ПОНЯТИЕ ВЗЯТОЧНИЧЕСТВА. ВЗЯТОЧНИЧЕСТВО И КОРРУПЦИЯ

<

090114 0145 1 ПОНЯТИЕ ВЗЯТОЧНИЧЕСТВА. ВЗЯТОЧНИЧЕСТВО И КОРРУПЦИЯ В настоящее время, в России, в период построения цивилизованной экономики и становления демократического правового государства важная роль принадлежит органам государственной власти и исполнения, а также органам местного самоуправления. В связи с чем, особенно опасны и недопустимы преступные проявления среди самих работников органов власти и управления. Поэтому в новом Уголовном Кодексе преступные деяния, совершённые должностными лицами отнесены к главе 30 и названы вместо « Должностных преступлений» «Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления».

Эту группу преступлений можно определить как общественно опасные деяния (действия или бездействие), которые совершаются представителями власти и должностными лицами, благодаря занимаемому ими служебному положению и вопреки интересам службы, и причиняют существенный вред нормальной деятельности органов государственной власти, интересам государственной службы или службы в органах местного самоуправления либо содержат реальную угрозу причинения такого вреда. Эти преступления отличаются от других преступных посягательств специальными признаками:

  • они совершаются специальными субъектами (должностными лицами или лицами, занимающими государственные должности);
  • их совершение возможно лишь благодаря занимаемому служебному положению лиц с использованием служебных полномочий;
  • нарушают нормальную деятельность органов власти и управления.

    Взяточничество является наиболее типичным проявлением коррупции — опаснейшего криминального явления, которое подтачивает основы государственной власти и управления, дискредитирует и подрывает авторитет власти в глазах населения, затрагивает законные права и интересы граждан. В обстановке проникновения коррупции в различные сферы жизни опасность этого явления значительно возрастает. Посягая на деятельность государственных учреждений, взяточничество подрывает их авторитет, дискредитирует органы власти, ведет к нарушениям принципа социальной справедливости.

    Опасность получения и дачи взятки обусловлена и тем, что они достаточно часто сочетаются с другими тяжкими и особо тяжкими преступлениями: организованным хищением имущества; с легализацией денежных средств и имущества, приобретенных незаконным путем; незаконным приобретением оружия. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ указывается, что особую опасность представляют случаи получения взяток должностными лицами, действующих по предварительному сговору с расхитителями государственного имущества и другими преступниками, создающие систему круговой поруки».

    Уголовный Кодекс РФ, принятый в 1996 году, предусматривает два самостоятельных преступления: получение взятки (ст. 290 УК РФ), и дача взятки (ст. 291 УК РФ).

     

    1.

     

    Одной из гарантий успешного функционирования государства и гражданского общества является надлежащее создание условий эффективной деятельности государственного аппарата власти и органов управления, а также органов местного самоуправления. Это особенно важно в период коренной перестройки всех важнейших сфер жизни общества, построения демократического правового государства, развития стабильной и сильной экономики, обеспечения социальной защищенности граждан и вообще в целом укрепления Российского государства. Результативность этой деятельности напрямую зависит от безупречной и четкой работы органов государственной власти, органов местного самоуправления, ее должностных лиц. В связи с этим особенно опасны и нетерпимы преступления, совершаемые самими работниками органов власти и управления. Их действия не только дезорганизуют функционирование того или иного управленческого звена, но и подрывают авторитет государственной власти в глазах общества, порождают у населения недоверие к ней. Преступность, особенно организованная и профессиональная, проникла во властные структуры, в государственную службу и органы местного самоуправления, отмечается сращивание исполнительной и законодательной властей с криминальными структурами1. Некоторые звенья органов государственной власти и местного самоуправления поражены коррупцией, взяточничеством, протекционизмом и другими негативными явлениями, подрывающими нормальную деятельность органов власти и управления, зачастую срывают и тормозят решение важных мероприятий как на уровне Российской Федерации, так и ее субъектов, регионов, властных и управленческих структур. В 1999 г. Президент РФ указал на то, что «Обеспечение правопорядка, борьба с преступностью и коррупцией являются важнейшей политической задачей»1.

    В структуре экономической преступности в стране за 2000 г. преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления составляют 10,7%2, а число совершенных преступлений за последние годы по России свидетельствует о стабильном их увеличении по сравнению с общим ростом преступности. В 2000 г. выявлено 20 тыс. преступлений, направленных против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления, что на 12,7% больше, чем в 1999 г.; из числа выявленных почти 7 тыс. фактов взяточничества, что на 18,3% больше, чем было в 1999 г.3 Поэтому преступные действия представителей государственной власти и иных должностных лиц (взяточничество, злоупотребление служебными полномочиями, превышение должностных полномочий, служебный подлог и влекут уголовную ответственность.

    Противодействовать этим злоупотреблениям в определенной мере призваны уголовно-правовые нормы, предусмотренные гл. 30 УК, которые предусматривают ответственность за преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (ст. 285—293 УК).

    В законе не содержится определения данной группы преступлений. Однако с учетом их особенностей, содержания и признаков составов можно в обобщенном виде определить эту группу преступлений.

    Прежде всего, преступления, предусмотренные гл. 30 УК, отличаются от иных преступных посягательств специальными признаками:

    а) они совершаются специальными субъектами (должностными лицами) государственных органов или органов местного самоуправления; исключение составляет лишь ст. 291 УК (дача взятки), где субъект — общий. В большинстве составов преступлений, включенных в данную главу, таким специальным субъектом является только должностное лицо (ст. 285, 286, 287, 289, 290, 293). В то же время в примечании 4 к ст. 285 УК сказано, что в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями, ответственность за преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления несут государственные служащие и служащие органов местного самоуправления, не относящиеся к числу должностных лиц. Таких случаев два: присвоение полномочий должностного лица (ст. 288) и служебный подлог (ст. 292). За служебный подлог несут ответственность и должностные лица;

    б) совершение общественно опасных деяний возможно лишь благодаря занимаемому служебному положению или с использованием своих служебных полномочий;

    в) общественно опасные деяния посягают на нормальную деятельность органов государственной власти и управления, а также органов местного самоуправления, либо содержат реальную угрозу такого нарушения.

    Таким образом, рассматриваемую группу преступлений можно определить как общественно опасные деяния (действия или бездействие), которые совершаются представителями власти, должностными лицами и иными государственными служащими, не являющимися должностными лицами, благодаря занимаемому ими служебному положению и вопреки интересам службы и причиняют существенный вред нормальной деятельности органов государственной власти, интересам государственной службы или службы в органах местного самоуправления либо содержат реальную угрозу причинения такого вреда1.

    Глава 30 УК РФ включает девять статей, предусматривающих ответственность за преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления:

    злоупотребление должностными полномочиями (ст. 285);

    превышение должностных полномочий (ст. 286);

    отказ в предоставлении информации Федеральному Собранию РФ или Счетной палате РФ (ст. 287);

    присвоение полномочий должностного лица (ст. 288);

    незаконное участие в предпринимательской деятельности (ст. 289);

    получение взятки (ст. 290);

    дача взятки (ст. 291);

    служебный подлог (ст. 292);

    халатность (ст. 293).

    Прежде чем перейти к исследованию уголовно-правовой характеристики взяточничества следует выяснить сущность термина «взяточничества».

    В уголовном праве термин «взяточничество» употребляется как собирательное понятие, включающее в себя два состава преступления: получение взятки (ст. 290 УК) и дача взятки (ст. 291 УК). Ответственность за взяточничество предусматривалась уже в декретах от 8 мая 1918 г. «О взяточничестве» и от 16 августа 1921 г.1 «О борьбе со взяточничеством», в Уголовных кодексах 1922, 1926 и 1960 гг. В 1962 г. в Кодексе в понятие «взяточничество» была включена статья о посредничестве во взяточничестве (ч. 1 ст. 174).

    В законодательстве любой страны мира взяточничество рассматривается как корыстное служебное (должностное) преступление, в качестве одного из видов нарушения служебного долга. Суть его заключается в том, что должностное лицо получает от других лиц или организаций заведомо незаконное материальное вознаграждение за свое служебное поведение или в связи с занимаемой должностью. За взятки выдаются лицензии на право заниматься определенной деятельностью, обеспечивается заключение выгодных контрактов и проведение нужных экспертиз, затрудняется доступ к государственным заказам фирмам конкурентам и т.д. Взяточничество в органах власти и управления, — подчеркивается в Указе Президента РФ от 4 апреля 1992 г. «О борьбе с коррупцией в системе государственной службы», — ущемляет конституционные права и интересы граждан, подрывает демократические устои и правопорядок, дискредитирует деятельность государственного аппарата, извращает принципы законности, препятствует проведению экономической реформы1.

    Взяточничество — наиболее опасное и распространенное проявление коррупции. Как отмечалось в Указе Президента РФ от 4 апреля 1992 г. «О борьбе с коррупцией в системе государственной службы», коррупция «ущемляет конституционные права и интересы граждан, подрывает демократические устои, правопорядок, дискредитирует деятельность государственного аппарата, извращает принцип законности, препятствует проведению экономической реформы»2.

    Взяточничество – одно из древнейших и распространенных проявлений коррупции.

    «Коррупция — преступная деятельность в сфере политики или государственного управления, заключающаяся в использовании должностными лицами доверенных им прав и властных полномочий для личного обогащения. Коррупция является не самостоятельным составом преступления в уголовном законодательстве РФ, а собирательным понятием, охватывающим ряд должностных преступлений (таких, как взяточничество, злоупотребление служебным положением).

    В России в условиях системного (экономического, политического, правового, организационного и идеологического) переходного периода эта проблема приобрела особую криминологическую остроту политическую значимость. О коррупции государственных служащих постоянно говорится не только в средствах массовой информации (СМИ), наших и зарубежных, но и на самом высоком государственном уровне (Выступление Президента РФ перед Федеральным собранием). Однако реальные сдвиги в борьбе с этим явлением практически ничтожны.

    Коррупцией поражены многие сферы управленческой деятельности. Так, по данным МВД России, структур» привлеченных к ответственности коррумпированных лиц выглядит следующим образом: 1) работники министерств комитетов и структур на местах — 42,7%; 2) сотрудники правоохранительных органов — 25,8%; 3) работники кредитно-финансовой системы — 11,3%; 4) работники контролирующих органов — 3,8%; 5) работники таможенной службы — 2,5%; 6) депутаты органов представительной власти — 2,2%; 7) прочие — 11,4%. Конкретно в 1996 г. эти показатели, соответственно, составили: 41,1%; 26,5%; 11,7%; 8,9%; 3,2%; 0,8%; 7,8%1.

    Например, при расследовании 110 уголовных дел о хищениях более 100 млрд. руб. путем фальшивых авизо установлено, что в большинстве случает это было связано с продажностью работников банка2.

    Опасность взяточничества определяется и тем, что оно зачастую влечет за собой совершение других тяжких преступлений — особо крупных хищений, нанесение существенного вреда рыночному хозяйству, подрыв кредитно-финансовой системы и т. п.

    Кроме того, взяточничество порой приобретает столь устойчивые формы,, что взяточники объединяются в организованные группы и преступные сообщества, проникая во властные и управленческие структуры, правоохранительные органы, которые в конце концов становятся важнейшим средством обеспечения безопасности деятельности организованной преступности.

    Коррупция имеет не только скрытый, но и согласительный характер совершения. Она, как правило, не влечёт за собой жалоб, т.к. виновные стороны получают взаимную выгоду от незаконной сделки. Даже вымогательство взятки не всегда бывает обжаловано, поскольку люди в различных странах не питают доверия к процессу борьбы с коррупцией. И для этого есть достаточно оснований, объективных и субъективных, отечественных и международных. Коррупционные действия обычно совершаются в сложных специфических и конфиденциальных видах государственной деятельности, где разобраться непрофессионалу трудно. Это явление имеет высочайшую приспособительную способность. Коррупция непрерывно мимикрирует, видоизменяется и совершенствуется. Поэтому нигде нет сколько-нибудь полных, или хотя бы репрезентативных данных об этом явлении, ещё меньше виновных лиц, предстающих перед уголовным судом, и лишь единицам из них, причём самой низшей категории, назначается реальное уголовное наказание.

    Учитывая выход проблемы коррупции за национальные рамки и приобретение транснационального характера, международное сообщество принимает меры против этого опасного явления, оказывающего негативное влияние на социальное, экономическое и политическое развитие государств. Генеральная Ассамблея ООН 12 декабря 1996 г. (на основе резолюции № 51/59) утвердила в качестве юридического документа Международный кодекс поведения государственных должностных лиц, в котором дано определение коррупции, а затем приняла Декларацию ООН о борьбе с коррупцией и взяточничеством в международных коммерческих сделках. Закрепленные в этих документах положения обеспечивают правовую базу для принятия членами международного сообщества на национальном уровне эффективных и скоординированных мер по предотвращению коррупции, включая взяточничество1.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    2. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПО СТ. 290 УК «ПОЛУЧЕНИЕ ВЗЯТКИ»

     

    Ответственность за получение взятки ранее предусматривалась ст. 173 УК 1960 г. В отличие от ранее действовавшего законодательства Уголовный кодекс 1996 г. внес существенные изменения в объективные признаки деяния: дан перечень ценностей, могущих быть предметом взятки, более подробно характеризуется само деяние и, наконец, предусмотрен новый квалифицирующий это преступление признак (ч. 3 ст. 290 УК). По существу в ст. 290 УК 1996 г. получение взятки разделено на два вида: получение взятки за действия (бездействие), входящие в служебные полномочия должностного лица (ч. 1), и получение взятки за незаконные действия (ч. 2)1.

    Получение взятки — типичное коррупционное преступление, подрывающее демократические устои и правопорядок, причиняющее существенный ущерб правильному функционированию органов государственной власти и местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, а равно авторитет этих органов. Несмотря на распространенность этого преступления, удельный вес его в общей структуре преступности составил в 1998 и 1999 гг. — 0,2%, в 2000 г. было выявлено 6871 случаев взяточничества. В 2001г. было зарегистрировано 4 281 случай получения Взятки. Наибольшее число из них в 1998 г. было выявлено в Москве (437), Краснодарском крае (285), Московской области (217)2.

    Взятка — это материальные ценности, а равно различного рода выгоды или услуги материального характера, незаконно получаемые должностным лицом за использование своих должностных полномочий в интересах дающего.

    Непосредственным объектом получения взятки являются общественные отношения, составляющие содержание нормальной, в соответствии с законом, деятельности конкретного звена государственного аппарата или аппарата местного самоуправления.

    Предметом взятки, согласно ст. 290 УК, являются деньги, ценные бумаги, иное имущество, выгоды имущественного характера.

    Относительно выгод имущественного характера в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. № 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» говорится, что таковыми «могут быть выгоды или услуги, …оказываемые безвозмездно, но подлежащие оплате (предоставление туристических путевок, ремонт квартиры, строительство дачи и т. п.)»1. Выгодами имущественного характера являются также: занижение стоимости передаваемого имущества приватизируемых объектов, уменьшение арендных платежей, процентных ставок за пользование банковскими ссудами, предоставление квартир, перевод денежных средств с банковских счетов в наличные, организация поездок в качестве консультантов с завышенной оплатой, оформление фиктивного контракта на работу, оплата долгов и т. п.

    Получение должностным лицом различных услуг нематериального характера не может в Cоответствии со ст. 290 УК рассматриваться как получение взятки (например, положительный отзыв на работу, рекомендации).

    В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. № 6 не решен, к сожалению, вопрос о предоставлении должностному лицу фиктивного диплома, удостоверения, трудовой книжки и пр. В доктрине уголовного права и на практике он решается неоднозначно. Следует предположить, если такие документы вручаются должностному лицу в целях получения при использовании их материальной выгоды, например, получения надбавки к заработной плате, то они могут быть признаны предметом взятки. В тех случаях, когда такие документы передаются должностному лицу с целью, например, повышения престижа, а не для получения материальных выгод, они предметом взятки не являются.

    В литературе высказывалось мнение, согласно которому предоставление должностному лицу сексуальных услуг (при условии их оплаты) должно квалифицироваться по ст. 290 УК, поскольку сексуальные услуги подлежат оплате. «Поэтому, если должностному лицу предоставляют мужчину или женщину, чьи услуги оплачены, о чем субъект осведомлен, то принятие такой услуги» является взяткой1. Рассуждения автора имеют определенные основания. Однако долгие годы оказание сексуальных услуг не рассматривалось на практике как получение взятки. Поэтому данный вопрос должен быть решен в постановлении Пленума Верховного Суда РФ.

    В доктрине уголовного права неоднократно поднимался вопрос о минимальном размере денежного вознаграждения, которое можно рассматривать как получение взятки. Так, в одном из учебников по уголовному праву предлагается, взяв за основу положения ст. 575 ГК, считать верхним пределом минимального размера материального вознаграждения должностного лица, превышение которого должно признаваться получением взятки, сумму, превышающую в пять раз минимальный размер заработной платы на момент получения вознаграждения2. В другой работе говорится, что согласно Гражданскому кодексу, в котором «речь идет о подарках государственным служащим на сумму более пяти минимальных размеров оплаты труда, не могут применяться к случаям дачи взятки, кроме одной (взятки-благодарности), которая будет рассмотрена ниже»3. Однако далее в этой работе вопрос о минимальном размере взятки не обсуждается.

    <

    В Модельном Уголовном кодексе для стран СНГ предлагается не считать получением взятки вознаграждение (подарок), сумма которого не превышает одного минимального размера оплаты труда.

    Вопрос о необходимости установления максимального размера вознаграждения, менее которого полученное не рассматривается как взятка, обсуждался отдельными учеными. Однако в большинстве работ (например, в учебниках и комментариях к Уголовному кодексу), этот вопрос не поднимался. Представляется, что такое положение обусловлено: во-первых, отнесением рассматриваемого преступления к числу тяжких (ч. 2 ст. 290 УК) и особо тяжких (ч. 3 этой статьи) и усилением борьбы с коррупцией; во-вторых, определенным влиянием судебной практики предшествующих лет, когда любое подношение рассматривалось как взятка; в-третьих, наличием законодательного запрета получения государственным служащим от физических и юридических лиц вознаграждения (подарки, денежное вознаграждение, ссуды, услуги, оплату развлечений, отдыха, транспортных расходов и иные вознаграждения), связанные с исполнением должностных обязанностей1.

    В литературе высказывалось также мнение, согласно которому квалификация вознаграждения как получения взятки зависит не столько от размера полученного, сколько от наличия хотя бы одного из следующих признаков: либо вымогательства, либо обусловленности вознаграждением последующего поведения должностного лица, либо передачи вознаграждения за незаконные действия (бездействие). Безусловно, при наличии перечисленных признаков получение должностным лицом вознаграждения подпадает под признаки ст. 290 УК. «И только в том случае, когда имущественное вознаграждение без какой-либо предварительной договоренности об этом было передано должностному лицу за его правомерное действие (бездействие) по службе, решающим для разграничения подарка и взятки будет размер этого вознаграждения»2.

    С объективной стороны рассматриваемое преступление совершается путем получения должностным лицом лично или через посредника предмета взятки либо за действие (бездействие), входящее в служебные полномочия этого лица, либо за способствование таким действиям (бездействию), либо за общее покровительство или попустительство по службе.

    Получение взятки лично или через посредника означает, что взятка вручается непосредственно взяткодателем должностному лицу или передается от имени взяткодателя каким-либо лицом, например, родственником, знакомым. В последнем случае передача взятки должна иметь место либо с ведома должностного лица, либо осознаваться им, за что ему вручается взятка. В качестве посредника всегда выступает физическое лицо, даже в случаях дачи взятки в завуалированном виде, например, под видом ссуды, фиктивно оформленной страховки, фиктивного трудового соглашения, предоставления беспроцентного кредита банком и т. п.

    Характеризуя объективную сторону получения взятки, законодатель в первую очередь называет совершение должностным лицом таких действий (бездействия), которые входят в его служебные полномочия.

    Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 10 февраля 2000 г. разъяснил, что в данном случае имеются в виду такие действия должностного лица, «которые он правомочен или обязан был выполнить в соответствии с возложенными на него служебными полномочиями» (п. 10). Следовательно, должностное лицо не нарушает своих служебных обязанностей и не выходит за пределы предоставленных ему полномочий, его действия законны.

    В этом случае (ч. 1 ст. 290 УК) получение взятки характеризуется менее высокой (по сравнению с деяниями, предусмотренными частями 2, 3 и .4 ст. 290 УК), степенью опасности и вполне обоснованно отнесено законодателем к преступлениям средней тяжести. Вместе с тем получение должностным лицом незаконного вознаграждения даже при совершении им законных действий существенно подрывает авторитет органов государственной власти, управления, местного самоуправления в глазах населения, создает впечатление, что должностные лица принимают законные решения только при уплате им вознаграждения.

    Другим видом использования служебного положения является такое способствование действиям (бездействию) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, которое должностное лицо может оказать в силу своего должностного положения. Согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. «под должностным положением, способствующим совершению определенных действий в пользу взяткодателя со стороны указанных должностных лиц, следует, в частности, понимать значимость и авторитет занимаемой должности, нахождение в подчинении иных должностных лиц, в отношении которых осуществляется руководство со стороны взяткополучателя» (п. 4). Такими лицами могут быть, например, референты, инспекторы, начальники канцелярий и секретариатов и др., т. е. лица, которые подготавливают документы, предоставляют информацию, осуществляют по поручению управомоченного должностного лица переговоры и т. п. Эти лица в силу служебных функций могут оказать содействие в принятии определенного, выгодного взяткодателю решения.

    Использование таким лицом личных или родственных отношений, если они не связаны с занимаемой должностью, не может рассматриваться как использование служебного положения.

    Третьим видом использования служебного положения в ч. 1 ст. 290 УК названо общее покровительство или попустительство по службе. При общем покровительстве конкретные действия должностного лица, принимающего вознаграждение, как правило, специально не оговариваются, однако подразумевается благосклонное отношение должностного лица к тому, в чьих интересах было вручено вознаграждение. Для обеспечения общего покровительства вознаграждение, как правило, вручается не один раз, а на протяжении какого-то периода времени, Это могут быть систематические подношения начальствующему лицу, должностному лицу вышестоящего органа за благоприятное отношение в целом в решении различных вопросов в пользу взяткодателя. Получение взяток за общее покровительство предполагают, например, незаслуженное поощрение, необоснованное повышение в должности, совершение других действий, не вызываемых необходимостью. Особую опасность представляет общее покровительство со стороны должностных лиц государственных, в частности, правоохранительных органов в отношении криминалитета и представителей организованной преступности, которые проявляют большой интерес к коррумпированию правоохранительных органов. Ежегодно растет число уголовных дел по обвинению, работников милиции в сотрудничестве с преступными группировками. В этом изобличаются даже перспективные начальники управлений по борьбе с организованной преступностью1. По данным исследований, организованные преступные сообщества тратят от 30 до 50% преступно нажитых средств на коррумпированных функционеров государственного аппарата2.

    Попустительство со стороны должностного лица, получившего взятку, означает непринятие мер в отношении находящегося в его подчинении по службе лица, неправильно или недобросовестно выполняющего свои служебные или профессиональные обязанности, например, «непринятие должностным лицом мер за упущения или нарушения в служебной деятельности взяткодателя или представляемых им лиц, нереагирование на его неправомерные действия» (п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. № 36).

    В доктрине уголовного права неоднократно поднимался вопрос об обусловленности взятки. Большинство ученых обусловленность взятки не относят к ее обязательным признакам. Это мнение основывалось на постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. «О судебной практике по делам о взяточничестве»3 (отмененного в связи с принятием постановления от 10 февраля 2000 г., № 6), указывавшего, что предварительной обусловленности взятки и предварительной договоренности о даче-получении взятки не требуется.

    С учетом изменений, внесенных законодателем в понятие «получение взятки», некоторые ученые считают обусловленность взятки обязательным признаком использования должностным лицом своих служебных полномочий в пользу взяткодателя. «УК 1996 г. напрямую связывает действия с получением взятки. Стало быть, обусловленность действий взяткой должна составлять необходимое условие ответственности за данное преступление. Ведь суть его в подкупе должностного лица. И если такой обусловленности нет, нет и состава получения взятки»4.

    Существует и противоположная позиция: взятка «может являться и незаконной материальной благодарностью, вознаграждением за уже содеянное, хотя никакой договоренности об этом вознаграждении не было и его получатель совершал должностное действие (бездействие), не рассчитывая на последующее вознаграждение»1. При таком решении вопроса, учитывая к тому же отсутствие минимального размера подношения, вручение должностному лицу не обусловленного заранее вознаграждения за совершение им законных действий (например, бутылка шампанского) должно влечь уголовную ответственность как, должностного лица, так и лица, вручившего этот презент. Поэтому представляется обоснованным следующее мнение: «Взятка-вознаграждение имеет место лишь тогда, когда получение вознаграждения было обусловлено до совершения действий (бездействия) в пользу взяткодателя. Если же должностное лицо совершило какие-то действия по службе в пределах своей компетенции, которые не были обусловлены вознаграждением, а затем такое вознаграждение получено, его действия не выходят за рамки дисциплинарного проступка и могут влечь дисциплинарную, а не уголовную ответственность»2.

    Получение взятки считается оконченным преступлением с момента принятия получателем хотя бы части передаваемых ценностей. В случаях, когда должностное лицо отказалось принять взятку, взяткодатель или лицо, передающее предмет взятки, должны привлекаться к ответственности за покушение на дачу взятки. Если же обусловленная передача ценностей не состоялась по обстоятельствам, не зависящим от воли должностного лица, которому она предназначалась, такое должностное лицо виновно в покушении на получение взятки.

    Состав получения взятки сконструирован по типу формальных, поэтому совершение или несовершение должностным лицом обусловленных взяткой действий (бездействия) находится за пределами рассматриваемого состава преступления и на квалификацию по ст. 290 УК не влияет.

    С субъективной стороны получение взятки предполагает наличие прямого умысла. Должностное лицо сознает, что получает незаконное вознаграждение либо за совершение в пользу взяткодателя действий (бездействия), входящих в его служебные полномочия, либо за способствовавшие таким действиям в силу своего должностного положения, либо за общее покровительство или попустительство по службе, и желает, эти деньги получить. Совершается это преступление по корыстным мотивам.

    В случаях, когда должностное лицо, получая материальные ценности, вводит в заблуждение передающего их, утверждая, что ценности передаются за работу в виде штрафа и т. п., то такие действия получением взятки не являются.

    Субъектом получения взятки может быть только должностное лицо. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. отмечается, что не являются субъектами получения взятки, работники государственных органов и органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, исполняющие в них профессиональные или технические обязанности, которые не относятся к организационно-распорядительным и административно-хозяйственным функциям.

    В правоприменительной практике допускались ошибки при определении субъекта должностных преступлений.

    Частью 2 ст. 290 предусмотрена ответственность за квалифицированный вид получения взятки. Признаком, квалифицирующим рассматриваемое деяние, является получение должностным лицом взятки за незаконные действия.

    Под незаконными действиями, как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 10 февраля 2000 г. № 6, подразумеваются неправомерные действия, которые не вытекали из служебных полномочий должностного лица или совершались вопреки интересам службы, а также действия, содержащие признаки преступления или иного правонарушения (п. 9).

    Таким образом, под признаки ч. 2 ст. 290 УК подпадают действия, во-первых, выходящие за пределы полномочий должностного лица, но которые он мог совершить благодаря своему служебному положению (например, внеочередное предоставление квартиры за взятку), и, кроме того, могущие являться правонарушением, за исключением преступления (например, дисциплинарным проступком); во-вторых, совершенные вопреки интересам службы, что при наличии существенного нарушения правоохраняемых интересов свидетельствует о наличии, злоупотребления должностными полномочиями, а равно совершение иного преступления, например, служебного подлога (ст. 292 УК). В этих случаях содеянное должно квалифицироваться по совокупности.

    В данном постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. отмечается, что взяткополучатель, совершивший в интересах взяткодателя или представляемых им лиц незаконные действия, образующие состав иного преступления, подлежит ответственности по совокупности преступлений — по ч. 2 ст. 290 УК и соответствующей статье Кодекса (злоупотребление должностными полномочиями, незаконное освобождение от уголовной ответственности, фальсификация доказательств и др.).

    Другим квалифицирующим получение взятки признаком является совершение деяния, предусмотренного ч. 1 или 2 ст. 290 УК, лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Федерации, а равно главой органа местного самоуправления (ч. 3 этой статьи). Лица, занимающие такие особо ответственные должности, обладают более широкими полномочиями по сравнению с другими должностными лицами и, следовательно, использование ими своих полномочий в интересах взяткодателя характеризуется повышенной степенью общественной опасности.

    В ч. 4 ст. 290 УК содержится перечень особо квалифицирующих признаков получения взятки: а) группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; б) неоднократно; в) путем вымогательства; г) в крупном размере.

    Получение взятки по предварительному сговору группой лиц предполагает наличие следующих признаков: 1) участие в преступлении двух или более должностных лиц; 2) договоренность о совместном совершении рассматриваемого преступления с использованием своих должностных полномочий; 3) получение каждым должностным лицом группы части взятки. При этом не имеет значения, какая сумма получена каждым из них.

    Организованная группа, по сравнению с предыдущей группой, характеризуется устойчивостью, более высокой степенью организованности, распределением ролей, наличием организатора и руководителя, В организованную группу, как отмечается в постановлении Пленума Верховного Суда от 10 февраля 2000 г. № 6, могут входить лица, не являющиеся должностными, который заранее объединились для совершения одного или нескольких преступлений. При наличии к тому оснований они несут ответственность согласно ч. 4 ст. 34 УК как организаторы, подстрекатели либо пособники преступлений, предусмотренных ст. 290 и 291 УК. В этих случаях преступление признается оконченным с момента принятия взятки хотя бы одним из должностных лиц.

    Общее понятие неоднократности дается в ст. 16 УК. Неоднократность как квалифицирующий получение взятки признак предполагает совершение этого преступления не менее двух раз при условии, что не истек срок давности привлечения к уголовной ответственности за предыдущее преступление либо если судимость за совершенное ранее такое же преступление не была погашена или снята. Неоднократным признается и получение взятки должностным лицом от нескольких лиц при условии, что это лицо выполняет в отношении каждого взяткодателя отдельные действия.

    Получение взятки в несколько приемов за выполнение или невыполнение действий, обеспечивающих наступление желаемого результата, признака неоднократности не образует. В этих случаях важно разграничивать неоднократное получение взятки и продолжаемое единое преступление, когда получение взяток объединено единством умысла, т. е. взятка вручается частями. Например, систематическое получение материальных ценностей за общее покровительство или попустительство. В таких случаях признак неоднократности отсутствует и содеянное должно квалифицироваться при отсутствии, других признаков (например, крупного размера) по ч. 1 ст. 290 УК.

    Под вымогательством взятки понимается требование должностного лица дать взятку под угрозой совершения действий, могущих причинить ущерб законным интересам гражданина либо поставить последнего в такие условия, при которых он вынужден дать взятку с целью предотвращения вредных последствий для его правоохраняемых интересов.

    Вымогательство взятки предполагает либо открытое требование должностного лица, подкрепленное угрозой нарушить законные права и интересы, о передаче ему незаконного вознаграждения либо поставление лица в такое положение, при котором он вынужден дать взятку, чтобы обеспечить соблюдение своих правоохраняемых интересов. Примером такого вымогательства могут служить действия должностного лица, незаконно отказывающего предпринимателю в выдаче лицензии на право занятия определенной деятельностью.

    Предложение должностного лица дать ему взятку не может рассматриваться как вымогательство.

    Крупный размер взятки определен в законе. Это сумма денег, стоимость ценных бумаг, иного имущества или выгод имущественного характера, превышающих 300 минимальных размеров оплаты труда (примечание к ст. 290 УК).

    В тех случаях, когда взятка в крупных размерах получена частями, но все действия являются эпизодами одного продолжаемого преступления, содеянное должно квалифицироваться как получение взятки в крупном размере.

    По смыслу закона, если умысел виновного был направлен на получение взятки в крупном размере и заранее обусловливалось ее получение частями, то при получении хотя бы части взятки содеянное должно квалифицироваться как оконченное преступление1.

    Получение взятки является специальным видом злоупотребления должностными полномочиями, что, как уже отмечалось, не является препятствием квалификации по совокупности ст. 285 и 290 УК в тех случаях, когда получившее взятку должностное лицо использует свои служебные полномочия вопреки интересам службы, существенно нарушая при этом правоохраняемые интересы.

    Трудности могут возникнуть при разграничении получения взятки и преступления, предусмотренного ч. 3 и 4 ст. 184 УК, установившими ответственность за незаконное получение денег, ценных бумаг или иного имущества, незаконное пользование услугами имущественного характера спортсменами, спортивными судьями, тренерами, руководителями команд и другими участниками или организаторами профессиональных спортивных соревнований, а равно организаторами или членами жюри зрелищных коммерческих конкурсов.

    Разграничение указанных выше преступлений довольно четко прослеживается по признакам объекта, субъективной стороны и субъекта.

    Объектом преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 184 УК, являются общественные отношения, регулирующие организацию и проведение профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов, а не интересы государственной службы.

    С субъективной стороны это преступление, помимо прямого умысла, предполагает наличие такой специальной цели, как оказание влияния на результаты соревнований или конкурсов.

    И, наконец, субъектом, согласно ст. 184 (ч. 3 и 4), является четко определенный законодателем круг лиц — спортсмены, спортивные судьи, тренеры, руководители команд, организаторы и другие участники профессиональных спортивных соревнований, а равно организаторы или члены жюри зрелищных коммерческих конкурсов, тогда как субъектом получения взятки может быть только должностное лицо, признаки которого определены в примечании к ст. 285 УК.

    Уголовный кодекс 1996 г. не предусматривает ответственность за посредничество во взяточничестве. Поэтому действия посредника должны рассматриваться с точки зрения института соучастия (ст. 33 УК). Чаще всего они квалифицируются как пособничество в получении (или даче) взятки.

    В случаях провокации взятки, т. е. попытки передать должностному лицу без его согласия деньги, ценные бумаги, иное имущество или оказания услуг имущественного характера в целях искусственного создания доказательств совершения преступления либо шантажа, содеянное квалифицируется по ст. 304 УК и рассматривается как преступление против правосудия. Совершение такой провокации должностным лицом влечет квалификацию по совокупности ст. 285 и 304 УК.

    Ответственность за незаконные поборы со стороны лиц, облеченных определенными полномочиями, предусмотрена законодательством многих стран. Это обусловлено тем, что взяточничество, как проявление коррупции, подрывает устои любого государства в лице его аппарата и ослабляет действенность политики в социальной и экономической областях.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    3. ДАЧА ВЗЯТКИ: ПРЕСТУПЛЕНИЕ ПО СТ. 291 УК РФ

     

    Дача взятки — это составная часть общего понятия «взяточничество». По степени опасности она не намного отличается от получения взятки, ибо также представляет собой проявление коррупции. При совершении данного преступления имеет место подкуп или попытка подкупа должностного лица государственной службы с целью добиться от него совершения определенных действий с использованием им своих должностных полномочий. Ответственность за дачу взятки содержалась в Уголовном кодексе 1960 г. (ст. 174). Изменения, внесенные в Кодекс 1996 г., касаются объективных признаков дачи взятки (характера действий ее получателя) и квалифицирующих признаков, из числа которых исключена судимость за дачу взятки и включен такой признак, как дача взятки за совершение должностным лицом незаконных действий1.

    Дача взятки посягает на те же общественные отношения, что и получение взятки, предмет взятки — тот же. Следовательно, объектом этого преступления являются общественные отношения, составляющие содержание нормальной в соответствии с законом деятельности конкретного звена государственного аппарата или аппарата местного самоуправления.

    Статья 291 УК имеет простую диспозицию и признаков дачи взятки не дает (так же было и в УК 1960 г.). Однако понятие «дача взятки» в доктрине уголовного права разработано с учетом признаков получения взятки.

    Дача взятки заключается во вручении должностному лицу лично или через посредника денег, ценных бумаг, иного имущества или выгод имущественного характера за действия (бездействие), которые входят в его служебные полномочия либо когда оно в силу своего должностного положения может способствовать таким действиям (бездействию), либо за общее покровительство или попустительство по службе (ч. 1 ст. 290 УК), а также за незаконные действия по службе (ч. 2 ст. 290 УК).

    Следовательно, с объективной стороны дача взятки заключается во вручении должностному лицу лично либо через посредника предмета взятки. С момента принятия должностным лицом хотя бы части взятки оба преступления (и получение взятки, и ее дача) признаются оконченными. Квалификация действий взяткодателя-посредника определяется институтом соучастия. Если же посредник действует по поручению взяткодателя, он выступает не от своего имени и не в своих интересах. Решение о даче взятки принимает другое лицо, которое и является взяткодателем. Учитывая эту специфику действий посредника, применительно к даче взятки, вопрос о квалификации таких действий посредника, применительно к даче взятки, нуждается в уточнениях.

    Как уже отмечалось, законодатель отказался от квалификации действий посредника по отдельной статье Уголовного кодекса. Его действия рассматриваются в настоящее время с позиций института соучастия. Чаще всего посредник признается пособником дачи взятки, но может выступать в качестве и организатора, и подстрекателя. В тех случаях, когда посредник пытается дать взятку, которую должностное лицо взять отказывается, его действия, согласно ч. 5 ст. 34 УК, квалифицируются как приготовление к даче взятки, если передача взятки не состоялась по каким-либо обстоятельствам, не зависящим от воли посредника.

    Посредник, выступающий от имени взяткодателя, чаще всего является подстрекателем к получению взятки и одновременно пособником дачи взятки. Поэтому его действия подпадают под признаки ч. 4 ст. 33 и 290 УК и одновременно ч. 5 ст. 33 и ст. 291 УК, т. е. налицо идеальная совокупность (ст. 17 УК). Однако в правоприменительной практике случаи такой квалификации не встречаются. В доктрине уголовного права было высказано, на наш взгляд, справедливое и обоснованное замечание в адрес законодателя: «Решение об исключении из уголовного законодательства специальной нормы об ответственности за посредничество во взяточничестве представляется неоправданным и затруднившим квалификацию подобного рода действий»1. Но имеется и противоположное мнение, согласно которому «уголовное законодательство обоснованно отказалось от выделения посредничества во взяточничестве в самостоятельный состав»1. Учитывая» некоторые сложности квалификации действий посредника, автор предлагает внести изменения в ч. 5 ст. 33 УК (соучастие).

    Как неоконченное преступление в указанных случаях должны квалифицироваться и действия взяткодателя безотносительно к тому, сам ли он попытался вручить взятку или действовал через посредника.

    Не является покушением на дачу взятки высказанное лицом намерение дать взятку, если оно для реализации этого намерения никаких конкретных действий не предпринимало.

    В последние годы правоприменительные органы все чаще сталкиваются со взятками в интересах организации (государственной, общественной, частной). В этих случаях взяткодатель от ответственности по ст. 291 УК не освобождается. Если же дать взятку должностному лицу в интересах организации предложило должностное лицо подчиненному по службе работнику, то за передачу хотя бы части взятки должностное лицо привлекается но соответствующей части ст. 291 УК как исполнитель, а работник, выполнивший поручение, как соучастник дачи взятки несмотря на то, .что поручение было высказано подчиненному, в форме приказа. Согласно ч. 2 ст. 42 УК лицо, совершившее умышленное преступление во исполнение заведомо незаконного приказа или распоряжения, несет уголовную ответственность на общих основаниях. Вручение взятки при таких же обстоятельствах лицу, выполняющему управленческие функции в коммерческой или иной организации, влечет ответственность должностного лица как исполнителя по ст. 204 УК, а работника, выполнившего поручение, как соучастника коммерческого подкупа2.

    Иногда взяткодатель, желая добиться от должностного лица совершения каких-то действий в свою пользу, оказывает материальные услуги за счет организации, которой руководит. Такое лицо привлекается к ответственности за дачу взятки и с него взыскивается причиненный материальный ущерб.

    С субъективной стороны рассматриваемое преступление может совершаться только с прямым умыслом.

    Взяткодатель сознает, что выплачивает незаконное вознаграждение должностному лицу за совершение им действия (бездействие) в пользу дающего с использованием служебных полномочий либо за способствование в силу должностного положения совершению в пользу дающего действия (бездействия) другим должностным лицом либо за общее покровительство или попустительство по службе, и желает передать должностному лицу взятку или предоставить иную имущественную выгоду, надеясь на выгодное для него поведение должностного лица.

    Прямой умысел характерен и для посредника при условии, что его сознанием полностью охватываются фактические обстоятельства дела. При отсутствии у посредника понимания того, что он передает взятку должностному лицу, ответственность посредника исключается, так как он в этих случаях просто осуществляет техническую функцию — передачу, не сознавая, что является участником преступления.

    Мотивы, которыми руководствуется взяткодатель, и цель, достичь которую он надеется, подкупив должностное лицо, могут быть различными: корыстными, личными (например, избежать ответственности), ложно понятыми интересами дела (например, при передаче взятки в интересах своей организации) и т. п.

    Различны и мотивы действий посредника. Однако в тех случаях, когда посредник, получив деньги или иные ценности, решает не передавать их должностному лицу и присваивает, содеянное им квалифицируется как мошенничество. Действия же самого взяткодателя подлежат квалификации как покушение на дачу взятки. Если посредник сам склонил взяткодателя к даче взятки, которую затем присвоил, его действия квалифицируются по совокупности как подстрекательство к даче взятки (ст. 33 и ст. 291 УК) и мошенничество (ст. 159 УК).

    Субъектом дачи взятки является лицо, достигшее 16-летнего возраста. Это может быть должностное лицо, лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, а равно любое частное лицо. Эти же лица могут выступать в качестве посредников. В последнее годы перехода к рыночной экономике дачу взятки все чаще совершают и иностранные граждане.

    В ч. 2 ст. 291 УК предусмотрены квалифицирующие дачу взятки признаки: 1) дача взятки должностному лицу за совершение им заведомо незаконных действий (бездействия) и 2) неоднократность.

    Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 10 февраля 2000 г. № 6 указал, что под незаконными действиями должностного лица (взяткополучателя) понимаются неправомерные действия, которые не вытекали из его служебных полномочий или совершаются вопреки интересам службы, а также действия, содержащие в себе признаки преступления либо иного правонарушения (п. 10).

    Следовательно, если взяткодатель склоняет должностное лицо к совершению неправомерных действий, обусловленных его должностным положением, то такой взяткодатель несет ответственность по п. «а» ч. 2 ст. 291 УК. При склонении должностного лица к использованию своих служебных полномочий для совершения преступления, действия взяткодателя квалифицируются по совокупности как дача взятки (ч. 2 ст. 291 УК) и соучастие (чаще всего подстрекательство) в том преступлении, которое совершил взяткополучатель.

    Если взяткодателю не удается склонить должностное лицо к совершению преступления, его действия должны квалифицироваться как дача взятки (когда незаконные, но не преступные действия должностным лицом были совершены) и как покушение на соучастие в том преступлении, к совершению которого он склонял должностное лицо (ст. 30, 33 и соответствующая статья Особенной части).

    Дача взятки признается неоднократной, если она вручалась должностному лицу не менее двух раз при условии, что не истек срок давности привлечения к уголовной ответственности за предыдущее преступление и судимость за такое же преступление не была снята или погашена.

    Дача взятки в несколько приемов за выполнение или невыполнение действий, обеспечивающих наступление желаемого результата, а равно дача взятки группе должностных лиц, совершающих преступление по предварительному сговору или в составе организованной группы, не рассматривается как неоднократная дача взятки.

    Систематическая передача ценностей или оказание услуг имущественного характера должностному лицу за общее покровительство или попустительство по службе, если такие передачи объединены единством умысла взяткодателя, является единым продолжаемым преступлением и признака неоднократности не образует.

    В доктрине уголовного права отмечалась неудачная конструкция ч. 2 ст. 291 УК, так как буквальное толкование этой нормы приводит к выводу о том, что «неоднократность не имеет квалифицирующего значения в случаях дачи взятки должностному лицу за совершение им заведомо незаконных действий (бездействия)»1. Бесспорно, признак неоднократности (и даже судимости) дачи взятки никак не отражается на квалификации действий -взяткодателя, вручившего взятку должностному лицу за совершение незаконных действий.

    Представляется, что квалифицирующие признаки дачи взятки должны соответствовать квалифицирующим признакам получения взятки (кроме вымогательства), так как случаи дачи взятки лицу, занимающему государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Федерации, главе органа местного самоуправления, а равно совершенные группой лиц по предварительному сговору или организованной группой либо в крупном размере, свидетельствуют о проявлении коррупции, характеризуются более высокой степенью общественной опасности и, следовательно, должны найти правовую оценку, соответствующую степени опасности дачи взятки в этих случаях.

    В Уголовном кодексе 1996 г. сохранены известные Кодексу 1960 г. два основания освобождения от уголовной ответственности взяткодателя: 1) если со стороны должностного лица имело место вымогательство взятки и 2) если лицо добровольно сообщило органу, имеющему право возбудить уголовное дело, о даче взятки.

    Освобождение от ответственности взяткодателя в таких случаях обусловлено тем, что взяткодатель поставлен в положение, при котором он вынужден дать взятку с целью защиты своих правоохраняемых, законных интересов от незаконных действий должностного лица.

    Второе основание освобождения взяткодателя от уголовной ответственности представляет собой специальный вид деятельного раскаяния (ст. 75 УК). Добровольным сообщение о даче взятки является тогда, когда оно сделано по собственному желанию при осознанности, что о ней правоприменительным органам неизвестно. Мотивы добровольного сообщения значения не имеют. Поэтому освобождается от ответственности за дачу взятки и тот взяткодатель, который сделал такое сообщение вследствие того, что взяткополучатель не совершил действий (бездействия), обусловленных взяткой.

    Добровольное сообщение о даче взятки должно быть сделано конкретно указанному в примечании к ст. 291 УК лицу или органу, обладающему правом возбуждения уголовного дела, например, в прокуратуру, органу дознания, конкретному работнику этих органов (например, прокурору, следователю).

    При добровольном сообщении о даче взятки одного из соучастников от своего имени остальные соучастники от ответственности не освобождаются.

    Определенные сложности представляют случаи, когда изобличенный взяткодатель добровольно сообщаемо даче им взяток и другим должностным лицам. По мнению одних ученых, в этих случаях лицо должно нести ответственность за все факты дачи им взяток1, других — «если в процессе расследования уголовного дела лицо заявляет о, взятке, о которой не было известно правоохранительным органам, это нужно рассматривать как добровольное заявление, и по этому эпизоду субъект должен быть, освобожден от уголовной ответственности»2. Представляется более предпочтительным второе мнение, поскольку примечание к ст. 291 УК (в части добровольного сообщения) является стимулирующей нормой, поощряющей позитивное поведение, и поэтому добровольное сообщение о не выявленном факте дачи взятки должно исключать последний из обвинения. Вместе с тем лицо, сделавшее добровольное сообщение о даче взятки, хотя и освобождается от ответственности, но потерпевшим не признается, так как освобождается по нереабилитирующим основаниям.

    В проекте Уголовного кодекса предусматривалась ответственность за провокацию взятки1 (ст. 287 проекта), которая определялась как попытка передачи должностному лицу без его согласия денег, ценных бумаг, иного имущества или услуг, имущественного характера с целью создания искусственных доказательств получения взятки. Позднее эта статья была помещена в главу «Преступления против правосудия» и в настоящее время устанавливает ответственность за провокацию не только взятки, но и коммерческого подкупа «в целях искусственного создания доказательств совершения преступления либо шантажа» (ст. 304 УК).

    В законодательстве большинства стран предусмотрена ответственность не только за получение, но и за дачу взятки.

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

     

    ЗАКЛЮЧЕНИЕ

     

    Таким образом можно сказать следующее. Взяточничество является одним из древних преступлений, известных человечеству и законодательству. Проблема взяточничества сохраняет свою актуальность и в современном мире. Оно, как коррозия, разъедает государственные аппараты если не всех, то большинства стран. С коррумпированным поведением чиновников пытаются вести борьбу даже на международном уровне.

    Взяточничество и коррупция своими щупальцами проникли во все уровни современной российской государственной власти.

    Взяточничество относится к категории преступлений, которые довольно трудно доказать.

    Разоблачение взяточничества возможно лишь при условии, если должностное лицо инициативно, то есть само выступает с предложением передать ему взятку (при этом не важно, будет это предложение вымогательством или просто требованием), и и если в ответ на данное предложение соответствующая служба милиции организует, пусть и с использованием гражданина, к которому обращается коррупционер, оперативный эксперимент, как его теперь определяет закон. В подобной ситуации в действиях милиционера и гражданина никакого состава преступления не содержится, поскольку никто не подталкивал должностное лицо к совершению преступления.

    Должностное лицо будет отвечать как взяткополучатель. Все это относительно просто и ясно на бумаге. А в действительности на практике доказать согласие должностного лица на получение взятки, в частности, опровергнуть его показания об отсутствие такого согласия. Крайне сложно и в большинстве случаев невозможно. А «искусственное» создание доказательств совершения преступления зачастую оказывается оценочным признаком и признание таких доказательств как искусственно созданных или фактически существующих зависит подчас в большей степени от содержания материалов уголовного дела, а от уровня положения должностного лица и его связей, в том числе и с работниками правоохранительных органов.

     

    Такое положение вызывает у тех, кто ведет борьбу со взяточничеством, обоснованные опасения не окажутся ли они при изобличении взяткополучателя вместо него сами признаны виновными в провокации взятки под давлением не поддающихся выявлению и доказыванию закулисных действий вышестоящих и других коррумпированных должностных лиц? Отсюда неуверенность относительно возможности осуществления эффективной борьбы со взяточничеством.

    Казуичность определения провокации взятки в диспозиции ст. 304 состоит в наличии в нем признаков, выраженных в таких словосочетаниях, к «без его согласия» и «в целях искусственного создания доказательств совершения преступления», которые сильно осложняют, если порой вообще не исключают применение ст. 290 УК.

    Кроме того, на основании ст. 575 ГК РФ (запрещение дарения) «не допускается дарение, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает пяти установленных законом минимальных размеров оплаты труда:

    …3) государственным служащим и служащим органов муниципального образования в связи с их должностным положением или в связи с исполнением ими служебных обязанностей…».

    По сути этой нормой допускается дарение подарков стоимостью, не превышающей пяти установленных законом минимальных размеров оплаты труда. Соответственно дача – получение такой «мелкой» взятки не признается даже граждански правонарушением и тем более преступлением. Эта норма – «лазейка», если не огромная «дыра» для ухода должностных лиц от уголовной ответственности за получение взятки, ибо они могут дать практически не опровержимые показания, что их сознанием охватывалось получение подарка лишь на сумму, не превышающую пяти установленных законом минимальных размеров оплаты труда.

    Приведенные примеры нормы права в сочетании с вышеизложенными трудностями доказательства взяточничества представляют собой прочную оболочку, защищающую должностных лиц от уголовной ответственности за получение взятки.

    Политическое закрепление коррупции выражается также в закреплении в Конституции РФ неприкосновенности: Президента РФ (ст.91) членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы (ст. 98), а также судей (ст. 122), что исключает реальную возможность их привлечения к уголовной ответственности за коррупционные и иные должностные преступления.

    Принятие законов, выгодных и угодных коррупционированным должностным лицам и коррумпированной бюрократии в целом может быть вызвана различными причинами: правовая безграмотность законодателя, либо его безразличие в борьбе с коррупцией, либо сознательная и целеустремленная легализация коррупции.

    Независимо от причин, действующее законодательство, в котором выражается и закрепляется политика государства, в том числе экономическая и уголовная, создает простор для дальнейшего развития коррупции.

    На современном этапе коррупция в криминогенном значении – это антисоциальное, общественно опасное, угрожающее экономической и политической безопасности Российской Федерации явление, пронизывающее ветви власти, составляющие совокупность преступлений, совершаемых должностными лицами в целях обогащения за счет государства, коммерческих и иных организаций и граждан.

    Одним из факторов, благоприятствующих коррупции, является закон, сформулированный неоднозначно или содержащий оценочные признаки и тем самым представляющий должностным лицом возможность применять его по собственному усмотрению с целью обогащения.

    Устранить этот фактор коррупции в идеале способен законодатель посредством точно определенного и однозначного формулирования правовых норм, которые обязывали бы должностных лиц зафиксировать решение, заложенное в самом законе.

     

     

    СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМЫХ ИСТОЧНИКОВ

     

  1. Конституция РФ. М., 2003.
  2. УК РФ. М., 2003.
  3. Об основах государственной службы Российской Федерации: Федеральный закон от 31 июля 1995 г. № 119-ФЗ// Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. № 31. Ст. 2990.
  4. О борьбе с коррупцией в системе государственной службы Указ президента Российской Федерации от 4 апреля 1992 г. №361 // Российская газета. 6 апреля 1992.
  5. О судебной практике по делам взяточничестве и коммерческом подкупе: Постановление Пленума ВС от 10 февр. 2000 г. № 6//Бюллетень ВС РФ. 200. №4.
  6. Концепция национальной безопасности Российской Федерации, утвержденная Указом Президента РФ от 17 декабря 1997 г. № 1300, в ред. от 10 января 2000 г. № 24 // Собрание законодательства Российской Федерации. 2000. №2. Ст.176.
  7. Россия на рубеже эпох (о положении в стране и основных направлениях политики Российской Федерации: Ежегодное послание Президента РФ Федеральному Собранию Отдельное издание. М., 1999.
  8. Волженкин Б. В. Обычный «подарок» или взятка? // Законность. 1997. № 4. С. 25—27.
  9. Волженкин Б. В. Служебные преступления. М., 2000.
  10. Изучение организованной преступности: российско-американский диалог. М.: Олимп, 1999.
  11. Качмазов О.Х. Ответственность за взяточничество по российскому уголовному праву. Владикавказ, 2000.

  12. Курс уголовного права: Особенная часть/ Под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комисарова.–М.,: Зерцало-М 2002
  13. Международное уголовное право. М., 2000.
  14. Новое уголовное право России. Особенная часть. М.: Зерцало, 1998.
  15. Преступность и правонарушения (1994—1999 гг.) // Статистический сборник. М., 1999. С. 119—120; Состояние преступности в России за январь— декабрь 2000 г. М., 2001.
  16. Состояние преступности в России за 2000 год. Министерство внутренних дел России. Главный информационный центр. М., 2000.
  17. Уголовное право. Особенная часть. М.: НОРМА—Инфра-М, 1998.
  18. Уголовное право Российское Федерации- Особенная часть. М.: Юристъ, 1999.
  19. Уголовное право. Особенная часть. М.: Новый юрист, 2000.
  20. Энциклопедический Юридический словарь. М., 1998.
  21. СУ РСФСР. 1918. № 35. Ст. 467; 1921. № 60. Ст. 421
  22. Бюллетень Верховного Суда СССР. 1990. № 3.
  23. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2000. № 4.
  24. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2000. № 5.

     

     

     

     

     

     

     


     

<

Комментирование закрыто.

MAXCACHE: 1.02MB/0.00043 sec

WordPress: 22.33MB | MySQL:122 | 1,750sec