Укажите коллизионные привязки для установления применимого права по обязательствам причинения вреда, в соответствии с российским законодательством.

<

121614 1503 1 Укажите коллизионные привязки для установления применимого права по обязательствам причинения вреда, в соответствии с российским законодательством.Коллизии законов в области обязательств вследствие причинения вреда (delits, unerlaubte Handlungen, torts) решаются обычно исходя из первенствующего значения одного из старейших начал международного частного права — закона места совершения деликта (lex loci delicti commissi).

Круг вопросов, подчиняемых статуту деликтного обязательства (и прежде всего вопросов, относимых к основаниям освобождения от ответственности, объему и размеру возмещения), определяется зарубежными правовыми системами не единообразно. Различия зависят, в частности, от оценки отдельных институтов как институтов материального или процессуального права.

Коллизионные вопросы обязательств вследствие причинения вреда в законодательстве Российской Федерации следующие.

1. Статья 1219 ГК РФ, определяя право, применяемое к обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, признает ведущую роль в этой области «закона места совершения деликта». п. 1 ст. 1219 ГК выражает приверженность классическому коллизионному.

ст. 1219 Кодекса прямо допускает в случае, когда в результате такого действия или иного обстоятельства вред наступил в другой стране, применение права этой страны. Но обращение к праву «другой страны» возможно, лишь если причинитель вреда предвидел или должен был предвидеть наступление вреда в данной стране. Подходы к выбору в таких ситуациях применимого права, сложившиеся в зарубежной практике, принимают во внимание интересы потерпевшего.

Известная законодательству ряда зарубежных стран тенденция подчинять деликтные обязательства общему для сторон правопорядку (закону страны их общего гражданства, общего места жительства) нашла отражение в п. 2 ст. 1219 ГК, хотя и в ограниченных пределах: речь идет об обязательствах, возникающих вследствие причинения вреда за границей. К таким обязательствам, если стороны являются гражданами или юридическими лицами одной и той же страны, подлежит применению право этой страны. Если же стороны такого обязательства не являются гражданами одной и той же страны, но имеют место жительства в одной и той же стране, применяется ее право.

Правило п. 3 ст. 1219 ГК являет собой редкий пример обращения к автономии воли сторон для решения коллизионного вопроса за рамками договорных обязательств. Сторонам разрешается договориться о применении к деликтному обязательству права страны суда после совершения действия или наступления иного обстоятельства, повлекших причинение вреда. Как видно, выбор сторонами применимого права, призванного определить статут обязательства вследствие причинения вреда, ограничен:

1) он может быть произведен лишь после совершения действия или наступления иного обстоятельства, повлекших причинение вреда;

2) применимым правом может быть только право страны суда, в отношении которого осуществляется выбор. Соответствующая норма предусмотрена в Федеральном законе Швейцарии о международном частном праве, согласно которому стороны могут в любое время после вредоносного события договориться о применении права страны суда.

Содержание иностранного закона, если к нему отсылает правило ст. 1219 (в случае, например, причинения вреда российским автотуристом иностранному гражданину в результате автомобильной аварии за рубежом), устанавливается при рассмотрении дела российским судом исходя из официального толкования, практики применения и доктрины в соответствующем иностранном государстве, т.е. на основе положений ст. 1191 ГК РФ.

ГК РФ основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными гл. 59 и ст. 151 Кодекса.

В Модели ГК для стран СНГ права и обязанности сторон по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда за границей, если стороны являются гражданами или юридическими лицами одного и того же государства, определяются по праву этого государства. Соответствующее правило предусмотрено в гражданских кодексах Армении, Белоруссии, Киргизии, Узбекистана. В Модели и названных кодексах отсутствует правило п. 2 ст. 1219 ГК РФ о применении к 1 обязательству права страны, в которой обе стороны обязательства имеют место жительства. Вместе с тем упомянутые кодексы, как и Модель ГК для стран СНГ, воспроизводят положение о неприменении иностранного закона, если действие или иное обстоятельство, служащие основанием для требования о возмещении вреда, не являются по законодательству данной страны противоправными.

2. Начало «закон места совершения деликта», ограничиваемое рядом изъятий, находит выражение в коллизионных нормах КТМ РФ, посвященных определению применимого права в сфере отношений, возникающих из столкновения судов (ст. 420), из причинения ущерба от загрязнения с судов нефтью (ст. 421), из причинения ущерба в связи с морской перевозкой опасных и вредных веществ (ст. 422). Отношения, возникающие из столкновения судов во внутренних морских водах и в территориальном море, регулируются законом государства, на территории которого произошло столкновение. В случае, если столкновение судов произошло в открытом море и спор рассматривается в России, применяются правила, установленные гл. XVII КТМ РФ «Возмещение убытков от столкновения судов» (односторонняя коллизионная норма). Эти правила регламентируют обстоятельства, исключающие ответственность (в случае, если столкновение судов произошло случайно или вследствие непреодолимой силы либо невозможно установить причины столкновения судов, убытки несет тот, кто их потерпел), а также ответственность за убытки в случаях, когда столкновение произошло по вине одного из судов, двух или более судов, по вине лоцмана. Одно из правил закрепляет презумпцию невиновности: ни одно из участвовавших в столкновении судов не предполагается виновным, если не доказано иное.

К отношениям, возникающим из столкновения судов, плавающих под флагом одного государства, применяется закон данного государства независимо от места столкновения судов, т.е. «закон общего флага».

Коллизионная норма, подлежащая применению к отношениям, возникающим из причинения ущерба от загрязнения с судов нефтью (ст. 421 КТМ РФ), имеет односторонний характер: речь идет о применения к этим отношениям правил, установленных гл. XVIII КТМ РФ «Ответственность за ущерб от загрязнения с судов нефтью». Правила охватывают основания ответственности собственника судна, его освобождения от ответственности, значение умысла или грубой неосторожности потерпевшего, вопросы солидарной ответственности собственников двух или более судов, ограничение ответственности собственника судна, утрату права на ограничение ответственности, создание фонда ограничения ответственности, страхования или иного финансового обеспечения ответственности, а также порядок предъявления иска о возмещении ущерба от загрязнения. Правила гл. XVIII применяются к ущербу от загрязнения с судов нефтью, причиненному на территории РФ, в том числе в территориальном море, а также в исключительной экономической зоне России, равно как и к предупредительным мерам по предотвращению или уменьшению такого ущерба, где бы они ни принимались.

Односторонний характер имеет и коллизионная норма, раскрывающая сферу применения правил, установленных гл. XIX КТМ РФ «Ответственность за ущерб в связи с морской перевозкой опасных и вредных веществ». Пределы действия этих правил, рассчитанных на отношения, возникающие из причинения ущерба в связи с морской перевозкой опасных и вредных веществ, «очерчены» следующим образом. Они применяются: к любому ущербу, причиненному на территории РФ, в том числе в территориальном море; к ущербу от загрязнения окружающей среды, причиненному в исключительной экономической зоне Российской Федерации; к ущербу иному, чем ущерб от загрязнения окружающей среды, причиненному за пределами территории РФ, в том числе территориального моря, если такой ущерб причинен опасными и вредными веществами, перевозимыми на борту судна, плавающего под Государственным флагом Российской Федерации; к предупредительным мерам по предотвращению или уменьшению ущерба, где бы они ни принимались (ст. 422 КТМ РФ).

3. Возмещение работнику-мигранту вреда, причиненного трудовым увечьем или профессиональным заболеванием, осуществляется в соответствии с международными договорами и (или) контрактами и законодательством. Соглашение о сотрудничестве в области трудовой миграции и социальной защиты трудящихся-ми грантов 1994 г., заключенное правительствами государств — участников СНГ, установило, что порядок возмещения работнику вреда, причиненного увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением им трудовых обязанностей, регулируется законодательством Стороны трудоустройства, если иное не предусмотрено отдельным соглашением. «Стороной трудоустройства» в Соглашении именуется государство, на территории которого трудящиеся-мигранты, прибывшие из другого государства, осуществляют свою трудовую деятельность на условиях трудового договора (контракта). Иначе сформулированы правила о возмещении вреда работнику в ряде двусторонних соглашений Российской Федерации с государствами — участниками СНГ о трудовой миграции. К возмещению вреда вследствие трудового увечья, иного повреждения здоровья, смерти потерпевшего, профессионального заболевания обязывается Сторона, законодательство которой распространялось на работника в момент увечья (иного повреждения здоровья, смерти), во время его трудовой деятельности, вызвавшей профессиональное заболевание.

4. Разрешение коллизионного вопроса в области обязательств вследствие причинения вреда приводит к установлению статута обязательства. Каковы пределы действия статута, какие проблемы он призван решать? Статья 1220 ГК РФ отвечает на эти вопросы. На основании права, подлежащего применению к данным обязательствам, определяются, в частности:

<

1) способность лица нести ответственность за причиненный вред;

2) возложение ответственности за вред на лицо, не являющееся причинителем вреда;

3) основания ответственности;

4) основания ограничения ответственности и освобождения от нее;

5) способы возмещения вреда;

6) объем и размер возмещения вреда.

Способность лица нести ответственность за причиненный вред подчиняется, таким образом, статуту обязательства вследствие причинения, вреда и тем самым «выводится» за границы, обозначающие сферу действия «личного закона».

Подчиняется ли статуту деликтного обязательства вопрос о круге лиц, имеющих право на возмещение вреда в случае потери кормильца? В принципе, не следует исключать при его решении возможность как кумулятивного применения закона, являющегося статутом деликтного обязательства, и закона, регулирующего отношения между потерпевшим и лицом, имеющим право на возмещение, так и применения последнего закона, если это основывается на фактических обстоятельствах дела.

Вопросы обязательств вследствие причинения вреда в международных договорах Российской Федерации и некоторых других международных договорах:

1. Действующие на территории России договоры о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам содержат однотипные коллизионные нормы, относящиеся к деликтным обязательствам. Суть таких норм в договорах с Польшей, Вьетнамом, Монголией и Кубой сводится к следующему: ответственность по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, определяется по законодательству страны, на территории которой имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда; если же причинитель вреда и потерпевший являются гражданами одной страны, подлежит применению законодательство этой страны. Последнее правило означает, что права и обязанности сторон по обязательству из причинения вреда, возникшему на территории России, определяются, если стороны являются, например, вьетнамскими гражданами, по вьетнамскому праву, а не по праву места совершения деликта, как можно заключить из п. 1 ст. 1219 ГК РФ. В этом случае в соответствии с принципом приоритета применения международного договора надлежит руководствоваться нормой соответствующего договора о правовой помощи.

В Минской конвенции 1993 г. коллизионные нормы, относящиеся к возмещению внедоговорного вреда, изложены с учетом международно-правовой практики бывшего Союза ССР в соответствующей области. Обязательства о возмещении вреда, кроме вытекающих из договоров и других правомерных действий, определяются по законодательству Стороны, на территории которой имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда (п. 1 ст. 42 Конвенции). Если причинитель вреда и потерпевший являются гражданами одной Стороны, применяется законодательство этой Стороны (п. 2 ст. 42). По делам, упомянутым в п. 1 и 2 ст. 42, компетентен суд Стороны, на территории которой имело мессто действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда. Потерпевший может предъявить иск также в суде Стороны, на территории которой имеет место жительства ответчик (п. 3 ст. 42).

Правила применения гражданского законодательства одного государства — участника СНГ на территории другого государства — участника СНГ, изложенные в Киевском соглашении 1992 г. (ст. 11), не предусматривают в отличие от п. 2 ст. 42 Минской конвенции отсылки к законодательству страны, являющемуся общим для причинителя вреда и потерпевшего, и подчиняют в целом права и обязанности сторон по деликтным обязательствам законодательству страны, где имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда. Вместе с тем в ст. 11 Соглашения закреплено правило, исключающее применение законодательства страны, где имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда, если это действие или иное обстоятельство не является противоправным по законодательству места рассмотрения спора.

Россией подписаны также двусторонние договоры о правовой помощи с Азербайджаном, Грузией, Киргизией, Латвией, Литвой, Молдавией, Эстонией. В отношениях между странами, заключившими эти договоры и многостороннюю Минскую конвенцию 1993 г., нормы двусторонних договоров имеют значение lex specialis. Положения двусторонних договоров и Конвенции, относящиеся к возмещению вреда, содержат отличия. Правило о применении к обязательствам из причинения вреда законодательства Стороны, гражданами которой являются причинитель вреда и потерпевший (п. 2 ст. 42 Конвенции), уступило в данных двусторонних договорах место иному началу: если причинитель вреда и потерпевший являются гражданами одной Стороны, применяется законодательство Стороны, в суд которой подано заявление.

Договор между Российской Федерацией и Республикой Казахстан о правовом статусе граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории Республики Казахстан, и граждан Республики Казахстан, постоянно проживающих на территории Российской Федерации, 1995 г. (ст. 11) подчиняет обязательства по возмещению вреда в случае, когда причинитель вреда и потерпевший являются гражданами одной и той же Стороны, постоянно проживающими на территории другой Стороны, законодательству Стороны проживания. Исключение составляют случаи, когда действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда, имевшего место в Стороне гражданства, определяется по законодательству Стороны гражданства.

2. С развитием международного обмена, расширением сферы использования объектов, являющихся источниками повышенной опасности, возникли проблемы регулирования деликтной ответственности, которые не могут быть решены усилиями отдельных государств на основе традиционных гражданско-правовых институтов. «Интернационализация» деликтных отношений, огромные убытки, которые причиняют аварии, связанные с использованием некоторых источников повышенной опасности (при эксплуатации, к примеру, средств морского и воздушного транспорта), обусловили потребность в новых способах защиты прав потерпевших и ограждения интересов предпринимателей. Соответственно возросло значение многосторонних международных договоров в этой области. Для правового режима возмещения вреда, определяемого такого рода соглашениями, характерно преобладание унифицированных материальных норм, ограничение компенсации по объему и во времени, объективная (абсолютная) ответственность причинителя вреда, система мер обеспечительного характера, включающая наряду с обычными предписаниями деликтного права институты обязательного страхования ответственности и даже государственного (при ядерном ущербе) возмещения. Эти подходы нашли отражение, например, в Международной конвенции о гражданской ответственности за ущерб от загрязнения нефтью 1992 г. и Конвенции об ущербе, причиненном иностранными воздушными судами третьим лицам на поверхности, 1952 г. (Российская Федерация участвует в этих Конвенциях).

Обе Конвенции определяют «потолок» ответственности. Но ограничение ответственности не допускается, если ущерб явился результатом действия или бездействия собственника судна, совершенных умышленно или по грубой неосторожности, или был причинен в результате преднамеренного действия или бездействия эксплуатанта воздушного судна либо его служащих и агентов, совершенных с целью причинения ущерба, при условии, что служащий (агент) действовал при исполнении служебных обязанностей и в пределах своих полномочий.

Конвенции исходят из более строгих оснований ответственности, чем ответственность по принципу вины. Перечень оснований для освобождения от обязанности возместить ущерб ограничивается обстоятельствами, подпадающими под понятие непреодолимо: силы, причем ответственность эксплуатанта воздушного судна наступает и при наличии непреодолимой силы в виде стихийного бедствия, исключительного по своему характеру. По Конвенции 1992 г. собственник морского судна не отвечает за ущерб от загрязнения, если докажет, что ущерб явился результатом военных ил тому подобных действий, или стихийного явления, исключительного по своему характеру, неизбежного и непреодолимого, или виновного поведения третьих лиц, либо неправомерного действия властей. По Конвенции 1952 г. любое лицо, которое должно нести ответственность, освобождается от нее, если ущерб стал прямым следствием вооруженного конфликта или гражданских волнений, либо если такое лицо было лишено возможности использовать воздушное судно в силу акта государственной власти. Вместе с тем Конвенции освобождают собственника морского судна и эксплуатанта воздушного судна от ответственности за ущерб, причиненный виновным поведением потерпевшего.

Каждая Конвенция определяет меры обеспечительного характера для покрытия ущерба, включая страхование ответственности, предоставление банковских гарантий и проч., и обязанности по их осуществлению как собственниками морских судов (эксплуатантами воздушных судов), так и государствами, являющимися участниками Конвенций.

3. Гражданско-правовую ответственность за ядерный ущерб регламентируют Парижская конвенция об ответственности перед третьей стороной в области ядерной энергии 1960 .г., Брюссельская дополнительная конвенция 1963 г., Брюссельская конвенция об ответственности операторов ядерных судов 1962 г., Венская конвенция о гражданской ответственности за ядерный ущерб 1963 г., Конвенция о гражданской ответственности в области морских перевозок ядерных материалов 1971 г. Основу правового режима, установленного этими Конвенциями, составляют как общие начала деликтной ответственности, так и начала, специфические для возмещения ядерного ущерба. К особенностям гражданско-правовой ответственности за ядерный ущерб относят сосредоточение («канализирование») ответственности на операторе ядерной установки (ядерного судна), ответственность при отсутствии вины делинквента, ограничение ответственности по размеру и во времени. Составной частью режима гражданской ответственности за ядерный ущерб является система финансового обеспечения, которая «включает в себя институт страхования и институт государственного возмещения и определяет пределы и условия ответственности страховщика и государства».

Российская Федерация в указанных конвенциях не участвует. Подписана н внесена на ратификацию в Государственную Думу Федерального Собрания РФ Венская конвенция о гражданской ответственности за ядерный ущерб1.

Положения Венской конвенции 1963 г., а также Брюссельской конвенции 1962 г. освобождают оператора ядерной установки (ядерного судна) от ответственности за ущерб, если он причинен ядерным инцидентом, возникшим непосредственно в результате вооруженного конфликта, военных действий, гражданской войны, восстания. Иначе решается вопрос о такой разновидности непреодолимой силы, как тяжелое стихийное бедствие исключительного характера. Парижская 1960 г. и Венская 1963 г. конвенции исходят из права государств-участников определить отношение к нему в своем законодательстве. Брюссельская конвенция 1962 г. не называет тяжелое стихийное бедствие исключительного характера в качестве основания освобождения от ответственности.

Для определения юрисдикции суда в отношении исков, связанных с возмещением ядерного ущерба, в Венской и Парижской конвенциях применяется критерий места, где произошел ядерный инцидент, а субсидиарно — критерий государства, ответственного за ядерную установку (Венская конвенция), или государства местонахождения ядерной установки (Парижская конвенция). Вопросы, относящиеся к характеру, форме и размерам возмещения, решаются, согласно нормам этих Конвенций, по закону компетентного суда.

Федеральный закон «Об использовании атомной энергии» определяет ответственность за убытки и вред, причиненные радиационным воздействием юридическим и физическим лицам, здоровью граждан (основания ответственности, ее виды и пределы, финансовое обеспечение, участие государства в возмещении убытков и др.).

Конвенцией о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами (1972 г.), устанавливаются правила и процедуры относительно ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами, и обеспечения, в частности, безотлагательной выплаты полной и справедливой компенсации жертвам такого ущерба. Закрепляя межгосударственные обязательства в этой области. Конвенция вместе с тем предусматривает, что никакое ее положение не препятствует государству либо физическим или юридическим лицам, которых оно может представлять, возбудить иск в судах либо предъявить соответствующее требование в органы государства, которое осуществляет либо организует запуск космического объекта или с территории либо установок которого осуществляется запуск объекта.

Дифференциация коллизионных привязок, ограничение применения закона места совершения правонарушения множеством изъятий, позволяющих придать выбору применимого права большую гибкость, характерны для ряда международных договоров, включая Гаагскую конвенцию о праве, применимом к дорожно-транспортным происшествиям, 1971 г. и Гаагскую конвенцию о праве, применимом к ответственности изготовителя, 1973 г. Конвенции содержат сложные системы унифицированных коллизионных норм, позволяющие сочетать правило lex loci deciti с другими коллизионными привязками, в значительной мере вытесняющими это правило.

 

 

ЗАДАЧА 1

 

В соответствии с договором, продавец – греческая фирма, обязана был поставить товар в январе. 25 января он сообщил покупателю – российскому АО, что сможет выполнить обязательство не ранее марта.

Каковы права покупателя при нарушении продавцом обязательств в отношении срока поставки по Венской конвенции 1980 г. Сформулируйте права покупателя в случаях, когда до наступления срока поставки ясно, что продавец совершит существенное нарушение условий договора в свете предписаний Венской конвенции 1980 г.? Какие претензии об убытках могут быть предъявлены продавцу в данной ситуации?

 

РЕШЕНИЕ

 

Согласно статье 25 Венской конвенции нарушение договора, допущенное одной из сторон, является существенным, если оно влечет за собой такой вред для другой стороны, что последняя в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать на основании договора, за исключением случаев, когда нарушившая договор сторона не предвидела такого результата и разумное лицо, действующее в том же качестве при аналогичных обстоятельствах, не предвидело бы его.

В ч. 1 статьи 47 Конвенции указано, покупатель может установить дополнительный срок разумной продолжительности для исполнения продавцом своих обязательств. За исключением случаев, когда покупатель получил извещение от продавца о том, что он не осуществит исполнения в течение установленного таким образом срока, покупатель не может в течение этого срока прибегать к каким-либо средствам правовой защиты от нарушения договора. Покупатель, однако, не лишается тем самым права требовать возмещения убытков за просрочку в исполнении.

В статье 49 Венской Конвенции говорит о праве покупателя заявить о расторжении договора:

a) если неисполнение продавцом любого из его обязательств по договору или по настоящей Конвенции составляет существенное нарушение договора; или

б) в случае непоставки, если продавец не поставляет товара в течение дополнительного срока, установленного покупателем в соответствии с пунктом 1 статьи 47, или заявляет, что он не осуществит поставки в течение установленного таким образом срока.

В статье 48 Венской конвенции указано:

1) При условии соблюдения статьи 49, продавец может, даже после установленной для поставки даты, устранить за свой собственный счет любой недостаток в исполнении им своих обязательств, если он может сделать это без неразумной задержки и не создавая для покупателя неразумных неудобств или неопределенности в отношении компенсации продавцом расходов, понесенных покупателем. Покупатель, однако, сохраняет право требовать возмещения убытков в соответствии с настоящей Конвенцией.

2) Если продавец просит покупателя сообщить, примет ли он исполнение, и покупатель не выполняет этой просьбы в течение разумного срока, продавец может осуществить исполнение в пределах срока, указанного в его запросе. Покупатель не может в течение этого срока прибегать к какому-либо средству правовой защиты, не совместимому с исполнением обязательства продавцом.

3) Если продавец извещает покупателя о том, что он осуществит исполнение в пределах определенного срока, считается, что такое извещение включает также просьбу к покупателю сообщить о своем решении в соответствии с предыдущим пунктом.

В то же время в соответствии со статьей 72 Конвенции, если до установленной для исполнения договора даты становится ясно, что одна из сторон совершит существенное нарушение договора, другая сторона может заявить о его расторжении.

 

ЗАДАЧА 2

 

Американская компания заключила в США контракт о продаже вооружения правительству государства Алжир. Поскольку получатель не оплатил счета по поставке вооружения, компания предъявила иск к правительству государства Алжир. Контракт был заключен после вступления в силу закона США об иммунитетах иностранных государств 1976 г.

Будет ли Алжир пользоваться иммунитетом в судах США? Является ли закупка вооружения действием de jure imperii (суверенные действия) или действием de jure gestionis (действия коммерческого характера)? В чем сущность теории функционального иммунитета?

 

РЕШЕНИЕ

 

Суверенное право государства – право государства, проистекающее из сущности его суверенитета распространять свою власть на объекты и действия физических и юридических лиц не только в пределах своей национальной территории, но и за ее пределами. В последнем случае суверенное право государства закрепляется международными договорами.

Ст. 1604 Закона США устанавливает, что «иностранное государство обладает иммунитетом от юрисдикции в судах Соединенных Штатов и в судах штатов».

Согласно Закону США об иммунитете иностранного государства (ст. 1610 (а)(2)) и проекту КМП (ст. 18 (1)(с)), применение принудительных мер в отношении коммерческой собственности возможно только в случае наличия связи между коммерческой собственностью и предметом иска. В частности, статья 18 (1)(с) проекта КМП разрешает применение принудительных мер в отношении собственности, которая находится в государстве суда и «непосредственно используется или предназначена для использования иностранным государством в коммерческих (негосударственных) целях и имеет связь с предметом иска или учреждением либо с институцией, против которых направлено судебное разбирательство». Хотя Закон США об иммунитете иностранного государства 1976 г., так же как и проект КМП, разрешает применять принудительные меры только в отношении коммерческой собственности иностранного государства, имеющей связь с предметом иска, тем не менее после поправки, внесенной в Закон в 1996 г., статья 1610 (а) предусматривает применение принудительных мер в отношении любой коммерческой собственности иностранного государства во исполнение решения суда по иску о возмещении ущерба, нанесенного в результате действий, связанных с «применением пыток, внесудебным убийством, захватом заложников, воздушным терроризмом, а также оказанием материального содействия… таким действиям». Данной поправкой американский Закон лишь частично решает проблему, возникающую в судебных делах, где предмет иска не имеет связи с конкретной собственностью иностранного государства.

Следует признать, что оружие является товаром ограниченного распространения и следовательно, право государство Алжира на приобретение оружия следует отнести к действиям de jure imperii и в данном случае в соответствии с законом об иммунитете 1976 г. Алжир обладает правом иммунитета в судах США,

Функциональная теория государственного иммунитета – теория, в соответствии с которой государство пользуется иммунитетом при совершении им действий в качестве субъекта политического властвования. Если же государство вступает в имущественные и приравненные к ним правоотношения, оно тем самым молчаливо отказывается от иммунитета, ставит себя в положение частного лица и подчиняется обычному коммерческому режиму.

 

 

 

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 г.
  2. Гражданский кодекс РФ. Ч. 3 от 26 ноября 2001 г. № 146-ФЗ (в ред. от 26.01.2007) // СЗ РФ. 2001. № 49. Ст. 4552
  3. Богуславский М.М. Иммунитет государства. М., 1962.
  4. Хлестова И.О. Вопросы иммунитета государства в законодательстве и договорной практике РФ, Проблемы международного частного права / Под ред. И.И. Марышевой. М., 2000.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


 

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.95MB/0.00033 sec

WordPress: 21.57MB | MySQL:118 | 1,613sec