствий для соответствующего государства.

Сатисфакция не должна носить карательного характера или предусматривать штрафные санкции. Сатисфакция не должна принимать формы, унизительные для ответственного государства. Таким образом, сатисфакция преследует три цели: принесение извинений или иное признание неправомерности совершенного деяния; наказание виновных; принятие мер к предотвращению повторения нарушения.

Ресторация как форма ответственности предполагает восстановление государством-нарушителем прежнего состояния какого-либо материального объекта (например, восстановление качества и чистоты воды, загрязненной по его вине).

Особой формой политической ответственности государств является приостановление прав и привилегий, вытекающих из членства в международной организации (лишение права голоса, права на представительство в главных органах, права на получение помощи и обслуживание и др.), и как крайняя мера — исключение из международной организации. Например, за агрессию против Финляндии вопреки существовавшему международному Договору между СССР и Финляндией о ненападении СССР был исключен из Лиги Наций в 1940 г.

Материальная ответственность наступает в случае нарушения государством своих международных обязательств, связанных с причинением материального ущерба. Она может быть выражена в форме репарации, реституции и субституции.

Репарации представляют собой возмещение материального ущерба в денежном выражении, товарами, услугами. Объем и вид репараций, как правило, применяются на основе международных договоров. Сумма репараций обычно значительно меньше объема ущерба, причиненного войной. Например, по решению Крымской конференции 1945 г. репарации с Германии составили всего 20 млрд долл., что даже несопоставимо с нанесенным Советскому Союзу ущербом в целом. Соглашение о прекращении войны и восстановлении мира во Вьетнаме от 27 января 1973 г. обязывало США лишь внести «свой вклад в залечивание ран войны и послевоенное строительство Демократической Республики Вьетнам и всего Индокитая» (ст. 21). Необходимо отметить, что правительство ФРГ (после включения в ее состав ГДР) приняло решение о выплате компенсации гражданам бывшего СССР, угнанным в Германию во время Второй мировой войны.

По решению Международного суда ООН правительство США в 1996 г. выплатило Ирану компенсацию в размере 131 млн долл. за сбитый американскими военными в 1988 г. иранский пассажирский самолет с корабля ВМС США.

Реституция — это восстановление положения, которое существовало до совершения противоправного деяния. Одной из форм реституции является возврат в натуре имущества, неправомерно изъятого и вывезенного воюющим государством с территории противника. Например, в соответствии со ст. 75 Мирного договора между союзными державами и Италией от 10 февраля 1947г. Италия обязалась вернуть «в возможно кратчайший срок имущество, вывезенное с территории любой из стран Объединенных Наций».

Объектом реституции может быть также возвращение неправомерно захваченного или неправомерно задержанного имущества в мирное время, т. е, вне связи с военными действиями, или же отмена какого-либо правового акта или их сочетания. В судебно-арбитражной практике нередко употребляется термин «юридическая реституция». Этот вид реституции требует или предполагает изменение юридической ситуации либо в рамках правовой системы ответственного государства, либо в его правовых отношениях с потерпевшим государством. Такие случаи включают в себя отзыв, отмену или изменение конституционного или законодательного положения, принятого в нарушение норм международного права, аннулирование или пересмотр административной или судебной меры, неправомерно принятой в отношении какого-либо лица или имущества иностранца. В некоторых случаях может применяться как материальная, так и юридическая реституция. Например, Постоянная палата Третейского суда ООН в 1993 г. постановила, что Чехословакия «обязана вернуть королевскому Венгерскому будапештскому университету им. Петера Пазмани требуемое им недвижимое имущество без какой-либо переуступки, принудительного управления или секвестра и в том состоянии, в каком оно было до применения данных мер».

Государство, ответственное за международно-противоправное деяние, обязано компенсировать ущерб, причиненный таким деянием, поскольку такой ущерб не возмещается реституцией. Компенсация охватывает любой исчислимый в финансовом отношении ущерб, включая упущенную выгоду, насколько она установлена.

Из различных форм возмещения компенсация является наиболее распространенным видом санкций. В результате рассмотрения дела о проекте Габчиково-Надьмарош Международный суд ООН решил, что «существует вполне устоявшаяся норма международного права, согласно которой потерпевшее государство имеет право на получение компенсации от государства, которое совершило международно-противоправное деяние, за причиненный им ущерб».

По сравнению с сатисфакцией роль компенсации заключается в возмещении фактических убытков, понесенных в результате международно-противоправного деяния. Компенсация, как правило, представляет собой денежную выплату. Денежная выплата должна соответствовать размеру ущерба, понесенного потерпевшим государством в результате правонарушения.

Например, в деле о судне «Сайга» Сент-Винсент и Гренадины потребовали компенсацию от Гвинеи после противоправного ареста и задержания зарегистрированного на Сент-Винсенте и Гренадинах судна «Сайга» и его команды. Международный трибунал ООН по морскому праву присудил компенсацию в размере 2 123 357 долл. США с учетом процентов. Основные категории компенсированного ущерба включали, в частности, ущерб, нанесенный судну, расходы, связанные с задержанием судна, и ущерб, понесенный в связи с задержанием капитана, членов команды и других лиц, находившихся на борту судна. Сент-Винсент и Гренадины потребовали компенсацию за нарушение их прав в отношении судов, плавающих под их флагом, которое выразилось в аресте и задержании «Сайги». Однако трибунал счел, что их заявление о том, что Гвинея действовала противоправно, арестовав судно в данных обстоятельствах и использовав чрезмерную силу, представляет собой адекватную репарацию, Претензии, касающиеся утраты регистрационных поступлений вследствие незаконного ареста судна и расходов, понесенных в связи с компенсацией рабочего времени, потраченного должностными лицами, которые занимались вопросами ареста и задержания судна и его команды, также были оставлены без удовлетворения. Что касается первых претензий, то, по мнению трибунала, Сент-Винсент и Гренадины не представили достаточных свидетельств в их обоснование. Относительно расходов должностных лиц по задержанию судна и его команды трибунал отметил, что подобные расходы не подлежат компенсации, поскольку они были понесены в связи с исполнением обычных функций государством флага.

Проценты начисляются тогда, когда это необходимо для обеспечения полноты возмещения вреда. Ставка и метод расчета процентов определяются таким образом, чтобы достичь этого результата. Проценты исчисляются с даты, когда должна была быть выплачена основная сумма, на дату выполнения платежного обязательства. Например, в деле о судне «Сайга» Международный трибунал ООН по морскому праву присудил проценты по разным ставкам за различные категории убытков.

Субституция — это разновидность реституции. Она представляет собой замену неправомерно уничтоженного или поврежденного имущества, зданий, транспортных средств, художественных ценностей, личного имущества и т. п.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. МЕЖДУНАРОДНАЯ УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ФИЗИЧЕСКИХ ЛИЦ

 

Уголовно-правовую ответственность несут физические лица, которая может применяться непосредственно на основе норм международного права. За преступления против мира и безопасности человечества физические лица могут быть привлечены к ответственности международным трибуналом или судом государства.

Преступления по общему международному праву– преступления, за совершение которых установлена личная ответственность непосредственно на основе международного права независимо от того, считаются ли соответствующие действия преступными в государстве , где они совершены.

Такие преступления затрагивают интересы международного сообщения в целом и определяются как преступления против мира и безопасности человечества. К ним относятся агрессия, геноцид, преступления против человечности, военные преступления.

Агрессия – преступление против мира, состоящее в том, что лицо, являющееся руководителем, активно участвует или отдает приказ о планировании, подготовке, начале или проведении агрессии, совершаемой государством.

Геноцид – это действия, имеющие целью уничтожить полностью ли частично какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую.

Преступления против человечности – бесчеловечные деяния, совершаемые в рамках широкомасштабного или систематического нападения на любых гражданских лиц.

Военные преступления – совершаемые систематически или в широких масштабах серьезные нарушения международного гуманитарного права, действующие в период вооруженных конфликтов.

Физические лица (граждане государств и лица без гражданства), совершившие международные преступления, уголовные преступления международного характера и другие международные правонарушения (международные деликты), могут быть привлечены к уголовной ответственности в соответствии с действующими международными договорами, предусматривающими наказания за такие правонарушения, а также национальным законодательством государства, гражданами которого они являются или на территории которого они постоянно проживают. За совершение отдельных преступлений, например за пиратство или угон воздушного судна, физические лица могут быть привлечены к ответственности по законам государства захвативших пиратов или угонщиков воздушного судна. Например, в 1990 г. группа советских граждан угнала в Карачи рейсовый самолет Аэрофлота. Террористы сдались местному спецназу и были осуждены к пожизненному заключению.

Ответственность физических лиц за международные преступления чаще всего наступает при условии, что их преступные деяния связаны с преступной деятельностью государства. При этом государства, виновные в совершении преступления, несут международную ответственность, а физические лица – международную уголовную ответственность. Совершение лицом преступных деяний во исполнение приказа (правительства или начальника) не освобождает его от уголовной ответственности. Для наказания таких лиц применяется как международная, так и национальная юрисдикция.

Официальный статус лица также не освобождает его от уголовной ответственности.

В международном праве нет срок давности в отношении ответственности за международные преступления. Конвенция о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества 1968 года указывает, что представители государственных властей и частные лица, виновные в совершении указанных преступлений и соучастии в них, несут ответственность независимо от времени совершения преступления.

К физическим лицам применимы положения Конвенции о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества 1968 г., конвенций, предусматривающих выдачу преступников по отдельным видам преступлений (например, за угон воздушного судна), конвенций, заключенных государствами по вопросам оказания правовой помощи по уголовным, семейным и гражданским делам. Главный принцип, которого придерживаются практически все государства, состоит в неотвратимости наказания за совершенное международное правонарушение, особенно за международные преступления, затрагивающие жизненно важные интересы большинства государств или всего международного сообщества.

В середине 90-х годов в целях привлечения физических лиц к уголовной ответственности созданы Международный трибунал для судебного преследования лиц, ответственных за серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные на территории бывшей Югославии, и Международный уголовный трибунал для судебного преследования лиц, ответственных за геноцид и другие серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные на территории Руанды, и граждан Руанды, ответственных за геноцид и другие подобные нарушения, совершенные на территории соседних государств. Эти трибуналы полномочны осуществлять судебное преследование физических лиц, ответственных за убийство, истребление, порабощение, депортацию, заключение в тюрьму, пытки, изнасилование, преследование по политическим, расовым или религиозным мотивам и другие бесчеловечные акты.

Международная конференция 17 июля 1998 г. в Риме приняла Устав Международного уголовного суда ООН. Юрисдикция Суда ограничивается самыми серьезными преступлениями, вызывающими озабоченность всего международного сообщества. В соответствии со ст. 5 Статута Суд обладает юрисдикцией в отношении следующих преступлений: а) преступление геноцида; б) преступления против человечности; в) военные преступления; г) преступление агрессии.

 

 

 

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Аречага Э. Современное международное право. М., 1983.
  2. Колосов Ю.М. Ответственность в международном праве. М., 1975.
  3. Левин Д.Б. Ответственность государств в современном международном праве. М., 1986.
  4. Лукашик И.И. Право международной ответственности. М., 2004.
  5. Международное публичное право / Отв. ред. К.А. Бекяшев. М., 2006.
  6. Ушаков Н.А. Основания международной ответственности государств. М., 1983.
<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.96MB/0.00112 sec

WordPress: 22.9MB | MySQL:121 | 1,515sec