ПОНЯТИЕ И СОДЕРЖАНИЕ НОТАРИАЛЬНОЙ ТАЙНЫ

<

082414 1619 1 ПОНЯТИЕ  И СОДЕРЖАНИЕ НОТАРИАЛЬНОЙ ТАЙНЫ

С момента своего возникновения нотариат представляет собой уникальный институт превентивного правосудия, призванный обеспечивать четкую реализацию прав и законных интересов участников гражданского оборота в целях предупреждения обращения последних в судебные инстанции за защитой. Совершая от имени государства предусмотренные законодательством нотариальные действия, осуществляя правоохранительную, судебно-юрисдикционную и фискальную функции, нотариусы, работающие в государственных нотариальных конторах и занимающиеся частной практикой, являются ключевым звеном эффективно функционирующей правовой системы и неотъемлемым элементом демократического правового государства.

Одним из основополагающих принципов осуществления нотариальной деятельности, выработанных многовековой историей существования нотариата и доказавших свою непреходящую ценность, является соблюдение нотариальной тайны как важнейшее средство обеспечения «возможности человека реализовать свою автономию, независимость в этом мире, когда каждого из нас окружает огромное количество людей, органов, организаций, которые проявляют к нашей жизни большой интерес»1.

При совершении юридических действий нотариусу непосредственно становятся известны многие факты частной жизни человека, без знания которых невозможно осуществление им своих профессиональных полномочий. Человек вынужден предоставить документы, в которых могут содержаться сведения, составляющие врачебную тайну или банковскую, или просто огласка которых была бы нежелательна. Поэтому выделяется особо тайна нотариального действия, призванная обеспечивать неприкосновенность частной жизни индивидуума. Данное правило присутствует в законодательстве многих стран мира, в частности, в статье 23 Временного положения Китайской народной республики о нотариате говорится, что «»нотариусы, совершающие нотариальные действия в нотариальных конторах, обязаны соблюдать тайну совершаемых нотариальных действий»1.

Тайна нотариальных действий (нотариальная тайна) представляет собой профессиональную тайну, т.е. тайну, доверенную представителям определенных профессий. Тайна – это информация, сведения, отражающие особенно важные интересы ограниченного круга субъектов (лиц, организаций, государства), конфиденциальность которой защищается в целях устранения реальной или потенциальной опасности причинения ущерба указанным интересам . Классификация тайн возможна по различным основаниям. В качестве наиболее общего критерия разграничения тайн выступают законность либо незаконность интересов, отражающихся в содержании той или иной тайны, а также социальной значимости отражающихся в тайне интересов. В зависимости от объекта регулирования тайны можно подразделить на следующие группы: 1) государственные тайны; 2) служебные тайны, то есть тайны, выступающие в качестве инструмента, необходимого для осуществления профессиональной деятельности того или иного лица; 3) профессиональные тайны – личные тайны, доверенные представителям определенных профессий; 4) коммерческие тайны – тайны, связанные с осуществлением коммерческой деятельности; 5) личные тайны – тайны личной (частной) жизни. Нотариальная тайна содержит конфиденциальную информацию.

Современное российское законодательство, юридически закрепляя данное морально-этическое требование, определяет, что нотариусы, работающие в государственных нотариальных конторах, а также занимающиеся частной практикой, обязаны хранить в тайне (в том числе после сложения полномочий или увольнения) ставшие им известными в связи с осуществлением профессиональной деятельности сведения и вправе предавать их огласке лишь в прямо предусмотренных законом случаях (ч. 2 ст. 5, ч. 2 ст. 16 Основ законодательства РФ о нотариате от 11 февраля 1993 г.1). В настоящее время общая численность нотариусов в России составляет свыше 6,7 тысяч человек. Из них 86 % занимается частной практикой, а 14 % работает в государственных нотариальных конторах2.

В Российской Федерации нотариус, впервые назначаемый на должность, приносит присягу: «Торжественно присягаю, что обязанности нотариуса буду исполнять в соответствии с законом и совестью, хранить профессиональную тайну, в своем поведении руководствоваться принципами гуманности и уважения к человеку» (ст.14 Основ нотаритат). Тайна нотариального действия является профессиональной тайной, и в отличии от банковской и врачебной тайн, она не способствует установлению доверительных отношений, а является только гарантом неприкосновенности частной жизни, поскольку лицо, обратившееся к нотариусу должно предоставить те или иные факты, касающиеся его личной жизни, в противном случае нотариальное действие не будет произведено.

Помимо нотариусов аналогичная обязанность установлена и в отношении целого ряда иных лиц, в силу реализации профессиональных или служебных функций имеющих доступ к конфиденциальной информации о содержании нотариальных действий. К их числу относятся:

1) лица, замещающие временно отсутствующих нотариусов;

2) стажеры, помощники нотариусов и иные лица, работающие в нотариальных конторах;

3) должностные лица органов юстиции и нотариальных палат, наделенные правом проведения проверок исполнения нотариусами своих профессиональных обязанностей;

4) должностные лица органов исполнительной власти, уполномоченные на совершение нотариальных действий в связи с отсутствием нотариуса в определенном населенном пункте. Осуществление указанными лицами нотариальной деятельности помимо Основ законодательства о нотариате регулируется утвержденной Министерством юстиции РФ 19 марта 1996 г. Инструкцией о порядке совершения нотариальных действий должностными лицами органов исполнительной власти1;

5) должностные лица консульских учреждений России, уполномоченные на совершение нотариальных действий от имени Российской Федерации на территории других государств;

6) иные лица, в установленном законом порядке осведомленные о содержании нотариальных действий в связи с исполнением своих служебных обязанностей (судьи, сотрудники прокуратуры, работники следственных органов и т. д.).

К субъектам тайны нотариального действия можно отнести и должностных лиц нотариальной палаты (ст.28 Основ ), которым она может стать известна в результате проверки деятельности нотариуса. В Основах также не содержится корреспондирующей обязанности блюсти тайну нотариального действия к лицам, которым она была передана в установленном законом порядке.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. ПРАВОВЫЕ СРЕДСТВА ЗАЩИТЫ НОТАРИАЛЬНОЙ ТАЙНЫ

 

Под информацией с ограниченным доступом понимается информация, доступ к которой ограничен в соответствии с законом с целью защиты прав и законных интересов ее обладателей. Она состоит из государственной тайны и конфиденциальной информации. Конфиденциальная информация в свою очередь включает в себя то множество тайн, которое предлагается свести к пяти основным видам: коммерческая тайна; банковская тайна; тайна частной жизни; профессиональная тайна; служебная тайна.

Поскольку каждая тайна выступает в виде прямых ограничений при реализации информационных прав и свобод человека и гражданина, то их правовое регулирование в соответствии с конституцией РФ возможно только через федеральные конституционные и федеральные законы. При анализе современного информационного российского законодательства можно сделать вывод, что в нем присутствуют нормы – дефиниции (и то далеко не по всем видам тайн) и нормы, устанавливающие ответственность за нарушения в этой области. В то же время, за семь лет действия Уголовного кодекса РФ в стране привлечено к уголовной ответственности за нарушение прав граждан на доступ к информации – 1 человек (ст. 140 УК РФ), за нарушение прав на коммерческую тайну – 18 человек (ст. 183 УК РФ), за нарушение прав на служебную тайну – 26 человек (ст. 310, 311, 320 УК РФ).

Необходимо установить содержание, а также пределы нотариальной тайны. Ее содержанием составляет любая информация, связанная с осуществлением нотариусом своих профессиональных функций, а также информация о частной и семейной жизни доверителя. Нотариусу «запрещается разглашать сведения, оглашать документы, которые стали им известны в связи с совершением нотариальных действий» (ст.5 Основ ). Таким образом, в данное понятие включается:

— содержание нотариального действия;

— информация о лицах, в отношении которых совершено нотариальное действие;

— сам факт обращения к нотариусу или отсутствие его;

— документы, истребованные нотариусом;

— иные сведения.

Гарантом соблюдения этого правила является установленная Законом процедура предоставления сведений, согласно которой сведения /документы/ о совершении нотариального действия могут выдаваться только лицам, от имени или по поручению которых совершены эти действия (ст.5 Основ ).

Следует сказать, что сохранение нотариальной тайны является не только гарантом деятельности нотариуса, но и его обязанностью (ст.16 Основ).
Помимо этого справки о совершении нотариальных действий выдаются органам суда, прокуратуры, органов следствия «в связи с находящимися в их производстве уголовными или гражданскими делами, а также по требованию арбитражного суда в связи с находящимися в его разрешении спорами» (ст.5 Основ). В соответствии со статьей 16 Закона «нотариус, в случаях, предусмотренными законодательными актами Российской Федерации, обязан представить в налоговой орган справку о стоимости имущества, переходящего в собственность граждан, необходимую для исчисления налога с имущества, переходящего в порядке наследования или дарения».

Налоговые органы вправе знакомиться с записями в реестре, так и с документами, находящимися в делах нотариальной конторы, при проведении контрольных проверок за соблюдением правильности взимания государственной пошлины.

В соответствии со статьей 28 Основ законодательства РФ «О нотариате» нотариус обязан представить сведения о совершенных нотариальных действиях нотариальной палате, должностные лица которой, в свою очередь, обязаны сохранять тайну совершения нотариальных действий. В отношении же государственных нотариусов таким правом обладают органы юстиции, но на них не распространяется обязанность сохранения нотариальной тайны. Выдача дубликатов нотариально удостоверенных документов производится только лицам, «от имени или по поручению которых совершались нотариальные действия» по их письменному заявлению (ст. 52 Основ).

В общем можно согласиться с мнением, что к данным, не подлежащим разглашению, относится информация «о самом обратившемся гражданине /например, при удостоверении факта нахождения гражданина в живых или удостоверении тождественности гражданина с лицом, изображенным на фотографической карточке/, о виде и характере поручения, услуг /при совершении морских протестов, векселей/, о содержании письменных документов /при свидетельствовании копий документов, выписок из них и подлинности подписи на документах, при передаче заявлений граждан и организаций другим физическим и юридическим лицам, при хранении документов/, о третьих лицах, упомянутых при обращении в нотариальную контору /при удостоверении завещания, причем в депозит денежных сумм и ценных бумаг и др./»1.

Вопрос об ответственности за нарушение тайны совершения нотариального действия в российском законодательстве до конца не урегулирован.
Ст. 17 Основ законодательства РФ «О нотариате» устанавливает: «Нотариус, занимающийся частной практикой, умышленно разгласивший сведения о совершенном нотариальном действии … обязан по решению суда возместить причиненный вследствие этого ущерб» и. Причем возмещению подлежит и материальный, и моральный вред. Одновременно налицо коллизия норм. Ст. 1064 Гражданского кодекса РФ говорит, что «лицо, причинившее вред, освобождается о возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине». То есть наличие вины является основанием для возмещения ущерба, а вышеупомянутая статья 17 Основ законодательства РФ «О нотариате» указывает, что основанием для возмещения ущерба частным нотариусом является наличие только умышленной формы вины.

Нотариус, занимающийся частной практикой, также несет ответственность за ущерб, «причиненный действиями лица, заменяющего временно отсутствующего нотариуса». Но к тому лицу он имеет право предъявить регрессный иск в размере причиненного ущерба (ст. 21 Основ). Такой иск может быть предъявлен частным нотариусом и к должностным лицам нотариальной палаты за нарушение тайны совершения нотариального действия.

Но никакой ответственности в принципе не несут за разглашение нотариальной тайны должностные лица органов исполнительной власти и консульских учреждений Российской Федерации. Поскольку ст. 1069 Гражданского кодекса РФ основанием для возмещения вреда, причиненного гражданину или юридическому лицу должностными лицами государственных органов, являются незаконные действия. В Законе же нет обязанности этих органов блюсти тайну совершения нотариального действия. То же самое можно сказать и в отношении органов юстиции, которые осуществляют контрольные функции за исполнением профессиональных обязанностей нотариусами, работающими в государственных нотариальных конторах, и практически имеют возможность ознакомиться со всей документацией. Но и у них ни нет обязанности соблюдать нотариальную тайну, ни соответственно нести ответственность за ее разглашение.

<

Государственный нотариус согласно статье 17 Основ законодательства РФ «О нотариате» «в случае совершения действий, противоречащих законодательству Российской Федерации, несет ответственность в установленном законом порядке». Значит за разглашение сведений, составляющих нотариальную тайну, государственный нотариус в соответствии с общими основаниями ответственности за причинение вреда, установленными Гражданским кодексом Российской Федерации возмещает причиненный вред при наличии вины. Причем в отличие от частного нотариуса закон не оговаривает, что вина должна быть только в форме умысла.

Нотариус может быть привлечен к дисциплинарной ответственности. Государственному нотариусу может быть применен весь комплекс взысканий, установленных ТК РФ, от замечания до увольнения. Этим правом обладают органы юстиции. К частном нотариусу такие меры не могут быть применены, но по ходатайству нотариальной палаты за неоднократное нарушение законодательства, в частности за разглашение нотариальной тайны, нотариус, занимающийся частной практикой, может быть освобожден от полномочий «на основании решения суда о лишении его права нотариальной деятельности» (ст. 12 Основ ).

Иные работники нотариальной конторы также несут как дисциплинарную, так и гражданско-правовую ответственность за разглашение нотариальной тайны. Причем иск может быть предъявлен к государственной конторе или частному нотариусу согласно ст. 1068 Гражданского кодекса РФ: « Юридическое лицо, либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых /служебных, должностных/ обязанностей».

Для правильной юридической оценки нарушения нотариусом профессиональной тайны надо иметь в виду, что нормативные правовые акты, регулирующие порядок осуществления нотариальной деятельности, наряду с закреплением принципа ее конфиденциальности содержат и целый ряд норм, предоставляющих нотариусу право или даже обязывающих его предавать огласке ставшие ему известными в связи с реализацией профессиональных функций сведения. Основы законодательства о нотариате предусматривают следующие случаи правомерного разглашения профессиональной тайны.

Во-первых, согласно ч. 3 ст. 5 указанного Закона, сведения (документы) о совершенных нотариальных действиях могут быть выданы лицам, от имени или по поручению которых они совершены. Кроме того, если лицо, совершающее нотариальное действие или в отношении которого оно совершается, с соблюдением требований ст. ст. 185 – 189 части первой Гражданского кодекса РФ 1994 г. уполномочило иное лицо на получение необходимой информации, соответствующие сведения (документы) могут быть предоставлены и действующему на основании доверенности лицу1. В Федеральном законе «Об изменении Основ законодательства Российской Федерации о нотариате» соответствующая норма сформулирована следующим образом: «Документы по совершенным нотариальным действиям могут выдаваться нотариусом только лицам, от имени или по поручению которых были совершены эти действия, или лицу, уполномоченному лицом, от имени или по поручению которого были совершены эти действия» (ч. 2 ст. 73)2.

Во-вторых, после смерти завещателя разрешается выдача по просьбе заинтересованных лиц справки о завещании (ч. 4 ст. 5 Основ).

В-третьих, Основы законодательства о нотариате обязывают нотариусов предоставлять сведения (выдавать документы) по требованию суда, прокуратуры, органов следствия в связи с находящимися в их производстве уголовными или гражданскими делами, а также по требованию арбитражного суда в связи с находящимися в его разрешении спорами (ч. 4 ст. 5). Перед совершением требуемых действий нотариусы обязаны удостовериться, что, с одной стороны, соответствующие запросы направлены указанными органами в связи с возбужденными уголовными или гражданскими делами либо находящимися в разрешении арбитражного суда спорами, а с другой, должны убедиться в том, что данными органами соблюден процессуальный порядок получения интересующей их информации (надлежащим образом оформлены необходимые процессуальные документы и т.  д.). Если хотя бы одно из названных условий нарушено, нотариус обязан отказать в предоставлении требуемых сведений (выдаче документов), в противном случае разглашение профессиональной тайны будет носить неправомерный характер и повлечет юридическую (в том числе уголовно-правовую) ответственность1.

В-четвертых, в предусмотренных законодательными актами РФ случаях нотариусы обязаны направлять в налоговый орган справку о стоимости имущества, переходящего в собственность граждан, необходимую для исчисления налога с имущества, переходящего в порядке наследования или дарения (ч. 4 ст. 5, ч. 4 ст. 16 Основ законодательства о нотариате)2.

Кстати, с точки зрения Л. Ковалева, закрепленная ч. 4 ст. 5 и ч. 4 ст. 16 Основ норма представляет собой «явное технико-юридическое излишество», включенное в данный нормативный правовой акт, что называется, «на злобу дня».3

В-пятых, в соответствии со ст. 28 Основ законодательства о нотариате нотариальная палата (некоммерческая организация, представляющая собой профессиональное объединение, основанное на обязательном членстве нотариусов, занимающихся частной практикой) наделена правом истребования от нотариуса представления сведений о совершенных нотариальных действиях, иных документов, касающихся его финансово-хозяйственной деятельности, а в необходимых случаях – личных объяснений в нотариальной палате, в том числе по вопросам несоблюдения профессиональной этики. Нотариальная палата вправе передать полученную информацию учреждениям, осуществляющим страхование деятельности нотариуса. За разглашение нотариальной тайны в данном случае несут ответственность должностные лица нотариальной палаты.

В-шестых, нотариусы обязаны представлять должностным лицам органа юстиции или нотариальной палаты, уполномоченным на проведение проверок исполнения нотариусами своих профессиональных обязанностей, сведения и документы, касающиеся расчетов с физическими и юридическими лицами (ст. 34 Основ).

Наконец, согласно ч. 2 ст. 16 Основ законодательства о нотариате, суд может освободить нотариуса от обязанности соблюдения профессиональной тайны, если против нотариуса возбуждено уголовное дело в связи с совершением нотариального действия.

Согласно постановлению правительства РФ от 16 февраля 2005 года адвокатов, нотариусов и предпринимателей, оказывающих юридические и бухгалтерские услуги, обязали сообщать о подозрительных клиентах Федеральной службе по финансовому мониторингу. В случае, если возникают какие-либо подозрения в незаконности сделки, нотариусы должны передать информацию в письменном виде не позднее следующего дня выявления подозрительной сделки. Определять подозрительность сделки должен будет сам нотариус.

В том случае, если сделка, заверенная нотариусом, окажется подозрительной, а нотариус об этом не сообщил в соответствующую структуру, то у него может быть отозвана лицензия.

Во всех иных случаях разглашение нотариусом подлежавшей сохранению в тайне информации признается правонарушением, а если налицо необходимые признаки уголовно наказуемого деяния, то содеянное рассматривается как преступление.

Таким образом, законодательство о нотариате предусматривает весьма широкий перечень случаев, когда несоблюдение нотариальной тайны носит правомерный характер и, следовательно, не влечет для нотариуса какой-либо юридической ответственности. Данный перечень, впрочем, не подлежит распространительному толкованию, в связи с чем следует признать совершенно неосновательным утверждение Н. Шарафетдинова о том, что если нотариусу при исполнении профессиональных обязанностей становится известно о совершенном или готовящемся преступлении, то он обязан сообщить об этом в правоохранительные органы.1

В заключение хотелось бы отметить также противоречие между правом нотариуса истребовать необходимые документы и обязанностью медперсонала соблюдать врачебную тайну. Согласно статье 43 Основ законодательства РФ «О нотариате» нотариус должен проверить дееспособность обратившегося к нему гражданина, для этого он вправе запрашивать необходимые сведения от юридических и физических лиц.
В статье 8 Закон РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» определяет, что требование сведений о состоянии психического здоровья или психического освидетельствования допускается лишь в случаях, установленных законом. Такого допущения нет в Основах законодательства РФ «О нотариате». В статье 61 Основ законодательства «Об охране здоровья граждан» дается перечень лиц, кому может быть доверена врачебная тайна, нотариусов в нем нет. На сегодняшний момент при наблюдении психических отклонений нотариус может отказать в совершении нотариального действия. А при его обжаловании суд может запросить нужную информацию от медицинских учреждений. В то же время нельзя допустить, чтобы каждый раз нотариус требовал от лица, обратившегося к нему, справку о его состоянии психического здоровья.

Согласно действующему уголовному законодательству России, придерживающемуся дифференцированного подхода к правовой оценке преступных деяний нотариусов в зависимости от их правового статуса, умышленное разглашение государственными и частнопрактикующими нотариусами профессиональной тайны квалифицируется, соответственно, по ст. 285 УК РФ «Злоупотребление должностными полномочиями» и ст. 202 УК РФ «Злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами». Еще до принятия Уголовного кодекса РФ 1996 г. отдельные ученые обращали внимание на некорректность использования термина «частный нотариус» и указывали на необходимость его замены формулировкой «нотариус, занимающийся частной практикой»1.

В юридической литературе была предпринята попытка поставить под сомнение обоснованность отнесения нотариусов, работающих в государственных нотариальных конторах, к категории должностных лиц2, однако она не нашла поддержки у большинства специалистов и подверглась весьма конструктивной критике.3

Нарушение нотариальной тайны – двухобъектное преступление, посягающее на нормальную, регламентированную Основами законодательства о нотариате и иными нормативными правовыми актами в рассматриваемой области деятельность государственного и «частного» нотариата (основной непосредственный объект), а также причиняющее вред правам и законным интересам физических лиц или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства (дополнительный непосредственный объект).

Предметом данного общественно опасного деяния являются конфиденциальная информация о содержании нотариальных действий и иные сведения, полученные нотариусом в процессе исполнения своих профессиональных обязанностей. При этом анализ соответствующих положений Основ законодательства о нотариате позволяет сделать вывод о том, что неразглашению подлежат не только сведения, составляющие личную (семейную) или коммерческую тайну клиента, но и та информация, которая не рассматривается обращающимися за профессиональной помощью лицами как подлежащая сохранению в тайне от посторонних лиц.

Объективная сторона нарушения нотариальной тайны включает в себя такие признаки, как:

1) предание огласке вопреки требованиям законодательства или с нарушением установленного законом порядка предоставления соответствующих сведений конфиденциальной информации об обстоятельствах, входящих в сферу нотариального производства, независимо от формы сообщения;

2) наступление общественно опасных последствий в виде причинения существенного вреда правам и законным интересам физических лиц или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства;

3) причинную связь между разглашением профессиональной тайны и наступлением указанных последствий.

Вторым обязательным признаком объективной стороны злоупотребления полномочиями частнопрактикующими и государственными нотариусами является причинение в результате нарушения профессиональной тайны существенного вреда правам и законным интересам физических лиц или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства. По своему характеру наносимый вред может быть моральным (как, например, в случае возникновения конфликтной ситуации в семье лица, отказавшего в завещании предполагаемым наследникам в праве на получение доли в наследстве) либо имущественным (когда, скажем, хозяйствующему субъекту причинен серьезный ущерб вследствие незаконного ознакомления конкурентов с информацией, составляющей коммерческую тайну данного лица), хотя не исключается возможность наступления и иных общественно опасных последствий. «Существенность» причиненного вреда относится к так называемым оценочным признакам и подлежит установлению судебно-следственными органами применительно к конкретному уголовному делу.

Наконец, третьим обязательным признаком объективной стороны уголовно наказуемого нарушения нотариальной тайны является наличие причинной связи между противоправными действиями виновного и наступившим существенным вредом охраняемым законом правам и интересам. Следовательно, использование государственным или частнопрактикующим нотариусом полномочий вопреки задачам своей деятельности признается оконченным преступлением именно в момент наступления указанных в законе общественно опасных последствий.

Если характеристика объективных признаков составов уголовно противоправных деяний, предусмотренных ст. ст. 202 и 285 УК РФ, практически не вызывает принципиальных разногласий среди криминалистов, то проблема определения субъективной стороны указанных правонарушений, напротив, не находит единообразного разрешения в юридической литературе. В то время как подавляющее большинство ученых характеризует психическое отношение нотариусов к злоупотреблению своими полномочиями и его последствиям либо только как прямой умысел1, либо как прямой или косвенный умысел2, отдельные исследователи занимают иную позицию по данному вопросу и полагают, что субъективная сторона анализируемых преступлений заключается в прямом умысле применительно к нарушению профессиональных обязанностей и любой форме вины в отношении преступных последствий3. Правильное решение рассматриваемой проблемы, на наш взгляд, невозможно без учета специфической, характеризующейся наличием основного и дополнительного объектов посягательства, конструкции общественно опасных деяний, предусмотренных статьями 202 и 285 УК РФ.

Следует признать обоснованной позицию тех ученых, которые, признавая злоупотребление полномочиями государственными и частнопрактикующими нотариусами в целом умышленным преступлением, определяют его субъективную сторону как прямой умысел по отношению к деянию (в нашем случае – к противоправному преданию огласке тайны нотариального действия) и любая форма вины относительно общественно опасных последствий.

Помимо установления в действиях виновного умысла на совершение противоправного деяния для привлечения к уголовной ответственности за нарушение нотариальной тайны необходимо установить, что частнопрактикующий нотариус, совершая данное правонарушение, преследовал цель извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц либо нанесения вреда другим лицам, а нотариус, работающий в государственной нотариальной конторе, при разглашении соответствующей конфиденциальной информации руководствовался мотивами корыстной или иной личной заинтересованности. Под последними, согласно постановлению Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге», понимаются желание лица получить имущественную выгоду без незаконного безвозмездного обращения чужого имущества в свою собственность или собственность других лиц (мотив корыстной заинтересованности) либо стремление виновного извлечь путем использования своих полномочий выгоду неимущественного характера (мотив иной личной заинтересованности) (п. п. 15, 17)1. Что касается закрепленных в ст. 202 УК РФ специальных целей злоупотребления полномочиями, то доктрина уголовного права характеризует цель извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц как стремление к получению повышенного гонорара, улучшению положения на рынке того или иного хозяйствующего субъекта, неправомерному содействию в получении долга и т. п., а цель нанесения вреда другим лицам определяет как желание причинить имущественный ущерб либо подорвать деловую репутацию2.

Следует иметь в виду, что умышленное разглашение нотариальной тайны уголовно наказуемо вне зависимости от того, кем оно совершено – государственным нотариусом или нотариусом, занимающимся частной практикой, нарушение же указанными лицами конфиденциальности соответствующей информации по неосторожности, напротив, влечет различную правовую оценку, определяемую с учетом правового статуса правонарушителя.

Субъектами нарушения нотариальной тайны являются прежде всего государственные нотариусы и нотариусы, занимающиеся частной практикой, хотя помимо названных лиц уголовную ответственность за невыполнение профессиональной обязанности обеспечения конфиденциальности входящей в сферу нотариального производства информации также могут нести и некоторые иные лица.

Лица, по специальному полномочию замещающие временно отсутствующих нотариусов и в полной мере обладающие всеми необходимыми правами для непосредственного исполнения профессиональных функций, могут быть субъектами соответствующих преступлений наравне с назначенными в установленном законом порядке на должность нотариуса лицами1. В то же время необходимо иметь в виду, что никакие лица, помимо вышеназванных, в том числе стажеры, не имеют права замещать временно отсутствующих нотариусов, а значит, не могут нести, как ошибочно полагают отдельные криминалисты2, одинаковую с последними уголовную ответственность.

Тем не менее уголовное законодательство не исключает возможность привлечения стажеров к уголовной ответственности за разглашение нотариальной тайны, если в их действиях содержатся признаки преступлений, предусмотренных ст. 137 УК РФ или ч. 2 ст. 183 УК РФ.

К квалифицирующим признакам нарушения нотариусами профессиональной тайны уголовный закон относит:

1) наступление тяжких последствий в результате противоправного разглашения конфиденциальных сведений (ч. 3 ст. 285, ч. 2 ст. 293 УК РФ),

2) совершение данного общественно опасного деяния в отношении заведомо несовершеннолетнего или недееспособного (ч. 2 ст. 202 УК РФ) либо

3) неоднократно (ч. 2 ст. 202 УК РФ).

Характеристика названных квалифицирующих признаков в юридической литературе, как правило, не вызывает каких-либо разногласий, хотя относительно таких отягчающих обстоятельств, как неоднократность и наступление тяжких последствий в результате совершения анализируемого преступления, отдельными учеными высказан ряд представляющих определенный научный интерес замечаний.

Так, комментируя признак неоднократности, Т. Ю. Погосян приходит к выводу, что его применение на практике в отношении частнопрактикующих нотариусов нереально, поскольку «в случае осуждения нотариуса, он будет лишен лицензии, и второе преступление, предусмотренное ст. 202 УК РФ ему совершить уже не удастся»1. Указанную точку зрения, на наш взгляд, нельзя признать состоятельной, ибо она основана на различных институтах уголовного права – судимости как уголовно-правового обременения, вызванного фактом состоявшегося осуждения лица к определенной мере наказания, с наличием которого закон связывает наступление неблагоприятных для лица последствий общесоциального и правового характера, и неоднократности как одной из форм множественности преступлений, под которой понимается совершение двух или более преступлений, предусмотренных одной статьей или частью статьи Уголовного кодекса (ч. 1 ст. 16 УК РФ).

Применительно ко второму из выделенных нами отягчающих обстоятельств проблема заключается в решении вопроса о квалификации нарушения частнопрактикующими нотариусами профессиональной тайны, повлекшего за собой не только причинение существенного вреда, но и наступление иных, более тяжких последствий. Учитывая, что данный квалифицирующий признак не включен законодателем в конструкцию состава злоупотребления полномочиями нотариусами, занимающимися частной практикой (в отличие от ст. ст. 285 и 293 УК РФ), ученые предлагают различные варианты выхода из создавшейся ситуации. Наиболее обоснованной представляется высказанная А. П. Кузнецовым, С. В. Изосимовым и Р. Ф. Асановым рекомендация о квалификации подобных случаев злоупотребления полномочиями частнопрактикующими нотариусами по ч. 1 ст. 202 и п. «б» ч. 1 ст. 63 УК РФ1. Что касается предложения Н. А. Егоровой об уголовно-правовой оценке таких действий по ч. 2 ст. 201 УК РФ2, то оно подверглось справедливой критике и не нашло поддержки у специалистов3.

Анализ норм уголовного закона, посвященных правовому регулированию ответственности за нарушение нотариальной тайны, будет неполным, если не остановиться на таком весьма существенном и неоднозначно решаемом в юридической литературе вопросе, как квалификация совершенного из корыстной или иной личной заинтересованности и причинившего крупный ущерб незаконного разглашения нотариусом сведений, составляющих коммерческую (банковскую) тайну, без согласия их владельца. Мнения относительно решения данной проблемы разделились следующим образом: одни криминалисты полагают, что содеянное охватывается ст. 183 УК РФ1, по мысли других авторов, налицо соответствующее должностное преступление (ст. 285 УК РФ) или преступление против интересов службы в коммерческих и иных организациях (ст. 202 УК РФ)2, третья группа ученых считает необходимым в подобных случаях применять ст. 202 (ст. 285) и ст. 183 УК РФ по совокупности3, наконец, А. С. Горелик занимает особую позицию, согласно которой приоритет должен быть отдан норме с наиболее суровой санкцией4. Последнюю рекомендацию следует признать заведомо ошибочной, поскольку исходить при решении вопросов конкуренции только из сопоставления санкций соответствующих уголовно-правовых норм методологически неверно5. Среди же иных вариантов уголовно-правовой оценки незаконного разглашения нотариусом коммерческой (банковской) тайны клиента поддержки, на наш взгляд, заслуживает предложение о квалификации таких действий исключительно по статьям об ответственности за злоупотребление полномочиями государственными или частнопрактикующими нотариусами (ст. ст. 285 или 202 УК РФ). Данное заключение основывается на том соображении, что непосредственный объект указанных общественно опасных деяний, исходя из действующей редакции уголовного закона, «полнее» по содержанию аналогичного элемента состава преступления, предусмотренного ст. 183 УК РФ, и соотносится с ним как целое и его часть.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Конституция РФ. Принята на всенародном референдуме 12 дек. 1993 г. // Российская газета. 25 декабря 1993 г.
  2. Гражданский Кодекс РФ. Ч. 1 от 30 ноября 1994 г.// СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.
  3. Гражданский кодекс РФ. Ч. 2 от 26 января 1996 г.// СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410.
  4. Основы законодательства РФ о нотариате от 11 февраля 1993 г //Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. – 1993. — № 10. – Ст. 357.
  5. Уголовный кодекс РФ 1996 г. // СЗ РФ. 1996. № 25.
  6. Федеральный закон «Об участии в международном информационном обмене» Принят 4 июля 1996 г. № 85-ФЗ // СЗ РФ. 1996. № 28. Ст. 3347.
  7. Федеральный закон «Об информации, информатизации и защите информации» // Принят 20 февраля 1995 г. № 24-ФЗ // СЗ РФ. 1995. № 8. Ст. 609.
  8. Инструкция о порядке совершения нотариальных действий должностными лицами органов исполнительной власти // Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств РФ. – 1996. — № 6. – С. 3-15.
  9. Положение о Консульском учреждении Российской Федерации, утвержден Указом Президента РФ от 5 ноября 1998 г. // СЗ РФ. – 1998. — № 45. – Ст. 5509.
  10. Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. «О судебной практике по делам о злоупотреблении властью или служебным положением, превышении власти или служебных полномочий, халатности и должностном подлоге» // Бюллетень Верховного Суда СССР. – 1990. — № 3. – С. 17.
  11. Порядок прохождения стажировки лицами, претендующими на должность нотариуса: утвержд. Правлением Федеральной нотариальной палаты от 26 мая 2000 г. и Министерством юстиции РФ от 21 июня 2000 г. // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. – 2000. — № 28. – С. 115-117.
  12. Асанов Р. Ф. Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях: квалификация и ответственность: Дисс. … канд. юр. наук. – Н. Новгород, 1999.
  13. Аргунов В. Н. Каким быть нотариату в России? // Вестник Московского университета. Серия 11. Право. – 1994. — № 2.
  14. Горелик А. С., Шишко И. В., Хлупина Г. Н. Преступления в сфере экономической деятельности и против интересов службы в коммерческих и иных организациях. Красноярск, 1998.
  15. Гуев А. Н. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (для предпринимателей). – 2-е изд., доп. и перераб. – М.: КОНТРАКТ; ИНФРА·М, 2000.
  16. Егорова Н. А. Уголовно-правовые формы борьбы с коррупцией в новых экономических условиях: Дисс. … канд. юр. наук. Саратов, 1996.
  17. КНР. Конституция и законодательные акты. М., 1984.
  18. Ковалев Л. Нотариат и правоохранительные органы: аспекты деловых взаимоотношений // Нотариус. – 1998. — № 5/6. – С. 60-68.
  19. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. И. Л. Марогулова. – Изд. 2-е, перераб. и доп. – М.: Интел-Синтез, 2005.
  20. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. Н. Ф. Кузнецовой. – М.: ЗЕРЦАЛО, 2000.
  21. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Ю. И. Скуратова и В. М. Лебедева. – Изд. 3-е, перераб. и доп. – М.: НОРИА-ИНФРА·М, 2004
  22. Кудрявцев В. Н. Общая теория квалификации преступлений. – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Юристъ, 2001.
  23. Малеина М.Н. Защита личных неимущественных прав советских граждан. М., 1991.
  24. Масленников А. В. Уголовная ответственность за незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую или банковскую тайну: Автореф. дисс. … канд. юр. наук. Ставрополь, 1999
  25. Маркелова К. А. Банковская тайна: правовые аспекты: Дисс. … канд. юр. наук. Саратов, 2000
  26. Миньковский Г. М., Магомедов А. А., Ревин В. П. Уголовное право России. Общая и Особенная части: Учебник / Под общ. ред. В. П. Ревина. – М.: Брандес; Альянс, 2004.
  27. Мухамедшин И. Актуальные проблемы правовой защиты научно-технического потенциала России // Хозяйство и право, № 9, 1998.
  28. Новое Уголовное право России. Особенная часть: Учебное пособие. – М.: ЗЕРЦАЛО, 2003.
  29. Никулин О. В. Особенности предоставления нотариусами сведений в налоговый орган о стоимости имущества при наследовании или дарении // Аудиторские ведомости. – 2000. — № 5. – С. 27-30.
  30. Погосян Т. Ю. Уголовно-правовая ответственность частных нотариусов за злоупотребление своими полномочиями // Нотариус. – 1998. — № 5/6. – С. 59 – 62.
  31. Преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях: Комментарий законодательства и справочные материалы / Авт.-сост. В.С. Буров. – Ростов-на-Дону: Феникс, 1997.
  32. Репин В. С. Комментарий к Основам законодательства Российской Федерации о нотариате. – М.: ИНФРА·М-НОРМА, 2005.
  33. Розенберг В. Промысловая тайна: переп. с изд. 1910 года. СПб, 2000.
  34. Уголовное право. Особенная часть: Учебник / Отв. ред. И. Я. Козаченко, З. А. Незнамова, Г. П. Новоселов. – М.: НОРМА-ИНФРА·М, 2005.
  35. Уголовное право России. Часть Особенная: Учебник / Отв. ред. Л. Л. Кругликов. – М.: БЕК, 2005.
  36. Усманов У. А. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. – М.: Приор, 2005.
  37. Хышиктуев О. В. Нотариат: проблемы и перспективы // Закон и право. – 2001. — № 11. – С. 25.
  38. Шарафетдинов Н. Как сохранить нотариальную тайну // Закон. – 1998. — № 2. – С. 80 –81.
  39. Шершеневич Г.Ф. Курс торгового права в 4 томах. Переп. с и изд. 1908 – 1912 гг. . СПб., 2002.
  40. Черемных Г.  Г. О порядке предоставления нотариусами сведений налоговым органам // Нотариус. – 1999. — № 3. – С. 25
<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.98MB/0.00040 sec

WordPress: 23.34MB | MySQL:120 | 1,696sec