Недействительные сделки (последствия недействительных сделок)

<

093014 0930 1 Недействительные сделки (последствия недействительных сделок)Сделки играют большую роль в хозяйственной жизни. О значении сделок можно судить уже потому, что все участники гражданского оборота осуществляют «Жизнь в праве» главным образом путем совершения различных сделок. Так, физические лица ежедневно заключают сделки, на основе которых им продают товары, оказывают услуги, выполняют работы. И продолжается это в течение всей жизни человека — от рождения (имеется в виду, что до определенного возраста от имени малолетнего действуют его родители и опекуны) до самой смерти (достаточно указать на завещание, справедливо именуемое «последней волей»).

Такое же большое место занимают сделки в предпринимательской деятельности независимо от того, идет ли речь о торговле, торговом посредничестве, банковских и биржевых операциях, которые в иной, чем сделки, форме, не могут существовать. Совершая сделки, организации согласовывают свою деятельность по производству продукции, снабжению друг друга необходимыми материалами, сырьем, оборудованием, по капитальному строительству и выполнению научно-исследовательских, проектных и конструкторских работ. При помощи сделок юридические лица организуют перевозки продукции разными видами транспорта.

Широко используются сделки и в области внешней торговли.

Большое значение имеют они и в сфере культуры, например, договоры между издательствами и авторами, объявление конкурсов на создание произведений науки и искусства.

Таким образом, сделки являются основной правовой формой, в которой опосредуется обмен между участниками гражданского оборота. И в связи с этим особое значение приобретают те требования, которые предъявляет закон к действительности сделок. Гражданский Кодекс Российской Федерации в главе, посвященной сделкам, наряду с их понятием, видами и формой, уделяет место и последствиям признания их недействительными. В новых хозяйственных условиях зачастую возникают ранее неизвестные составы недействительных сделок. Они выявляются при преобразовании форм собственности, проведении приватизации, в области земельных отношений.

Тема «недействительность сделок» является актуальной. В настоящее время действует новый Гражданский Кодекс, который существенно отличается от ГК 1964 года, кроме того, признание сделки недействительной является одним из способов защиты гражданских прав. Этот способ защиты гражданских прав является эффективным и широко применяется на практике.

Вместе с тем существуют определенные проблемы в доказывании тех или иных оснований признания сделки недействительной.

ГК 1994 года предусматривает новые составы недействительных сделок (ст.169, ст.174), а некоторые составы уточнены.

Отдельные виды недействительных сделок, помимо главы 9 «Сделки», предусматриваются и в других статьях ГК, которые находятся за границами этой главы, а также в других законах и правовых актах (например, Семейный кодекс содержит ряд составов недействительных сделок).

В юридической литературе проблемным является вопрос о том, можно ли недействительные сделки признавать сделками и т.д.

1. Понятие сделки. Ее признаки

 

С точки зрения гражданского законодательства предпринимательская деятельность — независимо от того, идет ли речь о совершении банковских или биржевых операций, торговле и т.п., — может быть представлена как совершение различного рода сделок. Сделка — один из наиболее распространенных юридических фактов. Что же такое сделка?

Ст. 153 ГК РФ определяет понятие сделки как действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Таким образом, сделку характеризуют следующие признаки: а) сделка есть действие, т.е. проявленный вовне волевой акт деятельности, направленный на достижение определенной цели; б) сделка — волевой акт1.

Будучи волевым актом, сделка представляет собой сочетание воли и волеизъявления. Воля дает ответ на вопрос: «что я хочу?», а волеизъявление — «что я для этого делаю?» (Например, я хочу обеспечить себя на случай болезни или старости и потому совершаю сделку по страхованию жизни). Таким образом, воля есть желание, намерение лица совершить сделку. Но одной воли недостаточно, необходимо ее довести до сведения других лиц. Способы, которыми внутренняя воля выражается вовне, называются волеизъявлением.

Волеизъявление — важный элемент сделки, с которым, как правило связываются юридические последствия2. В этом отличие сделки от события, т.е. обстоятельствам, не зависящим от воли лица. Сделки могут порождать иногда последствия при наличии не только волеизъявления, но и действия по передаче имущества.

Цель и результат не совпадают, когда в форме сделки совершаются неправомерные действия. Юридические цели необходимо отличать от мотива, по которому она совершается. Мотив — это побудительная причина, та социально-экономическая или иная цель, ради достижения которой лицо вступает в сделку1. Мотив лежит вне пределов сделки и не оказывает на нее никакого влияния.

Направленность воли лица на установление, изменение или прекращение конкретных прав и обязанностей отличает сделки от тех актов деятельности, ‘которые не преследуют такого результата. Целью человека, который пишет книгу, является создание литературного произведения, а не установление гражданских прав и обязанностей. Данные волевые действия называются поступками, и правовые последствия наступают в силу закона, т.е. независимо от воли субъекта.

Учитывая вышеназванное, можно дать следующее определение сделки. Сделкой называется правомерное, т.е. дозволенное законом, волевое действие, совершаемое гражданами и юридическими лицами, направленное на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Само понятие «сделка» сочетает в себе 4 элемента. Во-первых, это сами лица, участвующие в сделке. Во-вторых, это субъективная сторона (воля и волеизъявление). В-третьих — это форма, и, в-четвертых, — это содержание. Порок хотя бы одного элемента сделки приводит ее к недействительности.

Итак, основными условиями действительности сделки являются: 1) Совершение сделки лицом, обладающим достаточной дееспособностью. 2) Волеизъявление лица должно соответствовать его действительной воле. 3) Форма сделки соответствует форме, предусмотренной законом. 4) Содержание сделки не должно противоречить закону, т.е. речь идет о законности содержания сделки. Субъектами сделки являются субъекты гражданского права, обладающие дееспособностью.

Для действительности сделки воля и волеизъявление имеют значение только в их единстве.

Сделка порождает права и обязанности только в том случае, если соблюдена ее форма, которая предписана законом. Форма сделок бывает устной и письменной. Устно могут совершаться любые сделки, если: законом или соглашением сторон для них не установлена письменная форма; сделки исполняются при самом их совершении (за исключением сделок, для которых требуется нотариальная форма, а также сделок, для которых несоблюдение простой письменной формы влечет ее недействительность; сделка совершается во исполнение письменного договора и имеет соглашение сторон об устной форме исполнения.Остальные сделки совершаются в письменной форме. Законом, иными правовыми актами или соглашением сторон могут быть дополнительно введены требования к простой письменной форме. Они могут относиться к бумаге, на которой должен составляться документ, например, бланки установленной формы. Для соблюдения простой письменной формы обязательным условием является подписание документа уполномоченным лицом.

Все сделки юридических лиц между собой и с гражданами должны совершаться в письменной форме. Исключение составляют сделки, требующие нотариальной формы, а также сделки, которые могут совершаться устно.

Третью группу составляют сделки между гражданами, письменная форма совершения которых предусмотрена законом. Если же сделки совершаются между юридическими лицами, то закон не содержит специального дополнительного требования о письменной форме, поскольку действует общее правило о письменной форме сделок, совершаемых юридическими лицами.

Рассмотренные выше правила устанавливают требования со стороны закона, что не мешает гражданам облечь в простую письменную форму сделку, для совершения которой достаточно было бы и устной формы. Письменная форма наиболее распространена в деловом обороте, поскольку при наличии письменного документа можно максимально быстро и достоверно выявить волю сторон на совершение сделки. Несоблюдение требуемой законом письменной формы может приводить к различным последствиям. Общим правилом является недопущение свидетельских показаний в подтверждение сделки и ее условий.

Нотариальная форма требуется для совершения сделок, прямо предусмотренных законом, а также соглашением сторон, хотя бы по закону для сделок данного вида эта форма и не требовалась.

Наряду с рассмотренными формами совершения сделок, законом введена дополнительная стадия совершения отдельных видов сделок — государственная регистрация3.

Последствия несоблюдения нотариальной формы, а также требования о государственной регистрации отличаются более жесткими мерами, чем при несоблюдении простой письменной формы. Несоблюдение нотариальной формы сделки, либо требования государственной регистрации влечет недействительность сделки. На практике нередко возникают случаи, когда стороны исполнили сделку, но не оформили ее нотариально.

Законность содержания сделки означает соответствие ее требованиям закона. Требованиями являются не только предписания закона в узком смысле слова, но и правила подзаконных нормативных актов. А в случае коллизий между законом и подзаконным актом содержание сделки должно определяться требованиями закона.

2. виды недействительных сделок

 

2.1. Недействительные сделки

 

Закон не дает понятия недействительной сделки1. Такое понятие выработано в теории права и звучит следующим образом. Недействительными сделками являются действия физических и юридических лиц, хотя и направленные на установление, изменение или прекращение гражданского правоотношения, но не создающие этих последствий вследствие несоответствия совершенных действий требованиям закона.

Действительность сделки зависит от действительности образующих ее элементов. Поэтому недействительные сделки могут быть сгруппированы в зависимости от того, какой из элементов сделки оказался дефектным. Так, можно подразделить недействительные сделки на сделки с пороком субъектного состава, сделки с пороками воли, сделки с пороками формы и сделки с пороками содержания. Наряду с отдельными составами недействительных сделок закон формулирует общую норму, согласно которой недействительной является любая сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов.2 Роль такой общей нормы проявляется в случаях, когда совершается сделка, не имеющая пороков отдельных ее образующих элементов, но противоречащая по содержанию и своей направленности требованиям закона. Например, гражданин приобрел строительные материалы у неизвестного ему водителя автомобиля, однако впоследствии выяснилось, что водитель не являлся собственником этих материалов и распорядился не принадлежащим ему имуществом. С точки зрения образующих элементов сделки нарушения нет, поскольку водитель дееспособен, сделка была исполнена в момент совершения, следовательно, порока формы нет, воля была выражена четко и ясно, но с точки зрения предписаний закона такая сделка недействительна, ибо водитель не являлся собственником материалов и не был управомочен на их отчуждение. Такая сделка признается

 

недействительной по статье 168 ГК.

Недействительная сделка не способна породить желаемые сторонами последствия, но при соответствующих условиях порождает нежелаемые последствия. Последние представляют собой определенные санкции, вызванные противоправным характером совершаемой сделки.

Сделка, будучи юридическим фактом включает в себя помимо фактов еще и фактический состав и юридические последствия, вытекающие из самих сделок (фактов).

Замена недействительной сделки понятием недействительной воли и волеизъявлением необоснованным является и потому, что фактический состав сделки не ограничивается лишь волей и волеизъявлением определенного содержания1. Так, сделка займа помимо воли и волеизъявления (дать и взять взаймы), предполагает еще и передачу денег. Это тоже волеизъявление, но волеизъявление другого содержания. Необходимость разграничения фактического состава и юридических последствий необходимо и потому, что нельзя сказать, что недействительная сделка не влечет никаких юридических последствий, ибо она влечет последствия: двусторонняя реституция, односторонняя реституция и т.д.

Следовательно, недействительная сделка как юридический факт существует. И не нужно объяснять все это отношение таким образом, что недействительной сделки не существует, а отрицательные последствия проистекают из других юридических фактов,
как то из неправомерных действий стороны из неосновательного обогащения. Более того, замена недействительной сделки понятием недействительной воли является неоправданным и потому, что в некоторых случаях недействительная сделка порождает даже положительные юридические последствия, т.е. те самые, на которые направлена воля сторон, но эти последствия могут быть уничтожены по просьбе заинтересованного лица (напр., сделка, совершенная под влиянием существенного заблуждения).

В этих случаях уже никакого сомнения в существовании недействительной сделки как юридического факта быть не может. Факт никак не может превратиться в «не факт». Раз воля выражена и направлена на определенный результат, этот факт наступил и не наступившим быть не может. Факт может быть безразличным с точки зрения права, но недействительным быть не может. Другое дело — это последствия, которые связаны с фактом. Они могут наступить, а могут и не наступить, в этом последнем случае и будет иметь место недействительная сделка. Таким образом, факт существования недействительных сделок не представляет собой логической бессмыслицы. Замена понятия недействительной сделки недействительной волей является не только неправильным по вышеуказанным соображениям, но оно и бесцельно, потому что не имеет никакого практического значения. Так как ГК РФ предусматривает понятие недействительной сделки, то нет необходимости изменять это понятие на какое либо другое.

Статья 166 ГК воспроизводит традиционное деление недействительных сделок на оспоримые и ничтожные. Терминологию — ничтожность и оспоримость сделки — вообще нельзя признать удачной. Оспоримость указывает на необходимость совершения действия для того, чтобы устранить юридические последствия сделки, а ничтожность указывает на результат, получающийся от сделки (вернее — на отсутствие результата). Кроме того, противопоставление оспоримых и ничтожных сделок не вяжется с тем, что оспоримая сделка в результате оспаривания становится ничтожной. Оспоримость представляет собой как бы последующую ничтожность с обратной силой.

Термин «ничтожность» является не подходящим и потому, что он наводит на мысль, что в данном случае не получается ничего, что из ничтожной сделки не возникает никаких юридических последствий. В действительности же ничтожность сделки означает, что сделка не установила, не изменила, не прекратила того правоотношения, которые имели в виду лица, заключавшие сделку. Ничтожная сделка не порождает тех юридических последствий, которые свойственны сделкам данного рода1. Но некоторые другие юридические последствия из ничтожной сделки могут возникнуть (например, обязанность стороны, получившей что-либо от другой стороны на основании ничтожной сделки, передать полученное в доход государства). Нет лишь тех последствий, какие желают стороны; сделка не возымела того действия, какое свойственно сделке данного типа.

Таким образом, с этой стороны термин «ничтожная сделка» оказывается в значительной мере условным.

Противопоставление ничтожным сделкам оспоримых сделок не покоится на принципиальной основе: если оспаривание осуществляется, оно приводит к «ничтожности» сделки, при этом не с момента оспаривания, а по общему правилу, с момента совершения сделки, т.е. с обратной силой. Следовательно, по конечному результату между ничтожной и оспоримой сделкой разницы нет; различие сводится к тому, что в одном случае суд действует независимо от чьей-либо просьбы, по своей инициативе, лишь бы до его сведения дошло обстоятельство, служащее причиной недействительности сделки, а в другом — необходимо заявление заинтересованной стороны.

В соответствии с терминологией Гражданского Кодекса можно среди недействительных сделок провести разграничение сделок на абсолютно недействительные, т.е. недействительные в силу закона, и относительно недействительных, которые становятся недействительными в силу признания суда по специальному заявлению заинтересованного лица.

Деление недействительных сделок на оспоримые и ничтожные вполне оправдано, т.к. передает сущность различных категорий недействительных сделок. В одних случаях сделка недействительна сама по себе с самого начала ее совершения, и суд обязан объявить ее таковой, установив те обстоятельства, в силу которых она должна быть аннулирована. В других случаях сделка может быть признана недействительной, но только при условии возбуждения против нее спора. Оспоримой является сделка, недействительная в силу решения суда на основании иска, заявленного стороной и иными лицами, указанными в ГК.

Так, в случае спора о том, что сделка совершена под влиянием заблуждения одной из сторон, она может быть признана недействительной при доказанности дефектов воли со стороны, считающей себя введенной в заблуждение. Без заявления потерпевшего это установлено быть не может.

Ничтожной признается сделка, недействительная с самого начала ее совершения независимо от решения суда. Так, если суд обнаружит, что сделка совершена без соблюдения нотариальной формы, предусмотренной для данного вида сделок (напр., дарение), то он признает ее недействительной исходя из самого факта как такового. И здесь функции суда состоят только в признании факта заключения недействительной сделки и применения в необходимых случаях к сторонам, предусмотренных в законе последствий. При этом соответствующие требования в отношении ничтожной сделки может заявить любое заинтересованное лицо и даже суд по собственной инициативе.

В юридической литературе существует точка зрения, что для признания ничтожных сделок недействительными нет необходимости даже обращаться в суд. Более того, и суд, и все другие органы и лица, соприкасаясь с этими сделками, должны исходить из того, что они недействительны.

Но вместе с тем существует точка зрения, что положение п.1 ст.166 ГК о том, что ничтожная сделка является недействительной независимо от признания ее таковой судом, вовсе не означает, что установить факт ничтожности может любое лицо без обращения в судебные органы. Данная точка зрения мотивируется тем, что для установления факта ничтожности сделки необходимо указать наличие обстоятельств, влекущих за собой ничтожность сделки.

Например, для установления факта ничтожности притворной сделки необходимо доказать умысел стороны на совершение сделки с целью прикрыть другую сделку. Лицо, устанавливающее факт ничтожности сделки оценивает доказательства и в конечном итоге применяет норму права, т.е. фактически осуществляет правосудие.

А согласно ст.118 Конституции РФ правосудие в РФ осуществляется только судом.

Представляется, что и та и другая точка зрения имеет право на существование. Только в одном случае суд констатирует ничтожность сделки, а в других случаях любой иной правоохранительный орган соприкасаясь с ничтожной сделкой, должен исходить из того, что она недействительна, применяя соответствующие последствия.

Следуя буквальному толкованию статьи 168 ГК, следует признать, что ею охватывается и дефектность элементов, образующих сделку.

Таким образом, норма, сформулированная в статье 168 ГК, фиксирует общее понятие недействительной сделки, однако при наличии специальной нормы, устанавливающей недействительность сделки в зависимости от дефектности отдельных ее элементов, применению подлежит специальная норма.

Заблуждение также способствует искаженному формированию воли участника сделки, однако, в отличие от обмана, заблуждение не является результатом умышленных, целенаправленных действий другого участника сделки. Возникновению заблуждения может способствовать недоговоренность, отсутствие должной осмотрительности, подчас самоуверенность участника сделки либо действия третьих лиц. Например, А, вложив большую часть собственных средств в акции инвестиционной компании, уговаривает то же сделать и Б., убеждая его в надежности и гарантированности вложения. Б. приобрел по совету А. привилегированные акции, цена которых упала на рынке. Обыкновенные же акции инвестиционной компании, которыми владел А., напротив, возросли в цене. Б. может утверждать, что под влиянием заблуждения, вызванного действиями А., он приобрел не те акции. Однако не всякое заблуждение может иметь значение для признания сделки недействительной, а лишь признанное судом существенным. Закон (ст. 178 ГК) определяет, какое заблуждение признается существенным: «относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению», Так, если гражданин желает приобрести письменный стол в точности такой же, как и у его соседа, а после доставки покупки к нему домой выясняется, что приобретенный им стол произведен не той фирмой и несколько отличается по оттенку, то такое заблуждение не может быть признано существенным, поскольку возможности использования письменного стола по назначению не снижаются столь значительно, как того требует закон. Наиболее часто встречается заблуждение, относительно мотивов сделки. Как уже говорилось, мотив и цель лежат за пределами сделки. Так, если вы приобрели галстук в расчете на то, что он подойдет к имеющемуся у вас костюму, а на самом деле расцветка галстука не подошла, то на самый факт приобретения права собственности на галстук это заблуждение не может повлиять. Приобретаете ли вы вещь для собственного потребления, подарка либо иной цели, продавцу это абсолютно безразлично. Дальнейшее использование вещи (при условии, что она не имеет недостатков) — для сделки юридически безразлично. Законом специально подчеркнуто, что заблуждение относительно мотивов не имеет существенного значения. Следует иметь в виду, что стороны могут договориться об учете мотива, однако в этом случае сделка не признается недействительной, она расторгается по соглашению сторон. В качестве примера можно привести ст. 23 Закона о защите прав потребителей, предоставляющую потребителю право отказаться от доброкачественной вещи, которая не подошла ему по фасону, расцветке или размеру.

<

В этом случае явно имело место заблуждение со стороны потребителя, однако, в силу прямого указания закона, сделка не признается недействительной, а может быть либо изменена путем замены вещи, либо расторгнута.

 

2.2. Сделки с пороками в субъекте

 

Действительность сделки зависит от действительности образующих ее элементов1. Поэтому недействительные сделки могут быть сгруппированы в зависимости от того, какой из элементов оказался дефектным.

Целесообразно классифицировать не условия недействительности сделки, а выделять отдельные виды недействительные сделок, беря за критерий нарушения условий действительности. В связи с этим следует выделить следующие составы недействительных сделок: 1) сделки с пороками в субъекте; 2) сделки с пороками формы; 3) сделки с пороками содержания; 4) сделки с пороками воли.

Наряду с отдельными составами недействительных сделок закон формулирует общую норму (ст. 168 ГК), согласно которой недействительной является любая сделка, не соответствующая требованиям закона или иным правовым актам. Несоответствие закону или другому правовому акту выражается в нарушении требований, установленных ими.

Правило настоящей статьи применяются ко всем сделкам, не соответствующим требованиям закона или иных правовых актов, за исключением тех случаев, для которых ГК устанавливает специальные правила. Сделка, которая не соответствует закону или иному правовому акту, ничтожна. Из этого правила законом могут предусматриваться исключения. Так, статья 162 ГК предусматривает, что сделка, простая письменная форма которой не соблюдена, по общему правилу, действительна и здесь закон предусматривает иные последствия нарушения, а именно: невозможность в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания.

Сделки с пороками в субъекте следует подразделять на две группы2. Первая связана с недееспособностью граждан, а вторая — со специальной правоспособностью юридических лиц либо статусом их органов. Раздельный анализ сделок, совершаемых гражданами и юридическими лицами, обусловлен характером совершаемых действий. Сделка как волевой акт требует наличия дееспособности у лица, ее совершающего. Поскольку дееспособность юридического лица неразрывно связана с его правоспособностью, то составы недействительных сделок, основанных на полном или частичном отсутствии дееспособности, не могут быть применены к юридическим лицам. С другой стороны, при определении круга недействительных сделок с пороками в субъекте надлежит учитывать, что правоспособность юридических лиц, в отличие от правоспособности граждан, может быть не общей, а специальной. Недействительность сделок, участниками которых являются граждане, основывается на тех же критериях, что и общие правила о возникновении дееспособности, а именно на таких критериях, как возраст и психическое отношение к совершаемым действиям. По этим критериям законом сформулированы следующие составы недействительных сделок1:

а) сделки, совершаемые гражданином, признанным недееспособным (ст.171 ГК).

По таким сделкам дееспособная сторона обязана, помимо исполнения общего требования по недействительным сделкам, возместить другой стороне реальный ущерб, понесенный в результате заключения недействительной сделки.

Такая обязанность возлагается на дееспособную сторону в случае, если она знала или должна была знать о недееспособности другой стороны.

Критерии, положенные в основу недействительности названных сделок, имеют объективный, независимый от участников сделки характер: возраст либо состоявшееся решение суда о признании гражданина недееспособным или ограниченно дееспособным. В связи с этим важно доказать, что дееспособная сторона знала или должна была знать о факте недееспособности.

Следовательно, двусторонняя реституция применяется к сделке, совершенный недееспособным лицом, независимо от вины дееспособной стороны, а имущественная ответственность в форме возмещения реального ущерба — при наличии ее вины.

В соответствии со ст. 29 ГК признание гражданина недееспособным осуществляется судом, если он вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими. Ничтожными являются все сделки, совершенные гражданином, признанным недееспособным.

Суд в данном случае применил правила ст.171 ГК, т.к. сделка была совершена лицом, признанным судом недееспособным. П.2 Ст. 171 предусматривает, что сделка совершенная недееспособным лицом может быть признана судом действительной, если в результате ее совершения этот гражданин получил выгоду. Однако, суд вправе вынести такое решение лишь на основании соответствующего требования опекуна недееспособного гражданина либо по требованию иных заинтересованных лиц, имеющих право предъявлять иски о применении последствий ничтожной сделки. Выгодой является не только получение каких-либо дополнительных имущественных благ недееспособным лицом, но и получение соразмерных переданных материальных благ, способных удовлетворить нужды этого гражданина.

б) сделки, совершенные несовершеннолетними, не достигшими 14 лет, являются ничтожными. Малолетние в возрасте от 6 до 14 лет вправе совершать мелкие бытовые сделки, сделки, направленные на получение безвозмездной выгоды, не требующие нотариального удостоверения либо государственной регистрации, сделки по распоряжению средствами, предоставленными законными представителями или с согласия последних третьим лицом для определенной цели. Все другие сделки за несовершеннолетних до 14 лет, а также все сделки за малолетних, не достигших 6 лет, могут совершать только их законные представители.

Данная статья не распространяется на следующие случаи:

а) на сделки несовершеннолетнего в возрасте от 14 до 18 лет, считающегося полностью дееспособным в случае вступления в брак (ст.21) или эмансипацией (ст.28 ГК)

б) на те виды сделок, которые несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет могут совершать самостоятельно в соответствии со ст.26 ГК.

в) сделки, совершенные несовершеннолетними в возрасте старше 14 лет.

Сделки, совершаемые несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет являются оспоримыми. Основанием признания сделки, совершенной несовершеннолетним, недействительной является, отсутствие письменного согласия законных представителей на ее совершение.

Ст.176 ГК предусматривает недействительность сделок, совершенных лицами, ограниченными судом в дееспособности. Это может иметь место при наличии двух одновременно существующих условий: злоупотребление спиртными напитками или наркотическими средствами, и в результате этого семья оказывается в тяжелом материальном положении.

Ограничено дееспособный вправе совершать только мелкие бытовые сделки. Совершать другие сделки, а также получать заработок, пенсию и иные доходы и распоряжаться ими он может только с согласия назначенного ему попечителя. Под «распоряжением» следует понимать сделки, направленные на передачу имущества другим гражданам, не являющимся членами семьи или юридическим лицам.

Действие этой статьи не распространяется на сделки, по которым гражданин, ограниченный в дееспособности, получает какое-либо имущество не представляя взамен своего. Форма согласия попечителя на совершение сделки, ограниченно дееспособным должна соответствовать форме, установленной законом для совершаемой сделки. Иск о признании такой сделки недействительной может заявить только попечитель. Сделка, совершаемая ограниченно дееспособным лицом, является оспоримой.

Законом предусмотрено два состава недействительных сделок юридических лиц1: сделки, выходящие за пределы специальной правоспособности юридического лица (ст.173 ГК), и сделки, свершенные органами юридического лица с превышением их полномочий (ст.174 ГК). В статье 173 выделены два случая выхода юридического лица за пределы его правоспособности: а) сделки, которые совершены юридическим лицом за пределами его специальной правоспособности; б) сделки, совершенные юридическими лицами, не имеющими лицензии на занятие соответствующей деятельностью.

Первый случай имеет место тогда, когда цели деятельности юридического лица определенно ограничены им же в уставе или других учредительных документах. Имеются ввиду явно только юридические лица, которые обладают в соответствии со ст.49 ГК общей правоспособностью, т.е. все коммерческие организации, за исключением унитарных предприятий и иных видов организаций, предусмотренных законом. Следовательно, речь идет о хозяйственных товариществах и обществах, которые могут в своих учредительных документах предусмотреть ограничения, запрещающие им совершать определенные сделки (напр., заключать сделки на бирже и др.).

Во втором случае юридическое лицо считается не имеющим лицензии на занятие соответствующей деятельностью, если: а) лицензия не получена им; б) отозвана органом, ее выдавшим; в) окончился срок ее действия.

В случае, когда в момент совершения сделки лицензии у юридического лица не было, но она была получена на момент рассмотрения спора судом, сделка не должна признаваться недействительной.

Правила данной статьи распространяются на дву- и многосторонние сделки (договоры), которые могут заключаться как между юридическими лицами, так и между юридическим лицом и гражданином. Сделки, совершенные юридическим лицом, выходящим за пределы правоспособности, относятся к числу оспоримых. Иск о признании такой сделки недействительной и применении последствий ее недействительности могут предъявить само юридическое лицо, его учредитель (участник) или государственный орган, осуществляющий контроль или надзор за деятельностью юридического лица.

Основанием для признания сделки недействительной, помимо ее совершения в противоречие с целями деятельности, определенно ограниченными в учредительных документах, либо без лицензии на занятие определенной деятельностью, является доказанность факта, что контрагент знал или заведомо должен был знать о незаконности сделки1. Этот факт должно доказывать лицо, предъявившее иск.

В ст.173 ГК речь идет о признании недействительными сделок, совершенных без специального разрешения (лицензии) только юридического лица, и здесь справедливо возникает вопрос: «Какова судьба сделки, которая совершена без лицензии гражданином-предпринимателем?» Я полагаю, что сделки гражданина-предпринимателя, совершенные без лицензии, тоже должны признаваться недействительными по ст.173 ГК.

Такой вывод можно сделать из анализа п.3 ст. 23 ГК, который говорит о том, что к предпринимательской деятельности граждан, осуществляемой без образования юридического лица, соответственно применяются правила настоящего кодекса, которые регулируют деятельность юридических лиц, являющихся коммерческими организациями, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов или существа правоотношения. Т.е. п.3 ст.23 ГК предусматривает возможность распространения на граждан-предпринимателей правил ГК, регулирующих деятельность коммерческих организаций.

В юридической литературе есть точка зрения о том, что сделки гражданина-предпринимателя, совершенные без лицензии должны признаваться недействительными по ст.168, как сделки, несоответствующие закону или иным правовым актам. Данное положение аргументируется тем, что, во-первых, граждане обладают общей правоспособностью и, во-вторых, из существа правоотношения вытекает невозможность применения п.3 ст.23 ГК.2 С таким решением проблемы вряд ли можно согласиться, т.к. в соответствии со ст.49 ГК коммерческие организации обладают общей правоспособность, (как и граждане-предприниматели) и из существа правоотношения вытекает невозможность применения п.3 ст.23 ГК.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что к гражданам-предпринимателям, осуществляющим деятельность без лицензии может быть применена ст. 173 ГК.

Закон к числу оспоримых сделок относит сделки, совершенные лицом, полномочия которого ограничены (ст.174).

Здесь можно выделить три основания признания недействительной сделки, совершенной с превышением полномочий: 1. Превышение гражданином полномочии, предусмотренных договором, а органом юридического лица — полномочий, определенных его учредительными документами. 2. Неочевидность для другой стороны факта нарушения полномочий, т.к. из доверенности, закона или обстановки, в которой совершается сделка, с ясностью следует, что она совершается управомоченным лицом. 3. Доказанность факта, что другая сторона знала или заведомо должна была знать об ограничениях полномочий, предусмотренных договором или учредительными документами юридического лица.

Следует подробнее остановиться на сделках, совершаемых юридическими лицами с превышением полномочий, т.к. здесь есть определенные проблемы.

Как известно, в соответствии с п.3 ст. 53 ГК юридические лица приобретают гражданские права и принимают на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом и иными правовыми актами и учредительными документами. Так, например, для акционерного общества таковым органом является генеральный директор, который, как гласит п.2 ст.69 Федерального Закона «Об акционерных обществах», действует от имени общества без доверенности, в т.ч. совершая гражданско-правовые сделки. Часть из них может быть совершена на основании самостоятельного решения директора, а часть — исключительно после решения общего собрания акционеров или совета директоров. Последствием сделки, совершенной с превышением директором полномочий (т.е. сделки, не основанной на необходимом для конкретного случая решении совета директоров или общего собрания акционеров) может являться основанием для признания ее недействительной в судебном порядке.

Возможностью и основанием для признания сделки недействительной зависит от того, превышены ли директором при ее совершении полномочия, определенные законом и иными правовыми актами или только уставом общества. При превышении полномочий, определенных за коном или иным правовым актом (например, сделка по отчуждению имущества общества стоимостью более 25% его активов, не основанная на решении или в последующем не одобренная решением одного из органов управления общества в соответствии со ст.79 ФЗ «Об акционерных обществах»), то сделка может быть признана ничтожной по ст.168 ГК. Если же директором совершена сделка в пределах полномочий, установленных законом, однако при этом превышены полномочия, определенные уставом общества (например, произошло отчуждение имущества стоимостью 20% активов без соответствующего решения совета директоров, тогда как устав общества требует такого разрешения), данная сделка, являясь оспоримой, может быть признана судом недействительной на основании ст. 174 ГК.

Как указывалось выше, одним из оснований признания недействительной сделки, совершенной с превышением полномочий, является доказанность факта, что другая сторона знала или заведомо должна была знать об ограничениях полномочий, предусмотренных договором или учредительными документами юридического лица1.

Осмотрительная сторона по договору теперь должна знать не только об установленных законом полномочиях лица, представляющего другую сторону, но и ознакомиться с уставом контрагента. Несоблюдение этого требования вполне может привести к признанию договора недействительным и соответствующим убыткам. С иском о признании сделки недействительной, совершенной лицом, полномочия которого ограничены, вправе обратиться лицо, в интересах которого установлены ограничения. Последствием признания такой сделки недействительной является двусторонняя реституция.

 

 

2.3. Кабальные сделки

 

Кабальные сделки, совершаемые вследствие стечения тяжелых обстоятельств, имеют порок воли, поскольку ее формирование протекает под воздействием таких обстоятельств, при которых практически исключается нормальное формирование воли, что побуждает заключать сделку на крайне невыгодных для себя условиях. В отличие от обмана, обстоятельства, влияющие на формирование воли, возникают независимо от другого участника сделки, однако он осознает их наличие и пользуется этим для заключения выгодной для себя, но крайне невыгодной для контрагента сделки. Кроме того, сам потерпевший от такой сделки, как правило, осознает ее кабальный характер, но волею обстоятельств он вынужден совершить эту сделку. Для определения кабального характера заключаемой сделки следует установить, что гражданин находится в состоянии крайней нужды, что его контрагент понимает это и использует в своих интересах, что условия явно невыгодны для одного из контрагентов. Невыгодность проявляется в несоразмерности уплачиваемой цены и реальной стоимости продаваемой вещи. В условиях инфляционной нестабильности, переоценки стоимости многих вещей, ранее дотируемых государством, граждане подчас просто не могут адекватно определить стоимость вещи, что может создать у них представление о кабальном характере сделки. Чтобы избежать этого, следует применять правило п. 3 ст. 424 ГК: если будет установлено, что в момент совершения сделки при сравнимых обстоятельствах обычно взималась за аналогичную вещь более высокая цена, то можно предполагать невыгодность совершаемой сделки.

 

2.4. Сделки с пороками воли

 

Сделки с пороками воли можно подразделить на сделки, совершенные без внутренней воли на совершение сделки, и сделки, в которых внутренняя воля сформировалась неправильно. Без внутренней воли совершаются сделки под влиянием насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной (статья 179 ГК), а также гражданином, не способным понимать значения своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК), и сделки, совершенные под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК).

Статья 177 ГК предусматривает недействительность сделок, совершенных гражданином, хотя и дееспособным, но находящимся в момент совершения сделки в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими.

Неспособность понимать значения своих действий или руководить ими должна иметь место в момент, когда сделка считается совершенной. При этом не имеет значения конкретная причина, которой вызвана неспособность понимать значение своих действий или руководить ими. Это могут быть наркотики, нервное потрясение, алкогольное опьянение, травма, болезнь. Иск в суд о признании недействительной сделки, совершенной гражданином не способным понимать значение своих действий или руководить ими, может предъявить сам этот гражданин, либо лицо, чьи права и охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

П. 2 ст.177 предусматривает, что сделка, совершенная гражданином, впоследствии признанным недееспособным, может быть признана судом недействительной по иску его опекуна, если доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значения своих действий или руководить ими. При этом не имеет значения, что основание недействительности возникло до назначения опекуна. В отличие от сделок лиц, признанных недееспособными вследствие душевной болезни или слабоумия, сделки граждан, хотя и дееспособных, но находящихся в момент их совершения в таком состоянии, что они не могли понимать значение своих действий, не являются ничтожными, а могут быть оспорены в суде. Последствием признания такой сделки недействительной является двусторонняя реституция. Кроме того, сторона по сделке обязана возместить соответствующей стороне реальный ущерб, если будет доказано, что сторона знала или должна была знать о недееспособности другой стороны или нахождении ее в таком состоянии, когда она не могла понимать значение своих действий или руководить ими.

Статья 178 предусматривает недействительность сделок, совершенных под влиянием заблуждения.

Недействительность такой сделки основывается на том, что выраженная в ней воля участника неправильно сложилась вследствие заблуждения, и поэтому сделка влечет иные правовые последствия для него, нежели те, которые он в действительности имел в виду. Здесь имеет место порок самой воли, ее формирования, намерения субъекта, а не несогласованность, не порок выражения воли. Здесь нельзя не согласиться с выводом Новицкого И.Б. о том, что при заблуждении можно говорить о пороке воли, т.к. «… хотя волеизъявление здесь вполне соответствует воле лица, но сама воля, само внутреннее решение складывается под влиянием ошибочного представления».1

Заблуждение является основанием признания недействительными сделок как граждан, так и юридических лиц. Однако юридическое значение имеет не всякое заблуждение, а только существенное. Под таковым ГК понимает заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Существенное заблуждение должно касаться главных элементов сделки. Последствия такого заблуждения либо неустранимы вообще, либо их устранение связано для заблуждавшейся стороны со значительными затратами. Заблуждение может касаться природы сделки, например, когда заблуждавшийся предполагает, что он заключает договор купли-продажи, а в действительности заключен договор найма. Заблуждением в тождестве следует считать заблуждение существенных условий соглашения, без которых двусторонняя сделка не может быть признана действительной, состоявшейся.2

Неправильное представление имеет место, например, когда предприятие приобретает оцинкованные трубы с недостаточным количеством цинка, вследствие чего трубы можно будет эксплуатировать значительно более короткое время, чем рассчитывал покупатель. Мелкие ошибки и незначительные расхождения между представляемыми и действительными последствиями сделки не могут служить основанием недействительности.

При решении вопроса о существенности заблуждения по поводу обстоятельств, указанных в ст.178, надо исходить из существенности данного обстоятельства для конкретного лица с учётом особенности его положения, состояния здоровья, значения оспаривемой сделки и т.д., а если таких особенностей нет — из средних представлений, сложившихся относительно соответствующих обстоятельств. В ГК особо подчёркнуто, что заблуждение в мотивах сделки не имеют существенного значения. Мотив сделки — это те обстоятельства, по которым лицо совершает сделку. И заблуждение в мотиве действительно нельзя рассматривать как основание для оспаривания сделки, это подрывало бы устойчивость гражданского оборота и препятствовало необходимой защите интересов другой стороны, которая была бы поставлена в зависимость от того, что не оправдались расчёты, намерения и желания участника сделки. Заблуждение в мотиве не может иметь правового значения и потому, что мотивы лежат вне сделки.

В судебной практике часто встречаются дела о признании сделки недействительной по ст.178 ГК.

Ст.179 ГК предусматривает недействительность сделок, совершенных под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой или тяжёлых обстоятельств.

Данные сделки имеют два общих момента, которые позволяют объединить их в одну статью1: 1) Потерпевшая сторона в большинстве этих сделок лишена возможности свободно выразить свою волю и действовать в своих интересах, что противоречит основным началам гражданского законодательства, в соответствии с которым гражданские права приобретаются и осуществляются гражданами и юридическими лицами своей волей и в своих интересах. 2) Волеизявление потерпевшего не соответствует его воле, т.к. при иных обстоятельствах сделка совершена не была бы вовсе или совершена на других условиях.

Правила ст.179 применяются как к гражданам, так и к юридическим лицам. Кроме того, следует отметить, что обман, угроза, насилие могут исходить не только от стороны сделки, но и от других лиц, действующих в её интересах. При заключении сделки под влиянием обмана на решение потерпевшего воздействует неправильное представление, которое исключает возможность надлежащего формирования воли субъекта. Под влиянием обмана складывается ошибочное намерение, принимается неправильное решение, возникает порок воли, приводящий к ошибочному волеизъявлению, Обман может относиться к любому элементу сделки, в том числе и к мотивам её заключения. Но необходимо чтобы его влияние было существенным для Формирования воли.

Как указывалось выше, при обмане, присоединяется ещё одно обстоятельство, а именно: умышленное, намеренное создание ложных представлений у контрагента или умышленное, намеренное использование уже имеющегося у него ложного представления в целях побуждения его к совершению сделки, которую он без обмана не совершил бы. Обман может выражаться как в форме действия, так и в форме бездействия.

Недействительной является сделка, которая совершена под влиянием угрозы.

Угроза — психическое воздействие на волю лица посредством заявлений о причинении ему или его близким физического или морального вреда, если он не совершит сделку. Угроза воздействует на психику субъекта. И воздействие происходит не столько на сознание, сколько непосредственно на волю путём применения психического принуждения: под влиянием страха субъект выражает свою волю, выбирая меньшее из двух зол. Неправильно говорить, что при угрозе отсутствует воля и имеется голое волеизъявление, вообще не выражающее внутренней воли.

При угрозе, как и при насилии, принуждение действует на психику субъекта. Субъект принимает решение, не соответствующее его истинным намерениям. Но угроза отличается от насилия по следующим признакам: а) угроза –

это не реализованное в действительности намерение причинить вред; б) угроза может выражаться как в возможности совершения правомерных действий (сообщение о преступной деятельности лица, наложение ареста на имущество), так и в возможности совершения неправомерных действий (причинение вреда жизни и здоровью, повреждение или уничтожение личного имущества).

Помимо всего этого, следует отметить, что для признания сделки недействительной вследствие угрозы необходимо, чтобы угроза была реальной, исполнимой и значимой. Эти моменты устанавливаются судом с учётом всех обстоятельств дела.

Уголовный кодекс РФ 1996 года впервые предусмотрел уголовную ответственность за принуждение к совершению сделки или отказу от ее совершения. Ст. 179 УК РФ устанавливает ответственность за принуждение к совершению сделки или отказу от её совершения под угрозой применения насилия, уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно распространения сведений, которые могут причинить существенный вред правам и законным интересам потерпевшего или его близких. Таким образом, помимо того, что сделка: совершённая под влиянием обмана, насилия, угрозы, может быть признана недействительной по иску потерпевшего, угроза применения насилия, уничтожения или повреждения имущества потерпевшего, а также фактическое применение насилия влекут уголовную ответственность по ст. 179 УК РФ. Данное преступление совершается умышленно, т.е. лицо принуждает потерпевшего к совершению сделки или к отказу от её совершения, желает достигнуть этого, сознательно прибегая к действиям, указанным в ст. 179 УК.

Для признания недействительной кабальной сделки необходимо наличие одновременно двух признаков: 1) нахождение лица, совершающего сделку, в тяжелых обстоятельствах; 2) лицо совершает сделку вынужденно, т.е. помимо своей воли.

 

2.5. Сделки с пороками формы

 

Недействительность сделок вследствие порока формы сделки зависит от того, какая форма законом или соглашением сторон для совершения той или иной сделки установлена. Естественно, что не возможно представить не соблюдешь устной формы сделки. Закон связывает недействительность только с письменной формой сделки. Несоблюдение простой письменной формы влечет недействительность сделки только в случаях, специально указанных в законе (ст.339 ГК) или в соглашении сторон. Несоблюдение же требуемой законом нотариальной формы, а также государственной регистрации сделки всегда влечет ее недействительность. Такая сделка является ничтожной. Однако для некоторых случаев предусмотрена возможность избежать недействительности указанных сделок (п.2 ст.165 ГК). Применительно к нарушению требования о форме имеется в виду ситуация, когда сделка к моменту возникновения вопроса о ее недействительности исполнена (работа выполнена), но сторона, исполнившая сделку, обращается в суд за защитой своих интересов. В данном случае суд может удовлетворить иск, признав сделку действительной. Такое решение освобождает сторон от нотариального удостоверения сделки.

В отношении сделок, в которых одна из сторон уклоняется от государственной регистрации решение суда создает обязанность произвести регистрацию соответствующему органу, но при условии, что сделка совершена в надлежащей форме.

Вместе с признанием действительной незаверенной у нотариуса сделки или вынесения решения, обязывающего зарегистрировать сделку, на сторону, необоснованно уклонившуюся от нотариального удостоверения или государственной регистрации, может быть возложена обязанность возместить причиненные другой стороне убытки.

 

2.6. Сделки с пороками содержания

 

Сделки с пороками содержания признаются недействительными вследствие расхождения условий сделки с требованиями закона и иных правовых актов.

Среди отдельных составов недействительных сделок с пороками содержания следует назвать сделки, совершаемые с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК), а также мнимые и притворные сделки (ст. 170 ГК). Сделки, совершаемые с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, представляют собой квалифицированный состав недействительной сделки, не соответствующей требованиям закона. Иными словами, к составу недействительной сделки с пороком содержания добавляется квалифицирующий субъективный момент — цель. Следовательно, при установлении факта нарушения требований закона, в условиях сделки, такая сделка признается недействительной, но если при этом сделка была совершена с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, то наступают более жесткие последствия, предусмотренные законом, — взыскание всего полученного в доход государства. На первый взгляд, состав, предусмотренный ст. 169 ГК, имеет самостоятельный характер и не требует условия несоответствия сделки требованиям закона, достаточно лишь установить наличие противоправной цели, и сделка недействительна со всеми вытекающими последствиями. Однако это не так. Гражданское право не имеет целью устанавливать меры ответственности за нарушение основ правопорядка и нравственных устоев общества. Это задачи иных отраслей права. И если заключенная сделка покупки оружия с соблюдением всех предусмотренных законом процедур совершена с целью убийства, то меры гражданского законодательства не в состоянии предотвратить это деяние или наказать виновного. В данном случае эта цель находится за пределами сделки по приобретению оружия. Законное приобретение оружия — действительная сделка, использование же этого оружия для убийства — состав уголовного преступления. В данном квалифицированном составе недействительных сделок довольно часто гражданский закон пересекается с составами различных уголовных преступлений и административных проступков. Роль гражданского закона и, в частности,
ст. 169 ГК — устранение неблагоприятных имущественных последствий такого рода действий. Карательные санкции к одной или к обеим сторонам могут быть применены при наличии следующих условий. Во-первых, карательные санкции применяются при наличии умысла хотя бы у одной из сторон. Во-вторых, для применения карательных санкций достаточно, чтобы хотя бы одна из сторон произвела исполнение или, во всяком случае, приступила к исполнению по такой сделке. В-третьих, карательные санкции применяются к стороне, умышленно совершившей такую сделку, причем независимо от того, произвела ли она сама исполнение или ограничилась принятием исполнения от другой стороны. С учетом всех этих обстоятельств в доход государства будет взыскано либо все полученное по сделке, либо все причитавшееся в возмещение полученного, либо, наконец, и то и другое. Так, если с умыслом действовали обе стороны, но одна из сторон исполнение произвела, а другая не произвела, то со стороны, получившей исполнение по сделке, будет взыскано в доход государства как все ею полученное, так и все, что она сама должна была исполнить по сделке.

Мнимые и притворные сделки — сделки с отсутствием основания, т.е. того типового юридического результата, который должен был бы иметь место в действительной сделке1. Мнимая сделка совершается лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия. Подобные сделки, как правило, совершаются с целью создать видимость правовых последствий, не желая их наступления в действительности. Например, пытаясь избежать конфискации имущества, гражданин оформляет договор дарения на имя своего родственника. Гражданин действительного желания передать право собственности не имеет, он заинтересован в создании видимости перехода права собственности для следственных и судебных органов. Мнимые сделки ничтожны. Несколько иначе выглядит притворная сделка. В ней также отсутствует основание — стороны стремятся достигнуть отнюдь не того правового результата, который должен возникнуть из совершаемой сделки. В этой ситуации имеются две сделки: одна притворная, а другая та, которую стороны действительно имели в виду. Таким образом, притворная сделка как бы прикрывает своей формой истинную сделку. Поскольку притворная сделка не имеет основания, она недействительна. Однако притворные сделки не всегда возникают вследствие неблаговидных действий, нередко граждане просто не понимают, какую сделку им следовало бы совершить, либо не проводят различия, скажем, между куплей-продажей и имущественным наймом. Закон предоставляет возможность исправить подобные ошибки: признавая притворную сделку недействительной, предлагается применить к сделке, которую стороны действительно имели в виду, относящиеся к ней правила закона. Если прикрываемая сделка не противоречит требованиям закона и иных правовых актов, то она действительна и порождает соответствующие права и обязанности, если же имеется правонарушение, то она признается недействительной.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

3. ПРАВОВЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ ПРИЗНАНИЯ СДЕЛОК НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМИ

 

Совершение сделки, имеющей порок какого-либо из элементов ее состава, не может породить юридических последствий1. Однако в силу наличия внешней формы заключенной сделки факт ее недействительности нуждается в констатации либо в указании на наличие порока, делающего сделку недействительной. Недействительные сделки различаются в зависимости от того, требуется ли для ее признания недействительной решение суда, либо сделка является недействительной независимо от такого решения. Первые сделки именуются оспоримыми, вторые — ничтожными (ст. 166 ГК). К какой из групп отнести ту или иную недействительную сделку — определяется законом. Так, ГК (ст. 168) установил, что все сделки по общему правилу являются ничтожными, а оспоримыми только в случаях, прямо предусмотренных законом. Оспоримость сделки означает доказывание какого-либо факта, имеющего значение для действительности сделки. В основном подлежат доказыванию вопросы, связанные с наличием воли и правильным ее отражением в волеизъявлении, либо наличие или отсутствие согласия опекуна или попечителя на совершение сделки. Оспоримой сделка может быть признана только судом, и до вынесения судебного решения никто, в том числе и никакой государственный орган не вправе объявлять оспоримую сделку недействительной. Если иск о признании оспоримой сделки не предъявлен в течение установленного законом срока исковой давности, то сделка считается действительной. Иной характер имеют ничтожные сделки. Ничтожная сделка недействительна изначально, ее порок настолько серьезен, что не требует установления этого факта судебным либо иным органом. Поэтому при установлении порочности какого-либо из элементов ничтожной сделки любой орган, гражданин или организация вправе потребовать применения последствий недействительности ничтожной сделки.

Иногда недействительной оказывается не вся сделка в целом, а лишь какое-то из ее условий. Например, стороны заключили договор, предусмотрев в нем отказ сторон от права на судебное рассмотрение споров, которые могут возникнуть при его исполнении. Такое условие является недействительным, однако остальные части сделки не содержат никаких отступлений от действующего закона. Нужно ли в этом случае признавать всю сделку недействительной? Нет, закон предусматривает, что недействительность части сделки не порочит всю сделку в целом, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части (ст. 180 ГК). Таким образом, решающим является значимость недействительной части с точки зрения сторон. Если без недействительной части сделка утрачивает интерес для сторон, то она должна быть признана недействительной в целом. Например, при купле-продаже жилого дома стороны договорились, что оплата будет произведена в долларах США, при оформлении же договора цена была указана в рублях и гораздо меньшей сумме. Естественно, что при объявлении недействительной части сделки, касающейся оплаты в долларах США и сумме большей, чем указано в договоре, сделка утрачивает интерес для сторон, поскольку затрагивает существенное условие сделки.

К числу оспоримых сделок законом отнесены сделки юридического лица, выходящие за пределы его правоспособности (ст. 173 ГК), сделки, совершенные представителем или органом юридического лица с превышением полномочий (ст. 174 ГК), сделки несовершеннолетних старше 14 лет и граждан, ограниченных в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими веществами, совершенные без согласия родителей или попечителей этих лиц (ст. ст. 175, 176 ГК), сделки граждан, не способных понимать значение совершаемых ими действий или руководить ими (ст. 177 ГК), а также все сделки с пороками воли и волеизъявления, т.е. совершенные под влиянием заблуждения, обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя, одной стороны с другой или стечения тяжелых обстоятельств (ст. ст. 178, 179 ГК). Все остальные недействительные сделки законом объявлены ничтожными, в частности, ничтожны мнимые и притворные сделки (ст. 170 ГК), сделки недееспособных граждан (ст.ст. 171, 172 ГК), сделки, несоответствующие требованиям закона (ст. 168 ГК), совершенные с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности (ст. 169 ГК) , сделки, заключенные без соблюдения требуемой законом нотариальной формы или государственной регистрации (ст. 165 ГК) . В случае, когда закон не указывает конкретно, -является ли данная сделка ничтожной или оспоримой, а говорится лишь о недействительности сделки, следует обратить внимание на то, имеется ли указание закона на признание сделки недействительной судом. При отсутствии такого’ указания сделка является ничтожной.

Независимо от того, является сделка ничтожной или оспоримой, и те и другие становятся предметом судебного разбирательства для решения вопроса не только об объявлении недействительной оспоримой сделки, но и о применении последствий недействительности ничтожной сделки в случае ее исполнения. Кроме того, в ряде случаев закон предусматривает возможность реанимации ничтожной сделки. Так, сделки, совершенные гражданином, признанным судом недееспособным, а также несовершеннолетним, не достигшим 14 лет (п. 2 ст. 171 и п. 2 ст. 172 ГК), и сделки, не облеченные в требуемую законом нотариальную форму или не прошедшие государственной регистрации (п.п.2,3 ст. 165 ГК), могут быть признаны судом действительными. Этот процесс можно назвать реанимацией, поскольку ничтожная сделка не может порождать каких-либо прав и обязанностей, за ней не признается качеств юридического факта, т.е. юридически этого действия нет. Решение же суда по признанию ничтожной сделки действительной признает, что это действие порождает законные последствия сделки с момента ее совершения, т.е. суд придает своему решению обратную силу, распространяя юридические последствия на уже истекший промежуток времени.

Обращение в суд с требованием о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий недействительности сделки (как оспоримой, так и ничтожной) может быть осуществлено в пределах срока исковой давности. Оспоримая сделка может быть признана судом недействительной в течение одного года со дня, когда лицо узнало или должно было узнать об обстоятельствах, являющихся основанием недействительности сделки. Это общий порядок начала течения срока исковой давности. Для сделок, совершенных под влиянием насилия или угрозы, закон устанавливает специальный порядок исчисления срока исковой давности, ее течение начинается со дня, когда прекратилось действие насилия или угрозы (п. 2 ст. 181 ГК) . Логика законодателя понятна: поскольку насилие или угроза оказали столь сильное влияние, что привели к заключению сделки, то едва ли можно рассчитывать, что гражданин решится оспорить эту сделку в период, пока насилие или угроза продолжают свое действие. В пределах того же годичного срока может быть заявлено и требование о применении последствий недействительности оспоримой сделки.

Поскольку ничтожная сделка недействительна и без признания этого факта судом, то закон устанавливает только срок исковой давности для предъявления требования о применении последствий недействительности ничтожной сделки. Этот срок гораздо более продолжительный и превышает общий срок исковой давности, он равен десяти годам и исчисляется со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки. При отсутствии исполнения ничтожная сделка не приводит ни к каким правовым последствиям, поэтому нет необходимости исчислять срок с момента заключения ничтожной сделки. Исчисление срока исковой давности с момента начала исполнения ничтожной сделки оправдано, ибо цель предъявления иска заключается именно в устранении последствий исполнения ничтожной сделки. Закон оставил открытым вопрос о сроке исковой давности для предъявления требования о признании действительной ничтожной сделки (см., например, п. 2 ст. 174 ГК) . Поскольку указанные сделки отнесены к категории ничтожных, то не может быть применен специальный срок исковой давности, установленный для оспоримых сделок, — 1 год. Не может быть применен и 10 — летний срок, поскольку речь идет не о применении последствий недействительности, а об ином требовании. Следовательно, следует руководствоваться общим сроком исковой давности в три года (ст.ст. 196, 197 ГК) .

Признание сделок недействительными связано с устранением тех имущественных последствий, которые возникли в результате их исполнения1. Общим правилом является возврат сторон в то имущественное положение, которое имело место до исполнения недействительной сделки. Каждая из сторон обязана возвратить другой стороне все полученное по недействительной сделке. Такой возврат сторон в первоначальное положение называется двусторонней
реституцией. Если исполненное возвратить в натуре невозможно, как, например, в случае пользования вещью, выполнения работ, оказания услуг либо гибели или утраты веши, то сторона обязана возместить стоимость утраченной вещи, работ, услуг или наемной платы, т.е. заменить исполнение в натуре денежной компенсацией (ст. 167).

В отдельных случаях закон предусматривает санкцию за совершение недействительной сделки в виде взыскания полученного в доход государства. Эта санкция касается только виновной стороны, умышленно совершающей недействительную сделку, потерпевшей же стороне возвращается все полученное виновной стороной либо присуждается компенсация при невозможности возврата в натуре. Такая санкция предусмотрена в отношении виновной стороны за совершение сделки под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой или стечения тяжелых обстоятельств (п. 2 ст. 179 ГК). Если виновны в совершении противоправной сделки с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, обе стороны, то в доход Российской Федерации взыскивается все полученное сторонами либо причитающееся к исполнению. Если виновно действовала только одна сторона, то виновная обязана возместить другой стороне все полученное по сделке, а причитающееся виновной стороне взыскивается в доход государства (ст. 169 ГК).

Наряду с общими последствиями недействительности сделок применяются и специальные в виде возложения обязанности возместить ущерб, понесенный одной из сторон вследствие заключения и исполнения недействительной сделки. Эта санкция может рассматриваться в качестве меры гражданско-правовой ответственности. Возмещению подлежит лишь реальный ущерб, т.е. только умаление в имуществе и фактически понесенные стороной расходы. Такие последствия предусмотрены в отношении стороны, совершившей сделку с недееспособным, если она знала или должна была знать о недееспособности (п. п. 2,3 ст. 171 ГК). Это правило применяется в отношении сделок, совершенных с гражданами в возрасте до и старше 14 лет, ограниченных в дееспособности или неспособных понимать значения совершаемых ими действий или руководить ими.

По сделкам, в которых в отношении виновной стороны предусмотрена санкция в виде взыскания полученного в доход государства, дополнительным последствием является возмещение потерпевшему реального ущерба.

В сделках, совершенных под влиянием заблуждения, дополнительные последствия применяются в отношении стороны, по вине которой возникло заблуждение. На нее возлагается обязанность возмещения реального ущерба. Если, однако, заблуждение возникло по вине самой заблуждавшейся стороны либо по обстоятельствам, от нее не зависящим, то и заблуждавшаяся сторона обязана возместить реальный ущерб другой стороне, который последняя могла понести вследствие признания заключенной сделки недействительной (п. 2 ст. 178 ГК).

На основании вышесказанного целесообразно закрепить в ГК РФ следующее понятие сделки: сделка — есть правомерное т.е. дозволенное законом волевое действие, совершаемое гражданами и юридическими лицами, направленные на установление изменения или прекращения гражданских прав и обязанностей. При этом нет необходимости рассматривать регистрацию сделок как одну из стадий заключения сделок, регистрацию сделок следует рассматривать как требование к законности совершаемой сделки.

Вероятно, необходимо классифицировать не условия недействительности сделок, а выделять отдельные виды недействительных сделок. Поэтому необходимо выделить следующие группы недействительности сделок:

  • сделки с пороками в субъекте;
  • кабальные сделки;
  • сделки с пороками воли;
  • сделки с пороками формы;
  • сделки с пороками содержания.

    Следует уточнить название статьи 189 ГК. Оно должно звучать так: недействительность сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка и общественной нравственности.

    Анализ нового ГК позволяет выделить 4 группы правовых последствий признания недействительности сделок, а не 3, как принято в юридической литературе. А именно:

    двусторонняя реституция;

    односторонняя реституция;

    недопущение реституции;

    возмещение убытков (в качестве дополнительного правового последствия).

    Кроме этого, настоятельно необходимо приведение практики в соответствие с действующим законодательством.

    093014 0930 2 Недействительные сделки (последствия недействительных сделок)

    СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ ИСТОЧНИКОВ

     

  1. Конституция Российской Федерации. – М., 1995.
  2. Гражданский кодекс Российской Федерации. – М., 1995.
  3. Гражданский кодекс РСФСР. –М., 1979.
  4. Уголовный кодекс Российской Федерации — М., 1996.
  5. О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации: Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 1 июля 1996 г. // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. — 1996. — №9. — Ст.6.
  6. ФЗ «О судебной системе в РФ» //Принят 23.10. 1996.
  7. Гражданское право: Учебник /Под ред. Суханова Е.А. В 2-х тт.- Т.1. — М.,1993.
  8. Гражданское право России: Курс лекций / Под ред. Садикова О.Н. — М.,1996. Ч. 1
  9. Гражданское право /Под ред. Толстого Ю. К. Сергеева А. П -СПб. 1996.
  10. Гражданское право- Словарь справочник / Под ред. Тихомирова М. — М. 1996.
  11. Иоффе О.С. Советское гражданское право- Курс лекций. – ЛГУ, 1958.
  12. Комментарий к гражданскому кодексу Российской Федерации. Части первой (постатейный) / Ответственный ред. Садиков О.Н. — М., 1995.
  13. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации./ Под ред. Наумова А. В. –М., 1998.
  14. Новицкий И.Б. Сделки. Исковая давность. –М., 1954.
  15. Оргензихт В-А. Воля и волеизъявление. — Душанбе, 1983.
  16. Рабинович Н.В. Недействительность сделок и ее последствия. ЛГУ, 1960.
  17. Романенков Н.С. Сделки и рынок. Советы юриста. // Тематический выпуск. – М., 1994.
  18. Светланина С.Р. Мнимые сделки. // Экономика и жизнь. – 1996.- №49.
  19. 093014 0930 3 Недействительные сделки (последствия недействительных сделок)Сделки. Понятие, виды и формы (комментарий к новому Гражданскому кодексу Российской Федерации). Правовые нормы о предпринимательстве. // Бюллетень. –М., 1995. – №2.
  20. Советское гражданское право / Отв. ред. Садиков 0.Н. – М., 1983.
  21. Шахматов В.П. Составы противоправных сделок и обусловленные ими последствия. — Томск, 1967.
  22. Эйдинова Э.Б. Сделки в нотариальной и судебной практике. М.,1981.
  23. Цыганов Э. Суд позади, но проблемы остались //Экономика и жизнь. –М. 1996.
<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.03MB/0.00122 sec

WordPress: 22.51MB | MySQL:115 | 1,651sec