История государства и права

<

091414 1629 1 История государства и права В системе юридических наук теория государства и права занимает главенствующее положение, выполняя как академическую, методологическую, так и прагматическую, практическую роль.

Государство и право являются сложными, многогранными явлениями политико-правовой, социальной действительности, зависимыми друг от друга и в то же время сохраняющими определенную самостоятельность.

Предметом общей теории права и государства, как это вытекает уже из наименования данной отрасли науки, являются правовые и государственные явления, закономерности их возникновения, развития и конечных судеб. В предмет данной науки, очевидно, должны входить объективные социальные закономерности, определяющие особые свойства, черты, признаки права и государства,
их взаимосвязь и взаимодействие,
их задачи и роль по отношению к другим явлениям общественной жизни. Предмет составляют правовые и государственно-властные отношения, государственные и правовые явления, категории и понятия, которые позволяют познать сущность, содержание и формы права и государства, совершенствовать их служебную роль в обществе, их управленческие, регулятивные и охранительные функции, наконец, использовать право и государство в целях реформирования экономических основ общественной жизни, преобразования общественно-политических процессов, ориентиров и ценностей. Это такие сложные правовые категории, как, например, правоотношения и реализация права, правопорядок и законность, правовые системы и формы права и т.п.

Наконец, в предмет теории права и государства входят не только реальные государственно-правовые отношения, процессы, явления и категории, но и представления людей на этот счет. В предмет теории права и государства включена та часть общественного сознания, которая связана с правом, опосредуется им. Право, государственная власть, законодательство, правовые отношения существуют и строятся существенным образом в соответствии с определенными представлениями людей, связаны с их сознанием, психологией, идеологией. Теорию права и государства при этом интересует не только правосознание общества в целом, но и правосознание групповое, индивидуальное, а в особенности профессиональное правосознание должностных лиц, представителей власти, юристов-практиков, правоведов.

Таким образом, предметом общей теории права и государства выступают право и государство как явления общественной жизни, закономерности их возникновения, функционирования, их классово-политическая и общечеловеческая сущность, содержание и формы, юридические отношения и связи, особенности правового сознания и правовой культуры.

Как и любая наука теория государства и права выполняет определенные функции, характеризующие ее теоретическое и практическое значение для прогрессивного преобразования общественной жизни.

1. Познавательная функция выражается в познании и объяснении явлений и процессов государственной и правовой жизни общества. Теория государства и права не только изучает в обобщенном виде государственно-правовую надстройку, но и объясняет объективные процессы ее развития, выявляет, какие закономерности лежат в основе этих процессов, определяет их сущность и содержание.

2. Эвристическая функция. Теория государства и права не ограничивается познанием и объяснением основных закономерностей государственно-правовой действительности. Проникая в глубь познанных закономерностей, уясняя тенденции и взаимосвязи с другими общественными явлениями, она открывает новые закономерности государственно-правовой жизни общества.

3. Прогностическая функция. Теория государства и права не только устанавливает реальность новых закономерностей, но и определяет устойчивые тенденции в развитии изучаемых ею явлений. Она конструирует научные гипотезы дальнейшего развития государства и права на основе адекватного отражения их объективных закономерностей. Истинность выдвигаемых ею гипотез проверяется практикой.

Теория государства и права выполняет указанные функции применительно к предмету исследования, опираясь как на собственные результаты, так и на данные других юридических наук. Особенность функций теории государства и права состоит в том, что они осуществляются в форме общетеоретического мышления, которое логическим путем выявляет причинные и функциональные связи государственно-правовых явлений, определяет общие закономерности их развития в освобожденном от исторических случайностей и отклонений виде.

Методология истории государства и права

Если предмет теории показывает, что изучает данная наука, то ее метод отвечает на вопрос, как изучается государство и право. Метод науки — это способы изучения реальной действительности, общие исходные принципы, на которых базируется данная наука.

Методология истории государства и права — это применение совокупности определенных теоретических принципов, логических приемов и специальных способов исследования основных общих закономерностей возникновения и развития государственно-правовых явлений.

Важнейшими принципами (подходами) общетеоретического исследования государства и права являются следующие:

1. Историзм. Исторический подход требует рассмотрения государственных и правовых явлений в развитии, в их исторической взаимосвязи. Исследуя государство и право, теория должна установить причины их происхождения, проследить основные этапы развития и с этой точки зрения дать научную оценку современного государства и права.

2. Объективность. Принцип объективности означает истинное отражение государственно-правовой действительности в научном знании, воспроизведение ее такой, какой она существует реально. Теория дает определение общих понятий о государстве и праве, вскрывает их сущность, формулирует общие закономерности их функционирования, в которых отражаются объективная действительность, реальные явления общественной жизни.

3. Конкретность. Данный принцип требует от теории государства и права точного учета всех условий, в которых находится объект познания, выделения главных, существенных свойств, связей и тенденций его развития. Именно практика в конечном итоге подтверждает истинность или неистинность научного знания. Истинность выдвигаемого наукой знания доказывается в полной мере только тогда, когда ей удается найти, воспроизвести (смоделировать) и создать явление, соответствующее этому знанию.

Плюрализм. Речь идет о многоаспектности в исследовании государства и права. Если наука концентрирует свое внимание только на одних сторонах или свойствах явления и пренебрегает другими, как несущественными, побочными, она неизбежно приходит в тупик. Плюрализм научного познания означает одновременно и его универсальность, ибо при этом учитываются не только противоречивые взгляды на одно и то же государственное или правовое явление, но и неодинаковые представления об их происхождении, сущности, социальной направленности, структуре, перспективах развития. Благодаря плюралистическому подходу к познанию общих закономерностей государства и права теория создает наиболее оптимальную систему знаний, в которой отражаются объективные данные о реальной действительности. Например, научные представления о том, что государство возникло преимущественно в результате экономических изменений в обществе, лишь частично объясняют причины его образования. Для понимания общих закономерностей его возникновения необходимо учитывать представления органической, естественно-правовой, психологической концепций, в том числе и теории насилия. Однолинейный подход к изучению государства и приводит к неполным, односторонним выводам, которые не могут объяснить действительную сущность этих явлений и определить их практическое значение в жизни общества.

Для познания и объяснения основных закономерностей государственно-правовых явлений теория широко использует логические приемы, посредством которых теоретические принципы исследования переводятся в плоскость реальности, становятся работающей теорией. При выработке научных понятий о государстве и праве применяются разнообразные логические приемы: анализ и синтез, индукция и дедукция, метод аналогии, гипотезы и другие. Это те рабочие механизмы, которые доказывают и проверяют истинность и объективность теории.

Анализ. Как прием научного мышления выявляет структуру государства и права, фиксирует их составные элементы, устанавливает характер взаимосвязи между ними. Важным средством логического анализа государственно-правовой надстройки является метод формализации. Он дает возможность установить логические связи и отношения между исходными, определяющими ее элементами, отвлекаясь от второстепенных свойств и признаков государства и права. Формализация позволяет систематизировать, уточнить и методологически обосновать содержание теории государства и права, выяснить характер взаимосвязи ее различных положений, выявить и сформулировать еще не решенные проблемы.

Синтез. Как прием научного познания используется теорией государства и права для обобщения тех данных, которые получены в результате анализа различных свойств и признаков изучаемых явлений. Синтезируя аналитические знания отдельных элементов государства и права, мы получаем представление о государстве и праве в целом.

Индукция. Такой логический прием заключается в изначальном познании отдельных (или первичных) сторон или свойств государства и права, на основе которого затем даются обобщения различного уровня. Например, выявив признаки государственного органа, исследователь может сделать объективный вывод о том, что такое орган государства. Сформулировав понятие органа государства, он идет дальше и делает новый, более обобщенный вывод о том, что такое механизм государства (совокупность государственных органов).

Дедукция. Посредством логических умозаключений от общего к частному, от общих суждений к частным или другим общим выводам познаются общие закономерности и свойства государства и права. Затем, постепенно расчленяя их на определенные группы, единичные образования, им дается научная оценка (определение). Процесс исследования протекает здесь в обратном порядке, характерном для индуктивного метода. Так, познание права можно начинать с изучения его общих признаков и общесистемного строения, затем обратиться к анализу отрасли права как наиболее крупного структурного подразделения системы права, после чего выявить существенные признаки и свойства подотраслей и институтов права и, наконец, завершить этот процесс исследованием правовой нормы (первичного элемента всей системы права) и ее структуры.

Гипотеза — это научное предположение, выдвигаемое для объяснения какого-либо явления, требующее проверки на опыте и теоретического обоснования для того, чтобы стать научной теорией. По выражению Канта, гипотеза — это не мечта, а мнение о действительном положении вещей, выработанное под строгим надзором разума. Теория государства и права не только констатирует достигнутое, познанное наукой. Ее задача состоит в том, чтобы перейти на основе имеющихся фактов от незнания к знанию, выявить более глубинные закономерности государства и права, их определенные стороны и тенденции развития.

Общие категории науки отнюдь не перечеркивают частных методов, а, наоборот, предполагают их. Специальные и частные методы в познании права и государства состоят в применении таких познавательных средств, которые пригодны лишь для изучения отдельных сторон, ограниченных и специфических областей государственно-правовой реальности. Не имея в виду дать исчерпывающую классификацию частнонаучных методов, укажем на такие методы, как, например, конкретно-социологический, сравнительно-правовой, формально-юридический, метод правового моделирования или использования судебной и административной статистики.

Конкретно-социологический метод может быть эффективно использован при изучении различных сфер деятельности правовых и государственно-политических институтов, результативности принимаемых ими решений, а также своевременности и надежности правового регулирования или правовой охраны. Данный метод позволяет не только глубоко, с учетом запросов общественной практики, подойти к решению многих традиционных государственно-правовых вопросов, но и поставить ряд новых проблем. Дело в том, что для процесса перехода к рынку недостаточно лишь определить общие положения, принципы, особенности и тенденции развития права и государства. Необходимо знать, как именно действуют эти факторы в реальных отношениях, как обеспечить результативное функционирование государственно-правовой системы в целом и в рамках системы каждого из составляющих ее элементов.

Целый ряд приемов, таких, как наблюдение, анкетирование, интервьюирование, эксперимент и т.п., используется в рамках конкретно-социологического метода для поиска оптимальных вариантов правовых решений, разработки обоснованных прогнозов в области проведения социально-правовых реформ, в области контроля над преступностью, включая ее организованные и наиболее опасные формы. Метод требует, чтобы предлагаемые научные рекомендации основывались на обстоятельном изучении и учете всех социальных факторов, будь они благоприятными, положительными или отрицательными, препятствующими развитию, конкретно и всесторонне оценивали действенность, социальную значимость и последствия решений в области права и государства.

<

Сравнительно-правовой метод имеет важное значение в методологии государствоведения и правоведения. Реформирование     и совершенствование государственно-политической и правовой практики невозможно без сопоставления сходных объектов пoзнания, существующих одновременно или разделенных известным периодом времени. Сравнению могут быть подвергнуты государства или правовые системы различных исторических типов, различных стран и континентов, одной и той же страны на разных этапах ее существования, при этом для поиска истины необходимо анализировать количественные и качественные стороны объекта, теоретические и эмпирические его характеристики. Широкое внедрение конкретно-социологического метода исследований в государственно-правовую теорию может привести и приводит к появлению новых научных дисциплин, если в ходе таких исследований изучается определенная совокупность относительно самостоятельных закономерностей государственно-правовой сферы, не входящих непосредственно в предмет традиционных юридических наук.

Формально-юридический метод является традиционным, свойственным юридической науке, выходящим из ее природы. Уже в период средневековья сложились целые школы и направления (глоссаторы, постглоссаторы), развивавшие приемы толкования правовых норм и формального анализа действовавшего законодательства. Формально-юридическое рассмотрение государственно-правовых явлений в советской правовой науке не пользовалось особым расположением (известное: формально правильно, по существу издевательство), хотя для практики такой подход и был характерным. Недооценка, пренебрежительное отношение к указанному методу необоснованны: fonna legatis — fonna esseentialis — юридическая форма есть существенная форма, считали древние. Формализм — неотъемлемое свойство права, формальный подход генетически выделил право из синкретического единства социальных регуляторов древности.

Формальный метод составляет обязательную, необходимую ступень в научном познании права и государства, ибо помогает описать, обобщить, классифицировать, систематизировать, передать полученное знание ясным, вполне определенным образом. Элементы формально-юридического метода можно обнаружить в других способах изучения права и государства, особенно таких формализованных, как правовое моделирование, математический или статистический и др. методы.

Анализ государственно-правовых объектов как сложных систем, противоречивых по характеру и многообразию протекающих в них процессов, требует применения целого комплекса «пакета» методов, в том числе и тех, которые успешно применяются в других областях современного знания. Одним из таких методов выступает правовое моделирование, исходящее из идеи подобия, из предположения, что между различными объектами могут устанавливаться взаимно однозначные соответствия, так что, зная характеристики одного из них (модели), можно с достаточной определенностью судить о другом (об оригинале).

Усложнение и расширение предмета исследования, новые запросы практики вынуждают обращаться ко всем точным, надежным и строгим методам исследования, к которым относятся математические, математико-статистические, кибернетические и др. методики. Логико-математические и статистические методы являются достижением научно-технической революции, связаны с наличием в любых, включая право, государство, системах определенных статистических закономерностей, количественных показателей. Эти методы доказали свою эффективность в конкретных исследованиях права и государства, но вызывают необходимость использования машинной техники, ускоряющей обработку трудоемкого и разнообразного количественного материала. Математическая вооруженность предполагает высокий уровень теоретических (логических) и исторических исследований государственно-правовых явлений и процессов, существенно дополняя, но не подменяя последние.

Итак, выбор конкретного метода, его приоритетное использование находятся в зависимости от предмета и задач исследования. Чаще всего системный метод позволяет изучать право, государство, политику как комплексный процесс, выявлять на общем фоне развития те или иные проявления, проследить их причинно-следственные связи. Взятый абстрактно, безотносительно к предмету, метод исследования едва ли принесет приращение знаний, но при умелом его выборе и использовании метод может рационализировать познавательную деятельность теоретика, обеспечить ее научную корректность и практическую результативность, он позволяет систематизировать и оценить накопленные фактические данные, сделать прогноз на будущее.

История государства и права — наука, которая изучает возникновение и развитие государства и права конкретных обществ по хронологическому принципу. Теория же государства и права изучает государство и право в теоретической абстрактной форме, т.е. общие черты государства и права всех обществ.

Государство — это люди, живущие на определенной территории и объединенные властью. Таким образом, государство есть организация власти в обществе.

Государство является особой социальной организацией, имеющей признаки, отличающие ее от догосударственных организаций и от других организаций цивилизованного общества.

Существует множество теорий происхождения государства, которые отличаются друг от друга парадигматически (парадигма — это способ постановки и решения научных проблем) по следующим причинам:

а) разные реальные исторические условия в разных обществах;

б) разные философские основы построения теорий.

.Формационный подход

Государства классифицируются по их принадлежности к той или иной общественно-экономической формации.

Общественно-экономические формации, в свою очередь, классифицируются по способу производства, т.е. сочетанию производительных сил и производственных отношений.

Исторически выделяются пять типов формаций:

1) первобытнообщинная;

2) рабовладельческая;

3) феодальная;

4) буржуазная;

5) коммунистическая.

Оценка теории:

достоинства:

а) учет экономического фактора;

б) четкость критерия классификации;

недостаток — недооценка других факторов, упрощенное искажение картины развития государства.

Цивилизационный подход

Цивилизация — это уровень развития общества. При этом учитываются не только экономический, но и другие факторы: образовательный, этнический, религиозный, культурный, географический и др.

Представители: Арнольд Тойнби, Освальд Шпенглер, Питирим Сорокин.

Основные положения:

Историю человечества объясняют как историю самобытных цивилизаций, каждая из которых проходит в своем развитии этапы становления, расцвета и гибели.

Различают западные и восточные цивилизации, а также западную христианскую, восточную христианскую, мусульманскую, буддийскую цивилизации.

Тип государства определяется по типу цивилизации.

По отношению государства и личности различают следующие виды государств:

а) традиционные — в них народ не является источником власти, полномочия государства не ограничены;

б) современные (конституционные) — народ является источником власти, полномочия государства ограничены конституцией, государство признает и гарантирует права и свободы личности.

Оценка:

достоинство — системность анализа;

недостаток — нечеткость критериев классификации.

Восточная Европа издревле населялась славянскими племенами. О восточных славянах в первые века новой эры писали античные авторы, называвшие их венетами, антами, склавенами. Эти племена жили на значительной территории нынешних Украины и России. Их основным занятием было земледелие. Следовательно, они были не кочевым, а оседлым народом. Славяне занимались также скотоводством, различными видами ремесел. Большое количество римских монет II-IV вв. новой эры, найденных археологами в местах расселения славян, свидетельствует о том, что восточные славяне поддерживали устойчивые торговые связи с соседними народами и государствами. Развитой у них была и внутренняя торговля.

Накануне образования Древнерусского государства и в начальный период его существования источники обычно именуют наших предков по названиям племен или племенных союзов, в которые они объединялись, — поляне, древляне, кривичи, вятичи и пр. Но в это же время в источниках появляется, хотя и в разных транскрипциях, слово «рос» («рус» и т.п.). Несколько позже, в договорах киевского князя Олега с Византией (911 г.), о Руси говорится как о договаривающейся стороне. Здесь же можно встретить упоминание о «законе русском», под которым, видимо, следует понимать совокупность правовых обычаев, которыми восточные славяне руководствовались в своей жизни. Император Византии Константин Багрянородный, правивший в Х в., в известном сочинении «Об управлении империей» неоднократно говорит о росах как народе и даже о «России» как стране.

Современные исследователи в большинстве своем ведут происхождение термина «русь» от названия речки Рось, притока Днепра, протекавшей по земле полян. По названию этой небольшой реки сначала сами поляне, а затем и жители всего Киевского государства стали именоваться русами. Впрочем, сходные названия имели еще несколько рек, в том числе и Волга, которую также в те времена называли Росью. Был на Руси и город Росия в устье Дона. Напрашивается вывод: вся эта топонимика произошла от имени народа русь, которое является самоназванием.

Сведения об общественном и политическом строе восточных славян до IX в. (т.е. до образования Древнерусского государства) скудны и отрывочны. Тем не менее из них следует, что у славян уже в VI в. были сильные вожди, властью своей напоминающие монархов. Выделению родоплеменной знати, имущественному расслоению внутри славянских племен способствовали развитие производства, крупные военные экспедиции против Византии и других соседей. Племенные вожди-князья окружали себя приближенными воинами -дружиной, все более явственно возвышаясь над массой своих соплеменников. Под влиянием завоевательных походов различные славянские племена нередко объединялись в племенные военно-политические союзы, причем это объединение происходило уже по территориальному (а не родовому, как прежде) признаку.

Немало сведений по политической истории (и предыстории) Древнерусского государства содержит древнейший летописный свод «Повесть временных лет», автором которого был монах Киевско-Печерского монастыря летописец Нестор. По свидетельству летописного свода, в среднем течении Днепра в VI в., сложилось княжество полян, ставшее важным этапом в процессе возникновения Древнерусского государства. Во время, непосредственно предшествовавшее его образованию, существовали княжества полянское, древлянское, дреговичское, полоцкое, словенское. Применительно к VIII в. источники говорят о трех восточнославянских объединениях — Куявии, Славии, Артании. Первое располагалось на Киевской земле, второе — в районе озера Ильмень, местоположение третьего не выяснено. Некоторые историка отождествляют Артанию с Тмутараканью, располагавшейся на Таманском полуострове; другие исследователи помещают ее на Волге. Разумеется государственность у восточных славян в ту эпоху была примитивной, имела зачаточные формы, но она создала фундамент для возникновения Древнерусского государства (Киевской Руси) — одного из крупнейших государств в истории европейского средневековья.

Народы, населявшие Восточную Европу, создали свою государственность, минуя рабовладельческий строй и перейдя сразу к феодализму. У них возникновение классового общества привело непосредственно к созданию феодального государства и права. Переход к феодализму совершился эволюционно, охватив длительный период. Это переходное время характеризовалось своеобразным общественным строем, при котором одновременно существовали три уклада: первобытнообщинный, рабовладельческий и феодальный. При этом первый неуклонно разлагался, второй, появившись, не получил дальнейшего развития, и только третий обрел историческую перспективу. Это» переходный период получил в литературе различные наименования (варваре кий, дофеодальный, период становления феодальных отношений и т.п.).

 

Возникновение Древнерусского государства

 

Момент возникновения Древнерусского государства нельзя датироватось с достаточной точностью. Очевидно, имело место постепенное перерастание тех политических образований, о которых говорилось выше, в феодальное государство восточных славян — Древнерусское Киевское государство Большинство историков сходятся на том, что возникновение Древнерусского государства следует относить к IX в.

В IX в. восточнославянские государства, в первую очередь Киевское и Новгородское (эти названия уже вытесняют старые Куявию и Славию), все( более интенсивно втягиваются в международную торговлю, проходившую по водному пути «из варяг в греки». Этот путь, пролегавший по землям нескольких восточнославянских народов, способствовал их сближению.

Как зарождалась древнерусская государственность? «Повесть временных лет» сообщает, что поначалу южные славянские племена платили дань хазарам а северные — варягам, что последние прогнали варягов, но потом передумали и призвали варяжских князей. Такое решение было вызвано тем, что славяне передрались между собой и решили для установления мира и порядка обратиться к иноземным князьям, видя в них арбитров для улаживания возникших споров. Тут-то летописец и «произнес знаменитую фразу: «Земля наша велика и обильна, а наряда (порядка) в ней нет. Да поидете княжит и володети нами» (Повести Древней Руси. Л., 1983. С. 31). Варяжские князья якобы сначала не соглашались, по потом приняли приглашение. Три варяжских князя пришли на Русь и в 862 г. сели на престолы: Рюрик — в Новгороде, Трувор — в Изборске (недалеко от Пскова), Синеус — в Белоозере. Это событие и принято считать отправным в истории отечественной государственности.

Сами по себе свидетельства летописного свода не вызывают возражений, но в XVIII в. немецкие историки, работавшие в Российской .Академии наук, истолковали их таким образом, чтобы доказать законность господства немецкого дворянства при тогдашнем российском императорском дворе, более того -обосновать неспособность русского народа к созидательной государственной жизни как в прошлом, так и в настоящем, его «хроническую» политическую и культурную отсталость.

В России против норманнской теории происхождения отечественной государственности всегда, начиная с ее появления, выступали патриотические силы. Первым ее критиком был М.В.Ломоносов. Впоследствии к нему присоединились не только многие русские ученые, но и историки других славянских стран. Главным опровержением норманнской теории, указывали они, является достаточно высокий уровень социального и политического развития восточного славянства в IX в. По уровню своего развития славяне стояли выше варягов, поэтому позаимствовать опыт государственного строительства у них они не могли. Государство не может организовать один человек (в данном случае Рюрик) или несколько даже самых выдающихся мужей. Государство есть продукт сложного и долгого развития социальной структуры общества. Кроме того, известно, что русские княжества по разным причинам и в разное время приглашали дружины не только варягов, но и своих степных соседей — печенегов, каракалпаков, торков. Мы не знаем точно, когда и как возникли первые русские княжества, но во всяком случае они уже существовали до 862 г., до пресловутого «призвания варягов». (В некоторых германских хрониках уже с 839 г. русские князья именуются хаканами, т.е. царями). Это означает, что не варяжские военные предводители организовали Древнерусское государство, а уже существовавшее государство дало им соответствующие государственные посты. Кстати, следов варяжского влияния в отечественной истории практически не осталось. Исследователи, например, подсчитали, что на 10 тыс. кв. км территории Руси можно обнаружить лишь 5 скандинавских географических наименований, в то время как в Англии, подвергшейся норманнскому нашествию, это число доходит до 150.

В Древнерусское Киевское государство вошли кроме славян некоторые соседние финские и балтийские племена. Это государство, таким образом, с самого начала было этнически неоднородным — напротив, многонациональным, полиэтническим, но основу его составляла Древнерусская народность, являющаяся колыбелью трех славянских народов — русских (великороссов), украинцев и белорусов. Она не может быть отождествлена ни с одним из этих народов в отдельности. Однако украинские националистические историки еще в начале XX в. пытались изобразить Древнерусское государство украинским. Эта идея была подхвачена после распада СССР в некоторых украинских националистических кругах с той целью, чтобы поссорить три братских славянских народа, «исторически» обосновать самостийность Украины, ее «историческое превосходство» над Россией, хотя, как известно, Древнерусское государство ни по территории, ни по составу населения с современной Украиной не совпадало. В IX и даже в XII в. еще нельзя говорить о специфически украинской культуре, языке и пр. Все это появилось позже, когда в силу объективных исторических процессов древнерусская народность распалась на три самостоятельные ветви.

Киевская Русь не была централизованным государством. Как и другие государства периода формирования феодальных отношений, например, империя Карла Великого в Западной Европе, Древнерусское государство было «лоскутным», его населяли разные племена — полян, древлян, кривичей, дреговичей и др. Местные князья обязаны были участвовать со своей ратью в походах киевских князей, присутствовали на феодальных съездах, некоторые из них входили в состав княжеского совета. Но по мере развития феодальных отношений, углубления процесса феодализации связи местных князей с киевским великими князем все больше ослабевают, возникают предпосылки для феодальной раздробленности.

Государственное единство Киевской Руси держалось на системе сюзеренитета-вассалитета. Вся структура государства покоилась на лестнице феодальной иерархии. Вассал зависел от своего сеньора, тот — от более крупного сеньора или верховного сюзерена. Вассалы обязаны были помогать своему сеньору (участвовать в его военных экспедициях и платить ему дань). В свою очередь сеньор обязан был обеспечить вассала землей и защищать его от посягательств соседей и прочих притеснений. В пределах своих владений вассал обладал иммунитетом. Это означало, что в его внутренние дела не мог вмешиваться никто, в том числе и сюзерен. Вассалами великого князя были местные князья, обладавшие такими иммунитетными правами, как право взимать дань и вершить суд с получением соответствующих доходов.

Во главе Древнерусского государства стоял великий князь. Ему принадлежала верховная законодательная власть. Известны крупные законы, изданные великими князьями и носящие их имена: Устав Владимира, Правда Ярослава и др. Великий князь киевский сосредоточил в своих руках и исполнительную власть, будучи главой администрации. Он возглавлял всю военную организацию древнерусского государства, лично водил войско в бой. (Князь Владимир Мономах вспоминал в конце жизни о своих 83 больших походах). Внешние функции государства великие князья выполняли не только силой оружия, но и дипломатическим путем. Древняя Русь стояла на европейском уровне дипломатического искусства. Она заключала различные международные договоры военного и торгового характера в устной или письменной форме. Дипломатические переговоры вели сами князья; они же иногда возглавляли посольства, направляемые в другие страны. Выполняли князья и судебные функции.

Фигура князя возникла в результате эволюции власти, принадлежавшей племенному вождю, но князья периода военной демократии были выборными. Став главой государства, великий князь передает свою власть по наследству, по прямой нисходящей линии, т.е. от отца к сыну. Обычно князьями были мужчины, но известно и исключение — княгиня Ольга.

Хотя великие князья были монархами, все же они не могли обойтись без того, чтобы выслушивать мнения приближенных. Так сложился совет при князе, юридически никак не оформленный, но имевший серьезное влияние на монарха. В совет входили приближенные великого князя, верхушка его дружины — княжьи мужи. Иногда в древнерусском государстве созывались феодальные съезды, в которых принимали участие крупные феодалы. Съезды решали междукняжеские споры, некоторые другие вопросы. В литературе высказывалось предположение, что на одном из таких съездов и была принята Правда Ярославичей — важная составная часть Русской Правды. Существовало в Древнерусском государстве и вече, выросшее из древнего народного собрания. Особенно была высока его активность в Новгороде.

Первоначально в Киевской Руси применялась десятичная, или численная, система управления, выросшая из военной организации, при которой начальники воинских подразделений — десятские, сотские, тысяцкие — являлись руководителями более или менее крупных звеньев государства. Так, тысяцкий сохранил функции военачальника, а сотский стал городским судебно-административным должностным лицом. Со временем, однако, десятичная система уступает место дворцово-вотчинной, которая вырастает из идеи соединения управления великокняжеским дворцом с государственным управлением. В хозяйстве великого князя имелись разного рода слуги, ведавшие отдельными его отраслями (дворецкие, конюшие и пр.). Со временем князья стали поручать им вести определенные дела в масштабах всего государства, наделяя их соответствующими полномочиями.

Система местного управления была проста. Кроме местных князей, сидевших в своих уделах, на места посылались представители центральной власти — наместники и волостели. Жалованья от казны они за свою службу не получали, а «кормились» за счет местного населения, с которого собирали, не забывая и себя, дань в пользу князя. Так на Руси сложилась система кормления, намного пережившая Древнерусское государство (в Московском государстве она была отменена лишь в середине XVI в.).

Важным элементом политической системы древнерусского общества стала церковь, которая с момента крещения Руси оказалась тесно связанной с государством. Поначалу князь Владимир Святославич пытался использовать в государственных интересах языческий культ, установив иерархию языческих богов во главе с Перуном — богом грозы и войны, но затем переориентировался на христианскую религию и крестил Русь. По преданию он долго раздумывал, прежде чем сделать выбор в пользу православия.

Крещение Руси происходило в значительной степени насильственным путем, особенно в северных русских землях, где население не желало отрекаться от веры отцов и дедов. Так или иначе, но как только Русь приняла христианство, в рост пошла церковная организация, и в скором времени церковь заявила о себе не только как о крупном (коллективном) феодале, но и как сила, способствовавшая укреплению отечественной государственности. Во главе православной церкви стоял митрополит киевский, назначавшийся в то время из Византии, центра православия. Затем его стали назначать киевские князья. В отдельных русских землях церковную организацию возглавляли епископы.

Знаменитое «крещение Руси», положившее начало становлению русской цивилизации, было вызвано целым комплексом факторов:

Важной представляется и проблема «выбора веры», от решения которой во многом зависел весь ход развития русской истории.

. Согласно летописной легенде к Владимиру в Киев явились представители трех монотеистических религий: ислама, иудаизма и христианства. Князь отверг ислам под предлогом того, что он запрещает употребление вина. «Веселие Руси есть питие, без пития Руси не быти», — так, якобы, ответил он на соблазны мусульман. Иудаизм он не принял по причине отсутствия у евреев собственного государства, в результате чего они были рассеяны по всей земле. Не принял он и предложение, сделанное посланцами папы римского, сославшись на то, что и его бабка отвергла католичество. Только проповедь представителя православной византийской церкви произвела на него благоприятное впечатление. Но Владимир не спешил с решением и отправил своих послов в разные страны. Вернувшись, они назвали греческую веру самой лучшей, а греческие храмы и церковную службу — самыми красивыми.

Причины выбора. За этой легендой скрываются реальные факты, остановившие выбор Руси на православной форме христианства.

Это, в первую очередь, прочные культурные и экономические связи с Византией, наличие собственной влиятельной православной общины.

Христианизация Древней Руси протекала противоречиво. Если киевская община, подчиняясь авторитету княжеской власти, приняла новую веру безропотно, то другие регионы, например, Новгород, приходилось крестить «огнем и мечем». Язычество еще долго сохраняло свои позиции, особенно в сознании людей. Православная церковь, приспосабливаясь к местной среде, соединила праздники поклонения языческим богам с культами святых. Так праздник Купалы слился с днем Иоанна Крестителя, Перуна — с днем Ильи Пророка. Сохранился и чисто языческий по происхождению праздник масленицы.

Особенности христианизации Древней Руси. После «крещения» Руси шел процесс срастания традиционных языческих и православных ценностей. К Христу долгое время относились не как к единому Богу, указывающему своей жизнью путь к спасению, а местному божеству, к которому обращались с просьбой о практической помощи в земных делах. Широкое распространение получил культ Богородицы, как покровительницы всего живого, близкий и более понятный языческому миросозерцанию.

В итоге, происходил синтез православия и язычества, приведший к складыванию т.н. «двоеверия». Постепенно языческие элементы из него вытеснялись, но многие из них сохранялись длительное время. Так, было принято давать новорожденному два имени — христианское, имеющееся в святцах, и языческое. Считалось, что таким образом человеку будет обеспечено покровительство христианского Бога и, в то же время, его защитят языческие божества. Этот обычай существовал не только в низах общества, но и среди знати, а также князей. Достаточно вспомнить, что Владимир I вошел в историю (и в святцы) под своим языческим именем, хотя после крещения получил христианское имя Василий. Так же было и с Ярославом Мудрым, крещенным Юрием. Владимир Мономах по-христиански звался Василием Андреевичем, первые русские святые Борис и Глеб были крещены как Роман и Давид и т.д. Даже в XVI известны такие случаи среди знати – знаменитый Малюта сын Скураты из захудалой ветви рода Бельских по-христиански звался Григорием Лукьяновичем.

Переход к христианству имел огромное историческое значение и сказался на всех сферах жизни древнерусского общества.

Оно помогло объединить восточных славян в единое древнерусское общество, создало духовную основу русской государственности. Став христианином, человек переставал себя ощущать только частью какого либо местного коллектива (семьи, общины, племени, в дальнейшем — сословия), он все более осознавал себя русским православным, что стало в низах общества полными синонимами.

Христианская церковь, стремясь к стабильности, осуждала как социальные протесты и насилие со стороны низов общества, так и чрезмерную тягу к богатству и насилие со стороны его верхов. При этом она формировала терпимость к ближнему и уважение к власти, т.к. «несть власти не от Бога».

В целом, христианство, резко противопоставляя идеальное материальному, способствовало духовному развитию человека.

Принятие христианства повлекло за собой и качественные сдвиги в развитии культуры. Распространяется письменность, летописание, появляются первые рукописные книги, преимущественно церковного содержания. Благодаря Византии и Болгарии Русь познакомилась с достижениями античной культуры. Принятие христианства повлекло за собой зарождение каменного зодчества, возникновение иконописи, фресковой живописи. В монастырях велось летописание. Крупные церковные храмы типа Софийского собора в Киеве становились центрами духовной жизни, символами могущества и святости Руси.

Православная церковь не только образовывала, но и воспитывала древнерусское общество. Она смягчала нравы, упорно боролась против многоженства и других языческих пережитков. Церковь выступала и против рабства.

15 июля 1015 года умер великий киевский князь Владимир I Святославович, четвертый в династии Рюриковичей, прожив немного более 50 лет. Князь занемог уже давно. Болезнь с каждым днем усиливалась и становилось ясным, что ближайшее время может породить на Руси очередной династический кризис. Рядом с собой в своем загородном дворце селе Берестове великий князь держал постоянно одного из младших сыновей, любимого Бориса, ростовского князя, родившийся как и другой сын Глеб, от византийской принцессы Анны, т.е. в христианском браке. Именно по этому он рассматривался некоторыми современниками как действительно легитимный наследник престола. Но у Владимира к этому времени было в живых 11 сыновей. Его старший сын от полоцкой княжны Рогнеды – Ярослав не собирался отказываться от своих прав на киевский престол. Но был еще и Святополк, по рождению старше Ярослава, пасынок Владимира, сын сына убитого им брата Ярполка.

У каждого из братьев и при дворе, и в тех местах, где они «сидели» на княжениях, была своя партия, были свои дружины, готовые поддержать претендентов на киевский стол. Но пока был жив Владимир, династические противоречия между его наследниками не проявлялись столь остро, хотя имелись уже некоторые признаки надвигавшейся драмы.

Вместе с Владимиром уходила в прошлое целая эпоха – едва ли не поворотная – в истории Древней Руси. И как всякая поворотная эпоха с уходом его вдохновителя и конструктора она обещала вылиться в новые тяжелейшие испытания и для династии, и для страны. Прошлое еще крепко держало настоящее и будущее Руси.

Ко времени смерти Владимира Русь, пережив немалые потрясения, превратилась в одну из сильнейших держав Восточной Европы. Владимир наследовал вместе с киевским престолом по меньшей мере вековую и славную историю объединенного государства восточных славян. Четко определились внешние границы этого государства. К началу XI века в состав Руси вошли практически все крупные восточнославянские союзы племен, а также населявшие Воcточно-Европейскую равнину на севере, северо-западе и северо-востоке — угро-финские и балтийские племена, на юге и юго-востоке – тюркские. Русь к этому времени уже была полиэтническим государством, в котором иные, неславянские народы были и данниками, и союзниками, и полноправными жителями огромной страны. Сцепленные воедино государственной волей киевских князей, общими жизненными, хозяйственными, торговыми интересами, а также необходимостью обороняться от внешних врагов, многочисленные бывшие восточнославянские и иноязычные племена и племенные конфедерации уже несколько десятилетий существовали в составе единого государства, деля с ним историю, достижения, успехи и его неудачи.

К началу XI века четко обозначились границы Руси: на севере земли Новгорода вплотную подходили к владениям карелов по берегам Финского залива и озера Нево (Ладожского озера); на северо-западе новгородские и полоцкие земли граничили с владениями балтийских племен по среднему течению Немана и Западной Двины. На западе русско-польская граница стабилизировалась по среднему течению Западного Буга, а далее по линии Дорогичин – Берестье- Червен – Перемышль. «Червенкие города» отошли к Руси, а по ту сторону простирались Мазовия и Малая Польша с городами Люблиным и Сандомиром, далее граница шла по среднему течению Южного Буга, Днестра и Прута. На юге владения Руси упирались в оборонительную систему городов и крепостей, основанных Владимиром в борьбе против печенегов.

К началу XI века Русь, стабилизировав свои границы с соседями и обозначившись как единое, с централизованным управлением, восточнославянское государство.

 

 

 


 

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 0.97MB/0.00157 sec

WordPress: 22.39MB | MySQL:117 | 1,780sec