Личность преступника в криминологии

<

091914 1959 1 Личность преступника в криминологииЧеловеку как личности свойственно сознание и самосознание. Естественно, что любой человек должен осознавать не только окружающий мир, но также и себя относительно действительности. Он не должен «парить в пустоте», должна быть какая-то точка отсчета.

Актуальность темы исследования. Криминологическая ситуация, складывающаяся в российском обществе, настоятельно диктует необходимость более объективно, глубоко и всесторонне, чем это делалось до недавнего времени, взглянуть на многие проблемы борьбы с преступностью. В их числе проблема причин преступного поведения и повышения ответственности личности в сфере уголовного права, выявление источников, оказывающих на механизм формирования преступной личности.

Целью же данной работы является рассмотрение личности именно преступника с криминологической точки зрения.

Личность человека, совершившего преступление, является объектом пристального изучения многих наук криминалистического профиля. Именно изучение особенностей личности преступника породило целое научное направление, из которого сформировалась наука «криминология». Криминология изучает такие проблемы, непосредственно связанные с вопросом о личности преступника, как закономерность преступного поведения, детерминация, причинность преступлений и т.п.

Как самостоятельная наука она начала формироваться в XIX веке. Свой вклад в ее развитие внесли такие известные личности, как Галль, который стал основоположником антропологических исследований, Цезарь (Чезаре) Ломброзо, высказавший в свое время мысль о том, что «преступниками рождаются», Ж. Ван-Кан, автор одной из самых значительных криминологических работ «Экономические факторы преступности», А. Кетле, Гарофало, Марро и др.

В ХХ веке изучение личности преступника получило новый толчок, да оно, можно сказать, не прекращается и по сей день. До сих пор существует и развивается клиническое исследование преступности. Хотя в нем все больше учитывается социальный фактор. Во Франции один из наиболее ярких его представителей является профессор Пинатель.

Сторонником же господства в личности биологического можно назвать Г. Рименшнейдера, который отстаивал идею порождения преступления сочетанием предрасположения субъекта к преступной деятельности и влияния окружающей среды.

В 70-е годы произошел определенный «взрыв» в отечественной криминологии. Он был вызван публикацией профессора И.С. Ноя, который писал: «Независимо от среды человек может не стать ни преступником, ни героем, если родится с иной программой поведения»1.

В.П. Емельянов сделал следующий вывод: «Только определенный состав экономических, идеологических, социальных, биологических факторов дает реакцию, называемую преступлением… Причина преступности — это синтез различных явлений социального и биологического свойства…»2.

В настоящее время постепенно создаются необходимые исторические, политические и теоретические предпосылки для новых подходов к решению названных проблем на базе адекватного действительности социально-правового мышления. Как известно, сейчас происходит трезвое и более объективное осознание прошлой истории развития, роли и места России в общемировом процессе, деформаций, возникших в общественной жизни и тормозящих экономический, социальный и духовный прогресс общества.

Среди наиболее сложных, спорных и наименее разработанных криминологических проблем является вопрос о личности преступника.

Криминологи, разрабатывая другие проблемы (преступности, ее причин и профилактики), т.е. глобальные, не смогут не признать того, что действия, осуждаемые как преступные, всегда и везде совершаются людьми. Наказуемые деяния совершают мужчины и женщины, молодые и пожилые люди, гражданские и военные, умные и не очень, за что они в качестве правонарушителей подозреваются, становятся объектами оперативно-розыскной деятельности, разрабатываются, наказываются и ресоциализируются1. С ними имеет дело жертва и негласный сотрудник, сотрудники правоохранительных органов государства, представители общественных объединений и религиозных организаций

С точки зрения русского языка слово «личность» определяется, как «человек,… носитель каких-нибудь свойств…» или «совокупность свойств, присущих данному человеку, составляющих его индивидуальность…», «отдельный человек в обществе, индивидуум…».

Слово «преступник» означает того, «кто совершил уголовное преступление» (в единственном значении) или «человек, который совершает или совершил преступление». Синонимами этого слова являются «уголовник» (разг.); правонарушитель (юрид.); злоумышленник, вор, тать (устар.); варнак (устар.,прост.); злодей, лиходей (устар.)

И так, «личность преступника» можно представить, как «совокупность свойств, присущих, совершающему или совершившему преступление, человеку, составляющих его индивидуальность».

Криминологи изучают эту совокупность свойств для того чтобы на их основе определить детерминанты совершения конкретного преступления, которые, в свою очередь, могут быть использованы в процессе расследования и рассмотрения уголовного дела, а также при создании основ и методик индивидуальной профилактики. Однако на основе изучения личности конкретного преступника невозможно определить причины совершения не только всех преступлений, но и определенной их группы. Например, причин совершения квартирных краж. Именно поэтому, криминологи в процессе научных исследований и обобщений правоприменительной практики изучают личность преступника на групповом уровне, а также как своего рода совокупный «субъект преступности» в целом, т.е. используя типологию.

При таком подходе изучаются категории и типы преступников, выделяемые по сходству как совершаемых преступлений, так и содержания личностных свойств субъектов деяний. Более конкретно на этих аспектах мы остановимся далее (на этой лекции и при изучении специальной части курса).

Таким образом, личность преступника в криминологии изучается на трех уровнях1:

— индивидуальном;

— групповом, и;

— общем.

Под понятием «личность преступника» подразумевается следующее. Существуют различные определения этого понятия, криминологическое же учение исходит из того, что личность как целостное образование представляет собой социальное качество человека. Оно формируется в процессе общественных отношений, т.е. является продуктом социализации человека, а не приобретается с момента рождения. При этом в человеке уживаются социальное и биологическое начала. И в соотношении социального и биологического, биологическое находится в подчиненном отношении к социальному и выступает в нем в преобразованном, «очеловеченном» виде. Из этого можно сделать вывод, что природа и сущность человека — не тождественные понятия. Ведь, в то время как первое включает в себя генетические и социальные связи человека, второе охватывает лишь существенные социальные признаки. Хотя нельзя отрицать, что социальные признаки включают в себе особенности биологического, психологического порядка.

Общепринятыми постулатами отечественная криминология, при рассмотрении личность преступника, считает то, что1:

1. Совокупность интегрированных в ней социально-значимых свойств, образовавшихся в процессе многообразных и систематических взаимодействий с другими людьми. Этот аспект личности позволяет рассматривать личность преступника как:

— члена общества;

— члена социальных групп или иных общностей (например, военнослужащих) и;

— носителя социально-типичных черт.

2. Человек не рождается, а становится преступником. То есть каждый индивид как личность — это продукт не только существующих отношений, но также своего собственного развития и самосознания. Одно и то же по своим объективным признакам общественное положение будучи по-разному воспринято и оценено личностью, побуждает его к совершенно различным действиям. Система отношений человека к различным социальным ценностям и сторонам действительности, нормам и институтам, самому себе и своим обязанностям, различным общностям, группам и т.д. зависит, следовательно, как от внешних, так и внутренних, личностных обстоятельств. Здесь важно отметить постоянное взаимодействие социологического и психологического, каждое из которых нельзя ни умалять, ни преувеличивать.

3. Необходимо изучать субъекты совершения самых разнообразных преступлений, в том числе и неосторожных.

4. Стойкие антиобщественные взгляды и ориентации и ярко выраженная индивидуалистическая направленность не характерна всем без исключения лицам, совершившим преступление.

5. Личность преступника отличается от законопослушной личности своей общественной опасностью. Однако общественная опасность личности гражданина не предполагает фатальности преступного поведения. Это качество либо реализуется, либо не реализуется в его деятельности, что зависит как от самой личности, так и от внешних обстоятельств, способных препятствовать такому поведению.

6. Изучение личности преступника должно строиться на твердой правовой основе, т.е. должна изучаться личность тех, кто по закону признается субъектом преступления. Поэтому рассматриваемая категория имеет временные рамки: с момента совершения преступления, удостоверенного судом, и до отбытия уголовного наказания.

В научной литературе1 предлагается ряд названий. Некоторые из них можно привести: «предкриминогенная» (речь идет об этапе криминализации личности), «адиминистративно антисоциальная»; «личность, представляющая общественную опасность»; девиантная личность; личность лица с отклоняющимся (девиантным) поведением; личность лица, входящего в группу «риска» и пр. Очень часто употребляющийся термин «лица, склонные к совершению преступлений» противоречит принципу презумпции невиновности и поэтому считается неудачным.

7. Различные аспекты личности преступника, помимо криминологии, изучают другие юридические науки: криминалистика, уголовное право, уголовный процесс, уголовно-исполнительное право и т.д., а также науки, имеющие двойную природу и происхождение: юридическая психология, исправительно-трудовая психология, судебная психиатрия, судебная статистика и пр.

Как уже говорилось ранее, личность включает в себя совокупность сторон внутренней (сознание) и внешней (деятельность). Подобный подход к определению сущности личности сформировался в философии давно. Еще в 1844 г. К. Маркс писал: «Животное непосредственно тождественно со своей жизнедеятельностью. Оно не отличает себя от своей жизнедеятельности. Оно есть эта жизнедеятельность. Человек же делает самое свою жизнедеятельность предметом своей воли и своего сознания. Его жизнедеятельность — сознательная. Это не есть такая определенность, с которой он непосредственно сливается воедино. Сознательная жизнедеятельность непосредственно отличает человека от животной жизнедеятельности»1.

Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод, что личность человека представляет собой систему социально-психологических свойств и качеств, в которых отражены связи взаимодействие человека с социальной средой посредством практической деятельности.

В структуре личности можно выделить следующие элементы:

  • социальный статус, который включает совокупность всех признаков, отражающих место человека в системе общественных отношений. Такими признаками являются — пол, возраст, семейное положение, уровень образования, принадлежность к определенной социальной группе др.;
  • социальные функции, выраженные посредством показателей реальных проявлений личности в основных сферах деятельности (профессионально-трудовой, социально-культурологической, социально-бытовой);
  • нравственно-психологичекие установки, отражающие отношение человека к его проявлениям в основных видах деятельности. В данном случае имеются в виду — отношение к общегражданским обязанностям, государственным органам, закону, правопорядку, труду, семье, культурным ценностям и т.д.

    Именно, исходя из вышеизложенных положений, проводится криминологический анализ личности преступника. Однако у него есть определенные особенности. Несомненно, что наглядным отличием личности преступника от непреступника является сам факт совершения преступления. На внутреннем уровне преступление имеет негативную направленность, т.е. антиобщественную. На внешнем же оно воплощено в специфическом виде деятельности, а именно — преступной деятельности.

    Из вышесказанного можно сделать вывод, что «отличие личности преступника от непреступника состоит в негативной направленности, реальными носителями которой выступают личностные свойства, получившие законченное выражение в виде и характере преступного деяния, являющегося основным мерилом ее глубины и силы».

     

    1.2. Основные черты криминологической характеристики личности преступника.

     

    Изучение и учет криминологических особенностей личности позволяет выявить факторы, влияющие на совершение преступлений. Его результаты способствуют определению наиболее важных направлений предупредительной работы.

    Согласно криминологическим исследованиям и статистическим данным (на 2006 г.):

  • среди преступников значительно больше, чем женщин;
  • возрастная характеристика преступников позволяет делать выводы о криминогенной активности и особенностях преступного поведения представителей различных возрастных групп. Уже давно криминологией установлено, что лица молодежного возраста чаще совершают преступления агрессивного, импульсивного характера. Лица же старших возрастов действуют более обдуманно, в том числе и с точки зрения возможных последствий подобного поведения. Ведь несомненно, что именно возраст во многом определяет потребности, жизненные цели людей, круг их интересов, образ жизни1. И это не может не сказываться на противоправных действиях.
  • Наиболее часто совершают преступления лица в возрасте 18 – 40 лет – это примерно 70 – 75 %. При этом чаще всего совершаются преступления лицами в возрасте 25 – 29 лет, далее следуют 18 – 24, 14 – 17 и 30 – 40 летние. Реже всех преступления совершаются лицами старше 50 лет. Наибольшую криминальную активность проявляют преступники до 24 лет и, как правило, в этом возрасте чаще всего совершаются кражи, угоны автотранспорта, хулиганство, изнасилования. В возрасте после 30 лет чаще всего совершаются экономические преступления;

    — немалое влияние на формирование личностных качеств оказывают и семейное положение, и воспитание. Криминологические исследования показали, что более половины всех преступников холостые (или не замужем). Связано это с тем, что брак, семья обладают сильным моральным и социальным мобилизующим потенциалом. Кроме того — фактические брачные отношения родителей, неполные семьи, раздельные бюджеты родителей, низкий уровень культурных отношений в семье, наличие в ней стереотипов правонарушающего поведения, один ребенок в семье или наоборот много детей или детдомовское воспитание — все это, несомненно, влияет на формирование личности человека;

    — уровень образования преступников, как правило, довольно низок. Они в основном имеют незаконченное высшее образование. Незначительную долю составляют преступники с высшим образованием, обычно это должностные преступники. Ниже всего уровень образования у лиц, совершивших убийства, разбои, хулиганство;

    — если исходить из принадлежности того или иного преступника к определенной социальной группе, то около 50% составляет доля рабочих. По сравнению с ней доля других социальных групп значительно ниже. Хотя преобладание рабочих среди преступников объясняется скорее не только принадлежностью человека к этой социальной группе, но такими факторами как низкий уровень образования, культурного сознания;

    — отличительным признаком личности преступника является уклонение от такой социально полезной деятельности как труд, учеба. По статистике около 30 % задержанных преступников, будучи трудоспособными, на момент совершения преступления были не работающими или не учащимися. Если же они работают, то их трудовая деятельность имеет свои особенности. Обычно выполняемая ими работа характеризуется низким уровнем квалификации, частой сменой места работы, кроме того, нередко она сопряжена с недобросовестностью исполнения обязанностей, прогулами и т.д. Современная жизнь выявляет дополнительные факторы, также влияющие на личность преступника. Здесь имеются имею в виду, безработицу, миграцию, национализм, этнические конфликты и т.д. Нельзя отрицать, что эти явления отражаются на индивидуальном уровне;

    — среди характеристик личности преступников необходимо обратить особое внимание на такие, как характер и длительность преступной деятельности. Преобладающую часть преступников составляют: убийцы, воры, хулиганы, разбойники, грабители, мошенники, насильники. Такие показатели как рецидив, совершение преступления в группе, а также криминальный профессионализм и др. варьируются в зависимости от возраста совершения первого преступления, отбывание наказания в местах лишения свободы, характер преступления. Согласно уголовной статистике около четверти среди выявленных преступников ранее совершили преступление. Из них примерно 30 % осуществляли преступные действия в группе. Очень высокий уровень рецидива (смешанного) наблюдается у лиц, совершивших умышленные убийства, тяжкие телесные повреждения (около 40 %), а также грабежи, разбои (около 35 %). Групповая деятельность характерна для лиц совершающих разбои — до 70 %, кражи, грабежи — до 50 %, изнасилования — до 40 %. До 80 % несовершеннолетних преступников совершают преступления в составе группы1;

    — среди криминологических особенностей лиц, совершивших преступление можно выделить такую, как особое отношение к закону. Нельзя сказать, что они их плохо знают. Наоборот, многие отличаются большими правовыми познаниями, но ошибочно предполагать, что правонарушителя лучше знают уголовный закон, чем другие граждане. Причины у этого явления следующие:

  1. До совершения первого преступления и его раскрытия правовая осведомленность правонарушителя ничем не отличается от правовой осведомленности его ровесников;
  2. Полученные им до и после преступления знания случайны и бессистемны, резко ограничены личным опытом либо опытом окружающих.

    Все вышеназванные особенности личности преступника имеют, прежде всего, статистическое значение и свойственны преступнику как научному понятию. Сложно встретить преступника, который обладал бы всеми вышеперечисленными чертами. Следовательно, можно сделать вывод, что разным преступникам присущи названные признаки в различной мере.

    Однако, вот парадокс — вокруг нас много людей, которым свойственны эти признаки, но они не совершают преступления. Так в чем же дело?! К сожалению, современная наука не может пока ответить на этот вопрос, хотя большинство специалистов все же настаивают на том, что в личности преступника эти качества копятся, приобретают какую-то критическую массу, которая в итоге толкает к совершению преступления. Это качество получило название «криминогенность личности преступника».

    Таким образом, для криминологии главное в личности преступника — ее природа и сущность, источники, пути, формы и механизмы формирования ее антиобщественных черт, те особенности, которые во взаимодействии со средой или пред преступной ситуацией порождают преступное поведение, иными словами, все то о преступнике, что может объяснить совершение преступления. Результаты такого изучения являются основой для разработки криминологией проблем профилактики преступлений.

     

    1.2. Мотивация преступного поведения

     

    Достижения современной психологии свидетельствуют о том, что основным стимулом человеческой деятельности является мотив, поскольку именно в нем отражается все то, ради чего совершается любое деяние, в чем личностный смысл для любого человека. Мотив представляет собой довод в пользу избираемого действия, осознанное побуждение к достижению конкретной цели, необходимый элемент сознательного, волевого, преднамеренного действия. То есть выбор цели обосновывается определенным доводом в его пользу – мотивом. При этом следует различать понятия «мотив» и «мотивация». Мотивация – это общее побуждение активности в определенном направлении.

    Именно в мотиве отражаются, конкретизируются потребности, которые изменяются и вместе с изменением и расширением круга объектов, служащих их удовлетворению. Деятельность человека, как правило «полимотивирована», то есть она определяется множеством мотивов. При этом часть из них является ведущей, основной, другая же часть выступает в роли дополнительной.

    Мотив — явление субъективное, связанное с индивидуальными особенностями и установками личности, однако в то же время оно включает в себя и социально-психологические черты личности. Результаты современных криминологических исследований не позволяют утверждать, что существуют какие-то специфические мотивы преступного поведения. По крайней мере, большинство мотивов преступлений не являются таковыми и вполне могут стимулировать какие-то иные действия. То есть мотивация преступления не всегда напрямую связана с характером совершаемого преступления. Необходимо соблюдать следующее требование: «мотив не должен приписываться личности исходя лишь из внешних обстоятельств и ситуаций, его следует «извлекать» из личности»1. В данном случае неприменим подход: корыстное преступление — корыстный мотив, хулиганство — хулиганские побуждение. Дело в том, что основная масса мотивов как бы нейтральна, единственной исключение составляют те, которые направлены на реализацию физиологической потребности в алкоголе или наркотиках.

    Мотивы преступления взрослых условно делят на2:

  • политические — устройство управления государством и обществом, участие в этом управлении, влияние на него и т.п.;
  • корыстные:
  1. Удовлетворение абсолютных, т.е. самых необходимых, жизненно важных потребностей;
    <
  2. Удовлетворение «относительных потребностей», возникающих в условиях социально-экономического разделения населения и сравнения людьми своего положения с положением окружающих;
  3. Достижение своего идеала — некоего материального стандарта или социального стандарта, на которые ориентированно данное лицо;
  • насильственно-эгоистические (охватывающие хулиганские побуждения, месть, ревность, личную неприязнь, недовольство, сексуальные стремления и другие):
  1. Абсолютизация идеи самоутверждения, реализации имеющихся потребностей и интересов в любых формах;
  2. Самоутверждение в тех формах, которые возможны для лица в конкретных ситуациях (невоспитанный человек привычно отвечает оскорблением на замечания либо затруднение в использовании судебного порядка защиты чести и достоинства ведет к физической расправе с обидчиком);
  • анархистко-индивидуалистические, которые заключаются в отрицании требований правопорядка, пренебрежении теми обязанностями, которые ограничивают личную свободу, как ее понимает преступник, мешают осуществлению им определенной деятельности;
  • легкомысленно-безответственные, которые являются следствием поверхностного отражения человеком реальной действительности, искаженного предвосхищения будущих событий:
  1. Отсутствуют потребность и заинтересованность в отношении своих поступков с существующими нормами поведения, законом;
  2. Избирательность такого соотношения;
  • трусливо-малодушные, т.е. которые являются следствием трусости, малодушия, страха, паники. Подобную классификацию мотивов предложил профессор Лунев В.В1.

    Не всегда существует возможность четко определить мотивацию. Как уже говорилось, деятельность человека «полимотивирована». Довольно часть за преступлением лежит комплекс мотивов. Так стремление получить материальную выгоду (корыстная мотивация) может сочетаться с легкомысленно-безответственной или анархистко-индивидуалистической (к примеру, при заражении венерической болезнью, ВИЧ-инфекцией), с политической или иной мотивацией.

    Часто при совершении умышленного убийства, причинения тяжкого вреда, при похищении человека, неоказании помощи больному, доведении до самоубийства отмечается сочетание корыстной и насильственно-эгоистической мотивации. Нередко при совершении подобных преступлений преступником руководит чувство неприязни, мести, ревности, которое сочетается с желанием получить материальную выгоду путем последующего похищения имущества жертвы или получения его в дальнейшем по наследству.

    В некоторых случаях при похищении человека, незаконном лишении свободы, незаконном помещении в психиатрический стационар, клевете и других преступлениях против человека прослеживается политическая мотивация. В данном случае большую роль играет ситуация, которая предшествует совершению преступления, а также личностные особенности преступника, образ его жизни, социальный статус, осуществляемая им конкретная деятельность. Хотя, как показывает практика, чаще всего за многими преступлениями стоит корыстная, насильственно-эгоистическая или иная, но не чисто политическая мотивация.

    В последние годы все больше стала проявляться так называемая национальная мотивация, то есть все чаще совершаются преступления против жизни и здоровья человека, его свободы, чести и достоинства по национальному признаку — например, выборочное проявление жестокости и насилия только по отношению к лицам определенной национальности.

    Что необычно, в преступлениях против половой неприкосновенности и свободы, особенно изнасилованиях, нередко преобладает не сексуальный мотив, не желание удовлетворить возникшие сексуальные потребности, а именно насильственно-эгоистическая мотивация, которая непосредственно связана со стремлением к самоутверждению, повышению собственной значимости путем унижения другого человека и причинения ему страданий. Именно такую мотивацию несут многие насильственные половые преступления в местах лишения свободы.

    В 1991 – 2001 гг. годы усилилась жестокость при совершении насильственных преступлений. Все более незначительным становится повод, снижается самоконтроль. Появилась новая мотивация, ориентирующая человека на самостоятельное разрешение конфликтных ситуаций, причем исходя преимущественно из сугубо личных интересов и допустимости использования любых способов. Среди них предпочтение отдается тому, который кажется более легким и действенным. Но, к счастью, в последнее время, эта ситуация стала меняться к лучшему.

    Необходимо отметить также своеобразие криминальной мотивации такой группы преступников, как несовершеннолетние. В преступлениях, совершаемых ими, дают о себе знать возрастные особенности, проявляющиеся в неблагоприятной для формирования и жизнедеятельности личности социальной среде. Для подобных преступлений характерны:

  • мотив «роста», т.е. стремление доказать свою значимость определенной группе лиц;
  • мотивы, связанные с уходящим детством и его пережитками, так называемый «детский анархизм»: стремление немедленно иметь заманчивые вещи, покататься на машине и т.д.;
  • мотивы, вытекающие из их зависимости от взрослых и неумения находить законный способ отстоять свои права.

    Ранее уже говорилось о росте жестокости при совершении насильственных преступлений и о причинах этого. Помимо этого в конце 80-х начале 90-х годов увеличилось количество преступлений против собственности. Изучение уголовных дел, опросы экспертов и осужденных показали, что причины этого были следующие:

  • абсолютное обнищание части населения и стремление удовлетворить самые необходимые потребности;
  • усиление социально-экономической дифференциации населения, в том числе за счет криминального обогащения одних лиц и связанное с этим стремление других лиц любым путем уравнять свое положение с наиболее обеспеченными группами;
  • экономическое самоутверждение в условиях стремительного рывка к рынку, передела собственности, конкуренции при сильном давлении криминального фактора, отсутствия системы действенной поддержки добросовестного предпринимательства и надежного обеспечения его безопасности государственными и общественными институтами;
  • полный отказ государства от антиалкогольной политики и даже монополии на производство и торговлю спиртными напитками.

     

     

     

     

     

     

     

     

    2. ОСОБЕННОСТИ ГЕНЕЗИСА ЛИЧНОСТИ ПРЕСТУПНИКА

     

    2.1. Криминогенность личности преступника

     

    Криминогенность личности представляет собой качественной выражение соотношения негативной и позитивной направленности личности. А преступление является объективным, реальным показателем криминогенности личности.

    Криминогенность можно рассматривать с двух позиций. Исходя из первой, «криминогенность рождается и умирает вместе с преступлением»1.

    Однако криминогенность можно рассматривать не только как результат, но и как процесс ее становления. Таким образом, можно выделить три стадии генезиса криминогенности личности преступника2:

  1. Формирование криминогенности личности, которая в этот период совершает аморальные поступки и правонарушения неуголовного характера. В данном состоянии негативная направленность личности еще не занимает ведущих позиций. В генезисе личности преступника эта первичная криминализация личности образует стадию предкриминогенной личности;
  2. Совершение преступления, которое становится фактом реальной действительности. Как следствие — криминализация личности состоялась;
  3. Далее идет посткриминогенная стадия, когда лицо привлекается к уголовной ответственности. Теоретически в этот момент должна начаться декриминализация личности, однако, это не единственный вариант:
  • первое — действительно возможно, что в личности преступника произойдут изменения в лучшую сторону, то есть на первый план вновь выйдет позитивная направленность личности. Тогда стадия посткриминогенной личности завершится формированием устойчивой социальной направленности, и личность преступника исчезнет как таковая;
  • второй вариант — осужденный совершает еще одно преступление, находясь в местах лишения свободы, либо после отбытия там положенного срока. В любом случае это означает вторичную криминализацию личности, т.е. декриминализация личности не происходит, и личность вновь возвращается в криминогенную стадию.

    Генезис личности преступника имеет некоторые особенности тогда, когда преступник обладает физическими или психическими отклонениями. Криминологические исследования показывают, что подобные отклонения оказываю влияние на поведение человека, в том числе и на преступное.

    Еще в XIX веке Чезаре Ломброзо обратил внимание на антропологические признаки преступников и пришел к выводу, что у большинства из них имеются физические аномалии. На рубеже XIX-XX веков Э. Кремер на основе своих психофизических исследований пришел к выводу о соответствии определенной физической конституции человека определенному типу преступного поведения. Он вывел закономерность, согласно которой люди высокорослые, широкоплечие, крепкого телосложения склонны к совершению насильственных преступлений. Люди низкорослые, полные наоборот чаще совершают преступления против собственности.

    В ХХ веке Г. Дж. Айсенк в ходе своих исследований свойств нервной системы пришел к выводу, что чем выше у человека признаки экстравертивности, тем ближе он к совершению преступления.

    Исследования ученых в Англии, США, Австралии и других странах выявили повышенный процент хромосомных аномалий среди обследованных преступников по сравнению с контрольной группой. Хромосомные аномалии встречаются примерно у 0,4 процента новорожденных. Криминологическое значение хромосомных аномалий обычно приписывают двум из них, связанных с наличием у мужчин добавочной 47-ой хромосомы типа «Х» ил типа «У». В 60-е годы было высказано мнение о том, что эти типы аномалий могут быть связаны с преступным поведением. Однако достоверных данных в этой области пока нет. Несовершенство методик исследования, малое число наблюдений в каждой из них привело к тому, что в настоящее время различие в оценках разных ученых степени распространенности лишней хромосомы среди преступников достигают 20-кратных размеров. Единственное, что можно с большой долей вероятности сказать, так это то, что существует связь между хромосомной аномалией и психическими заболеваниями, так как среди обследованных большинство составили именно лица с такими заболеваниями.

    В отечественной криминологической науке вопрос о роли психических или иных отклонений при совершении преступления нередко подменяется вопросом о соотношении социального и биологического в личности. Отечественные криминологи исходили, да и сейчас исходят из того, что преступность, как и конкретные преступления, в любом обществе имеет социальный характере, т.е. что она социально обусловлена.

    К психическим аномалиям, которые чаще всего исследуются в криминологическом аспекте, относятся психопатия, алкоголизм, наркомания, олигофрения, травмы центральной нервной системы, шизофрения в стадии стойкой ремиссии, эпилепсия.

    Как показывают исследования, среди преступников, особенно совершающих насильственные преступления, почти 30 % людей, имеющих психические аномалии в рамках вменяемости. При этом они встречаются в основном у несовершеннолетних преступников, лиц, совершивших тяжкие преступления против личности (убийства, изнасилования, тяжкие телесные повреждения), рецидивистов.

    По статистике среди лиц, совершивших тяжкие насильственные преступления, чаще всего встречаются такие аномалии1:

  • психопатии и психопатические состояния — 33 %;
  • органические поражения центральной нервной системы — 19 %;
  • ушибы головного мозга — 18 %;

    Среди убийц — более 70 % лиц с психическими аномалиями. Среди рецидивистов – 75 – 90 % с психопатией, тогда как среди всех преступников этот показатель колеблется в интервале 15-65 %.

    Психоаномалии существенно затрудняют усвоение социальных норм, регулирующих поведение. Поэтому подобные лица больше, чем кто-либо, отчуждены от общества. Круг их семейных, досуговых и деловых отношений достаточно узок и неустойчив, а иногда отсутствует вовсе. Как следствие — эти люди довольно конфликтны в общении.

    Но, в то же время, не означает, что аномалии психики являются причиной совершения преступлений. Во-первых, среди всей массы преступников субъекты с такими аномалиями не составляют большинства. Во-вторых, даже наличие психических аномалий у конкретного лица далеко не всегда свидетельствует о том, что они сыграли криминогенную роль в его противоправном поведении. В-третьих, как доказали исследования, не сама аномалия психики предопределяет совершение преступления, а то воспитание, те неблагоприятные условия формирования индивида, которые породили его криминогенные личностные черты. Конечно, такие аномалии могут способствовать их возникновению и развитию, как и самому противоправному поведению, но лишь в качестве условия, не определяющего это поведение в целом.

     

    2.2. Роль биологических и социальных факторов в механизме формирования личности преступника

     

    При определении структуры личности преступника следует иметь в виду, что прежде всего она представляет собой совокупность ее социально-значимых свойств, сложившихся в процессе разнообразных взаимодействий с другими людьми и делающих в свою очередь ее субъектом деятельности, познания и общения. Этот аспект личности наиболее важен для криминологии, поскольку он позволяет рассматривать личность как члена общества, социальных групп или иных общностей, как носителя социально типичных черт.

    Криминологический анализ личности предполагает и максимальный учет индивидуальных психических особенностей, и биологически обусловленных свойств, которые отражаются на механизме человеческого поведения, включая преступное. Их выделение в структуре личности преступника вовсе не означает психологизации или биологизации причин совершения преступлений хотя бы потому, что многие психические особенности и биологически обусловленные свойства находятся под определяющим влиянием социальных факторов. Причиной совершения преступлений являются, как известно, лишь социально приобретенные отрицательные черты личности. Неблагоприятные особенности отдельных психических процессов, состояний и биологически обусловленных свойств могут лишь способствовать действию этой причины.

    С учетом сказанного в структуре личности преступника выделяется ряд подструктур:

    -одна из них включает в себя такие социально-демографические признаки, как социальное происхождение и положение, семейное и должностное положение, национальная и профессиональная принадлежность, а также уровень материальной обеспеченности;

    -уровень умственного развития, культурно-образовательный уровень, знания, умения и навыки;

    -в третью входят нравственные качества, ценностные ориентации и стремления личности, ее социальные позиции и интересы, потребности, наклонности, привычки;

    -четвертую образуют психические процессы, свойства и состояния личности;

    -пятая объединяет такие биофизиологические признаки, как пол, возраст, состояние здоровья, особенности физической конституции и т.д. (причем имеются социальные проявления этих признаков).

    Изъятие любой из подструктур разрушает целостность всей структуры, поскольку ни одна из них не может существовать самостоятельно. Следовательно, все они находятся в определенных взаимоотношениях и взаимосвязи, благодаря чему мы имеем дело не с их простой суммой, а со сложной совокупностью элементов, образующих в целом личность преступника.

    Могут быть предложены и другие варианты структуры личности преступника. В частности, известна следующая схема, включающая:

    -социально-демографические и уголовно-правовые признаки;

    -социальные проявления в различных сферах общественной жизни;

    -нравственные свойства;

    -психические особенности.

    Надо сказать, что любая такая схема не будет содержать в себе каких-либо специфических черт, присущих именно личности преступника, ибо она отличается от личности вообще не отсутствием или наличием каких-либо компонентов своей структуры, а прежде всего содержанием, направленностью определенных компонентов этой структуры. Вот почему говорят об антиобщественной направленности взглядов, интересов, потребностей, привычек, которые и выступают причиной совершения конкретного преступления. Поэтому криминологию особенно интересуют нравственные качества, ценностные ориентации и т.д., равно как и психологические особенности. Это, конечно, не означает игнорирования других подструктур. Напротив, надо знать и учитывать все особенности личности преступника, поскольку они влияют на индивидуальное поведение.

    Направленность личности представляет собой характеризующее данного человека и своеобразно переживаемое им избирательное отношение к действительности, влияющее на его деятельность. Направленность – ведущий элемент в психологической структуре личности. Она оказывает определяющее влияние на другие ее элементы – объем знаний, характер проявления биологически обусловленных свойств (темперамент, задатки). Направленность имеет решающее значение для определения социального типа личности. То обстоятельство, что выбор преступного поведения порождается определенным своеобразием самой личности, обусловлено многими криминологическими исследованиями. Эта направленность и определяет выбор лицом соответствующего варианта преступного поведения.

    В предупредительной работе многие из названных черт личности преступника должны быть объектом воздействия. В наибольшей степени это относится к нравственным характеристикам, подлежащим коррекции. Однако часто бывает так, что изменить поведение человека очень трудно, если не принять меры к повышению его профессионального уровня, овладению новыми специальностями, упрочению материальной обеспеченности, лечению соматических заболеваний и психических расстройств.

    Одной из коренных проблем изучения личности преступника является проблема соотношения социального и биологического. Она имеет принципиальное практическое и правовое значение. От ее решения во многом зависят объяснение причин преступности и определение главных направлений борьбы с ней. Оценка роли биологических факторов часто представляет собой тот рубеж, который разделяет многие криминологические теории.

    Отечественные криминологи исходили и исходят из того, что преступность, как и конкретные преступления, в любом обществе имеет социальный характер, социально обусловлена1. Это отнюдь не означает игнорирования биологических факторов, однако они могут носить лишь характер условия, способствующего преступному поведению, но отнюдь не его причины.

    Некоторые ученые в подтверждение того, что биологические факторы могут сами по себе приводить к преступному поведению, что предрасположенность к такому поведению биологически детерминирована и может передаваться по наследству, приводят данные о том, что в общей массе преступников немало лиц с расстройствами психической деятельности.

    Действительно, как показывают исследования, среди преступников, особенно совершающих насильственные преступления, высок удельный вес людей, имеющих психические аномалии в рамках вменяемости. Он достигает 30 %. Положения психологии, психофизиологии, психиатрии, некоторые криминологические данные дают основание считать, что ослабление или искажение психической деятельности любого происхождения способствует возникновению и развитию таких черт характера, как раздражительность, агрессивность, жестокость, и, вместе с тем ведет к снижению волевых процессов, повышению внушаемости, ослаблению сдерживающих контрольных механизмов. Эти черты препятствуют нормальной социализации личности, приводят к инвалидности, мешают заниматься определенными видами деятельности и вообще трудиться, что повышает вероятность совершения противоправных действий и ведения антиобщественного образа жизни. Значимость указанных факторов возрастает в современных условиях, характеризуемых общей психической напряженностью, увеличением количества эмоционально-стрессовых расстройств, состояний психической дезадаптации.

    Однако это вовсе не означает, что аномалии психики являются причиной совершения преступлений. Во-первых, среди всей массы преступников субъекты с такими аномалиями не составляют большинства. Во-вторых, даже наличие психических аномалий у конкретного лица далеко не всегда свидетельствует о том, что они сыграли криминогенную роль в его противоправном поведении. В-третьих, как доказано многими эмпирическими исследованиями, не сама аномалия психики предопределяет совершение преступления, а то воспитание, те неблагоприятные условия формирования индивида, которые породили его криминогенные личностные черты. Разумеется, такие аномалии могут способствовать их возникновению и развитию, как и самому противоправному поведению, но лишь в качестве условия, не определяющего это поведение в целом.

    Констатация какой-то психической аномалии (например, психопатии, олигофрении в степени дебильности, органического поражения центральной нервной системы и т.д.) отнюдь не объясняет, почему данный человек совершил преступление. Мотивация, внутренние причины преступного поведения не представлены в диагнозе, который лишь определяет наличие того или иного расстройства, его степень, тяжесть и т.д. Поэтому понять субъективные причины преступления, представленные в мотиве, можно лишь путем психологического изучения личности. Дефекты психики, если, конечно, они имеются вовсе не представляют мотивов преступного поведения, хотя и могут влиять на них.

    Как установлено, психопатии, например, являются одним из факторов, способствующих совершению насильственных преступлений1. В то же время давно известно, что психопаты успешно работают и выполняют многие другие обязанности. Поэтому основное значение имеет не аномалия сама по себе, а социальный облик лица, сформированный обществом.

    Криминологами предпринимались попытки выявить значение биологических факторов в личности преступника путем изучения близнецов. Это изучение ориентируется на единое генетическое начало, а именно на сходство (идентичность) генотипа, и направлено на выяснение степени совпадения иных, в том числе криминологических признаков. Значение близнецового метода состоит в том, что однояйцовые близнецы имеют идентичный генотип. Они рождаются в виде двух мальчиков или двух девочек. Сравнивая таких близнецов и оценивая величину внутрипарной корреляции (соответствия), можно установить, какие их особенности детерминированы генотипом и какие — воздействием среды. Сопоставление данных различных исследований показывает частоту преступности второго близнеца, если первый был преступником, при этом, как оказалось, частота преступного поведения однояйцовых близнецов в два раза выше, чем у двуяйцовых. Однако это не может служить доказательством биологического происхождения преступлений. Преступное поведение лиц, обладающих сходным генотипом, может объясняться как сходной средой формирования личности, так и сходными психофизиологическими особенностями изученных лиц. К тому же однояйцовых близнецов среди населения очень немного, а среди преступников, практически единицы, что не позволяет сделать какие-либо однозначные выводы.

    В плане соотношения биологического и социального внимание криминологов привлекали лица, обладающие хромосомными аномалиями, т.е. отклонениями от нормального строения и количества хромосом в наследственных (половых) клетках. Хромосомные аномалии встречаются примерно у 0,4 процента новорожденных. Криминологическое значение хромосомных аномалий обычно приписывается двум из них, связанным с наличием у мужчин добавочной 47-й хромосомы типа «Х» или типа «У». В 60-х годах было высказано мнение о том, что именно эти типы хромосомных аномалий могут быть связаны с преступным поведением. Однако и в этой области не добыто достоверных данных. Несовершенство методик исследования, малое число наблюдений в каждом из них — все это привело к тому, что различия в оценках разных ученых степени распространенности лишней хромосомы среди преступников достигают двадцати кратных размеров. По существу, исследования хромосомных аномалий установили известную связь этих аномалий не столько с преступностью, сколько с психическими заболеваниями: среди обследованных значительное большинство составили именно лица с такими заболеваниями (аномалиями).

    Поскольку речь идет о личности, о роли биологических факторов, можно говорить лишь на личностном, психологическом уровне. Личность, ее психика являются, образно говоря, ареной, на которой происходит взаимодействие социальных и биологических факторов. Вне психики их соотношение понять невозможно. Поэтому научный анализ указанной проблемы может быть плодотворным только в том случае, если рассматривать действие этих факторов в структуре личности, поскольку человеческое поведение зависит от того, на какой личностной основе они функционируют. Интенсивность проявления социальных и биологических обстоятельств зависит от того, какова сама личность. Однако и здесь мы имеем в виду именно личность, т.е. субъекта и объекта общественных отношений, социальное качество человека, сформированное воспитанием, средой.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    3. ТИПОЛОГИЯ ЛИЧНОСТИ ПРЕСТУПНИКА

     

    Деятельность по предупреждению преступности на личностном во многом зависит от разработки типологии личности преступника. Типология является той основой, на которой строится методика прогнозирования «индивидуального поведения и применения дифференцированных и индивидуализированных мер профилактического и правового воздействия»1.

    Как правило, в криминологической литературе различают типологию и классификацию2. Считается, что типология обобщает совокупность типичных для всех или определенных групп социальных особенностей, в то время как классификация подразделяет преступников на группы согласно единичному, индивидуальному признаку.

    Классификация представляет собой устойчивую группировку исследуемых объектов по их отдельным признакам и строится на весьма жестких критериях групп и подгрупп, каждая из которых занимает четко зафиксированное место. Типология же не содержит такой жесткой дифференциации.

    Под группировкой обычно понимается «определенное распределение статистической совокупности на определенные группы, категории с использованием такого критерия, как статистическая распространенность одного или нескольких признаков»3.

    В рамках такой классификации изучается не личность как таковая, а «контингенты» преступников. Классификация может быть построена по различным основаниям, среди которых можно выделить две большие группы признаков:

  • социологические — пол, возраст, уровень образования, уровень материальной обеспеченности, социальное положение, наличие семьи, социальное происхождение, занятость общественно полезным трудом, род занятий, наличие специальности, место жительства;
  • правовые — характер, степень тяжести совершенных преступлений, совершение преступлений впервые или повторно, в группе или в одиночку, длительность преступной деятельности, объект преступного посягательства, форма вины.

    Отдельную группу составляют признаки, характеризующие состояние здоровья преступников. В этой связи можно выделить — здоровых лиц, а также лиц, страдающих соматическими или психическими расстройствами.

    Личность преступника как явление типологического порядка является носителем наиболее общих, устойчивых, существенных социально-психологических черт и свойств. Специфика личности как типа заключается именно в том, что в ней имеются особенности, которые выступают в качестве внутренних психологических причин преступного поведения. Ведь любое преступление, в какой бы форме оно не совершалось, не случайно по отношению к личности. Оно подготовлено развитием его социальных, нравственных, социально-психологических свойств. В качестве таковых выступают жизненный опыт человека, а также черты духовного мира, предопределяющие в конфликтных ситуациях выбор общественно опасного варианта поведения1.

    О личности преступника как временном социальном типе можно говорить только в связи с преступностью, которая является преходящим социальным явлением. Этот временный тип, как и преступность в целом, обладает, однако, устойчивыми чертами и свойствами, позволяющими выделить его в качестве самостоятельного.

    Кроме вышеупомянутой, довольно широко распространены следующие классификации:

  1. По социально-демографическим признакам:
  • Пол — мужчины, женщины;
  • Возраст — несовершеннолетние (14-15 лет и 16-17 лет), лица молодого возраста (19-24 года и 25-29), лица зрелого возраста (30 лет и старше).
  1. По признакам социального положения и по роду занятий:
  • Рабочие, служащие, учащиеся, частные предпринимателя, фермеры, пенсионеры;
  • Трудоспособные, но не работающие и не учащиеся;
  • Безработные.
  1. По признакам места жительства и длительности проживания:
  • Город, сельская местность;
  • Постоянный житель, мигрант, переселенец.
  1. По данным интенсивности и характера преступной деятельности:
  • Повторность, рецидив (многократный специальный, особо опасный);
  • В группе, в организованной группе.
  1. По данным о состоянии лица в момент совершения преступления:
  • в состоянии алкогольного опьянения;
  • в состоянии наркотического возбуждения.

    Криминологическая типология позволяет выделить из всего многообразия преступных проявлений и лиц, совершающих преступления, наиболее характерные типы и образы их действия. Существует множество вариантов типологии личности. Все известные типологии условно можно разделить на три группы.

    I. Для этой группы характерна дифференциация преступников в зависимости от характера личностно-мотивационных свойств, которые проявляются в совершенном преступлении. В данной группе выделяют:

  • особо опасных преступников;
  • насильственных преступников;
  • корыстных преступников;
  • преступников, совершивших преступления против общественного порядка;
  • неосторожных преступников.

    Исходя лишь их мотивационных критериев, некоторые авторы выделяют:

  • Корыстный тип — ему свойственен мотив личного обогащения. Однако стремление к повышению материального достатка не является противоправным и главное здесь заключается в том, какие средства для достижения этой цели избираются. Хотя такой тип личности традиционно называется корыстным, это скорее моральная оценка. Понятие корысти обозначает в данном случае общую направленность личности и избираемые средства деятельности, а не только сам по себе мотив. Поэтому выделение корыстного типа возможно лишь с такой оговоркой. Этот тип объединяет всех лиц, совершивших преступления (любые) по мотивам личного обогащения. Как правило, это кражи, грабежи, разбои, хищения, мошенничество, ряд должностных преступлений;
  • Престижный тип. Довольно часто случается, что среди виновных в корыстных (прежде всего, в хищениях государственной собственности) и должностных преступлениях заметно выделяется группа, совершающая такие действия из престижных побуждений, т.е. для того, чтобы занять в жизни более высокое социальное (в первую очередь, должностное) положение, завоевать авторитет среди окружающих, быть все время на виду и т.д. Корысть, понимаемая в смысле личного обогащения, если она здесь есть, выступает в данном случае лишь в качестве дополнительного мотива. Таким образом, вышеназванных преступников можно объединить в так называемый престижный тип. Хотя нельзя не отметить, что по престижным мотивам совершаются не только хищения и должностные преступления. Давно установлено, что иногда кражи, грабежи, разбои, хулиганство и некоторые другие преступления совершаются для того, чтобы завоевать авторитет в группе, закрепиться в ней, если членство в группе ценно для конкретного лица. Подобные мотивы весьма характерны для преступников молодежного возраста, причем и здесь мотивы личного обогащения не всегда являются ведущими. Следовательно, преступников подобного типа тоже следует относить к престижному типу.
  • Насильственный тип. Мотивы насильственных преступлений (убийства, телесные повреждения, изнасилования) и хулиганства достаточно разнообразны. Вообще называть насилие мотивом можно лишь с большой натяжкой, потому что насильственные действия ради них самих совершают только психически больные, невменяемые люди. Понятие насилия во многом отражает внешний характер действия, а не только его внутреннее содержание.
  • Сексуальный тип. К данному типу относятся преступники, виновные в изнасиловании или других половых преступлениях на почве сексуальных побуждений.

    Ранее уже говорилось о том, что не всегда возможно четко определить мотив конкретного преступления, так как, как правило их несколько. Сложно определить тип личности преступников, совершающих, так называемые, корыстно-насильственные преступления, например разбои и грабежи. Для решения этого вопроса, необходимо определить какие мотивы были превалирующими. Так, если разбой совершался с целью обогащения, то субъекта необходимо отнести к корыстному типу. Однако, как показывает практика, некоторые разбойные нападения организуются лидерами соответствующих преступных групп не для обогащения этих лидеров, а для того чтобы сплотить их участников, еще больше подчинить своему влиянию. Следовательно, подобные преступления могут совершаться и из некорыстных побуждений.

    Преступления против личности могут совершаться по мотивам личного обогащения, поэтому виновных следует относить к корыстному типу. Некоторые убийства и телесные повреждения совершаются из хулиганских побуждений, по мотивам ревности и мести. Лица, действия которых направляются указанными стимулами, могут быть отнесены к насильственному типу.

    Таким образом, выделение по мотивационным критериям носит чисто условный характер. Поэтому могут быть выделены и другие типы. В приведенной типологии легко заметить, что вид преступлений не всегда совпадает с типом личности преступника. Так, виновный в убийстве (являющемся насильственным преступлением) по мотивам личного обогащения должен быть отнесен к корыстному типу.

    Типологические группы преступников могут быть построены также и по характеру «антиобщественной направленности и ценностных ориентаций». В связи с этим в криминологии выделяются группы, которым свойственны:

  • «негативно-пренебрежительное отношение к личности и ее важнейшим благам»: жизни, здоровью, телесной неприкосновенности, чести, спокойствию, достоинству и т.д. Подобное отношение лежит и в основе умышленных агрессивно-насильственных преступлений — убийств, телесных повреждений, изнасилований, оскорблений и т.д., а также большинства случаев хулиганства;
  • «корыстно-частнособственнические тенденции, которые связанны с игнорированием права на все виды собственности». Это характерно для совершения хищений, краж, мошенничества, взяточничества и иных корыстных преступлений;
  • «индивидуалистическое отношение к различным социальным установлениям и предписаниям», к своим общегражданским, служебным, семейным и прочим обязанностям. Подобные антисоциальные черты определяют совершение ряда хозяйственных преступлений, преступлений против порядка управления, правосудия, воинских преступлений и пр.;
  • «легкомысленно-безответственное отношение к установленным социальным ценностям и своим обязанностям» по отношению к ним, проявляющееся в различных неосторожных преступлениях.

    II. В этой группе объединены типологии, дифференцирующие преступников, исходя из «характера взаимодействия криминогенной личности с разной степенью выраженности с факторами ситуации совершения преступления или только в зависимости от степени выраженности криминогенных искажений личности»1. В качестве примера можно привести типологию несовершеннолетних преступников:

    — Криминогенный тип, состоящий из следующих подтипов:

    а) Последовательно криминогенный. Этот тип формируется в микросреде, где нормы морали и права систематически нарушаются. Преступление вытекает из привычного стиля поведения и обуславливается стойкими антиобщественными взглядами, социальными установками личности. Как правило, ситуация, в которой совершается преступление, активно создается самой личностью;

    б) Ситуативно-криминогенный. Данный тип характеризуется нарушением моральных норм и совершением правонарушений непреступного характера. Причиной же преступления в большинстве случаев является неблагоприятная ситуация, т.е. в данном случае к преступлению подталкивает микросреда и вес предшествующий образ жизни, следствием которого становится совершение преступления;

    в) Ситуативный. Для этого типа характерно незначительное присутствие «безнравственных элементов» сознания и поведения такой личности и ее микросреды. Преступления в данном случае совершаются под влиянием ситуации, которая возникает не по вине лица, и в которой другими субъектами нарушаются установленные нормы поведения. В отличие от случайного преступника такая личность может оправдывать в означенной выше ситуации свое и чужое противоправное поведение, даже безнравственное.

    — Случайный тип.

    III. Эта группа объединяет типологии, выбирающие критерием типологизации социальную направленность личности преступника. Один из вариантов такой типологии дифференцирует преступников, исходя из соотношений негативной и позитивной направленности личности.

    В соответствии с этой типологией преступники делятся на следующие типы:

    1. Профессиональный тип. Самый опасный тип личности. Направленность личности деформирована и представлена в виде негативной направленности. Лица данного типа отличаются «правовым нигилизмом», низкой общей культурой, антиобщественной установкой. Этому типу присуща внутренняя тяга к совершению повторных преступлений, он активен в нахождении и создании собственными усилиями ситуаций, которые способствуют совершению преступлений. К профессиональному типу относятся профессиональные преступники, особ опасные рецидивисты.

    2. Привычный тип. Для этого типа характерна значительная деформация в структуре «социальной направленности, позитивный компонент слабо выражен, социально-психологические свойства личности неустойчивы и противоречивы»1. Преступники данного типа имеют очень низкий уровень правосознания, у них отсутствуют четкие границы между моральным и аморальным. Отличие же его от профессионального типа состоит в том, что для совершения преступления преступник привычного типа использует преимущественно жизненные ситуации. К данному типу относятся лица, совершившие повторные преступления, т.е. рецидивисты, хотя, как правило, это смешанный рецидив.

    3. Неустойчивый тип. Этот тип не имеет каких-либо стойких или значительных деформаций в отличие от двух предыдущих. Присутствует равная негативная и позитивная направленность. Однако, опять же, в отличие от двух вышеназванных типов, неустойчивому типу присуща противоречивость в действиях, что может стать толчком к ослаблению или наоборот усилению криминогенности, поскольку между преступлением и личностью всегда имеет «повод», личностная интерпретация которого либо ведет, либо не ведет к совершению преступления.

    4. Небрежный тип. В данном типе преобладает позитивная направленность личности, т.е. присутствует минимум негативной направленности. Небрежному типу присуще легкомысленное отношение к социальным нормам, регулирующим поведение в обществе. Обычно преступники данного типа совершают нетяжкие преступления умышленно или по неосторожности.

    5. Случайный тип. Этот тип характеризуется полной позитивной направленностью, без каких-либо деформаций. Имеет устойчивый уровень правосознания, преступление же совершает только в силу давления жизненных обстоятельств. Преступники данного типа совершают преступные деяния в состоянии сильного душевного волнения, вызванного неправомерным действиями потерпевшего, или с превышением пределов необходимой обороны.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ

     

    В заключении хотелось бы отметить — несомненно, вопрос о личности преступника имеет большое значение для криминологической науки. А разработка этой проблемы играет большую роль в профилактической деятельности по предупреждению преступлений, где учет личностного фактора имеет решающее значение.

    Причины и условия совершения конкретного преступления неразрывно связаны с личностью обвиняемого. Поэтому необходимо тщательное изучение социальной микросреды формирования личности, конкретной ситуации совершения преступления.

    Личность виновного играет самостоятельную и важную роль при назначении судами справедливого и обоснованного наказания, при выборе меру уголовно-правового воздействия, суд руководствуется тремя основными факторами: общественно опасным деянием, обстоятельствами смягчающими или отягчающими ответственность и личностью виновного. Кроме того, в основу методики индивидуализации наказания с учетом личности преступника положена типология личности.

    В последние годы в деятельности правоохранительных органов стал применяться метод формирования психологического портрета, составление которого, несомненно, напрямую зависит от исследований в области личности преступника. Это метод основан на положении о том, что в преступлениях, как правило, особо тяжких, проявляется психология и психопатия преступника. Состоит этот метод в том, что на основе обработки оперативных и следственных материалов составляется портрет предполагаемого преступника, в котором указывают его предполагаемые психологические, физические и социальные характеристики, как то психологический тип, наличие психических отклонений, физический данные, уровень образования, культуры и т.д.

     

     

     

    СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

     

  1. Аванесов Г.А. Криминология и социальная профилактика. М., 1980.
  2. Андреенкова В.П. Проблемы социализация личности // Социальные исследования. М., 1970.
  3. Антонян Ю.М., Еникеев М. И., Эминов В. Е. Психология преступника и расследования преступления. М., 2006 .
  4. Антонян Ю. М. Социальная среда и формирование личности преступника (неблагоприятные влияния на личность в микросреде). М., 1975.
  5. Быков В. Что же такое организованная преступная группа? // Российская юстиция. 2007, № 10.
  6. Гуров А.И. Профессиональная преступность: прошлое и современность. М., 2007.
  7. Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии. М., 2006.
  8. Емельянов В.П. Преступность лиц с психическими аномалиями. Саратов, 1980.
  9. Лунеев В.В. Преступность XX века. Мировой криминологический анализ, М., 2006.
  10. Комментарий к УК РФ / Под ред. В.М. Лебедева, М., 2003.
  11. Криминология / Под ред. А.И. Долговой. М., 2004.
  12. Криминология / Под ред. В.Н. Кудрявцева, В.Е. Эминова, М., 2003.
  13. Криминология / Под ред. В.Н. Бурлакова, В.П. Сальникова СПб., 2005
  14. Куринов Б.А. Научные основы квалификации преступлений, М., 1984.
  15. Максимов А.А. Российская преступность. Кто есть кто? М., 2007.
  16. Маркс К., Энгельс Ф. Из ранних произведений. М, 1956.
  17. Механизмы преступного поведения / Под ред. Михайлова Е.Н. М., 1981.
  18. Ной И.С. Методологические проблемы советской криминологии. Саратов, 1975.
  19. Учебник криминологии / Под ред. Кузнецовой Н.Ф., М., 2007.
  20. Уголовное право России. Общая часть. Учебник / Отв. ред. Б.В. Здравомыслов, М., 2005.
  21. Розин В.М. Психология для юристов. М., 2006.
  22. Романов В.В. Юридическая психология. М., 2003.
  23. Тарарухин С.А. Преступное поведение. М., 1974.
  24. Харазишвили Б.В. Вопросы мотива поведения преступника в советском уголовном праве. Тбилиси, 1963.
  25. Яковлев А.М. Преступность и социальная психология. М., 1971.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     


     

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.03MB/0.00046 sec

WordPress: 21.96MB | MySQL:121 | 1,937sec