ГРАБЕЖ КАК ПРЕСТУПЛЕНИЕ ПРОТИВ СОБСТВЕННОСТИ, СВЯЗАННЫЕ С ХИЩЕНИЕМ: ПРИЗНАКИ, ФОРМЫ И ПРАВОВЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ

<

090314 0234 1 ГРАБЕЖ КАК ПРЕСТУПЛЕНИЕ ПРОТИВ СОБСТВЕННОСТИ,             СВЯЗАННЫЕ С ХИЩЕНИЕМ: ПРИЗНАКИ, ФОРМЫ И  ПРАВОВЫЕ                 ПОСЛЕДСТВИЯАктуальность темы работы определяется следующим. Охрана собственности от преступных посягательств является одной из задач Уголовного кодекса Российской Федерации, закрепленных в ст. 2 УК. Значение уголовно-правовой борьбы с преступлениями против собственности обусловлено, прежде всего, их криминологической характеристикой.

Значение данной группы преступлений видно также из расположения соответствующей главы в Уголовном кодексе Российской Федерации 1996 г. непосредственно вслед за разделом о преступлениях против личности. Согласно современному представлению о системе социальных ценностей, право собственности расценивается как важнейшее из социальных благ личности. Следовательно, посягательства на это благо являются, в широком смысле, также посягательствами на личность.

Общественная опасность хищений чужого имущества (основная группа преступлений против собственности) определяется еще и тем, что в своей массе они вносят дезорганизацию в экономическую жизнь страны, создают возможности для паразитического обогащения одних за счет других, оказывают негативное влияние на неустойчивых членов общества.

Таким образом, примыкая, с одной стороны, к преступлениям против личности, преступления против собственности, с другой стороны, примыкают к преступлениям в сфере экономической деятельности (глава 22 УК).

Объект исследования – правовая характеристика грабежа как преступления против собственности.

Предмет исследования – общая характеристика и квалифицирующие признаки грабежа как преступления против собственности и возможные правовые последствия данного вида преступления.

Цель работы – исследовать правовую природу грабежа как преступления против собственности в свете действующего Уголовного Кодекса.

Задачи исследования:

– дать общую характеристику грабежа как преступления против собственности;

– исследовать квалифицированные виды грабежа.

 

1.1. Грабеж: основные понятия

 

Самый быстрорастущий вид правонарушений в нашей стране — преступления против собственности. В 2003 году было совершено приблизительно 2 млн. 700 тыс. преступлений, почти половина из них была связана с различного рода нарушениями, касающимися прав собственности граждан. Собственность составляет экономическую основу существования любого общества, а неотчуждаемое право быть собственником является важнейшей гарантией осуществления прав и свобод личности. Охрана собственности от преступных посягательств является одной из задач Уголовного кодекса Российской Федерации, закрепленная в статье 2 УК РФ 1996 г.

В уголовном законодательстве ответственность за хищение чужого имущества дифференцируется в зависимости от того, каким способом совершается посягательство на отношения собственности. Изъятие имущества может быть тайным или открытым, насильственным или ненасильственным, совершенным путем обмана или злоупотребления доверием и так далее. Способ изъятия имущества как объективное обстоятельство, характеризующее хищение, существенно влияет на степень общественной опасности преступления и поэтому учитывается законодателем.1 Действующее уголовное законодательство различает шесть форм хищения: кражу, грабеж, разбой, мошенничество, присвоение и растрату вверенного имущества. Каждой из форм хищения присущи свои особенности, отличающие один состав хищения от другого.

Правильное установление форм хищения и разграничение смежных составов преступлений имеет большое теоретическое и практическое значение, поскольку этим обеспечивается выполнение важнейшей задачи правосудия — применение наказания в строгом соответствии с законом. В судебной практике нередко определенные затруднения вызывает отграничение грабежа от других, смежных с ним составов преступлений: кражи, разбоя, вымогательства.

Грабеж представляет собой открытое хищение чужого имущества. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» от 27 декабря 2002 г. № 29 дается разъяснение, что открытым является такое хищение, которое совершается в присутствии собственника или иного владельца имущества, либо на виду у посторонних, когда лицо, совершающее хищение, сознает, что присутствующие при этом лица понимают противоправный характер его действий, независимо от того, принимали ли они меры к пресечению его действий или нет. Таким образом, при грабеже виновный изымает чужое имущество на виду других лиц, но сознательно пренебрегает этим, проявляя изворотливость и дерзость.

По Уголовному кодексу РФ грабёж – это «есть открытое хищение чужого имущества» (ст. 161 ГК), совершенное без насилия, либо соединенное с насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего. Открытым считается такое похищение, которое совершается в присутствии потерпевшего или лиц, в ведении или под охраной которых находится имущество, либо в присутствии посторонних, когда лицо, совершающее хищение осознает, что присутствующие понимают характер его действий, но игнорирует данное обстоятельство. При этом вопрос об открытом характере хищения имущества решается на основании субъективного критерия, т.е. исходя из субъективного восприятия обстановки потерпевшими и виновным. В соответствии с разъяснением Верховного Суда СССР, данным в 1986 г., «похищение является открытым (грабежом), если виновный сознавал, что совершает его в присутствии потерпевших или других лиц и что они понимают характер его действий. Типичным грабежом является «рывок», т.е. внезапный захват имущества путем срывания головного убора, выхватывания из рук портфеля, сумки и т.д. Преступник при этом рассчитывает на неожиданность своих действий для потерпевшего и окружающих, на их запоздалую реакцию, растерянность, испуг. Он не скрывает своего намерения завладеть чужим имуществом, его действия носят более дерзкий, вызывающий характер, чем при краже.

Особенность, лежащая в основе выделения грабежа в самостоятельный состав преступления, состоит в открытом способе изъятия имущества.

В уголовно-правовой литературе существует несколько точек зрения по поводу критериев, которые необходимо положить в основу разграничения тайного и открытого хищения чужого имущества. Одни авторы придают решающее значение субъективному представлению виновного.

Так, М.М. Исаев писал: «…тайное похищение есть похищение, совершаемое по убеждению преступника, незаметно для потерпевшего»1.

Другие криминалисты при решении данного вопроса исходили из того, осознают или нет факт похищения потерпевший или третьи лица. Кроме того, в юридической литературе было также высказано мнение о том, что при разграничении тайного и открытого похищения необходимо сочетать субъективный критерий с объективным.

Например, Э.Я. Немировский писал: «Как показатель большей дерзости похитителя важно не присутствие владельца само по себе, а то, что похищение совершается на глазах у владельца или других лиц, знающих о принадлежности ему вещи, и то, что похищаемый сознает это; похищение должно быть открытым и объективно и субъективно…»2. Единственно правильной, по мнению В.В. Ераксина, является лишь первая точка зрения, в соответствии с которой, при разграничении двух смежных составов преступлений — кражи и грабежа — решающим моментом должно быть субъективное представление виновного о том, совершает ли он похищение чужого имущества тайно или открыто.

В тех случаях, когда виновный полагает, что он совершает хищение тайно, т.е. незаметно для потерпевшего или третьих лиц (не соучастников преступника), хотя на самом деле факт хищения осознается потерпевшим или третьими лицами, совершенное деяние надлежит рассматривать как кражу. Если же виновный считает, что оно совершает хищение явно открытое для потерпевшего или третьих лиц, хотя в действительности они не осознают этого, совершенное виновным следует расценивать как грабеж3.

Грабеж относится к числу многообъектных преступлений, где в качестве факультативного объекта выступает здоровье личности.

По сложившейся правовой традиции грабежом считается изъятие имущества не только в присутствии собственника, владельца или лица, ведающего имуществом, но и в присутствии посторонних. К числу посторонних не относятся соучастники грабителя, присутствующие на месте преступления, а также его близкие (родственники, приятели), со стороны которых виновный не ожидает какого-либо противодействия.

Если лица, присутствующие при изъятии имущества, не сознают его противоправного характера и виновный на это рассчитывает, содеянное является не грабежом, а кражей.

Для привлечения лица к уголовной ответственности и признании его виновным, необходимо установить, что в совершенных им действиях имеется состав определённого преступления, который по российскому уголовному праву является единственным основанием уголовной ответственности.

Каждый состав преступления содержит в себе характеристику: объекта преступления, объективной стороны преступления, субъекта преступления и субъективной стороны преступления.

Оставаясь ненасильственным преступлением, простой грабеж (ч. 1 ст. 161 УК) представляет собой как бы ступень к насилию, чем определяется его повышенная опасность.

Рассмотрение этих вопросов применительно к составу грабежа и позволит дать определение понятия данного преступления.

 

1.2. Объект и предмет грабежа

 

Грабёж является преступлением, которое может посягать на два разнородных объекта. С одной стороны, непосредственным объектом грабежа является чужая собственность. Второй объект грабежа присутствует, если грабёж совершается с насилием над личностью. При совершении грабежа с насилием (ч. 2 ст. 161 УК РФ), объектом преступления является не только собственность, но и личность (телесная неприкосновенность, свобода личности).

Насилие при грабеже, является средством завладения чужим имуществом.

Именно в силу самого насильственного способа завладения чужим имуществом, грабёж с насилием представляет повышенную общественную опасность по сравнению с грабежом без насилия, что и учитывается законодателем, который рассматривает грабёж, соединенный с насилием, как хищение, совершенное при отягчающих обстоятельствах.

Однако, главным, основным при совершении грабежа с насилием является не само насилие, а стремление виновного с помощью насилия завладеть чужим имуществом. Поэтому законодатель, исходя из их окончательной цели этого преступления – завладения чужим имуществом, определил ответственность за грабёж в главе уголовного кодекса — преступление против собственности.

Таким образом, непосредственным объектом грабежа может быть чужая собственность, а при совершении грабежа с насилием непосредственным объектом этого преступления является помимо собственности ещё и личность (телесная неприкосновенность, свобода личности).

Гражданский кодекс РФ в статьях 213, 214, 215 выделяет следующие формы собственности:

1) собственность граждан и юридических (кроме государственных и муниципальных предприятий и учреждений, финансируемых собственником);

2) государственную собственность (федеральную собственность и собственность субъектов РФ);

3) муниципальную собственность.

Все формы собственности с точки зрения их юридической защиты являются равноценными и подлежат одинаковой охране нормами уголовного законодательства. Это принципиально важное для уголовного права положение опирается не только на нормы ГК РФ, но и на прямое указание ч. 2 ст. 8 Конституции РФ: «В Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности».

Исходным моментом при рассмотрении хищения является его предмет, т.е. имущество. В отличие от объекта, которым являются отношения собственности, предмет хищения всегда материален, так как служит частью материального мира. Не могут быть предметом хищения достижения человеческого разума (идея, взгляды), лишенные признака вещи. Ввиду отсутствия вещного признака не может быть предметом хищения электрической или тепловой энергии.

Предметом хищения могут быть любые вещи материального мира, создание которых вложен труд человека и которые обладают материальной и духовной ценностью. Выражением ценности является стоимость вещи, ее денежная оценка.

Предметом хищения могут быть деньги, ценные бумаги, имеющие нарицательную стоимость, по которой они реализуются, а также документы, выполняющие роль денежного эквивалента либо являющиеся эквивалентом материальных ценностей (например, почтовые марки, транспортные билеты).

Противоправное завладение документами, которые не обладают конкретной стоимостью, а заключают в себе лишь право на получение имущества (квитанции на багаж, товарные чеки, жетоны, номерки и т.п.), квалифицируются как приготовление к хищению.

Не могут быть предметом хищения природные богатства в их естественном состоянии. Вместе с тем завладение лесопродукцией на лесоучастках, рыбой, дикими животными и птицей, выращиваемыми в специальных водоемах, питомниках и вольерах, образуют хищение.

Не может рассматриваться предметом хищения имущество, представляющее собой находку или клад, а равно имущество, вышедшее из ведения собственника или иного владельца в силу каких-либо случайных обстоятельств. Однако завладение имуществом, похищенным другим лицом (хищение краденого), образуют хищение. Хищение будет в случае завладения вещью, которая была забыта собственником в известном ему месте (в купе вагона, в здании учреждения), если виновный осознавал, что собственник вернется за этой вещью.

Предметом хищения может быть и имущество, изъятое из гражданского оборота. Однако если владение этим имуществом представляет угрозу общественной безопасности или здоровью населения (оружие, яды, наркотические средства, радиоактивные вещества), то содеянное квалифицируется не как преступление против собственности, а по соответствующим статьям гл. 24 или 25 УК.

 

1.3. Объективная сторона грабежа

 

Грабеж признается оконченным с момента завладения чужим имуществом и получения преступником реальной возможности распоряжаться им как своим собственным. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27.12.2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» пояснил, что грабеж как и кража признается оконченным с момента завладения чужим имуществом и получения реальной возможности распоряжаться этим имуществом как своим собственным1. Если виновному не удалось завладеть имуществом или оно у него отобрано до завершения изъятия (непосредственно на месте преступления, во время борьбы за удержание похищаемой вещи, во время бегства с места преступления), то содеянное квалифицируется как покушение на грабеж.

Грабеж, как форма хищения, отвечает всем объективным и субъективным признакам хищения. В частности, для квалификации содеянного как грабежа необходимо установить наличие прямого умысла на обращение чужого имущества в свою пользу и корыстной цели. Захват или отобрание чужого имущества с целью его уничтожения либо временного использования, из хулиганских побуждений либо в силу действительного или предполагаемого права на это имущество не образуют состава грабежа, но могут квалифицироваться, в зависимости от обстоятельств дела, по другим статьям Уголовного кодекса, устанавливающим ответственность за хулиганство, самоуправство, уничтожение имущества и др.

Объективная сторона грабежа характеризуется активными действиями, состоящими в открытом ненасильственном завладении чужим имуществом.

Объективная сторона преступления, как известно, слагается из общественно опасного действия или бездействия, преступного результата, причинной связи между ними, а также из ряда обстоятельств, характеризующих действие или бездействие преступника (способ, место, время и обстановка совершения преступления).

Характерной особенностью объективной стороны состава грабежа является способ его совершения. Объективная сторона грабежа есть внешнее выражение, объективное воплощение осознанного субъектом намерение открыто изъять и захватить чужое имущество с целью обращения с ним, как со своим собственным.

Являясь одной из форм преступного поведения, грабительское действие представляет собой противоправный акт, сущность которого состоит в открытом физическом воздействии на предметы внешней действительности (чужое имущество, деньги), заключающимся в их перемещении, изъятии. Если же речь идет о насильственном грабеже, то воздействию на предметы внешней действительности предшествует (сопровождает его или осуществляется с целью удержания захваченных предметов) действие, суть которого состоит в физическом или психическом воздействии на личность человека (потерпевшего). Оно может выражаться в форме угрожающих слов, жестов, телодвижений (например, при угрозе), толчков, ударов, лишение свободы потерпевшего и т.д.

Конкретно грабеж, как форма хищения имущества с объективной стороны, выражается в действиях, представляющих собой открытое ненасильственное или соединенное с насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего, похищение имущества (ст. 161 УК РФ).

Относительно высокая общественная опасность грабежа определяется в первую очередь содержанием и характером противоправных действий виновного, способом совершения посягательства на отношение собственности. Совершая открытое похищение, захватывая противоправным путем имущество, заведомо на глазах лиц, ведающих этим имуществом, охраняющих его или владеющих им, либо в присутствии посторонних лиц, сознающих преступный характер действий виновного и способных воспрепятствовать ему, грабитель тем самым проявляет особую дерзость, вызывающее демонстративное пренебрежение не только к потерпевшему и очевидцам, но и к установленному в обществе правопорядку.

Открытое похищение, даже ненасильственное, таит в себе потенциальную опасность применение насилия к потерпевшему или очевидцам, в которых грабитель может видеть помеху завладению имуществом. Открыто, но без применения физического или психологического насилия, изымая имущество, грабитель, в отличие от вора, полагается не на отсутствие очевидцев или ловкость рук, а на иные обстоятельства – внезапность, дерзость своих действий, растерянность и замешательство потерпевшего и его опасение подвергнуться вероятному насилию.

Наибольшую опасность представляет грабеж насильственный, т.е. такое открытое похищение, при совершении которого виновный в качестве средства изъятия и завладения имуществом использует насилие, не опасное для жизни или здоровья потерпевшего, или угрожает применить такое насилие.

Обстановка совершения преступления, т.е. совокупность условий, которые создали реальную возможность совершения грабежа. Одним из таких условий является поведение потерпевшего. Совершение грабежа во многих случаях облегчалось или даже обуславливалось тем, что потерпевшие находились в состоянии опьянения. Пьяное состояние потерпевших не только облегчало совершение грабежа, но и ряде случаев провоцировало на совершение преступлений.

Объективная сторона грабежа включает в себя следующие основные элементы: похищение имущества, совершенного открыто без насилия, или открыто с насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего; общественно опасные последствия и причинную связь между действиями виновного и этими последствиями.

Похищение составляет основное содержание грабежа. Его сущность состоит в противоправном изъятии (захвате) имущества из чужого владения с целью незаконного присвоения и обращения его в своё обладание с корыстной целью. Один из конститутивных признаков похищения состоит в противоправном перемещении вещи из владения потерпевшего в незаконное обладание похитителя. Поэтому не может быть и речи о похищении там, где нет противоправного нарушения чужого владения имущества.

Следовательно, для установления признаков похищения существенное, если не сказать решающее значение имеет выяснение тех оснований, которые обусловили фактическое обладание имущества лицом, подозреваемым в грабеже: захватил ли он его противоправно или же получил в своё владение с ведома законного владельца и приобрёл право владения им. Самостоятельное распоряжение хотя и чужим имуществом, но находящимся в правомерном владении, не образует признаков похищения, поскольку не сопровождается нарушением чужого владения. Такие действия могут составить лишь присвоение или растрату имущества, но не грабёж.

От правомерного владения следует отличать простое держание чужой вещи, состоящее в чисто, так сказать физическом временном обладании ею, не связанное с какими бы то не было правомочиями в отношении находящейся у лица вещи. Поэтому присвоение такого имущества, его захват есть нарушение чужого владения, а следовательно – похищение.

Общественная опасность грабежа, как и других корыстных преступлений против собственности, в значительной мере определяется характером преступных последствий этих деяний, состоящих в том, что в результате их совершения, государственная или общественная организация либо гражданин утрачивают возможность владеть, пользоваться и распоряжаться похищенным имуществом.

Следовательно, непосредственным последствием грабежа является материальный ущерб, а вместе с тем и неправомерное обогащение грабителя за счёт присвоения похищенного.

Материальный ущерб, причиняемый грабежом, – это всегда реальный имущественный ущерб, выражающийся в уменьшении наличного имущества.

Особенностью грабежа является то, что он относится к числу преступлений с материальным составом, считающихся оконченными при условии причинения реального ущерба объекту посягательства. Такой реальный ущерб имущественным интересам потерпевшего причиняется прежде всего тем, что он лишается фактической, реальной возможности использовать принадлежащее ему имущество, распоряжаться им в соответствии с его целевым назначением.

При анализе объективной стороны грабежа необходимо установление причинной связи между действием и наступившим преступным результатом.

Действие, послужившее причиной наступления последствий, должно быть объективно опасным для объекта посягательства – отношений собственности (а при насильственном грабеже и для личности потерпевшего) в момент его совершения. Причинную связь между действиями и последствиями при грабеже принято именовать прямой (или непосредственной связью).

В связи со сказанным о последствиях грабежа и причинной связи возникает необходимость в рассмотрение вопроса о моменте окончания грабежа.

<

Грабеж должен признаваться оконченным преступлением при стечении двух признаков: во-первых, факта изъятия имущества из чужого владения и, во-вторых, перехода его в неправомерное обладание виновного, т.е. при условии, когда законный владелец неправомерно замещен владельцем, незаконным грабителем. Грабеж следует считать оконченным при условии, когда чужое имущество не только открыто изъято из владения потерпевшего, но и перешло в фактическое обладание похитителя (объективный показатель), полагающего свои действия завершенными и получившего основание считать себя владельцем похищенного (субъективный показатель).

В соответствии с п. 14 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 5 сентября 1986 г. «О судебной практике по делам о преступлениях против личной собственности» грабеж считается оконченным, если имущество изъято и виновный имеет реальную возможность пользоваться или распоряжаться им по своему усмотрению.

Похищение предполагает такое безвозмездное изъятие имущества, которое направленно на то, чтобы присвоить похищенное и на этом основании распорядиться им как своим собственным. Поэтому нет похищения в тех случаях, когда вещь изымается хотя и против воли и согласия собственника либо лица владеющего имуществом или охраняющим его, но без цели присвоения, а например, для временного использования, в шутку, из мести, в силу крайней необходимости, для использования изъятой вещи в интересах самого собственника или его близких лиц либо для сохранения.

От хищения необходимо также отличать различного рода самоуправные действия в отношение имущества. Открытое (даже насильственное) изъятие из того или иного лица имущества, совершенное, например, в счёт погашения невозвращенного долга, в возмещение стоимости похищенных ранее вещей и т.п., образуют не похищение, а самоуправство или гражданско-правовой деликт. Если при таком изъятии к потерпевшему было применено насилие действия виновного должны по совокупности квалифицироваться как соответствующее преступление против личности, если данный способ насилия уголовно наказуем.

 

1.4. Субъективная сторона грабежа

 

Грабёж является таким преступлением, при совершении которого вина преступника выражается только в форме прямого умысла и корыстной цели. Л. Д. Гаухман и В. А. Павшковский отмечают в своей книге1 что: «Умыслом совершающего насильственный грабеж охватывается еще и применение насилия, не опасного для жизни или здоровья потерпевшего, либо угрозы таковым и использования насилия или угрозы в качестве средства похищения имущества или удержания уже похищенного имущества».

Руководствуясь корыстным мотивом, он преследует цель незаконного извлечения наживы за счет чужого имущества. Совершая грабёж, виновный осознаёт общественно опасный характер своих действий, направленных на открытое похищение чужого имущества, на которое он не имеет законного права, предвидит общественно опасные последствия этих действий и желает наступления ущерба для собственника или иного владельца имущества. В этом проявляется единство сознания и воли виновного, являющееся необходимым условием наличия субъективной стороны грабежа.

Умысел при грабеже включает в себе сознание того, что похищаемое имущество принадлежит на праве собственности государству, организациям или гражданам. Волевой элемент умысла виновного при грабеже, заключающееся в желании завладеть чужим имуществом, определяет и цель его действий. Лицо, совершающее открытое похищение чужого имущества, всегда преследует корыстную цель-извлечение имущественной, материальной выгоды для себя лично или для других лиц (знакомых, родственников и т. д.).

Корысть, как стремление к извлечению материальной выгоды, является обязательным признаком любого хищения, в том числе и грабежа. Корысть по определению русского толкового словаря – это стремление к личной выгоде, наживе, жадность2. Корысть иметься там, где грабитель стремиться нажиться сам, так и там, где он преследует цель дать нажиться другому, поскольку в обоих случаях обогащение происходит за счет незаконно изымаемого чужого имущества, за счет других граждан, чем нарушает принцип распределения материальных благ в обществе3. Поэтому в тех случаях, когда виновный открыто стремится изъять или изымает чужое имущество, не преследуя при этом корыстной цели, а совершает это, например, из озорства, из хулиганских побуждений, в его действиях нет состава грабежа.

Судебная практика свидетельствует, что не только хулиганские, но и другие преступные действия, например, изнасилование, нередко сопровождаются открытым изъятием чужого имущества. В этих случаях особенно важно установить, с какой целью виновный стремится изъять чужое имущество. Если он это делает для того, чтобы завладеть имуществом с целью обогатиться или таким путем извлечь какую-либо материальную выгоду для других лиц, тогда его действия следует квалифицировать как совокупность грабежа и другого совершенного им преступления. В тех случаях, когда виновный, изымая чужое имущество и завладевая им, не преследует при этом корыстные цели, а лишь с помощью этого стремится добиться какого-либо другого результата, тогда его действия не могут рассматриваться как грабеж.

С субъективной стороны грабеж, как преступление, представляющее собой одну из форм хищения имущества, всегда предполагает наличие у виновного прямого умысла, направленного на преступное завладение чужим имуществом с корыстной целью.

Если же виновный ставит своей целью открыто завладеть имуществом, которое, по его мнению, является его собственным, то содеянное им нельзя рассматривать как грабеж.

Также не будет состава грабежа, когда виновный открыто изымает чужое имущество с целью лишь временно воспользоваться им либо с целью, например, его уничтожения или повреждения. В последнем случае имеет место другое преступление – умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества (ст. 167 УК РФ).

Помимо цели совершения преступления закон требует также установления конкретных мотивов каждого преступления. Установление цели и мотива преступления имеет важное значение для выявления причин и условий, способствующих совершению преступления и для разработки конкретных мер по их устранению.

Мотивы к совершению преступления, в частности, грабежа, складываются как результат преломления в сознании человека социальной структуры его личности. Именно поэтому принятию решения совершить преступление (возникновение умысла) предшествует внутренний процесс, именуемый в психологии борьбой мотивов, когда действующее лицо взвешивает «за» и «против», оценивает свое поведение его результаты и избирает способ и средства достижения поставленной цели.

Сформировавшийся в сознании лица корыстный мотив вызывает и постановку соответствующих целей. Если корыстный мотив — побуждение к действию, то целью совершения этих действий является удовлетворение возникшего побуждения путем открытого изъятия и завладения чужим имуществом для использования его в своих личных интересах, для распоряжения им как своим собственным.

Если корыстную цель определить только как цель присвоения имущества, то такое определение недостаточно четко выявит направленность корыстных имущественных преступлений. Присвоение — не самоцель действий виновного: посредством открытого изъятия и присвоения чужого имущества он стремится к удовлетворению тех или иных материальных потребностей путём распоряжения, как своими собственными, незаконно и именно с этой целью присвоенными им ценностями. Цель виновного, в конечном итоге, увеличить своё имущество за счёт присвоения чужого, доставить себе или по своему желанию-другому лицу материальную выгоду, наживу.

Поскольку корыстная цель может не совпадать с реально наступившим преступным результатом, можно сделать вывод, что если виновному не удалось фактически распорядиться похищенным имуществом по своему усмотрению, т.е. достичь желаемого результата, это обстоятельство не меняет его правовой оценки.

Сознание и воля человека образуют неразрывное единство, и отсутствие одного из этих компонентов нормального психического процесса исключает, как устанавливает психология и уголовное право, вину и вменяемость лица, а вместе с тем и уголовную ответственность его за любые поступки. Единство сознания и воли, таким образом, необходимые условия возникновения, существования и реализации умысла на совершение грабежа.

Теория уголовного права, кроме генерального деления умысла на основные его виды – прямой и косвенный, – устанавливает момент его возникновения в сознании виновного и длительности промежутка времени, истекшего между его формированием и реализацией в преступном акте

Внезапно возникающий умысел характерен для подавляющего большинства изученных грабежей. Такие выявленные криминологами признаки, как отсутствие договоренности о совершении преступления и распределения ролей при впервые совершаемом групповом преступлении; незамаскированность действий, непосредственно предшествующих преступлению, а также и самого преступления; совершения преступления в неподходящих условиях; изъятие малоценных предметов дают основание отнести значительную часть грабежей группе непредумышленных.

Чем выше степень предумышленности грабежа, тем, как правило, больший материальный вред причиняется этим преступлением и тем выше его общественная опасность.

 

1.5 Субъект грабежа

 

Юридические признаки субъекта преступления – достижение им установленного законом возраста и вменяемость связаны, в свою очередь, со всеми другими элементами состава преступления.

В соответствии с действующим законодательством субъектом грабежа может быть только физическое, вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения преступления 14-летнего возраста.

Именно своими общественно опасными действиями (объективная сторона) субъект, действуя виновно, при наличии определенных мотивов и целей (субъективная сторона) причиняет ущерб объекту уголовно-правовой охраны. Следовательно, состав грабежа (основание уголовной ответственности) имеется лишь там, где при наличии всех его других элементов есть виновное физическое лицо, которое достигло требуемого законом возраста и является вменяемым.

Несовершеннолетние, не достигшие 14 лет, ни при каких обстоятельствах не могут нести уголовную ответственность за грабёж, ибо они ещё далеко не всегда и не в полной степени способны понимать общественную значимость своих поступков, критически оценивать собственное поведение, а следовательно, и держать за него ответ перед обществом.

Устанавливая пониженный возраст уголовной ответственности лиц, совершивших грабёж, законодатель руководствовался прежде всего теми соображениями, что преступная сущность грабительских действий вполне доступна пониманию подростков к 14 годам, достаточно хорошо разбирающихся в понятиях дозволенного и запрещенного. Всякий подросток с нормальным умственным и нравственным развитием отлично понимает, что открыто похитить чужую вещь, а тем более отнять её силой у кого-либо — значит совершить преступление. Примерно 31,2% грабежей совершается лицами в возрасте 14 – 17 лет.

Разумеется, далеко не всякое открытое похищение, совершенное подростком, непременно должно влечь уголовную ответственность. Уголовное право исходит из принципа, что органы правосудия должны применять к несовершеннолетним правонарушителям меры уголовного наказания лишь в действительно необходимых случаях, т.е. когда совершено тяжкое преступление или когда применение только воспитательных мер заведомо не достигнет цели и не окажет на подростка воспитательного и предупредительного воздействия. Поведение человека, все его действия, в том числе и общественно опасные, определяются и контролируются сознанием, направляются его волей. Невозможно рассуждать о морали и праве, не касаясь вопроса о так называемой свободе воли, о вменяемости человека, об отношении между необходимостью и свободой. Поэтому лицо, находящееся в момент совершения открытого похищения в состоянии невменяемости и поэтому не отдававшее отчета в своих действиях или не руководившее их совершение, не может рассматриваться в качестве субъекта преступления и не подлежит уголовной ответственности и наказанию.

Такое лицо не может выступать субъектом преступления, и содеянное, хотя объективно и опасно для общества, не является преступлением, так как не содержит субъективных предпосылок уголовной ответственности.

Не могут признаваться невменяемыми лица, совершившие грабеж в состоянии алкогольного или наркотического опьянения (ст. 23 УК РФ), если последнее, разумеется, не было патологическим.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. КВАЛИФИЦИРОВАННЫЕ ВИДЫ ГРАБЕЖА

 

В зависимости от степени общественной опасности УК РФ различает следующие виды грабежа:

– грабеж без отягчающих обстоятельств (ч. 1, ст. 161 УК РФ);

– грабеж, совершенный при отягчающих обстоятельствах (ч. 2, ст. 161);

– грабеж, совершенный при особо отягчающих обстоятельствах (ч. 2, ст. 161).

В соответствии со ст. 15 УК только простая кража относится к преступлениям средней тяжести, а два других ее вида — к категории тяжких преступлений.К квалифицированному виду грабежа, предусмотренному ч. 2 ст. 161, относится грабеж, совершенный группой лиц по предварительному сговору с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище; с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия; с причинением значительного ущерба гражданину.

К грабежу при особо отягчающих обстоятельствах относится грабеж, совершенный организованной группой либо в крупном размере.

Сопоставляя ч. 1 ст. 161, ч. 2 и ч. 3, ст. 161 УК РФ, можно сделать вывод, что грабеж без отягчающих обстоятельств будет тогда, когда он совершается без насилия, одним лицом, и притом впервые, либо же несколькими лицами, но без предварительного сговора, а также если он не причиняет значительного ущерба потерпевшему или совершается не в крупном размере.

Точная квалификация любого преступного деяния, в том числе и грабежа, во многом зависит от правильного понимания тех квалифицирующих обстоятельств, которые отличают один вид от другого, в связи с чем необходимо отдельно рассмотреть каждое из этих обстоятельств. Поскольку квалифицирующие обстоятельства при грабеже могут характеризовать как объективную, так и субъективную стороны данного преступления, а также личность виновного, рассмотрение их в дальнейшем будет проводится в том порядке, как они указаны в ст. 161 УК РФ.

 

 

 

2.1. Грабёж, совершенный группой лиц, по предварительному сговору (п. «а» ч.2 ст.161 УК)

 

Совершение грабежа по предварительному сговору группой лиц уже само по себе повышает общественную опасность преступления по сравнению с совершением грабежа одним лицом. Это выражается в том, что предварительный сговор усиливает    решимость участников группы на совершение преступления, создает большие возможности как для его осуществления, так и для его сокрытия вследствие согласованности действий и помощи виновных друг другу.

Кроме того, совершение грабежа по предварительному сговору группой лиц позволяет преступникам причинить более значительный ущерб собственности, помогает им быстрее преодолеть могущее возникнуть или возникшее сопротивление потерпевшего. Не случайно поэтому многие из совершаемых грабежей являются групповыми.

При этом предварительным считается сговор, состоявшийся до начала хищения, во время приготовления к нему или непосредственно перед покушением. Подобная, изложенная законодателями, трактовка группового грабежа расходится с мнением отдельных отечественных правоведов, которые полагают, что хищение должно признаваться групповым только в тех случаях, когда функции по его исполнению заранее распределены между его участниками: кто-то играет роль исполнителя, кто-то пособника и т.д. В законе же речь идет не о соучастии в предварительном сговоре, а о совершении деяния группой лиц, действующих по предварительному сговору — то есть о непосредственном участии в грабеже не одного лица, а нескольких, что существенно повышает опасность деяния и служит объективным основанием для усиления ответственности всех непосредственных участников грабежа.

Совершение преступления по предварительному сговору группой лиц является одной из форм соучастия. В связи с этим уяснение понятия группы с предварительным сговором имеет большое теоретическое и практическое значение, т.к. оно позволяет отграничить эту форму соучастия от других форм соучастия и правильно квалифицировать случаи грабежа, совершенного несколькими людьми.

Поэтому когда речь идет об организованности участников такой группы, достигнутой ими в процессе предварительного сговора, то имеется в виду не только обычная предварительная договоренность нескольких лиц о совершении преступления, но и то, что ими заранее совместно разработан, хотя бы в общих чертах, план совершения преступления, в соответствии с которым обуславливается время, место, способ его совершения, распределение ролей.

Каждый из участников такой группы не обязательно во всех подробностях должен знать о деятельности других участников, но все они осведомлены об общем плане совершения преступления и оказывают активное содействие его выполнению или сокрытию уже совершенного преступления.

Организованная группа представляет собой особую форму соучастия, занимающую самостоятельное место в системе других форм соучастия. Уяснение основных признаков различных форм соучастия помогают понять особенности одного из квалифицирующих обстоятельств грабежа, каковым является совершение «его» по предварительному сговору группой лиц. Законодатель, устанавливая повышенную ответственность за этот вид грабежа, указывает прежде всего на такой обязательный признак сговора, как его предварительность. Грабеж этого вида будет налицо в тех случаях, если сговор состоялся до начала совершения грабежа.

Пленум Верховного Суда СССР в Постановлении от 11 июля 1972 года (с изменениями, внесенными постановлением Пленума №13 от 21 сентября 1977 года, №6 от 27 ноября 1981 года и №7 от 26 апреля 1984 г.) в п. 12 « О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества» разъяснил, что « под хищением, совершенным по предварительному сговору группой лиц, следует понимать такое хищение, в котором участвовали двое или более лиц, заранее договорившихся о совместном его совершении».

Как показывает изучение судебной практики, наиболее часто в таких случаях все соучастники принимают непосредственное участие в выполнении состава преступления, т.к. являются соисполнителями.
При насильственном грабеже исполнителем преступления является не только тот, кто применяет к потерпевшему насилие, но и тот, кто в той или иной форме принимает участие в действиях, направленных на завладение чужим имуществом (например, даёт понять потерпевшему, что сопротивление бесполезно, обыскивать потерпевшего и т. д.)

Поскольку соучастие всегда предполагает умысел всех участников преступления и их совместные действия, направленные на достижение определенного преступного результата, то при эксцессе исполнителя соучастники отвечают только за те преступления, на совершение которых они давали своё согласие и которые охватывались их предвидение.

 

2.2 Грабеж, совершенный с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище (п. «в» ч.2 ст.161 УК РФ)

 

Грабеж, совершенный с незаконным проникновением в жилище, помещение либо иное хранилище следует квалифицировать по п. «в» ч. 2 ст. 161 УК РФ. Прежде всего нужно дать определение самих терминов «жилище», «помещение», «хранилище» и «проникновение».

Жилище – это строение, предназначенное для постоянного или временного проживания людей, а также те его составные части, которые используются для отдыха, хранения имущества или для удовлетворения иных потребностей человека (балконы, застекленные веранды, кладовки и т. п.).

Под помещением понимается постоянное или временное стационарное или передвижное сооружение, предназначенное для размещения людей или материальных ценностей. Это может быть завод, цех, корабль, сберегательная касса, музей, почтовое отделение, магазин и др.

Иное хранилище – это отведенные для постоянного или временного хранения материальных ценностей участки территории, обеспеченных охраной. Сюда же относятся передвижные автолавки, рефрижераторы, контейнеры, сейфы и тому подобное хранилище.

Не следует относить к хранилищу сооружения, не создающие преграды свободному доступу к находящемуся там имуществу (открытая платформа или баржа, открытый ток и т.п.). Поэтому по этому признаку не может квалифицироваться грабеж из кабин и салонов автомашин, комбайнов, тракторов, находящихся на неохраняемых платформах. Если же к открытой платформе, барже, току приставлена охрана, то они охватываются понятием хранилище.

Хранилища следует отличать от емкостей, вместилищ и упаковок вещей, необходимых для их хранения или перевозки (бидоны, бочки, ящики, чемоданы и т.п.). Вскрытие таких емкостей и изъятие находящегося в них имущества не образуют данного квалифицирующего признака.

Проникновение – это незаконное вторжение в жилище, помещение или хранилище с целью изъятия чужого имущества. Оно предполагает незаконный доступ к имуществу, недозволенное вхождение в жилище, помещение или хранилище, вопреки воли лица, охраняющего его.

Цель изъятия чужого имущества должна предшествовать проникновению в жилище, помещение или хранилище. Нельзя усматривать этот признак, если умысел на грабеж возник после того, как лицо оказалось в чужом жилище, помещении или хранилище по иному поводу.

Не может рассматриваться как проникновение, если грабеж совершен лицом, имеющим доступ в жилище, помещение или хранилище в силу своего служебного положения, либо в силу выполняемой работы, а равно лицом, имеющим одноразовый доступ в указанное помещение.

Проникновение в жилище, помещение или иное хранилище может быть совершено одним или несколькими лицами. Ответственность двух или более лиц по этому признаку наступает не только тогда, когда они все вместе проникли в помещение, но и в случаях, если туда проникло одно лицо, а другое содействовало проникновению либо приняло участие в изъятии имущества из помещения.

В тех случаях, когда проникновение сопровождалось взломом запирающих устройств, порчей стен, сейфов и т.п., содеянное должно дополнительно квалифицироваться как уничтожение или повреждение имущества по ст. 167 УК РФ.

 

 

 

2.3. Грабеж, совершенный с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (п. «г» ч. 2 ст. 161 УК)

 

Одним из отягчающих обстоятельств закон считает применение при грабеже насилия, не опасного для жизни и здоровья потерпевшего либо с угрозой применения такого насилия. Под насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего, принято понимать действия, которые не создали угрозу для жизни и не причинили реального вреда здоровью потерпевшего, не вызвали стойкую, хотя бы и кратковременную, утрату трудоспособности, но были сопряжены с причинением физической боли с нанесением побоев или с ограничением свободы потерпевшего.1

В соответствии с законом и правилами судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью насилие, не опасное для жизни и здоровья потерпевшего, включает в себя нанесение потерпевшему побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий в виде кратковременного расстройства здоровью или незначительной стойкой утраты общей трудоспособности. К ним могут быть отнесены: повреждения в виде небольших ран, кровоподтеков, ссадин и т.д., а также побои, т.е. множественные удары и иные насильственные действия, которые могут и не оставлять после себя видимых повреждений в виде кровоподтеков или ссадин и т.д., но связаны с причинением потерпевшему физической боли; либо же такие действия, которые выражаются в лишении или ограничении свободы потерпевшего при отсутствии опасности для его здоровья, например, связывание потерпевшего с тем, чтобы он не мог оказать сопротивление преступнику, вталкивание потерпевшего в какое-либо помещение, вывертывание рук, затыкание ему рта тряпкой или каким-либо другим предметом, чтобы лишить его возможности позвать на помощь.

В целом можно сказать, что выделяя насильственный грабеж в качестве квалифицированного состава преступления, законодатель исходит из повышенной общественной опасности действий виновного, который для завладения чужим имуществом избирает способ, выражающийся в посягательстве на личность. Факт применения насилия меняет юридическую сущность грабежа. В подобных обстоятельствах преступление становится двухобъектным: вред причиняется (или создается угроза причинения вреда) не только отношениям собственности, но и здоровью граждан или их личной свободе.1

Физическое насилие при грабеже всегда используется для того, чтобы лишить потерпевшего способности, возможности или желания сопротивляться завладению его имуществом.

Поэтому в случаях, когда такое лишение не было связано с насилием над личностью потерпевшего, хотя оно производилось для облегчения похищения имущества и потерпевший сознавал это, действие виновного надлежит рассматривать как ненасильственный грабеж.

Наступившее в результате применения физического насилия при грабеже последствия, поскольку они являются не опасными для здоровья и жизни, всегда остаются в рамках состава грабежа.

Следовательно, при причинении потерпевшему в результате грабежа, например, физической боли не требуется дополнительной квалификации действий виновного по ст. 116 УК.

Решающее значение для правильной квалификации действий виновного, применяющего для завладения чужим имуществом физическое насилие, имеет степень его опасности для потерпевшего в момент совершения преступления что крайне важно для отграничения грабежа от разбоя.

Действие лица по завладению чужим имуществом, соединенное с физическим насилием, последствие которого охватываются понятием насильственного грабежа, не может быть квалифицировано по ч. 2 ст. 161 УК РФ, если в момент применения насилия оно по своему характеру является реально опасным для жизни и здоровья потерпевшего.

В отдельных случаях физическое насилие, характерное для грабежа, может использоваться виновным для приведения потерпевшего в бессознательное, беспомощное состояние с помощью различного рода одурманивающих веществ. В юридической литературе по-разному решались вопросы квалификации действий лиц, похищающие чужое имущество указанным образом.

Некоторые, например, А.Н. Игнатов1 и М. Б. Гугучия2 считали, что это разбой. Другие авторы А.А.Филимонова и А. К. Щедрина, полагали, что эта кража. Эта точка зрения более правильная. Разве можно говорить о физическом насилии применительно к составу грабежа и разбоя по действующему законодательству в тех случаях, когда потерпевший, не сознавая того, употребляет одурманивающие средства, добавленные, например, ему в пищу преступником, в результате чего последний, воспользовавшись бессознательным состоянием потерпевшего, похищает его имущество.

В таких случаях ответственность виновного по мнению Ераксина3, должна наступать за кражу и за соответствующее преступление против личности, если при этом наступил вред здоровью потерпевшего.

Также должен решаться вопрос об ответственности лица, спаивающего потерпевшего с целью завладения его имуществом, в тех случаях, когда потерпевший добровольно употребляет спиртные напитки, в результате чего впадает в бессознательное состояние.

Если потерпевшего заставляют с применением физического или психического насилия, характерного для грабежа или разбоя принять одурманивающие вещества или спиртные напитки с тем, чтобы, воспользовавшись его бессознательным состоянием, похитить чужое имущество, то только в этом случае действия виновного в зависимости от наступивших или возможных должно квалифицироваться как разбой или грабеж.

В связи с тем, что закон, устанавливая ответственность за грабеж, предусматривает в качестве одного из квалифицирующих признаков этого преступления совершения его с насилием, не опасным для жизни и здоровья потерпевшего, возникает вопрос о том, как следует квалифицировать случаи открытого похищения чужого имущества путем, так называемого « рывка», т.е. тогда, когда виновный, используя элемент внезапности, например, выхватывает из рук потерпевшего, срывает шапку с его головы и т.п.

По мнению И.Г.Филановского, «рывок» всегда равнозначен физическому насилию потерпевшего. Нет сомнения в том, что похищаемое имущество посредством рывка, виновный затрачивает определенную физическую силу. Однако не всякая затрата виновным физической силы для завладения имуществом может рассматриваться как насилие, не опасное для жизни и здоровья.

Физические усилия виновного при похищении имущества посредством «рывка» еще не приобретают характера насилия над личностью потерпевшего, они направляются главным образом на похищаемое имущество и характеризуют лишь сам способ похищения.

Уголовный кодекс РФ, употребляя понятие насилия в ст. 161 УК РФ, имеет в виду как физическое, так и психическое насилие, не опасное для жизни и здоровья.

В тех случаях когда завладение имуществом было соединено с угрозой применения насилия, носившей неопределенный характер, вопрос о признании в действиях виновного грабежа или разбоя необходимо решать с учетом всех обстоятельств дела ( место и времени совершения преступления, числа преступников, характера предметов, которыми они угрожали потерпевшему, субъективного восприятия потерпевшим характера угрозы и т.д.). «Под насилием, не опасным для жизни или здоровья (пункт «г» части второй статьи 161 УК РФ), следует понимать побои или совершение иных насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы (связывание рук, применение наручников, оставление в закрытом помещении и др.).

Под насилием, опасным для жизни или здоровья (статья 162 УК РФ), следует понимать такое насилие, которое повлекло причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности.

По части первой статьи 162 УК РФ следует квалифицировать нападение с целью завладения имуществом, совершенное с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, которое хотя и не причинило вред здоровью потерпевшего, однако в момент применения создавало реальную опасность для его жизни или здоровья»1.

Под психическим насилием при грабеже следует понимать применение виновным в отношении потерпевшего угроз нанесения ему ударов и побоев, лишение свободы (например, связывание) или же совершение других действий не выходящих за рамки физического насилия, характерного для грабежа. При этом не обязательно, чтобы психическое насилие было выражено в виде словесной угрозы. Оно может выражаться жестами, мимикой и другими действиями.

Большое значение для правильной квалификации при открытом похищении чужого имущества, совершенного с применением угрозы насилием, проявленной в той или иной форме и степени, имеет учет конкретной обстановки, созданной или использованной нападающими для подавления воли потерпевшего к сопротивлению путем воздействия на его психику, с целью завладения личным имуществом потерпевшего (явное, численное превосходство нападающих над потерпевшими, место и время нападения, отсутствие возможности позвать на помощь и т. д.).

Для установления наличия психического насилия при грабеже достаточно будет того обстоятельства, что преступник, требуя передать ему деньги или имущество, создал или использовал такую обстановку совершения преступления, которая заведомо для виновного дает потерпевшему основание опасаться, что в случае сопротивления к нему будет применено насилие.

Следует отметить, что угроза физического насилия при грабеже всегда должна быть действительной. Вопрос о действительности угрозы должен решаться, прежде всего, в плане субъективного восприятия этой угрозы потерпевшим, т.е. действительной должна признаваться такая угроза, которая с точки зрения потерпевшего может быть немедленно приведена в исполнение. При этом необходимо, чтобы виновный сознавал, что потерпевший принимает угрозу как реальную.

Следовательно, всякую угрозу с физическим насилием следует считать действительной постольку, поскольку потерпевший считает ее осуществимой, на что именно рассчитывает преступник.

Как физическое, так и психическое насилие при грабеже является средством похищения чужого имущества. Оно может быть применено как в отношении лиц, которым имущество было передано в ведение, распоряжение или под охрану, так и в отношении собственника или лица, непосредственно владеющего имуществом (при посягательстве на физических лиц).

Однако насилие при грабеже может быть применено и к любым другим лицам, которые в данном конкретном случае мешали похищению имущества, например, в отношении лица, которое заведомо для преступника не является владельцем имущества и не может быть или не будет сопротивляться изъятию.

Важно лишь в каждом конкретном случае установить причинную связь между физическим или психическим насилием и завладением имуществом или другими словами, установить, что виновным было применено насилие с целью завладения чужим имуществом. При этом не имеет значения, когда было применено насилие до изъятия чужого имущества одновременно с ним или непосредственно после его изъятия. Во всех этих случаях состав грабежа будет налицо, если насилие являлось средством завладения чужим имуществом либо средством удержания похищенного.

Однако если при похищении насилие применяется виновным не для завладения чужим имуществом или его удержания, а целях иных (например, только для того то такие действия виновного следует рассматривать как кражу и преступление против личности.

 

2.4 Грабеж, совершенный в крупном размере ( п. «д» ч.2 ст.161 УК РФ)

 

К признакам, квалифицирующим грабеж как посягательство на чужую собственность, закон относит причинение значительного ущерба гражданину. Нет необходимости доказывать, что чем значительнее имущественный ущерб, причиненный грабежом, тем существеннее нарушаются интересы гражданина, тем опаснее совершенное деяние.

Рассматривая содержание данного квалифицирующего признака, следует отметить, что значительным может быть признан ущерб лишь материального, имущественного характера, причем только реальный (положительный), а не упущенная выгода. При определении размера имущественного ущерба, причиненного грабежом, необходимо прежде всего учитывать денежную оценку похищенного. Так же при определении содержания признака «причинение значительного ущерба гражданину», необходимо исходить не только из стоимостного критерия, но и учитывать материальное положение потерпевшего, состав его семьи (количество иждивенцев), трудоспособность и другие обстоятельства.

В постановлении Пленума Верховного суда РСФСР от 22 марта 1966 г « О судебной практике по делам о грабеже и разбое» отмечается: « Вопрос о наличии в действиях виновного состава грабежа, причинившего значительный ущерб потерпевшему, следует решать в зависимости от конкретных обстоятельств дела с учетом стоимости и кол-ва похищенного имущества, материального положения потерпевшего и т. д.».

В ряде случаев, основанием для отнесения причиненного ущерба к категории значительного может послужить особая нуждаемость потерпевшего в похищенных вещах, утрата которых ставит его в затруднительное положение.

Необходимо подчеркнуть, что при установлении значительного ущерба, стоимость имущества, похищенного у различных граждан, не могут суммироваться. При совершении грабежа виновный, как правило, действует с не конкретизированным умыслом.

При этом, стремясь завладеть чужим имуществом, он конкретно не осознает какой именно значительный или незначительный ущерб будет причинен. Вместе с тем сказанное о неконкретизированном умысле отнюдь не означает, что грабеж и др. преступления против чужой собственности не могут быть совершены при достаточно определенной цели: отобрать у потерпевшего не «имущество вообще», а заведомо ценные вещи или крупную сумму денег. С этой целью грабители могут выслеживать свои жертвы у магазинов, сберегательных касс и т.п., улучив подходящий момент, напасть на потерпевшего и отобрать желаемое.

 

 

 

2.5 Грабеж, совершенный при особо отягчающих обстоятельствах (ч. 3 ст. 161 УК РФ)

 

Особо квалифицирующим признаком грабежа уголовным кодексом признается совершение этого преступления организованной группой (п. «а» ч. 3 ст. 161 УК РФ).

В соответствии с ч. 3 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Данная форма соучастия отличается признаком устойчивости. Этот признак обычно предполагает умысел соучастников на совершение не одного, а нескольких преступлений (например, организованная группа создана для совершения грабежей). Однако устойчивость может выражаться и в тщательности подготовки одного преступления. Пленум Верховного Суда РФ в своем постановлении «О судебной практике по делам и вымогательстве» от 4 мая 1990г. №3 (с изменениями), указал: «Под организованной группой, предусмотренной в качестве квалифицирующего признака… следует понимать устойчивую группу из двух или более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких преступлений» Как правило, такая группа тщательно готовит и планирует преступление, распределяет роли между соучастниками, оснащается техникой и т.д.

Грабеж признается совершенным организованной группой, если он совершен устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении №5 от 25 апреля 1995г. «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности» отметил, что такая группа характеризуется, как правило, высоким уровнем организованности, планированием и тщательной подготовкой преступления, распределением ролей между соучастниками и т.п. Устойчивость организованной группы проявляется в наличии руководителей, в предварительной подготовке преступных действий, в подборе соучастников и распределении между ними ролей, в обеспечении мер по сокрытию преступлений, в наличии отработанных методов преступной деятельности.

Лицо, создавшее организованную группу либо руководившее группой, подлежит уголовной ответственности за организацию и руководство ею в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части уголовного Кодекса, а также за все совершенные организованной группой преступления, если они охватывались его умыслом. Другие участники организованной группы несут уголовную ответственность за участие в ней, в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части уголовного Кодекса, а также за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали (ч.5 ст. 35 УК РФ).

Участники организованной группы могут действовать не только как соисполнители, но и с предварительным распределением ролей в преступлении. Следовательно, в непосредственном исполнении грабежа может участвовать один или несколько исполнителей, а другие участники способствуют им в соответствии с отведенной им ролью. Но в данном случае «действие участников организованной группы квалифицируются как непосредственное исполнение преступления группой лиц независимо от той роли, которую в совершении деяния выполнял отдельно взятый ее участник».

Действия лиц, совершивших грабеж в составе организованной группы, независимо от ролей каждого участника группы должны рассматриваться как соисполнительство.

К особо квалифицирующим признакам состава грабежа относится грабеж, совершенный в крупном размере (п. «б» ч.3 ст. 161 УК РФ).

Крупным размером, в соответствии с примечанием 2 к ст. 158 УК, признается стоимость имущества в пятьсот раз превышающая минимальный размер оплаты труда, установленный законодательством РФ на момент совершения преступления

Размер хищения в качестве крупного определяется только и исключительно суммарной стоимостью похищенного в денежном выражении. Такие натуральные и экономические критерии, как вес, объем, количество и т.п., учитываться при определении размера хищения не могут.

Если совершено не одно, а несколько обособленных друг от друга по месту, источником, способу учинения хищения, в которых реализован самостоятельно возникший умысел виновных на изъятие чужого имущества, суммирование стоимости похищенных вещей в каждом отдельном преступлении при исчислении размера грабежа в качестве крупного не допускается. Исключение составляет лишь единое продолжаемое хищение, в котором отдельные тождественные акты, охватываемые единым умыслом, составляют эпизоды одного растянутого во времени преступления. Также как хищение    в крупных размерах должно квалифицироваться и совершение несколько хищений чужого имущества, общая стоимость которого пятисоткратно превышает минимальный размер оплаты труда, если они совершены одним способом и при обстоятельствах свидетельствующих об умысле совершить хищение в крупных размерах.

При совершении грабежа группой лиц по предварительному сговору или организованной группой стоимость похищенного каждым ее участником в отдельности также может суммироваться, так как речь идет об одном преступлении. Если общий размер такого грабежа в денежном выражении достигает предела, установленного законом для «крупного размера», действие каждого из участвующих в преступлении лиц надлежит квалифицировать по п. «б» ч.З ст. 161 УК РФ. При этом полученная каждым соучастником группового хищения, при последующем дележе преступно приобретенных ценностей влияние на квалификацию их действий не оказывает, поскольку все они — соисполнители грабежа, совершенном в крупном размере.

Следует обратить внимание на особый порядок определения размера материального ущерба, причиненного грабежом и подлежащего возмещению в судебном порядке. Для исчисления размера причиненного ущерба « необходимо учитывать стоимость имущества на день принятия решения о возмещении вреда с ее последующей индексацией на момент исполнения приговора».

 

 

 

 

 

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Собственность — это «исторически определённая общественная форма присвоения материальных благ, прежде всего средств производства». Желание присваивать и обладать всегда было присуще человеку по своей природе. Поэтому вполне логично будет заявить, что с древнейших времен преступления против собственности составляли немалую часть всех преступных деяний, совершаемых людьми.

В наше время, когда роль материальных ценностей в жизни человека увеличилась, ситуация мало изменилась. Более того, проблема преступлений против собственности становится всё более и более актуальной, так как их (преступлений) количество неуклонно растёт.

Процесс унификации уголовного законодательства, адаптации его к современным социальным, экономическим и политическим условиям требует нового осмысления наукой и практикой категорий, давно ставших аксиомами в материальном праве.

Грабеж как один из видов преступления против собственности относится к числу, во-первых, довольно опасных, а во-вторых, достаточно хорошо изученных способов такого рода преступлений. В подтверждение этого можно привести тот факт, что определение грабежа в новом Уголовном кодексе Российской Федерации (ст. 161 ГК РФ) практически не отличается от той формулировки, которая содержалась в действовавшем ранее Уголовном кодексе РСФСР 1960 г. (ст. 145 УК РСФСР).

Степень защиты собственности в значительной мере зависит от точного определения конкретных форм и способов посягательства на нее. Особую роль правильная классификация этого рода преступлений играет в тех случаях, когда правоохранительные органы имеют дело с такими сходными по конструкции своего юридического состава преступлениями, как насильственный грабеж, разбой и вымогательство. В то же время, как показывает проведенный выше анализ, далеко не все моменты, связанные с определением и четкой квалификацией грабежа, получили исчерпывающее законодательное оформление или соответствующую судебную трактовку.

В изучении данной темы в отношении многих вопросов не существует единого мнения. Это обстоятельство обусловлено в первую очередь несовершенством действующего законодательства. Причём не только Уголовного Кодекса. Постановления Пленума Верховного Суда также зачастую не вносят полной ясности.

Среди норм законодательства, имеющих отношение к квалификации грабежа, на наш взгляд нуждаются в уточнении такие, как: более четкое разграничение понятий насилия, опасного и неопасного для жизни и здоровья граждан; нормы учета преступлений по совокупности в случае совершения виновным деяний однородных, но предусмотренных различными статьями Уголовного кодекса; наконец, в целом нуждается в однозначном толковании весь понятийный аппарат главы УК, посвященной преступлениям против собственности.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Конституция РФ: Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.
  2. Уголовный кодекс РФ. М., 1996.
  3. Уголовно-процессуальный кодекс РФ. – М., 2002.
  4. О некоторых вопросах применения уголовного законодательства об ответственности за преступления против собственности: Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 25 апреля 1995 г. № 5 // Бюллетень Верховного Суда РФ. 1995. № 7.
  5. О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 г. // Сборник действующих постановлений Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР и РФ по уголовным делам. М., 2000.
  6. О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 г. № 29 // Бюл. Верхов. Суда РФ. 2003. № 2.
  7. Бойцов А.И. Преступления против собственности. — СПб.: Юрид.центр Пресс, 2002.
  8. Борзенков Г. Я. Преступления против собственности (о главе в проекте УК Российской Федерации) // Вестник МГУ. Серия 11 Право. 1992. № 6.
  9. Борзенков Г. Н. Преступления против собственности в новом Уголовном кодексе РФ // Юридический мир. 1997. № 6 – 7.
  10. Владимиров В. А. Квалификация похищений личного имущества. М., 1974.
  11. Гаухман Л.Д., Максимов С.В. Ответственность за преступления против собственности. М., 2001.
  12. Гаухман Л.Д Пашковский В.А. Уголовно-правовая охрана личной собственности граждан. М., 1978.
  13. Гугучия М.Б. Ответственность за разбой по советскому уголовному законодательству. Сухуми, 1958.
  14. Гусев Е.М. Преступления против собственности. М., 2003.
  15. Даль А. Толковый словарь русского языка. М., 1992.
  16. Игнатов А.Н., Красиков Ю.А. Российское уголовное право. М., 2003.
  17. Елисеев С. А. Преступления против собственности по уголовному законодательству России. Томск, 1999.
  18. Ераксин В.В. Ответственность за грабеж. — М.: Юрид. лит., 1972
  19. Зарипов З.С., Кабулов Р.К. Квалификация краж, грабежей, разбоев, совершенных путем проникновения в помещение или иное хранилище. Ташкент, 1991.
  20. Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Отв. ред. А.И. Бойко. Ростов-на-Дону, 2003.
  21. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.М. Лебедева. М., 2003.
  22. Кочои С. М. Ответственность за корыстные преступления против собственности. М., 1997.
  23. Мартышевский П.С. Преступления против собственности и смежные с ними преступления. М., 2001.
  24. Плохов В.И. Ненасильственные преступления против собственности: криминалистическая и правовая обоснованность. – М., 2003.
  25. Преступление и наказание. Комментарий к проекту Уголовного кодекса России // Вестник МГУ. Серия 11 Право. 1990. № 6.
  26. Уголовное право: Особенная часть / Под ред. Беляева Н.А. Спб., 2004. С. 167
  27. Уголовное право России. Общая часть. Учебник / Отв. ред. Б.В. Здравомыслов. М., 2002.
  28. Уголовное право. Особенная часть/Под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнамова, Г.П. Новоселова. М., 2003.
  29. Уголовное право России. Особенная часть. Учебник / Под ред. А.И. Рарога. – М., 1998.
  30. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть/ Под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комисарова. М., 2004.

     

     

     

     

     

     

     


     

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.04MB/0.00045 sec

WordPress: 22.9MB | MySQL:117 | 1,723sec