ПОНЯТИЕ И СТАДИИ СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

<

090514 0118 1 ПОНЯТИЕ И СТАДИИ СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙАктуальность темы исследования. Формирование полноценного гражданского общества связано со становлением и развитием таких его неотъемлемых атрибутов, как правовое государство, гражданское общество, право граждан на собственность, на свободу экономической деятельности, на свободу слова и т. п. В центре внимания оказывается личность, ее права и свободы. В таких условиях большое значение приобретает поведение человека, определяемое, в том числе, его собственными интересами. Однако и вся ответственность за совершенные действия также ложится на гражданина. Человек ревностно относится к соблюдению его прав, и, вместе с тем, он обязан уважать законные интересы других людей. В этой связи эффективность уголовного законодательства как одного из наиболее мощных средств социального контроля зависит, в частности, от того, насколько четко выражена связь между нормами уголовного права и основными нравственными критериями общественного правосознания, от того, как сочетается регулятивная функция, присущая праву, с объективными факторами, оказывающими определяющее воздействие на поведение людей

Одним из важнейших требований современной российской уголовной политики является неотвратимость ответственности, означающая, что лицо, совершившее преступление, обязано претерпеть предусмотренные законом меры государственного принуждения. Но государственное принуждение — вынужденная, крайняя мера воздействия на лиц, совершивших преступления Если человек, преступивший закон, может без применения принуждения осознать, что полная реализация его интересов возможна лишь при совпадении их с интересами общества и государства и что такое поведение ему, в конечном счете, выгодно, то правоприменитель вправе использовать меры уголовно-правового воздействия, не связанные с государственным принуждением.

Именно поэтому в уголовном праве постоянно возрастает роль дифференциации и индивидуализации уголовной ответственности. С одной стороны, сохраняется строгая уголовная ответственность за тяжкие и особо тяжкие преступления, за рецидив и организованные преступления, а с другой, широко практикуется применение иных более мягких мер воздействия, вплоть до освобождения от уголовной ответственности лиц, не нуждающихся в столь суровом отношении. В этой связи особое значение приобретают нормы, допускающие компромисс, поощряющие положительное постпреступное поведение лица, совершившего преступление,

Современное уголовное законодательство содержит ряд таких норм. Некоторые из них не являются для правоприменителя принципиально новыми, т. к. содержались в том или ином виде и в ранее действующем законодательстве. Например, норма об освобождении от уголовной ответственности в связи с изменением обстановки, предусмотренная ст 77 УК РФ 1996 г., содержалась и в УК РСФСР 1960 г. (ст. 50). Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим, предусмотренное ст. 76 УК РФ, допускалось и по уголовно-процессуалъному законодательству (ст. 27 УПК РСФСР).

В уголовном законодательстве большинства государств существует принцип ненаказуемости лиц, по собственной воле отказавшихся от доведения до конца своего преступного намерения. Причины, объясняющие такой подход, лежат в экономии мер уголовной репрессии. Однако главной является оценка общественной опасности таких лиц. Добровольное прекращение преступной деятельности свидетельствует, или же заставляет предполагать, что виновный доступен чувству раскаяния, жалости, угрызений совести, а государство не может игнорировать эти проявления человеческой природы, не может забывать, что возбуждение раскаяния составляет одно из желаемых последствий уголовной кары, оправдывая отчасти самое существование наказания.

В уголовном праве и законодательстве России конца XIX и XX вв. институт непривлечения добровольно отказавшихся к уголовной ответственности рассматривался как способ дать последнюю возможность лицу, намеревающемуся совершить преступление, удержаться «на краю пропасти».

В УК 1960 г. такая норма была сформулирована неудачно. Не было дано само понятие добровольного отказа, в связи с чем его применение на практике базировалось на теоретических посылках, а не на законе. В действующем УК «добровольным отказом от преступления признается прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца» (ч. 1 ст. 31 УК).

Основанием освобождения от уголовной ответственности является отсутствие состава преступления. В поведении добровольно отказавшегося от преступления лица нет признаков оконченного преступления (отсутствуют общественно опасные последствия) и нет признаков приготовления или покушения на преступление (лицо добровольно, а не вынужденно прекращает деяние).

Согласно статьи 31 УК РФ добровольным отказом от совершения преступления признается прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий или бездействия, непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца.

Лицо не подлежит уголовной ответственности за преступление, если оно добровольно и окончательно отказалось от доведения этого преступления то конца.

Таким образом, добровольный отказ - это основание не привлекать к уголовной ответственности лицо, которое отказалось от доведения начатого преступления до конца.

В связи с этим установление в поведении лица, начавшего совершение преступления, признаков добровольного отказа имеет большое практическое значение.

Цели исследования состоят в научном исследовании добровольного отказа от преступления как основания освобождения от уголовной ответственности, особенностей применения уголовного законодательства и вопросов повышения эффективности его применения.

Объектом исследования
являются урегулированные и неурегулированные (фактические) уголовным законодательством общественные отношения, которые складываются при применении уголовного законодательства об освобождении от уголовной ответственности в связи с добровольным отказом от преступления, законодательной регламентация этих отношений, значение и пути повышения эффективности применения, законодательства о деятельном раскаянии.

 Предмет исследования
— понятия и нормы уголовного законодательства, предусматривающие добровольный отказ от преступления в качестве основания освобождения от уголовной ответственности.

Задачи исследования:

– общий анализ стадий совершения преступлений;

– рассмотреть понятие, условия и признаки добровольного отказа от преступлений.

Теоретической базой исследования являются работы таких авторов как Бурчак Ф.Г., Верин В.П., Галиакбаров Р.Р., Гаухман Л.Д., Иванов В.Д., Исмаилов Р., Зелинский А.Ф., Кочан С.М., Красиков Ю.А., Кривошеин П.К., Ляпунов Ю.И., Мальцев В.В., Минская В., Ожегов С.И., Таганцев Н.С., Тельнов П.Ф., Тер-Аокпов А.А., Палько К.А., Пинаев А.А., Редин М.П., Яни П.С. и др.

 
 

Предусмотренные в нормах Особенной части УК составы преступлений формулируются как оконченные криминальные деяния. Однако в реальной жизни преступления не всегда доводятся до конца, по независящим от виновного обстоятельствам прерываясь на более ранних стадиях.

Поэтому законодательство всех стран (или почти всех) знает ответственность за неоконченное преступление. Стадии развития преступления — это определённые в законе этапы его подготовки и непосредственного осуществления (определённые этапы развития преступной деятельности).

Стадии преступной деятельности — это определенные этапы развития преступления. Они отличаются друг от друга степенью реализации умысла виновного.

Выделяют следующие стадии развития преступления:

приготовление к преступлению;

покушение на преступление;

оконченное преступление.

Первые две стадии составляют так называемое неоконченное преступление; их называют ещё предварительной преступной деятельностью. Приготовление и покушение совершаются до окончания преступления и для его осуществления. Предварительная преступная деятельность возможна лишь в преступлениях, совершаемых с прямым умыслом.

Выделение данных стадий имеет большое значение для правильной оценки совершённого преступления, его квалификации, а также для индивидуализации уголовной ответственности. В тех случаях, когда преступление проходит в своём развитии указанные три (или две) стадии, самостоятельное уголовно-правовое значение приобретает лишь последняя стадия. Каждая предыдущая стадия поглощается последующей.

Сами по себе эти стадии в уголовном законодательстве, как правильно замечает Н.Ф. Кузнецова, значения не имеют1.  В уголовно-правовой доктрине стадии осуществления преступного намерения являются предметом изучения и нужны для разграничения оконченного и неоконченного преступлений (причем совершаемых только с прямым умыслом), приготовления и покушения как видов неоконченного преступления, оконченного преступления и добровольного отказа от преступления, а также для конструирования в законе и правильного применения в процессе квалификации так называемых преступлений с формальным и усеченным составами.

Непосредственным источником умышленного преступления, как и всякого сознательного поступка человека, является субъективный волевой акт, т. е. решимость совершить или не совершить определенные действия (бездействие)2.  Совершаемое конкретным лицом конкретное умышленное преступление всегда выражается вовне в виде действий (бездействия), представляющих собой реализацию преступного замысла. Об этом образно писал Н.С. Таганцев: «Энергичным актом решимости преступная воля из периода замысла переходит в деятельность; но путь, который предстоит пройти преступнику до осуществления задуманного, бывает иногда весьма продолжительным, и его отдельные ступени представляют значительный интерес в учении о юридической конструкции преступного деяния»3

Следовательно, волевые действия (бездействие) субъекта всегда связаны с процессами мышления, а поэтому в указанных действиях (бездействии) обязательно есть как объективный, так и субъективный моменты. В этих действиях (бездействии) проявляется намерение (замысел) совершить его. «У отдельного человека для того, чтобы он стал действовать, — указывал Ф. Энгельс, — все побудительные силы, вызывающие его действия, неизбежно должны пройти через его голову, должны превратиться в побуждения воли»4.  Таким образом, человек осуществляет свою деятельность (в том числе и преступную) посредством действия или бездействия по своему желанию в соответствии с поставленными перед собой целями и избранными для их достижения средствами1

Осуществление замысла на преступление означает, что мыслительная деятельность субъекта находит объективное воплощение в определенных действиях (бездействии). Сам процесс реализации преступного замысла всегда проявляется вовне и связан с выполнением лицом двух определенных качественно различных комплексов действий (бездействия), направленных соответственно на подготовку к преступлению и на совершение преступления, т. е. проходит две стадии: стадию подготовки к преступлению и стадию совершения преступления, которые различаются между собой объемом выполнения данного замысла, характером совершаемых при этом действий (бездействия), отсутствием или наличием вредных последствий.

Н.С. Таганцев отдельные ступени развивающейся преступной деятельности как проявление вовне преступной воли логически сводил к трем типам: 1) воли обнаружившейся, заявившей чем-либо свое бытие, но не приступившей еще к осуществлению задуманного; 2) воли осуществляющейся, т. е. покушающейся учинить преступное деяние, и 3) воли осуществившейся2.  Почти во всех литературных источниках называются три стадии совершения преступления: 1) приготовление к преступлению; 2) покушение на преступление; 3) оконченное преступление.

Но тут следует отметить следующее. Во-первых, следует говорить не о ступенях (стадиях) развивающейся преступной деятельности или совершения преступления, а о стадиях (ступенях) осуществления преступного намерения. Такой вывод вытекает из действующего в российском уголовном праве принципа вины (ст. 5 УК РФ) и законодательного определения приготовления к преступлению (ч. 1 ст. 30 УК РФ), которым признаются приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления (т. е. приготовление к преступлению не является совершением преступления). Во-вторых, подготовительные к преступлению действия (бездействие) являются началом осуществления преступного намерения, но не началом совершения преступления. В-третьих, стадия — это период, ступень в развитии чего-нибудь1.  В-четвертых, понятия «приготовление к преступлению», «покушение на преступление», «оконченное преступление» являются противоречащими друг другу (контрадикторными). Положительное понятие «преступление оконченное» и отрицательное понятие «преступление неоконченное (приготовление к преступлению, покушение на преступление)» исчерпывают весь объем родового понятия «преступление»: любое преступление является или оконченным, или неоконченным (приготовлением к преступлению или покушением на преступление).

В.Д. Иванов утверждает, что каждая из трех названных стадий совершения преступления (т. е. приготовление к преступлению, покушение на преступление, оконченное преступление) является составной частью посягательства в целом3. Н.В. Лясс в свою очередь указывает: «Умышленная преступная деятельность может проходить три этапа: приготовление, покушение и оконченное преступление»4.  Она же дает свое определение понятия «стадии преступления». По ее мнению, таковыми являются определенные этапы в развитии умышленного преступления, заключающиеся в приготовлении к совершению преступления, в покушении на совершение преступления и в осуществлении оконченного преступления5.  Б.В. Здравомыслов стадии совершения преступления определяет как этапы подготовки и непосредственного совершения умышленного преступления, различающиеся между собой по характеру (содержанию) совершенных действий и моменту прекращения преступного поведения6.

Таким образом, стадии осуществления преступного намерения — это этапы реализации лицом своего замысла на конкретное преступление, проявляющиеся во внешнем его поведении и существенно различающиеся между собой объемом выполнения данного замысла, характером совершаемых при этом действий (бездействия), отсутствием или наличием вредных последствий. А таких стадий две: 1) стадия подготовки к преступлению и 2) стадия совершения преступления. В сжатом виде рассматриваемое сформулируем так: стадии осуществления преступного намерения — это определенные этапы умышленной преступной деятельности лица, заключающиеся в подготовке и совершении задуманного им преступления. В пределах каждой стадии большое значение имеют особенности каждого действия (бездействия), образующего умышленную преступную деятельность, например: начало подготовки или уже завершенная подготовка к преступлению, начало исполнения непосредственно направленных на совершение преступления умышленных действий (бездействия) или их полное завершение и т. д.1

Уголовная ответственность за неоконченное преступление наступает по статье Особенной части УК, предусматривающей ответственность за конкретное оконченное преступление, со ссылкой на ст. 30.

Некоторые составы преступлений сконструированы таким образом, что преступление считается оконченным с момента поставления объекта уголовно-правовой охраны под угрозу причинения вреда (ч.1 ст.215, ч.1 ст.217). В некоторых составах момент окончания преступления переносится на более ранние по отношению к наступлению преступных последствий стадии (так называемые усечённые составы). Например, с момента посягательства на жизнь потерпевшего считаются оконченными преступления, предусмотренные ст. 277, 295, 317 (законодатель применительно к этим составам поступает альтернативно, считая преступление оконченным как в случае покушения на убийство, так и в случае самого убийства особо охраняемых законом лиц). Отдельные составы преступлений конструируются, исходя из особенностей их совершения и повышенной степени общественной опасности, таким образом, что криминальное деяние считается оконченным с момента осуществления организационной деятельности, направленной к совершению тяжких и особо тяжких преступлений. Таковы составы, предусмотренные ст. 208-10, 239.

Неоконченная преступная деятельность рассматривается как приготовление или покушение.

В оконченном преступлении могло не быть обнаружения умысла, приготовления и покушения. Если, например, это убийство с внезапно возникшим умыслом. В оконченном преступлении каждая последующая стадия поглощает предыдущую и не требует отдельной квалификации. В неоконченном нужна ссылка на ст. 30 УК РФ, где рассматриваются понятия стадий совершения преступления.

Часть 1 ст. 30 УК РФ определяет приготовление к преступлению как: а) приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий, б) приискание соучастников преступления, в) сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по независящим от этого лица обстоятельствам.

К средствам и орудиям относятся технические приспособления, оружие, транспорт, химикаты, инструменты и т.д.

Иное создание условий выражается в организации преступной группы, планировании преступления, устранении препятствий (например отключение сигнализации). В последнее время преступники уделяют больше внимания действиям, обеспечивающим возможность избежать уголовного преследования. К ним относятся: изготовление фальшивых документов, изменение внешности, обеспечение алиби.

Приготовление к преступлению – это действие, направленное на создание условий, для совершения преступления, но не посягающее непосредственно на объект преступления. У нас в стране, закон относится к этой стадии осторожно. Ответственность возможна лишь за приготовление к тяжкому и особо тяжкому преступлению (ч.2 ст.30).

Согласно ч.2 ст.66, срок или размер наказания за приготовление к преступлению не может превышать половины максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьёй Особенной части УК за оконченной преступление. Смертная казнь и пожизненное лишение свободы за приготовление к преступлению не назначаются.

Проблема, которая возникает при раскрытии преступления на этой стадии, будут ли использованы эти приготовления для совершения преступления, может человек просто приобретал и создавал эти условия для своей безопасности, а не в коей мере, для совершения преступления. Чтобы привлечь к уголовной ответственности, необходимо доказать то, что эти приготовления производились именно для совершения конкретного преступления. В нашей стране эта проблема решается просто, практически всегда виновен. Почему у нас привлекают за хранение оружия? Так как подозревают, что лицо готовится к преступлению, но прямо это не утверждают.

Согласно закону, приготовлением к преступлению признаются приискание, изготовление или приспособление лицом средств и орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам (ч.1 ст. 30).

<

Под приисканием понимается любой способ, законный или незаконный, приобретения средств или орудий совершения преступления (покупка яда, аренда авто, которое будет использовано для перевозки украденного и т.п.).

Под изготовлением понимается технологический процесс создания любым способом средств и орудий совершения преступлений (изготовление ломика-фомки, клише для печатания фальшивых денег и т.п.).

К приспособлению относятся разнообразные действия, связанные с обработкой средств и орудий, в результате которой они становятся пригодными для выполнения задуманного преступления (затачивание отвёртки под шило, «обрезание» охотничьего ружья — обрез и т.п.).

Под приисканием соучастников преступления понимается вербовка исполнителей и пособников для последующего совершения криминального деяния. Согласно ч.5 ст.34 лицо, которому по не зависящим от него обстоятельствам не удалось склонить других лиц к совершению преступления, несёт уголовную ответственность за приготовление к преступлению (так называемое неудавшееся подстрекательство).

Под сговором на совершение преступления понимается достижение соглашения между двумя или более лицами на осуществление криминального деяния, например, организация группы лиц, заранее договорившихся о совместном совершении конкретного преступления.

Приготовление к преступлению как стадия его совершения имеет место только в случаях прерванности приготовительных действий по не зависящим от лица обстоятельствам.

УК РФ ограничил уголовную ответственность за приготовление кругом тяжких или особо тяжких преступлений. Это означает, что приготовительные действия к преступлениям небольшой и средней тяжести ненаказуемы.

Размер наказания не может превышать половины размера наиболее строгого наказания, предусмотренного статьей Особенной части УК. За приготовление не могут назначаться смертная казнь и пожизненное лишение свободы.

В соответствии с ч. 3 ст. 30 УК РФ покушением на преступление признаются умышленные действия (бездействие) лица, непосредственно направленные на совершение преступления. При этом преступление не доводится до конца по независящим от этого лица обстоятельствам.

При покушении субъект приступает к исполнению состава преступления и выполняет те действия, которые предусмотрены в диспозициях уголовно-правовых норм. При убийстве начинает наносить удары, при квартирной краже проникает в квартиру и т.п.

Иногда покушение на одно преступление, например, умышленное убийство, может быть схожим с другим оконченным преступлением, например, умышленным причинением вреда здоровью. Завершено ли деяние, зависит от конструкции объективной стороны и умысла виновного. Необходимо установить, желает ли он причинить смерть или только ранить потерпевшего. В преступлениях с материальным составом покушение возможно всегда. Как правило, это активные действия. Но иногда возможно покушение путем бездействия. Например, мать не кормит своего ребенка, желая его смерти. В преступлениях с формальным составом, совершаемых путем бездействия, покушение невозможно. К ним относятся, например, оставление в опасности, отказ от дачи показаний, неисполнение приговора. Покушение обязательно умышленно.

Покушение может быть оконченным или неоконченным. Покушение признается оконченным, когда виновный совершил все действия, но преступный результат не наступил по не зависящим от него обстоятельствам. Например, террорист подложил взрывное устройство, которое вовремя было обнаружено.

При неоконченном покушении совершаются не все действия. Например, проникновение в квартиру с целью кражи удалось, однако деньги преступник не смог изъять из запертого сейфа. Степень завершенности покушения учитывается при назначении наказания.

Размер наказания за покушение не может превышать трех четвертей размера наказания наиболее строгого вида, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК за оконченное преступление. За покушение на преступление нельзя назначить смертную казнь или пожизненное лишение свободы.

Уголовный закон признает возможность избежать ответственности при так называемом добровольном отказе от совершения преступления. При этом должен быть соблюден ряд условий. В соответствии с ч. 1 ст. 31 УК РФ, добровольным отказом от преступления признается прекращение лицом приготовительных действий либо прекращение действия или бездействия, непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо сознавало возможность доведения преступления до конца. Если преступный результат уже наступил, то добровольный отказ невозможен. Виновный будет привлечен к ответственности и в том случае, если его неоконченные действия образуют состав другого преступления. Например, хищение оружия, как оконченное преступление, может быть приготовлением к убийству. Добровольный отказ от убийства не исключает ответственности за хищение оружия.

Отказ должен быть, во-первых, добровольным и, во-вторых, окончательным. Добровольность предполагает свободу изъявления. Такое решение не должно возникнуть из-за невозможности продолжить преступную деятельность. Окончательность означает, что виновный не перенес преступление на другое время, а оставил навсегда свои намерения его совершить.

Некоторые ученые уголовной науки выделяют ещё одну стадию: обнаружение умысла — представляет собой проявление вовне (словесно, письменно или иным путём) намерения совершить конкретное преступление.

По поводу 4-ой стадии, все стадии характеризуются с субъективной стороны умыслом. У нас обнаружение умысла не наказуемо, так как человек мог просто пошутить, также умысел и с объективной стороны не очень опасен.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

2. ДОБРОВОЛЬНЫЙ ОТКАЗ ОТ ПРЕСТУПЛЕНИЯ: ПОНЯТИЕ И СУЩНОСТЬ

 

2.1. Понятие, условия и признаки добровольного отказа от преступления

 

При исполнении сформировавшегося замысла на совершение преступления могут возникнуть новые обстоятельства и побуждения, противостоящие ранее сформировавшемуся замыслу на совершение преступления. Под влиянием таких факторов у лица могут возникать соображения о необходимости не только изменить, но и вовсе прекратить совершение начатой преступной деятельности. Подобное видоизменение и прекращение совершения преступления может осуществляться не только помимо воли лица, но также и благодаря его воле. И если в первом случае речь может идти о неоконченном преступлении, то во втором – о добровольном отказе от доведения до конца начатого совершения преступления.

Добровольным отказом от преступления признается прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца. Таким образом, добровольный отказ возможен лишь на первых двух стадиях совершения преступления — стадии подготовки к совершению преступления и стадии исполнения объективной стороны деяния — до стадии наступления общественно опасных последствий. После того, как последствия наступили возможно только деятельное раскаяние.

Необходимыми признаками добровольного отказа являются1:

– добровольность отказа от начатого преступления;

– осознание типом возможности доведения до конца начатого преступления;

– окончательность отказа.

Из данного определения очевидна совокупность трех условий, необходимых для освобождения лица1.

1. Отказ от доведения преступления до конца должен быть добровольным, т. е. осуществленным без принуждения со стороны других лиц. Если отказ был вынужденным, это может свидетельствовать о том, что общественная опасность деяния (и лица) не исчезла и потому не исключает уголовной ответственности. Надо иметь в виду, что инициатива добровольного отказа может исходить от родственников, знакомых, предполагаемой жертвы преступления, работников правоохранительных органов. Важно другое - решение прекратить преступление лицо принимает по своей воле.

2. Добровольный отказ должен быть безусловным (окончательным), а не отсрочкой до более удобного случая либо с целью запастись новыми орудиями, привлечь соучастников и т. д.

3. Добровольно отказываясь, виновный должен осознаватъ возможность доведения преступления до конца. Все три условия должны рассматриваться в совокупности.

Лицо не подлежит уголовной ответственности за преступление, если оно добровольно и окончательно отказалось от доведения этого преступления до конца. Добровольность отказа означает отсутствие причин, препятствующих доведению преступления до конца.

Добровольность отказа означает, что данный отказ от продолжения и доведения до конца начатого преступления обусловлен волей этого лица. Субъект сознает, что благодаря своей волевой деятельности, начатое им ранее преступление прекращается, желает этого и направляет свою волю, свои действия (либо, напротив, не совершает преступных действий) на прекращение начатой преступной деятельности.

Если лицо, начавшее изнасилование, понимает, что не может его осуществить по физиологическим причинам, и прекращает свои действия, это не добровольный отказ от совершения преступления, поскольку дальнейшее совершение преступных действий объективно невозможно по обстоятельствам, не зависящим от воли лица. Отказ должен быть окончательным, т. е. не связываться с желанием продолжить осуществление преступного намерения в более удобное или подходящее время. Например, понимая, что могут быть замеченными в утренние часы, виновные решают совершить хищение со склада в ночное время, когда легче скрыться с места совершения преступления.

Таким образом, отказ лица от дальнейшего продолжения и доведения им до конца начатой преступной деятельности по собственной воле характеризуется наличием у него твердой уверенности в необходимости самом) добровольно прекратить совершение начатого преступления.

Не является отказ от совершения преступления добровольным, если он был обусловлен не свободным волеизъявлением лица, а вынужденным, в силу различных обстоятельств, возникших помимо его желания и помешавших довести преступление до конца. В этил случаях налицо будет неоконченное преступление, то есть приготовление к преступлению или покушение на преступление.

Принимая решение о добровольном отказе, лицо должно осознавать возможность доведения до конца начатого преступления. Эта возможность должна существовать в сознании лица, принявшего решение о добровольном прекращении начатого совершения преступления. Поэтому, если лицо при принятии решения о добровольном отказе от совершения преступления считало, что оно могло довести его до конца, а в действительности такой возможности не было, о чем лицо не знало, то в его действиях всё равно имеется добровольный отказ.

Весьма важным показателем добровольности отказа является сознание виновным фактической возможности успешно продолжить или завершить начатое преступление. Пленум Верховного Суда Российской федерации в постановлении «О судебной практике по делам об изнасиловании» от 22 апреля 1992 г. указал, что «не может быть признан добровольным и, следовательно, устраняющим ответственность отказ, который вызван невозможностью дальнейшего продолжения преступных действий вследствие причин, возникших помимо воли виновного»1.

Лицо, добровольно отказавшееся от доведения преступления до конца, подлежит уголовной ответственности только в том случае, если фактически совершенное им деяние содержит иной состав преступления. В то же время следует отметить, что при подготовке к преступлению или при начале исполнения его объективной стороны лицо может выполнить иной состав оконченного преступления: при подготовке к убийству — изготовить холодное оружие, при подготовке к мошенничеству — подделать документы и т. д. В подобных случаях отказ от основного преступления исключает ответственность только за это основное преступление. Ответственность за другое преступление, от совершения которого лицо не отказалось, наступает на общих основаниях.

Мотивы добровольного отказа могут быть любыми: раскаяние, жалость к жертве, неуверенность в возможности скрыть преступление, страх перед суровым наказанием. Для моральной оценки личности значимы мотивы, свидетельствующие о начале позитивных изменений в его сознании (раскаяние, чувство жалости и др.), но для освобождения от уголовной ответственности приемлем любой мотив. Самое главное, что, отказавшись добровольно и окончательно от доведения преступления до конца при объективно существующей возможности его совершить, лицо показывает, что оно и его деяние утратили общественную опасность.

Добровольного отказа, естественно, не будет в случаях перерыва в преступной деятельности или временного отказа от дальнейших криминальных действий. 

Отсутствует добровольный отказ и в случаях несовершения виновным повторного криминального посягательства, когда первое не было завершено в силу обстоятельств, от него не зависящих (выстрел —> промах —> от повторного выстрела отказался). 

Добровольный отказ возможен только до момента окончания преступления, причем как на стадии приготовления к его совершению, так и на стадии покушения на него. В стадии приготовления к преступлению добровольный отказ преимущественно выражается в пассивном поведении субъекта, в воздержании его от дальнейшей преступной деятельности, однако при этом возможны и активные действия (уничтожение приготовленных орудий и средств совершения преступления, своевременное сообщение органам власти о преступном сговоре и пр.). Добровольный отказ чаще всего возможен при неоконченном покушении, при котором субъект еще не выполнил полностью не-обходимых действий (бездействия) для завершения криминального деяния и наступления преступного результата. Что же касается оконченного покушения, при котором субъект выполнил все то, что он считал необходимым для завершения преступления, то здесь добровольный отказ возможен лишь в тех сравнительно редких случаях, когда он еще сохраняет контроль над дальнейшим ходом событий (в частности, контроль над развитием причинной связи в преступлениях с так называемым материальным составом). В этих случаях добровольный отказ всегда носит активный характер, ибо только такие действия способны предотвратить наступление преступных последствий. Пока завершение преступления еще зависит от воли лица, исключать возможность добровольного отказа при оконченном покушении нельзя. В случаях, когда лицо не может повлиять на дальнейший после совершения общественно опасных действий (бездействия) ход событий (в частности, вмешаться в развитие причинной связи с целью предотвращения наступления преступных последствий), добровольный отказ невозможен».

Из содержания статьи 31 УК РФ вытекает, что основанием исключения уголовной ответственности липа при его добровольном отказе является отсутствие в действиях данного лица признаков состава преступления, приготовления и покушения. Это определяется тем, что не только действия, совершать которые лицо прекратило по своей воле, но и сами они перестали быть общественно опасными. А поскольку совершенное лицом деяние не является общественно опасным, то оно не может быть признано и преступным.

Добровольный отказ исключает уголовную ответственность. Однако она исключается только за те совершенные действия, довести которые до конца лицо отказалось.

В ч. 3 статье 31 УК РФ законодатель определяет, что лицо добровольно отказавшееся от доведения преступления до конца, подлежит уголовной ответственности в том случае, если фактически совершённое им деяние содержит иной состав преступления.

Например, если субъект, готовясь к совершению убийства, приобретает пистолет, а затем добровольно отказывается от убийства, то он освобождается от ответственности за приготовление к убийству. Поскольку же незаконное приобретение пистолета образует оконченное преступление, предусмотренное статьёй 222 УК РФ, то лицо и должно нести ответственность только за данное преступление.

Наряду с условиями освобождения от уголовной ответственности закон (ч. 3 ст. 31 УК) указывает: «Лицо, добровольно отказавшееся от доведения преступления до конца, подлежит уголовной ответственности в том случае, если фактически совершенное им деяние содержит иной состав преступления». Например, если, намереваясь лишить жизни кого-либо, виновный похищает огнестрельное оружие, а затем добровольно отказывается от убийства, то он освобождается от уголовной ответственности за это преступление, но должен отвечать по ст. 226 УК за хищение оружия.

Добровольный отказ полностью исключает уголовную ответственность за преступление, которое лицо пыталось совершить или к которому оно готовилось. Признаки соответствующего состава преступления при этом отсутствуют. В таких ситуациях уголовная ответственность возможна лишь в том случае, если фактически совершенное субъектом деяние до момента отказа содержит иной оконченный состав преступления (например, лицо, покушавшееся на изнасилование, в силу каких-то причин добровольно отказалось от его совершения, это не исключает уголовной ответственности за причиненные в ходе покушения побои; лицо, отказавшееся добро-вольно от совершения убийства с применением оружия, может нести ответственность за его хранение). 

В соответствии со ст. 31 УК РФ под добровольным отказом от преступления понимается прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления.

 

Суд достоверно установил и в приговоре указал, что слова Л., наносившего потерпевшей многочисленные удары: «Все, больше не могу», нельзя расценивать как добровольный отказ от совершения преступления, потому что он сделал все возможное для того, чтобы убить Б. Бил камнем, куском бетона по голове потерпевшей, душил ее металлическим проводом, выполняя распоряжение М. убить быстро. А затем, когда M. дал ему нож и сказал, чтобы он перерезал ей вены, Л. выполнил приказание М. Однако смерть потерпевшей не наступила по обстоятельствам, не зависящим от их воли, т.е. для М. и Л. возникли непреодолимые препятствия, которые нельзя расценивать как добровольный отказ от совершения преступления. Действия М., выразившиеся в вызове скорой помощи, суд признал обстоятельством, смягчающим наказание1.

Добровольный отказ возможен, когда лицо еще не выполнило всех тех действий, которые оно считало необходимыми для совершения преступления. Отказ от продолжения действий означает, что преступление совершено не будет.

Стадия оконченного покушения, по мнению большинства ученых-криминалистов России, исключает разговор о добровольном отказе, так как на этом этапе преступник объективно и осознанно сделал все необходимое для наступления последствий (промахнувшись после целенаправленного выстрела, виновный выполнил полностью объективную сторону умышленного убийства. Здесь ни от чего уже отказаться нельзя и лицо должно отвечать за покушение на убийство). Профессор Н. Д. Дурманов считает, что добровольный отказ возможен и на этой стадии преступления, если совершенные действия еще не успели вызвать общественно опасные последствия. Добровольный отказ в этом случае должен проявиться в действиях, направленных на недопущение или предотвращение преступных последствий. В принципе с этим можно согласиться, но при обязательном учете всех признаков, характерных для добровольного отказа, и особенно – сознавало ли лицо возможность довести преступление до конца. Кроме того, следует учесть, способен ли был виновный объективно сохранять власть над развивающимся от его первоначальных действий ходом событий. Предотвратить наступление последствий можно лишь тогда, когда воля виновного и объективные обстоятельства, влиявшие на развитие ситуации, не противоречат друг другу. Пытаясь предотвратить уничтожение подожженного дома, лицо должно сознавать, что объективно может это выполнить. Здесь должна быть учтена локализация очага, сила и направленность ветра, пожаростойкость строения и ряд других обстоятельств. С высказанным мнением можно согласиться как с исключением из общего правила.

 

2.2. Добровольный отказ соучастников

 

Значительной спецификой отличается добровольный отказ соучастников. Особенности добровольного отказа организаторов, подстрекателей и пособников заключаются в том, что этот отказ должен при-вести к ликвидации созданной ими возможности совершения преступления, если эта возможность еще не реализована исполнителем. Для этого они должны предпринять активные действия и предотвратить готовящееся преступление. 
УК РФ 1996 г. (ч. 4 и 5 ст. 31) впервые в законодательном порядке (если не считать не вступивших в силу Основ уголовного законодательства 1991 г.) регламентирует ответственность соучастников при их добровольном отказе, решая эту проблему дифференцирование по отношению к организаторам и подстрекателям, с одной стороны, и пособникам — с другой.

Добровольный отказ соучастников преступления имеет свои особенности. Целесообразно изложить новеллу, принятую законодателем о добровольном отказе всех иных соучастниках, кроме исполнителя. Часть 4 ст. 31 УК гласит: «Организатор преступления и подстрекатель к преступлению не подлежат уголовной ответственности, если эти лица своевременным сообщением органам власти или иными предпринятыми мерами предотвратили доведение преступления исполнителем до конца. Пособник не подлежит уголовной ответственности, если он предпринял все зависящие от него меры, чтобы предотвратить совершение преступления»

Из содержания закона видно, что добровольный отказ организатора, подстрекателя и пособника должен выражаться в форме активных действий, направленных на прекращение преступления, начатого исполнителем. Все названные лица обычно принимают участие в совместной преступной деятельности до начала совершения преступления, создавая необходимые условия для успешной реализации задуманного. В связи с этим для добровольного отказа необходимо, чтобы они активными действиями ликвидировали созданные ими ранее условия и, таким образом, сделали невозможным совершение преступления исполнителем. Для организатора и подстрекателя это - любое сообщение органам власти о готовящемся при их участии умышленном преступлении, либо совершение иных действий, например убеждение исполнителя добровольно отказаться от задуманного, оборона объекта посягательства, задержание исполнителя. Физический пособник, предоставивший исполнителю орудия или средства совершения преступления, должен их изъять. Интеллектуальный пособник, содействовавший началу преступления советами, информацией, необходимой для успешной преступной деятельности исполнителя, а также заранее обещавший скрыть преступника, средства (орудия), следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а также заранее обещавший приобрести или сбыть такие предметы, должен активными действиями предотвратить преступление или хотя бы изъять тот вклад, который он внес в преступную деятельность (отказаться от ранее данных обещаний).

Добровольный отказ всех соучастников возможен на тех же стадиях, что и у исполнителя. Если действия организатора или подстрекателя не привели к предотвращению преступления исполнителем, то предпринятые ими позитивные меры могут быть учтены судом в качестве обстоятельств, смягчающих ответственность при индивидуализации наказания.

Для пособника законодатель делает исключение: если он предпринял все от него зависящее, чтобы предотвратить преступление, но оно все же совершено, пособник и в этом случае освобождается от ответственности.

В ст. 31 УК ничего не говорится о добровольном отказе от совершения преступления соисполнителя в групповом преступлении. Своим согласием участвовать в преступлении соисполнитель детерминировал принятие соучастниками решения о совершении группового преступления. Поэтому его отказ от соисполнительства, если при этом преступная деятельность группы не прекращается, не освобождает его от уголовной ответственности. Своими активными действиями он должен предотвратить совершение преступления другими исполнителями. Только тогда его ответственность исключается.

 

2.3. Отграничение добровольного отказа от совершения преступления от деятельного раскаяния

 

Существенное значение для правоприменительной практики имеет отграничение добровольного отказа от деятельного раскаяния. Сущность деятельного раскаяния состоит в том, что лицо, совершив оконченное преступление, прилагает активные усилия для предотвращения наступления вредных последствий деяния, по добровольному возмещению нанесенного ущерба, заглаживанию причиненного вреда.

К деятельному раскаянию относят также добро-вольную явку с повинной и активное способствование раскрытию преступления. Деятельное раскаяние, по общему правилу, рассматривается как обстоятельство, смягчающее наказание (п. «и» ч. 1 ст. 61 УК), в ряде случаев оно может также служить основанием для освобождения от уголовной ответственности (см. ст. 75 УК). 
Основное отличие добровольного отказа от деятельного раскаяния состоит в том, что добровольный отказ имеет место лишь при неоконченном преступлении, деятельное же раскаяние проявляется после окончания преступления. Добровольный отказ полностью исключает уголовную ответственность, деятельное раскаяние ее, как правило, не устраняет.

Положения действующего закона о добровольном отказе и деятельном раскаянии должны умело применяться в работе правоохранительных органов по предупреждению и пресечению преступлений. Соответствующие правовые нормы необходимо использовать для удержания людей, начавших преступную деятельность, от доведения преступления до конца, для разобщения преступных групп и т.д.

Добровольный отказ от совершения преступления имеет определенное сходство с деятельным раскаянием, предусмотренным в законе в качестве смягчающего обстоятельства. В обоих случаях преступник, проявив чувство жалости, сочувствия к жертве и тому подобные мотивы, пытается загладить причиненный вред либо не допустить его наступления. Вместе с тем между названными институтами имеются существенные различия1.

1. Добровольный отказ возможен на стадиях приготовления и неоконченного покушения. Деятельное раскаяние - после совершения преступления. Суть его состоит в том, что лицо после окончания преступных действий добровольно устраняет или хотя бы уменьшает вред, возмещает причиненный ущерб, полностью либо частично предотвращает вредные последствия.

2. Термин «раскаяние» означает, что мотивом постпреступного поведения являются моральные побуждения, проявляющиеся в попытках загладить причиненный вред. Добровольный отказ, как уже было сказано, может быть мотивирован любыми побуждениями, в том числе и чувством страха перед наказанием.

3. Раскаяние должно быть деятельным, т. е. лицо ведет себя активно. Добровольный отказ может проявиться и в пассивном поведении. Так, исполнитель может вести себя пассивно, т. е. не выполнять тех действий, которые от него требовались по договоренности с другими соучастниками.

4. Деятельное раскаяние, в отличие от добровольного отказа, не исключает преступности деяния. Виновный несет уголовную ответственность, а его раскаяние учитывается судом при назначении наказания в качестве обстоятельства, смягчающего ответственность (п. «к» ст. 61 УК).

Добровольный отказ не следует смешивать с деятельным раскаянием. Как уже говорилось их отличие, во-первых, определяется временными границами: добровольный отказ возможен только до наступления общественно опасных последствий, деятельное раскаяние — после их наступления, в связи с этим при добровольном отказе нет состава преступления, при деятельном раскаянии он налицо. Во-вторых, различие касается правовых последствий того и другого: добровольный отказ полностью исключает ответственность за данное преступление, деятельное раскаяние, как правило, рассматривается в качестве обстоятельства, смягчающего уголовную ответственность (хотя в УК РФ 1996 г. количество случаев, когда деятельное раскаяние влечет полное освобождение от уголовной ответственности, значительно увеличилось). В-третьих, деятельное раскаяние, в отличие от добровольного отказа, не может быть связано с пассивным поведением лица. Если для добровольного отказа достаточно прекращения начатых действий при осознании возможности доведения их до конца, то деятельное раскаяние представляет собой активное поведение по оказанию помощи пострадавшим людям, возмещению причиненного ущерба, явке с повинной, способствованию раскрытию преступления, изобличению соучастников и т. д.

В УК РФ установлены особенности добровольного отказа соучастников преступления. Организатор преступления и подстрекатель к преступлению не подлежат уголовной ответственности, если эти лица своевременным сообщением органам власти или иными предпринятыми мерами предотвратили доведение преступления исполнителем до конца. Пособник преступления не подлежит уголовной ответственности, если он предпринял все зависящие от него меры, чтобы предотвратить совершение преступления.

Если действия организатора или подстрекателя не привели к предотвращению совершения преступления исполнителем, то предпринятые ими меры могут быть признаны судом смягчающими обстоятельствами при назначении наказания.

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Добровольный отказ — это прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления, если лицо осознавало возможность доведения преступления до конца (ч. 1 ст. 31 УК). Если следствие установит признаки добровольного отказа от преступления, то лицо не подлежит уголовной ответственности за это преступление. Но если уже в совершенных действиях будут установлены признаки иного состава преступления, то лицо подлежит уголовной ответственности за содеянное преступление.

Признаками добровольного отказа в соответствии с ч. 2 ст. 31 УК являются добровольность и окончательность. Добровольность означает, что лицо отказывается от завершения преступления на основании самостоятельно принятого решения, осознавая при этом возможность доведения его до конца. Добровольность исключается, если лицо отказывается от преступления под воздействием непреодолимой силы или угрозы причинения ему тяжкого вреда. Так, не будет добровольного отказа в том случае, если отец, узнав о намерении сына совершить кражу, запирает его в подвал.

Не будет добровольности и в том случае, если виновный отказывается от преступления, осознавая невозможность доведения его до конца в силу не зависящих от него причин (усиление охраны, отсутствие объекта посягательства, неспособность вскрыть дверь сейфа и т.п.). Так же не будет добровольности и в том случае , когда виновный ошибочно осознает невозможность совершения преступления, в то время, как фактически совершить преступление ему вполне по силам.

В то же время добровольность отказа сохраняется, если виновный полагает, что ему удастся завершить преступное деяние, в то время, как фактически это не представляется возможным (лицо, замыслившее кражу из кассы магазина, отказывается от ее совершения, не зная, что деньги из кассы были вывезены).

При добровольном отказе лицо само проявляет инициативу по прекращению посягательства. При этом оно может руководствоваться различными мотивами: жалость к потерпевшему, раскаяние, страх перед наказанием, боязнь огласки, неуверенность в возможности успешного сокрытия преступления. Главное – то, что эти мотивы обусловливают прекращение преступного посягательства.

Окончательность отказа означает, что лицо целиком, безвозвратно отказалось от продолжения посягательства, достижения преступного последствия. Указанный признак отсутствует, если виновный переносит дату совершения преступления с одного числа на другое (решает совершить кражу из магазина не в начале, а в конце месяца). Следует учитывать, что добровольный отказ возможен только на стадии неоконченного преступления – приготовления либо покушения. В том случае, если имеет место оконченное преступление, возможность добровольного отказа исключается. При этом возможность добровольного отказа и способы, которыми он может быть осуществлен, зависят от стадии преступления. На стадии приготовления добровольный отказ возможен всегда, и может быть совершен как путем действия, так и бездействия. На стадии неоконченного преступления добровольный отказ также возможен всегда, и может быть совершен как путем действия, так и бездействия (лицо, начавшее квартирную кражу, отказывается от ее завершения и уходит из квартиры).
При оконченном преступлении добровольный отказ возможен не всегда, а лишь в тех случаях, когда виновный сохраняет контроль над развитием причинной связи. На стадии оконченного преступления добровольный отказ совершается только путем активных действий, путем пассивного поведения он не может быть совершен. Закон устанавливает правило, что при добровольном отказе лицо подлежит уголовной ответственности, если фактически совершенное им деяние содержит иной состав преступления (ч. 3 ст. 31 УК). То есть ответственность реализуется, если фактически совершенное лицом приготовление или покушение содержит состав оконченного преступления.

Части 4 и 5 ст. 31 УК посвящены особенностям применения добровольного отказа при совершении приготовления и покушения в соучастии. При этом способы, которыми совершается добровольный отказ, зависят от роли, которую исполняет виновный. Организатор преступления и подстрекатель к преступлению не подлежат уголовной ответственности, если эти лица своевременным сообщением органам власти или иными предпринятыми мерами предотвратили доведение преступления исполнителем до конца. Добровольный отказ организатора преступления и подстрекателя к преступлению имеет место только в тех случаях, если они действительно смогли удержать исполнителя от совершения преступления. Если действия организатора или подстрекателя не привели к предотвращению совершения преступления исполнителем, то предпринятые ими меры могут быть признаны судом смягчающими обстоятельствами при назначении наказания. Пособник преступления не подлежит уголовной уголовной ответственности, если он предпринял все зависящие от него меры, чтобы предотвратить совершение преступления. Добровольный отказ пособника имеет место и в тех случаях, кода он предпринял все зависящие от него меры, направленные на предупреждение преступления, однако, несмотря на это, преступление все же совершается.

Добровольный отказ следует разграничивать с деятельным раскаянием.
Последнее обычно связано с тем, что после совершения преступления лицо добровольно явилось в органы власти с повинной, активно способствовало раскрытию преступления, возместило причиненный ущерб либо каким-то иным образом загладило нанесенный преступлением ущерб. Следует учитывать, что в отличие от добровольного отказа деятельное раскаяние имеет место после окончания преступления, в силу чего оно имеет отличную от него правовую природу.

Во-первых, добровольный отказ происходит до наступления общественно опасных последствий, а деятельное раскаяние осуществляется после их наступления. Во-вторых, при добровольном отказе — нет состава преступления. При деятельном раскаянии – состав преступления налицо. В-третьих, добровольный отказ может быть совершен как путем активных действий, так и путем бездействия. Деятельное раскаяние совершается только путем активных действий. В-четвертых, добровольный отказ исключает уголовную ответственность, если фактически совершенное лицом деяние не содержит иного преступления. Деятельное раскаяние не исключает уголовной ответственности, но учитывается в качестве смягчающего обстоятельства либо является основанием для освобождения от уголовной ответственности.

Таким образом: а) добровольный отказ от преступления представляет собой окончательный отказ от приготовительных действий или исполнения состава преступления при осознании возможности его совершения; б) мотивы добровольного отказа не имеют значения, если они не устраняют представления лица об успешном завершении преступления; в) добровольно отказавшееся от начатого преступления лицо несет ответственность лишь за иное оконченное преступление, если оно его совершает до добровольного отказа; г) добровольный отказ отличается от деятельного раскаяния по содержанию и основаниям непривлечения или освобождения от уголовной ответственности.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

  1. Конституция РФ: Принята 12 дек. 1993 г. М., 1993.
  2. Гражданский Кодекс РФ. Ч. 1 от 30 ноября 1994 г.// СЗ РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.
  3. Гражданский кодекс РФ. Ч. 2 от 26 января 1996 г.// СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410.
  4. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.96 № 63-ФЗ (в ред. от 08.12.03) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. № 25. Ст. 2954; 1998. № 22. Ст. 2332; № 26. Ст. 3012; 1999 № 7. Ст. 871; Ст. 873; № 11. Ст. 1255; № 12. Ст. 1407; № 28. Ст. 3489; Ст. 3490; Ст. 3491; 2001. № 11. Ст. 1002; № 13. Ст. 1140; № 26. Ст. 2587; Ст. 2588; № 33 (ч. 1). Ст. 3424; № 47. Ст. 4404; Ст. 4405; № 53 (ч. 1). Ст. 5028; 2002. № 10. Ст. 966; № 11. Ст. 1021; № 19. Ст. 1793; Ст. 1795; № 26. Ст. 2518; № 30. Ст. 3020; Ст. 3029; №44. Ст. 4298; 2003 № 11. Ст. 954; № 15. Ст. 1304; № 27 (ч. 2). Ст. 2708; Ст. 2712; № 28. Ст. 2880; № 50. Ст. 4848; Ст. 4855.
  5. УПК РФ. М., 2003.
  6. О судебной практике по делам о преступлениях против личной собственности: Постановление Пленума Верховного Суда СССР // Бюллетень Верх. Суда СССР, 1986, № 6
  7. О судебной практике по делам о хищениях государственного и общественного имущества: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 11 июля 1972 г. // Бюллетень Верховного Суда СССР, 1972, № 4
  8. О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при применении Указа ПВС СССР от 26 апреля 1982 г.: Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 26 апреля 1984 г // Бюллетень Верховного Суда СССР, 1984, №3.
  9. О некоторых вопросах применения судами Федерального закона от 1 июля 1994 г.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18 января 1995 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ, 1995, № 4.
  10. О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм: Постановление Пленума Верховного суда РФ от 17 января 1997 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ, 1997, № 3.
  11. Бурчак Ф.Г. Соучастие: социальные, криминологические и правовые проблемы. Киев, 1986.
  12. Верин В. П. О некоторых вопросах применения Судами законодательства об ответственности за преступления против собственности.- Бюллетень Верхового Суда РФ, 1995, № 9.
  13. Галиакбаров Р.Р. Борьба с групповыми преступлениями. Вопросы квалификации. Краснодар, 2000.
  14. Гаухман Л.Д. Соучастие в преступлении по советскому уголовному праву. М., 1990.
  15. Иванов В.Д. Понятие и виды стадий преступной деятельности // Правоведение. 1992. № 6.
  16. Исмаилов Р. Объект и предмет кражи// Законность. 1999, № 16.
  17. Зелинский А.Ф. Соучастие в преступлении. Волгоград, 1972.
  18. Комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. А.В. Наумова. М., 2004.
  19. Комментарий к уголовному кодексу Российской Федерации/Отв.ред. В.М. Лебедев.–М.: Юрайт, 2003.
  20. Курс уголовного права. Особенная часть/ Под ред. Г.И. Борзенкова, В.С. Комисарова.–М.: ИКД «Зерцало–М», 2002.
  21. Кочан С. М. Ответственность за корыстные преступления против собственности. М., 1998.
  22. Красиков Ю.А. Соучастие в преступлении. М., 1996.
  23. Красиков Ю.А. Соучастие в преступлении. Лекция №10. // Уголовное право: курс лекций. Общая часть. М., 1996.
  24. Кривошеин П. К. Квалификация групповых и повторных преступлений. Киев, 1993.
  25. Курс советского уголовного права. Часть Общая. Т. 1. Л., 1968.
  26. Ляпунов Ю.И., Владимиров В. А. Ответственность за корыстные посягательства на социалистическую собственность. М., 1986.
  27. Мальцев В. В. Ответственность за преступления против собственности. Волгоград, 1999.
  28. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 21. М., 1974.
  29. Минская В., Колодина Р. Преступления против собственности.- Российская юстиция, 1996, № 3.
  30. Новое уголовное право России. Общая часть: Учебное пособие / Под ред. Н.Ф. Кузнецовой. М., 1996.
  31. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1986.
  32. Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Часть общая: Лекции: В 2 т. Т. 1. М., 1994.
  33. Тельнов П.Ф. Ответственность за соучастие в преступлении. М., 1974.
  34. Тер-Акопов А. А. Добровольный отказ от совершения преступления. М., 1982.
  35. Панько К. А. Добровольный отказ от преступления по советскому уголовному праву. Воронеж, 1975.
  36. Пинаев А. А. Уголовно-правовая борьба с хищениями социалистического имущества.- Харьков, 1975.
  37. Редин М.П. Осуществление преступного намерения и неоконченное преступление. 1999. № 1.
  38. Российское уголовное право: Особенная часть / Под ред. Рарога А.М.–М.: ИМПЭ, 2002.
  39. Сборник действующих постановлений Пленумов Верховных Судов СССР, РСФСР и Российской Федерации по уголовным делам с комментариями и пояснениями / Под ред. В.И. Радченко.–М.: БЕК, 2004.
  40. Судебная практика к уголовному кодексу Российской Федерации/ Под ред. В.М. Лебедева. –М.: Спарк, 2004.
  41. Уголовное право. Общая часть: Учебник / Под ред. Б.В. Здравомыслова, Ю.А. Красикова, А.И. Рарога. М., 2002.
  42. Уголовное право России. Общая часть. Учебник / Отв. ред. Б.В. Здравомыслов. М., 2004.
  43. Яни П. С. Преступное посягательство на имущество // Законность. 1998. № 9– 10.
<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.01MB/0.00035 sec

WordPress: 23.33MB | MySQL:115 | 1,620sec