КАЗУС

<

091914 0142 1 КАЗУС КАЗУС

Тамкар Курди-Иштар продал двух взрослых сыновей должника Шамаш-Гамиля, отработавших долг своего отца в хозяйстве тамкара. По истечении трех лет Шамаш-Гамиль потребовал аннулирования данного договора и возвращения его сыновей. Вследствие отказа тамкара выполнить это требования Шамаш-Гамиль обратился с иском в суд. Какое решение должен вынести суд, рассматривающий данное дело?

ОТВЕТ

Данный казус подлежит рассмотрению в соответствии с Законами Хаммурапи.

В соответствии с § 117 Законами Хаммурапи «Если долг одолел человека и он продал за серебро свою жену, своего сына и свою дочь или отдал их в кабалу, то три года они должны обслуживать дом их покупателя или их закабалителя, в четвертом году им должна быть предоставлена свобода.».

Следовательно, тамкар по прошествии трех лет на четертый года должен вернуть детей Шамаш-Гамиля и суд должен вынести решение о возврате детей Шамаш Гамилю.

 

1. УКАЖИТЕ ОСОБЕННОСТИ ОБЩЕСТВЕННОГО СТРОЯ СПАРТЫ. ДАЙТЕ КРАТКУЮ ХАРАКТЕРИСТИКУ РЕФОРМАМ СПАРТАНСКОГО ЦАРЯ ЛИКУРГА

 

В Спарте сложилось своеобразное классовое рабовладельческое общество, сохранившее существенные пережитки первобытнообщинных отношений.

Господствующий класс составляли спартиаты. Только они считались полноправными гражданами. При сохранении совместной собственности граждан на землю принадлежность к господствующему классу поддерживалась предоставлением каждому спартиату в пользование земельного надела (клера) вместе с прикрепленными к нему рабами — илотами, труд которых обеспечивал средствами существования спартиата и его семью. Земля разделена на 9000 примерно равных неделимых и неотчуждаемых клеров. Их нельзя было продать, подарить или завещать.

Социальное и политическое устройство Спарты этого периода было закреплено ретрой (договором), приписываемой легендарному законодателю Ликургу. Ликург как историческая личность, вероятно, не существовал, время его реформ точно не установлено. Считается, что ретра относится к VIII—VII вв. до н.э., а окончательно «ликургов строй» сложился к концу VII — началу VI в. до н.э. Ретра (возможно, их было несколько) пыталась решить две основные задачи — обеспечить единство спартиатов путем сдерживания имущественной дифференциации между ними и создать организацию их совместного господства над завоеванным населением1.

Жили спартиаты в подобии города, объединявшего 5 селений и напоминавшего своеобразный военный лагерь. Их быт был строго регламентирован. Главной обязанностью считалась военная. Для подготовки детей к выполнению этой обязанности их, начиная с семи лет, отдавали на государственное воспитание в специальные школы. Особые должностные лица — педономы вырабатывали у них дисциплинированность и беспрекословное выполнение указаний старших, силу и выносливость, военные навыки и храбрость. Обучение заканчивалось в 20-летнем возрасте. С 20 до 60 лет спартиаты несли военную службу. Взрослые мужчины объединялись в возрастные и иные союзы, определявшие социальный статус их членов. Немногие избранные граждане входили в привилегированный корпус 300 всадников. Женщины, почти полностью освобожденные от домашнего хозяйства и заботы о воспитании детей, обладали некоторой самостоятельностью и имели досуг для развития личности.

В численном отношении полноправные спартиаты вместе с семьями вряд ли составляли более 10% от общего числа жителей своего государства; по преданию, их первоначально насчитывалось 9 тыс. семейств.

Большинство древних авторов связывают древнейшее законодательство Спарты с именем Ликурга. Но само имя Ликурга как спартанского законодателя впервые упоминается только Геродотом, т. е. сравнительно поздно — не ранее середины V в. Весь круг источников до Геродота носит исключительно фрагментарный характер. Этим, по-видимому, объясняется то, что в дошедших до нас фрагментах Тиртея, Алкмана и других поэтов архаического периода, связанных со Спартой, имя Ликурга ни разу не встречается. Но тот факт, что в одном из фрагментов Тиртея излагается содержание Большой Ретры – главного законодательного документа первоначальной реформы, – свидетельствует о достоверности всего предания1.

Предание приписывало основные законы Спарты деятельности легендарного законодателя Ликурга. В действительности многие из этих «законов» восходили ещё к первобытно-общинному строю. В силу сложившихся в Спарте условий они продолжали сохраняться и были приспособлены к целям классового господства общины спартиатов над подвластным ей населением. По «законам Ликурга» новорождённые младенцы, обладавшие физическими недостатками, уничтожались. Мальчики с 7-летнего возраста и до 20 лет проходили общественное воспитание. Воспитание это отличалось суровостью, основная его цель заключалась в подготовке молодых спартиатов к войне. С достижением совершеннолетия и получением гражданских прав спартиаты зачислялись в подразделения спартанского войска, в составе которого они и находились до старости. По «законам Ликурга» им было запрещено заниматься каким-либо другим делом, кроме военного, выезжать за пределы своей территории, пользоваться иными деньгами, кроме железных, предписывалось строить дома только при помощи самых простых инструментов и т. д.

Даже речь спартиатов своей краткостью («лаконичностью») и отрывистостью напоминала слова военной команды. Большую часть своего времени спартиат проводил в обществе своих товарищей по военному подразделению, совместно с ними питался, участвуя в фидитиях, т. е. устраиваемых в складчину общественных обедах,— обычай, который восходил к временам глубокой древности.

Живучесть всех этих своеобразных обычаев объясняется тем, что они призваны были сплотить полноправных граждан и обеспечить за спартиатами военный перевес при подавлении восстаний илотов. Следует иметь в виду также изолированность и замкнутость Спарты, находившейся в стороне от главных центров экономической жизни Греции1.

Важнейшим государственным органом по законам Ликурга стала герусия-совет старейшин (по-гречески — геронтов) из 30 человек. Герусия разрешала споры и могла давать указания даже царям. Дело в том, что во главе Спарты издревле стояли два царя. Они происходили из двух постоянно враждовавших между собой родов — Агиадов и Еврипонтидов. Так, одновременно с Харилаем, происходившим из рода Еврипонтидов, в Спарте правил Архелай из рода Агиадов. Оба царя ненавидели друг друга: каждый стремился к единоличной, неограниченной власти, которую в Греции называли деспотией. Эта вражда ослабляла государственный строй, и, пользуясь этим, вожди простого народа — демоса — стремились свергнуть власть знати и установить демократию – власть народа.

Теперь, по закону Ликурга, цари сохранили свое старое значение только на войне. В походе они по-прежнему обладали властью над жизнью и смертью граждан. В мирное же время спартанские цари входили в герусию в качестве рядовых членов. Остальные 28 членов герусии выбирались народом, пожизненно из числа стариков не моложе 60 лет.

Выборы назначались, когда кто-либо из геронтов умирал, и таким образом общее число членов герусии — 30 человек, включая царей, оставалось неизменным. Это число, по мнению древних, определилось тем, что именно 30 аристократов вышли некогда с Ликургом на площадь, чтобы добиться преобразований. Эти аристократы были первыми членами герусии. Состав герусии постоянно обновлялся, но в течение всей истории Спарты совет старейшин сохранял аристократический характер. Хотя по закону любой спартанец, достигший 60 лет, мог стать геронтом, но обычно в герусию выбирали старцев из числа наиболее влиятельных семей.

Чтобы цари, геронты и народ не спорили между собой из-за власти, Ликург составил между ними соглашение — закон о разделении власти, который потом называли «Ликургова ретра»; считали, что оно было внушено законодателю самим богом Аполлоном.

Содержание этой ретры таково. «Пусть, — говорилось в законе, — народ будет разделен на филы и обы, пусть в герусию входит вместе с царями 30 человек, а народ время от времени собирается у реки Еврота на собрания. Там пусть народу предлагают решения, которые он может принять или отклонить. У народа пусть будет высшая власть и сила»1.

Само слово «ретра» — устное соглашение, устный закон — указывает на древнее происхождение этого постановления. Об этом же говорит и тот факт, что наряду с обычным для всякого государства разделением граждан по территориальному признаку (5 областей) сохранено и старинное племенное деление (3 филы — племени)2. Особенно важно, что в постановлении сохраняются характерные для первобытнообщинного строя черты верховной власти народа, исчезнувшие впоследствии в связи с засильем аристократии. Старинный язык документа также доказывает, что он был составлен значительно раньше времени, к которому относятся остальные приписываемые Ликургу реформы.

Аристократы были недовольны этим законом, предоставлявшим окончательное решение всех вопросов народу. После смерти Ликурга к ретре было сделано добавление: «Если народ примет неправильное решение, геронты и цари могут отвергнуть его и распустить народное собрание»1.

С этого времени, по-видимому, окончательно установился порядок проведения народных собраний в Спарте.

Самым важным и смелым из преобразований, проведенных Ликургом, был передел земли. Все богатство в это время скопилось в руках немногих аристократов, а бедняки потерявшие свою землю, угрожали восстать и уничтожить власть богачей. Ликург убедил сограждан отказаться от владения землей в пользу государства, с тем чтобы никто больше не мог продавать или покупать землю. Всю землю разделили на равные участки, и каждая спартанская семья получила равный надел. Этим Ликург хотел уничтожить бедность и богатство и заставить всех граждан жить в одинаковых условиях, чтобы никто не был выше другого. Каждый участок мог обеспечить семью ячменной мукой, растительным маслом и вином, чего, по мнению Ликурга, было достаточно человеку, чтобы сохранить здоровье и не нуждаться в самом необходимом.

Чтобы окончательно уничтожить всякое неравенство, Ликург хотел переделить не только землю, но и движимое имущество.

<

Однако он понимал, что богачи никогда не согласятся на это, и решил обмануть корыстолюбивых людей. Для этого он убедил их признать законы, которые сделали богатство бесполезным грузом, так что многие сами рады были отказаться от своей собственности.

Прежде всего он запретил пользоваться золотой и серебряной монетой — и приказал принимать только железные деньги. Чтобы сделать железо, из которого приготовлялись новые деньги, совершенно бесполезным, Ликург приказал о пускать его раскаленным в уксус. Этим он лишал металл твердости, делал его хрупким и совершенно негодным для каких-либо изделий.

Благодаря новой монете в Спарте прекратились преступления: кто решился бы воровать, брать взятку или грабить, раз нельзя было скрыть свою добычу? Затем Ликург запретил в Спарте все бесполезные ремесла. Впрочем, даже если бы Ликург не изгонял ремесленников, они исчезли бы сами, так как их вещи не находили сбыта. Железные деньги не шли в других государствах: на них ничего нельзя было купить, и приезжие ремесленники только смеялись, когда кто-либо предлагал им заплатить железными деньгами. Таким образом, роскошь исчезла в Спарте, и богач не имел теперь никакого преимущества перед бедным, так как не мог использовать своего богатства.

Передел земли и все последующие реформы, приписываемые Ликургу, произошли, судя по сведениям других источников и археологическим данным, не раньше VII в. до н.э.

Третьим проведенным Ликургом преобразованием, также направленным на уничтожение стремлений граждан к накоплению богатств, было учреждение сисойтий. Сисситии (которые в Спарте назывались также фидитиями) были совместными обедами свободных спартанцев. Но сиссития была не просто общим обедом, это было товарищество из 15– 20 человек, называвшихся сисситами, служивших обычно в одном военном подразделении и связанных тесной дружбой.

Один из законов Ликурга запрещал долго вести войну с одним и тем же противником. Ликург считал, что не следует позволять врагам непрерывно упражнять войско: это может привести к тому, что соседи не будут уступать в воинственности самим спартанцам.

Законы Ликурга не были записаны. По его мнению все, что важно и необходимо для счастья государства должно войти в обычай и образ жизни граждан с самого раннего детства. Вот почему все его заботы как законодателя были обращены на воспитание детей.

В целях поддержания единства спартиаты должны были участвовать в общественных трапезах — сисситиях, организуемых за счет установленных ежемесячных взносов спартиатов. Порции участников сисситий были равными. Почетные доли получали должностные лица. Одинаковыми были одежда и вооружение воинов. Поддержанию единства спартиатов способствовали и установленные Ликургом правила против роскоши. Запрещалось спартиатам и торговать, для них вводились тяжелые, неудобные в обращении железные монеты.

Однако эти ограничения не могли предотвратить развитие имущественной дифференциации, подрывавшей единство и «равенство» спартиатов. Поскольку земельные наделы наследовались только старшими сыновьями, остальные могли получить лишь выморочные наделы. Если таких не было, они переходили в разряд гипомейонов (опустившихся) и теряли право участвовать в народном собрании и сисситиях. Численность гипомейонов неуклонно возрастала, а численность спартиатов соответственно сокращалась — с девяти до четырех тысяч к концу IV в. до н.э.

Периеки — жители периферийных горных неплодородных районов Спарты — занимали в правовом отношении промежуточное положение между спартиатами и илотами. Они были лично свободны, обладали имущественной правоспособностью, но не пользовались политическими правами и находились под надзором особых должностных лиц — гармостов. На них распространялась военная обязанность: они должны были участвовать в сражениях в качестве тяжеловооруженных воинов. Основное занятие периеков — торговля и ремесло. По своему положению они были близки к афинским метекам, но в отличие от последних высшие должностные лица государства могли казнить их без суда.

Илоты — порабощенные жители Мессении — были собственностью государства. Они предоставлялись в распоряжение спартиатов, обрабатывали их землю и отдавали им около половины урожая (на домашних работах спартиаты использовали рабов из военнопленных). Хотя в Спарте, как и в Афинах, эксплуатация рабского труда стала основой общественного производства, коллективное спартанское рабовладение отличалось от классического рабства. Илотия была специфической формой рабства. Илоты практически самостоятельно вели свое хозяйство, не были товаром, подобно рабам, и свободно распоряжались оставшейся у них частью урожая. Их экономическое и социальное положение было близким к положению крепостных крестьян. Предполагается, что они имели семью и образовывали какое-то подобие общины, являвшейся коллективной собственностью общины спартиатов.

Илоты участвовали в войнах Спарты в качестве легковооруженных воинов. Они могли выкупиться на свободу, но в других отношениях были совершенно бесправными. Ежегодно спартиаты объявляли илотам войну, сопровождавшуюся массовыми убийствами. Впрочем, убийство илота допускалось и в любое другое время.

Государственный строй Спарты сформировался в результате преобразования военной демократии в государственную организацию, сохранявшую некоторые черты родоплеменной организации власти. Это привело к «ликургову строю», сложившемуся, как отмечалось, к VI в. до н.э. Некоторые историки рассматривают его как переворот, связанный с окончанием завоевания Мессении и установлением илотии, потребовавшими консолидации общины спартиатов путем уравнения их в экономическом отношении и политических правах, превращения ее в военный лагерь, господствующий над массами порабощенного населения1.

Во главе государства стояли два архагета. В литературе их часто называют царями, хотя даже афинский базилевс, в отношении которого термин царь условен, обладал большей властью, чем спартанские вожди. Власть архагетов, в отличие от власти родоплеменных вождей, стала наследственной, что, однако, не делало ее прочной. Каждые 8 лет проводилось гадание по звездам, в результате которого архагеты могли быть преданы суду или отстранены от должности. Иногда они смещались и без этой процедуры.

Но в целом положение архагетов было почетным. Они получали большую часть военной добычи, совершали жертвоприношения, входили в состав совета старейшин, осуществляли суд по некоторым делам, имевшим значение для всей общины. Первоначально наиболее полной была военная власть архагетов. Им подчинялось войско, в походах они пользовались правом жизни и смерти. Однако в дальнейшем и их военные полномочия были существенно ограничены.

Совет старейшин (герусия), как и архагеты, — орган власти, унаследованный от родоплеменной организации. В состав герусии входило 28 геронтов, пожизненно избираемых народным собранием из знатных спартиатов, достигших 60-летнего возраста. В герусию входили и оба вождя. Первоначально герусия рассматривала вопросы, выносившиеся на обсуждение народного собрания, и тем самым имела возможность направлять его деятельность. Со временем полномочия герусии расширились. В случае несогласия геронтов и вождей с решением народного собрания они могли воспрепятствовать ему, покинув собрание. Герусия участвовала в переговорах с другими государствами, рассматривала уголовные дела о государственных преступлениях и вела судебные процессы против архагетов.

В народном собрании участвовали все спартиаты, достигшие 30-летнего возраста. Первоначально собрание созывали вожди, они же в нем председательствовали. Выступать в народном собрании могли только должностные лица или послы иностранных государств, участники же собрания лишь заслушивали выступления и голосовали. Голосование проводилось криком, а в спорных случаях участники собрания расходились в разные стороны.

Созыв народного собрания (кроме чрезвычайных) производился раз в месяц. На собрании принимались законы, избирались должностные лица, решались вопросы войны и мира, союза с другими государствами, рассматривались вопросы о наследовании должности вождя, определялось, кому из вождей возглавлять войско в походе и т. д. В решении всех этих вопросов роль собрания в силу существовавшей в нем процедуры была меньшей, чем роль народного собрания в Афинах. Но все же преуменьшать ее не следует. Право избрания должностных лиц, право отклонять внесенные ими предложения позволяли ему если не контролировать их, то во всяком случае оказывать на них влияние, заставлять считаться с собой. Только к IV в. до н.э. оно становится пассивным, и роль его падает.

Эфоры в Спарте появились с VIII в. до н.э. в результате острых конфликтов между родоплеменными вождями и родовой аристократией, Последняя, получавшая большую долю военной добычи и возможность угнетать свободных общинников, стремилась ограничить пожизненную власть вождей властью избираемых на определенный срок представителей аристократии. Ими стали пять эфоров. Они избирались из «достойных» на один год, действовали единой коллегией, принимавшей решения большинством голосов. Первоначально эфоры считались как бы помощниками архагетов и осуществляли судебное рассмотрение дел по имущественным спорам. С середины VI в. до н.э. власть эфоров заметно возросла. Они поставили под свой контроль архагетов — в походе их сопровождали два эфора. Эфоры получили право созывать герусию и народное собрание и руководить их деятельностью. Вместе с герусией они могли предотвратить принятие народным собранием неугодного им решения. К ним перешло руководство внешними сношениями Спарты и внутреннее управление страной, наблюдение за соблюдением спартиатами установленных порядков, суд над ними и наказание их, объявление войны и мира, контроль над деятельностью остальных должностных лиц (которых в Спарте было гораздо меньше, чем в Афинах). Деятельность самих эфоров практически не контролировалась — они отчитывались только перед своими преемниками. Особое положение эфоров подчеркивалось и их правом не участвовать в общих сисситиях и иметь собственный стол.

Монолитная социальная структура господствующего класса, превратившегося в мощную военную организацию, способствовала быстрому возвышению Спарты среди греческих государств. К V в. до н.э. она установила свою гегемонию над почти всем Пелопоннессом, возглавив Пелопоннесскую симмахию. Застой в социально-экономической и политической жизни, духовное оскудение — цена господства над илотами — делают Спарту центром реакции в Греции. В то же время победа в Пелопоннесской войне (431—404 гг. до н.э.), громадная контрибуция, полученная с Афин, резко стимулировали процессы имущественной дифференциации спартиатов и развития товарно-денежных отношений. Они еще более усилились с разрешением в начале IV в. до н.э. дарения и завещания земельных наделов (продажа их по-прежнему не допускалась, но, вероятно, имела место). Увеличиваются размеры наделов знати и за счет приобретения земель (у илотов) на окраинах государства. Запрещение торговли перестает соблюдаться.

Былой аскетический спартанский образ жизни уходит в прошлое. Массовое разорение рядовых спартиатов ведет к потере ими земельных наделов и, следовательно, полноправия. Единство спартанской общины разрушается, ее военная мощь падает — число полноправных спартиатов сокращается, появляются наемники. Потеря в IV в. до н.э. Мессении в результате македонского завоевания Греции, а вместе с ней части земли и илотов, подорвала экономическую основу Спартанского государства.

Предпринимавшиеся в III в. до н.э. по требованию разорившихся спартиатов попытки восстановить старые порядки путем передела земли, уничтожения долгов, восстановления военного могущества предоставлением прав гражданства неполноправным жителям Спарты потерпели крах. Объективные закономерности развития рабовладельческого общества неумолимо вели к крушению социальных и политических порядков, сохранявших коллективистские пережитки общинного строя.

Окончательно ослабленная, раздираемая внутренней борьбой Спарта, как и все греческие государства, в середине II в. до н.э. подпадает под власть Рима.

2. ОХАРАКТЕРИЗУЙТЕ СОСЛОВНО-ПРАВОВЫЕ ПОДСИСТЕМЫ СРЕДНЕВЕКОВОГО ПРАВА: ФЕОДАЛЬНОЕ (ДОМЕНИАЛЬНОЕ И ЛЕННОЕ) ПРАВО, ЦЕРКОВНОЕ (КАНОНИЧЕСКОЕ) ПРАВО, ГОРОДСКОЕ ПРАВО, КУПЕЧЕСКОЕ ПРАВО

 

Средние века – это эпоха, когда в рамках складывающихся национальных государств постепенно формируются основы будущих национальных правовых систем.

Феодальное право представляло собой право господствующего класса — феодалов. Его основная задача заключалась в юридическом оформлении и урегулировании монопольного права собственности на землю и неполной собственности на зависимых крестьян, в обеспечении их политического и экономического господства в обществе1.

Основными чертами феодального права были нормы, регулирующие поземельные отношения, право закрепляло неравенство различных сословий.

В феодальном праве отсутствовало привычное для нас деление на отрасли права, это было право сильного – «кулачное право», велика была роль церковного права.

Можно выделить следующие характерные черты феодального права2. Во-первых, основное место в феодальном праве, особенно на ранних этапах, занимают нормы, регулирующие поземельные отношения и нормы, обеспечивающие внеэкономическое принуждение. Во-вторых, феодальное право в значительной степени является «правом-привилегией», закрепляющим неравенство различных сословий. Оно наделяло правами (или урезало их) в соответствии с тем положением, которое занимал человек в обществе. В-третьих, в феодальном праве не было привычного для нас деления на отрасли права. Существовало деление на ленное право, церковное право, городское право и т.д., что объясняется его сословным принципом. В-четвертых, огромное влияние на феодальное право оказали церковные нормы, нередко превращавшиеся сами в нормы права. Характерной чертой права Европы был партикуляризм, т.е. отсутствие единого права на всей территории государства и господство правовых систем, основанных на местных обычаях.

Еще одной особенностью было то, что для многих народов Западной Европы феодальное право было первым правовым опытом классового общества. По своей внешней форме, степени разработанности отдельных институтов, внутренней целостности и юридической технике оно в значительной степени уступало наиболее совершенным образцам рабовладельческого частного права, особенно римского, которое в Западной Европе было активно востребовано и пережило второе рождение, так называемую
«рецепцию» римского права.

Короли, находя в римском праве государственно-правовые положения, обосновывающие их претензии на абсолютную и неограниченную власть, использовали их в борьбе с церковью и феодальными сеньорами;

Повышение интереса к римскому праву в силу широкого обращения эпохи Возрождения к античному творческому наследству.

Изучение римского права начинается уже с XI века. Большую роль в этом сыграл Болонский университет, при котором была создана школа глоссаторов -комментаторов римского права. Итогом работы этой школы стало издание в ХШв. юристом Аккрусием сборника, обобщающего более 96 тысяч глосс (комментариев). С XIV века на первый план выходит школа постглоссаторов, очистившая и переработавшая римское право в соответствии с потребностями времени.

Особое развитие в изучаемый период получило
городское право. С ростом и развитием городов здесь появились собственные городские суды, первоначально разбиравшие рыночные споры, но постепенно охватившие своей юрисдикцией все население города и вытеснившие применение ленного и дворового права в городах.

Городское право чаще всего излагалось в письменном виде, главным образом в связи с заимствованием его каким-либо городом. В некоторых городах совет постановлял записать право для сведения собственных граждан, записывалась и судебная практика. Большие города, имевшие высокий уровень товарно-денежных отношений, соответственно имели и более высокий уровень юридической проработки правовых норм. Со временем они подчиняли своему влиянию другие менее развитые города. Так, северо-германский город Любек имел более 100 дочерних в юридическом отношении городов. А влияние Магдебургского права (г.Магдебург) было распространено на значительную часть Восточной Европы и Лондон.

Городское право – в основном писанное право, его положения фиксировались городскими статутами, королевскими или иными сеньориальными хартиями, пожалованными городу1. Городское право, несмотря на закрепление в нем некоторых чисто феодальных институтов, по своему основному содержанию не являлось феодальным правом, оно скорее предвосхищало будущее буржуазное право, разрабатывало его принципы. Города широко использовали различные сборники международного торгового права и морских обычаев, составленные в городах Италии, Испании и т.д., и тем самым внесли заметный вклад в формирование единых правовых традиций в странах Западной Европы.

Ленное право – право обычая. Обычай регулировал в средние века личностные и поземельные связи между феодалами-сеньорами и вассалами. В равной мере правовые обычаи охватывали отношения между феодалами (собственниками земли) и крестьянами, ее держателями. Эта часть правовых обычаев (манориальное право) в наибольшей степени отражала зависимое положение крестьян, привязанных к земле и вынужденных работать на собственника (манора).

Особую роль в становлении общеевропейской правовой культуры сыграло городское право.

Особое место в процессе формирования общеевропейской правовой культуры в средние века занимало каноническое право.

Каноническое право – церковное право. Возникло первоначально как право христианской церкви в целом. Затем, после раскола церкви сложились две самостоятельные ветви канонического права. В Западной и Центральной Европе каноническое право получило под влиянием «папской революции» особенно большое развитие и превратилось в средневекового права. Восточная ветвь канонического права, оформившаяся в рамках Греко-правословной церкви, действовал в Византии, а также в ряде других стран Юго-Восточной и Восточной Европы.

Большая значимость норм канонического права в западноевропейском обществе определялось рядом факторов. Каноническое право разрабатывалось и поддерживалось могущественной римско-католической церковью и папством. Каноническое право отличалось универсальностью и экстерриториальностью, поскольку его нормы действовали во всех странах, принявших католицизм. Оно не знало государственных границ и соединяло в единое целое всех католиков1.

Каноническое право отличалось также широтой регулируемых им общественных отношений. Оно включало в себя вопросы как духовной, так и светской жизни, было обязательным как для клириков, так и для мирян.

Римско-католическая церковь играла большую роль в феодальном обществе Западной Европы. Она была мощной экономической, политической и культурной организацией и носительницей идеологии Средневековья. Христианская религия, была тесно переплетена с феодальными отношениями. Поэтому вся культура феодализма подчинена богословию. Догматы церкви стали политическими аксиомами, а библейские тексты получили силу закона.

Церковь выработала и свое право, которое получило название канонического, поскольку основные его положения излагались в постановлениях церковных Соборов (канонах). Свод этих канонов был составлен в XVI веке. Кроме того, источниками канонического права были нормативные акты римских пап, носивших название конституций, булл и энциклик.

Каноническое право регулировало внутрицерковные отношения, а также значительную часть вне церковных, главным образом гражданско-правовых и даже уголовных правоотношений. К ведению церковных судов относились дела, связанные с «грехом». Сюда относились такие преступления, как ересь, вероотступничество, колдовство, святотатство, нарушение супружеской верности, кровосмешение, двоеженство, лжесвидетельство, клевета, подделка документов, ложная присяга, ростовщичество.

Церковь монополизировала регулирование брачно-семейных отношений, право контроля за распределением имущества между законными наследниками и исполнение завещаний.

Купеческое законодательство принималось судами в странах прецедентного права, но регулировалось в соответствии с первоначальным духом купеческого права, поскольку эти законы основывались на традиции.

Значение купеческого права для заключения контрактов и осуществления торговли особенно важно для расширения масштабов торговли.

Историческим основанием для выделения торгового права в этих государствах послужила необходимость объединения различных торговых обычаев и правил сословного характера в особое «купеческое право». Кроме того, во Франции торговое право, обобщенное в Торговом кодексе 1807 г., послужило еще и средством признания и утверждения интересов «третьего сословия», самостоятельной роли купечества, а в Германии (Общегерманский торговый кодекс 1861 г.) – способом национального сплочения и преодоления государственной раздробленности.

Не во всех западноевропейских странах идея самостоятельного торгового права получила признание и законодательное закрепление. Пионером в этом отношении стала Швейцария, в которой еще в начале этого века (1911 г.) было принято единое законодательство, в равной мере распространявшееся на гражданские и торговые отношения. В 1942 г. Италия, являющаяся родоначальницей обособленного торгового права, также отказалась от этой идеи. По пути единого частного права развивается и современное законодательство, которое ни в одной из стран, обновлявших гражданское законодательство уже в начале 90-х гг., не пошло на обособление торгового права (Нидерланды, канадская провинция Квебек, американский штат Луизиана). Более того, единодушно отмечается общая тенденция к «коммерсализации» гражданского права, т. е. к его развитию под влиянием более гибких норм о торговом обороте и тем самым – к его максимальному приспособлению к потребностям предпринимательской деятельности.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Винничук Л. Люди, нравы, и обычаи Древней Греции и Рима. –М.: Высшая Школа, 2002.
  2. Всеобщая история права и государства/ Под ред. Батыра К.И. М., 2002.
  3. Графский В.Г. Всеобщая история права и государства. -М.: НОРМА, 2002.
  4. Ильинский Н.И. История государства и права зарубежных стран.–М, 2000.
  5. История Древнего мира/ Под ред. Дьяконова И.М., Свенцицкой И.С., Нероновой В.Д. — М., 1989.
  6. Кенигсбергер Г. История Европы.–М.: Весь мир, 2001.
  7. Корнев С.А.История государства и права зарубежных стран в 2-х частях. Конспект лекций.–М.: Издательство Михайлова В.А., 2004.
  8. Крашенникова Н.А., О.А.Жидкова История государства и права зарубежных стран. Часть 2. М.: НОРМА, 2002.
  9. Хрестоматия по всеобщей истории государства и права/ Под ред. проф. З.М. Черниловского. М., 2003.
  10. Хрестоматия по истории Древнего Рима/ Под ред. В.И. Кузищина, М.: Высшая Школа, 2000.
  11. Черниловский З.М. Всеобщая история государства и права. -М.: Юристъ, 2004.
  12. Федоров К.Г., Лисневский Э.В. История государства и права зарубежных стран. Ростов на/Д, 2003

     


     

<

Комментирование закрыто.

WordPress: 22.01MB | MySQL:122 | 2,074sec